Сп профилактика стрептококковой инфекции: Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 18.12.2013 N 66 «Об утверждении СП 3.1.2.3149-13» (вместе с «СП 3.1.2.3149-13. Профилактика стрептококковой (группы А) инфекции. Санитарно-эпидемиологические правила») (Зарегистрировано в Минюсте России 09.04.2014 N 31852)

Разное

Содержание

Решение Верховного Суда РФ от 07.12.2017 N АКПИ17-875 — последняя редакция

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 7 декабря 2017 г. N АКПИ17-875

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.,

при секретаре Б.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению С. о признании недействующим пункта 5.4 санитарно-эпидемиологических СП 3.1.2.3149-13 «Профилактика стрептококковой (группы A) инфекции», утвержденных

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 7 декабря 2017 г. N АКПИ17-875

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.,

при секретаре Б.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению С. о признании недействующим пункта 5.4 санитарно-эпидемиологических СП 3.1.2.3149-13 «Профилактика стрептококковой (группы A) инфекции», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18 декабря 2013 г. N 66,

установил:

постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18 декабря 2013 г. N 66 утверждены санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.2.3149-13 «Профилактика стрептококковой (группы A) инфекции» (далее — Правила). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 9 апреля 2014 г., N 31852, опубликован 23 апреля 2014 г. в «Российской газете».

Пунктом 5.4 Правил установлено, что бактериологическому обследованию на наличие возбудителя стрептококковой инфекции подлежат: больные менингитом, наружным инфекционным отитом, острым синуситом, пневмонией, инфекциями кожи и подкожной клетчатки, инфекционным миозитом, фасциитом, синдромом токсического шока, ангиной.

С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим приведенного положения Правил в той мере, в какой оно предписывает проводить бактериологическое обследование на наличие возбудителя стрептококковой инфекции больных инфекциями кожи только при клинической картине стрептококкового заболевания и не обязывает проводить такое обследование всех больных инфекциями кожи независимо от наличия клинической картины заболевания, вызванного стрептококковой инфекцией, как не соответствующего статьям 1, 2, 8, 33 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее — Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ) и нарушающего его право на санитарно-эпидемиологическое благополучие, охрану здоровья и благоприятную окружающую среду.

В обоснование заявленного требования административный истец указал, что, будучи госпитализированным в городскую больницу с инфицированной раной кожи правой стопы, он заразился заболеванием «» в связи с тем, что в отношении других больных, которые, вероятно, уже являлись носителями стрептококковой инфекции, не проводилось исследование на наличие ее возбудителя при отсутствии клинической картины заболевания, вызванного стрептококковой инфекцией.

С., имеющий высшее юридическое образование, извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (далее — Роспотребнадзор) и Министерство юстиции Российской Федерации (далее — Минюст России) в письменных возражениях указали, что оспариваемый нормативный правовой акт утвержден Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, прошел правовую и антикоррупционную экспертизу, оспариваемая норма не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав и свобод административного истца, поскольку предметом своего регулирования имеет обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Обсудив доводы административного истца, выслушав возражения представителя Роспотребнадзора М.О. и представителя Минюста России М.Р., проверив соответствие нормативного правового акта в оспариваемой части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей в удовлетворении административного искового заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.

Статья 42 Конституции Российской Федерации и статья 8 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ закрепляют право граждан на благоприятную окружающую среду и благоприятную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека.

Под санитарно-эпидемиологическим благополучием населения в Федеральном законе от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ понимается состояние здоровья населения, среды обитания человека, при котором отсутствует вредное воздействие факторов среды обитания на человека и обеспечиваются благоприятные условия его жизнедеятельности, а под санитарно-противоэпидемическими (профилактическими) мероприятиями — организационные, административные, инженерно-технические, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на устранение или уменьшение вредного воздействия на человека факторов среды обитания, предотвращение возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и их ликвидацию (статья 1).

Санитарно-эпидемиологическое благополучие населения обеспечивается, в частности, посредством профилактики заболеваний в соответствии с санитарно-эпидемиологической обстановкой и прогнозом ее изменения, выполнения санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и обязательного соблюдения гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами санитарных правил как составной части осуществляемой ими деятельности, государственного санитарно-эпидемиологического нормирования, федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора (пункт 1 статьи 2 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ).

Положением о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2000 г. N 554 (далее — Положение), установлено, что основной задачей государственного санитарно-эпидемиологического нормирования является установление санитарно-эпидемиологических требований, обеспечивающих безопасность для здоровья человека среды его обитания (пункт 1). Нормативными правовыми актами, устанавливающими санитарно-эпидемиологические требования, являются государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила, санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы), содержащие: гигиенические и противоэпидемические требования по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения, профилактики заболеваний человека, благоприятных условий его проживания, труда, быта, отдыха, обучения и питания, а также сохранению и укреплению его здоровья (пункт 2). Государственные санитарно-эпидемиологические правила устанавливают единые санитарно-эпидемиологические требования к организации и проведению санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий (пункт 3).

Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» также закрепляет, что приоритет профилактики в сфере охраны здоровья обеспечивается путем осуществления санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий (пункт 2 статьи 12).

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 38, пункта 1 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ санитарные правила разрабатываются и утверждаются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в связи с установленной необходимостью санитарно-эпидемиологического нормирования факторов среды обитания и условий жизнедеятельности человека в порядке, установленном положением о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании.

Федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор в Российской Федерации, в соответствии с Положением о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 322, является Роспотребнадзор, руководитель которого является Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации.

Реализуя предоставленные полномочия, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека — Главный государственный санитарный врач Российской Федерации утвердил Правила, устанавливающие требования к комплексу организационных, лечебно-профилактических, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, своевременное и полное проведение которых обеспечивает предупреждение первичных и вторичных (иммунопатологических и токсико-септических) форм стрептококковой (группы A) инфекции, которые прошли правовую и антикоррупционную экспертизу, зарегистрированы в Минюсте России и опубликованы в установленном порядке.

Таким образом, оспариваемый нормативный правовой акт утвержден Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, порядок его принятия, государственной регистрации и опубликования соблюден.

Согласно Общим положениям раздела II Правил стрептококковая (группы A) инфекция — группа антропонозных болезней, вызываемых стрептококком группы A (СГА-инфекция), преимущественно с воздушно-капельным путем передачи возбудителя, характеризующихся поражением верхних дыхательных путей, кожных покровов с местными нагноительными процессами и развитием постстрептококковых аутоиммунных и токсико-септических осложнений. Стрептококковые инфекции распространены повсеместно. В районах умеренного и холодного климата они проявляются преимущественно в форме глоточных и респираторных форм. В южных районах с субтропическим и тропическим климатом превалируют кожные поражения (импетиго). Риску развития гнойных осложнений стрептококкового генеза подвергаются пациенты с ранениями, пациенты ожоговых отделений, больные в послеоперационном периоде, а также роженицы и новорожденные (пункты 2.1, 2.10).

Стрептококки относятся к числу наиболее распространенных в природе микроорганизмов, достаточно устойчивы во внешней среде, обладает широким спектром факторов вирулентности. Среди них имеется много видов и типов, которые играют неодинаковую роль в патологии человека. Наибольшее значение в патологии человека играют стрептококки группы A и B, пневмококки. Болезни, вызываемые стрептококком группы A (СГА-инфекцией), подразделяются на первичные, вторичные и редко встречающиеся формы. К первичным формам относят стрептококковые поражения ЛОР-органов (ангины, фарингиты, острые респираторные заболевания (ОРЗ), отиты и другие), кожи (импетиго, эктима), скарлатину, рожу (пункты 2.2, 2.3).

В силу пункта 4.1 Правил диагноз глоточных и кожных форм СГА-инфекции устанавливается на основании клинической картины с учетом эпидемиологического анамнеза. Во всех случаях требуется бактериологическое подтверждение.

Бактериологическому обследованию на наличие СГА подлежат: больные ангиной, с подозрением на скарлатину, менингитом, наружным инфекционным отитом, острым синуситом, пневмонией, инфекциями кожи и подкожной клетчатки, инфекционным миозитом, фасциитом, синдромом токсического шока (пункт 4.3). Для постановки этиологического диагноза определяется видовая принадлежность стрептококков и их чувствительность к антибиотикам (пункт 4.4).

Оспариваемый пункт расположен в разделе V Правил — «Профилактические мероприятия».

Из пункта 5.1 Правил следует, что профилактические мероприятия направлены на раннюю диагностику и этиотропное лечение больных СГА-инфекцией, профилактику распространения СГА-инфекции в образовательных организациях, организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, медицинских организациях, организациях, оказывающих социальные услуги.

В пункте 5.4 содержатся указания для практических врачей о возможном участии в развитии перечисленных в данном пункте заболеваний кожи стрептококка. Но данная норма не предусматривает обязанности изолировать пациента с воспалительными заболеваниями кожи от других больных с инфекциями кожи в случае выявления у него в воспалительном очаге стрептококка группы A как источника инфекции.

Как пояснил представитель Роспотребнадзора, ввиду широкой распространенности стрептококков в окружающей среде такая мера не имеет практической значимости. Предусмотренные Правилами исследования проводят с целью дифференциальной диагностики заболевания, которое может быть вызвано разными микроорганизмами и назначения этиотропного лечения.

Обследование на стрептококки группы A здоровых лиц и лиц без клинических признаков болезни не проводится, так как не несет диагностической направленности, в связи с чем является нецелесообразным.

Учитывая изложенное, доводы административного истца о том, что бактериологическое обследование на наличие возбудителя стрептококковой инфекции должно проводиться не только в отношении больных, указанных в пункте 5.4 Правил, но в отношении более широкого круга лиц — всех больных инфекциями кожи независимо от наличия клинической картины заболевания, не имеют медицинского обоснования и лишены правовых оснований.

Ни одной из норм Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ, а также ни каким-либо иным нормативным правовым актам большей юридической силы оспариваемый пункт Правил не противоречит, прав административного истца на санитарно-эпидемиологическое благополучие, охрану здоровья и благоприятную окружающую среду не нарушает, поскольку направлен на предупреждение первичных и вторичных (иммунопатологических и токсико-септических) форм стрептококковой (группы A) инфекции.

С учетом изложенного и в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в удовлетворении заявленного требования надлежит отказать.

Руководствуясь статьями 175 — 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления С. о признании недействующим пункта 5.4 санитарно-эпидемиологических СП 3.1.2.3149-13 «Профилактика стрептококковой (группы А) инфекции», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18 декабря 2013 г. N 66, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
А.М.НАЗАРОВА

причины появления, симптомы заболевания, диагностика и способы лечения

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Скарлатина: причины появления, симптомы, диагностика и способы лечения.

Определение

Скарлатина – это острое инфекционное заболевание верхних дыхательных путей, сопровождающееся симптомами интоксикации (головной болью, подъемом температуры, слабостью), воспалением миндалин (ангиной) и характерными высыпаниями на коже.

Источником инфекции является больной человек или носитель стрептококковой инфекции. Чаще болеют дети дошкольного и школьного возраста – от 2 до 8 лет, поскольку в наибольшей степени подвержены воздействию стрептококка. Человек после инфицирования становится носителем инфекции и способен ее передать в последующие 3 недели с момента заражения. После перенесенного заболевания формируется стойкий иммунитет.

Скарлатина – опасное заболевание, которое может повлечь за собой серьезные осложнения. Знание симптомов скарлатины поможет в ранние сроки обратиться за помощью и начать своевременное лечение.

Причины появления скарлатины

Возбудителем (инфекционным агентом) скарлатины выступают бактерии – стрептококки группы А. Эти микроорганизмы внедряются в верхние дыхательные пути и продуцируют экзотоксины, которые попадают в кровоток и ткани.

Основной путь передачи инфекции – воздушно-капельный, поэтому большая скученность детей способствует распространению инфекции.

Другой способ заражения – контактно-бытовой — через общую посуду, игрушки и т.д.

Повторное развитие заболевания у выздоравливающего ребенка возможно при сниженном иммунитете и недостаточной выработке антител к токсинам.

Классификация скарлатины

Скарлатину делят по типу течения на типичную и атипичную формы.

Для типичной формы (наиболее часто встречающейся) характерна классическая картина заболевания с лихорадкой, ангиной и сыпью.

Атипичная форма часто протекает со стертой симптоматикой. Однако к атипичным формам относятся и самые тяжелые формы скарлатины – геморрагическая и гипертоксическая, которые приводят к тяжелым осложнениям вплоть до летального исхода.

По течению болезни также выделяют гладкое течение (без осложнений) и негладкое (с осложнениями).

Симптомы скарлатины

Первые симптомы заболевания возникают через 2–7 дней после заражения стрептококком – сначала поднимается температура до 39-40°C, затем появляется слабость, головная боль, иногда эти симптомы сопровождаются однократной рвотой. Чувствуется боль при глотании, слизистые зева гиперемированы (красные), миндалины увеличены, на них присутствует сероватый налет.

Среди наиболее заметных симптомов скарлатины – мелкоточечная сыпь на фоне красной кожи.

Сыпь обычно распространяется по всему телу и лицу. В естественных складках (например, в подмышечных областях или под ягодицами), на боковых поверхностях туловища регистрируется наибольшее количество высыпаний. В местах повышенного трения кожи с одеждой сыпь имеет сливной характер (сплошь покрывает участок тела) и может занимать обширные зоны. На лице сыпь не затрагивает носогубный треугольник, что является характерным признаком скарлатины. В редких случаях могут появляться мелкие пузырьки с прозрачной жидкостью. Сыпь держится от 3 до 7 дней, после чего бледнеет и исчезает без следа. Наступает этап шелушения, когда кожа отслаивается чешуйками и пластинами, в основном на руках и ногах.

Зуд не характерен для скарлатинозной сыпи, однако при сопутствующем атопическом дерматите умеренный зуд возможен.

В тяжелых случаях развивается выраженная интоксикация, ребенок становится вялым, сонливым или раздражительным, может появиться спутанность сознания на пике лихорадки (при подъеме температуры выше 40°C), сыпь приобретает синеватый (цианотичный) оттенок, неравномерна, возможны внутрикожные кровоизлияния (геморрагическая сыпь).

Для скарлатины характерно увеличение лимфатических узлов — они становятся плотными и болезненными. К третьему дню болезни язык приобретает ярко-розовый (иногда малиновый) цвет с выраженными сосочками и без налета.

Диагностика скарлатины

Диагностика скарлатины проводится врачом на основании жалоб пациента, данных осмотра и комплекса лабораторно-инструментальных методов обследования. Объем обследования может изменяться в зависимости от клинической картины, тяжести заболевания, а также наличия осложнений.

  • Клинический анализ крови: общий анализ с подсчетом тромбоцитов, лейкоформула, СОЭ (с микроскопией мазка крови при наличии патологических сдвигов).
К каким врачам обращаться

При появлении симптомов лихорадки, боли в горле и сыпи необходимо обратиться к педиатру, врачу общей практики или терапевту. После осмотра врач сделает заключение и составит план дальнейшего обследования и терапии. При легких формах скарлатины лечение проводится в домашних условиях, при тяжелых — необходима госпитализация в инфекционный стационар. Консультация узких специалистов, например кардиолога, может потребоваться при наличии сопутствующих заболеваний.

Если у ребенка резко возникала головная боль, отсутствует мочеиспускание более 8–12 часов, он перестал пить, жалуется на сухость во рту и постоянную жажду, стал сонлив или беспокоен, необходимо вызвать скорую медицинскую помощь.

Лечение скарлатины

Лечение скарлатины зависит от формы заболевания и тяжести клинических проявлений. Терапия включает постельный режим при высокой температуре, изоляцию больного с целью исключения заражения других людей, обильное питье для восполнения потери жидкости при высокой температуре и рвоте, молочно-растительную диету, а также обязательную антибактериальную терапию курсом на 7 дней (при необходимости курс может быть продлен, иногда требуется смена препарата).

Разрешается гигиенический душ. После душа кожу полотенцем следует промокать, а не вытирать. Сыпь дополнительно обрабатывать не нужно, в случае нагноения элементов сыпи применяют местные антисептики.

При боли в горле назначают питье — негорячие или слегка прохладные напитки обладают анестезирующим эффектом. Возможно применение местных антисептиков.

В комнате больного нужно поддерживать оптимальную влажность воздуха с помощью увлажнителя или обычной емкости с водой.

Это мероприятие уменьшает ощущение сухости в горле и болезненность. Ежедневно следует проводить влажную уборку помещения.

Осложнения

Осложнения скарлатины связаны с распространением токсина по лимфатическим путям и поверхностным сосудам. Токсины могут воздействовать на сердечно-сосудистую, эндокринную и нервную системы. Существует риск гнойного отита, гнойного поражения пазух носа. Спустя 2–3 недели после скарлатины возможны отдаленные осложнения, связанные с аллергической реакцией на стрептококк, поражением почек, сердца и суставов.

Вероятность поздних осложнений диктует необходимость контроля функций этих органов после перенесенной скарлатины (ЭКГ, общий анализ мочи, осмотр суставов).

Профилактика скарлатины

Специфической профилактики (вакцины от скарлатины) в настоящее время не разработано. Поэтому важной составляющей профилактики скарлатины остается соблюдение правил личной гигиены, обучение детей регулярному мытью рук, уходу за полостью рта, использованию личного полотенца, зубной щетки, бутылки, чашки для питья и других личных вещей – все эти простые мероприятия существенно снижают риск передачи стрептококковой инфекции.

Возвращение в детский коллектив разрешается после 22-го дня от начала заболевания.

Источники:

  1. Постановление от 18 декабря 2013 года N66 «Об утверждении СП 3.1.2.3149-13 «Профилактика стрептококковой (группы А) инфекции».
  2. Берман Р.Э., Клигман Р.М., Дженсон Х.Б. Педиатрия по Нельсону: в 5 т. – 2009. 824 с. 
  3. Учайкин В.Ф., Нисевич И.И., Шамшева О.В. Инфекционные болезни у детей: Учебник. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011. 688 с.
ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.


Информация проверена экспертом

Лишова Екатерина Александровна

Высшее медицинское образование, опыт работы — 19 лет

Санитарно-эпидемиологические правила «Профилактика стрептококковой (группы А) инфекции СП 3.1.2.3149-13. Зарегистрировано в Минюсте России 9 апреля 2014 г. N 31852.

Приказ Минздравсоцразвития России №1664н от 27 декабря 2011 г. «Об утверждении номенклатуры медицинских услуг», зарегистрирован в Минюсте 24 января 2012, регистрационный № 23010;

Приказ Минздрава России от 29 декабря 2012 г. № 1629н «Об утверждении перечня видов высокотехнологичной медицинской помощи»;

Приказ Минздрава России от 24 декабря 2012 г. № 1505н «Об утверждении стандарта специализированной медицинской помощи при остром тонзиллите», зарегистрирован в Минюсте 21 марта 2013, регистрационный № 27815;

3. Термины, определения и сокращения

В документе применяются термины в интерпретации, делающей их однозначными для восприятия медицинскими работниками. Для целей настоящего нормативного документа используются следующие термины, определения и сокращения:

Клинические рекомендации

Нормативный документ системы стандартизации в

(протокол лечения) оказания

здравоохранении, определяющий требования к выполнению

медицинской помощи детям

медицинской помощи больному при определенном

(Протокол)

заболевании, с определенным синдромом или при

 

определенной клинической ситуации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Модель пациента

Сконструированное описание объекта (заболевание, синдром,

 

клиническая ситуация), регламентирующее совокупность

 

 

клинических или ситуационных характеристик, выполненное

 

на основе оптимизации выбора переменных (осложнение,

 

фаза, стадия заболевания) с учетом наибольшего их влияния

 

на исход и значимых причинно-следственных связей,

 

определяющее возможность и необходимость описания

 

технологии оказания медицинской помощи.

 

 

 

 

 

 

 

 

Нозологическая форма

Совокупность

 

клинических,

лабораторных

и

 

инструментальных диагностических признаков, позволяющих

 

 

идентифицировать

заболевание

(отравление,

травму,

 

физиологическое состояние) и отнести его к группе состояний

 

с

общей

этиологией

и патогенезом,

клиническими

 

проявлениями, общими подходами к лечению и коррекции

 

состояния.

 

 

 

 

 

 

 

 

Заболевание

Возникающее в связи с воздействием патогенных факторов

 

нарушение деятельности организма, работоспособности,

 

способности адаптироваться к изменяющимся условиям

 

внешней и внутренней среды при одновременном изменении

 

защитно-компенсаторных и защитно-приспособительных

 

реакций и механизмов организма;

 

 

 

 

 

 

 

Основное заболевание

Заболевание,

которое само по себе или в связи с

 

 

осложнениями

вызывает

первоочередную

необходимость

 

оказания медицинской помощи в связи с наибольшей угрозой

 

работоспособности, жизни и здоровью, либо приводит к

 

инвалидности, либо становится причиной смерти.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5

Сопутствующее заболевание Заболевание, которое не имеет причинно-следственной связи с

основным заболеванием, уступает ему в степени необходимости оказания медицинской помощи, влияния на работоспособность, опасности для жизни и здоровья и не является причиной смерти.

Тяжесть заболевания или

критерий, определяющий степень поражения органов и (или)

состояния

систем организма человека либо нарушения их функций,

 

обусловленные заболеванием или состоянием либо их

 

осложнением.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Исходы заболеваний

Медицинские и биологические последствия заболевания.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Последствия (результаты)

Исходы заболеваний, социальные, экономические результаты

 

применения медицинских технологий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Осложнение заболевания

Присоединение к заболеванию синдрома нарушения

 

физиологического процесса; — нарушение целостности органа

 

 

или его стенки; — кровотечение; — развившаяся острая или

 

хроническая недостаточность функции органа или системы

 

органов.

 

 

 

 

 

 

 

Состояние

Изменения организма, возникающие в связи с воздействием

 

патогенных и (или) физиологических факторов и требующие

 

оказания медицинской помощи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Клиническая ситуация

Случай, требующий регламентации медицинской помощи вне

 

зависимости от заболевания или синдрома.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Синдром

Состояние, развивающееся как следствие заболевания и

 

определяющееся совокупностью клинических, лабораторных,

 

 

инструментальных диагностических признаков, позволяющих

 

идентифицировать его и отнести к группе состояний с

 

различной этиологией, но общим патогенезом, клиническими

 

проявлениями, общими подходами к лечению, зависящих,

 

вместе с тем, и от заболеваний, лежащих в основе синдрома.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Симптом

Любой признак болезни, доступный для определению

 

независимо от метода, который для этого применялся

 

 

 

 

 

Пациент

Физическое лицо, которому оказывается медицинская помощь

 

или которое обратилось за оказанием медицинской помощи

 

независимо от наличия у него заболевания и от его состояния.

 

 

 

 

 

 

 

Медицинское

Выполняемые медицинским работником по отношению к

вмешательство

пациенту, затрагивающие физическое или психическое

 

состояние человека и имеющие профилактическую,

 

 

исследовательскую,

диагностическую,

лечебную,

 

реабилитационную

направленность

виды

медицинских

 

обследований и (или) медицинских манипуляций, а также

 

искусственное прерывание беременности;

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Медицинская услуга

Медицинское вмешательство или

комплекс

медицинских

 

 

 

 

 

 

6

 

 

 

 

 

вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и

 

 

лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих

 

 

самостоятельное законченное значение;

 

 

 

 

 

 

Качество

медицинской

Совокупность характеристик, отражающих своевременность

помощи

 

оказания медицинской помощи, правильность выбора методов

 

 

профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при

 

 

оказании медицинской помощи, степень достижения

 

 

запланированного результата.

 

 

 

 

 

Физиологический процесс

Взаимосвязанная совокупная деятельность различных клеток,

 

 

тканей, органов или систем органов (совокупность функций),

 

 

 

 

направленная на удовлетворение жизненно важной

 

 

потребности всего организма.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Функция органа, ткани,

Составляющее

физиологический

 

процесс

свойство,

клетки или группы клеток

реализующее

специфическое

 

для соответствующей

 

 

структурной единицы организма действие.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Формулярные

статьи на

Фрагмент протоколов ведения больных,

содержащий сведения

лекарственные препараты

о применяемых при определенном заболевании (синдроме)

 

 

лекарственных препаратах, схемах, и особенностях их

 

 

 

 

назначения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В тексте документа используются следующие сокращения:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВОЗ

 

Всемирная организация здравоохранения

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ОМС

 

Обязательное медицинское страхование граждан

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МКБ-10

 

Международная классификация болезней, травм, и состояний,

 

 

влияющих на здоровье 10-го пересмотра

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПМУ

 

Простая медицинская услуга

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отраслевой классификатор………………»Простые медицинские

ОК ПМУ

 

 

 

услуги»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЗ РФ

 

Министерство здравоохранения Российской Федерации

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ОКОНХ

 

Общероссийский

классификатор

отраслей

народного

 

 

хозяйства

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФЗ

 

Федеральный закон

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

7

4. Общие положения

Клинические рекомендации (протокол лечения) оказания медицинской помощи детям (Протокол) больным тонзиллитом (острый стрептококковый тонзиллит) разработан для решения следующих задач:

проверки на соответствие установленным Протоколом требований при проведении процедуры лицензирования медицинской организации;

установление единых требований к порядку диагностики, лечения, реабилитации и профилактики больных острым стрептококковым тонзиллитом;

унификация разработок базовых программ обязательного медицинского страхования и оптимизация медицинской помощи больным детям с острым стрептококковым тонзиллитом;

обеспечение оптимальных объемов, доступности и качества медицинской помощи, оказываемой пациентув медицинской организации;

разработка стандартов медицинской помощи и обоснования затрат на ее

оказание;

обоснования программы государственных гарантий оказания медицинской помощи населению, в том числе и детям;

проведения экспертизы и оценки качества медицинской помощи объективными методами и планирования мероприятий по его совершенствованию;

выбора оптимальных технологий профилактики, диагностики, лечения и реабилитации для конкретного больного;

защиты прав пациента и врача при разрешении спорных и конфликтных

вопросов.

Область распространения настоящего стандарта — медицинские организации вне зависимости от их форм собственности.

Методология

Методы, использованные для сбора/селекции доказательств:

поиск в электронных базах данных.

Описание методов, использованных для сбора/селекции доказательств:

доказательной базой для рекомендаций являются публикации, вошедшие в Кохрановскую библиотеку, базы данных EMBASE, MEDLINE, Clinicalkey ELSEVIER,

электронную библиотеку (www.elibrary.ru). Глубина поиска составляла 5 лет.

Методы, использованные для оценки качества и силы доказательств:

Консенсус экспертов; Оценка значимости в соответствии с рейтинговой схемой (схема прилагается).

Рейтинговая схема для оценки силы рекомендаций (Таблица 1):

Уровни

Описание

доказательс

 

тв

 

1++

Мета-анализы высокого качества, систематические обзоры рандомизированных

 

контролируемых исследований (РКИ), или РКИ с очень низким риском систематических

 

о бо

1+

Качественно проведенные мета-анализы, систематические обзоры или РКИ с низким

 

риском систематических ошибок

 

 

 

8

1-

Мета-анализы, систематические обзоры или РКИ с высоким риском систематических

 

ошибок

2++

Высококачественные систематические обзоры исследований случай-контроль или

 

когортных исследований. Высококачественные обзоры исследований случай-контроль или

 

когортных исследований с очень низким риском эффектов смешивания или

 

систематических ошибок и средней вероятностью причинной взаимосвязи

2+

Хорошо проведенные исследования случай-контроль или когортные исследования со

 

средним риском эффектов смешивания или систематических ошибок и средней

 

вероятностью причинной взаимосвязи

2-

исследования случай-контроль или когортные исследования с высоким риском эффектов

 

смешивания или систематических ошибок и средней вероятностью причинной взаимосвязи

 

 

3

Не аналитические исследования (например: описания случаев, серий случаев)

 

 

4

Мнение экспертов

Методы, использованные для анализа доказательств:

Обзоры опубликованных мета-анализов;

Систематические обзоры с таблицами доказательств.

Описание методов, использованных для анализа доказательств:

При отборе публикаций, как потенциальных источников доказательств, использованная в каждом исследовании методология изучается для того, чтобы убедиться в ее валидности. Результат изучения влияет на уровень доказательств, присваиваемый публикации, что в свою очередь влияет на силу вытекающих из нее рекомендаций.

Методологическое изучение базируется на нескольких ключевых вопросах, которые сфокусированы на тех особенностях дизайна исследования, которые оказывают существенное влияние на валидность результатов и выводов. Эти ключевые вопросы могут варьировать в зависимости от типов исследований, и применяемых вопросников, используемых для стандартизации процесса оценки публикаций.

На процессе оценки, несомненно, может сказываться и субъективный фактор. Для минимизации потенциальных ошибок каждое исследование оценивалось независимо, т.е. по меньшей мере, двумя независимыми членами рабочей группы. Какие-либо различия в оценках обсуждались уже всей группой в полном составе. При невозможности достижения консенсуса, привлекался независимый эксперт.

Таблицы доказательств:

таблицы доказательств заполнялись членами рабочей группы.

Методы, использованные для формулирования рекомендаций:

консенсус экспертов.

Рейтинговая схема для оценки силы рекомендаций (таблица 2)

Сила

Описание

AПо меньшей мере, один мета-анализ, систематический обзор, или РКИ, оцененные, как 1++ ,

напрямую применимые к целевой популяции и демонстрирующие устойчивость результатов или группа доказательств, включающая результаты исследований, оцененные, как 1+, напрямую

применимые к целевой популяции и демонстрирующие общую устойчивость результатов

Bгруппа доказательств, включающая результаты исследовании, оцененные, как 2++,

напрямую применимые к целевой популяции и демонстрирующие общую устойчивость результатов или экстраполированные доказательства из исследований, оцененных, как 1++ или 1+

9

C

группа доказательств, включающая результаты исследований оцененные, как 2+, напрямую

 

применимые к целевой популяции и демонстрирующие общую устойчивость результатов;

 

или экстраполированные доказательства из исследований, оцененных, как2++

DДоказательства уровня 3 или 4; или экстраполированныедоказательства, из исследований,

оцененных, как 2+

Индикаторы доброкачественной практики (Good Practice Points — GPPs):

Рекомендуемая доброкачественная практика базируется на клиническом опыте членов рабочей группы по разработке рекомендаций.

Экономический анализ:

При наличии отечественных данных по эффективности затрат на анализируемые вмешательства в рекомендованных для селекции/сбора доказательств базах данных, они учитывались при принятии решения о возможности рекомендовать их использование в клинической практике.

Метод валидизации рекомендаций:

внешняя экспертная оценка;

внутренняя экспертная оценка.

Описание метода валидизации рекомендаций:

Настоящие рекомендации в предварительной версии были рецензированы независимыми экспертами, которых попросили прокомментировать то, насколько интерпретация доказательств, лежащих в основе рекомендаций, доступна для понимания.

Получены комментарии со стороны врачей первичного звена и участковых терапевтов в отношении доходчивости изложения рекомендаций и их оценки важности рекомендаций, как рабочего инструмента повседневной практики.

Предварительная версия была также направлена рецензенту, не имеющему медицинского образования, для получения комментариев, с точки зрения перспектив пациентов.

Комментарии, полученные от экспертов, тщательно систематизировались и обсуждались председателем и членами рабочей группы. Каждый пункт обсуждался, и вносимые в результате этого изменения в рекомендации регистрировались. Если же изменения не вносились, то регистрировались причины отказа от внесения изменений.

Консультация и экспертная оценка:

Последние изменения в настоящих рекомендациях были представлены для дискуссии в предварительной версии на Всероссийском Ежегодном Конгрессе «Инфекционные болезни у детей: диагностика, лечение и профилактика», 09-10 октября 2015г., Санкт-Петербург. Предварительная версия была выставлена для широкого обсуждения на сайте www.niidi.ru, для того, чтобы лица, не участвующие в конгрессе, имели возможность принять участие в обсуждении и совершенствовании рекомендаций.

Проект рекомендаций был рецензирован также независимыми экспертами, которых попросили прокомментировать, прежде всего, доходчивость и точность интерпретации доказательной базы, лежащей в основе рекомендаций.

Рабочая группа:

Для окончательной редакции и контроля качества рекомендации были повторно проанализированы членами рабочей группы, которые пришли к заключению, что все замечания и комментарии экспертов приняты во внимание, риск систематических ошибок при разработке рекомендаций сведен к минимуму.

10

Стрептококковая инфекция:Причины стрептококковой инфекции,Симптомы,Лечение заболеваний вызванных стрептококковой инфекцией

Стрептококк – род бактериальных организмов, который присутствует в организме человека. Существует больше 15 подтипов бактерии, но самым распространенными являются: альфа, бета и гамма. При допустимом значении альфа и гамма стрептококки являются частью нормальной микрофлоры желудочно-кишечного тракта, ротовой полости, гортани и дыхательной системы человека, вреда организму они не проносят. Опасными для здоровья человека являются бета стрептококки, они и становятся причиной широкого спектра заболеваний человека.

Гемолитический стрептококк (группа А) – распространенный вид бактерии, которая присутствует в организме. Преимущественное количество инфекций развивается именно благодаря стрептококку группы А.  В связи с этим человек имеет высокую восприимчивость к стрептококку и, соответственно, при благоприятных для бактерии условиях, она активно размножается в организме человека. Бактерии группы А чаще всего вызывают:

  • ангину;
  • фарингит;
  • импетиго;
  • рожу;
  • скарлатину;
  • пневмонию;
  • гломерулонефрит;
  • васкулит;
  • ревматизм;
  • бронхит;
  • пародонтит.

Стрептококк группы B поражает, в основном, мочеполовую систему, поскольку данный вид бактерии содержится у мужчин в уретре, а у женщин –  во влагалище.

Причины стрептококковой инфекции

Болезнетворная бактерия передается тремя путями:

  • воздушно-капельным – распространение инфекции со слюной и слизью при чихании, крике, кашле;
  • контактно-бытовым – непосредственный контакт с носителем инфекции, даже если у него не проявляются симптомы заболеваний, контакт с бытовыми предметами в доме и местах общественного пользования;
  • половым – через незащищенный половой акт.

Самый быстрый способ распространения стрептококка – воздушно-капельный путь, поэтому инфицированию очень часто поддаются дети, находящиеся в большой группе (школе, садике, на различных занятиях).

Стрептококковая инфекция у детей развивается чаще всего в холодное время года (конец осени, зима). Из-за того, что дети не всегда соблюдают гигиену рук, они могут заразиться практически в любых условиях окружающей среды.

Часто встречается стрептококковая инфекция у новорожденных, это связано с возможностью стрептококка проникать в ткани и органы. В момент родов заражение может произойти через околоплодные воды. Инфекция развивается в первые несколько часов жизни и приводит к пневмонии, сепсису, менингиту. Процент смертности при таком развитии инфекции составляет более 50%.

У детей в возрасте от 2 до 8 лет стрептококк нередко вызывает пневмонию  как осложнение перенесенной ранее инфекции: коклюша, гриппа, кори, ветряной оспы. Подвержены этому заболеванию и дети с ослабленным иммунитетом, перенесшие сильное переохлаждение.

Симптомы

В медицинской практике при заболеваниях, стрептококковая инфекция проявляется разнообразными симптомами. Это зависит от конкретного заболевания, которое вызвал данный вид патогенной бактерии.

Для группы болезней дыхательных путей это:

  • болевой синдром в горле;
  • повышение температуры;
  • образование налета с гноем на миндалинах;
  • увеличение лимфатических узлов.

 Стрептококковая инфекция кожи обычно сопровождается:воспалительными процессами на кожных покровах;

  • зудом;
  • покраснением;
  • появлением пузырьков, бляшек на коже;
  • повышением температуры;
  • ознобом;
  • слабостью.

Заболевания мочеполовой системы, вызванные гемолитическим стрептококком, чаще всего протекают бессимптомно. Однако могут наблюдаться и симптомы, схожие с симптомами заболеваний этой области:

  • зуд;
  • выделения;
  • болезненность в органах мочеполовой системы.

Диагностика

Для выявление бактерии рода стрептококк проводится ряд исследований, которые позволяют определить конкретный возбудитель инфекции, его тип и чувствительность к медицинским препаратам. Традиционно врачи (специальность которого зависит от пораженого участка или органа) проводят комплексную  диагностику:

  • бактериологическое исследование (посев биологического материала) – мазок с миндалин, очагов на кожных покровах, исследование мокроты на легких;
  • общий анализ мочи, крови;
  • микробиологическое исследование на уровень чувствительности к антибиотикам;
  • осмотр пораженных органов узким специалистом.

Лечение заболеваний вызванных стрептококковой инфекцией

Лечение стрептококковой инфекции требует первоначально правильно поставленного диагноза основного заболевания, дифференциации его от схожих заболеваний.

При диагностировании патогенной бактерии стрептокок, лечение должно проводиться узким специалистом в зависимости от пораженного органа: пульмонологом, дерматологом, гинекологом, урологом и др.

Стрептококк на кожных покровах лечится в основном в домашних условиях под наблюдением врача. В легких формах заболевания, таких как импетиго (пузырьково-гнойное высыпание) применяется лечение наружными средствами: антибактериальными и дезинфицирующими мазями. При тяжелом течении болезни врач назначает пациенту антибиотики, поливитамины, иммуностимуляторы, кроме этого на раны делают примочки из дезинфицирующих средств.

Инфицирование воздушных путей требует лечения конкретных болезней, вызванных бактерией. Стрептококковая инфекция горла чаще всего приводит к развитию тонзиллита и фарингита, для лечения которых назначают антибиотики. Больной должен принимать обильное питье (около 3 литров) для выведения токсинов из организма. Больному следует соблюдать легкую диету, насыщенную витаминами.

На нашем сайте вы можете найти справочную информацию по лекарственным средствам (инструкции, аналоги), а также забронировать лекарства, что сэкономит вам много времени.

Профилактика стрептококкового заболевания с ранним началом у новорожденных

Ведение женщин с аллергией на пенициллин

Когда женщина сообщает об аллергии на пенициллин, рекомендуемый антибиотик для антибиотикопрофилактики во время родов, если она колонизирована GBS, основывается на ее риске из тяжелая реакция (например, анафилаксия или реакция, не опосредованная иммуноглобулином E [IgE], такая как синдром Стивенса Джонсона ) и чувствительность изолята GBS к клиндамицину, рисунок 3.Было продемонстрировано, что две пренатальные оценки, которые чаще всего опускаются в следующих рекомендациях GBS, — это определение природы аллергии на пенициллин и оценка чувствительности изолята GBS к клиндамицину 84 85.

Исторически сложилось так, что все люди с историей болезни сообщили Предполагалось, что аллергия на пенициллин имеет IgE-опосредованную реакцию гиперчувствительности. Однако, как было подтверждено в недавнем обзоре 86, большинство людей с аллергией на пенициллин толерантны к пенициллину.Приблизительно от 80% до 90% людей, которые сообщают об аллергии на пенициллин в анамнезе, не являются истинными аллергиками, потому что сенсибилизация со временем теряется или первоначальная реакция не была связана с пенициллином 73 74 86. Следовательно, клинически важно, чтобы описание аллергическая реакция женщины на пенициллин должна быть получена пренатально, чтобы определить, имеет ли она низкий или высокий риск анафилактической реакции. или тяжелая, редкая реакция с отсроченным началом Таблица 2. История зудящей сыпи, крапивницы (крапивницы), немедленного покраснения, гипотонии, ангионевротического отека, респираторного дистресса или анафилаксия после приема пенициллина или цефалоспорина считается высоким риском анафилаксии 86.Эти реакции представляют собой немедленные реакции, опосредованные IgE типа I, которые быстро развиваются и возникают в первые часы после приема. Лица с рецидивирующими реакциями, реакциями на несколько бета-лактамных антибиотиков или с положительные результаты теста на аллергию на пенициллин или тяжелые редкие реакции с отсроченным началом такие как эозинофилия и системные симптомы / синдром лекарственной гиперчувствительности, синдром Стивенса-Джонсона или токсический эпидермальный некролиз, также относятся к группе высокого риска 86.В целом, IgE-опосредованные аллергические реакции типа I возникают примерно в 0,7–4% всех курсов лечения пенициллином, при этом риск анафилаксии оценивается примерно у 4/10 000–4 / 100 000 реципиентов 74 87. Сообщается об анафилактических реакциях во время беременности. аналогичным образом редко и, по оценкам, встречается примерно в 2,7 случаев на 100 000 рождений (95% ДИ, 1,7–4,2 на 100 000 рождений). 88. Таким образом, польза антибиотикопрофилактики во время родов для предотвращения EOD СГБ значительно перевешивает риски для женщины и ее матери. плод, связанный с потенциальной аллергической реакцией матери на бета-лактамные антибиотики, вводимые во время родов.

Поскольку тяжелые аллергические реакции встречаются редко, цефалоспорины первого поколения (например, цефазолин) рекомендуются женщинам, у которых указанная аллергия на пенициллин указывает на низкий риск анафилаксии или неопределенной степени тяжести. Более ранние исследования показали, что 8–10% людей с аллергией на пенициллин также имеют значительные аллергические реакции на цефалоспорины 86 89. Однако более недавнее исследование, основанное на результатах пенициллин кожные пробы на аллергию, по оценкам, аллергические реакции возникают только у 4 человек.3% пациентов с аллергией на пенициллин при приеме цефалоспоринов первого и второго поколения и менее 1% пациентов, принимавших цефалоспорины третьего и четвертого поколений 90. Хотя цефазолин является цефалоспорином первого поколения, он имеет уникальную конфигурацию и очень низкая перекрестная реактивность с пенициллином 86. Таким образом, GBS остается очень чувствительным к цефазолину 91 92 93, который имеет фармакокинетические свойства, аналогичные пенициллину, и обеспечивает высокие уровни внутриамниотической крови и крови плода 94 95 96.Даже принимая во внимание низкий риск перекрестных аллергических реакций, цефалоспорины первого поколения, такие как цефазолин, предпочтительнее цефалоспоринов третьего или четвертого поколения для профилактики СГБ во время родов, чтобы избежать потенциального появления резистентности у организмов, не несущих СГБ, и других осложнения, связанные с такими агентами широкого спектра действия 97 98 99.

В качестве альтернативы, пробы на аллергию на пенициллин, если они доступны, безопасны во время беременности и могут быть полезны для все женщины которые сообщают об аллергии на пенициллин, особенно об аллергии, предполагающей опосредование IgE, или об аллергии неизвестной степени тяжести, или и о том, и о другом 86 100 101.Выявление отсутствия реакции гиперчувствительности типа I устранит необходимость использования альтернатив пенициллину для профилактики EOD GBS и обеспечит долгосрочную пользу, если лечение бета-лактамными антибиотиками будет показано в их будущем лечении. Поскольку большинство женщин, у которых есть сообщения об аллергии на пенициллин, на самом деле толерантны к пенициллину, тестирование на аллергию на пенициллин все чаще используется во всех областях здравоохранения в рамках инициатив по рациональному использованию антибиотиков 86, и поощряется расширение его использования у акушерских пациентов.Тестирование может быть проведено путем направления к специалисту по аллергии и иммунологии; в качестве альтернативы, успешное амбулаторное тестирование беременных женщин было описано как проводимое в условиях акушерской сортировки квалифицированным фармацевтическим и акушерским персоналом с использованием подкожного введения упакованных антигенов пенициллина 101. Такое пренатальное тестирование упростит подход к профилактике антибиотиками во время родов для женщин, колонизировавших GBS. В одном исследовании 56 беременных женщин с аллергией на пенициллин в анамнезе, у которых была вагинальная колонизация с помощью GBS, перенесли пенициллин аллергия кожные пробы, только с двумя (3.6%) имеющий пенициллин аллергия подтвержденный. Ни у одной из 47 женщин, у которых результаты кожного теста на аллергию на пенициллин были отрицательными и которые получали пенициллин в родах, не было нежелательной реакции 100. Такое тестирование может снизить потенциальную заболеваемость и экономические затраты, связанные с лечением этих женщин альтернативными антибиотиками в течение всего периода лечения. их продолжительность жизни, а не только во время беременности, а также может предотвратить неблагоприятные последствия, связанные с некоторыми альтернативными схемами приема антибиотиков 74 86 102.

Для женщин с высоким риском анафилаксии или тяжелая редкая реакция с отсроченным началом (не опосредованная IgE) клиндамицин является рекомендуемой альтернативой пенициллину только в том случае, если известно, что изолят GBS чувствителен к клиндамицину, потому что уровень устойчивости приближается к 20% или более 3 20 103. Недавнее исследование продемонстрировало, что текущая рекомендация по дозировке GBS для профилактики клиндамицина дает терапевтические материнские и уровни пуповинной крови 104.

Для женщин, которые подвергаются высокому риску анафилаксии после воздействия пенициллина, лабораторные заявки на заказ посевов для дородового скрининга GBS (на бумаге или онлайн в электронных медицинских записях) должны четко указывать на наличие аллергии на пенициллин.Этот шаг предназначен для обеспечения того, чтобы необходимость тестирования изолятов GBS на чувствительность к клиндамицину была признана и выполнена персоналом лаборатории, а также чтобы поставщик медицинских услуг понимал важность проверки такого результата теста. Поставщики медицинских услуг не должны предполагать, что все лаборатории регулярно проводят такие тесты на чувствительность.

В более ранней версии рекомендаций по профилактике GBS, эритромицин и клиндамицин были перечислены как альтернативные методы лечения для женщин с высоким риском анафилаксии по сравнению с пенициллином 36.Однако, поскольку показатели устойчивости GBS к эритромицину продолжали расти (до 44,8%), использование эритромицина больше не рекомендуется 3 20 93 103. Кроме того, эритромицин плохо проникает через плаценту и не вызывает терапевтических уровней лекарств. в околоплодных водах или в крови плода, подтверждая, что это плохой выбор для профилактики СГБ во время родов 105.

Внутривенный ванкомицин остается единственным фармакокинетически и микробиологически подтвержденным вариантом антибиотикопрофилактики во время родов для женщин, которые сообщают об аллергии на пенициллин высокого риска и у которых СГБ Изолят не чувствителен к клиндамицину 106 107 108.Основываясь на самых последних данных, рекомендуемая дозировка ванкомицина для профилактики СГБ во время родов основана на массе тела: 20 мг / кг внутривенно каждые 8 ​​часов, максимум 2 г на разовую дозу. Использование ванкомицина по этому показанию должно быть предпринято после тщательного рассмотрения всех других вариантов, поскольку ненужное использование ванкомицина в целом было связано с появлением устойчивых организмов, таких как устойчивые к ванкомицину энтерококки, что имеет серьезные последствия для общественного здравоохранения 109 110 111 .Из-за доказанных рисков ненадлежащего или неизбирательного использования ванкомицина роль поставщиков медицинских услуг в содействии принятию рационального использования антибиотиков в целом и в отношении этого препарата в частности имеет решающее значение 112.

Хотя текущая дозировка ванкомицина для профилактики СГБ ( 1 г внутривенно каждые 12 часов), по-видимому, обеспечивает адекватные материнские уровни, остается спорным вопрос о том, обеспечивает ли эта дозировка адекватные уровни для плода и новорожденного. Два исследования плацентарной перфузии продемонстрировали ограниченный плацентарный перенос ванкомицина 113 114.Из-за этих опасений в более позднем исследовании сравнивали текущую стандартную дозу ванкомицина во время родов 1 г каждые 12 часов с протоколами, основанными на весе, 15 мг / кг каждые 12 часов и 20 мг / кг каждые 8 ​​часов, с максимальной индивидуальной дозой 2 г 106. В группе стандартной дозировки 32% материнской и 9% неонатальной крови находились в терапевтическом диапазоне для ванкомицина при рождении. Эти процентные значения были в отличие от 50% и 33% в группе с низкой дозой на основе веса и 83% для обеих групп в группе с более высокой дозой.Только у 3 из 55 женщин наблюдалось легкое покраснение, которое исчезло после снижения скорости инфузии. Это исследование и последующее исследование, проведенное той же группой 107, подтверждают рекомендацию о том, что дозировка ванкомицина для профилактики СГБ во время родов должна основываться на массе тела и исходной функции почек, аналогично тому, как обычно рассчитывается введение ванкомицина для большинства неакушерских больных. популяции 115 116 117 118. Поскольку более 80–90% ванкомицина выводится в неизмененном виде с мочой в течение 24 часов после приема дозы 119, перед началом приема ванкомицина обычно рекомендуются исходный уровень креатинина в сыворотке и расчетный клиренс креатинина.Медицинские работники должны обращаться к специальным протоколам аптек своего учреждения для корректировки веса и клиренса креатинина для приема ванкомицина.

Каждую дозу ванкомицина следует полностью ввести в течение как минимум 1 часа, чтобы свести к минимуму покраснение и другие побочные эффекты, связанные с более быстрым введением (более 500 мг в течение 30 минут или меньше). В частности, для женщин, получающих дозу более 1 г, можно рассмотреть возможность увеличения продолжительности приема до 2 часов и добавления премедикации антигистаминными препаратами 120.Терапия ванкомицином, которая приводит к минимальному уровню в сыворотке крови менее 10 мг / л, может прогнозировать терапевтическую неудачу и возможность появления резистентных организмов 115 121 122. Однако риск ототоксичности при монотерапии ванкомицином низкий, и рутинный мониторинг минимального или пикового уровня сыворотки Уровни ванкомицина для профилактики GBS не рекомендуются, если женщина также не принимает другой потенциально ототоксический агент, такой как аминогликозид 115 123. Аналогичные рекомендации рекомендуются в отношении проблем нефротоксичности для женщин с нормальной базовой функцией почек 115 124 125.

Иногда невозможно определить риск анафилаксии. В клинической ситуации, когда женщина заявляет, что ей с детства говорили, что у нее аллергия на пенициллин, но нельзя вспомнить симптомы острой реакции гиперчувствительности, варианты могут включать: пенициллин аллергия тестирование, введение цефалоспорина (например, цефазолина), введение клиндамицина (для чувствительных к клиндамицину изолятов) или профилактика ванкомицином, если изолят GBS не чувствителен к клиндамицину.В настоящее время нет данных, позволяющих определить, какой из этих вариантов является оптимальным. Для всех других пациентов с аллергией на пенициллин, колонизированных GBS, тестирование изолята GBS на чувствительность к клиндамицину стандартными лабораторными методами, вставка 2, является важным компонентом клинического ведения.

Факторы риска для общественного здравоохранения, профилактика и контроль

Реферат

Streptococcus pyogenes, (в просторечии именуемый «стрептококком группы А» (ГАЗ)), является патогеном, имеющим значение для общественного здравоохранения, заражая 18.1 миллион человек во всем мире, что приводит к 500 000 смертей ежегодно. В этом обзоре были выявлены опубликованные статьи о факторах риска и стратегиях профилактики и контроля общественного здравоохранения для смягчения заболеваний, связанных с ГАЗ. Патоген, вызывающий ГАЗ-заболевания, обычно передается через респираторные капли, прикасаясь к кожным язвам, вызванным ГАЗОМ, или через контакт с загрязненным материалом или оборудованием. Возможна также передача через пищу, хотя необходимы дальнейшие исследования для количественной оценки этого пути заражения.Было обнаружено, что болезни, связанные с ГАЗ, широко распространены в развивающихся странах, а также среди коренного населения и регионов с низким социально-экономическим положением в развитых странах. Дети, люди с ослабленным иммунитетом и пожилые люди подвергаются наибольшему риску заражения S. pyogenes и связанных с ними последствий, при этом показатели передачи выше в школах, детских садах, больницах и домах престарелых. Это было связано с перенаселенностью и более высоким уровнем социальных контактов в этих условиях. Меры профилактики и контроля должны быть нацелены на улучшение условий жизни, личной гигиены и гигиены рук.В условиях повышенного риска следует подчеркивать приверженность методам профилактики инфекций и инфекционного контроля. Также следует учитывать распределение ресурсов правительствами, особенно в развитых странах.

Ключевые слова: стрептококк группы А, стрептококк группы А, стрептококк А, ГАЗ, Streptococcus pyogenes, оценка риска, инфекционный контроль, управление, политика

1. Введение

Streptococcus pyogenes , (в просторечии называемый «стрептококк группы А (GAS)), является грамположительным бактериальным патогеном, который может вызывать как неинвазивные, так и инвазивные заболевания (iGAS), а также негнойные последствия.Сюда входят фарингит, скарлатина, импетиго, целлюлит, некротический фасциит II типа, синдром токсического стрептококкового шока, острая ревматическая лихорадка и постстрептококковый гломерулонефрит [1]. Приблизительно 18,1 миллиона человек в настоящее время страдают от серьезного ГАЗ-заболевания, при этом ежегодно происходит 1,78 миллиона новых случаев и 500 000 смертей [2].

В течение 20 века в развитых странах наблюдалось снижение заболеваемости ГАЗ-болезнями, в основном в результате улучшения условий жизни [3].Однако генетические изменения в циркулирующих штаммах GAS и / или изменения восприимчивости хозяина к инфекции могут привести к резкому увеличению частоты конкретных заболеваний [4,5,6]. Никакие ситуации не иллюстрируют это больше, чем глобальный всплеск инвазивной ГАЗ-болезни, начавшийся в 1980-х годах, и региональный рост скарлатины в Северо-Восточной Азии и Соединенном Королевстве [7,8]. В каждом случае повышение заболеваемости было связано с появлением новых штаммов ГАЗ с повышенной способностью вызывать болезни.Эпидемиологические исследования также показывают повторное появление этих заболеваний в развитых странах. Исследования, проведенные в США, показали, что уровень заражения iGAS с 2005 по 2012 год оставался стабильным, составляя 3,8 случая на 100 000 человек, что привело к 1116 смертельным исходам в год [7]. В 2015 г. в США было зарегистрировано> 15 000 случаев заболевания iGAS и 1600 случаев смерти [9]. Сообщалось также, что случаи заболевания ГАЗ со временем увеличиваются в Канаде. Уровень инфекций ГАЗ в Канаде в 2015 году составил 5,24, по сравнению с 2.4 случая на 100 000 человек в 2003 г. [10]. В Великобритании уровень заболеваемости iGAS составляет 2,9 случая на 100 000 человек в год [11]. Как правило, инфекции ГАЗ и связанные с ними последствия более распространены в районах с неблагоприятным социально-экономическим положением [12,13,14]. Сюда входят развивающиеся страны и социально-экономически неблагополучные группы населения в развитых странах [10,15,16].

Существует острая необходимость в улучшении стратегий общественного здравоохранения для предотвращения передачи заболеваний, связанных с ГАЗ, особенно среди уязвимых групп населения.Целью этого обзора было выявление всех факторов риска среди населения и потенциальных стратегий профилактики и контроля со стороны общественного здравоохранения. Выявление факторов, повышающих риск передачи, будет способствовать формированию политики общественного здравоохранения и уменьшит распространение болезней, вызываемых ГАЗ.

2. Результаты

Обзор факторов риска для здоровья населения, а также стратегии профилактики и контроля ГАЗ-болезней, представленные в рассмотренных статьях, представлены в.

Таблица 1

Обобщение основных выводов, касающихся факторов риска ГАЗ-болезней и стратегий профилактики и контроля общественного здравоохранения.

9006 0
Ключевые выводы или заключение Риск или стратегия Ссылки
Общие области распространения Развивающиеся страны [17,18,19]
Сообщества коренных народов в развитых странах [10,15,20,21,22,23,24,25,26,27,28,29]
Низкие социально-экономические сообщества [9,20,30]
Способ передачи Респираторные капли и контакт с инфицированными людьми или поверхностями [16,31,32,33,34]
Зараженные продукты питания [35]
Общие зоны воздействия ГАЗ Школы, детские сады и детские сады [8,36,37]
Больницы [33,34,38,39,40,41]
Дома престарелых [38,42,43,44,45,46 , 47,48]
Средства военной подготовки es [49]
Приюты для бездомных [22,50]
Группы риска Дети (младенцы до 15 лет) [8,11,36,51,52, 53,54,55,56]
Пожилые люди [10,43,57,58]
Люди с сопутствующими заболеваниями [10,17,27,59,60,61,62]
Беременные женщины, женщины с послеродовым статусом и новорожденные [39,41,63,64,65,66,67,68,69]
Пол — мальчики и мужчины [22,23, 36,52,57,70]
Факторы риска инфекций ГАЗ Перенасыщенность домохозяйств [20,51]
Плохие жилищные условия — сырость, температура, плохая вентиляция [18,20]
Бездомность [10,28,62,70,71,72,73]
Госпитализация или больничное оборудование [33,74,75]
Перекрестное заражение со стороны медицинских работников [38,39,44,76]
Контакт с бессимптомными лицами [77]
Бытовые контакты [11,37,64,77]
Ограниченные ресурсы домохозяйства, включая стирку, чистку зубов и стирку [15,71]
Воздействие табачного дыма в окружающей среде и других загрязнителей воздуха [20,53]
Воздействие кусающих насекомых и кожные повреждения [50,71]
Сезонные колебания [8,52,53,57]
Совместное инфицирование с другими инфекциями (например,g., грипп) [78]
Незаконное употребление наркотиков или злоупотребление алкоголем [62,72,73]
Меры / стратегии профилактики и контроля Ранняя / улучшенная диагностика и лечение [ 15,19,69,79,80,81,82,83,84,85,86,87]
Инфекционный контроль в больницах / учреждениях по уходу за престарелыми [31,32,39,42,88,89 , 90,91,92,93]
Эпидемиологические исследования / усовершенствованные системы эпиднадзора [94,95,96,97,98,99]
Улучшенное качество жилья [15,20]
Медико-санитарное просвещение для медицинских работников и пациентов / сообщество [15,45,85,100,101,102,103,104]
Скрининг медицинских работников, бессимптомные случаи и постконтактная профилактика уязвимых групп [32]
Рука гигиена [15,42]
Избегать перенаселенности [15]
Уменьшение недоедания и ВИЧ-инфекции [17]
Улучшенные методы обнаружения ГАЗ [105,106]
Повышение квалификации медицинских работников [29]
Предлагаемые будущие стратегии профилактики и контроля Вакцинация [89,102,107,108,109,110]
Улучшенный эпиднадзор / обязательное уведомление о случаях заболевания [111,112,113,114,115,116]
Обучение и участие [117]
Стратегии первичной профилактики [118]
Скрининг на ГАЗ во время беременности / послеродового периода [41,63,67,97,119]

2.1. Области распространения

Заболевания, вызванные стрептококком группы А (ГАЗ), были распространены в развивающихся странах [17,18,19] и среди коренного населения в развитых странах [10,15,20,21,22,23, 24,25,26,27,28,29] и, как сообщается, эндемичен для низко социально-экономических сообществ [9,20,30]. Заболевания, связанные с ГАЗ, также присутствуют в сообществах с высоким социально-экономическим статусом, в условиях, когда люди находятся в непосредственной близости друг от друга в течение продолжительных периодов времени (например, в школах и учреждениях по уходу) [8,36,37,38,42,43,44, 45,46,47,48].

2.2. Способ передачи

Сообщается, что путь передачи инфекции GAS происходит главным образом через респираторные капли и прямой контакт с инфицированными людьми и поверхностями [16,31,32,33,34]. Однако зараженная пища была определена как еще один возможный путь передачи [35].

2.3. Группы риска

Группы населения с наибольшим риском заражения ГАЗ-заболеваниями включали людей с сопутствующими заболеваниями [10,17,27,59,60,61,62], детей (от 0 до 15 лет) [8, 11,36,51,52,53,54,55,56] и пожилые [10,43,57,58].Кроме того, беременные и послеродовые женщины также были определены как группы риска по заболеваниям ГАЗ [39,41,63,64,65,66,67,68,69]. Однако в более широком сообществе, когда учитывался пол, мальчики и мужчины, как сообщалось, были более подвержены риску заражения ГАЗ, чем девочки и женщины [22,23,36,52,57,70].

2.4. Общие среды воздействия

Общие среды для инфекций ГАЗ включали школы, ясли и детские сады [16,36,37], больницы [33,34,38,39,40,41], приюты для бездомных [22,50], дома [38,42,43,44,45,46,47,48] и военные учебные заведения [49].

2.5. Факторы риска

Несоответствующие жилищные условия были определены как основной фактор риска заболеваний ГАЗ. Это включает бездомность [10,28,62,70,71,72,73], перенаселенность домохозяйства [20,51], ограниченные ресурсы домохозяйства (включая совместное использование личных вещей) [1571] и плохие жилищные условия, такие как сырость, плохая вентиляция и температура в помещении [18,20]. Низкий социально-экономический статус [9,20,30], воздействие табачного дыма в окружающей среде [53,120] и воздействие кусающих насекомых или кожные травмы или заболевания также были определены как факторы риска [15,60,71,112,121].В нескольких исследованиях отмечены сезонные колебания в распространенности заболеваний ГАЗ [8,52,53,57].

К другим факторам, способствующим распространению инфекций ГАЗ, особенно в больницах и домах престарелых, относятся неэффективные методы инфекционного контроля, приводящие к перекрестному заражению медицинских работников, других пациентов или жителей, а также перекрестное заражение больничного оборудования и устройств [ 31,32,39,88,89,90,91,92,93]. Плохая личная гигиена и гигиена рук [15,42] и контакт с бессимптомными людьми [77] также были выделены как факторы риска инфекций ГАЗ.Эти факторы риска часто усугубляли высокую вероятность передачи инфекции между контактами в семье [11,37,64,77]. Другие индивидуальные факторы риска включают изменение иммунитета хозяина из-за таких состояний, как беременность [39,41,63,64,65,66,67,68,69], сопутствующие заболевания [10,17,27,39,41,59 , 60,61,62,63,64,65,66,67,68,69], недоедание [17] и употребление запрещенных наркотиков или алкоголь [62,72,73].

2.6. Стратегии профилактики и контроля

Несколько исследований показали, что ранняя диагностика и лечение являются эффективным способом предотвращения и контроля инфекций iGAS и осложнений от легких инфекций [15,19,69,79,80,81,82,83,84,85 , 86,87].В больницах и лечебных учреждениях эффективные процедуры инфекционного контроля были определены как решающие для предотвращения инфекций, вызываемых ГАЗ [31,32,39,88,89,90,91,92,93]. Это также может включать скрининг бессимптомных случаев, в том числе медицинских работников, и постконтактную профилактику уязвимых групп [32]. Необходимость улучшения эпиднадзора и эпидемиологического расследования также подчеркивалась в нескольких статьях [111,112,113,114,115,116]. Это будет поддерживаться улучшенными методами обнаружения [105,106] и санитарным просвещением на уровне больниц и сообществ, включая наращивание потенциала медицинских работников и обучение правильной диагностике и лечению заболеваний ГАЗ [15,29,45,85,100,101,102,103,104].

Другие меры профилактики и контроля включают улучшение качества жилья [15,20], улучшение практики гигиены рук [15,42] и сокращение переполненности [15]. Другие предлагаемые методы снижения передачи ГАЗ, которые в настоящее время не используются, включают вакцинацию [89,102,107,108,109,110] и скрининг на ГАЗ во время беременности [41,63,67,97,119].

3. Обсуждение

3.1. Области распространенности

Несмотря на то, что ГАЗ существует уже сотни лет, он по-прежнему создает существенное бремя болезней и смерти в глобальном масштабе, в основном у детей и молодых людей в менее развитых странах [122].В странах с низким и средним уровнем доходов, а также в неблагополучных группах населения в странах с высоким уровнем доходов, таких как США и Австралия, болезни, связанные с ГАЗ, остаются эндемическими [9,14]. Заболевания, связанные с ГАЗ, также остаются относительно важными в более развитых странах. Согласно этому обзору, широкое разнообразие генотипов GAS привело к сохранению этих инфекций во всем мире [12]. Различия в деформации также существуют для GAS между развитыми и развивающимися странами. В регионах с низким доходом отмечается большое разнообразие штаммов GAS по сравнению с районами с высоким уровнем дохода.Причина этого не ясна [123]. Однако Tartof et al. [18] утверждают, что местные факторы, такие как скученность, могут увеличивать частоту передачи GAS и горизонтальных переносов генов, которые способствуют увеличению разнообразия штаммов в таких условиях. Исследование, проведенное в Южной Африке, показало, что у штаммов GAS есть сходство при сравнении со штаммами в Тунисе и Кении, но они отличаются от штаммов в развитых странах [107]. О сходстве в разнообразии штаммов также сообщалось в условиях схожих условий жизни, в том числе среди коренного населения в развитых странах [9,56].Этот обзор также показал, что социально незащищенные сообщества серьезно страдают от этих болезней из-за их низкого социально-экономического статуса, характеризующегося плохими жилищными условиями и неспособностью оплатить медицинскую помощь, среди других факторов [15,20,21,26,118,124]. Согласно исследованию, проведенному в Соединенном Королевстве, интервью, проведенное с пациентами, учителями и родителями детей, страдающих ревматической лихорадкой, показали, что низкий социально-экономический статус был обычным явлением среди большинства респондентов [51].В Австралии записи показывают, что инфекции ГАЗ и их последствия среди коренных австралийцев продолжают сохраняться на том же или более высоком уровне по сравнению с случаями в развивающихся странах [14]. Тропические регионы северного Квинсленда и Северной территории, единственные штаты, которые сообщают об инфекциях, вызываемых ГАЗ, как о болезнях, подлежащих регистрации, имеют самые высокие зарегистрированные показатели: заболеваемость среди коренного населения колеблется от 23,9 до 82,5 случаев на 100 000 человек, а среди некоренного населения — от 23,9 до 82,5 случаев на 100 000 человек. 4.От 7 до 10,3 случаев на 100 000 человек. Это было связано с более высокой долей коренных жителей в северной Австралии, которые находятся в неблагоприятном социально-экономическом положении и в перенаселенности домохозяйств [27]. На Аляске в Соединенных Штатах, регионе, где проживают коренные американцы, уровень заболеваемости ГАЗ-инфекциями в 2015 году составил 12,3 случая на 100 000 человек, что более чем в два раза выше, чем в остальной части Соединенных Штатов [9].

Ограничением в выявлении областей с наибольшей распространенностью является тот факт, что болезни, связанные с ГАЗ, не всегда подлежат уведомлению.Некоторые страны, такие как Англия, Уэльс, Япония, Канада, Норвегия, Китай и США, сообщают о конкретных заболеваниях ГАЗ, но не обо всех клинических проявлениях. Например, в Японии и США только стрептококковый СТШ подлежит уведомлению [6,125], в Канаде и Норвегии все заболевания iGAS подлежат уведомлению [10,57], а в Китае подлежит уведомлению только скарлатина [96]. В других странах болезнь подлежит регистрации только в определенных регионах. Например, в Австралии болезни, связанные с ГАЗ, подлежат регистрации только на Северной территории и в Квинсленде [15].Еще одним ограничением этого обзора является то, что в него были включены только статьи, опубликованные с 2010 по 2020 годы. Возможно, это привело к предвзятому отношению к публикациям из Азии и Австралазии, поскольку в последние несколько лет из этих регионов выходит все больше публикаций на эту тему.

3.2. Передача

Понимание маршрутов передачи очень важно для определения соответствующих контрольных вмешательств. Индивидуальные пути передачи для каждого ГАЗ-заболевания показаны в.Человек — единственный естественный резервуар для ГАЗ, и он обычно находится в состоянии носителя на заднем проходе, влагалище, глотке и коже человека-хозяина, не вызывая заболевания [126].

Таблица 2

Пути передачи болезней, вызываемых Streptococcus pyogenes.

Заболевания, вызываемые Streptococcus Pyogenes Путь передачи
Прямое заражение
Фарингит (стрептококковое горло) Прямая передача от человека к человеку, обычно через слюну или носовые выделения
Целлюлит Прямая передача от человека к человеку, как правило, при контакте с кожными поражениями или воздействии дыхательных капель
Impetigo Прямая передача от человека к человеку
Заболевание, опосредованное токсинами
Скарлатина Прямая передача от человека к человеку, обычно через слюну или носовые выделения
Некротический фасциит При некротическом фасциите первоначальное попадание стрептококка группы А в организм может происходить несколькими путями.Сюда входят непроникающие травмы (например, ушибы, растяжение мышц), вызывающие посев в результате временной бактериемии, и проникающие травмы, позволяющие бактериям проходить непосредственно к месту инфекции из окружающей среды.
Синдром стрептококкового токсического шока (STSS) Через нарушенный барьер (например, повреждение кожи) или через слизистые оболочки. Затем бактерии распространяются в глубокие ткани и, в конечном итоге, в кровоток.
Иммуноопосредованное заболевание
Острая ревматическая лихорадка Отсроченные последствия фарингита
Постстрептококковый гломерулонефрит Иммунологически опосредованные последствия фарингита или кожных инфекций

Передача ГАЗ через дыхательные пути поврежденная кожа с выделениями инфицированных язв на ней [31,127,128].Окружающая среда также является потенциальным резервуаром и способствует передаче через загрязненное оборудование, поверхности, пыль и фомиты [16,31,32,33,34]; однако очень немногие текущие исследования посвящены этой области, поэтому это область для дальнейших исследований. Также возможна передача ГАЗ-инфекций через пищевые продукты [35]. Было показано, что GAS выживает в мороженом (18 дней), сыром и пастеризованном молоке при 15–37 ° C (96 часов), масле комнатной температуры (48 часов) и нейтрализованном масле (12-17 дней) [129]. Кроме того, было обнаружено, что ГАЗ сохраняется несколько дней в салатах при комнатной температуре [130].Расследование вспышки ГАЗ в Китае в 2014 году среди съемочной группы показало, что вспышки пищевого происхождения, вызванные инфекциями ГАЗ, существуют, хотя они очень редки. Однако эти вспышки всегда трудно распознать на ранних стадиях, и поэтому медицинские работники обычно игнорируют их [131]. Судя по изученной литературе, было проведено очень мало исследований в отношении передачи ГАЗ с пищей, и поэтому необходимо провести дополнительные исследования в отношении того же самого.

3.3. Общие области заражения

Инфекции, связанные с ГАЗ, обычно распространяются в школах, яслях и детских садах, больницах, домах престарелых, военных лагерях и приютах для бездомных [8,22,33,34,36,37,38,39,40,41,42 , 43,44,45,46,47,48,49,50].Обзор эпидемиологических данных по скарлатине за период 2005–2015 гг., Проведенный Zhang et al. [8] в Гонконге показали, что инфекция была выше в те месяцы, когда школы были открыты. Кроме того, больше случаев было зарегистрировано среди детей, посещавших ясли и детские сады. Это было связано с низким иммунитетом в этой группе населения и большим количеством в этих условиях [8].

Обзор 20 вспышек в домах престарелых, проведенный Cummins et al. [42], показал, что высокий уровень инфицирования существовал в результате перекрестного заражения от инфицированных жителей домов престарелых к здоровым жильцам, а также заражения от домашнего персонала к жильцам. .Однако перекрестное заражение от обслуживающего персонала было немного ниже по сравнению с перекрестным заражением среди жителей. Это подтверждается Dooling et al. [47] и Deutscher et al. [65]. Заболеваемость ГАЗ-заболеваниями у жителей учреждений длительного ухода также выше (в 3-8 раз), чем у жителей общины того же возраста [43].

В этом обзоре больницы определены как районы повышенного риска инфекций [33,34,38,39,40,41]. Это было связано с плохими хирургическими процедурами, загрязненными медицинскими инструментами или больничной средой, а также перекрестным заражением от других пациентов и медицинских работников [33,38,39,44,74,75].

Согласно Engelthaler et al. [22], данные исследования, проведенного на пациентах из приютов для бездомных и тюрем в США, показали, что условия в этих условиях благоприятствуют передаче инфекций ГАЗ. Аналогичное исследование, проведенное в Канаде, также показало аналогичные результаты [62]. Hammond-Collins et al. [49] также провели исследование случаев инфицирования ГАЗ в период с августа 2016 г. по январь 2018 г. в Бельгии. Результаты показали, что уровень заболеваемости составляет 2333 на 100 000 человек в группах бездомных и 25 на 100 000 человек в группах, не являющихся бездомными, что свидетельствует о более высоком уровне заболеваемости (в 100 раз выше) среди бездомных по сравнению с не бездомными.Исследование вспышки в приютах для бездомных, проведенное в Канаде в 2019 году, подтвердило те же выводы [50].

3.4. Группы риска

ГАЗ влияет на любого человека в любой популяции [132,133]. Однако заболевания ГАЗ чаще встречаются у детей и пожилых [8,10,11,36,43,51,52,53,54,55,56,57,58], как показано в этом обзоре. Дети школьного возраста всегда считались группой повышенного риска заболеваний ГАЗ. Популяционное исследование случай-контроль, проведенное в Новой Зеландии в период с 2010 по 2014 год, показало, что 79.1% новых случаев был зарегистрирован у детей в возрасте 5–17 лет, а случаи были редкими у детей в возрасте 4 лет и младше [121]. Об этом также сообщалось в исследованиях, проведенных в Великобритании в 2013 г., где большинство случаев приходилось на детей в возрасте от 5 до 14 лет [51]. Кроме того, обзор случаев скарлатины за период 2005–2015 гг. В Гонконге выявил высокую заболеваемость среди детей в возрасте 5–15 лет, хотя наибольшему риску подвергались дети в возрасте 3–5 лет. В эту возрастную группу входят дети, только поступающие в детский сад [36].Несмотря на то, что у любого человека любой возрастной группы может быть бессимптомное заболевание ГАЗ, большинство бессимптомных случаев наблюдается у детей. Бессимптомный человек может действовать как резервуар для ГАЗА и, следовательно, представлять больший риск передачи [80].

Помимо детей, пожилые люди подвержены высокому риску заболеваний ГАЗ [10,43,57,58]. Исследование по обзору вспышек заболеваний ГАЗ в Европе, проведенное Cummins et al. [42] установили, что 20 из 31 вспышки, произошедшей в период с 1992 по 2008 год, были связаны с домами престарелых.Исследование Chalker et al. [38] также показало, что многие случаи ГАЗ-инфекций были обычным явлением среди пожилых людей, особенно старше 70 лет. Mearkle et al. [64] продемонстрировали повышенный риск передачи ГАЗ в домохозяйстве, когда один из членов семьи является положительным. Этот риск был наибольшим в парах в возрасте 75 лет и старше, а также в парах мать – новорожденный.

Люди с сопутствующими заболеваниями также более уязвимы к инфекциям ГАЗ, как видно из рассмотренных статей [10,17,27,59,60,61,62].Этот обзор также показал, что предыдущие кожные заболевания и недавние раны также были одними из медицинских состояний, которые способствовали передаче инфекций ГАЗ [50,71]. Существующие ранее заболевания и сопутствующие инфекции, такие как грипп, недоедание, сахарный диабет, ВИЧ и малярия, также подвергают людей инфекциям ГАЗ из-за снижения иммунитета для борьбы с инфекциями [10,17,27,59,60,61,62 , 78], как видно из рецензируемых статей. Соса [127] утверждает, что ранее существовавшие заболевания во время беременности могут привести к прогрессированию ГАЗ-инфекций до синдрома токсического шока или некротического фасциита, тяжелых типов ГАЗ-заболеваний.В этом обзоре также сообщается об изменениях иммунитета хозяина, особенно во время беременности, как о факторе риска инфекций ГАЗ [39,41,63,64,65,66,67,68,69]. Результаты исследования, проведенного Rottenstreich et al. [67] сообщили, что беременные женщины в 20 раз больше подвержены риску инфекций ГАЗ, чем небеременные женщины. Это было связано с изменениями иммунитета хозяина из-за беременности или послеродового статуса [103,119]. Исследования, проведенные на беременных женщинах, также показывают, что инфекции ГАЗ могут вызывать мертворождения и неонатальную смерть [65].Кроме того, кесарево сечение, выполненное с использованием зараженных медицинских инструментов, подвергает беременных женщин инфекциям ГАЗ [127]. Лактация также снижает доступность защитной микрофлоры влагалища, такой как лактобациллы, и, таким образом, увеличивает шансы роста других микроорганизмов, таких как ГАЗ [134]. Также сообщалось о повышении заболеваемости среди младенцев, в основном из-за контакта с бессимптомными лицами в домашних условиях или перекрестной инфекцией матери и новорожденного [64].

Что касается пола, обзор показал, что частота инфекций ГАЗ выше у мужчин по сравнению с женщинами [22,23,36,52,57,70].Согласно исследованию, проведенному в Китае, с 2004 по 2016 год заболеваемость скарлатиной среди мальчиков была в 1,54 раза выше, чем среди девочек и женщин [52]. Ли, Коулинг и Лау [36] приписывают этот высокий риск большему количеству физических взаимодействий и ухудшению личной гигиены среди мальчиков. Однако в Соединенном Королевстве наблюдается равномерное распределение случаев среди всех полов [43]. Очень мало известно о том, почему заболеваемость у мужчин выше, чем у женщин.

3.5. Факторы риска инфекций ГАЗА

Передача ГАЗА определяется рядом факторов.ГАЗ — это в первую очередь болезнь бедности [3]. Жилищные условия, характеризующиеся переполненностью, сыростью, плохой вентиляцией и / или отсутствием контроля температуры, способствуют передаче этих инфекций [18,20,51]. Перенаселенность, особенно в домашних хозяйствах, в военных лагерях и других учреждениях, таких как дома престарелых, является значительным экологическим фактором для распространения инфекций ГАЗ [18,51,64], как видно из рассмотренных статей. В условиях перенаселенности кашель или чихание одного инфицированного человека в домашнем хозяйстве или учреждении может легко заразить других [135].Поскольку считается, что эти бактерии выживают на сухих поверхностях и материалах до 6,5 месяцев, существует повышенная вероятность их передачи в перенаселенных местах [136].

Загрязнение в больницах и учреждениях сестринского ухода также является фактором риска, который подчеркивается в обзоре, и это необходимо учитывать, если необходимо предотвратить или контролировать инфекции. Это заражение включает общее больничное оборудование, окружающую среду, такую ​​как шторы, мебель, стены и полы, а также устройства или имплантаты [33,74,75].Также может произойти заражение от медицинских работников из-за плохой практики инфекционного контроля [38,39,44,45].

Нестандартные методы инфекционного контроля, включая ошибки при стерилизации оборудования, недостаточную очистку и дезинфекцию общего больничного оборудования, ненадлежащее использование средств индивидуальной защиты, неэффективное управление отходами и их утилизацию, а также некачественный уход за ранами, также являются основными причинами передачи инфекции. инфекций ГАЗ [32,48,74,88]. Например, в исследовании, проведенном Mahida et al.[33] в отделении для ушей, носа и горла в больнице в Соединенном Королевстве образцы занавесок палаты, взятые и проверенные на ГАЗ во время вспышки в больнице, показали, что 10 из 34 занавесей дали положительный результат на ГАЗ.

Сообщалось о перекрестном заражении пациентов медицинскими работниками, колонизировавшими ГАЗ, в больницах [77]. Бессимптомное воздействие на людей или случаи инфекций, вызванных ГАЗ, также могут происходить на бытовом уровне. Как обсуждалось ранее, такая подверженность высока в переполненных домах. Кроме того, ограниченные ресурсы домашнего хозяйства, такие как ресурсы для стирки и стирки, способствуют увеличению бактериальной нагрузки на кожу членов семьи или предметы в доме, что приводит к увеличению передачи.Более того, совместное использование постельного белья и личных вещей, таких как полотенца, также является предрасполагающим фактором для передачи инфекций ГАЗ [121]. Большое количество социальных контактов, ключевой фактор окружающей среды, который часто встречается в школах, больницах и других закрытых социальных помещениях, увеличивает шансы передачи инфекций ГАЗ [49,137]

Личная гигиена и гигиена рук являются ключом к контролю и профилактике инфекционных заболеваний, таких как простуда, дифтерия, краснуха и инфекции ГАЗ [33,48].Доказано, что плохая личная гигиена и гигиена рук являются факторами риска инфекций ГАЗ во всех возрастных группах [15,42]. Однако сообщается, что дети, ходящие в школу, особенно мальчики, очень восприимчивы к этому заболеванию. Это объясняется более низкими стандартами гигиены среди мальчиков [36]. Плохая гигиена, такая как нечастая чистка зубов среди людей, живущих в приютах для бездомных, также способствует повышенному риску распространения ГАЗ среди этих групп населения [71]. Сломанная кожа также была определена как фактор риска передачи ГАЗА.Здоровая кожа обеспечивает барьер защиты от инфекций, а когда она повреждена, она обеспечивает хорошую среду для роста ГАЗ, следовательно, высока вероятность заражения [23,117]. Биопленки GAS также могут образовываться на тканях человека, особенно при некротических инфекциях мягких тканей [138].

Воздействие табачного дыма и других загрязнителей воздуха является факторами риска инфекций ГАЗ [53,111], которые ставят под угрозу иммунную систему, тем самым повышая риск заражения.

Пробелы в знаниях о правильной диагностике и лечении ГАЗ-инфекций среди медицинских работников все еще существуют.Например, проведенное в Италии в 2017–2018 гг. Исследование знаний педиатров о диагностике и лечении инфекций, связанных с ГАЗ, показало, что только 8% из 154 педиатров правильно ответили на все вопросы о диагностике и лечении ГАЗ. Понимание диагноза и лечения особенно важно для снижения частоты осложнений, связанных с ГАЗ [101].

Сезонные колебания также были указаны как фактор, влияющий на передачу инфекций ГАЗ. О большем количестве случаев заболевания сообщалось зимой и в начале весны [8,53,57].

Злоупотребление алкоголем и внутривенное употребление наркотиков также являются факторами риска инфекций ГАЗ [62,72,73]. Однако не все случаи заболевания ГАЗ, обнаруженные у групп населения, употребляющих инъекционные наркотики или злоупотребляющие алкоголем, напрямую связаны с этими факторами. Исследование вспышки, проведенное в Англии среди случаев инфекции ГАЗ среди потребителей инъекционных наркотиков, показало, что передача этих инфекций не была связана с употреблением алкоголя или наркотиков [73]; тем не менее, очень немногие исследования изучали этот фактор, и поэтому это область для будущих исследований.

3.6. Меры / стратегии профилактики и контроля

Стратегии, направленные на профилактику или лечение инфекций, вызываемых ГАЗ, должны быть осуществимыми, доступными и недорогими, особенно в условиях ограниченных ресурсов [3]. К профилактике и контролю инфекций, вызываемых ГАЗ, подходили с точки зрения здоровья населения и окружающей среды, а также с клинической точки зрения; однако большинство доступных программ вмешательства больше ориентированы на клиническое вмешательство, а данные о возможных стратегиях профилактики инфекций в сообществе ограничены [114].Доступные стратегии общественного здравоохранения сосредоточены на минимизации передачи и защите людей, наиболее уязвимых к инфекциям ГАЗ, во всех областях с повышенным потенциалом заражения. Стратегии первичной профилактики также необходимы, поскольку они предотвращают необратимые состояния здоровья, которые могут возникнуть в результате осложнений, вызванных инфекциями ГАЗ [118]. Эти стратегии включают эпидемиологические исследования и усовершенствованные системы эпиднадзора [94,95,96,97,98,99,111,112,113,114,115,116], улучшенное качество жилья [18,20], надлежащую гигиену рук, которая включает регулярное правильное мытье рук водой с мылом или использование спиртом для растирания рук [15,42] и избегать переполненности [15].Улучшение личной гигиены также является ключевым фактором в борьбе с передачей инфекции, особенно у мальчиков, которые, как правило, подвергаются большему риску, чем девочки [36]. Следует поощрять ограниченное использование личных вещей, таких как полотенца и даже постельное белье, или их полное отсутствие, чтобы уменьшить распространение инфекций ГАЗА [15]. Также следует избегать совместного использования предметов, которые могут быть загрязнены слюной, таких как бутылки с водой, стаканы, посуда и т. Д. [71].

Санитария окружающей среды, включая очистку и санитарию поверхностей и общих зон контакта, должна поддерживаться во всех областях, считающихся зонами риска передачи [34,139].Сообщалось, что заболевания, связанные с ГАЗ, чувствительны к влажному теплу 121 ° C в течение не менее 15 минут и сухому теплу при 170 ° C в течение не менее 1 часа. Кроме того, бактерии также чувствительны к 1% гипохлориту натрия, 4% формальдегиду, 2% глутаральдегиду, 70% этанолу, 70% пропанолу, 2% перуксусной кислоте, 3–6% перекиси водорода и 16% йоду [140]. Следует поощрять постоянную дезинфекцию и чистку общего оборудования, особенно в больницах [47,74]. В этом обзоре также подчеркивается, что дезактивация и тщательная очистка штор и общественных помещений, таких как ванные комнаты и туалеты, являются ключевыми мерами по предотвращению инфекций, таких как инфекции ГАЗ [39, 141].Шторы в зонах повышенного риска, например в больницах, также следует часто менять. Это следует делать один раз в месяц в зонах высокого риска и два раза в год в зонах низкого риска. Больницам также следует рассмотреть возможность использования одноразовых штор или пластиковых экранов вместо моющихся штор [33].

Надлежащая практика инфекционного контроля также была определена как критически важная для предотвращения инфекций, вызванных ГАЗ, в больницах и медицинских учреждениях. Это включает правильное использование средств индивидуальной защиты, асептическое лечение ран и надлежащее удаление медицинских отходов [31,32,39,88,89,90,91,92,93].Пациенты или жители, инфицированные ГАЗом в больницах или домах престарелых, также должны быть изолированы в качестве профилактической меры, чтобы остановить дальнейшую передачу ГАЗ [93,104]. Поддержка антисептических мер во время родов и ухода за пуповиной новорожденного также была определена как важная для стратегии профилактики, направленной на снижение передачи ГАЗ среди рожениц и новорожденных [17]. Практикующие врачи также должны придерживаться рекомендаций по диагностике и лечению для эффективного контроля инфекций, вызванных ГАЗ [35,101,124].В этом обзоре также рекомендуется правильное ведение сопутствующих инфекций, таких как грипп [78], и пациентов, перенесших хирургические вмешательства, такие как тонзиллэктомия и другие подобные операции [40, 142], чтобы снизить риск развития ГАЗ. инфекции.

Поощряется скрининг медицинских работников, бессимптомных случаев, включая социальные контакты и членов семей инфицированных людей, и постконтактную профилактику уязвимых групп [11,32,37,64,77]. Успешный скрининг должен включать как глотку, так и перианальные участки [75].Однако отсутствие официальных руководств по профилактике вторичных заболеваний с помощью контактной профилактики остается проблемой во многих странах [111]. Кроме того, химиопрофилактика иногда может быть неэффективной, особенно при борьбе со вспышками из-за появления новых штаммов в результате мутирующей природы GAS [48].

Медико-санитарное просвещение для медицинских работников, пациентов и сообществ является ключом к профилактике инфекций ГАЗ [15,45,85,100,101,102,103,104]. Это должно включать сообщения, побуждающие людей прикрывать кашель или чихание салфеткой или предплечьем, что эффективно для предотвращения большинства инфекций, передающихся через дыхательные пути [49,143].Следует также подчеркнуть информацию о правильном обращении за здоровьем, поскольку это также помогает уменьшить распространение болезни за счет успешного лечения [19,49,100]. Наращивание потенциала медицинских работников в отношении инфекций, вызванных ГАЗ, и борьбы с ними также будет способствовать предоставлению целевых рекомендаций клиентам и, таким образом, разорвать цепь передачи [3,14,26,85]. Это сократит существующие пробелы в знаниях по профилактике и лечению инфекций, вызываемых ГАЗ. После завершения обучения учреждения должны стараться избегать высокой текучести кадров, которая может способствовать возникновению пробелов в знаниях в области контроля и лечения этих инфекций [47].

Клинические вмешательства, такие как ранняя точная диагностика и лечение в качестве эффективных профилактических мер при инфекциях ГАЗ, получили широкую поддержку [15,19,69,79,80,81,82,83,84,85,86,87] . Раннее лечение антибиотиками имеет важное значение для сокращения окна передачи. Это также предотвращает развитие осложнений, в том числе связанных с ними последствий. Например, при приеме антибиотиков ГАЗ обычно передается в течение 24–48 часов; однако без антибиотиков инфекционная способность может длиться 10–21 день, а в сложных случаях даже дольше [144].Об этом свидетельствует вспышка ГАЗ-фарингита в канадском военном лагере в период с декабря 2016 года по апрель 2017 года. Расследование вспышки показало, что нежелание обращаться за медицинской помощью и низкое соблюдение антибиотиков, как сообщалось, были факторами, которые препятствовали успеху лечения и привели к увеличению распространения инфекции. ГАЗ-болезнь [49]. Поэтому пациентам рекомендуется придерживаться рекомендаций по лечению, чтобы избежать неудач лечения и, следовательно, уменьшить распространение болезни. Кроме того, в качестве меры профилактики поощряется раннее и улучшенное лечение кожных инфекций и ожогов [14,28,71,145].Следует также поощрять практику безопасных инъекций среди людей, употребляющих инъекционные наркотики [146], чтобы снизить уровень передачи ГАЗ в этих группах населения.

Улучшенные методы обнаружения и инструменты расследования вспышек, такие как полногеномное секвенирование, могут позволить раннее обнаружение инфекций GAS и выявление вспышек. Это может облегчить быстрое назначение лечения и снизить скорость передачи [105,106]. Правительствам также следует обеспечить доступность недорогих и доступных медицинских услуг для всех граждан в целях предотвращения всех инфекций и борьбы с ними.Справедливое распределение ресурсов является ключом к снижению социального неблагополучия, которое сильно влияет на передачу газа [3,9,20,30].

В настоящее время нет лицензированной вакцины для борьбы с инфекциями ГАЗ; однако разработка вакцины продолжается [2]. Этому процессу препятствовали такие факторы, как доступность различных уникальных серотипов GAS, антигенные вариации в пределах одного серотипа, проблемы безопасности и отсутствие консенсуса по клиническим конечным точкам для установления доказательства концепции [108, 110, 147, 148].Однако исследования в этом обзоре показывают, что вакцинация может помочь уменьшить эти заболевания, и поэтому настоятельно рекомендуют ее разработку и использование [89,102,107,108,109,110]. Ривера-Эрнандес и др. [109] предполагают, что вакцинация может снизить использование антибиотиков и, следовательно, снизить устойчивость к антибиотикам. Снижение устойчивости к антибиотикам еще больше снизит передачу инфекций ГАЗ за счет повышения эффективности лечения, как обсуждалось ранее. Исследования также предложили скрининг на инвазивный ГАЗ во время беременности, чтобы предотвратить передачу инфекции беременным женщинам, которые относятся к группе высокого риска по ГАЗ-инфекциям [41,63,67,97,119].

ГАЗ — важный глобальный патоген с разнообразными клиническими проявлениями и ограниченными эпидемиологическими данными [3,122]. В настоящее время отсутствие обязательного уведомления пациентов в большинстве стран ограничивает способность программ общественного здравоохранения эффективно нацеливать, предотвращать и контролировать болезни, связанные с ГАЗ [111,112,113,114,115,116]. Большинство исследований и стран больше сосредоточены на клиническом лечении заболеваний, чем на профилактике на уровне сообществ. Поскольку болезни, связанные с ГАЗ, не подлежат регистрации во всем мире, проведение информированных общественных и исследовательских инициатив, направленных на снижение воздействия болезней, вызываемых ГАЗ, остается проблемой.Усилия по совершенствованию систем отчетности и расширению масштабов мероприятий по охране здоровья населения и окружающей среды на уровне сообществ в сочетании с эффективным лечением случаев помогут снизить скорость передачи [46,94,111,113,122]. В будущих стратегиях должен использоваться междисциплинарный подход к профилактике и борьбе с ГАЗ-заболеваниями как в сообществе, так и в клинических условиях.

Стратегии профилактики стрептококковой инфекции группы B у новорожденных: общенациональное исследование политики Италии | Итальянский педиатрический журнал

Члены Итальянского общества неонатологов, Итальянского общества акушеров и гинекологов и Итальянской ассоциации клинических микробиологов, которые сотрудничали для сбора данных, перечислены ниже.

Члены Итальянского общества неонатологов: Г. Стивал, М. А. Барбалья (Ospedale SS Trinità, Боргоманеро), А. Гуала (Ospedale Castelli, Вербания), Э. Джунта (Ospedale Evangelico Internazionale, Genova Voltri), Л. Парола, MR Гроссиньяни (больница «Форнароли», Маджента), П. Перри, Л. Тубальди (больница Санта-Лючия, Мачерата), Г. Аллетто, С. Дайдоне (больница Сант-Антонио Абете ди Трапани, Casa Санта-Эриче), В. Флакко ( Ospedale Renzetti, Lanciano), C. Dani (Azienda Ospedaliera Universitaria Careggi, Firenze), A.Стерпа (POC Carate Brianza \ Giussano, Carate Brianza), G. Rapisardi, M.R. Elicio (S.M. Annunziata, Bagno a Ripoli), G. Faldella, M.G. Капретти (Azienda ospedaliero-Universitaria S. Orsola-Malpighi di Bologna), H. Messner (Ospedale di Bolzano), M. Bandiera (PO «Sirai», Carbonia), C. Achille (Fondazione IRCCS Policlinico San Matteo, Pavia), A .Аззали (С.Г. ди Дио, Агридженто), Дж. Монтрасио, С. Мариани (АО, Оспедале ди Чирколо ди Бусто Арсицио, Саронно), Дж. Гальваньо, Э. Джакоза (Оспедале Маджоре Кьери), Ф.де Ангелис (Civile San Benedetto del Tronto), М. Спандрио (Azienda Ospedaliera Mellino Mellini, Chiari), А. Серра (S. Spirito di Bra e S. Lazzaro di Alba), Ф. Гарофало (Ospedale degli Infermi, Биелла) , A. Perona, F. Porcelli (AO Sant’Antonio Abate di Gallarate, Gallarate), F. Ferrero, S. De Franco (Ospedale maggiore della Carità, Novara), P. Paollilo, S. Picone (Policlinico Casilino, Roma) , Р. Бесана, Т. Вариско, М. Фарина (Больница Дезио), Л. Мемо, Дж. Николини (Больница Сан-Мартино, Беллуно), Д.Лиетти, Дж. Ди Кьяра (Ospedale Classificato Valduce, Комо), A. Rottoli, T. Bonabitacola (Ospedale Uboldo, Cernusco sul Naviglio), E. Cortis, E. Neri (Ospedale Santa Maria della Stella, Orvieto), S.Martinelli , Л.Иларди (AO Ospedale Niguarda Cà Granda- Milano), GF Ронданини, П. Кальци (ПО ди Вимеркате), А.Гатта, П.А. Кунтадамо (Casa Sollievo della Sofferenza, Сан-Джованни Ротондо), М. Ивальди, Л. Теренцани (Civile Leonardi, Лаванья), Н. Ди Лацио, M.D. Траваглио (больница «Сан-Джованни», Лагонегро), G.Ветрано, Дж. Фурколо (Osp. «Sacro Cuore di Gesù» — Fatebenefratelli, Беневенто), В. Витакко, К. Интини (Ospedale SS Annunziata, Таранто), М. Фриджерио, П. Строппиана (Azienda Ospedaliera Ordine Mauriziano, Torino) , Дж. Поличчио (Больница, Падуя), П. Месирка (Больница Сан Валентино, Монтебелуна), П. Джанино, Э. Оденио (Больница Кардинал Массаиа, Асти), Р. Палудетто, Ф. Раймонди (Азиенда Оспедалиера Университариа «Федерико II» ”, Неаполь), А. Пульезе, Л. Валентино (AORN A. Cardarelli Napoli), Н. Носари, Г.Марчезано (Ospedale Umberto I, Nocera Inferiore), Дж. Кирико (Spedali Civili di Brescia), Р. Белло (Ospedale Manzoni, Lecco), М. Менчини, А. Полетти (AO Treviglio), Т. Ваккиано и Л. Пинто ( POSS. Annunziata, Napoli), D. Perri e R. Coppola (Ospedale «Moscati», Aversa), R. Perini (ASS5 «Bassa Friulana» Friuli Venezia Giulia, Palmanova e Latisana), A. Vetrella, G. De Luca (Ospedale Villa De Fiori, Acerra), G. Lista, F. Cavigioli (Ospedale dei Bambini Vittore Buzzi, Milano), A. Bettinelli, E. Massironi (Ospedale Mandic, Merate), C.Франко, Л. Бернардо (Ospedale Macedonio Melloni, Milano), S. Poli, M. Palladini (Ospedale di Vallecamonica, Esine), V. Tota, F. Spadavecchia (Ospedale Umberto Primo, Corato), G.V. Цуккотти, Л. Польяни (АО Л. Сакко, Милан), Дж. Бракалья (Больница Сан-Джованни-Евангелиста, Тиволи), А.Л. Манчини (Больница Сан-Северино-Марке), Ф. Дзокко, Дж. Иоцциа (Больница «Маджоре», Модика) , A. Auriemma, M. Teani (Azienda Ospedaliera Bolognini, Seriate), G. Mangilli, AM Темпра (Ospedali Riuniti di Bergamo), Л. Ди Терлизи (Ospedale Vittorio Emanuele, Bisceglie), Р.Боттино, К. Сальви (Fondazione Poliambulanza, Брешиа), В. Фортунато, Р. Мусаико (Оспедале Л. Бономо, Андрия), Дж. Гаргантини, Дж. Каррера (AO della Provincia di Lodi — PO di Lodi e Codogno), Р. . Магальди, Л. Таурино («Ospedali Riuniti» Azienda Ospedaliero-Universitaria di Foggia), AM Д’Онофрио (Presidio Ospedaliero «T. Masselli Mascia», Сан-Северо), Э. Буффоне, А. Темпера (АО Сан-Камилло-Форланини, Рома), М. Агости, П. Гарсия (HF Дель Понте, Варезе), Ф. Моска, Л. Пуни (Fondazione IRCCS Ca ‘Granda Ospedale Maggiore Policlinico, Милан), П.Тальябу, К. Коломбо (Азиенда Оспедалиера С Херардо, Монца), М. Деми, Дж. Пикко (Оспедале Сан-Бассиано, Бассано-дель-Граппа), А. Карлуччи, Дж. Зорци (Оспедале Маццони, Асколи Пичено), Д. Падула, ML Кардоне (Istituto Clinico «Città di Brescia», Брешиа), G. Buonocore, M.C. Мурака (AOUS Siena), А. Болдрини, М. Чантелли (Azienda Ospedaliera Universitaria Pisana), М. Ланари, Л. Серра (Civile S. Maria della Scaletta, Имола), Л. Феличи (Ospedale Riuniti Marche Nord, Pesaro) , Дж. Бандералли, К.Брамбилла (АО Сан-Паоло, Милан), А. Далл’Аньола, Э. Вивиани (Ospedale Orlandi ULSS 22, Буссоленго), MCZonca, Г. Ликарди (Ospedale Civile, Виджевано), А. Кьяра (Ospedale Voghera — Ospedale Unificato Broni / Stradella), G. Ancora, I. Papa (Ospedale Infermi, Римини), P. Gancia, G. Pomero, A. Deloglu (Azienda Ospedaliera S. Croce e Carle, Cuneo), P. Villani, P. Mussini (Azienda Ospedaliera Carlo Poma, Mantova), E. Canidio, D. Migliavacca (Ospedale Maggiore di Crema), S. Di Fabio (Presidio Ospedaliero San Salvatore, L’Aquila), I.Чиполлоне (Ospedale Civile di Avezzano), Дж. Биазуччи, П. Рубби, М. Пьеполи (Azienda Unità Sanitaria Locale di Piacenza), Н. Гуастаферро, Ф. Инфриччиоли (Ospedale Madonna del Soccorso, Сан-Бенедетто-дель-Тронто), Э. Бертино , К. Ператонер (Azienda Ospedaliera Città della Salute e della Scienza, Presidio Osp. S.Anna, Torino), S. Parmigiani, G. Suriano (Presidio Ospedaliero del Levante Ligure, La Spezia), C. Ianniello (AO Ospedale «San Карло », Потенца), А. Биазини, М. Азалли (Ospedale M. Bufalini, Чезена), Г.Литавры, С. Баррези (АО Бьянки Мелакрино Морелли, Реджио Калабрия), Дж. Каочи, Р. Чиккотти (Больница Санто Спирито в Сассии, Рим), М. Де Кертис, Ф. Натале (Азиенда Поликлинико Умберто I, Рим), М. . Finocchi, C. Haass (Ospedale S. Pietro FBF, Roma), F. Milillo (Ospedale di Corigliano Calabro), S. Lucieri, E. Guercio (Ospedale Civile Ferrari, Castrovillari), SA Canepa, G. Scozia (Ospedale Giovanni Паоло II ди Ламеция Терме), Р. Антонуччи, О. Лимонгелли (PO Nostra Signora di Bonaria, Сан-Гавино), С.Макчио, Ф. Монжелли (больница «Вилла Скасси», Генуя), Ф. Колонна (больница С. Мария дей Баттути, Сан-Вито-аль-Тальяменто), Д. Драгович, М.Т. Калипа (Ospedale San Polo di Monfalcone E Ospedale San Giovanni di Dio, Gorizia), А. Коэн, Л. Мореско (Ospedale San Paolo, Савона).

Члены Итальянского общества акушеров и гинекологов: Р. Ла Спина, Р. Руджери (Оспедале ди Ачиреале), А. Лювинк (Оспедале ди Арко), М. Браттоли (Оспедале Сан-Паоло, Бари), А. Феди (Оспедале) ди Борго Сан-Лоренцо), Л.Лакки (Ospedale di Boscotrecase), G. Ettore, E. Pappalardo (Ospedale di Garibaldi Nesima, Катания), G. Conoscenti (Azienda Ospedaliera per l’Emergenza Cannizzaro, Катания), B. Zeni (Ospedale di Cavalecia), D. Spellecia (AOVV Presidio di Chiavenna), Л. Фавретти (Ospedale di Cittadella), L. Spagna (Ospedale di Cuneo), С. Заглио, Д. Брешиани (Ente Ospedaliero Desenzano del Garda), А. Бандини (Ospedale Morgagni-Pierantoni, ), Р. Манчини, П. Мустони (AOS Антонио Абате Галларате), Д. Додеро, М.Гримальди (ASL 4 Chiavarese, Lavagna), M. Di Mario (Ospedale di Lodi), P. Migliorini, A. Kemeny (Ospedale di Massa), P.S. Анастасио, Т. Риккарди (Ospedale di Matera), T. Maggino, G. Cerri (Ospedale dell’Angelo di Venezia, Местре), P. Puggina (Ospedale Evangelico Villa Betania, Неаполь), A.M. Маркони (А.О. Сан-Паоло, Милан), С. Морджиа, Дж. Беллиа (Больница Ното), MR. Д’Анна, М. Катания (Ospedale Buccheri La Ferla, Палермо), A. Bacchi Modena, L. Franchi (AOU di Parma), N. Calonaci (Ospedale di Piombino), S.Скеттини, Р. Парадизо (Azienda Ospedaliera Regionale San Carlo, Potenza), П. Сакуччи (Ospedale San Filippo Neri, Roma), M. Ioppi, M. Zorzi (Ospedale di Rovereto), G.Stellin (Ospedale di Rovigo), F . Патаккиола (Ospedale Val Vibrata, Sant’Omero), L. Carrata (Ospedale Casale Monferrato), D. Bassini, L. San Marco (Ospedale di Tolmezzo), T. Todros, C. Tibadi (OIRM Sant’Anna, Torino) , М. Либорио (AO Cardinale G. Panico, Tricase).

Члены Итальянской ассоциации клинических микробиологов: R.Лариккья, Л. Тауро (Ente Ecclesiastico «Miullli», Acquaviva delle Fonti), Ф. Феррара, К. Нуара Э., Гиральди (больница Сан-Джованни ди Дио, Агридженто), Ф. Молинари, А. Комессатти (ASL CN2 Alba- Бра), А. Роккетти, Л. Ди Маттео (ASO Alessandria), В. Микони, П. Кальви (Ospedale di Arzignano), A. Pernigotti, F. Fabozzi (Presidio Ospedaliero di Asola), G. Micca, G. Monticone (Ospedale di Asti), M. Sarti (Nuovo Ospedale Civile S. Agostino-Estense, Baggiovara), G. Da Rin, M. Zoppelletto (Ospedale di Bassano del Grappa), E.Модоло (Ospedale di Belluno), депутат. Ландини, Дж. Фурлини, Э. Галлуппи (АОУ С. Орсола-Мальпиги, Болонья), Э. Пагани, Р. Ашбахер, П. Инноченти (Больница Больцано), Н. Брезолин, М. Э. Рагги (IRCCS Эухенио Медеа, Босисио Парини ), К. Бонфанти, М. Де Франческо (Spedali Civili, Брешиа), П. Сантер, А. Гриссмайер (Ospedale di Brunilo), Д. Де Франческо, А. Пирали (Ospedale di Busto Arsizio), К. Прасчиолу, Ф Усай (PO SS. Trinità ASL8 Cagliari), Дж. Кузцоне, М. Скутелла (Больница «А. Кардарелли», Кампобассо), П.Трамакере, Д. Фоссати (Президио ди Карате Брианца), Дж. Пьясерико, Дж. Бординьон (Больница Кастельфранко Венето), А. Шакка (АО Поликлиника «Дж. Родолико», Катания), Ф. Ди Винченцо, А. Имбриани ( Ospedale Vittorio Emanuele, Catania), D. Melotti (Ospedale Uboldo, Cernusco sul Naviglio), G. Catanoso, I. Rivetti (Ospedale di Chiari), G. Neri, R. Bruno (Ospedale Civico di Chivasso), L. Bacelle, П. Сарторе (Больница Читтаделла), Дж. Джиана, Э. Сала (Больница Комо), К. Хиральди, П. Кавальканти (Больница Аннунциата, Козенца), М.Перуджини, А.Перуджини (Studio Associato Perugini, Козенца), К. Джинарди, Д. Маритано (ASO S. Carle e Croce, Кунео), А. Феррини (Ospedale di Ivrea-Cuorgnè), А. Бонеттини, А. Аванзини ( Ospedale di Vallecamonica-Sebino, Esine), S. Gasperoni, B. Pieretti (Ospedale Santa Croce, Fano), E. Montanari, C. Carillo (Ospedale di Argenta, di Cento e del Delta, ASL Ferrara), MR Rossi (Az . Ospedale Università Sant’Anna, Феррара), A. Laureti, ML Балдони (Ospedale San Giovanni Battista, Foligno), D. Serra (Ospedale Evangelico Internazionale, Genova), G.Мелиоли, Р. Бандеттини (Институт Дж. Гаслини, Генуя), Ф. Онето (Lab srl, Генова), Р. Колла, С. Сторчи Инсерти (Оспедале ди Гуасталла), Дж. Катанозо, Ф. Ланцини (Оспедале ди Изео) , П. Паури, Э. Тили (Ospedale di Jesi), Р.А. Леоне (Ospedale di Lamezia Terme), Г. Вердастро, М. Мегха (Poliambulatorio Cittadella della Salute, Лечче), Ф. Луццаро ​​(Ospedale di Lecco), А. Конти, Л. Бусулини (Ospedale di Legnago), П. Мирри (Ospedale Civile di Legnano), Р. Диодати, К. Веттори (Ospedale di Versilia USL 12), С.Питталис, А. Анези (Оспедале Маджоре ди Лоди), А. Фиоре, Л. Голья (Президио Оспедальеро ди Луино), Э. Витулло, А. Синно (АСМ Матера), С. Платцгуммер, К. Спиталер (Оспедале «Ф. Таппейнер », Мерано), MC Трабукки (Laboratorio analisi mediche Alfa srl, Милан), М. Бесоцци, Э. Чезана (Ауксологический институт, Милан), Дж. Ингиллери, С. Гроссо (больница Fatebenefratelli e Oftalmico, Милан), Р. Д’Анджело, Э. Фогато (Istituto Geriatrico P. Redaelli, Milano), F. Lavarda, G. Ortisi (Ospedale San Carlo Borromeo, Milano), M.Клементи, П. Чичеро (Ospedale San Raffele, Milano), F. Rumpianesi, C. Venturelli (Azienda Ospedaliero-Universitaria Policlinico di Modena) F. Mortillaro, S. Daffara (Policlinico di Monza), MR Catania, D. Iula (AOU) Федерико II, Неаполь), С. Андреони (AOU «Маджоре делла Карита», Новара), А. Полити, К. Агостинелли (СС Бенвенуто и Рокко, Осимо), К. Папарелла, Д. Капоцци (Великобритания, Грасси, ASL / RMD, Ostia Lido Roma), P. Notaris (ospedale di Pergola), F. Bistoni, A. Mencacci (Ospedale di Perugia), M. Valentini, A.Филиппетти (AO Ospedali Riuniti Marche Nord — PO San Salvatore di Pesaro), M. Confalonieri (Ospedale di Piacenza), O. Novarese (CdC Villa Serena, Piossasco), F. Bonini, D. Salamone (Ospedale di Pontedera), A. Кампорезе, Р. Де Роса (AORP Санта-Мария-дельи-Анджели, Порденоне), П. Касприни, Р. Дегль’Инноченти (USL4 Parto), Р. Джордано, М. Т., Алло (Ospedale di Ragusa), Д. Занелла, М. Маландрино (Ospedale di Rivoli), M. Tronci, M. Valmarin (AO San Camillo-Forlanini, Roma), G. Leonetti, S. Falco (ospedale S.Эухенио, Рома), М. Меледандри, М. Баллардини (Ospedale San Filippo Neri, Рома), А. Спано, M.C. Кава (Ospedale Sandro Pertini, Roma), M.T. Маскеллино (Policlinico Umberto I °, Roma), M. Schinella, P. Gualdi (Ospedale S. Maria Del Carmine, Rovereto), E. Casari (IRCCS Istituto Clinico Humanitas, Rozzano), N. Scattolo, C. Motta (Ospedale di Сан-Бонифачо), К. Перфетти, М. Бассано (Больница Сан-Северино-Марке), Дж. Сера, П. Яфиско (Больница Сан-Северо), И. Мура, А. Палмьери (Азиенда Оспедальеро Университариа, Сассари), М.Мильярди, М. Ферлини (Ospedale Ordine Mauriziano, Турин), G. Grandi, F. Giardini (Ospedale Oftalmico di Torino), F. Albano, M. Latino (AO OIRM Sant’Anna, Torino), MP Ferrero, L. Bellizia (Ospedale di Torino), M. Russolo, S. Russolo (Laboratorio analisi Adige di Trento), A. Pesenti, MA Fasano (Ospedale di Treviglio), S. Previato (Analisi Cliniche Emolab, Tribano), О. Радилло, М. Бузетти (IRCCS Burlo Garofalo, Триест), П. Феррари, В. Сидерини (Lab NordEst srl, Триест), Л. Пуццоланте (больница Сан-Даниэле-дель-Фриули), К.Скарпаро, А. Арзезе (AOUSMM Удине), Н. Капучча, Л. Лодоло (Osp. Castelli ASL-VCO Piemonte, Вербания), Л. Делледонн, А. Грамони (Фонд С. Маугери, Веруно), В. Майоло (больница ди Вибо Валентия), А. Геллер (Casa di Cura Eretenia, Виченца), С. Спадаро, М. Бальцаретти (АО Меленьяно, Виццоло Предабисси).

Финансирование

Доктор Альберто Берарди получил финансирование от следующих компаний: Pfizer (2015), Putnam Associates (2016) и GSK (2017). Остальные авторы заявляют, что у них нет источника финансирования.

Наличие данных и материалов

Наборы данных, использованные и / или проанализированные в ходе текущего исследования, доступны у соответствующего автора по разумному запросу.

Стрептококковый синдром токсического шока в реанимации | Annals of Intensive Care

  • 1.

    Стивенс Д. Повторное появление токсина А скарлатины среди стрептококков в Западных Скалистых горах: тяжелые стрептококковые инфекции группы А, связанные с токсическим шоковым синдромом.N Engl J Med. 1989; 321 (1): 1–7.

    Артикул CAS Google ученый

  • 2.

    Стивенс Д.Л., Брайант А.Е. Тяжелые стрептококковые инфекции группы А. В: Ферретти Дж. Дж., Стивенс Д. Л., Фишетти В. А., редакторы. Streptococcus pyogenes: основы биологии до клинических проявлений. Оклахома-Сити (Оклахома): Центр медицинских наук Университета Оклахомы; 2016. с. 661–5.

    Google ученый

  • 3.

    Аль-Ахрасс Ф., Абдалла Л., Бергер С., Ханна Р., Рейнольдс Н., Томпсон С. и др. Токсический шоковый синдром Streptococcus agalactiae: два сообщения о клинических случаях и обзор литературы. Медицина (Балтимор). 2013. 92 (1): 10–4.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Reich HL, Crawford GH, Pelle MT, James WD. Стрептококковый синдром, подобный токсическому шоку. Arch Dermatol. 2004. 140 (2): 163–6.

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Дуглас В. Практическая история новой эпидемической сыпной милиарной лихорадки с язвенной стенокардией, которая преобладала в Новой Англии в 1735 и 1736 годах. N Engl J Med Surg. 1825; 14 (1): 1–13.

    Google ученый

  • 6.

    Dillon HC. Контагиозное импетиго: гнойные и негнойные осложнения. I. Клинические, бактериологические и эпидемиологические характеристики импетиго. Am J Dis Child. 1968. 115 (5): 530–41.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Wannamaker LW, Rammelkamp CH, Denny FW, Brink WR, Houser HB, Hahn EO и др. Профилактика острой ревматической лихорадки путем лечения предшествующей стрептококковой инфекции различными количествами депо пенициллина. Am J Med. 1951; 10 (6): 673–95.

    Артикул CAS Google ученый

  • 8.

    Конус Л.А., Вудард Д.Р., Шливерт П.М., Томори Г.С. Клинические и бактериологические наблюдения за токсическим шоковым синдромом, вызванным Streptococcus pyogenes.N Engl J Med. 1987. 317 (3): 146–9.

    Артикул CAS Google ученый

  • 9.

    Weaver GH. Жизнеспособность бактерий из глотки больных скарлатиной при специальном исследовании стрептококков. J Med Res. 1903; 9 (3): 246–56.

    PubMed PubMed Central CAS Google ученый

  • 10.

    Икебе Т., Чиба К., Шима Т., Масуда С., Окуно Р., Охия Х. и др. Оценка стрептококкового токсического шокового синдрома, вызванного стрептококками группы B, у взрослых в Японии в период с 2009 по 2013 год.J Infect Chemother. 2015; 21 (3): 207–11.

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Sims KD, Barton TD. Синдром токсического шока, вызванного стрептококками группы B, у пациента, страдающего асплиной: клинический случай и обзор литературы. Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2006. 25 (3): 208–10.

    Артикул CAS Google ученый

  • 12.

    Proft T, Fraser JD. Стрептококковые суперантигены: биологические свойства и потенциальная роль в заболевании.В: Ферретти Дж. Дж., Стивенс Д. Л., Фишетти В. А., редакторы. Streptococcus pyogenes: основы биологии до клинических проявлений.

  • 13.

    Синдром стрептококкового токсического шока (STSS) ( Streptococcus pyogenes ) Определение случая, 2010 г. https://wwwn.cdc.gov/nndss/conditions/streptococcal-toxic-shock-syndrome/case-definition/2010/. По состоянию на 4 апреля 2018 г.

  • 14.

    Thigpen MC, Richards CL, Lynfield R, Barrett NL, Harrison LH, Arnold KE, et al. Инвазивная стрептококковая инфекция группы А у пожилых людей в учреждениях длительного ухода и в общинах, США, 1998–2003 гг.Emerg Infect Dis. 2007. 13 (12): 1852–9.

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Thigpen MC, Thomas DM, Gloss D, Park SY, Khan AJ, Fogelman VL, et al. Вспышка инвазивной группы стрептококковых инфекций в домах престарелых, вызванная двумя разными штаммами. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 2007. 28 (1): 68–74.

    Артикул Google ученый

  • 16.

    ДиПерсио Дж. Р., File TM, Стивенс Д. Л., Гарднер В. Г., Петропулос Г., Динса К.Распространение серьезного заболевания — продуцирования клонов M3 стрептококка группы А среди членов семьи и медицинских работников. Clin Infect Dis. 1996. 22 (3): 490–5.

    Артикул CAS Google ученый

  • 17.

    Lamagni TL, Efstratiou A, Vuopio-Varkila J, Jasir A, Schalén C. Strep-EURO. Эпидемиология тяжелого заболевания, связанного с Streptococcus pyogenes, в Европе. Euro Surveill. 2005. 10 (9): 179–84.

    Артикул CAS Google ученый

  • 18.

    О’Лафлин Р.Э., Роберсон А., Цеслак П.Р., Линфилд Р., Гершман К., Крейг А. и др. Эпидемиология инвазивной стрептококковой инфекции группы А и потенциальные последствия вакцинации: США, 2000–2004 гг. Clin Infect Dis. 2007. 45 (7): 853–62.

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Davies HD, McGeer A, Schwartz B, Green K, Cann D, Simor AE, et al. Инвазивные стрептококковые инфекции группы А в Онтарио, Канада. N Engl J Med. 1996. 335 (8): 547–54.

    Артикул CAS Google ученый

  • 20.

    Factor SH, Levine OS, Schwartz B, Harrison LH, Farley MM, McGeer A, et al. Инвазивный стрептококк группы А: факторы риска для взрослых. Emerg Infect Dis. 2003. 9 (8): 970–7.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Определение группы. Синдром стрептококкового токсического шока. Обоснование и согласованное определение. Рабочая группа по тяжелым стрептококковым инфекциям.ДЖАМА. 1993. 269 (3): 390–1.

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Бисно А.Л., Стивенс Д.Л. Стрептококковые инфекции кожи и мягких тканей. N Engl J Med. 1996. 334 (4): 240–5.

    Артикул CAS Google ученый

  • 23.

    Драге Л.А. Опасные для жизни высыпания: дерматологические признаки четырех инфекционных заболеваний. Mayo Clin Proc. 1999. 74 (1): 68–72.

    Артикул CAS Google ученый

  • 24.

    Синдром токсического шока стрептококка (STSS) ( Streptococcus pyogenes ) 1996 г. Определение случая. https://wwwn.cdc.gov/nndss/conditions/streptococcal-toxic-shock-syndrome/case-definition/1996/. По состоянию на 4 апреля 2018 г.

  • 25.

    Ferretti JJ, Stevens DL, Fischetti VA, editors. Streptococcus pyogenes: основы биологии до клинических проявлений. Оклахома-Сити (Оклахома): Центр медицинских наук Университета Оклахомы; 2016. с. 741–58.

    Google ученый

  • 26.

    Фокс К.Л., Борн М.В., Коэн М.А. Фульминантная инфекция и синдром токсического шока, вызванные Streptococcus pyogenes. J Emerg Med. 2002. 22 (4): 357–66.

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Ali SZ, Srinivasan S, Peh WCG. МРТ при некротическом фасциите конечностей. Br J Radiol. 1033; 2014 (87): 20130560.

    Google ученый

  • 28.

    Карбонетти Ф., Кремона А., Карузи В., Гуиди М., Янничелли Е., Ди Джироламо М. и др.Роль компьютерной томографии с контрастным усилением в диагностике некротического фасциита и сравнение с лабораторным индикатором риска некротического фасциита (LRINEC). Радиол Мед (Турин). 2016; 121 (2): 106–21.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Керл Т. Ультразвуковая диагностика некротического фасциита в месте оказания медицинской помощи, пропущенная с помощью компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии. J Emerg Med. 2014; 47 (2): 172–5.

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Хусейн QA, Аная Д.А. Некротические инфекции мягких тканей. Crit Care Clin. 2013. 29 (4): 795–806.

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Malghem J, Lecouvet FE, Omoumi P, Maldague BE, Vande Berg BC. Некротический фасциит: вклад и ограничения диагностической визуализации. Joint Bone Spine Rev Rhum. 2013. 80 (2): 146–54.

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Commons RJ, Smeesters PR, Proft T, Fraser JD, Robins-Browne R, Curtis N.Стрептококковые суперантигены: категоризация и клинические ассоциации. Тенденции Мол Мед. 2014. 20 (1): 48–62.

    Артикул CAS Google ученый

  • 33.

    Proft T, Fraser JD. Бактериальные суперантигены. Clin Exp Immunol. 2003. 133 (3): 299–306.

    Артикул CAS Google ученый

  • 34.

    Дик Г.Ф., Дик Г.Х. Скарлатина. Am J Public Health (N-Y). 1924; 14 (12): 1022–8.

    Артикул CAS Google ученый

  • 35.

    Траск Д.Д., Блейк Ф.Г. Наблюдения за наличием токсического вещества в крови и моче больных скарлатиной. J Exp Med. 1924; 40 (3): 381–95.

    Артикул CAS Google ученый

  • 36.

    Spaulding AR, Salgado-Pabón W, Kohler PL, Horswill AR, Leung DYM, Schlievert PM. Стафилококковые и стрептококковые суперантигенные экзотоксины.Clin Microbiol Rev.2013; 26 (3): 422–47.

    Артикул CAS Google ученый

  • 37.

    Уокер MJ, Barnett TC, McArthur JD, Cole JN, Gillen CM, Henningham A, et al. Проявления заболевания и механизмы патогенеза стрептококков группы А. Clin Microbiol Rev.2014; 27 (2): 264–301.

    Артикул CAS Google ученый

  • 38.

    Sundberg E, Jardetzky TS. Структурная основа связывания HLA-DQ стрептококковым суперантигеном SSA.Nat Struct Biol. 1999. 6 (2): 123–9.

    Артикул CAS Google ученый

  • 39.

    Ферри Т, Томас Д., Перпойнт Т, Лина Дж., Моннерет Дж., Мохаммеди I и др. Анализ сигнатур суперантигенного токсина Vbeta T-клеток, продуцируемых в случаях синдрома токсического шока стафилококка и септического шока. Clin Microbiol Infect. 2008. 14 (6): 546–54.

    Артикул CAS Google ученый

  • 40.

    Ллевелин М., Коэн Дж. Суперантигены: микробные агенты, разрушающие иммунитет. Lancet Infect Dis. 2002. 2 (3): 156–62.

    Артикул CAS Google ученый

  • 41.

    Герман А., Капплер Дж. У., Маррак П., Пуллен А. М.. Суперантигены: механизм стимуляции Т-клеток и роль в иммунных ответах. Анну Рев Иммунол. 1991; 9: 745–72.

    Артикул CAS Google ученый

  • 42.

    Маккормик Дж., Ярвуд Дж. М., Шливерт П. М.. Синдром токсического шока и бактериальные суперантигены: обновленная информация. Annu Rev Microbiol. 2001; 55: 77–104.

    Артикул CAS Google ученый

  • 43.

    Аль-Аджми Дж.А., Хилл П., О’Бойл С., Гарсия М.Л.Б., Малкави М., Джордж А. и др. Синдром токсического шока стрептококка группы А: отчет о вспышке и обзор литературы. J заразить общественное здравоохранение. 2012; 5 (6): 388–93.

    Артикул Google ученый

  • 44.

    Ламаньи Т.Л., Даренберг Дж., Лука-Харари Б., Сильяндер Т., Эфстратиу А., Энрикес-Нормарк Б. и др. Эпидемиология тяжелой болезни Streptococcus pyogenes в Европе. J Clin Microbiol. 2008. 46 (7): 2359–67.

    Артикул Google ученый

  • 45.

    Brosnahan AJ, Schlievert PM. Грамположительный бактериальный суперантиген, передающий сигнал извне-внутрь, вызывает синдром токсического шока. FEBS J. 2011; 278 (23): 4649–67.

    Артикул CAS Google ученый

  • 46.

    Kotb M, Norrby-Teglund A, McGeer A, El-Sherbini H, Dorak MT, Khurshid A, et al. Иммуногенетическая и молекулярная основа различий в исходах инвазивных стрептококковых инфекций группы А. Nat Med. 2002. 8 (12): 1398–404.

    Артикул CAS Google ученый

  • 47.

    Llewelyn M. Гаплотипы класса II лейкоцитарного антигена человека, которые защищают от токсического шока, вызываемого стрептококками, или предрасполагают к нему. Clin Infect Dis. 2005; 41 (Приложение 7): S445–8.

    Артикул CAS Google ученый

  • 48.

    Брайант А.Е., Байер С.Р., Алдапе М.Дж., Стивенс Д.Л. Роль травм и нестероидных противовоспалительных препаратов в развитии и исходах тяжелых стрептококковых инфекций мягких тканей группы А. Curr Opin Infect Dis. 2015; 28 (3): 231–9.

    Артикул CAS Google ученый

  • 49.

    Hamilton SM, Bayer CR, Stevens DL, Bryant AE.Влияние селективных и неселективных нестероидных противовоспалительных препаратов на эффективность антибиотиков при стрептококковом мионекрозе экспериментальной группы А. J Infect Dis. 2014. 209 (9): 1429–35.

    Артикул CAS Google ученый

  • 50.

    Dubos F, Hue V, Grandbastien B, Catteau B, Martinot A. Бактериальные кожные инфекции у детей, госпитализированных с ветряной оспой: возможное негативное влияние нестероидных противовоспалительных препаратов? Acta Derm Venereol.2008. 88 (1): 26–30.

    Артикул Google ученый

  • 51.

    Стивенс DL. Могут ли нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) усилить прогрессирование бактериальных инфекций до синдрома токсического шока? Clin Infect Dis. 1995. 21 (4): 977–80.

    Артикул CAS Google ученый

  • 52.

    Шуммер В., Шуммер С. Нестероидные противовоспалительные препараты и синдром токсического шока, вызванного стрептококками.Intensive Care Med. 2002; 28 (8): 1194.

    Артикул Google ученый

  • 53.

    Macris MH, Hartman N, Murray B., Klein RF, Roberts RB, Kaplan EL, et al. Исследования постоянной чувствительности штаммов стрептококков группы А к пенициллину в течение восьми десятилетий. Pediatr Infect Dis J. 1998; 17 (5): 377–81.

    Артикул CAS Google ученый

  • 54.

    Стивенс Д.Л., Брайант А.Е., Ян С.Инвазивная стрептококковая инфекция группы А: новые концепции лечения антибиотиками. Int J Antimicrob Agents. 1994. 4 (4): 297–301.

    Артикул CAS Google ученый

  • 55.

    Стивенс Д.Л., Гиббонс А.Е., Бергстром Р., Винн В. Еще раз об эффекте Игла: эффективность клиндамицина, эритромицина и пенициллина при лечении стрептококкового миозита. J Infect Dis. 1988. 158 (1): 23–8.

    Артикул CAS Google ученый

  • 56.

    Sriskandan S, McKee A, Hall L, Cohen J. Сравнительные эффекты клиндамицина и ампициллина на суперантигенную активность Streptococcus pyogenes. J Antimicrob Chemother. 1997. 40 (2): 275–7.

    Артикул CAS Google ученый

  • 57.

    Mascini EM, Jansze M, Schouls LM, Verhoef J, Van Dijk H. Пенициллин и клиндамицин по-разному подавляют продукцию пирогенных экзотоксинов A и B стрептококками группы A. Int J Antimicrob Agents.2001. 18 (4): 395–8.

    Артикул CAS Google ученый

  • 58.

    Койл Е.А., Ча Р., Рыбак М.Дж. Влияние линезолида, пенициллина и клиндамицина, по отдельности и в комбинации, на высвобождение стрептококкового пирогенного экзотоксина. Антимикробные агенты Chemother. 2003. 47 (5): 1752–5.

    Артикул CAS Google ученый

  • 59.

    Карапетис Дж. Р., Джейкоби П., Карвилл К., Энг С.-Дж. Дж., Кертис Н., Эндрюс Р.Эффективность клиндамицина и внутривенного иммуноглобулина и риск заболевания при контакте с инвазивной группой стрептококковых инфекций. Clin Infect Dis. 2014. 59 (3): 358–65.

    Артикул CAS Google ученый

  • 60.

    Norrby-Teglund A, Pauksens K, Holm SE, Norgren M. Связь между низкой способностью сыворотки человека подавлять митогены стрептококков и серьезным проявлением заболевания. J Infect Dis. 1994; 170 (3): 585–91.

    Артикул CAS Google ученый

  • 61.

    Basma H, Norrby-Teglund A, Guedez Y, McGeer A, Low DE, El-Ahmedy O и др. Факторы риска в патогенезе инвазивных стрептококковых инфекций группы А: роль защитного гуморального иммунитета. Infect Immun. 1999. 67 (4): 1871–187.

    PubMed PubMed Central CAS Google ученый

  • 62.

    Barry W, Hudgins L, Donta ST, Pesanti EL. Внутривенная иммуноглобулинотерапия при синдроме токсического шока. ДЖАМА. 1992. 267 (24): 3315–6.

    Артикул CAS Google ученый

  • 63.

    Ламот Ф., Д’Амико П., Гон П., Трембле С., Брейди Дж., Патенауд СП. Клиническая полезность внутривенных иммуноглобулинов человека при инвазивных стрептококковых инфекциях группы А: отчет и обзор. Clin Infect Dis. 1995. 21 (6): 1469–70.

    Артикул CAS Google ученый

  • 64.

    Стивенс DL. Обоснование использования внутривенного гамма-глобулина при лечении синдрома токсического стрептококкового шока. Clin Infect Dis. 1998. 26 (3): 639–41.

    Артикул CAS Google ученый

  • 65.

    Mouthon L, Kaveri SV, Spalter SH, Lacroix-Desmazes S, Lefranc C., Desai R, et al. Механизмы действия внутривенного иммуноглобулина при иммуноопосредованных заболеваниях. Clin Exp Immunol. 1996; 104 (Дополнение 1): 3–9.

    PubMed CAS Google ученый

  • 66.

    Norrby-Teglund A, Kaul R, Low DE, McGeer A, Newton DW, Andersson J, et al.Плазма пациентов с тяжелой инвазивной стрептококковой инфекцией группы А, получавших нормальный полиспецифический IgG, ингибирует индуцированную стрептококком суперантиген-индуцированную пролиферацию Т-клеток и продукцию цитокинов. J Immunol. 1996. 156 (8): 3057–64.

    PubMed CAS Google ученый

  • 67.

    Каул Р., МакГир А., Норрби-Теглунд А., Котб М., Шварц Б., –Рурк К. и др. Внутривенная иммуноглобулинотерапия при синдроме токсического шока стрептококка — сравнительное обсервационное исследование.Канадская группа изучения стрептококков. Clin Infect Dis Off Publ Infect Dis Soc Am. 1999. 28 (4): 800–7.

    Артикул CAS Google ученый

  • 68.

    Даренберг Дж., Ихендян Н., Шелин Дж., Ауфвербер Э., Хайдл С., Фоллин П. и др. Внутривенная терапия иммуноглобулином G при синдроме токсического стрептококкового шока: европейское рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Clin Infect Dis. 2003. 37 (3): 333–40.

    Артикул CAS Google ученый

  • 69.

    Madsen MB, Hjortrup PB, Hansen MB, Lange T, Norrby-Teglund A, Hyldegaard O и др. Иммуноглобулин G для пациентов с некротической инфекцией мягких тканей (INSTINCT): рандомизированное слепое плацебо-контролируемое исследование. Intensive Care Med. 2017; 43 (11): 1585–93.

    Артикул CAS Google ученый

  • 70.

    Кадри С.С., Свихарт Б.Дж., Бонн С.Л., Хоманн С.Ф., Хеннесси Л.В., Лурас П. и др. Влияние внутривенного иммуноглобулина на выживаемость при некротическом фасциите с вазопрессор-зависимым шоком: анализ предрасположенности, проведенный в 130 больницах США.Clin Infect Dis. 2017; 64 (7): 877–85.

    PubMed Google ученый

  • 71.

    Стивенс Д.Л., Бисно А.Л., Чемберс Х.Ф., Деллинджер Е.П., Гольдштейн Е.Е.К., Горбач С.Л. и др. Практические рекомендации по диагностике и лечению инфекций кожи и мягких тканей: обновление 2014 г., подготовленное обществом инфекционистов Америки. Clin Infect Dis. 2014; 59 (2): 147–59.

    Артикул Google ученый

  • 72.

    Hoeper MM, Abou-Rebyeh F, Athman C, Schwarz A. Плазмаферез при синдроме токсического стрептококкового шока. Crit Care Med. 2001; 29 (12): 2399.

    Артикул CAS Google ученый

  • 73.

    Танз Р.Р., Шульман УЛ. Хроническое глоточное носительство стрептококков группы А. Pediatr Infect Dis J. 2007; 26 (2): 175–6.

    Артикул Google ученый

  • 74.

    Morita JY, Kahn E, Thompson T., Laclaire L, Beall B., Gherardi G, et al.Влияние азитромицина на ротоглоточное носительство Streptococcus группы А и носоглоточное носительство макролидорезистентного Streptococcus pneumoniae. Pediatr Infect Dis J. 2000; 19 (1): 41–6.

    Артикул CAS Google ученый

  • 75.

    Орлинг А., Стьернквист-Десатник А., Шален К. Клиндамицин в рецидивирующем стрептококковом фаринготонзиллите группы А — альтернатива тонзиллэктомии? Acta Otolaryngol (Stockh). 1997. 117 (4): 618–22.

    Артикул CAS Google ученый

  • 76.

    Робинсон К.А., Ротрок Дж., Фан К., Сэйлер Б., Стефонек К., Ван Бенеден С. и др. Риск тяжелой стрептококковой инфекции группы А среди домашних контактов пациентов. Emerg Infect Dis. 2003. 9 (4): 443–7.

    Артикул Google ученый

  • 77.

    Пандей М, Секулоски С, Бацлофф МР. Новые стратегии борьбы с инфекцией Streptococcus pyogenes и связанными с ней заболеваниями: от потенциальных пептидных вакцин до иммунотерапии антителами.Immunol Cell Biol. 2009. 87 (5): 391–9.

    Артикул CAS Google ученый

  • 78.

    Пандей М., Мортенсен Р., Калькутт А., Пауэлл Дж., Батцлофф М.Р., Дитрих Дж. И др. Комбинаторная синтетическая пептидная вакцина защищает от гипервирулентных мутантных стрептококков CovR / S. J Immunol. 2016; 196 (8): 3364–74.

    Артикул CAS Google ученый

  • 79.

    Good MF, Batzloff MR, Pandey M.Стратегии разработки вакцин для предотвращения заражения стрептококком группы А. Hum Vaccines Immunother. 2013. 9 (11): 2393–7.

    Артикул CAS Google ученый

  • 80.

    Excler J-L, Kim JH. Ускорение разработки вакцины против стрептококка группы А: неотложная потребность общественного здравоохранения. Clin Exp Vaccine Res. 2016; 5 (2): 101–7.

    Артикул CAS Google ученый

  • 81.

    Профилактика инвазивной группы. Стрептококковая инфекция среди домашних контактов больных, родов и послеоперационных больных: рекомендации Центров по контролю и профилактике заболеваний. Clin Infect Dis. 2002. 35 (8): 950–9.

    Артикул Google ученый

  • 82.

    Сигель Д.Д., Райнхарт Э., Джексон М., Чиарелло Л. и Консультативный комитет по практике инфекционного контроля в здравоохранении. Руководство 2007 г. по мерам предосторожности при изоляции: предотвращение передачи инфекционных агентов в медицинских учреждениях.http://www.cdc.gov/ncidod/dhqp/pdf/isolation2007.pdf.

  • 83.

    Смит А., Ламаньи Т.Л., Оливер И., Эфстратиу А., Джордж Р.С., Стюарт Дж. М.. Инвазивный стрептококк группы А: должны ли близкие люди регулярно получать антибиотикопрофилактику? Lancet Infect Dis. 2005. 5 (8): 494–500.

    Артикул CAS Google ученый

  • Каков текущий подход к профилактике стрептококковой инфекции группы B (GBS) во время беременности?

    Автор

    Кристиан Дж. Вудс, доктор медицины, FACP, FCCP, FIDSA Заместитель директора программы по внутренней медицине, директор программы по лечению легких / интенсивной терапии, младший директор MICU, лечение инфекционных заболеваний / легких / интенсивной терапии, MedStar Washington Hospital Center

    Кристиан Дж. Вудс, доктор медицины, FACP, FCCP, FIDSA является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа грудных врачей, Американского колледжа врачей-Американского общества внутренней медицины, Американской медицинской ассоциации, Американского общества микробиологии, Американского торакального общества, инфекционных заболеваний. Общество болезней Америки

    Раскрытие: Ничего не разглашать.

    Соавтор (ы)

    Ихаб Масри, доктор медицины Врач-резидент, отделение внутренней медицины, больничный центр Medstar Washington

    Ихаб Масри, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей

    Раскрытие информации: не подлежит разглашению.

    Синди Маккартни, доктор медицины Врач-резидент, отделение внутренней медицины, Медстар Джорджтаунский университет / больничный центр Вашингтона

    Синди Маккартни, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей, Общество инфекционных болезней Америки

    Раскрытие информации : Нечего раскрывать.

    Специальная редакционная коллегия

    Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

    Раскрытие информации: Получил зарплату от Medscape за работу. для: Medscape.

    John L Brusch, MD, FACP Член-корреспондент Гарвардской медицинской школы; Персонал-консультант, Департамент медицины и Службы инфекционных заболеваний, Кембриджский альянс здравоохранения

    Джон Л. Бруш, доктор медицины, FACP является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей, Американское общество инфекционных заболеваний

    Раскрытие информации: не подлежит разглашению.

    Главный редактор

    Майкл Стюарт Бронз, доктор медицины Дэвид Росс Бойд Профессор и председатель медицинского факультета, кафедра внутренней медицины, кафедра медицины, Научный центр здравоохранения Университета Оклахомы; Магистр Американского колледжа врачей; Научный сотрудник Американского общества инфекционных болезней; Член Королевского колледжа врачей, Лондон

    Майкл Стюарт Бронз, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американский колледж врачей, Американская медицинская ассоциация, Ассоциация профессоров медицины, Общество инфекционных болезней Америки, Государственная медицинская ассоциация штата Оклахома, Южное общество клинических исследований

    Раскрытие информации: нечего раскрывать.

    Дополнительные участники

    Пранатхарти Харан Чандрасекар, MBBS, доктор медицины Профессор, заведующий отделением инфекционных заболеваний, факультет внутренней медицины, Медицинский факультет Государственного университета Уэйна

    Пранатхарти Харан Чандрасекар, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей , Американское общество микробиологии, Международное принимающее общество с ослабленным иммунитетом, Американское общество инфекционных заболеваний

    Раскрытие: Ничего не раскрывать.

    Чарльз С. Леви, доктор медицины Адъюнкт-профессор кафедры медицины, отделение инфекционных заболеваний, Медицинский факультет Университета Джорджа Вашингтона

    Чарльз С. Леви, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей, Общества инфекционных болезней Америки, Медицинское общество округа Колумбия

    Раскрытие: Ничего не раскрывать.

    Благодарности

    Авторы и редакторы Medscape Reference выражают признательность предыдущему соавтору Мохамаду Оссиани, доктору медицины, за вклад в разработку и написание этой статьи.

    Первичная профилактика острой ревматической лихорадки

    Предпосылки

    Острая ревматическая лихорадка (ОРЛ) — это аномальная иммунная реакция, вызванная Streptococcus pyogenes (Strep A) инфекция горла и, вероятно, кожи. Первичная профилактика — это быстрое и надлежащее лечение антибиотиками инфекции Strep A, и она может снизить риск развития острой острой сердечной недостаточности и последующей ревматической болезни сердца.

    Обсуждение

    Людям с повышенным риском ОПН следует предложить эмпирическое лечение антибиотиками инфекции, вызванной Strep A, для снижения этого риска.К людям с повышенным риском ОРФ относятся молодые аборигены и жители островов Торресова пролива в отдаленной Австралии, а также лица с личным или семейным анамнезом ОРФ и люди из общин мигрантов в городских районах, в том числе маори и жители островов Тихого океана. Первичная профилактика со стратификацией риска может снизить несправедливое бремя ОРЛ и ревматической болезни сердца в Австралии.

    Острая ревматическая лихорадка (ОРЛ) — это аномальная иммунная реакция, возникающая через несколько недель после инфицирования Streptococcus pyogenes (Strep A) у восприимчивых молодых людей.Восприимчивость к ARF, вероятно, будет вызвана рецидивирующими инфекциями Strep A в раннем возрасте, что приводит к иммунному примированию. 1 Это означает, что дети, подвергшиеся раннему и более частому заражению Strep A, — например, в тесноте или при недостаточном доступе к гигиенической инфраструктуре — подвергаются наибольшему риску ОРЛ. Аборигены и жители островов Торресова пролива непропорционально сильно страдают от этих факторов и составляют почти 90% из примерно 500 диагнозов ОРЛ в Австралии каждый год. 2 Остальные 10% людей, у которых развивается ОРЛ, — это некоренные люди, родившиеся в Австралии (примерно 7%), представители коренных народов из других стран и мигранты из стран с низким или ниже среднего уровня доходов (примерно 3%). 2 В Австралии наибольшее бремя ОРЛ приходится на удаленную Северную Австралию, хотя подтвержденные случаи встречаются во всех столицах, и для врачей общей практики важно знать об ОРЛ и клинических диагностических особенностях независимо от того, где они Работа. 2,3 Тяжелые или повторяющиеся эпизоды ОПН приводят к хроническому поражению сердечного клапана из-за ревматической болезни сердца (РБС), что, в свою очередь, приводит к сердечной недостаточности и повышенному риску инсульта, аритмии, бактериального эндокардита и осложнений беременности. Бремя болезни, которое испытывают люди с РБС, является значительным, но его можно уменьшить с помощью высококачественной вторичной профилактики. 4 Эта статья посвящена роли врачей общей практики и других медицинских работников в первичной профилактике ОРЛ.

    Роль инфекций, вызываемых Strep A, в острой ревматической лихорадке

    Риск развития острой инфекции горла, вызываемой стрептококком А, был признан с 1950-х годов. 5 Без лечения примерно у 3% людей со стрептококковым фарингитом будет развиваться ОПН. 6 Также появляется все больше доказательств того, что кожные инфекции, вызванные стрептококком A (импетиго), могут спровоцировать острую почечную недостаточность. Эта гипотеза возникла в Австралии после наблюдения, что кожные язвы распространены среди аборигенов и жителей островов Торресова пролива с высокими показателями ОРЛ, тогда как зарегистрированные инфекции горла относительно редки. 7 Подобные эпидемиологические закономерности были описаны на международном уровне, и хорошо описанный случай из Новой Зеландии предоставил новые доказательства того, что кожная инфекция, вызванная Strep A, может приводить к острой острой легочной недостаточности. 8,9 Это важно, потому что кожные инфекции являются обычным явлением; половина всех детей в отдаленных районах одновременно страдает кожными инфекциями, в первую очередь вызванными Strep A. 10,11 Кожные заболевания, включая кожные язвы, также часто встречаются в региональной и городской общей врачебной практике. 12

    Первичная профилактика острой ревматической лихорадки

    Первичная профилактика включает выявление инфекций, вызываемых Strep A, и проведение соответствующего лечения антибиотиками для предотвращения ОПН (в отличие от лечения антибиотиками для сокращения продолжительности инфекции, заживления язв или облегчения симптомов). Доказательства того, что лечение инфекций горла, вызванных Strep A, может предотвратить острую почечную недостаточность, убедительны, хотя и основаны на исторических исследованиях. 13 Сообщается, что своевременное лечение пероральным пенициллином снижает частоту приступов ОПН после стрептококковой инфекции горла A примерно на 70%, увеличиваясь до 80% при однократной внутримышечной инъекции бензатин бензилпенициллина G (БПГ).О пользе сообщалось в течение девяти дней после появления симптомов, хотя самый низкий риск, вероятно, будет достигнут при более раннем начале приема эффективных антибиотиков. 14,15 Нет никаких эмпирических доказательств того, что лечение антибиотиками кожных инфекций, вызванных Strep A, оказывает такое же влияние на снижение риска ОПН. Однако биологически вероятно, что своевременное лечение кожной инфекции ограничит иммунный ответ, иммунный прайминг и молекулярную мимикрию, лежащие в основе патофизиологии ОПН. Кроме того, лечение кожных язв важно для ограничения распространения в другие места или передачи другим людям, а также для уменьшения прямых осложнений (кожные инфекции, включая целлюлит, сепсис и инфекции костей) и косвенных осложнений (гломерулонефрит).Руководящие принципы общественного здравоохранения Австралии требуют, чтобы пациенты получали эффективный антибиотик в течение 24 часов до возвращения в школу, чтобы ограничить дальнейшую передачу инфекции. 16

    Оценка риска острой ревматической лихорадки и выбор лечения
    Боль в горле

    Примерно 70% молодых людей, обращающихся к врачу общей практики с болью в горле, имеют вирусную инфекцию и не должны получать антибиотики. 17 Ряд исследований и программ по контролю над противомикробными препаратами внесли свой вклад в надлежащее препятствование назначению антибиотиков при тонзиллите в Австралии. 18,19 Однако эти усилия не должны препятствовать назначению антибиотиков для первичной профилактики ОРЛ среди молодых людей, которые подвержены более высокому риску иммуноопосредованных последствий. Диагноз ОПН или РБС имеет пожизненные медицинские и социальные последствия. 20 Разрушительные последствия РЖС можно предотвратить с помощью первичной профилактики для людей, подверженных наибольшему риску ОРЛ.

    В Австралии существует как минимум семь клинических руководств по лечению боли в горле с различными рекомендациями по стратификации риска ОРЛ. 21,22 Самым последним является Австралийское руководство по профилактике, диагностике и лечению острой ревматической лихорадки и ревматической болезни сердца 2020 г., 3-е издание. 23 В данном руководстве рекомендуется использовать метод стратификации риска для ОПН с целью выявления лиц с наивысшим риском ОПН и, следовательно, увеличения вероятности назначения антибиотиков для лечения инфекций, вызываемых стрептококками А, для предотвращения ОПН (Таблица 1).

    Этот подход к стратификации риска ОРЛ является наиболее подходящей движущей силой принятия решений о лечении антибиотиками в условиях Австралии.Инструменты клинической оценки, в том числе оценка Centor, были разработаны, чтобы помочь оценить вероятность возникновения ангины, вызванной Strep A, по сравнению с другими причинами. Однако положительная и отрицательная прогностическая ценность относительно невысока, и оценки сосредоточены на диагностической вероятности, а не на риске аутоиммунных последствий от нелеченой инфекции. 23,24

    Таблица 1. Группы риска для первичной профилактики ОПН 23
    В группе высокого риска Проживание в эндемичных для ОРЛ условиях *
    Аборигены и / или жители островов Торресова пролива, проживающие в сельских или отдаленных районах
    Аборигены и / или жители островов Торресова пролива, а также маори и / или жители островов Тихого океана, проживающие в городских домохозяйствах, подверженных скученности и / или более низкому социально-экономическому статусу
    Личный анамнез ARF / RHD и возраст <40 лет
    Может подвергаться высокому риску Недавний семейный или семейный анамнез ARF / RHD
    Перенаселенность домохозяйства (> 2 человек в спальне) или низкий социально-экономический статус
    Мигрант или беженец из страны с низким или средним уровнем дохода и их дети
    Дополнительные факторы, повышающие риск Предыдущее проживание в группе высокого риска ОРФ
    Частые или недавние поездки в учреждение с высоким риском ARF
    Возраст 5–20 лет (пиковые годы для АРФ)
    * Это относится к группам населения, у которых, как известно, частота ОПН / ПРЛ высока, например, заболеваемость ОПН> 30/100 000 в год у детей в возрасте 5–14 лет или распространенность ОРЛ среди всех возрастов> 2/1000
    ОРБ, острая ревматическая лихорадка; RHD, ревматическая болезнь сердца
    Воспроизведено с разрешения RHDAustralia (группа разработчиков ARF / RHD), Австралийское руководство по профилактике, диагностике и лечению острой ревматической лихорадки и ревматической болезни сердца 2020 г., 3-е издание, Casuarina NT, RHDAustralia, 2020.

    Людям, которые могут относиться к группе высокого риска ОПН, необходимо лечение антибиотиками для первичной профилактики боли в горле (рис. 1). Лечение первой линии — это однократная немедленная доза внутримышечной БПГ, вводимая в соответствии с научно обоснованными рекомендациями для минимизации боли при введении инъекции. 21,23 Если внутримышечная инъекция отклонена или недоступна, можно назначить 10-дневный курс феноксиметилпенициллина. 23 Хотя никакая другая схема приема антибиотиков не продемонстрировала эффективности в снижении риска первичной профилактики, клинические руководства предоставляют варианты второй линии для пациентов с подтвержденной гиперчувствительностью к пенициллину или аллергией (обычно это цефалоспориновый или макролидный антибиотик). 23 Следует предложить поддерживающую терапию, включая обезболивание.

    Рис. 1. Рекомендации по лечению боли в горле 23 . Нажмите здесь для увеличения

    ОРБ, острая ревматическая лихорадка
    Адаптировано с разрешения RHDAustralia (группа разработчиков ARF / RHD), Австралийское руководство по профилактике, диагностике и лечению острой ревматической лихорадки и ревматической болезни сердца 2020 г., 3-е изд., Casuarina NT, RHDAustralia, 2020.


    Кожные язвы

    Существует также ряд руководств по лечению кожной инфекции, вызванной Strep A, в том числе Национальное руководство по здоровой кожи : для профилактики, лечения и контроля общественного здравоохранения импетиго, чесотки, покрытой коркой чесотки и опоясывающего лишая у коренного населения и сообществ в Австралии . 25 Кожные инфекции обычно не вызываются вирусами, и решение о назначении антибиотиков при кожной инфекции обычно более очевидно, чем при боли в горле.Этот процесс принятия решения показан на Рисунке 2. Доказательства того, что местное лечение, такое как мазь мупироцина для людей с небольшим количеством язв, хорошо известны и получены в результате исследований, проведенных в неэндемичных городских условиях. 26 Системное лечение котримоксазолом перорально более целесообразно в качестве первичной профилактики для людей с риском ОПН. 27,28 Следует предложить трехдневный курс триметоприма / сульфаметоксазола два раза в день; там, где предпочтительна инъекционная терапия, может быть назначена однократная доза БПГ. 25 Также доступно ограниченное количество других устных альтернатив. Местное лечение не рекомендуется в условиях высокого бремени кожных заболеваний из-за быстрого развития резистентности. 25 Людям с кожными язвами также следует предложить обследование на наличие чесотки, опоясывающего лишая или головных вшей, которые предрасполагают к повреждению кожи и последующей инфекции Strep A. Раны следует закрыть водонепроницаемой повязкой и начать антибактериальную терапию перед возвращением в школу. 25 Было доказано, что ежедневное мытье рук снижает частоту импетиго во всем мире. 29 Там, где существуют службы, направление для обсуждения вопросов гигиены окружающей среды и жилищной инфраструктуры может быть целесообразным для поддержки практики гигиены.

    Рис. 2. Рекомендации по лечению кожных язв 25 . Нажмите здесь для увеличения

    Адаптировано с разрешения Австралийского консорциума здоровой кожи, Национальное руководство по здоровой кожи: для профилактики, лечения и контроля общественного здравоохранения импетиго, чесотки, покрытой коркой чесотки и опоясывающего лишая у коренного населения и сообществ в Австралии, 1-е изд., Недлендс, Вашингтон : Детский институт телемедицины, 2018.Клинические изображения из Национального руководства по здоровой кожи: для профилактики, лечения и контроля общественного здравоохранения импетиго, чесотки, покрытой коркой чесотки и опоясывающего лишая у коренных народов и сообществ в Австралии, 1st edn и DermNet NZ (Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs 3.0 (New Зеландия) по адресу https://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/3.0/nz/legalcode).


    Микробиологические исследования

    Эмпирическую терапию антибиотиками для людей с высоким риском ОПН следует начинать от боли в горле и кожных язв, не дожидаясь микробиологического подтверждения наличия Strep A.В случае боли в горле следует взять мазок из горла, а пероральные антибиотики можно прекратить, если результат мазка на Strep A отрицательный. относительно использования антибиотиков, но появляющиеся рекомендации по PoCT еще не включены в клинические руководства. 24 Мазки из раны обычно не показаны при кожных язвах, если лечение не имело успеха. 25

    Заключение

    В Австралии неизменно высока заболеваемость ОРЛ, обусловленная неравенством в отношении гигиены окружающей среды и доступом к приемлемой медицинской помощи для первичной профилактики.Такое неравенство означает, что бремя АРФ сосредоточено среди аборигенов и жителей островов Торресова пролива, но не исключительно на них. Развитие ОПН можно предотвратить путем раннего выявления и соответствующего лечения антибиотиками ангины и кожных язв для групп повышенного риска. Клинические руководства, оценивающие потребности в лечении в контексте популяционного риска, являются важными инструментами для уменьшения признанных основных различий в состоянии здоровья. Первичная медико-санитарная помощь играет решающую роль в поощрении, проверке и предоставлении передовой медицинской помощи молодым людям, обращающимся с этими распространенными и потенциально серьезными инфекциями.

    Конкурирующие интересы: Нет.

    Происхождение и экспертная оценка: заказано, внешняя экспертная оценка.

    Финансирование: Нет. Для корреспонденции:
    [email protected]

    Благодарности
    RW поддерживается стипендией для аспирантов Национального совета здравоохранения и медицинских исследований (NHMRC) (1151165). AB поддерживается премией исследователей NHMRC (1175509). APR поддерживается стипендией NHMRC (1142011).DP поддерживается стипендиями NHMRC (1143904) и стипендиями Национального фонда сердца Австралии (101890).

    Поймай меня, если сможешь: Streptococcus pyogenes дополняет стратегии уклонения — FullText — Journal of Natural Immunity 2019, Vol. 11, № 1

    Абстрактные

    Человеческий хозяин разработал тщательно продуманные механизмы защиты для предотвращения инфекции от миллиардов микроорганизмов, которым он подвержен и находится дома.Одна из этих систем, комплемент, является эволюционным древним звеном врожденного иммунитета, необходимого для борьбы с бактериальной инфекцией. Комплемент позволяет эффективно маркировать бактерии опсонинами, поддерживает фагоцитоз и способствует привлечению фагоцитов к месту инфекции за счет продукции хемоаттрактантов. Однако он ни в коем случае не идеален, и некоторые организмы участвуют в эволюционной гонке вооружений с хозяином, в которой комплемент стал главной целью, способствующей уклонению от иммунитета. Streptococcus pyogenes является основным патогеном человека, вызывающим значительную заболеваемость и смертность во всем мире. S. pyogenes также является членом элитной группы бактериальных патогенов, обладающих сложным арсеналом детерминант вирулентности, способных вмешиваться в работу комплемента. В этом обзоре мы сосредоточимся на этих эвазинах комплемента, их механизме действия и их важности в прогрессировании заболевания. Наконец, мы выделяем новые терапевтические возможности борьбы с S.pyogenes , вмешиваясь в один из основных механизмов уклонения от комплемента.

    © 2018 Автор (ы) Опубликовано S. Karger AG, Базель


    Введение

    Грамположительная бактерия Streptococcus pyogenes , также называемая стрептококком группы А (ГАЗ), является исключительно человеческим патогеном, который входит в 10 основных инфекционных причин смертности человека [1]. S. pyogenes в первую очередь колонизирует эпителиальную поверхность носоглотки и кожу и в большинстве случаев приводит к бессимптомному носительству.При определенных условиях и чаще наблюдаемый у определенных серотипов, S. pyogenes может вызывать ряд заболеваний, от поверхностных до опасных для жизни инфекций, а также постинфекционных заболеваний, связанных с иммунитетом [2]. Вызывает тревогу тот факт, что инвазивная инфекция S. pyogenes имеет высокую смертность в диапазоне от 10 до 30%, что приводит к примерно 600 000 смертей во всем мире, в основном в регионах с ограниченными ресурсами [1, 2]. Изоляты S. pyogenes обычно типируются в соответствии с вариабельной 5′-областью гена emm , кодирующего белок М, главную детерминанту вирулентности [3].Эпидемиологические исследования показали, что тип GAS M тесно коррелирует как с клиническими проявлениями заболевания, так и с географическим положением, где разнообразие типов M значительно снижено среди инвазивных изолятов по сравнению с изолятами, вызывающими поверхностные, самоограничивающиеся заболевания [4].

    S. pyogenes — прекрасно оснащенный патоген, несущий множество детерминант вирулентности и генетических регуляторов, которые способствуют сопутствующему разнообразному профилю инфекции [2]. S. pyogenes Патогенез происходит поэтапно и может быть разделен на 2 отдельных этапа: (1) начальное прикрепление, облегчающее колонизацию, которое требует нескольких поверхностных белков, включая семейство белков М и пили, которые взаимодействуют с множеством хозяев. внеклеточные белки и клеточные рецепторы; (2) устойчивость к иммунитету хозяина, при этом S. pyogenes использует механизмы для уклонения или ингибирования опсонизации, опосредованной комплементом и / или антителами, фагоцитоза, уничтожения нейтрофилов и разрушения антимикробными пептидами (рис.1, 2; онлайн-поставка. Таблица 1; для всех онлайн-дополнений. материалы см. www.karger.com/doi/10.1159/000492944). Важно отметить, что не все факторы вирулентности законсервированы во всех серотипах S. pyogenes , и сложные регуляторные органы координируют экспрессию фактора вирулентности в определенных условиях [2]. Тем не менее, в вируломе GAS существует большая степень функциональной избыточности, при этом многие детерминанты вирулентности взаимодействуют для решения конкретной задачи, такой как уклонение от комплемента, что будет в центре внимания этого обзора.

    Рис. 1.

    Поверхностно-связанный S. pyogenes evasins. Схематическое изображение того, как поверхностно-связанные факторы вирулентности бактерий взаимодействуют с белками сыворотки крови человека. Ингибирование или разложение показано красными линиями. Белки-хозяева, которые взаимодействуют с S. pyogenes , написаны черным цветом, а факторы вирулентности бактерий написаны синим цветом (с цифрами от 1 до 8). Семейство белков M (1) состоит из белка M и белков Enn, Arp, Sir, Mrp и H (перечисленных в онлайн-дополнении.Таблица 1). Несмотря на то, что капсула (5) не является отдельной молекулой, это важный фактор, вносящий значительный вклад в вирулентность. GAPDH (6) не является традиционным поверхностным белком, но связан с поверхностью и истощает там C5a. Витронектин-связывающий белок (8) не был описан как влияющий на комплемент, но известно, что сам витронектин ингибирует образование MAC; чтобы выделить это, в схему был добавлен вопросительный знак. ЦП — классический путь; LP — лектиновый путь; AP, альтернативный путь.

    Рис. 2.

    Секретируемые факторы вирулентности S. pyogenes . Схематическое изображение того, как секретируемые детерминанты вирулентности (написанные синим цветом и сопровождаемые буквой алфавита от A до H) мешают активности комплемента. Ингибирование или разложение показано красными линиями. Эффект SpeB на IgG не совсем ясен и обозначен вопросительным знаком. Точно так же влияние стрептокиназы на превращение плазминогена в плазмин на бактериальной поверхности и то, как это модифицирует C3b, в настоящее время обсуждается.ЦП — классический путь; LP — лектиновый путь; AP, альтернативный путь.

    Комплемент состоит из> 35 растворимых и иммобилизованных белков, рецепторов и регуляторов, играющих центральную роль в иммунном надзоре, удалении токсичных материалов, активации адаптивного иммунного ответа и защите от инфекции [5]. Бактериальная активация комплемента происходит в четко определенном, строго регулируемом каскаде ферментативных реакций, происходящих от 3 различных путей: классический путь (CP), лектиновый путь (LP) и альтернативный путь (AP) [5].Активация ЦП начинается с распознавания и связывания микробных поверхностей иммуноглобулинами, IgM и / или IgG с последующим распознаванием и связыванием C1q через участки Fc Ig [6]. Кроме того, члены семейства пентаксинов, которые взаимодействуют со специфическими структурами на поверхности бактерий, также обеспечивают сайты связывания для C1q и активируют CP [6]. LP активируется за счет распознавания углеводных лигандов, отображаемых на микробной поверхности, через маннозосвязывающие лектины (MBL), фиколины (1–3) и коллектин-11 [5].Молекулы распознавания C1q и LP образуют комплексы с набором отдельных сериновых протеаз, C1r / s и MBL-ассоциированных сериновых протеаз (MASP), соответственно. Связывание молекул узнавания CP и LP с их соответствующими лигандами приводит к активации сериновых протеаз, которые расщепляют C4 и C2 с образованием фермента C3-конвертазы, C4bC2a [7]. В отличие от CP и LP, AP представляет собой конститутивно активную систему. Спонтанный гидролиз тиоэфирной связи внутри C3 генерирует конформационно измененную молекулу C3, называемую C3 (H 2 O), способную взаимодействовать с фактором B (CFB).Связывание CFB с C3 (H 2 O) изменяет структуру CFB, что приводит к расщеплению CFB фактором сериновой протеазы D (CFD) на продукты Ba и Bb. Bb взаимодействует с C3 (H 2 O), который может расщеплять C3 на продукты расщепления C3a и C3b аналогично классической конвертазе C3. Важно отметить, что депонированный C3b, образованный любым из 3 путей, может взаимодействовать с CFB и впоследствии обрабатываться CFD, что приводит к образованию AP C3-конвертазы, C3bBb, которая быстро превращает больше молекул C3 в C3b и C3a, выступая в качестве петли амплификации. для всей системы дополнения [6].Маркировка бактерий C3b и высвобождение анафилатоксина C3a необходимы для эффективного фагоцитоза и уничтожения бактерий. Альтернативная C3 конвертаза при усилении опсонизации C3b также приводит к образованию C5 конвертаз, которые расщепляют растворимый C5 на C5a, мощный хемоаттрактант лейкоцитов, и C5b, неотъемлемый компонент комплекса атаки на мембрану (MAC) [5]. После взаимодействия с компонентами комплемента C6–9, MAC может затем вставляться в клеточную мембрану чувствительных бактерий, что приводит к лизису и гибели клеток [5].

    Клетки-хозяева защищены от комплемента набором мембраносвязанных или растворимых ингибиторов [6, 8]. Связанные с мембраной регуляторы комплемента включают фактор ускорения распада (DAF / CD55), белок-кофактор мембраны (MCP / CD46) и рецептор 1 комплемента C3b / C4b (CR1 / CD35) [7, 8]. DAF разрушает как классические / лектиновые, так и альтернативные конвертазы C3, способствуя диссоциации субъединиц генерированных конвертаз C3 и ингибируя образование новых конвертаз. МСР служит кофактором расщепления C3b и C4b сериновой протеазой плазмы, фактором I (CFI).C4b-связывающий белок (C4BP) и фактор H (FH) растворимы, негативно регулируют нацеливание на классические / лектиновые и альтернативные конвертазы, соответственно, служат кофакторами для CFI-опосредованного ингибирования комплемента [7, 8]. CR1 также проявляет кофакторную активность в отношении CFI, способствуя расщеплению C3b до протеолитически неактивного iC3b, при этом iC3b далее расщепляется на C3c и C3dg. Образование MAC также регулируется мембраносвязанным CD59, который предотвращает ассоциацию C9 с C5b-8, в то время как 2 белка плазмы, витронектин и кластерин, предотвращают взаимодействие C5b-7 с C9 [8].

    Чтобы выжить в организме-хозяине-млекопитающем, все основные патогены человека развили специфические детерминанты вирулентности, нацеленные на несколько механизмов иммунитета хозяина. Изменение активности комплемента не является исключением, и сообщалось о примерах бактериального иммунного эвазина, нацеленного на каждый шаг комплемента [9]. В этом обзоре мы документируем, как S. pyogenes стал мастером уклонения от комплемента, вмешиваясь практически во все аспекты активации комплемента, используя как экспрессируемые на поверхности, так и секретируемые эвазины комплемента.

    Поверхностно-связанные факторы вирулентности

    S. pyogenes экспрессирует широкий спектр поверхностно-связанных факторов вирулентности (онлайн-приложение, таблица 1; рис. 1), что позволяет ему эффективно избегать иммунного распознавания и предотвращать поглощение фагоцитами. Одним из наиболее известных и хорошо изученных факторов вирулентности S. pyogenes являются М-белки и М-родственные белки.

    Семейство белков M

    Некоторые бактерии, включая S. pyogenes , разработали методы привлечения на свою поверхность C4BP и FH, двух основных растворимых регуляторных белков комплемента.После связывания как C4BP, так и FH служат кофакторами сывороточной протеазы (CFI), которая инактивирует депонированные C4b и C3b соответственно. Кроме того, C4BP ускоряет распад CP / LP C3-конвертазы, тогда как FH отвечает за распад AP-конвертазы. В результате у S. pyogenes , покрытого ингибиторами комплемента, меньше отложений C3b на поверхности, чем у штаммов, не способных связывать эти ингибиторы [10].

    Члены семейства белков М, то есть сам белок М, М-подобные и родственные М белки (например,g., белок H, Enn, Arp или Sir) являются одними из поверхностных белков, ответственных за эту стратегию уклонения от комплемента. M-белки обычно используются для классификации штаммов GAS; на сегодняшний день идентифицировано более 200 различных групп [11]. Эти белки обладают прямыми антифагоцитарными свойствами и играют главную роль в обеспечении адгезии и инвазии клеток-хозяев (рис. 1 (1)) [12, 13]. Более того, что, вероятно, не менее важно, эти факторы вирулентности могут связывать широкий спектр белков-хозяев, а именно C4BP и FH, фибриноген, фибрин, плазмин (-оген), молекулу адгезии нервных клеток (NCAM) и различные иммуноглобулины [14-17 ].

    Однако предотвращение активации комплемента достигается не только с помощью связанных ингибиторов комплемента. Было показано, что привлечение фибриногена и продуктов его расщепления также снижает активацию комплемента. Механизм здесь все еще не совсем ясен, но предполагается, что связывание фибриногена может препятствовать распознаванию фагоцитами депонированного C3b из-за стерических затруднений [16]. Кроме того, фибриноген ингибирует образование классической / лектин-С3 конвертазы [18].Таким образом, предотвращение активации комплемента посредством CP, по-видимому, важно для S. pyogenes . Это достигается связыванием C4BP или фибриногена, которые оба ингибируют CP. Интересно, что М-белки, связывающие C4BP, обычно не связывают фибриноген и наоборот, предполагая, что 2 белка дополняют друг друга в защите S. pyogenes .

    Другой способ противодействовать оспонизации — это привлечение плазмина сывороточной протеазы хозяина для прямой инактивации депонированного C3b. S. pyogenes связывает и рекрутирует плазминоген непосредственно на поверхности клетки, который впоследствии активируется активаторами хозяина урокиназой и тканевым активатором плазминогена. Интересно, что было показано, что для защиты от C3b-опосредованного фагоцитоза накопление плазминогена на бактериальной поверхности (а не плазмина) было критическим фактором [17]. Хотя стрептокиназа (рис. 2 (F)) может преобразовывать плазминоген в плазмин, который затем расщепляет C3b, разрушая поверхностно связанный C3b, стрептокиназа не требуется.Таким образом, роль секретируемой стрептокиназы в уклонении от комплемента полностью не изучена, но ее роль в качестве активатора плазминогена имеет решающее значение для распространения бактерий и инвазивных заболеваний [19].

    Субклон M1T1 серотипа M1 представляет собой высоковирулентный, глобально распространенный штамм, коррелирующий с тяжелыми инвазивными ГАЗ-заболеваниями, такими как некротизирующий фасциит и синдром токсического шока, подобный стрептококку (STTS). Одной из ключевых особенностей этого штамма является совместная экспрессия белка M и другого члена семейства M-белков, белка H.Предполагается, что более 30% всех штаммов M1 экспрессируют белок H. Ген белка H кодируется рядом с белком M и, предположительно, возник в результате дупликации гена [20]. Подобно белкам M, белок H также представляет собой структуру димера coiled-coil с паттерном гептадных повторов [21]. Он может связываться с различными белками сыворотки человека, такими как альбумин, ингибиторы комплемента FH и C4BP и IgG, через их Fc-часть [12, 14, 15, 22]. Интересно, что определенные лиганды, такие как IgG или альбумин, а также температура могут влиять на структуру белка H и белков M [21, 23].Например, связывание белков сыворотки зависит от димерного состояния белка H. Недавно мы показали, что связывание C4BP с S. pyogenes усиливается IgG человека [24]. Мономерный белок H не связывает C4BP и другие лиганды, но как только белок образует гомодимер, лиганды могут связываться. Образование гомодимеров поддерживается при температуре <37 ° C. Хотя IgG не может вызывать димеризацию, при высоких температурах он может стабилизировать уже образованные димеры и предотвратить мономеризацию даже при температурах до 41 ° C.Повышенное связывание C4BP непосредственно приводит к снижению опсонофагоцитоза и резкому увеличению смертности мышей при экспериментальных стрептококковых инфекциях.

    FH-связывающие белки: FbaA и Scl1

    Помимо семейства белков M, другие белки, экспрессируемые на клеточной поверхности, участвуют в уклонении от комплемента. Фибронектин-связывающий белок FbaA (рис. 1 (2)) и стрептококковый коллагеноподобный белок 1 (Scl1) (рис. 1 (3)) также опосредуют рекрутирование FH [25, 26]. Белок FbaA массой 40,5 кДа первоначально был идентифицирован как связывающий фибронектин белок, и было показано, что он играет важную роль в адгезии и патогенезе.Мутант fbaA показал значительно меньшую летальность у мышей, скорее всего, из-за отсутствия связывания фибриногена, вызывающего снижение адгезии и повышенную активацию комплемента [25].

    Scl1, белок 44,5 кДа, связывает FH, FH-родственный белок 1 (CFHR1), интегрины α2β1, липопротеины низкой плотности (LDL), фибронектин, ламинин и активируемый тромбином ингибитор фибринолиза [26]. Интересно, что Scl1 связывает FH через консервативные C-концевые домены 18-20, тогда как все др. FH-связывающие белки рекрутируют FH через более N-концевые домены 5-7 [27].Защитный эффект от уклонения от комплемента опосредуется через FH и FHL1 или CFHR1, аналогично семейству белков М. В результате отсутствует прямое взаимодействие между двумя факторами вирулентности и эффекторами комплемента.

    Sfb1 / PrtF1 и капсула: факторы вирулентности, непосредственно влияющие на отложение комплемента

    Не все факторы вирулентности требуют приобретения регулятора хозяина, чтобы повлиять на активацию комплемента. Например, фибронектин-связывающий белок Sfb1 / PrtF1, по-видимому, напрямую снижает отложение C3b на S.pyogenes (рис. 1 (4)) [28]. Sfb1 / PrtF1 вызывает повышенную инвазию эпителиальных клеток и придает устойчивость к фагоцитозу. Механизм того, как белок препятствует отложению C3b, не совсем ясен, но было высказано предположение, что сам белок или когда он связан с фибронектином, приводит к стерическим затруднениям, предотвращая эффективное отложение C3b. Другой пример — капсула гиалуроновой кислоты, которая также снижает отложение C3b и придает устойчивость к фагоцитозу [29] (рис.1 (5)). Было высказано предположение, что капсула гиалуроната может служить физическим барьером, который не позволит рецептору фагоцитов взаимодействовать с лежащим в основе C3b, осажденным непосредственно на клеточной стенке.

    ScpA и GAPDH: Evasins, инактивирующие анафилатоксин

    Совершенно другой, но не менее важной мишенью является анафилатоксин C5a, который привлекает и активирует профессиональные фагоциты в очаге инфекции. Глицеральдегид-3-фосфатдегидрогеназа (GAPDH) является основным ферментом гликолиза, но недавно была описана как эвазин комплемента.Он классически считается цитозольным ферментом, но недавно было показано, что он выполняет альтернативные функции подработки. Это наблюдается как на поверхности бактерий, так и в супернатанте культуры, где он связывает и секвестрирует C5a, предотвращая приток нейтрофилов (рис. 1 (6)) [30]. Классическая пептидаза C5a, ScpA (рис. 1 (7)), инактивирует C5a и подавляет активацию нейтрофилов. ScpA является членом семейства субтилизинподобных сериновых протеаз и, как известно, способствует устойчивости и распространению бактерий на моделях инфекции у мышей.Недавно было обнаружено, что ScpA инактивирует как C3, так и C3a [31]. После расщепления образуются молекулы C3a и C3b ненормального размера, которые не могут привлекать нейтрофилы или откладываться на бактериальной поверхности соответственно. Важно, что и GAPDH, и ScpA работают совместно для эффективного расщепления поверхностно связанного C5a [30].

    Секретные эвазины комплемента GAS

    Секретом S. pyogenes состоит из множества белков, которые нарушают врожденные иммунные ответы.Для уклонения от комплемента эти факторы могут нацеливаться как на компоненты комплемента, так и / или иммуноглобулины для деградации или связываться и мешать распознаванию Fc профессиональными фагоцитами. В обоих случаях нарушается фагоцитоз, опосредованный комплементом и антителами.

    Цистеиновая протеиназа

    Цистеиновая протеиназа SpeB классически считается основным секретируемым фактором вирулентности S. pyogenes . Ген speB хромосомно кодируется практически во всех секвенированных штаммах и кодирует неактивный белок массой 40 кДа, который автокаталитически процессируется в цистеиновую протеиназу широкого спектра массой 28 кДа [32].

    Несколько линий доказательств указывают на важность SpeB в патогенности ГАЗ. Мутагенез speB приводит к уменьшению повреждений кожи, разрушению тканей, распространению и летальности на мышиных моделях инфекции [33]. Более того, speB экспрессируется во время инфекции, люди вырабатывают антитела против SpeB, а сыворотки острой фазы пациентов, страдающих ГАС-бактериемией, имеют более низкие антитела SpeB, чем пациенты с неосложненным тонзиллитом [2, 34]. Более того, недавнее исследование, в котором анализировалось более 9000 штаммов GAS, показало, что подавляющее большинство изолятов, происходящих от серотипов, связанных с инвазивным заболеванием, секретируют SpeB [35].

    В основе активности SpeB лежит не ограничивающая субстратная специфичность, позволяющая гидролиз белков (рис. 2 (A)) [32]. Важность SpeB как фактора вирулентности в первую очередь основана на его способности нацеливать и инактивировать множество различных белков хозяина и бактерий, тем самым модулируя как врожденный, так и адаптивный иммунитет и регуляцию вирулентности. Протеолитическая активность SpeB в отношении комплемента была показана в 2 исследованиях [36, 37], оба из которых демонстрируют, что SpeB нацелен на центральную молекулу C3 и приводит к деградации.Сыворотка, обработанная SpeB, снижает активацию CP, LP и AP и предотвращает активацию и уничтожение нейтрофилами человека, препятствуя отложению комплемента. В дополнение к этим наблюдениям, модели выживания нейтрофилов человека и крови in vitro, а также мышиные модели инфекции показали, что мутант speB снижает выживаемость [36, 37]. Интересно, что ингибирование взаимодействия iC3b с CD11b / CD18 в иммунной сыворотке человека позволяло рост GAS по сравнению с блокированием Fc, подтверждая важность отложения iC3b для контроля инфекции GAS [38].

    SpeB также нацелен на несколько других компонентов комплемента, например, ингибитор C1 (C1-INH), C2, C4, C5a, C6, C7, C8 и C9 (рис. 2 (A)) [39]. Разложение C1-INH предотвращает ингибирование сериновых протеаз CP (C1s и C1r) и LP (MASP), что может привести к отщеплению C4 и C2 от бактериальной поверхности, аналогично опосредованному Vag8 уклонению от комплемента Bordetella pertussis. [40]. Протеолитическая инактивация вышеуказанных компонентов комплемента также, вероятно, будет влиять на формирование C3-конвертазы и мембранной атаки и хемотаксиса, тем самым нарушая врожденный иммунитет.

    Кроме того, SpeB нацелен на альтернативный путь, разрушая положительный регулятор пропердин [41]. Пропердин действует как локальный инициатор для AP, стабилизируя альтернативную C3-конвертазу, и, таким образом, имеет решающее значение для активации AP и амплификации C3b на бактериальной поверхности [5]. Нарушение пропердина дестабилизирует этот комплекс, нарушая эффективный фагоцитоз и рекрутирование фагоцитов, что делает возможным распространение бактерий.

    Классически SpeB считался важным ферментом, разрушающим IgG; однако недавние данные показывают, что SpeB расщепляет иммуноглобулины только тогда, когда они находятся в восстановленном состоянии, т.е.е. не в физиологических условиях [42]. Важно отметить, что GAS также секретирует 2 специальных фермента, разрушающих IgG, которые обсуждаются в следующем разделе.

    Важно отметить, что широкая субстратная специфичность SpeB допускает деградацию всего набора белков-хозяев, не ограниченных системой комплемента, и кумулятивный эффект этой активности, скорее всего, является существенным признаком патогенности GAS.

    IdeS / Mac-1, Mac-2 и EndoS Деградация и интерференция IgG

    Молекулы IgG являются наиболее распространенным классом антител в сыворотке крови человека и представляют собой решающий элемент в борьбе с инфекцией путем активации системы комплемента через IgG- Связывание Fc-C1q и опосредование эффективного опсонофагоцитоза посредством взаимодействия с рецепторами Fcγ на фагоцитах.

    Для борьбы с этим ответом хозяина S. pyogenes секретирует 3 основных разрушающих иммуноглобулин фермента, известных как IdeS / Mac-1, Mac-2 и EndoS. Две исследовательские группы независимо идентифицировали протеазу, отличную от SpeB, с эффективной активностью по разложению IgG и секретируемый белок с гомологией α-субъединице Mac-1 человека (CD11b / CD18, CR3), в результате чего была получена номенклатура IdeS / Mac-1 [ 43, 44]. IdeS / Mac-1 представляет собой цистеин-эндопептидазу массой 35 кДа со строгой специфичностью к IgG и присутствует во всех штаммах в 1 из 2 аллельных вариантов [45].Взаимодействие IdeS / Mac-1 с IgG приводит к протеолитическому расщеплению в специфическом сайте, присутствующем в нижней части тяжелой цепи между 2 остатками глицина (G236 и G237), эффективно ингибируя связывание комплемента и распознавание Fc (рис. 2 (B)). ) [44]. Гидролиз стрептококковых антител IgG с помощью IdeS / Mac-1 дает большое количество циркулирующих фрагментов F (ab ‘) 2 , которые могут повторно связываться с бактериальной поверхностью, но не могут опосредовать активацию комплемента или передачу сигналов иммунных клеток, оказывая таким образом защитный эффект [45 ].IdeS / Mac-1 также содержит мотив Arg-Gly-Asp (RGD), последовательность, обычно связанную со связыванием интегрина. IdeS / Mac-1, продуцируемый серотипом 1 S. pyogenes , может ингибировать активацию нейтрофилов, фагоцитоз и высвобождение бактерицидных активных форм кислорода (АФК) путем связывания Fc-рецептора CD16 / FcγRIIIB [43].

    Mac-2 (рис. 2 (C)), аллельный вариант IdeS / Mac-1, отличается примерно на 50% аминокислот, локализованных в средней трети белка [46]. Первоначально считалось, что Mac-2 проявляет слабую эндопептидазную активность, вместо этого проявляя свою биологическую функцию в основном за счет связывания с рецепторами Fcγ (FcγRII / CD32 и FcγRIII / CD16) [46].Однако было показано, что такая слабая ферментативная активность является исключением, специфичным для серотипа M28 (Mac-2 M28 ) [47]. Используя ферментативно инертный Mac-2 M28 , было показано, что способность ингибировать продукцию ROS, как показатель активации фагоцитов, не зависела от активности эндопептидазы IgG [47]. Однако ингибирующая функция АФК IdeS / Mac-1 и Mac-2 не обеспечивала защиты на модели цельной иммунной инфекции крови человека, в то время как нарушение эндопептидазы IgG значительно снижало выживаемость бактерий [47].

    EndoS представляет собой секретируемую эндогликозидазу массой 108 кДа, которая расщепляет хитобозное ядро ​​аспарагин-связанного гликана, присутствующего на тяжелой цепи нативного человеческого IgG (рис. 2 (D)) [48]. Гликозилирование аспарагина-297 имеет решающее значение для взаимодействия с рецепторами Fcγ, отображаемыми фагоцитарными клетками, и опосредованной IgG активации комплемента [49]. Предварительная обработка IgG рекомбинантным EndoS значительно увеличивала выживаемость GAS в анализе опсонофагоцитарного уничтожения человека [50]. Несмотря на эволюционно консервативную природу генов ideS / mac и ndoS и их бифункциональную природу в нацеленных на антитела и фагоциты, мутагенез ideS или ndoS в высоковирулентном клоне M1Tair не повлиял. резистентность к фагоцитам или патогенность на системной модели инфекции у мышей [51, 52].Остается выяснить, коррелирует ли экспрессия ideS или ndoS in vitro с экспрессией in vivo, и играет ли IdeS / Mac-1 или EndoS важную роль в стимулировании вирулентности в других серотипах S. pyogenes и моделях инфекции.

    Эндопептидаза О

    Недавняя работа Honda-Ogawa et al. [53] идентифицировали новый секретируемый ингибитор комплемента, эндопептидазу O (PepO). PepO является высококонсервативным в S. pyogenes и демонстрирует 68% гомологию аминокислотной последовательности с Streptococcus pneumoniae PepO.Аналогично пневмококку PepO, GAS PepO связывается с активатором CP, C1q (рис. 2 (E)). PepO связывается с C1q электростатически-зависимым образом и ингибирует взаимодействие C1q с IgG в условиях низкого pH, соответствующих воспаленным тканям. Хотя авторы не продемонстрировали ингибирование CP с помощью PepO с помощью обычных анализов активации комплемента, делеция pepO действительно уменьшала рост бактерий в сыворотке крови человека при низком pH и приводила к уменьшению размера поражения кожи на моделях инфекции у мышей [53].Учитывая важность PepO в регуляции экспрессии SpeB [54], будущие исследования потребуются для полного выяснения механизма, который играет только PepO в уклонении от комплемента.

    Ингибирование отложения МАК

    Клеточная архитектура грамположительных бактерий, а именно толстая внешняя стенка пептидогликана, предотвращает опосредованный МАК лизис [55]. Несмотря на это, S. pyogenes экспрессирует белки, которые могут вмешиваться в сборку MAC либо напрямую, опосредованной стрептококковым ингибитором комплемента (SIC) [56], либо косвенно, через экспрессию связывающих витронектин белков (VnBP) [ 57].SIC представляет собой белок массой 31 кДа, который может связываться с комплексами C5b67 и C5b678 (рис. 2 (G)), предотвращая образование MAC и встраивание в чувствительные мембраны [56]. VnBPs взаимодействуют с витронектином [57], который, в свою очередь, ингибирует сборку MAC на стадии полимеризации C9 (рис. 1 (8)). Кроме того, как SIC, так и VnBP выполняют альтернативные роли, которые вносят вклад в патогенность S. pyogenes , независимо от воздействия MAC.

    Неясно, является ли ингибирование образования МАК побочным продуктом более важной функции двух белков или основным механизмом защиты бактерий.Хотя МАК может откладываться на поверхности S. pyogenes в разных местах [58], роль, которую он играет в опосредовании иммунного ответа, не изучена и явно требует дальнейших исследований, чтобы выяснить, влияет ли МАК на физиологию бактерий или каким-то образом служит как сигнальная молекула для клеток иммунной системы.

    Варианты лечения

    Лучше, чем лечить инфекцию, — это предотвратить ее. Таким образом, очевидным выбором терапии против инфекции S. pyogenes будет вакцинация.С 1796 года, когда Эдвард Дженнер провел первую вакцинацию, было предотвращено бесчисленное количество инфекций и спасены жизни. К сожалению, на сегодняшний день S. pyogenes последовательно сопротивлялись всем попыткам разработать вакцину (см. Обзор [59]). Белок М считается полезной мишенью, поскольку антитела против белка М обеспечивают защиту от стрептококковых инфекций. Однако из-за молекулярной мимикрии белка М антитела против этой детерминанты вирулентности часто вступают в реакцию с тканями хозяина и вызывают постстрептококковый острый гломерулонефрит и ревматическую лихорадку [60].В идеале одна вакцинация должна защищать от как можно большего числа различных серотипов M S. pyogenes . Однако из-за своей гипервариабельности на N-конце M-белка антитела против M-белков чрезвычайно специфичны для серотипа и обычно обеспечивают защиту только против одного типа [61]. Это делает вакцину с белком M очень неэффективной. Тем не менее, белок M имеет большой потенциал в качестве кандидата на вакцину, если эти вышеупомянутые факторы будут преодолены.

    Несмотря на возникающую резистентность к антибиотикам и страх вступить в «постантибиотическую эру», S.pyogenes чувствителен к большинству классов антибиотиков, включая пенициллин. Однако, если, например, у бактерий разовьется резистентность к β-лактамам, мы столкнемся с очень серьезной ситуацией с высокими показателями инфицирования и высокой смертностью. Таким образом, необходимо разработать альтернативные подходы, выходящие за рамки традиционной терапии антибиотиками, чтобы справиться с увеличением числа инфекций.

    Ингибиторы комплемента C4BP и FH играют решающую роль при инфицировании S. pyogenes [10]. Присутствие обоих ингибиторов снижает количество инокулята, необходимого для того, чтобы вызвать системную инфекцию в животной модели, примерно на 2 log 10 .Такое очевидное влияние поднимает вопрос, могут ли ингибиторы комплемента быть подходящей мишенью для медицинского вмешательства.

    Shaughnessy et al. [62, 63] разработали химерный белок FH-IgG, состоящий из основной цепи IgG, слитой с определенными доменами FH, которые, как известно, связываются с микробами. FH является мономером только с 1 сайтом связывания, в то время как слияние доменов FH с 1 тяжелой цепью IgG создает молекулу с 2 сайтами связывания. Это обеспечивает большую авидность FH-IgG по сравнению с сывороточным FH. Следовательно, они продемонстрировали эффективность этого человеческого слитого белка в экспериментальных бактериальных инфекциях Neisseria sp.Такой же эффект FH-IgG наблюдался другой группой, использовавшей H. influenzae [64]. Поскольку комплемент может лизировать и убивать грамотрицательные бактерии за счет образования пор, снятие защиты, обеспечиваемой ингибиторами комплемента, в конечном итоге приведет к гибели бактерий. Как обсуждалось выше, на грамположительных бактериях этого не происходит. На примере S. pyogenes мы исследовали, оказывает ли FH-IgG антибактериальный эффект также и на грамположительные бактерии.Действительно, мы наблюдали связывание FH-IgG с бактериями и смещение сывороточного FH с бактериальной поверхности, что приводило к увеличению отложения МАК [22]. Однако повышенное количество смертей не наблюдалось в анализах чувствительности сыворотки, а только при совместной инкубации с цельной кровью. Уменьшение бактериальной нагрузки крови объяснялось наличием фагоцитов. К нашему удивлению, FH-IgG почти не влиял на Fc-опосредованный фагоцитоз, но работал исключительно за счет усиленного опсонофагоцитоза. Этот подход показывает, что терапевтические препараты на основе комплемента могут играть важную роль в борьбе с инфекциями в нашу эпоху резкого повышения устойчивости к антибиотикам.

    В настоящее время существует несколько молекул уклонения от комплемента, которые обещают стать новыми кандидатами в вакцины, демонстрируя защиту на мышиных моделях инфекции от важных патогенов человека. Недавно аутотранспортер B. pertussis , Vag8, был использован для иммунизации мышей против последующей респираторной инфекции [65]. Vag8 связывает регуляторный ингибитор C1-эстеразы комплемента (C1-INH) [66], тем самым способствуя взаимодействию и инактивации сериновых протеаз CP и LP (C1r / s и MASP) для предотвращения активации комплемента.Вакцинация рекомбинантным Vag8 привела к значительному снижению бактериальной нагрузки в легких, скорее всего, за счет ингибирования этого важного поверхностного эвазина комплемента, тем самым подчеркивая потенциальное использование эвазинов комплемента в качестве мишеней для вакцины.

    Выводы

    Комплемент — это одна из первых линий защиты человеческого организма, которая имеет решающее значение для предотвращения инфекций. Положительный отбор подтолкнул бактерии к разработке контрмер для преодоления атаки комплемента. Глядя на различные факторы вирулентности, очевидно, что все стадии активации комплемента являются мишенями.Это гарантирует, что бактерии могут уклоняться от комплемента и даже предотвратить дальнейшую активацию иммунитета. Есть свидетельства того, что привлечение человеческих регуляторов может быть выигрышной концепцией, особенно C4BP и FH. Около 2/3 всех факторов вирулентности, рекрутирующих белки сыворотки, связывают FH и, таким образом, мешают комплементу на уровне C3, предотвращая опсонизацию и дальнейшую иммунную активацию. Количество депонированного C3b является мерой активации комплемента и пропорционально количеству высвобожденных анафилатоксинов C3a и C5a, депонированному комплексу атаки на мембрану (MAC) и опсонофагоцитозу.Для микроба раннее ингибирование комплемента является эффективной стратегией уклонения, поскольку оно не только предотвращает отложение C3b (сигнал «съешь меня» для профессиональных фагоцитов), но также предотвращает высвобождение анафилатоксина и последующую иммунную активацию и вовлечение фагоцитов в инфекцию. сайт.

    Помимо основной цели разработки защитной вакцинации, потенциальные методы лечения могут быть сосредоточены на комплементе и, в частности, на СГ. Будет рассмотрен не только один фактор вирулентности, но и ключевой игрок в уклонении от комплемента в S.pyogenes . К счастью, до сих пор у S. pyogenes обнаруживаются лишь некоторые признаки устойчивости к антибиотикам. Мы не должны чувствовать себя в безопасности, а скорее должны немедленно приступить к разработке альтернатив, чтобы предотвратить зловещее будущее, когда инфекции, вызываемые S. pyogenes , больше не поддаются лечению. S. pyogenes — один из наиболее успешных патогенов человека, и очевидно, что его обширный арсенал факторов вирулентности позволил ему справиться со всеми иммунными защитами человеческого организма.

    Благодарности

    Эта работа была поддержана Королевским физиографическим обществом, Лунд, и Мемориалом Ларса Иерты, фондами Торе Нильсона и Джилленстиерна Крапперп.

    Заявление о раскрытии информации

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    Список литературы

    1. Карапетис-младший, Стир А.С., Малхолланд Е.К., Вебер М.Глобальное бремя стрептококковых заболеваний группы А. Lancet Infect Dis. 2005 ноя; 5 (11): 685–94.
    2. Уокер MJ, Barnett TC, McArthur JD, Cole JN, Gillen CM, Henningham A, et al. Проявления заболевания и механизмы патогенеза стрептококков группы А. Clin Microbiol Rev.2014, апрель; 27 (2): 264–301.
    3. Стир А.С., Закон I, Мататолу Л., Билл Б.В., Карапетис-младший. Глобальное распределение стрептококков группы A по типу emm: систематический обзор и значение для разработки вакцины. Lancet Infect Dis. 2009 Октябрь; 9 (10): 611–6.
    4. Экелунд К., Даренберг Дж., Норрби-Теглунд А., Хоффманн С., Банг Д., Скинхой П. и др.Вариации типа emm среди изолятов стрептококков группы A, вызывающих инвазивные или неинвазивные инфекции, в общенациональном исследовании. J Clin Microbiol. Июль 2005 г.; 43 (7): 3101–9.
    5. Merle NS, Church SE, Fremeaux-Bacchi V, Roumenina LT. Система комплемента. Часть I — Молекулярные механизмы активации и регуляции.Фронт Иммунол. 2015 июн; 6: 262.
    6. Норис М., Ремуцци Г. Обзор активации и регуляции комплемента. Семин Нефрол. 2013 ноябрь; 33 (6): 479–92.
    7. Берендс Е.Т., Койперс А., Равеслот М.М., Урбанус Р.Т., Ройаккерс Ш.Бактерии подвергаются стрессу из-за комплемента и коагуляции. FEMS Microbiol Rev.2014, ноябрь; 38 (6): 1146–71.
    8. Zipfel PF, Skerka C. Регуляторы комплемента и ингибирующие белки. Nat Rev Immunol. 2009 Октябрь; 9 (10): 729–40.
    9. Блом А.М., Халльстрём Т., Рисбек К.Комплементарные стратегии уклонения от приобретения патогенами ингибиторов и не только. Мол Иммунол. 2009 Сен; 46 (14): 2808–17.
    10. Эрмерт Д., Шонесси Дж., Джерис Т., Каплан Дж., Панг С.Дж., Курт-Джонс Э.А. и др. Вирулентность стрептококков группы А усиливается ингибиторами комплемента человека.PLoS Pathog. 2015 июл; 11 (7): e1005043.
    11. Sanderson-Smith M, De Oliveira DM, Guglielmini J, McMillan DJ, Vu T, Holien JK и др .; Группа исследования белков М. Систематическая и функциональная классификация Streptococcus pyogenes, которая служит новым инструментом для молекулярного типирования и разработки вакцин.J Infect Dis. 2014 Октябрь; 210 (8): 1325–38.
    12. Эрмерт Д., Векель А., Агарвал В., Фрик И. М., Бьорк Л., Блом А. М.. Связывание ингибитора комплемента C4b-связывающего белка с высоковирулентным штаммом Streptococcus pyogenes M1 опосредуется белком H и усиливает адгезию и инвазию эндотелиальных клеток.J Biol Chem. 2013 ноябрь; 288 (45): 32172–83.
    13. Карлссон Ф., Берггард К., Столхаммар-Карлемальм М., Линдаль Г. Уклонение от фагоцитоза за счет сотрудничества между двумя лиганд-связывающими областями в белке М. Streptococcus pyogenes. J Exp Med. Октябрь 2003 г., 198 (7): 1057–68.
    14. Терн А., Стенберг Л., Дальбек Б., Линдаль Г.Ig-связывающие поверхностные белки Streptococcus pyogenes также связывают человеческий C4b-связывающий белок (C4BP), регуляторный компонент системы комплемента. J Immunol. 1995 Январь; 154 (1): 375–86.
    15. Хорстманн Р.Д., Сивертсен Х.Дж., Кноблох Дж., Фишетти В.А. Антифагоцитарная активность стрептококкового белка M: избирательное связывание фактора белка контроля комплемента H.Proc Natl Acad Sci USA. Март 1988, 85 (5): 1657–61.
    16. Уитнак Э., Бичи Э. Ингибирование опосредованной комплементом опсонизации и фагоцитоза Streptococcus pyogenes D-фрагментами фибриногена и фибрина, связанными с М-белком клеточной поверхности. J Exp Med. 1985 декабрь; 162 (6): 1983–97.
    17. Ly D, Taylor JM, Tsatsaronis JA, Monteleone MM, Skora AS, Donald CA и др. Приобретение плазмина (огена) стрептококками группы А защищает от опосредованного C3b уничтожения нейтрофилов. J. Врожденный иммунитет. 2014; 6 (2): 240–50.
    18. Карлссон Ф., Сандин С., Линдал Г.Фибриноген человека, связанный с белком Streptococcus pyogenes M, ингибирует отложение комплемента классическим путем. Mol Microbiol. 2005 апр; 56 (1): 28–39.
    19. Sun H, Ringdahl U, Homeister JW, Fay WP, Engleberg NC, Yang AY и др. Плазминоген является критическим фактором патогенности хозяина для стрептококковой инфекции группы А.Наука. 2004 август; 305 (5688): 1283–6.
    20. Акессон П., Куни Дж., Кишимото Ф., Бьорк Л. Белок H — новый связывающий IgG бактериальный белок. Мол Иммунол. 1990 июн; 27 (6): 523–31.
    21. Нильсон Б. Х., Фрик И. М., Акессон П., Форсен С., Бьорк Л., Акерстрём Б. и др.Структура и стабильность белка H и белка M1 из Streptococcus pyogenes. Значение для других поверхностных белков грамположительных бактерий. Биохимия. 1995 Октябрь; 34 (41): 13688–98.
    22. Блом А.М., Магда М., Коль Л., Шонесси Дж., Ламбрис Дж. Д., Рам С. и др. Фактор H-IgG Химерные белки как терапевтический подход против грамположительного бактериального патогена Streptococcus pyogenes.J Immunol. 2017 декабрь; 199 (11): 3828–39.
    23. Акерстрём Б., Линдаль Г., Бьорк Л., Линдквист А. Белок Arp и белок H из стрептококков группы А. Связывание и димеризация Ig регулируются температурой. J Immunol. 1992 Май; 148 (10): 3238–43.
    24. Эрмерт Д., Векель А., Магда М., Моргелин М., Шонесси Дж., Райс П.А. и др.М. М., Моргелин М., Шонесси Дж., Райс П. А., Бьорк Л., Рам С., Блом А. М.: Человеческий IgG увеличивает вирулентность Streptococcus pyogenes за счет уклонения от комплемента. J Immunol. 2018 Май; 200 (10): 3495–505.
    25. Pandiripally V, Gregory E, Cue D. Приобретение регуляторов активации комплемента серотипом M1 Streptococcus pyogenes.Infect Immun. 2002 ноябрь; 70 (11): 6206–14.
    26. Caswell CC, Han R, Hovis KM, Ciborowski P, Keene DR, Marconi RT и др. Белок Scl1 Streptococcus M6-типа группы A связывает человеческий регуляторный белок комплемента, фактор H, и ингибирует альтернативный путь комплемента.Mol Microbiol. Февраль 2008; 67 (3): 584–96.
    27. Рам С., Шонесси Дж., ДеОливейра Р. Б., Льюис Л. А., Гулати С., Райс П. А.. Использование стратегий уклонения от комплемента для разработки антибактериальных иммунотерапевтических средств на основе комплемента: уроки патогенных Neisseriae. Иммунобиология. 2016 Октябрь; 221 (10): 1110–23.
    28. Хайланд К.А., Ван Б., Клири П.П. Устойчивость белка F1 и Streptococcus pyogenes к фагоцитозу. Infect Immun. 2007 июнь; 75 (6): 3188–91.
    29. Дейл Дж. Б., Уошберн Р. Г., Маркиз М. Б., Весселс М. Р..Гиалуронатная капсула и поверхностный белок М в устойчивости к опсонизации стрептококков группы А. Infect Immun. 1996 Май; 64 (5): 1495–501.
    30. Терао Ю., Ямагути М., Хамада С., Кавабата С. Многофункциональная глицеральдегид-3-фосфатдегидрогеназа Streptococcus pyogenes необходима для уклонения от нейтрофилов.J Biol Chem. 2006 Май; 281 (20): 14215–23.
    31. Лински Н.Н., Реглински М., Калай Д., Сиггинс М.К., Мейсон Дж. К., Ботто М. и др. Многофункциональные механизмы уклонения от иммунитета с помощью ингибитора стрептококкового комплемента С5а-пептидазы. PLoS Pathog. 2017 августа; 13 (8): e1006493.
    32. Доран Дж. Д., Номидзу М., Такебе С., Менар Р., Гриффит Д., Зиомек Э.Автокаталитический процессинг зимогена стрептококковой цистеиновой протеазы: механизм процессинга и характеристика сайтов автопротеолитического расщепления. Eur J Biochem. Июль 1999 г., 263 (1): 145–51.
    33. Нельсон Д.К., Гарбе Дж., Коллин М. Цистеиновая протеиназа SpeB из Streptococcus pyogenes — мощный модификатор иммунологически важных белков хозяина и бактерий.Biol Chem. 2011 декабрь; 392 (12): 1077–88.
    34. Коул Дж. Н., Барнетт ТК, Низет В., Уокер МД. Молекулярное понимание инвазивной стрептококковой болезни группы А. Nat Rev Microbiol. 2011 Сен; 9 (10): 724–36.
    35. Olsen RJ, Raghuram A, Cantu C, Hartman MH, Jimenez FE, Lee S и др.Большинство из 9729 штаммов стрептококков группы А, вызывающих заболевание, секретируют цистеиновую протеазу SpeB: последствия для патогенеза. Infect Immun. 2015 декабрь; 83 (12): 4750–8.
    36. Kuo CF, Lin YS, Chuang WJ, Wu JJ, Tsao N. Деградация комплемента 3 стрептококковым пирогенным экзотоксином B ингибирует активацию комплемента и опсонофагоцитоз нейтрофилов.Infect Immun. Март 2008 г .; 76 (3): 1163–9.
    37. Терао Й, Мори Й, Ямагути М., Симидзу Й, Оое К., Хамада С. и др. Стрептококковая цистеиновая протеаза группы А разрушает C3 (C3b) и способствует уклонению от врожденного иммунитета. J Biol Chem. Март 2008 г., 283 (10): 6253–60.
    38. Nilsson M, Weineisen M, Andersson T., Truedsson L, Sjöbring U.Критическая роль рецептора комплемента 3 (CD11b / CD18), но не рецепторов Fc, в уничтожении Streptococcus pyogenes нейтрофилами в иммунной сыворотке человека. Eur J Immunol. 2005 Май; 35 (5): 1472–81.
    39. Хонда-Огава М, Огава Т, Терао Y, Сумитомо Т, Наката М, Икебе К. и др. Цистеиновая протеиназа Streptococcus pyogenes позволяет избежать врожденного иммунитета за счет деградации факторов комплемента.J Biol Chem. 2013 Май; 288 (22): 15854–64.
    40. Ховинг Э.С., ван ден Брук Б., Койперс Б., Пинелли Э., Ройаккерс С.Х., Йонгериус I. Приобретение ингибитора С1 геном 8, связанным с вирулентностью Bordetella pertussis, приводит к потреблению С2 и С4 от поверхности бактерий. PLoS Pathog.2017 июл; 13 (7): e1006531.
    41. Цао Н, Цай WH, Лин Ю.С., Чуанг В.Дж., Ван Ч., Куо К.Ф. Стрептококковый пирогенный экзотоксин В расщепляет пропердин и подавляет опсонофагоцитоз, опосредованный комплементом. Biochem Biophys Res Commun. 2006 Январь; 339 (3): 779–84.
    42. Persson H, Vindebro R, von Pawel-Rammingen U.Стрептококковая цистеиновая протеаза SpeB не является естественным ферментом, расщепляющим иммуноглобулин. Infect Immun. 2013 июн; 81 (6): 2236–41.
    43. Лей Б., ДеЛео Ф.Р., Хоу Н.П., Грэм М.Р., Маки С.М., Коул Р.Л. и др. Уклонение от врожденного и приобретенного иммунитета человека бактериальным гомологом CD11b, который ингибирует опсонофагоцитоз.Nat Med. 2001 декабрь; 7 (12): 1298–305.
    44. von Pawel-Rammingen U, Johansson BP, Björck L. IdeS, новая стрептококковая цистеиновая протеиназа с уникальной специфичностью к иммуноглобулину G. EMBO J. 2002 Apr; 21 (7): 1607–15.
    45. фон Pawel-Rammingen U.Streptococcal IdeS и его влияние на иммунный ответ и воспаление. J. Врожденный иммунитет. 2012. 4 (2): 132–40.
    46. Agniswamy J, Lei B, Musser JM, Sun PD. Понимание иммунного уклонения хозяина, опосредованного двумя вариантами белка Streptococcus Mac группы А. J Biol Chem. 2004 декабрь; 279 (50): 52789–96.
    47. Söderberg JJ, Engström P, von Pawel-Rammingen U. Внутренняя иммуноглобулин-эндопептидазная активность стрептококковых белков Mac-2 подразумевает уникальную роль ферментативно нарушенного белка Mac-2 штаммов серотипа M28. Infect Immun. 2008 Май; 76 (5): 2183–8.
    48. Коллин М., Олсен А.EndoS, новый секретируемый белок Streptococcus pyogenes с эндогликозидазной активностью в отношении человеческого IgG. EMBO J. 2001 июня; 20 (12): 3046–55.
    49. Нос М., Вигзелл Х. Биологическое значение углеводных цепей на моноклональных антителах. Proc Natl Acad Sci USA. Ноябрь 1983 г., 80 (21): 6632–6.
    50. Collin M, Svensson MD, Sjöholm AG, Jensenius JC, Sjöbring U, Olsén A. EndoS и SpeB из Streptococcus pyogenes ингибируют опосредованный иммуноглобулином опсонофагоцитоз. Infect Immun. 2002 декабрь; 70 (12): 6646–51.
    51. Окумура С.Ю., Андерсон Э.Л., Дёрманн С., Тран Д.Н., Олсон Дж., Фон Павел-Рамминген У. и др.IgG-протеаза Mac / IdeS не важна для устойчивости к фагоцитам или вирулентности стрептококков группы A M1T1. MBio. 2013 июл; 4 (4): 4.
    52. Сьегрен Дж., Окумура С.Ю., Коллин М., Низет В., Холландс А. Изучение эндогликозидазы IgG EndoS в группе А устойчивости к фагоцитам стрептококков и вирулентности.BMC Microbiol. 2011 Май; 11 (1): 120.
    53. Хонда-Огава М., Сумитомо Т., Мори Ю., Хамд Д. Т., Огава Т., Ямагути М. и др. Эндопептидаза О Streptococcus pyogenes способствует уклонению от комплемент-опосредованного бактериолиза посредством связывания с человеческим фактором комплемента C1q. J Biol Chem. Март 2017; 292 (10): 4244–54.
    54. Брауэр С., Корк А.Дж., Онг С.Й., Барнетт Т.С., Вест Н.П., Макивер К.С. и др. Эндопептидаза PepO регулирует цистеиновую протеазу SpeB и имеет важное значение для вирулентности инвазивных пиогеновых стрептококков M1T1. J Bacteriol. Март 2018; 200 (8): 200.
    55. Джойнер К., Браун Э, Хаммер К., Уоррен К., Фрэнк М.Исследования механизма устойчивости бактерий к уничтожению, опосредованному комплементом. III. C5b-9 стабильно откладывается на грубых S. pneumoniae и S. pneumoniae типа 7, не вызывая уничтожения бактерий. J Immunol. 1983 Февраль; 130 (2): 845–9.
    56. Ферни-Кинг BA, Seilly DJ, Willers C, Würzner R, Davies A, Lachmann PJ.Стрептококковый ингибитор комплемента (SIC) подавляет комплекс мембранной атаки, предотвращая захват C567 клеточными мембранами. Иммунология. Июль 2001 г., 103 (3): 390–8.
    57. Сингх Б., Су Ю.С., Рисбек К. Витронектин в бактериальном патогенезе: белок-хозяин, используемый для ускользания комплемента и клеточной инвазии.Mol Microbiol. 2010 ноябрь; 78 (3): 545–60.
    58. Берендс Е.Т., Деккерс Дж. Ф., Найланд Р., Койперс А., Соппе Дж. А., ван Страйп Дж. А. и др. Четкая локализация комплекса комплемента C5b-9 на грамположительных бактериях. Cell Microbiol. 2013 декабрь; 15 (12): 1955–68.
    59. Дейл Дж. Б., Батцлофф М. Р., Клири П. П., Кортни Х. С., Гуд М. Ф., Гранди Дж. И др.Современные подходы к разработке вакцины против стрептококка группы А. В: Ферретти Дж. Дж., Стивенс Д. Л., Фишетти В. А., редакторы. Streptococcus pyogenes: от базовой биологии до клинических проявлений. Оклахома-Сити: Университет Оклахомского центра медицинских наук; 2016 г.
    60. Каннингем М.В. Патогенез стрептококковых инфекций группы А.Clin Microbiol Rev.2000 июля; 13 (3): 470–511.
    61. Good MF, Batzloff MR, Pandey M. Стратегии разработки вакцин для предотвращения инфекций стрептококком группы А. Hum Vaccin Immunother. 2013 ноя; 9 (11): 2393–7.
    62. Shaughnessy J, Vu DM, Punjabi R, Serra-Pladevall J, DeOliveira RB, Granoff DM, et al.Слитый белок, содержащий домены 6 и 7 фактора H и человеческий Fc IgG1, в качестве антибактериального иммунотерапевтического средства. Clin Vaccine Immunol. 2014 Октябрь; 21 (10): 1452–9.
    63. Шонесси Дж., Гулати С., Агарвал С., Унемо М., Охниши М., Су XH и др. Новая химерная иммунотерапевтическая молекула фактора H-Fc против Neisseria gonorrhoeae.J Immunol. 2016 Февраль; 196 (4): 1732–40.
    64. Вонг С.М., Шонесси Дж., Рэм С., Акерли Б.Дж. Определение области связывания в факторе H для разработки слитого белка терапевтического фактора H-Fc против нетипируемого Haemophilus influenzae. Front Cell Infect Microbiol. 2016 Апрель; 6:40.
    65. de Gouw D, de Jonge MI, Hermans PW, Wessels HJ, Zomer A, Berends A, et al.Выявленные протеомой Bvg-активированные аутотранспортеры защищают от Bordetella pertussis на мышиной модели. PLoS One. 2014 августа; 9 (8): e105011.
    66. Марр Н., Шах Н.Р., Ли Р., Ким Э.Дж., Фернандес Р.К. Автотранспортер Bordetella pertussis Vag8 связывает человеческий ингибитор С1-эстеразы и придает сывороточную резистентность.PLoS One. 2011; 6 (6): e20585.

    Автор Контакты

    Доктор Дэвид Эрмерт

    Отделение медицинской химии белков, Отдел трансляционной медицины

    Лундский университет, улица Инги Мари Нилссонс, 53

    SE – 214 28 Мальмё (Швеция)

    Электронная почта Дэвида[email protected]


    Подробности статьи / публикации

    Предварительный просмотр первой страницы

    Получено: 2 мая 2018 г.
    Принято: 16 августа 2018 г.
    Опубликовано онлайн: 28 сентября 2018 г.
    Дата выпуска: декабрь 2018 г.

    Количество страниц для печати: 10
    Количество рисунков: 2
    Количество столов: 0

    ISSN: 1662-811X (печатный)
    eISSN: 1662-8128 (онлайн)

    Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/JIN


    Лицензия открытого доступа / Дозировка лекарства / Отказ от ответственности

    Эта статья находится под международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 (CC BY-NC-ND). Использование и распространение в коммерческих целях, а также любое распространение измененных материалов требует письменного разрешения. Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новое и / или редко применяемое лекарство. Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.