Статья о нарушении тишины и покоя граждан: Закон г. Москвы от 21.11.2007 N 45 «Кодекс города Москвы об административных правонарушениях»

Разное

Содержание

Закон Новосибирской области от 28.03.2016 № 47-ОЗ «Об отдельных вопросах обеспечения тишины и покоя граждан на территории Новосибирской области»

НОВОСИБИРСКАЯ ОБЛАСТЬ

 

ЗАКОН

ОБ ОТДЕЛЬНЫХ ВОПРОСАХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ТИШИНЫ И ПОКОЯ

ГРАЖДАН НА ТЕРРИТОРИИ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Принят

постановлением

Законодательного Собрания Новосибирской области

от 24.03.2016 N 47-ЗС

 

Статья 1. Предмет правового регулирования настоящего Закона

 

1. Настоящий Закон регулирует отдельные вопросы обеспечения тишины и покоя граждан на территории Новосибирской области.

2. Положения настоящего Закона не распространяются на действия граждан, должностных лиц и юридических лиц:

1) по проведению аварийных и спасательных работ, других неотложных работ, необходимых для обеспечения безопасности граждан либо функционирования объектов жизнеобеспечения населения;

2) по проведению работ, приостановка которых невозможна по производственно-техническим условиям в соответствии с проектно-строительной документацией;

3) направленные на предотвращение либо пресечение правонарушений;

4) за совершение которых Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

 

Статья 2. Объекты, на которых обеспечивается тишина и покой граждан на территории Новосибирской области

 

Объектами, на которых должна обеспечиваться тишина и покой граждан на территории Новосибирской области, являются:

1) многоквартирные дома и придомовые территории;

2) зоны застройки индивидуальными жилыми домами;

3) территории образовательных, медицинских организаций, а также организаций, оказывающих социальные, реабилитационные, санаторно-курортные услуги, услуги по временному размещению и (или) обеспечению временного пребывания граждан;

4) территории садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан.

 

Статья 3. Обеспечение тишины и покоя граждан

 

В целях обеспечения тишины и покоя граждан не допускается совершение в периоды времени, установленные статьей 4 настоящего Закона, действий, производящих шум и нарушающих тишину граждан, в том числе:

1) использование звуковоспроизводящих устройств и устройств звукоусиления, в том числе установленных на транспортных средствах;

2) крики, свист, громкое пение, игра на музыкальных инструментах;

3) применение пиротехнических средств;

4) строительно-монтажные, ремонтные и (или) разгрузочно-погрузочные работы, сопровождаемые шумовым (вибрационным) воздействием.

 

Статья 4. Периоды времени, в которые не допускается нарушение тишины и покоя граждан

 

Не допускается:

1) в ночное время совершение действий, производящих шум и нарушающих тишину и покой граждан, с 22 часов до 7 часов по местному времени в рабочие дни, с 22 часов до 9 часов по местному времени в выходные и нерабочие праздничные дни, за исключением периода с 22 часов 31 декабря до 3 часов 1 января по местному времени;

2) в дневное время совершение в многоквартирных домах действий, производящих шум и нарушающих тишину и покой граждан, с 13 часов до 14 часов по местному времени;

3) совершение в многоквартирных домах действий, предусмотренных пунктом 4 статьи 3 настоящего Закона, с 20 часов до 7 часов по местному времени в рабочие дни, с 20 часов до 9 часов по местному времени в выходные и нерабочие праздничные дни.

 

Статья 5. Ответственность за нарушение тишины и покоя граждан на территории Новосибирской области

 

Нарушение тишины и покоя граждан на территории Новосибирской области влечет административную ответственность в соответствии с Законом Новосибирской области от 14 февраля 2003 года N 99-ОЗ «Об административных правонарушениях в Новосибирской области».

 

Статья 6. Вступление в силу настоящего Закона

 

Настоящий Закон вступает в силу через 10 дней после дня его официального опубликования.

 

Губернатор

Новосибирской области

В.Ф.ГОРОДЕЦКИЙ

г. Новосибирск

28 марта 2016 г.

N 47-ОЗ

 

 

 

Штраф за шум ночью и презумпция невиновности: Минюст о проекте нового КоАП | Российское агентство правовой и судебной информации

МОСКВА, 27 апр — РАПСИ.

Минюст России в проекте нового Кодекса РФ об административных правонарушениях предлагает установить нормы об ответственности за нарушение тишины ночью, дополнительные требования к камерам фиксации ПДД и закрепить принцип презумпции невиновности. В то же время, как говорится на сайте ведомства, по результатам публичного обсуждения проекта нового кодекса было решено оставить прежними размеры штрафов по тем составам административных правонарушений, по которым предусматривалось их повышение.

Всего в ходе публичного обсуждения проекта нового кодекса поступило около 1300 предложений по 467 вопросам. По итогам рассмотрения предложений были доработаны некоторые составы административных правонарушений.

Нарушение тишины 

Так, в частности, часть 6 статьи 14.1 проекта КоАП, предусматривающая административную ответственность за совершение действий, нарушающих тишину и покой граждан с 23 часов до 7 часов, дополнена указанием на возможность совершение указанного правонарушения также в форме бездействия.

Такая формулировка, как отмечает Минюст, позволит привлекать к административной ответственности не только граждан, нарушающих тишину и покой своими активными действиями (к примеру громкая музыка, игра на музыкальных инструментах, проведение ремонтных работ), но и тех, кто не предпринимает необходимых действий для обеспечения тишины, например, оставляет на длительный период в своей квартире собаку, которая громким лаем или воем в ночное время беспокоит соседей, либо не принимает меры по отключению неоднократно сработавшей неисправной сигнализации автомобиля.

Презумпция невиновности

Также в новом кодексе планируется закрепить принцип презумпции невиновности, дополнив статью 1.12 новой частью, согласно которой «лицо, привлекаемое к административной ответственности, является невиновным, пока его виновность не будет установлена в порядке, предусмотренном Процессуальным кодексом РФ об административных правонарушениях». Таким образом, вопросы реализации поименованного в данной статье принципа презумпции невиновности будут более подробно раскрыты в проекте Процессуального кодекса РФ об административных правонарушениях.

Замена штрафа предупреждением

Кроме того, было принято решение об установлении правила об обязательности замены административного штрафа на предупреждение лицу за впервые совершенное им правонарушение, не считающееся грубым, выявленное в ходе осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля, при отсутствии отягчающих обстоятельств. В предыдущей редакции проекта КоАП решение вопроса о замене административного штрафа на предупреждение относилось к усмотрению правоприменителя.

Требования к камерам фиксации ПДД

В законопроект были включены положения об установлении дополнительных требований к работающим в автоматическом режиме специальным техническим средствам, предназначенным для фиксации административных правонарушений в области дорожного движения, транспорта и благоустройства. Так, указанные технические средства должны работать без какого-либо непосредственного воздействия на них человека, быть размещенными в установленном порядке и фиксировать в зоне своего обзора все нарушения для выявления которых предназначены, независимо от действий оператора или пользователя прибора. Правительство будет утверждать единые требования к камерам фиксации ПДД, их размещению и применению, обозначению на дорогах, порядку обработки и хранения получаемой информации, а также к результатам фото- и видеофиксации правонарушений.

Общий срок давности

По результатам проведенного публичного обсуждения законопроекта также поступило замечание о необоснованности увеличения общего срока давности привлечения к административной ответственности, поскольку это не соответствует задачам и принципам административного законодательства и значительно ухудшает права физических и юридических лиц. В связи с этим в проекте КоАП предлагается установить общий срок давности привлечения к ответственности в один год ввиду того, что такой срок давности применяется в настоящее время в подавляющем большинстве категорий дел. При этом предусматриваются исключения из общего срока давности по тем составам административных правонарушений, по которым они в настоящий момент составляют менее года, в том числе 2 месяца (при рассмотрении дела об административном правонарушении органом, должностным лицом) и 3 месяца (при рассмотрении дела об административном правонарушении судом).

В настоящее время, как говорится в сообщении, продолжается доработка проекта нового КоАП. В целях урегулирования разногласий по законопроекту проводятся согласительные совещания с участием представителей органов государственной власти, научного и бизнес-сообщества. Доработанный по итогам публичного обсуждения текст законопроекта будет размещен на официальном сайте проектов нормативных правовых актов после формирования его окончательной редакции.

 

Законодательное Собрание города Севастополя. Текст Закона

Закон города Севастополя от 26 июня 2015 года № 161-ЗС «Об обеспечении тишины и покоя граждан на территории города Севастополя»

Текст Закона опубликован в газете «Севастопольские известия» от 25 июля 2015 г. N 56-57 (1801)
  • Регистрационный номер: 161-ЗС
  • Дата опубликования: 25.07.2015
  • Дата подписания: 26.06.2015
  • Дата принятия: 24.06.2015
  • Дата вступления в силу: 05.08.2015
  • Вид документа: Закон Севастополя
  • Статус документа: Документ принят (подписаться на обновление статуса)
  • Авторы документа: Горелов Вячеслав Николаевич,Кулагин Александр Андреевич
  • Ответственный комитет (комиссия): Постоянная комиссия по законодательству и государственному строительству
  • Регистрация06.02.2015

    1-ое чтение24.06.2015

    Принят24.06.2015

    Подписан26.06.2015

    Опубликован25.07.2015

    Вступил в силу05.08.2015

    Утратил силу06.08.2021

Закон города Севастополя от 26 июля 2021 года № 654-ЗС «Об обеспечении тишины и покоя граждан на территории города Севастополя»

ЗАКОН 
ГОРОДА СЕВАСТОПОЛЯ 
Об обеспечении тишины и покоя граждан на территории города Севастополя

Принят Законодательным Собранием 
города Севастополя 24 июня 2015 года

С изменениями, принятыми: 
Законом города Севастополя № 202-ЗС от 20.11.2015

Настоящий Закон регулирует отношения, связанные с обеспечением тишины и покоя граждан, предотвращением вредного шумового воздействия, влияющего на нарушение тишины и покоя граждан, а также их здоровья, в жилых, общественных и производственных помещениях на территории города Севастополя.

Статья 1. Основные понятия

В настоящем Законе используются следующие основные понятия:

тишина – состояние окружающей среды, при которой характерно полное отсутствие внешних раздражителей слуховой системы человека;

покой – продолжающееся психологическое состояние в течение определенного времени суток, способствующее сохранению здоровья и позволяющее восстановить трудоспособность человека;

шум – упругие колебания и волны в воздушной среде в частотном диапазоне слышимости человека от двадцати герц до одиннадцати тысяч двухсот герц;

источник шума – изделие, агрегат, устройство, являющиеся источником физических факторов воздействия на человека;

шумовое воздействие – воздействие шума на здоровье граждан в производственных, общественных и жилых зданиях и помещениях, а также на природу и окружающую среду на открытых территориях города Севастополя;

допустимый уровень шума – уровень шумового воздействия на граждан, создаваемый источником шума на защищаемых объектах и территориях, не превышающий допустимых значений, установленных санитарными правилами;

ночное время – промежуток времени с 22 часов до 7 часов по местному времени;

дневное время – промежуток времени с 7 часов до 22 часов по местному времени;

защищаемые объекты и территории – территории и помещения, охраняемые настоящим Законом от вредного для покоя граждан шумового воздействия;

территория города Севастополя – территория в пределах административных границ города Севастополя.

Статья 2. Защищаемые объекты и территории

Объектами и территориями, защищаемыми от вредного шумового воздействия на здоровье граждан, признаются:

1) помещения больниц, диспансеров, санаториев, домов отдыха, пансионатов, домов-интернатов для детей, престарелых и инвалидов, а также другие объекты здравоохранения;

2) детские сады, иные дошкольные учреждения, детские оздоровительные учреждения, учебные заведения и библиотеки;

3) квартиры многоквартирных жилых домов и частные домовладения;

4) номера гостиниц и общежитий;

5) подъезды, кабины лифтов, лестничные площадки и другие места общего пользования защищаемых объектов и территорий, предусмотренных пунктами 1–4 настоящей статьи;

6) придомовые территории многоквартирных жилых домов и частных домовладений;

7) места отдыха граждан на территориях муниципальных округов, на придомовых территориях, в том числе детские, игровые и спортивные площадки;

8) общедоступные места отдыха граждан, включая городские набережные, пляжи, скверы и парки, памятные места, памятники истории и культуры.

Статья 3. Действия, оказывающие шумовое воздействие

Действиями, оказывающими шумовое воздействие, признаются:

1) использование телевизоров, радиоприемников, магнитофонов и других звуковоспроизводящих устройств, а также устройств звукоусиления, в том числе установленных на транспортных средствах, в общедоступных местах отдыха граждан, в объектах торговли и развлекательных помещениях;

2) игра на музыкальных инструментах, крики, свист, пение, иные действия, сопровождающиеся шумовым воздействием;

3) производство ремонтных, строительных, погрузочно-разгрузочных работ;

4) использование сигналов охранных сигнализаций и клаксонов, в том числе транспортных средств, их несвоевременное отключение в случае неоднократного срабатывания либо использование неисправной охранной сигнализации;

5) использование транспортных средств с выпускной системой без шумоглушителя, а также использование транспортных средств, выпускная система которых оборудована специальными устройствами и средствами, усиливающими шумовое воздействие от работы двигателя внутреннего сгорания;

6) использование пиротехнических средств;

7) иные действия, оказывающие шумовое воздействие.

Статья 4. Периоды времени, в которые не допускается нарушение тишины и покоя граждан

Не допускается нарушение тишины и покоя граждан:

1) в ночное время – еженедельно с понедельника по пятницу;

2) в период с 23 часов до 8 часов по местному времени – в выходные дни, а также в установленные федеральным законодательством и законодательством города Севастополя нерабочие праздничные дни;

3) в период с 13 часов до 15 часов по местному времени – ежедневно в отношении защищенных объектов и территорий, предусмотренных пунктами 1–5 части 1 статьи 2 настоящего Закона в части действий, предусмотренных пунктами 1 и 3 части 1 статьи 3 настоящего Закона.

Статья 5. Действия, нарушающие тишину и покой

1. Действиями, нарушающими тишину и покой граждан на защищаемых объектах и территориях, признаются действия, оказывающие шумовые воздействия, указанные в статье 3 настоящего Закона, совершенные в периоды времени, в которые не допускается нарушение тишины и покоя, кроме случаев, предусмотренных настоящей статьей.

2. Положения части первой настоящей статьи не распространяются на:

Законом города Севастополя от 20 ноября 2015 г. № 202-ЗС в пункт 1 внесены изменения

1) действия граждан, должностных лиц и юридических лиц, направленные на предотвращение правонарушений, предотвращение и ликвидацию последствий аварий, стихийных бедствий, иных чрезвычайных ситуаций, выполнение работ, связанных с обеспечением личной и общественной безопасности граждан либо функционирования объектов жизнеобеспечения населения, обеспечение обороноспособности и безопасности государства;

2) проведение официальных массовых публичных мероприятий;

3) действия юридических или физических лиц при отправлении ими религиозных культов в рамках канонических требований соответствующих конфессий;

4) использование пиротехнических средств ежегодно в период с 23 часов 31 декабря до 4 часов 1 января;

5) действия, за совершение которых в соответствии с действующим федеральным законодательством и законодательством города Севастополя установлена юридическая ответственность.

Статья 6. Мероприятия по охране здоровья граждан от вредного шумового воздействия

1. При планировании и застройке территории города Севастополя, а также при эксплуатации производственных и общественных помещений, зданий, сооружений, оборудования и транспорта, жилых помещений, расположенных на его территории, должны быть предусмотрены мероприятия по соблюдению установленных санитарных правил по предупреждению вредного шумового воздействия на здоровье граждан, включая соблюдение требований, предусмотренных Федеральным законом от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

2. При размещении аэродромов и вертолетных площадок на территории города Севастополя должно учитываться шумовое воздействие полетов авиации на здоровье граждан. Районы строительства, а также реконструкция существующих аэродромов и вертолетных площадок должны согласовываться со специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области обороны, федеральным органом исполнительной власти в области гражданской авиации, другими федеральными органами исполнительной власти, имеющими летательные аппараты государственной, экспериментальной и (или) гражданской авиации, а также с органами исполнительной власти города Севастополя.

3. Ведение строительных и ремонтных работ, влекущих возникновение вредного шумового воздействия, кроме дорожно-ремонтных работ, должно проводиться в рабочие дни и согласовываться с органами, осуществляющими государственный санитарно-эпидемиологический надзор за выполнением санитарных правил.

4. В целях обеспечения безопасности шумового воздействия на здоровье граждан в обязательном порядке, в соответствии с санитарными правилами, проводятся производственный контроль, инструментальные исследования и испытания параметров шумового воздействия.

Статья 7. Деятельность владельцев источников шума

1. Деятельность владельцев источников шума, воздействующих на здоровье граждан в жилых домах, на танцевальных площадках, местах общего пользования при проведении культурно-массовых мероприятий, в театрах, кинотеатрах, ресторанах, барах, кафе, магазинах, других организациях торговли, общественного питания, бытового обслуживания и учреждениях культуры допускается только при выполнении ими необходимых шумозащитных и мероприятий по звукоизоляции, при положительном заключении органов, осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор за выполнением санитарных правил.

2. При устройстве систем отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха в помещениях предприятий, учреждений и организаций, расположенных в жилых домах, уровни шумового воздействия не должны превышать допустимых значений, установленных санитарными правилами.

3. В организациях, размещаемых в жилых домах и имеющих источники вредного шумового воздействия, не допускается оборудование машинных отделений, холодильных камер, грузоподъемников и других источников шума непосредственно под жилыми помещениями.

4. В случае нарушения организациями и индивидуальными предпринимателями требований, предусмотренных частями 1–3 настоящей статьи, деятельность таких организаций и индивидуальных предпринимателей подлежит приостановлению в порядке, установленном федеральным законодательством и законодательством города Севастополя об административных правонарушениях.

Статья 8. Ответственность за нарушение тишины и покоя граждан

Нарушение тишины и покоя граждан влечет ответственность виновных лиц в соответствии с законами города Севастополя.

Статья 9. Порядок вступления настоящего Закона в силу

Настоящий Закон вступает в силу по истечении десяти дней после дня его официального опубликования.

Губернатор 
города Севастополя                                                        С.И. Меняйло

Севастополь 
26 июня 2015 года 
№ 161-ЗС

Конституция США | Аннотированная Конституция | Congress.gov

Преамбула

Аннотированная преамбула

Мы, Народ Соединенных Штатов, для того, чтобы сформировать более совершенный Союз, установить Справедливость, обеспечить внутреннее Спокойствие, обеспечить общую защиту, способствовать общему Благосостоянию и обеспечить Благословения Свободы для себя и нашего потомства, предписываем и утвердить эту Конституцию для Соединенных Штатов Америки.

Статья I

Статья I с аннотациями

Секция 1

Все предоставленные законодательные полномочия принадлежат Конгрессу Соединенных Штатов, который состоит из Сената и Палаты представителей.

Раздел 2

Палата представителей состоит из членов, избираемых раз в два года народом нескольких штатов, и выборщики в каждом штате должны иметь квалификацию, необходимую для выборщиков наиболее многочисленной ветви законодательного собрания штата.

Ни одно лицо не может быть Представителем, если оно не достигло возраста двадцати пяти лет и не являлось гражданином Соединенных Штатов в течение семи лет и которое после избрания не может быть жителем того штата, в котором оно будет проживать. выбрал.

Представители и прямые налоги распределяются между несколькими штатами, которые могут быть включены в этот Союз, согласно их соответствующему количеству, которое определяется путем прибавления к полному количеству свободных лиц, включая тех, которые связаны службой на срок в несколько лет. , и за исключением индейцев, не облагаемых налогом, три пятых всех остальных лиц.Фактический подсчет будет производиться в течение трех лет после первого собрания Конгресса Соединенных Штатов и в течение каждого последующего десятилетнего срока в порядке, установленном законом. Число представителей не должно превышать одного на каждые тридцать тысяч, но каждый штат должен иметь как минимум одного представителя; и до тех пор, пока не будет произведен такой подсчет, штат Нью-Гэмпшир будет иметь право выделить три, Массачусетс восемь, Род-Айленд и Плантации Провиденс один, Коннектикут пять, Нью-Йорк шесть, Нью-Джерси четыре, Пенсильвания восемь, Делавэр один, Мэриленд шесть. , Вирджиния — десять, Северная Каролина — пять, Южная Каролина — пять, и Джорджия — три.

Когда в представительстве любого штата открываются вакансии, его исполнительная власть издает Распоряжения о выборах для заполнения таких вакансий.

Палата представителей избирает своего спикера и других должностных лиц; и имеет исключительное право на импичмент.

Раздел 3

Сенат Соединенных Штатов состоит из двух сенаторов от каждого штата, избираемых его Законодательным собранием на шесть лет; и каждый сенатор имеет один голос.

Сразу после того, как они будут собраны в результате первых выборов, они должны быть разделены поровну на три класса. Места сенаторов первого класса освобождаются по истечении второго года, второго класса — по истечении четвертого года, а места сенаторов третьего класса — по истечении шестого года, так что одна треть может выбираться раз в два года; и если вакансии возникают в результате отставки или иным образом, во время перерыва в работе Законодательного собрания любого штата, его исполнительная власть может производить временные назначения до следующего собрания Законодательного собрания, которое затем заполняет такие вакансии.

Сенатором не может быть лицо, не достигшее тридцатилетнего возраста и девять лет являющееся гражданином Соединенных Штатов и не являющееся на момент избрания жителем того штата, для которого оно должно быть избрано. .

Вице-президент Соединенных Штатов должен быть председателем Сената, но не имеет права голоса, если они не разделены поровну.

Сенат избирает других своих должностных лиц, а также временного президента в отсутствие вице-президента или когда он исполняет обязанности президента Соединенных Штатов.

Сенат обладает исключительной властью рассматривать все дела об импичменте. Сидя для этой цели, они приносят присягу или подтверждение.Когда судят президента Соединенных Штатов, председательствует главный судья: и ни одно лицо не может быть осуждено без согласия двух третей присутствующих членов.

Решение по делам об импичменте не должно распространяться дальше, чем отстранение от должности и лишение права занимать и занимать какую-либо почетную, доверительную или прибыльную должность в Соединенных Штатах; но осужденная Сторона, тем не менее, несет ответственность и подлежит обвинению, суду, Суд и наказание по закону.

Раздел 4

Время, место и порядок проведения выборов сенаторов и представителей должны устанавливаться в каждом штате его Законодательным собранием; но Конгресс может в любое время по закону издать или изменить такой Регламент, за исключением мест избрания сенаторов.

Конгресс собирается не реже одного раза в год, и такое собрание должно проводиться в первый понедельник декабря, если законом не назначен другой день.

Раздел 5

Каждая палата должна быть судьей при выборах, возвращении и квалификации своих членов, и большинство каждой из них составляет кворум для ведения дел; но меньшее количество членов может откладываться изо дня в день и может иметь право требовать присутствия отсутствующих членов таким образом и с такими штрафами, которые может установить каждая палата.

Каждая палата может определять правила своей работы, наказывать своих членов за беспорядочное поведение и, с согласия двух третей, исключать члена.

Каждая палата должна вести журнал своих заседаний и время от времени публиковать его, за исключением тех частей, которые в своем решении могут требовать соблюдения секретности; и «Да» и «Нет» членов любой из палат по любому вопросу должны, по желанию одной пятой присутствующих, быть внесены в Журнал.

Ни одна из палат во время сессии Конгресса не может без согласия другой переносить заседания более чем на три дня или в любое другое место, кроме того, в котором будут заседать обе палаты.

Раздел 6

Сенаторы и представители должны получать компенсацию за свои услуги, установленную законом и выплачиваемую из казначейства Соединенных Штатов.Во всех случаях, кроме государственной измены, тяжкого преступления и нарушения общественного порядка, им будет предоставлена ​​привилегия от ареста во время их присутствия на заседаниях своих соответствующих палат, а также при посещении и возвращении из них; и для любой речи или дебатов в любой из палат они не могут быть допрошены ни в каком другом месте.

Ни один сенатор или представитель в течение времени, на которое он был избран, не может быть назначен на какую-либо гражданскую должность в рамках Власти Соединенных Штатов, которая должна быть создана, или вознаграждение за которую должно быть увеличено в течение этого времени; и ни одно Лицо, занимающее какую-либо должность в Соединенных Штатах, не может быть Членом какой-либо Палаты во время его пребывания в должности.

Раздел 7

Все законопроекты о повышении доходов должны исходить от Палаты представителей; но Сенат может предлагать поправки или соглашаться с ними, как и с другими законопроектами.

Каждый законопроект, который должен быть принят Палатой представителей и Сенатом, до того, как он станет законом, должен быть представлен Президенту Соединенных Штатов; Если он одобряет, он должен его подписать, но если нет, он должен вернуть его со своими возражениями в ту Палату, в которой оно было подано, которая внесет все возражения в свой журнал и приступит к его пересмотру. Если после такого пересмотра две трети этой Палаты соглашаются принять законопроект, он должен быть отправлен вместе с возражениями в другую Палату, где он также должен быть повторно рассмотрен, и, если он будет одобрен двумя третями этой Палаты, он станет Законом.Но во всех таких случаях голоса обеих палат будут определяться «да» и «нет», а имена лиц, голосующих за и против законопроекта, должны быть внесены в журнал каждой палаты соответственно. Если какой-либо законопроект не должен быть возвращен Президентом в течение десяти дней (за исключением воскресенья) после того, как он был ему представлен, то же самое должно быть законом, как если бы он его подписал, если Конгресс своей отсрочкой не предотвратит его возврат, и в этом случае это не будет законом.

Каждый приказ, резолюция или голосование, для принятия которого может потребоваться согласие Сената и Палаты представителей (за исключением вопроса о переносе заседания), должны быть представлены Президенту Соединенных Штатов; и до того, как то же самое вступит в силу, должен быть одобрен им или не одобрен им, должен быть повторно принят двумя третями Сената и Палаты представителей в соответствии с Правилами и ограничениями, установленными для законопроекта.

Раздел 8

Конгресс будет иметь право устанавливать и собирать налоги, пошлины, сборы и акцизы, оплачивать долги и обеспечивать общую оборону и общее благосостояние Соединенных Штатов; но все пошлины, сборы и акцизы должны быть единообразными на всей территории Соединенных Штатов;

Занять деньги в кредит США;

Для регулирования торговли с иностранными государствами, между несколькими штатами и с индейскими племенами;

Установить единые правила натурализации и единообразные законы о банкротстве на всей территории Соединенных Штатов;

чеканить деньги, регулировать их стоимость и иностранную монету и устанавливать стандарт мер и весов;

Чтобы предусмотреть наказание за подделку ценных бумаг и текущих монет Соединенных Штатов;

Для организации почтовых отделений и почтовых дорог;

Содействовать прогрессу науки и полезных искусств, обеспечивая на ограниченное время авторам и изобретателям исключительное право на их соответствующие сочинения и открытия;

Учредить суды нижестоящего уровня Верховного суда;

Для определения и наказания пиратов и тяжких преступлений, совершаемых в открытом море, и преступлений против права наций;

Объявлять войну, выдавать каперские грамоты и репрессалии и устанавливать правила, касающиеся захвата на суше и на воде;

Для создания и поддержки армий, но никакое выделение денег для этого использования не должно быть на срок более двух лет;

для обеспечения и содержания военно-морского флота;

Установить Правила управления и распоряжения сухопутными и военно-морскими силами;

Обеспечить вызов милиции для исполнения законов Союза, подавления восстаний и отражения вторжений;

Обеспечивать организацию, вооружение и дисциплинирование ополчения, а также управление такой их частью, которая может быть задействована на службе Соединенных Штатов, оставляя за штатами, соответственно, назначение офицеров и полномочия по обучению. милиция в соответствии с дисциплиной, установленной Конгрессом;

Осуществлять исключительное законодательство во всех каких бы то ни было случаях над таким Округом (не превышающим десяти квадратных миль), который в результате уступки отдельных штатов и принятия Конгресса может стать резиденцией правительства Соединенных Штатов, и осуществлять такие же полномочия. над всеми Местами, приобретенными с согласия Законодательного собрания штата, в котором они находятся, для возведения фортов, журналов, арсеналов, верфей и других необходимых зданий; –И

Для принятия всех Законов, которые будут необходимыми и правильными для приведения в исполнение вышеупомянутых Полномочий, а также всех других Полномочий, предоставленных настоящей Конституцией Правительству Соединенных Штатов или любому его департаменту или должностному лицу.

Раздел 9

Миграция или ввоз таких лиц, которые любой из существующих в настоящее время штатов сочтет нужным признать, не должны запрещаться Конгрессом до наступления тысячи восьмисот восьмого года, но на такой ввоз могут быть наложены налоги или пошлины. , не более десяти долларов на каждого человека.

Привилегия судебного приказа Habeas Corpus не может быть приостановлена, за исключением случаев, когда этого требует общественная безопасность в случаях мятежа или вторжения.

Запрещается принимать Билль о хозяйстве или закон ex post facto.

Не взимаются подушные или другие прямые налоги, кроме случаев, когда они пропорциональны данным переписи или перечисления, приведенного в настоящем документе до того, как было предписано их взимать.

Никакие налоги или пошлины не взимаются с предметов, вывозимых из любого штата.

Никакие правила торговли или доходов не должны отдавать портам одного штата предпочтения по сравнению с портами другого государства; также суда, связанные с одним государством или из него, не обязаны заходить, очищать или уплачивать пошлины в другом.

Деньги не могут быть получены из Казначейства, кроме как в результате ассигнований, произведенных в соответствии с законом; и регулярный отчет и отчет о поступлениях и расходах всех государственных денег должны публиковаться время от времени.

Соединенные Штаты не должны предоставлять дворянский титул: и никакое лицо, занимающее какую-либо прибыльную или доверительную должность в их ведении, не может без согласия Конгресса принимать какие-либо подарки, вознаграждение, должность или титул любого рода. что угодно, от любого короля, принца или иностранного государства.

Раздел 10

Ни одно государство не может заключать никаких договоров, союзов или конфедераций; даровать каперские грамоты и репрессалии; монета Деньги; эмитировать векселя; делать любую Вещь, кроме золотых и серебряных монет, для выплаты долгов; принять любой билль о достоянии, закон ex post facto или закон, нарушающий обязательства по контрактам, или предоставить какой-либо дворянский титул.

Ни один штат не может без согласия Конгресса налагать какие-либо сборы или пошлины на импорт или экспорт, за исключением того, что может быть абсолютно необходимо для выполнения его законов о проверке: и чистой продукции всех пошлин и сборов, установленных любым государством на импорт. или экспорт, должны быть для использования Казначейством Соединенных Штатов; и все такие законы подлежат пересмотру и контролю Конгресса.

Ни один штат без согласия Конгресса не может устанавливать тоннаж, содержать войска или военные корабли в мирное время, заключать какие-либо соглашения или соглашения с другим государством или иностранной державой или вступать в войну. если только оно не подверглось действительному вторжению, или в такой неминуемой Опасности, которая не допускает промедления.

Статья II.

Статья II с аннотациями

Секция 1

Исполнительная власть принадлежит Президенту Соединенных Штатов Америки.Он занимает свою должность в течение четырех лет и вместе с вице-президентом, избираемым на тот же срок, избирается следующим образом:

Каждый штат назначает в порядке, установленном его Законодательным собранием, количество выборщиков, равное полному количеству сенаторов и представителей, на которое штат может иметь право в Конгрессе, но ни один сенатор, или представитель, или лицо, имеющее право Доверительное управление или Управление прибыли в Соединенных Штатах должно быть назначено выборщиком.

Выборщики собираются в своих штатах и ​​голосуют бюллетенями за двух лиц, из которых по крайней мере одно не должно быть жителем одного с ними штата. И они должны составить список всех лиц, за которых проголосовали, и количество голосов за каждого; этот Список они должны подписать, заверить и передать опечатанным в резиденцию правительства Соединенных Штатов на имя Председателя Сената.Председатель Сената в присутствии Сената и Палаты представителей вскрывает все сертификаты, после чего подсчитываются голоса. Лицо, набравшее наибольшее количество голосов, является Президентом, если это число составляет большинство от общего числа назначенных выборщиков; и если имеется более одного человека, которые имеют такое большинство и имеют равное количество голосов, то Палата представителей немедленно избирает бюллетенем одного из них на пост Президента; и если ни одно лицо не имеет большинства, то из пяти наивысших в Списке указанная Палата избирает Президента аналогичным образом.Но при избрании президента голоса подаются по штатам, причем представительство от каждого штата имеет один голос; Кворум для этой цели составляет член или члены из двух третей штатов, и для выбора необходимо большинство из всех штатов. В каждом случае после избрания президента лицо, получившее наибольшее количество голосов выборщиков, становится вице-президентом. Но если останется двое или более, имеющих равные голоса, Сенат избирает из них вице-президента бюллетенями.

Конгресс может определить время избрания выборщиков и день, в который они должны подавать свои голоса; который День будет одинаковым на всей территории Соединенных Штатов.

Ни одно лицо, кроме гражданина по рождению или гражданина Соединенных Штатов на момент принятия настоящей Конституции, не может иметь право занимать пост президента; также не может иметь право на эту должность любое Лицо, которое не достигло возраста тридцати пяти лет и не проживало четырнадцать лет в Соединенных Штатах.

В случае отстранения президента от должности, его смерти, отставки или неспособности выполнять полномочия и обязанности указанной должности, то же самое передается вице-президенту, и Конгресс может по закону предусмотреть В случае отстранения, смерти, отставки или недееспособности как президента, так и вице-президента объявляется, какое должностное лицо будет действовать в качестве президента, и такое должностное лицо должно действовать соответствующим образом до тех пор, пока инвалидность не будет удалена или пока не будет избран президент.

Президент должен в указанные сроки получать за свои услуги вознаграждение, которое не может быть увеличено или уменьшено в течение периода, на который он был избран, и он не должен получать в течение этого периода никакого другого вознаграждения от Соединенных Штатов. , или любой из них.

Перед тем, как он приступит к исполнению своей должности, он должен дать следующую присягу или подтверждение: — Я торжественно клянусь (или подтверждаю), что буду добросовестно исполнять должность президента Соединенных Штатов и буду в меру своих сил. Способность сохранять, защищать и защищать Конституцию Соединенных Штатов.

Раздел 2

Президент должен быть главнокомандующим армией и флотом Соединенных Штатов, а также ополчением некоторых штатов, когда он призван на действительную службу Соединенных Штатов; он может потребовать письменное мнение главного должностного лица в каждом из исполнительных департаментов по любому вопросу, касающемуся обязанностей их соответствующих ведомств, и он будет иметь право предоставлять отсрочки и помилования за преступления против Соединенных Штатов, за исключением по делам об импичменте.

Он будет иметь власть, по совету и согласию Сената, заключать договоры при условии согласия двух третей присутствующих сенаторов; и он должен назначить, и по совету и согласию Сената назначить послов, других государственных министров и консулов, судей Верховного суда и всех других должностных лиц Соединенных Штатов, чьи назначения не предусмотрены настоящим документом. , и который должен быть установлен законом: но Конгресс может по закону передать назначение таких низших должностных лиц, если они сочтут нужным, только Президенту, судам или главам департаментов.

Президент имеет право заполнять все вакансии, которые могут возникнуть во время перерыва в работе Сената, путем назначения комиссий, срок действия которых истекает в конце их следующей сессии.

Раздел 3

Он должен время от времени предоставлять Конгрессу информацию о состоянии Союза и рекомендовать их на рассмотрение такие меры, которые он сочтет необходимыми и целесообразными; он может, в исключительных случаях, созвать обе палаты или любую из них, а в случае разногласий между ними относительно времени переноса он может перенести их на такое время, которое он сочтет подходящим; он будет принимать послов и других государственных министров; он позаботится о добросовестном исполнении Законов и уполномочит всех офицеров Соединенных Штатов.

Раздел 4

Президент, вице-президент и все гражданские должностные лица Соединенных Штатов должны быть отстранены от должности после импичмента или осуждения за государственную измену, взяточничество или другие тяжкие преступления и проступки.

Статья III.

Статья III с аннотацией

Секция 1

Судебная власть Соединенных Штатов принадлежит одному верховному суду и таким нижестоящим судам, которые Конгресс может время от времени определять и учреждать.Судьи как верховного, так и нижестоящего суда занимают свои должности в течение надлежащего поведения и в установленные сроки получают за свою работу вознаграждение, которое не может быть уменьшено во время их пребывания в должности.

Раздел 2

Судебная власть распространяется на все дела по праву и справедливости, возникающие на основании настоящей Конституции, законов Соединенных Штатов и договоров, заключенных или заключаемых под их властью; — на все дела, затрагивающие послов, другие публичные Министры и консулы; — по всем делам адмиралтейства и морской юрисдикции; — по спорам, стороной которых являются Соединенные Штаты; — по спорам между двумя или более штатами; — между штатом и гражданами другого штата; в разных штатах — между гражданами одного штата, претендующими на земли по грантам разных государств, и между государством или его гражданами и иностранными государствами, гражданами или подданными.

Во всех делах, касающихся послов, других государственных министров и консулов, а также тех, в которых государство является стороной, Верховный суд имеет первоначальную юрисдикцию. Во всех других случаях, упомянутых выше, Верховный суд обладает апелляционной юрисдикцией как в отношении закона, так и фактов, с такими исключениями и в соответствии с такими Регламентами, которые устанавливает Конгресс.

Рассмотрение всех преступлений, за исключением случаев импичмента, осуществляется присяжными; и такое судебное разбирательство должно проводиться в государстве, где были совершены указанные преступления; но если оно не совершено в пределах какого-либо штата, судебное разбирательство должно проводиться в таком месте или в таких местах, которые Конгресс может определить по закону.

Раздел 3

Измена против Соединенных Штатов должна состоять только в развязывании против них войны или в присоединении к их Врагам, оказывая им помощь и утешение.Ни одно лицо не может быть осуждено за государственную измену, кроме как на основании показаний двух Свидетелей одного и того же открытого акта или признания в открытом судебном заседании.

Конгресс имеет право объявлять наказание за государственную измену, но ни одно лицо, совершившее государственную измену, не может совершать кровавое разложение или конфискацию, кроме как в течение жизни данного лица.

Статья IV.

Статья IV с аннотацией

Секция 1

Полное доверие и уважение должны проявляться в каждом штате к публичным актам, документам и судебным процедурам любого другого штата.Кроме того, Конгресс может общими законами предписывать порядок подтверждения таких актов, протоколов и процедур, а также их последствия.

Раздел 2

Граждане каждого штата имеют право на все привилегии и иммунитеты граждан в отдельных штатах.

Лицо, обвиняемое в любом штате в государственной измене, тяжком преступлении или другом преступлении, которое скрывается от правосудия и будет обнаружено в другом штате, должно быть выдано по требованию исполнительной власти штата, из которого он бежал, для переданы в государство, подсудное преступлению.

Ни одно лицо, занимающееся службой или трудом в одном штате, в соответствии с его законами, бежавшее в другой, в силу любого закона или постановления в нем не может быть уволено с такой службы или труда, но не должно быть освобождено от должности по требованию стороны. кому могут причитаться такие Услуги или труд.

Раздел 3

Новые штаты могут быть приняты Конгрессом в настоящий Союз; но ни один новый штат не может быть образован или возведен в пределах юрисдикции какого-либо другого штата; ни один штат не может быть образован слиянием двух или более штатов или частей штатов без согласия законодательных собраний соответствующих штатов, а также Конгресса.

Конгресс имеет право распоряжаться всеми необходимыми правилами и положениями, касающимися территории или другой собственности, принадлежащей Соединенным Штатам, и принимать их; и ничто в этой Конституции не может быть истолковано как наносящее ущерб каким-либо претензиям Соединенных Штатов или какого-либо конкретного штата.

Раздел 4

Соединенные Штаты гарантируют каждому штату в этом Союзе республиканскую форму правления и защищают каждый из них от вторжения; и по заявлению законодательного или исполнительного органа (когда законодательный орган не может быть созван) против домашнего насилия.

Статья V

Статья V с аннотацией

Конгресс, когда две трети обеих палат сочтут это необходимым, предлагает поправки к настоящей Конституции или, по заявлению законодательных собраний двух третей нескольких штатов, созывает Съезд для внесения поправок, который либо в Дело, имеет силу для всех Намерений и Целей, как часть настоящей Конституции, при ратификации Законодательными собраниями трех четвертей нескольких штатов или Конвенциями в трех четвертях штатов, поскольку может быть предложен тот или иной способ ратификации. Конгрессом; При условии, что никакие поправки, которые могут быть внесены до одной тысячи восемьсот восьмого года, никоим образом не затрагивают первый и четвертый пункты в девятом разделе первой статьи; и что ни один штат без его согласия не может быть лишен равного избирательного права в Сенате.

Статья VI.

Статья VI с аннотацией

Все долги и обязательства, заключенные до принятия настоящей Конституции, имеют такую ​​же силу в отношении Соединенных Штатов в соответствии с настоящей Конституцией, как и в соответствии с Конфедерацией.

Настоящая Конституция и законы Соединенных Штатов, принимаемые в соответствии с ней; и все договоры, заключенные или которые будут заключены под властью Соединенных Штатов, являются высшим законом страны; и судьи в каждом штате должны быть связаны этим, невзирая на любые положения Конституции или законов любого штата.

Сенаторы и представители, упомянутые выше, а также члены законодательных собраний нескольких штатов, а также все исполнительные и судебные должностные лица как Соединенных Штатов, так и нескольких штатов, обязаны дать присягу или заявление о поддержке настоящей Конституции; но ни одно религиозное испытание никогда не должно требоваться в качестве квалификации для какого-либо офиса или общественного фонда в Соединенных Штатах.

Статья VII.

Статья VII Аннотированная

Ратификации Конвенций девяти штатов будет достаточно для принятия настоящей Конституции между штатами, ратифицировавшими ее.

Первая поправка

Аннотированная первая поправка

Конгресс не принимает никаких законов, касающихся установления религии или запрещающих свободное исповедание религии; или ограничение свободы слова или печати; или право народа на мирные собрания и ходатайство перед правительством о возмещении жалоб.

Вторая поправка

Аннотированная вторая поправка

Хорошо организованная милиция, поскольку она необходима для безопасности свободного государства, право людей хранить и носить оружие не должно нарушаться.

Третья поправка

Аннотированная третья поправка

Ни один солдат не может быть расквартирован в мирное время в каком-либо доме без согласия владельца, ни во время войны, кроме как в порядке, установленном законом.

Четвертая поправка

Аннотированная четвертая поправка

Право людей на безопасность в отношении своих лиц, домов, документов и имущества от необоснованных обысков и конфискований не должно быть нарушено, и никакие ордера не должны выдаваться, кроме как по вероятной причине, подкрепленной клятвой или подтверждением, и в частности с описанием места, которое нужно обыскать, и лиц или вещей, которые должны быть изъяты.

Пятая поправка

Аннотированная пятая поправка

Ни одно лицо не может быть привлечено к ответственности за наказание, караемое смертной казнью, или иное печально известное преступление, кроме как по представлению или обвинительному заключению Большого жюри, за исключением случаев, возникающих в сухопутных или военно-морских силах или в милиции, когда они находятся на действительной службе в срок. войны или общественной опасности; ни одно лицо не может быть дважды подвергнуто угрозе жизни или здоровью за одно и то же преступление; ни один из них не может быть принужден в рамках какого-либо уголовного дела быть свидетелем против самого себя, ни быть лишенным жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры; частная собственность не может передаваться в общественное пользование без справедливой компенсации.

Шестая поправка

Аннотированная шестая поправка

Во всех случаях уголовного преследования обвиняемый пользуется правом на быстрое и открытое судебное разбирательство беспристрастным судом штата и округа, в котором было совершено преступление, который должен быть предварительно установлен законом и быть проинформированным. о характере и основании обвинения; предстать перед свидетелями против него; иметь обязательную процедуру получения свидетелей в его пользу и пользоваться помощью адвоката для своей защиты.

Седьмая поправка

Аннотированная седьмая поправка

В исках по общему праву, где стоимость спора превышает двадцать долларов, право на судебное разбирательство дела присяжными сохраняется, и ни один факт, рассматриваемый присяжными, не может быть пересмотрен иным образом в любом суде Соединенных Штатов, кроме по нормам общего права.

Восьмая поправка

Аннотированная восьмая поправка

Не требуется ни чрезмерного залога, ни чрезмерных штрафов, ни жестоких и необычных наказаний.

Девятая поправка

Аннотированная девятая поправка

Перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или пренебрежение другими правами, сохраняемыми народом.

Десятая поправка

Аннотированная десятая поправка

Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам Конституцией и не запрещенные ею штатам, сохраняются соответственно за штатами или за народом.

Одиннадцатая поправка

Аннотированная одиннадцатая поправка

Судебная власть Соединенных Штатов не должна толковаться как распространяющаяся на какой-либо судебный процесс по закону или справедливости, возбужденный или возбужденный против одного из Соединенных Штатов гражданами другого штата или гражданами или подданными любого иностранного государства.

Двенадцатая поправка

Аннотированная Двенадцатая поправка

Выборщики собираются в своих штатах и ​​голосуют бюллетенями за Президента и Вице-президента, по крайней мере один из которых не должен быть жителем одного с ними штата; они должны указать в своих бюллетенях лицо, за которое проголосовали в качестве президента, и отдельными бюллетенями для голосования лицо, за которое проголосовали в качестве вице-президента, и они должны составить отдельные списки всех лиц, проголосовавших в качестве президента, и всех лиц, проголосовавших в качестве вице-президента. , и числа голосов за каждый, списки которых они должны подписать, заверить и передать опечатанными в резиденцию правительства Соединенных Штатов, направленную Председателю Сената; — Председатель Сената должен в присутствие Сената и Палаты представителей, вскрытие всех сертификатов и затем подсчет голосов; — Лицо, имеющее наибольшее количество голосов за Президента, должно быть Президентом, если это число составляет большинство от общего числа выборщиков. назначен; и если ни одно лицо не имеет такого большинства, то из числа лиц, имеющих наибольшее количество, не более трех в списке проголосовавших в качестве Президента, Палата представителей немедленно выбирает Президента путем голосования.Но при выборе президента голоса подаются по штатам, причем представительство от каждого штата имеет один голос; кворум для этой цели должен состоять из члена или членов от двух третей штатов, и для выбора необходимо большинство от всех штатов. [И если Палата представителей не будет выбирать президента всякий раз, когда право выбора переходит к ней, до четвертого дня следующего марта, то вице-президент должен действовать как президент, как в случае смерти или другого конституционного инвалидность президента.-] Лицо, имеющее наибольшее количество голосов в качестве Вице-президента, должно быть Вице-президентом, если это число составляет большинство от общего числа назначенных Выборщиков, и если ни одно лицо не имеет большинства, то от двух наибольших чисел. по списку Сенат выбирает вице-президента; кворум для этой цели составляет две трети от общего числа сенаторов, и для выбора необходимо большинство от полного числа. Но ни одно лицо, конституционно не имеющее права занимать должность президента, не может иметь право занимать должность вице-президента Соединенных Штатов.

Тринадцатая поправка

Аннотированная поправка к Тринадцатой поправке

Секция 1

Ни рабство, ни принудительный труд, кроме как наказание за преступление, за совершение которого сторона должна быть должным образом осуждена, не должны существовать в Соединенных Штатах или в любом другом месте, находящемся под их юрисдикцией.

Раздел 2

Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.

Четырнадцатая поправка

Аннотированная поправка к четырнадцатой поправке

Секция 1

Все лица, рожденные или натурализованные в Соединенных Штатах и ​​подпадающие под их юрисдикцию, являются гражданами Соединенных Штатов и штата, в котором они проживают.Ни один штат не имеет права принимать или применять какой-либо закон, ограничивающий привилегии или иммунитеты граждан Соединенных Штатов; ни один штат не может лишать какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры; и не отказывать любому лицу, находящемуся под его юрисдикцией, в равной защите закона.

Раздел 2

Представители распределяются между несколькими штатами в соответствии с их численностью с учетом всего числа лиц в каждом штате, за исключением индейцев, не облагаемых налогами.Но когда в праве голосовать на любых выборах по выбору выборщиков президента и вице-президента Соединенных Штатов, представителей в Конгрессе, исполнительных и судебных должностных лиц штата или членов его Законодательного собрания отказано никому. мужчин-жителей такого штата, достигших 21-летнего возраста, и граждан Соединенных Штатов или каким-либо образом сокращенных, за исключением участия в восстании или другом преступлении, основание для представительства в нем должно быть уменьшено пропорционально которое число таких граждан мужского пола должно относиться к общему числу граждан мужского пола в возрасте двадцати одного года в таком Государстве.

Раздел 3

Ни одно лицо не может быть сенатором или представителем в Конгрессе, или избирателем президента и вице-президента, или занимать какую-либо гражданскую или военную должность в Соединенных Штатах или в каком-либо штате, которое, ранее приняв присягу в качестве член Конгресса, или как должностное лицо Соединенных Штатов, или как член любого законодательного собрания штата, или как исполнительное или судебное должностное лицо любого штата, поддерживающее Конституцию Соединенных Штатов, должен участвовать в восстании или восстании против то же самое, или оказал помощь или утешение своим врагам.Но Конгресс может двумя третями голосов каждой Палаты снять такую ​​инвалидность.

Раздел 4

Действительность государственного долга Соединенных Штатов, разрешенного законом, включая долги, понесенные для выплаты пенсий и наград за услуги по подавлению восстания или восстания, не подлежит сомнению.Но ни Соединенные Штаты, ни какой-либо штат не должны брать на себя или выплачивать какие-либо долги или обязательства, возникшие в связи с восстанием или восстанием против Соединенных Штатов, или какие-либо претензии в отношении потери или освобождения какого-либо раба; но все такие долги, обязательства и требования будут признаны незаконными и недействительными.

Раздел 5

Конгресс имеет право обеспечивать соблюдение положений настоящей статьи посредством соответствующего законодательства.

Пятнадцатая поправка

Аннотированная пятнадцатая поправка

Секция 1

Право голоса граждан Соединенных Штатов не может быть отказано или ограничено Соединенными Штатами или каким-либо штатом из-за расы, цвета кожи или предыдущего состояния подневольного состояния —

Раздел 2

Конгресс имеет право обеспечить исполнение данной статьи соответствующим законодательством.

Шестнадцатая поправка

Аннотированная шестнадцатая поправка

Конгресс будет иметь право устанавливать и собирать налоги на доходы из любого источника без распределения между отдельными штатами и без учета каких-либо переписей или подсчетов.

Семнадцатая поправка

Аннотированная семнадцатая поправка

Сенат Соединенных Штатов состоит из двух сенаторов от каждого штата, избираемых его народом на шесть лет; и каждый сенатор имеет один голос.Избиратели в каждом штате должны обладать квалификацией, необходимой для выборщиков наиболее многочисленной ветви законодательных собраний штата.

Когда появляются вакансии в представительстве любого штата в Сенате, исполнительная власть такого штата издает распоряжения о выборах для заполнения таких вакансий: При условии, что законодательный орган любого штата может уполномочить его исполнительную власть производить временные назначения до люди заполняют вакансии путем выборов в соответствии с указаниями законодательного органа.

Данная поправка не должна толковаться как влияющая на выборы или срок полномочий любого сенатора, избранного до того, как она станет действительной как часть Конституции.

Восемнадцатая поправка

Аннотированная поправка к восемнадцатой поправке

Секция 1

По истечении одного года с момента ратификации данной статьи производство, продажа или транспортировка опьяняющих спиртных напитков в пределах, ввоз или вывоз из Соединенных Штатов и всей территории, находящейся под их юрисдикцией, для производства напитков настоящим запрещается.

Раздел 2

Конгресс и несколько штатов имеют одновременные полномочия по обеспечению соблюдения настоящей статьи посредством соответствующего законодательства.

Раздел 3

Настоящая статья утрачивает силу, если она не будет ратифицирована в качестве поправки к Конституции законодательными собраниями нескольких штатов, как это предусмотрено Конституцией, в течение семи лет с даты ее представления Конгрессом штатам.

Девятнадцатая поправка

Аннотированная поправка к девятнадцатой поправке

Право голоса граждан Соединенных Штатов не может отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку пола.

Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.

Двадцатая поправка

Аннотированная двадцатая поправка

Секция 1

Срок полномочий президента и вице-президента истекает в полдень 20 января, а срок полномочий сенаторов и представителей — в полдень 3 дня января тех лет, в которых такие сроки закончились бы, если бы эта статья была не ратифицирован; и затем вступают в силу условия их преемников.

Раздел 2

Конгресс собирается не реже одного раза в год, и такое собрание должно начинаться в полдень 3-го дня января, если законом не назначен другой день.

Раздел 3

Если к моменту, установленному для начала срока полномочий Президента, избранный Президент умрет, избранный Вице-президент становится Президентом. Если Президент не должен быть избран до срока, установленного для начала его полномочий, или если избранный Президент не соответствует требованиям, то избранный Вице-президент действует как Президент до тех пор, пока Президент не будет соответствовать требованиям; и Конгресс может законом предусмотреть случай, когда ни избранный президент, ни избранный вице-президент не могут быть квалифицированы, указав, кто в таком случае будет действовать в качестве президента, или способ, которым должен быть избран тот, кто должен действовать, и такое лицо должно действовать соответственно до тех пор, пока президент или вице-президент не будут квалифицированы.

Раздел 4

Конгресс может законом предусмотреть случай смерти любого из лиц, из которых Палата представителей может выбрать президента, когда право выбора перешло к ним, а также в случае смерти любого из лица, из числа которых Сенат может выбрать вице-президента, когда право выбора переходит к ним.

Раздел 5

Разделы 1 и 2 вступают в силу 15 октября после ратификации настоящей статьи.

Раздел 6

Настоящая статья утрачивает силу, если она не будет ратифицирована в качестве поправки к Конституции законодательными собраниями трех четвертей отдельных штатов в течение семи лет с даты ее представления.

Двадцать первая поправка

Двадцать первая поправка с аннотациями

Секция 1

Восемнадцатая статья поправки к Конституции Соединенных Штатов настоящим отменяется.

Раздел 2

Транспортировка или ввоз в любой штат, территорию или владение Соединенных Штатов для доставки или использования в них опьяняющих спиртных напитков в нарушение их законов настоящим запрещается.

Раздел 3

Настоящая статья утрачивает силу, если она не будет ратифицирована в качестве поправки к Конституции съездами в нескольких штатах, как это предусмотрено Конституцией, в течение семи лет с даты представления ее Конгрессом штатам.

Двадцать вторая поправка

Двадцать вторая поправка с аннотацией

Секция 1

Ни одно лицо не может быть избрано на должность Президента более двух раз, и никакое лицо, занимавшее должность Президента или действовавшее в качестве Президента, более двух лет из срока, на который было избрано какое-либо другое лицо, не может быть избран Президентом. избирался на должность Президента более одного раза.Но эта статья не применяется к любому лицу, занимающему должность президента, когда эта статья была предложена Конгрессом, и не препятствует любому лицу, которое может занимать должность президента или действовать в качестве президента в течение срока, в течение которого эта статья вступает в должность после того, как занимал пост президента или исполнял обязанности президента в течение оставшегося срока.

Раздел 2

Настоящая статья утрачивает силу, если она не будет ратифицирована в качестве поправки к Конституции законодательными собраниями трех четвертей отдельных штатов в течение семи лет с даты ее представления Конгрессом штатам.

Двадцать третья поправка

Двадцать третья поправка с аннотациями

Секция 1

Округ, являющийся резиденцией правительства Соединенных Штатов, назначает в порядке, установленном Конгрессом:

Число выборщиков президента и вице-президента, равное общему количеству сенаторов и представителей в Конгрессе, к которым округ будет относиться. иметь право, если бы это был штат, но ни в коем случае не более, чем штат с наименьшей численностью населения; они должны быть в дополнение к тем, которые назначаются штатами, но они должны рассматриваться для целей выборов президента и вице-президента как выборщики, назначенные государством; и они должны собираться в Округе и выполнять обязанности, предусмотренные двенадцатой статьей поправки.

Раздел 2

Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.

Двадцать четвертая поправка

Двадцать четвертая поправка с аннотациями

Секция 1

Право граждан Соединенных Штатов голосовать на любых первичных или других выборах президента или вице-президента, выборщиков президента или вице-президента, сенатора или представителя в Конгрессе не может быть отказано или ограничено Соединенными Штатами или в любом штате по причине неуплаты подушного или другого налога.

Раздел 2

Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.

Двадцать пятая поправка

Двадцать пятая поправка с аннотациями

Секция 1

В случае отстранения президента от должности, его смерти или отставки вице-президент становится президентом.

Раздел 2

При появлении вакансии в должности Вице-президента Президент должен назначить Вице-президента, который вступает в должность после утверждения большинством голосов обеих палат Конгресса.

Раздел 3

Всякий раз, когда президент передает временному президенту Сената и спикеру Палаты представителей свое письменное заявление о том, что он не может выполнять свои полномочия и обязанности, и пока он не передаст им письменное заявление об обратном , такие полномочия и обязанности исполняет Вице-президент как исполняющий обязанности президента.

Раздел 4

Каждый раз, когда вице-президент и большинство главных должностных лиц исполнительных департаментов или такого другого органа, который Конгресс может предусмотреть по закону, передают временному президенту Сената и спикеру Палаты представителей их письменное заявление о том, что Президент не может выполнять полномочия и обязанности своей должности, Вице-президент немедленно принимает на себя полномочия и обязанности должности в качестве исполняющего обязанности президента.

После этого, когда президент передает временно исполняющему обязанности президента Сената и спикеру Палаты представителей свое письменное заявление об отсутствии недееспособности, он возобновляет полномочия и обязанности своей должности, если только вице-президент и большинство либо главные должностные лица исполнительного департамента, либо такого другого органа, который Конгресс может предоставить в соответствии с законом, в течение четырех дней передают временному президенту Сената и спикеру Палаты представителей свое письменное заявление о том, что президент не может выполнить полномочия и обязанности его офиса.После этого Конгресс решает вопрос, собравшись для этой цели в течение сорока восьми часов, если не на сессии. Если Конгресс в течение двадцати одного дня после получения последнего письменного заявления или, если Конгресс не заседает, в течение двадцати одного дня после того, как Конгресс должен собраться, двумя третями голосов обеих палат определит, что Президент не может выполнять свои полномочия и обязанности, Вице-президент продолжает выполнять те же обязанности, что и исполняющий обязанности Президента; в противном случае Президент возобновляет полномочия и обязанности своей должности.

Двадцать шестая поправка

Двадцать шестая поправка с аннотациями

Секция 1

Право голоса граждан Соединенных Штатов в возрасте восемнадцати лет и старше не может быть отказано или ограничено Соединенными Штатами или каким-либо штатом в зависимости от возраста.

Раздел 2

Конгресс имеет право обеспечить выполнение данной статьи соответствующим законодательством.

Двадцать седьмая поправка

Двадцать седьмая поправка с аннотациями

Ни один закон, изменяющий вознаграждение за услуги сенаторов и представителей, не может вступить в силу до тех пор, пока не вступят в силу выборы представителей.

Права Первой поправки [ushistory.org]

Американское правительство 1. Природа правительства а. Цели правительства b. Типы правительства c. Что такое демократия? d. Демократические ценности — свобода, равенство, справедливость 2. Основы американского правительства а. Колониальный опыт б. Независимость и статьи Конфедерации c.Создание Конституции d. Билль о правах 3. Федерализм а. Основатели и федерализм б. Склонение чаши весов к национальной мощи c. Отношения между федерацией и государством сегодня: возвращение к правам штатов? 4. Американские политические взгляды и участие а. Американская политическая культура б. Какие факторы формируют политические взгляды? c. Измерение общественного мнения d. Участие в правительстве e. Голосование: забытая привилегия? 5. Как граждане связываются со своим правительством? а. Политические партии b.Кампании и выборы c. Группы интересов d. СМИ e. Интернет в политике 6. Конгресс: Народная ветвь? а. Полномочия Конгресса b. Лидерство в Конгрессе: это партийное дело c. Важность комитетов d. Кто в Конгрессе? е. Как законопроект становится законом 7. Президентство: ветвь руководства? а. Эволюция президентства б. Все мужчины и женщины президента c. Выбор и преемственность президента d. Работа президента e. Президентский персонаж 8.Бюрократия: реальное правительство а. Развитие бюрократии б. Организация бюрократии c. Кто такие бюрократы? d. Реформирование бюрократии 9. Судебная власть а. Создание федеральных судов б. Структура федеральных судов c. Верховный суд: что он делает? d. Как выбираются судьи и судьи e. Полномочия федеральных судов 10. Гражданские свободы и гражданские права а. Права и обязанности граждан б. Права на Первую поправку c.Преступление и надлежащее судебное разбирательство d. Гражданские права 11. Формирование политики: политические взаимодействия а. Внешняя политика: что теперь? б. Оборонная политика c. Экономическая политика d. Социальная и нормативная политика 12. Государственные и местные органы власти a. Государственные и местные органы власти: демократия в действии? б. Финансирование государства и местного самоуправления c. Кто платит за образование? 13. Сравнительные политические и экономические системы а. Сравнение правительств b. Сравнение экономических систем c. Маленький, маленький мир?
Ньюсеум, расположенный в Арлингтоне, штат Вирджиния, является музеем новостей и свободы прессы.Благодаря гарантиям Первой поправки американцы имеют более свободный доступ к новостям, чем люди в большинстве стран.

«Конгресс не должен принимать никаких законов, касающихся установления религии или запрещающих их свободное исповедание; или ограничивающих свободу слова или печати; или право людей мирно собираться и обращаться к правительству с просьбой о возмещении ущерба. жалоб «. — Первая поправка к Конституции

Внимательное чтение Первой поправки показывает, что она защищает несколько основных свобод — свободу религии, слова, печати, петиций и собраний.Интерпретация поправки далеко не проста, поскольку судебное дело за судебным делом пытались определить пределы этих свобод. Определения менялись на протяжении всей американской истории, и этот процесс продолжается и сегодня.

Свобода вероисповедания


Дебора Вайсман, еврейская студентка, успешно подала в суд на свой школьный округ в Род-Айленде из-за христианской выпускной молитвы в 1986 году. В своем случае Вайсман процитировала пункт Первой поправки, запрещающий государству устанавливать любую религию.

Первая поправка гарантирует свободу вероисповедания в двух положениях — пункте «об учреждении», который запрещает правительству учреждать официальную церковь, и пункте «свободное осуществление», которое позволяет людям поклоняться так, как им заблагорассудится. Обратите внимание, что фраза «отделение церкви от государства» не встречается ни в Первой поправке, ни где-либо еще в Конституции. Большинство людей не понимают, что эта фраза на самом деле была придумана позже Томасом Джефферсоном. В 1802 году, когда он был президентом, он написал мнение, что положение о свободе религии в Первой поправке было разработано, чтобы построить «стену разделения между церковью и государством.«

Судебные дела, касающиеся свободы религии, касались отказа от молитв в государственных школах, отказа в помощи приходским школам, запрета полигамии (практики иметь более одной жены), ограничения употребления ядовитых змей и наркотиков в религиозные обряды и ограничение права отказаться от медицинской помощи в религиозных целях.

Свобода слова и печати

Свобода слова — одна из самых заветных свобод, но свобода слова часто вступает в конфликт с другими правами и свободами.Суды должны были рассмотреть вопрос: «Каковы пределы свободы слова?».

Тест «явная и настоящая опасность» — это основной принцип определения пределов свободы слова. Это было установлено известным делом Schenck против Соединенных Штатов времен Первой мировой войны. Антивоенный активист Чарльз Шенк был арестован за рассылку листовок будущим призывникам в армию, призывая их игнорировать их уведомления о призыве. Соединенные Штаты заявили, что Шенк угрожает национальной безопасности, и судьи согласились.Был установлен принцип, согласно которому свобода слова не будет защищена, если человек представляет «явную и реальную опасность» для безопасности Соединенных Штатов.


Мане Олимпия считалась непристойной в 1865 году, но сегодня считается шедевром. По мере того как меняются вкусы в искусстве, меняются и юридические определения непристойности и свободы слова.

Что такое свобода слова? Определение непростое, и суды выделили три типа свободы слова, каждый из которых защищен на разном уровне:

  • Чистая речь — это словесное выражение мыслей и мнений перед добровольной аудиторией.Суды обычно обеспечивают надежную защиту чистой речи от государственного регулирования.
  • Речь плюс включает действия, такие как демонстрация или протест, а также слова. Speech-plus обычно не защищается так строго, как чистая речь, потому что действия могут быть физически опасными. Суды постановили, что демонстранты не могут препятствовать движению транспорта, подвергать опасности общественную безопасность или незаконно проникать на территорию.
  • Символическая речь технически не предполагает речи, но включает символы, которые суды сочли формами свободы выражения.К этой категории относятся такие символические действия, как ношение черных повязок в школе и сжигание призывных карточек. Символическая речь очень спорна, и, как правило, суды иногда считают ее выходящей за пределы свободы слова. Однако Верховный суд подтвердил право человека сжечь американский флаг в решении 1989 года Texas vs. Johnson .

Многие из тех же принципов, которые применяются к свободе слова, применимы и к прессе, но один, имеющий особое значение для прессы, — это предварительное ограничение.Суды постановили, что правительство не может подвергать цензуре информацию до того, как она будет написана и опубликована, за исключением самых крайних случаев национальной безопасности.

Свобода собраний и петиций

Свобода собраний и петиций тесно связаны со свободой слова и защищаются аналогичным образом. Бывший председатель Верховного суда Чарльз Эванс Хьюз писал: «Мирное собрание для законных обсуждений не может считаться преступлением». В целом эта точка зрения возобладала.Свобода собраний должна быть сбалансирована с правами других людей, если она нарушает общественный порядок, движение транспорта, свободу заниматься обычными делами или тишину и спокойствие. Обычно группа должна подать заявку на разрешение, но правительство должно предоставить разрешение при условии, что у должностных лиц есть средства для предотвращения серьезных сбоев.

На протяжении более 100 лет после ратификации Конституции Первая поправка защищала эти свободы только теоретически. Поскольку люди в 20-м веке бросали вызов правительству в суде, считая, что их права ущемлены, Первая поправка приобрела более сильный смысл.Он остается самым мощным инструментом защиты священных свобод религии, слова, печати, собраний и петиций для современных американцев. Electronic Frontier Foundation
Electronic Frontier Foundation была основана в 1990 году для обеспечения защиты принципов, закрепленных в Конституции США и Всеобщей декларации прав человека ООН по мере появления новых коммуникационных технологий. EFF предоставляет юридическую помощь людям, которые считают, что их права на «киберрешение» нарушаются, и публикует информацию о попытках правительства ввести цензуру в Интернете.Их кампания «Голубая лента», крупнейшая в мире массовая интернет-организация, борется за свободу слова в Интернете на международном уровне.

Сообщить о неработающей ссылке

Люди по-американски
Первые пункты Первой поправки призывают к разделению религии и правительства. People for the American Way — активистская лоббистская организация, которая следит за религиозными группами, которые, по ее мнению, пытаются заставить правительство поддерживать их религиозные убеждения. Он также настаивает на принятии законодательства, которое его члены считают гарантией других прав и связанных с ними свобод Первой поправки.

Сообщить о неработающей ссылке

The Ruckus Society
Ruckus Society — это обучающая организация, которая обучает навыкам ненасильственного гражданского неповиновения, чтобы помочь экологическим и правозащитным организациям протестовать. Члены, среди прочего, участвовали в протестах против лесозаготовок и в обоих крупных национальных политических съездах. Считаете ли вы, что эти действия защищаются как свобода слова и мирных собраний согласно Первой поправке?

Сообщить о неработающей ссылке

бесплатно! — The Freedom Forum Online
Freedom Forum — это международный фонд, посвященный свободной прессе и свободе слова для всех людей мира.Фонд уделяет внимание четырем основным приоритетам: Newseum, выпускам Первой поправки, разнообразию редакций и свободе прессы в мире.

Сообщить о неработающей ссылке

100 самых запрещенных книг десятилетия
Разве Гарри Поттер развращает умы детей? Как насчет Приключения Гекльберри Финна Марка Твена? Ознакомьтесь со списком 100 наиболее запрещенных книг 2000-х годов, предоставленным Американской библиотечной ассоциацией, организацией, призванной обеспечить доступ к библиотечным материалам для всех, одновременно защищая Первую поправку.Затем посмотрите, есть ли эти книги в вашей школьной библиотеке .

Сообщить о неработающей ссылке

Newseum
Одним из конкретных прав, гарантированных Первой поправкой, является свобода печати. Хотя это не всегда реальность, американцы пользуются большей свободой доступа к информации, чем большинство людей. Newseum позиционирует себя как единственный в мире музей новостей, и это отличное место, чтобы погрузиться в историю проблем прессы Первой поправки и индустрии новостей в целом.

Сообщить о неработающей ссылке

Культурный шок
Есть ли место для обнаженного Эдуарда Мане в общественной галерее? А как насчет искусства, содержащего этнические стереотипы или расовые оскорбления? Подходит ли Huckleberry Finn для общественного класса? Эти современные вызовы искусству часто попадают в суд в качестве вопросов Первой поправки. Этот веб-сайт PBS исследует проблему таким образом, чтобы пользователи могли отказаться от любых изображений, которые могут их смущать.

Сообщить о неработающей ссылке

Свобода собраний: важный элемент демократии
Тот же принцип, который защищал участников движения за гражданские права, защищал членов Ку-клукс-клана, марширующих по территории, населенной пережившими Холокост.В Первой поправке не указывается, какие собрания разрешены, что, по мнению многих, необходимо для демократического обмена идеями.

Сообщить о неработающей ссылке

Если вам нравится наш контент, поделитесь им в социальных сетях!

Свобода выражения мнения | Amnesty International


Обзор

Ваш голос имеет значение. У вас есть право говорить то, что вы думаете, делиться информацией и требовать лучшего мира. Вы также имеете право соглашаться или не соглашаться с теми, кто находится у власти, и выражать это мнение в мирных протестах.

Осуществление этих прав — без страха или незаконного вмешательства — имеет ключевое значение для жизни в открытом и справедливом обществе; тот, в котором люди могут получить доступ к правосудию и пользоваться своими правами человека.

Тем не менее, правительства по всему миру регулярно сажают в тюрьму людей — или того хуже — за высказывания, хотя в конституциях почти каждой страны говорится о ценности «свободы слова».

Правительства обязаны запретить разжигающие ненависть и подстрекательские высказывания, но многие злоупотребляют своими полномочиями, чтобы заставить замолчать мирное инакомыслие, принимая законы, криминализирующие свободу выражения мнений.Часто это делается во имя борьбы с терроризмом, национальной безопасности или религии. В последнее время свобода выражения мнений оказалась под угрозой из-за того, что власти начали преследовать активистов, неправительственные организации и отдельных лиц, помогающих беженцам и мигрантам.

То, как правительства терпят неблагоприятные взгляды или критические голоса, часто является хорошим показателем того, как они относятся к правам человека в целом.

Amnesty International поддерживает людей, которые мирно высказываются за себя и других — будь то журналист, освещающий насилие со стороны сил безопасности, профсоюзный деятель, разоблачающий плохие условия труда, или лидер коренных народов, защищающий свои права на землю от крупного бизнеса.Мы также защищаем право тех, кто поддерживает позиции крупного бизнеса, сил безопасности и работодателей, мирно выражать свои взгляды.

Мы считаем всех, кого лишают свободы исключительно за то, что они мирно пользуются своим правом на свободу слова, узником совести и призываем к их немедленному и безоговорочному освобождению.

Полиция силой разгоняет стихийную акцию протеста на Тверской улице после вынесения приговора по делу Болотной, Москва, февраль 2014 года.© Александр Барошин / Amnesty International Полиция силой разгоняет стихийную акцию протеста на Тверской улице после вынесения приговора по делу Болотной, Москва, февраль 2014 г. © Александр Барошин / Amnesty International

Почему важна свобода слова?

Право на свободу выражения мнения закреплено в статье 19 Всеобщей декларации прав человека, в которой в общих чертах излагаются права человека, которыми обладает каждый из нас. Позже он был юридически защищен множеством международных и региональных договоров.

Защита свободы выражения мнения всегда была основной частью работы Amnesty International и жизненно важна для привлечения к ответственности сильных мира сего. Свобода выражения также лежит в основе других прав человека, таких как право на свободу мысли, совести и религии, и позволяет им процветать.

Это также тесно связано со свободой ассоциации — правом создавать и вступать в клубы, общества, профсоюзы или политические партии с кем угодно по вашему выбору; и свобода мирных собраний — право принимать участие в мирной демонстрации или публичном собрании.

Однако именно эти свободы подвергаются регулярным нападкам со стороны правительств, которые хотят подавить критику.

Например, в Египте сейчас критиковать правительство крайне опасно. В течение 2018 года власти арестовали не менее 113 человек, сославшись на множество абсурдных причин, включая сатиру, твиты, поддержку футбольных клубов, осуждение сексуальных домогательств, редактирование фильмов и дачи интервью.

Арестованных обвиняют в «членстве в террористических группах» и «распространении ложных новостей».Задержанные без суда в течение нескольких месяцев, те, кто в конечном итоге предстал перед судом, были приговорены военными судами, хотя военные процессы над гражданскими лицами в Египте, как и везде, по своей сути несправедливы.

Свобода прессы

Свободное освещение в прессе вопросов, которые нас интересуют и формируют нашу жизнь, является ключевым строительным блоком любого уважающего права общества. Однако в Азербайджане, Турции и Венесуэле, если назвать лишь несколько стран, журналисты сталкиваются с репрессиями и нападениями.

В июне 2019 года парламент Танзании ускорил принятие законопроекта о писаных законах, который, помимо других нарушений, усилит цензуру.Журналисты в стране уже действуют в жестких рамках закона о СМИ, который требует, чтобы медиа-дома «транслировали или публиковали новости или вопросы государственной важности по указанию правительства».

В июле 2019 года на Филиппинах начался судебный процесс по делу о клевете против Марии Рессы, исполнительного редактора интернет-издания Rappler. Ресса, известный критик президента Родриго Дутерте, был арестован в феврале 2019 года по сфабрикованным обвинениям в клевете после того, как Рапплер опубликовал подробные расследования некоторых из тысяч внесудебных казней, совершенных полицией и неизвестными вооруженными лицами при явном поощрении Дутерте во время наркобизнеса. операции.Ее дело широко рассматривается как нападение правительства на свободу прессы.

Во время конфликта репрессии могут усугубиться, например, в Мьянме, где журналисты, расследующие убийство мужчин и мальчиков рохинджа силами безопасности в штате Ракхайн, были арестованы и заключены в тюрьму, а затем освобождены под международным давлением.

Свобода слова

Свобода слова или свобода выражения распространяется на все виды идей, включая те, которые могут быть глубоко оскорбительными.Хотя международное право защищает свободу слова, есть случаи, когда слова могут законно ограничиваться одним и тем же законом — например, когда они нарушают права других или пропагандируют ненависть и подстрекают к дискриминации или насилию.

Однако любые ограничения свободы выражения мнения должны быть предусмотрены законом, защищать определенные общественные интересы или права других и быть явно необходимыми для этой цели. .

В 2018 году Amnesty International опубликовала исследование, которое показало, что Twitter — это платформа, на которой процветают насилие и жестокое обращение в отношении женщин, зачастую без подотчетности.Вместо того, чтобы платформа была местом, где женщины могут свободно выражать себя и где их голоса усиливаются, Twitter заставляет женщин самоцензурировать то, что они публикуют, и ограничивать их взаимодействие. Твиттер как компания не выполняет свои обязанности по соблюдению прав женщин в Интернете, неадекватно расследуя сообщения о насилии и жестоком обращении и открыто реагируя на них.

Цифровая граница

Цифровой мир дает многим из нас доступ к необходимой информации, в том числе для того, чтобы бросить вызов правительствам и корпорациям.Информация — это сила, и Интернет может значительно расширить возможности семи миллиардов людей во всем мире.

Но свобода слова сегодня по-прежнему часто зависит от богатства, привилегий и нашего места в обществе. Богатые и влиятельные люди редко ограничиваются в выражении своих взглядов. Точно так же те, у кого есть свои ноутбуки с широкополосным доступом, имеют гораздо больший доступ к информации, чем те, кому приходится идти пешком до интернет-кафе.

Некоторые штаты все чаще пытаются создать брандмауэры для цифровых коммуникаций, или, в случае Египта, Судана и Зимбабве, среди прочих, в ответ на массовые уличные протесты отключение интернета.Иран, Китай и Вьетнам пытались разработать системы, позволяющие им контролировать доступ к цифровой информации. В регионе северного Кашмира Индии мобильный Интернет и связь отключаются в связи с любыми беспорядками. В Amnesty International мы постоянно ищем новые способы остановить блокировку нашего веб-сайта в Китае.

Правительства также используют опасные и изощренные технологии для чтения частной электронной почты активистов и журналистов и удаленно включают камеры или микрофоны своих компьютеров, чтобы тайно записывать свою деятельность.В 2014 году Amnesty и коалиция правозащитных и технологических организаций запустили Detekt — простой инструмент, который позволяет активистам сканировать свои устройства на предмет обнаружения шпионского ПО.

Что делает Amnesty для защиты свободы слова?

Пример из практики: Польша и право на протест

Amnesty International задокументировала, как люди в Польше вышли на улицы, чтобы выразить свое мнение, несмотря на ограничительное законодательство в сочетании с деспотической охраной, слежкой, преследованием и преследованием, которые угрожают ущемить право на мирные протесты.

С 2016 года десятки тысяч людей протестовали против репрессивного законодательства, направленного на ограничение прав женщин и подрыв независимости судебной власти. Протестующие обычно сталкиваются с демонстрацией силы и ограничительными мерами, которые нарушают их право быть увиденными и услышанными. Сотни людей оказались под стражей в полиции и столкнулись с длительными судебными разбирательствами.

Параллельно с ужесточением законов, влияющих на осуществление права на свободу мирных собраний, правительство значительно расширило надзорные полномочия правоохранительных органов, доказав, что эти расширенные полномочия использовались против людей, участвующих в организации и участии в мирных протестах. .

Пример из практики: рост числа узников совести во Вьетнаме

В 2019 году Amnesty , Amnesty опубликовала шокирующее исследование, показывающее, что число узников совести, несправедливо заключенных в тюрьмы во Вьетнаме, резко возросло на треть, что является признаком растущего подавления мирной активности со стороны юристов, блоггеров, правозащитников, активистов-экологов и других людей. борцы за демократию.

Условия содержания заключенных остаются ужасными, поскольку есть свидетельства пыток и жестокого обращения с людьми, которые обычно содержатся без связи с внешним миром и в одиночных камерах, содержатся в ужасных условиях и лишены медицинской помощи, чистой воды и свежего воздуха.

Многие узники совести были заключены в тюрьму за комментарии, сделанные в социальных сетях, и подверглись преследованиям с использованием расплывчатых и чрезмерно общих положений уголовного кодекса.

Один из узников совести — Тран Хоанг Фук. Активист за демократию и защиту окружающей среды, он был арестован в июне 2017 года. Его осудили и признали виновным по обвинению в «ведении пропаганды против государства» за создание и распространение в социальных сетях видеороликов, которые, как считается, содержат критику правительства. Он был приговорен к шести годам лишения свободы. в тюрьме, а затем четыре года под домашним арестом.

Решение: к чему призывает амнистия?

  • Узники совести во всем мире должны быть немедленно и безоговорочно освобождены.
  • Все законы, криминализирующие людей, которые высказываются или мирно протестуют, должны быть исключены из свода законов.
  • Законы, запрещающие разжигание ненависти или иное подстрекательство к дискриминации и насилию, не должны использоваться для подавления мирного инакомыслия.
  • Люди должны иметь доступ к информации, а полномочия правительств и компаний по получению информации о частных лицах и организациях должны быть ограничены.

Помогите нам защитить свободу слова. Присоединяйтесь к миллионам борющихся за права человека

Присоединяйся сейчас

Икс

Подтвердите свою страну, и мы перенаправим вас на правильную страницу присоединения


Связанное содержимое

Ваше право на уважение частной и семейной жизни

В Великобритании права человека защищены Законом о правах человека 1998 года. Закон вводит в действие права человека, изложенные в Европейской конвенции о правах человека.

Статья 8 — право на уважение вашей семьи и частной жизни, вашего дома и вашей корреспонденции является одним из прав, защищаемых Законом о правах человека.

Прочтите эту страницу, чтобы узнать больше о том, что означает это право в соответствии с Законом о правах человека.

Каковы ваши права в соответствии со статьей 8?

Статья 8 защищает ваше право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции.

Что подразумевается под частной жизнью?

Частная жизнь имеет широкий смысл.Это означает, что вы имеете право жить в уединении и без вмешательства государства. Он охватывает такие вещи, как:

  • ваша сексуальность
  • ваше тело
  • индивидуальность, ваша внешность и одежда
  • формирование и поддержание отношений с другими людьми
  • как хранится и защищается ваша личная информация

Что такое семейная жизнь?

Семейная жизнь включает право иметь и поддерживать семейные отношения.Он охватывает ваше право не разлучаться с семьей и поддерживать контакт, если ваша семья разделена.

Чтобы решить, охватываются ли отношения семейной жизнью, важна скорее близость отношений, чем правовой статус.

Отношения, охватываемые семейной жизнью, включают отношения между:

  • родителей и их детей, включая внебрачных и приемных детей
  • муж и жена, а также пары, не состоящие в браке
  • братьев и сестер.

Однополые пары защищены статьей 8, но их защита подпадает под их личную, а не семейную жизнь.

Что подразумевается под домом?

Ваше право на уважение своего жилища не означает, что у вас есть право на жилище, но оно защищает дом, который у вас уже есть. Это означает, что государственные органы не должны препятствовать вам входить в ваш дом или жить в нем. Вы также имеете право спокойно жить в своем доме без вмешательства властей.

Государственным органам может потребоваться принять позитивные меры, чтобы вы могли спокойно наслаждаться своим домом — например, уменьшив шум от самолетов или защитив свой дом от серьезного загрязнения.

Что подразумевается под перепиской?

Переписка включает такие вещи, как:

  • букв
  • писем
  • факс
  • телефон.

Примеры нарушений статьи 8

Примеры возможного нарушения статьи 8:

  • обыск и наблюдение за вашим домом
  • разлучение членов семьи, включая депортацию или высылку иммигрантов
  • Распоряжения об уходе или усыновлении детей и нарушение ваших родительских прав
  • обязательное лечение или обследование
  • , если с вами плохо обращаются в доме престарелых — если оно достаточно серьезное, это также может быть нарушением статьи 3
  • ваше право на неприкосновенность частной жизни дома и на работе — например, прослушивание телефонных разговоров, мониторинг электронной почты и использование Интернета, CCTV
  • , если ваша личная информация раскрывается другим людям без вашего согласия
  • навязывание необоснованного дресс-кода на работе
  • качество и характер жилья, предоставляемого местными властями и некоторыми жилищными ассоциациями
  • защита от шума и загрязнения окружающей среды.

Пример

Ваш муж страдает слабоумием и должен жить в доме престарелых. Местные власти предложили ему место в доме престарелых, который находится слишком далеко, чтобы вы и остальные члены семьи могли посещать его на регулярной основе. Вы просили место поближе к вашему дому, но они отказались. Это может быть нарушением вашего права и права вашего мужа на уважение семейной жизни в соответствии со статьей 8. Местные власти должны учитывать ваши права на семейную жизнь, предлагая вашему мужу место работы.

Вы можете поднять вопрос о правах человека в местных органах власти или подать официальную жалобу.

Может ли государственный орган вмешиваться в ваши права по статье 8?

Статья 8 — это квалифицированное право . Это означает, что государственные органы могут иногда вмешиваться в ваше право на уважение частной и семейной жизни, если это отвечает интересам общества в целом или защищает права других людей.

Следующие шаги

Другая полезная информация

Служба консультативной поддержки по вопросам равенства (EASS)

Телефон доверия EASS может предоставить совет и информацию по вопросам прав человека и дискриминации.

Комиссия по равенству и правам человека (EHRC)

Вы можете найти полезную информацию о дискриминации на сайте EHRC по телефону

Свобода

Для получения дополнительной информации и советов по различным правам, защищаемым в соответствии с Законом о правах человека, посетите веб-сайт Liberty по телефону

Британский институт прав человека

Вы также можете найти дополнительную информацию о правах человека в своих справочниках по правам человека Британского института прав человека (BIHR) по телефону

УГОЛОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО И ДОБРЫЙ ГРАЖДАНИН

Введение

«[Наше сегодняшнее решение посылает сигнал], что вы не являетесь гражданином демократии, а являетесь субъектом жестокого государства, и только ждете, чтобы вас занесли в каталог.”
Юта против Стриффа , судья Сотомайор, несогласное

Возможно, самый примечательный аспект недавнего решения Суда по делу Utah v. Strieff , в котором говорится, что даже когда остановка полиции полностью необоснованна, доказательства, обнаруженные во время этой остановки, могут быть приемлемыми, несогласие судьи Сотомайора. С одной стороны, ее несогласие примечательно своими ссылками на W.E.B. Дюбуа, Мишель Александер, Джеймс Болдуин, Та-Нехиси Коутс, Джек Чин, Мари Готтшалк, Лани Гинье и Джеральд Торрес; действительно, это примечательно тем, что внесло теорию критических рас в юриспруденцию Верховного суда.Исключением также является ее прямота в обвинении большинства в том, что она позволяет полиции обращаться с некоторыми людьми «как с гражданами второго сорта». Но есть еще одна причина, по которой ее несогласие примечательно: оно затрагивает аспект уголовно-процессуальных решений, который слишком долго оставался незамеченным, непризнанным и незамеченным. Даже в уголовно-процессуальных решениях — может быть, особенно в уголовно-процессуальных решениях — суд играет роль в определении того, кто принадлежит, а кто нет, кто имеет право считаться обычным гражданином, а кто может рассматриваться как второй класс.В уголовно-процессуальную юриспруденцию Верховного суда — временами скрытые у всех на виду, иногда — скрытые под поверхностью — есть отрывки о том, что значит быть «хорошим гражданином».

Как уже должно быть очевидно, говоря «добропорядочный гражданин», я не имею в виду непосредственно обсуждение Судом гражданства как национальности, как правового состояния человека как члена (или не члена) государства. Такая тема, безусловно, достойная. Для начала, это наша история расовых, ксенофобских и религиозных исключений, история, которая продолжает влиять на наше настоящее.Я также не имею в виду непосредственно правовой вопрос о том, кто, исходя из своего статуса гражданства, может требовать защиты в уголовном порядке в соответствии с нашим Биллем о правах. Кто такие «люди», защищенные Четвертой поправкой — например, регулирует ли она поиск неамериканских посетителей страны? И, учитывая досягаемость американской юрисдикции, какой процесс и какие меры защиты должны иметь неграждане на внутренней и внешней территории? Эти проблемы определяют аргумент, который я хочу высказать, но они не лежат в основе. Кроме того, мой основной интерес не является гражданством как принадлежащий — это чувство «подлинного участия в более широком политическом, социальном, экономическом и культурном сообществе» — как задумано профессором Кеннетом Карстом, хотя это тоже влияет на мой проект.

Меня, как человека, который пишет и учит о равенстве и уголовном правосудии, интересует скорее то, что означает гражданство, когда речь идет о повседневных взаимодействиях между полицией и полицейскими. Именно этот интерес побудил меня перечитать решения суда по уголовным делам, чтобы выяснить, что эти решения говорят о гражданстве по отношению к полиции. То, что я обнаружил, меня удивило. Разговоры о гражданстве были повсюду, начиная с таких хорошо известных дел, как Miranda v. Arizona и Schneckloth v.Бустамонте , в менее известные дела, такие как McCray v. Illinois . Эти отступления о хороших гражданах — хотя они редко выражаются так прямо — настолько распространены, что я удивился, как я не замечал их раньше. Я вспомнил наблюдение писательницы и эссеиста Тони Моррисон о ее собственном удивлении при чтении литературы:

Это как если бы я смотрел на аквариум — скольжение и движение золотой чешуи, зеленый кончик, белая стрела, уходящая назад от жабр; замки внизу, окруженные галькой и крошечными замысловатыми листьями зелени; едва потревоженная вода, частички отходов и пищи, спокойные пузыри, поднимающиеся на поверхность — и внезапно я увидел чашу, структуру, которая прозрачно (и невидимо) позволяет упорядоченной жизни, содержащейся в ней, существовать в большом мире.

Я видел холдинги и не столь тонкое сокращение в средствах защиты Четвертой поправки. Я видел, как Пятая поправка теряет смысл. До сих пор я не видел, как эти решения также касались гражданства, особенно гражданства по отношению к полиции.

Эти случаи говорят нам, что порядочный гражданин готов помочь полиции и дать согласие на обыски. Хороший гражданин иногда охотно отказывается от своего права на молчание, а иногда от своего права говорить.Хороший гражданин, которому нечего скрывать, приветствует полицейское наблюдение. И это только начало. Читайте между строк, и разговор Суда о гражданстве также диктует, как хороший гражданин должен вести себя, двигаться и даже говорить. Эти решения не только отражают идеи о хорошем гражданстве. Из них дают хороших гражданства. Эти решения не просто регулируют поведение полиции. Они регулируют поведение граждан.

Одна из целей этого эссе — раскрыть этот аспект уголовно-процессуальных решений.Но большая цель — поднять вопросы. Что означает для Суда разграничение хорошего гражданства по сравнению с властью полиции, особенно с формой гражданства, предполагающей отказ от конституционной защиты на службе государства? Что мы должны делать с подразумеваемой оценкой Судом некоторых граждан как плохих или даже как непокорных и непокорных? И если часть участия гражданина заключается в проверке границ закона — путем разговора с правоохранительными органами, путем отказа отказаться от конституционной защиты и путем отстаивания прав — как гражданство Суда охлаждает гражданство участия и препятствует демократическому инакомыслию?

Эти опасения должны быть достаточной причиной для критического анализа разговоров Суда о гражданстве.Но есть и вторая проблема, по крайней мере, для меня. В конце концов, я черный человек, пишущий в стране, где раса всегда имела значение. Я чернокожий мужчина, пишущий в стране, где «молодой плюс черный плюс мужчина» слишком часто «равняется вероятной причине». Я пишу на ярко-белом фоне, где существуют, навсегда соединенные, «расовый налог». и «расовая привилегия». И я черный человек в стране, где гражданство, по крайней мере для черных или коричневых, всегда казалось условным, условным и отменяемым.Действительно, гражданство, как и сама раса, всегда казалось контролируемым . В это время — когда Black Lives Matter стал частью национального духа времени, когда система уголовного правосудия — это начальное гражданское образование для стольких людей, когда так много мнений по уголовному процессу также находятся на определенном уровне расовых мнений, когда нарастает чувство правовой отчужденности, и когда ответные меры и протесты против полиции подстегивают призывы «вернуть Америку» — разговоры Суда о гражданстве вполне могут способствовать равенству при равенстве человек.

Настоящее эссе выглядит следующим образом. Часть I раскрывает и проливает свет на разговоры о гражданстве в уголовно-процессуальных делах Суда — разговоры, которые подсказывают, что означает хорошее гражданство в отношении взаимодействия с полицией. Больше всего беспокоит то, что доминирующим посылом в этих случаях, по-видимому, является то, что порядочный гражданин добровольно отказывается от своей конституционной защиты, чтобы помочь государству. Часть II обращается к работе французского философа Мишеля Фуко, который утверждает, что решения Суда имеют дисциплинарный эффект.В больших и малых масштабах эти решения дисциплинируют граждан, заставляя их проявлять доброту. В Части III утверждается, что разговоры Суда о гражданстве имеют расовые последствия. Отчасти это связано с тем, что гражданство и раса в этой стране всегда были взаимосвязаны. Но отчасти это из-за самих кейсов. В некотором смысле каждое решение по уголовному процессу — это тоже решение гонки. В результате разговоры Суда о гражданстве могут усугубить расовое неравенство. Часть IV, возможно, самая радикальная часть этого эссе, указывает на решение.Он представляет собой промежуточное пространство в уголовно-процессуальной юриспруденции и во взаимоотношениях между полицией и гражданами, в котором граждане будут иметь возможность, без каких-либо последствий или взаимных обвинений, отвечать полиции, спрашивать, почему и как, отстаивать свои права, подвергать сомнению и проверять границы закона и говорить «нет».

I. Хороший гражданин

«Можно ли улучшить гражданство, чтобы кто-то мог стать хорошим , будучи американцем?»
Хороший гражданин

«Это акт ответственного гражданства, когда люди предоставляют любую информацию, которая у них может быть для помощи в обеспечении правопорядка.”
Миранда против Аризоны

A. Будь хорошим

К настоящему времени американцы привыкли к увещеваниям быть хорошими гражданами. Нам говорят голосовать. Быть домовладельцами. Жениться и иметь детей, если мы не преувеличиваем. Бог и страна даже поощряют нас делать покупки. Эти призывы к гражданству окружают нас повсюду и настолько распространены, что мы часто воспринимаем эти сообщения, не обращая на них внимания.

Эти призывы к гражданству становятся более явными и актуальными во время кризиса.Разумеется, в разные группы поступали разные звонки. Во время Первой мировой войны и Второй мировой войны к здоровым молодым людям обращались с призывом: вы нужны дяде Сэму! Но даже тем, кто не ожидал участия в боевых действиях, сказали, что они должны сыграть свою роль. Женщинам велели работать на оборонных предприятиях, работать волонтерами в организациях, связанных с войной, и служить в вооруженных силах в небоевых ролях. Даже американские граждане, которых насильно интернировали только потому, что они были японцами, умоляли выполнять свой долг как граждане и рассматривать интернирование как самопожертвование для страны.Как выразился Суд в деле Korematsu v. United States , подтверждающем конституционность приказа об исключении из военной службы, «гражданство имеет свои обязанности, а также свои привилегии, и во время войны это бремя всегда тяжелее».

Текущая война с террором снова выдвинула на первый план призывы быть хорошими гражданами. Эти призывы к хорошей гражданской позиции очевидны не только по флагам, которые люди вешают перед дверями, и по наклейкам на бамперах, говорящих нам: «Поддержите наши войска!» Мы также зачислены на более прямой путь.Рассмотрим «Руководство по обеспечению готовности граждан », которое правительство распространило вскоре после террористических атак 11 сентября:

Будьте внимательны. Узнавайте своих соседей дома и во время путешествий. Обращайте внимание на подозрительные действия, такие как необычное поведение в вашем районе, на работе или во время путешествий. Научитесь замечать подозрительные посылки, багаж или почту, брошенную в людном месте, например, в офисном здании, аэропорту, школе или торговом центре.

Отнеситесь серьезно к тому, что вы слышите. Если вы слышите или знаете о ком-то, кто хвастался или говорил о планах причинения вреда гражданам в результате насильственных нападений или заявлял о своем членстве в террористической организации, отнеситесь к этому серьезно и немедленно сообщите об этом в правоохранительные органы.

Также подумайте о недолговечной правительственной Системе информации и предотвращения терроризма (TIPS). Несмотря на то, что программа была заброшена, программа призвала граждан (включая тех, кто регулярно входил в дома, таких как курьеры, коммунальные службы и почтовые курьеры) сообщать о подозрительной деятельности.Даже без СОВЕТОВ остаются другие требования. Мы все стали наблюдателями. Кому из нас не сказали: ЕСЛИ ВЫ ЧТО-ТО УВИДИТЕ, ЧТО-ТО СКАЖИТЕ. А может, некоторых из нас призвали больше, чем других. Возьмем, к примеру, призыв президента Дональда Трампа к американским мусульманам после террористического акта в Сан-Бернардино: «Я думаю, мусульманское население этой страны должно следить за своим собственным народом».

Даже в контексте бытовых преступлений эти призывы быть хорошими гражданами иногда становятся явными, транслируются через ораторов и по нашим телевизорам.Мы получаем сообщения AMBER о пропавших без вести детях с помощью текстовых сообщений; недавно, после взрыва взрывного устройства в Нью-Йорке, нам были отправлены текстовые сообщения с просьбой помочь найти предполагаемого преступника. Во Флориде, американском пенсионном штате, рекламные щиты объявляют «Серебряные предупреждения», призывая общественность помочь найти пропавших без вести пожилых людей с болезнью Альцгеймера или слабоумием. Не выходя из дома, мы смотрим « самых разыскиваемых людей в Америке», , за которым следует бесплатная горячая линия 1-800-CRIME-TV. Вскоре, как и нашим двоюродным братьям в Великобритании, нас могут побудить подключаться к камерам общественного наблюдения с наших сетевых устройств, чтобы мы тоже могли обеспечить безопасность своих улиц.Есть также призывы к более предприимчивым, спортивным или рискованным из нас. Нас призывают работать волонтерами в наших местных полицейских управлениях. Даже если нас не спрашивают, многие из нас понимают, что мы обязаны выполнять свою роль.

Конечно, есть еще кое-что. Сейчас мы видели так много телешоу и фильмов, в которых кто-то пропал без вести, а весь город в ответ соединяет оружие в поле, чтобы помочь полиции в поисках, что теперь это кажется второй натурой. Мы ждем сцены, зная, что она приближается, и вот она там.В старые времена, до появления полиции, шериф вызывал на помощь добрых граждан, отряд comitatus. Сейчас все не так уж и иначе.

Все это известно, хотя часто и не сказано. Все это было ожидаемо, хотя и редко проверялось. Мы ожидаем выступления правительства и, в контексте Первой поправки, даже сделали исключение, согласно которому выступление правительства имеет право и должно получить защиту и гарантии Первой поправки. В этом смысле неудивительно, что правительство использовало эту речь для воспитания хорошего гражданства.Например, недавно выяснилось, что Министерство обороны заплатило миллионы долларов «18 командам НФЛ, 10 командам MLB, восьми командам НБА, шести командам НХЛ, восьми футбольным командам, а также NASCAR» за демонстрацию патриотизма. Такое внушение может показаться удивительным, но на самом деле оно такое же американское, как ученики начальной школы, которых ведут к Присяге на верность, как присоединение к бойскаутам и девочкам-скаутам — кому не нужен значок за заслуги перед «Гражданством в сообществе»? — как пение звездного знамени на Суперкубке и парады в честь Дня ветеранов.По закону мы даже требуем от образовательных учреждений, получающих федеральное финансирование, проводить программы каждый сентябрь в «День Конституции» и «День гражданства». Короче говоря, нас повсюду призывы быть хорошими гражданами.

Б. Уголовно-процессуальные дела

Долгое время я предполагал, что сообщения о хорошем гражданстве будут исходить от исполнительной и законодательной ветвей власти, но не от судебной власти. Я, конечно, не думал, что в уголовно-процессуальных делах будут отступления о хорошей гражданственности.Но затем я начал перечитывать мнения, которые, как мне казалось, я знаю. То, что я обнаружил, меня удивило. Чем больше я читаю, тем больше замечал отступлений о гражданстве и о том, что составляет хорошее гражданство.

Фактически, то, что я прочитал, побудило меня вспомнить влиятельную статью профессора Скотта Сандби «Четвертая поправка для каждого человека: конфиденциальность или взаимное доверие между правительством и гражданином?». , в котором он предложил путеводитель по Четвертой поправке:

Путешествие — серьезная проблема.Следует знать, что сотрудники правоохранительных органов могут остановить кого-то и попросить разрешения осмотреть его багаж, даже если путешественник не действовал таким образом, который вызвал бы четкое подозрение в правонарушении. Это верно независимо от того, путешествуете ли вы по суше, по воздуху или по морю. При приближении невиновный путешественник не должен тревожиться, но должен заявить офицеру, что он или она не желает разговаривать и у него есть другие, более важные встречи. Хотя это может сначала показаться путешественнику грубым и резким, и, возможно, немного пугающим, если спрашивающий вооружен, Верховный суд ясно дал понять, что Четвертая поправка не для робких.Следовательно, мудрый путешественник должен иметь при себе копию Четвертой поправки и показывать ее вопрошающему, избегая таким образом ненужных разговоров. Автор горячо надеется, что туристические агенты вскоре выпустят копии Четвертой поправки в качестве стандартной процедуры при выписке билетов на самолет, автобус или поезд.

Хотя многое из того, что написал профессор Сундби, по-прежнему остается верным с точки зрения доктрины, мое перечитывание уголовно-процессуальных дел Суда также выявило тонкие и тревожные сообщения о хорошем гражданстве.То, что появилось, предполагает, что может быть уместным другое руководство. Разрешите мне добавить к руководству профессора Сундби мое собственное руководство по уголовному процессу по вопросам добросовестного гражданства :

С гражданством приходят не только права, но и обязанности. Хороший гражданин готов и желает помочь сотрудникам правоохранительных органов. Хороший гражданин добровольно отвечает на их вопросы. Хорошему гражданину нечего скрывать, и, соответственно, он готов отвечать на вопросы о своей деятельности. Хороший гражданин также готов ответить на вопросы о деятельности друзей, соседей, членов сообщества и семьи, поскольку хороший гражданин «заинтересован в выявлении преступной деятельности», и в предотвращении «зла для правительства».” Действительно, порядочный гражданин находит присутствие вооруженных полицейских — будь то в аэропорту, на контрольно-пропускном пункте транспортных средств или по месту работы — «поводом для уверенности». Именно по этой причине добропорядочный гражданин никогда не убежит от полиции, не нарушит приказ полиции или не будет уклоняться от действий, каким бы неправильным или опасным ни был приказ.

Также, если его спросят, добропорядочный гражданин должен без колебаний открыть свою сумку, карман или дом в полиции или иным образом дать согласие на обыск.В конце концов, такие поиски по обоюдному согласию помогут полиции выполнять свою работу. Это также повысит безопасность гражданина и безопасность окружающих. И, конечно же, хотя даже хорошие граждане имеют право не свидетельствовать против самого себя, и хотя, конечно, бремя доказывания всегда остается на правительстве, хорошие граждане, если их ошибочно обвиняют в преступлении, немедленно представляют себя властям, чтобы доказать свою правоту. невиновность. И если в необычном случае хороший гражданин действительно совершает преступление — возможно, это было преступление malum prohibitum, — порядочный гражданин сделает еще один шаг, признает свой проступок и примет наказание.И, наконец, если порядочный гражданин по какой-либо причине сочтет абсолютно необходимым отстаивать свои права, такие как право на адвоката, он будет однозначно отстаивать эти права, чтобы отличаться от других граждан, которым не хватает «языковых навыков».

Некоторым этот Уголовно-процессуальный справочник по вопросам хорошего гражданства может зайти слишком далеко. Я полагаю, что жалоба может заключаться в том, что я слишком много вникаю в дела. Мой ответ прост: по большей части я просто читаю то, что там написано черным по белому.Хотя язык может показаться эпифеноменальным, а не центральным в решениях Суда, тем не менее он присутствует. В самом деле, можно утверждать, что в большей части языка присутствует интенциональность; Суд хотел создать конкретную концепцию гражданства.

Рассмотрим Миранда против Аризоны , одно из самых известных судебных решений в истории. В деле Miranda Суд зачитал положение о привилегии не свидетельствовать против самого себя, содержащееся в Пятой поправке, требующей разъяснения прав в качестве предварительного условия допустимости заявлений, сделанных во время допроса в период содержания под стражей.С одной стороны, Miranda — это дело о расширении прав, призванное уравнять правила игры между гражданами и полицией, и как таковое его следует приветствовать. Но, определяя, какое поведение полиции вызывает требование предупреждений — должны быть содержание под стражей и допрос в полиции — Суд также ясно дал понять, что в ходе обычной деятельности добровольно отвечать на вопросы и иным образом помогать полиции является признаком хорошего гражданства. . Суд подчеркнул этот момент: «Общий допрос на месте относительно фактов, связанных с преступлением, или другой общий опрос граждан в процессе установления фактов не затрагивается нашим заключением. Это акт ответственного гражданства, когда люди предоставляют любую информацию, которая у них может быть для помощи правоохранительным органам ».

Или рассмотрим формулировки двух основополагающих дел Суда о Четвертой поправке. В деле Schneckloth v. Bustamonte Суд дал разрешение на то, что было описано как «наиболее существенное» исключение из требования о выдаче ордера Четвертой поправкой: исключение о согласии. Несмотря на простой язык Четвертой поправки, требующий вероятной причины до того, как может быть проведен обыск, и сопутствующее право на решение об этом, как правило, нейтральным, независимым судьей, право лица на свободу от необоснованных обысков и конфискований может быть «согласовано» без согласия.Также не требуется, чтобы согласие было знанием. Достаточно того, что согласие является добровольным, даже если вы этого не знаете. В деле United States v. Drayton Суд аналогичным образом ограничил защиту по Четвертой поправке, на этот раз постановив, что лицо не было арестовано по смыслу Четвертой поправки — обыск или выемка были непременным условием для активации защиты по Четвертой поправке — если «разумный человек» почувствовал бы себя свободным уйти или «иным образом прекратить встречу».” Эти два решения, безусловно, склонили чашу весов в пользу правоохранительных органов, что отмечали многие ученые. Но что меня интересует, так это разговоры в Суде о гражданстве.

В Schneckloth Суд сформулировал свою речь на языке сообщества, но посыл хорошего гражданства ясен: «[Сообщество] действительно заинтересовано в поощрении согласия, поскольку результаты поиска могут дать необходимые доказательства для решения и судебное преследование за преступление, доказательства, которые могут гарантировать, что полностью невиновному человеку не было предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления.”

Другими словами, согласие следует поощрять; это правильный поступок. Еще одно сообщение можно найти в Drayton :

.

[B] Мы, пассажиры, отвечаем на вопросы офицеров и иным образом сотрудничаем не из-за принуждения, а потому, что пассажиры знают, что их участие повышает их собственную безопасность и безопасность окружающих. . . .

. . . .

В обществе, основанном на законе, концепции согласия и согласия следует придать особый вес и достоинство.Сотрудники полиции действуют в полном соответствии с законом, когда просят согласия граждан. Он укрепляет верховенство закона, позволяя гражданину сообщать полиции о своих желаниях, а полиция — действовать в соответствии с этим пониманием. Когда этот обмен имеет место, он рассеивает предположения о принуждении.

Короче говоря, Суд исходит из исходной позиции, согласно которой хороший гражданин заинтересован в согласии, потому что это укрепляет верховенство закона. Это привилегия гражданства — она ​​придает нам достоинство — иметь возможность отказаться от защиты Четвертой поправки.И это только часть того, о чем идет речь в Суде о гражданстве. Вместо того, чтобы правительству действительно нужно было доказывать, что согласие было дано добровольно — стандарт, установленный Судом в другом месте в Schneckloth — Суд фактически уже склонил чашу весов. В конце концов, кто, кроме плохого гражданина, не был бы заинтересован в повышении «собственной безопасности и безопасности окружающих?» Другими словами, кто, кроме плохого гражданина, откажется от согласия? Неважно, что у правительства нет взаимного обязательства сообщать гражданам об их праве на отказ в соответствии с Четвертой поправкой, не говоря уже о том, чтобы сообщить им, что любой такой отказ не может быть предъявлен им.

В другом уголовно-процессуальном деле INS v. Delgado Суд ясно дал понять, что добропорядочные граждане должны приветствовать полицейские расследования и рассматривать их как согласованные, даже если полицейские прибыли на их рабочее место и расположились возле выходов. Тогдашний судья Ренквист заметил, что это имело место, даже когда сотрудники правоохранительных органов приходили на работу, чтобы спросить сотрудников об их статусе гражданства . Объединяя нормативное наблюдение с описательным, Суд заявил: «Хотя большинство граждан ответят на запрос полиции, тот факт, что люди делают это, и делают это без предупреждения, что они свободны не отвечать, вряд ли устраняет консенсусный характер ответ.”

Действительно, нормативный посыл Суда состоит в том, что порядочный гражданин должен чувствовать себя утешенным присутствием офицеров. «Офицеры часто обязаны носить униформу, и во многих случаях это является поводом для уверенности, а не для дискомфорта». Ожидается, что порядочные граждане, даже порядочные граждане, принудительно остановленные в своих автомобилях в рамках следственных контрольно-пропускных пунктов, отреагируют «положительно, когда полиция просто попросит их о помощи как« ответственные граждане »». Граждане, считающие себя хорошими гражданами, будут считать свое сотрудничество «добровольным».”

Что еще ясно сформулировал суд? Конечно, хороший гражданин не убегает от полиции, даже если есть история полицейского насилия в отношении граждан. В деле Illinois v. Wardlow молодой человек сбежал, увидев полицейский автомобиль. Офицеры погнались, загнали юношу в угол и задержали. Перед судом стоял вопрос о том, было ли это изъятие оправданным, поскольку у офицеров не было вероятной причины полагать, что преступление было совершено для оправдания ареста, или даже разумного подозрения в преступной деятельности, чтобы оправдать остановку Terry .Но Суд избежал этой проблемы, постановив, что сам факт побега молодого человека в сочетании с тем фактом, что это был район с высоким уровнем преступности, часто является эвфемизмом. — было достаточно, чтобы вызвать обоснованное подозрение. У полиции не было разумных подозрений, когда они подошли к Уордлоу, но они точно были, когда он сбежал. В конце концов, хорошие граждане не бегут. Действительно, в поддержку своей позиции Суд указал на гораздо более широкий стандарт: любое уклончивое поведение — взгляд в другую сторону, изменение направления, уклонение от полиции — наводит на мысль о плохом гражданстве и может использоваться как фактор при оценке обоснованного подозрения.В нашем мире высоких технологий то же правило теперь применяется к тем, кто использует инструменты шифрования, чтобы сохранить конфиденциальность своей онлайн-активности. Это само по себе является признаком плохого гражданства, и этого было достаточно, чтобы поднять тревогу для АНБ.

Также Illinois v. Wardlow не единственное дело, в котором Суд вел переговоры о гражданстве. Рассмотрим дело California v. Hodari D . Суд призвал граждан, даже когда они сталкиваются с необоснованными приказами полиции, подчиняться:

[C] Выполнение приказа полиции остановить следует.. . быть воодушевленным. Мы должны предположить, что лишь некоторые из этих приказов не будут иметь адекватной основы, и, поскольку адресат не имеет готовых средств для выявления неполноценных приказов, почти всегда ответственный курс на их выполнение.

В делах Суда по Пятой и Шестой поправкам также содержатся разговоры о гражданстве. Добропорядочный гражданин, если его неправомерно обвиняют в преступлении, не хранит молчания, несмотря на любую привилегию Пятой поправки против самообвинения, которую он может иметь.Хороший гражданин должен «сбросить [их] покров молчания» и выступить вперед, чтобы заявить о своей невиновности. Безусловно, этим объясняется решение Суда по делу Jenkins v. Anderson , разрешающее правительству отводить от должности обвиняемого, дающего показания, с его предварительным арестом молчанием. Гражданин, который отклонился от прямого и узкого взгляда и фактически совершил преступление, также поощряется к выполнению своего долга. Как выразился судья Скалиа в своем несогласии в деле Минник против Миссисипи : «Хотя каждый человек имеет право хранить молчание, для правонарушителя более добродетельно признать свое преступление и принять заслуженное наказание.” В деле Davis v. United States Суд даже взвесил вопрос о том, насколько красноречивым должен быть гражданин. Хороший гражданин твердо произносит и говорит. «Может быть, мне следует поговорить с адвокатом», — формулировка, о которой идет речь в Davis , не подходит для ссылки на право на адвоката. Суд признал, что это может поставить в невыгодное положение граждан, не имеющих «языковых навыков», чтобы «четко сформулировать свое право на адвоката», и социолингвистические исследования подтверждают это. Но, может быть, дело было именно в этом.В конце концов, хороший гражданин — это образованный гражданин.

И это лишь некоторые из дел, в которых Суд прямо ведет разговор о гражданстве. Существует также дело McCray v. Illinois , в котором Суд связывает информирование полиции о преступности других лиц с «хорошим гражданством», мнение, которое Суд снова поддержал в деле Georgia v. Randolph . В деле Берт против Union Centennial Life Insurance Co . Суд отмечает, что «добропорядочные граждане» обязаны «предоставить [доказательства, которые] предотвратят судебную ошибку.” В деле Brown v. Walker Суд заявляет, что «[е] очень хороший гражданин обязан помогать в обеспечении соблюдения закона». А в деле Grin v. Shine Суд отмечает, что порядочный гражданин «должен быть готов» «подчиняться законам своей страны».

Опять же, это дела, в которых суд о гражданстве явно говорит. В других случаях Суд действует более косвенно, передавая то, что я в другом месте назвал типом «закона белой буквы». «Те» социальные и нормативные законы, которые стоят бок о бок и часто подкрепляют закон черных букв, но, как будто начертанные белыми чернилами на белой бумаге, остаются невидимыми невооруженным глазом.” Прочтите между строк, и вы сможете получить четкое разграничение в заключениях Суда по уголовным делам о том, что значит быть хорошим гражданином — готовность помочь властям и отказаться от конституционной защиты — по сравнению с тем, что значит быть плохим гражданином. И снова дело не только в том, что Суд описывает хорошее гражданство. В самом прямом смысле, эти случаи отражают желание дать хорошее гражданство .

Могу себе представить, что для некоторых тот факт, что Суд, хотя и косвенно, побуждает граждан сотрудничать с полицией, следует приветствовать, а не критиковать.Для этих лиц Суд, настаивая на добросовестном гражданстве, выполняет свою роль хорошего гражданина. Я не говорю о том, что поощрение хорошей гражданственности является врожденным злом. Скорее, я считаю, что в разговорах о гражданстве есть что-то очень проблематичное, что побуждает граждан отказаться от конституционной защиты. и служить добровольным отрядом comitatus для системы уголовного правосудия, известной своей чрезмерной криминализацией, чрезмерным тюремным заключением и неравным полицейским контролем. Точно так же в разговорах о гражданстве есть что-то очень проблематичное, что сдерживает демократическое инакомыслие.Моя точка зрения также заключается в следующем: что бы кто-то ни думал о сути разговоров о гражданстве, безусловно, есть заслуга, ради прозрачности и легитимности, в том, чтобы сделать этот разговор о гражданстве открытым.

Следует сделать еще два замечания по поводу разговоров о гражданстве, которые вытекают из уголовно-процессуальных дел Суда. Во-первых, разговоры о гражданстве носят расовый характер. Как я уже писал ранее, история развития нашей уголовно-процессуальной юриспруденции — это во многом история о расе.То же самое можно сказать и о разговоре о гражданстве в Суде. Почти все дела Суда о гражданстве — Miranda , Schneckloth , Drayton , Delgado , Wardlow , Hodari D — связаны с черными или коричневыми обвиняемыми, хотя Суд часто не учитывает этот факт. Более того, то, как «разговоры о гражданстве» Суда выслушиваются и интерпретируются, совсем не расово нейтрально. В результате расовые меньшинства, особенно темнокожие или смуглые, часто оказываются вынужденными «работать» над своим гражданством способами, уменьшающими гражданство.

Однако, прежде чем переходить к расе, имеет смысл начать с исследования роли, которую разговоры Суда о гражданстве играют в воспитании всех хороших граждан. Это проблема, о которой говорится ниже в части II.

II. Дисциплинированный

«Когда они установят правительство [,] [люди] не должны думать ни о чем, кроме послушания, оставив заботу о своих свободах своим более мудрым правителям».
Джеймс Мэдисон

«[Граждане, остановившиеся на блокпостах, должны отреагировать] положительно, когда полиция просто просит их о помощи как« ответственных граждан ».’»
Иллинойс против Лидстера

Заимствуя работу Мишеля Фуко, в этой части утверждается, что разговоры Суда о гражданстве играют роль в воспитании граждан в послушных подданных или хороших граждан. Для начала в этой части будет рассмотрено, как разговоры Суда о гражданстве доходят до граждан.

До сих пор я говорил о выступлениях Суда о гражданстве как о выражении идей о хорошем гражданстве. Но вопрос, который скрывается за этим утверждением, касается механики и распределения.По общему признанию, немногие граждане читают заключения Верховного суда. Аудитория судебных заключений отборная и небольшая. Тем не менее, иногда их сообщения распространяются повсюду. Как отметила профессор Лорен Узиэль, уголовно-процессуальные дела Суда Уоррена вызвали большой общественный интерес; дела широко освещались, обсуждались и широко комментировались в средствах массовой информации и в политической сфере ». Даже сегодня мнения Суда сокращены для новостей. Соедините этот факт с замечанием о том, что заключения Суда содержат выразительные идеи относительно того, как должны вести себя граждане.Как заметил более десяти лет назад профессор Лоуренс Лессиг, законы косвенно сообщают, какое поведение неприемлемо, какое поведение является ортодоксальным и какое поведение должно быть вознаграждено. Что еще более важно, они делают это способами, которые часто неуловимы и работают под поверхностью. То же самое и с заключениями Суда.

Даже если не проходить через средства массовой информации, разговоры Суда о гражданстве по-прежнему слышны и воспринимаются многими. Он усвоен нижестоящими судами и судами штатов, окружными прокурорами и общественными защитниками.И публика переваривает эти разговоры о гражданстве в переработанной форме в телешоу от Dragnet до Law and Order , от Colombo до The Wire , от S.W.A.T. С по Ночь . Такие культурные маркеры, в конце концов, являются неотъемлемой частью того, сколько граждан стали свободно говорить на законных основаниях; они существуют не независимо от закона, а в тщательно отброшенной тени закона.

И, конечно же, разговоры Суда о гражданстве передаются в полицейские управления через полицейские инструкции и обучение.Действительно, эта фильтрация является двунаправленной и динамической. Представления полиции о том, как граждане должны вести себя при взаимодействии с полицией, доводятся до сведения Суда в сводках генерального солиситора и в справках amicus от правоохранительных органов. Суд, в свою очередь, учитывает эти убеждения как часть своей Четвертой поправки, уравновешивающей права человека и необходимость «продвигать [е]». . . законные государственные интересы ». В самом деле, эти сообщения, вероятно, имеют еще один динамический характер.Формулировки Суда о том, кто является хорошим гражданином, а кто нет, скорее всего, формируют конституционную доктрину. В конце концов, решения, регулирующие действия полиции , обязательно основываются на убеждениях о том, что граждане должны делать . Хотя здесь можно многое раскрыть, центральным моментом является то, что во многих отношениях язык Суда отражает убеждения полиции. Что еще более важно, инкорпорируя эти убеждения, Суд узаконивает и укрепляет их.

И последнее, что нужно сказать о решениях Суда по уголовным делам и их распространении: те граждане, которые находятся под наибольшим контролем — из-за уровня преступности в общинах, где они живут, или из-за цвета их кожи — особенно вероятны быть знакомым с сообщениями, содержащимися в этих решениях.В конце концов, эти решения сообщаются в брошюрах и наставлениях «Знай свои права» и даже в кампаниях, которые профессор Девон Карбадо описывает как « кампаний, посвященных своей неправоте, ». Они передаются на курсах обучения водителей и в государственных школах, где молодежь из числа меньшинств, в частности, все чаще учат взаимодействовать с полицией. стать частью «пула знаний» обычен для черных и коричневых американцев. И, что наиболее важно, эти сообщения — в том числе сообщения о том, кто принадлежит, а кто нет — передаются черным и коричневым гражданам самой полицией.Фактически, именно в ходе взаимодействия с полицией многие американцы, особенно темнокожие и коричневые американцы, по закону социализируются в понимании того, «кто является гражданином [], а кто представляет собой проблему». Как утверждают некоторые ученые, такие встречи и другие аспекты системы уголовного правосудия действуют как негативного гражданского воспитания . Политологи Чарльз Р. Эпп, Стивен Мейнард-Муди и Дональд Хайдер-Маркел высказывают аналогичное мнение о полицейских остановках: «Полицейские остановки передают мощный сигнал о гражданстве и равенстве.” Короче говоря, разговоры Суда о гражданстве могут не доходить до граждан напрямую, но они доходят до граждан.

Теперь тележка: Обсуждения Суда о гражданстве играют роль в наказании граждан. Поучительна работа Фуко. В Discipline and Punish Фуко расширил воображаемый паноптикум английского философа Джереми Бентама, идеальную тюрьму, где заключенные содержатся в камерах в круглом здании, в центре которого находится смотровая башня. Смотровая башня, наряду с архитектурными приспособлениями освещения и стратегически расположенными зеркалами, помещает заключенных под постоянное перцептивное наблюдение — перцептивное наблюдение, потому что сами заключенные не могут сказать, когда за ними на самом деле наблюдают, а когда нет.Как заметил Фуко, этот гипотетический паноптикум в действительности вызывает «у заключенного состояние сознательной и постоянной видимости». Таким образом, заключенные усваивают состояние наблюдения и дисциплины; они ведут себя так, как будто за ними все время наблюдают. Фактическое постоянное государственное наблюдение «не нужно». Перцептивное наблюдение делает заключенных послушными, покорными, послушными и хорошими. Наблюдение, даже когда оно невидимое или воображаемое, становится силой.

Фуко признавал дисциплинарную силу паноптикума Бентама, но он также считал, что современная эпоха сделала само физическое здание и его централизованное наблюдение излишними, по крайней мере, для дисциплинарного воздействия на людей в более широком смысле.Для Фуко образцовая тюрьма Бентама просто воспроизводила, «с немного большим вниманием, все механизмы, которые можно найти в социальном теле [.] Тюрьма похожа на довольно дисциплинированные бараки, строгую школу, темную мастерскую, но не качественно разные ». Иными словами, современная тюрьма — это всего лишь одно учреждение в сети учреждений, образующих «великий карцеральный континуум», в котором исчезают «границы между тюремным заключением, судебным наказанием и дисциплинарными учреждениями».

Фуко также заметил, что интерес государства к дисциплине выходит далеко за рамки того, что обычно принято называть полицейским государством.Государство также заинтересовано в том, чтобы дисциплинировать органы как «послушные субъекты» в поддержку государства. Эта дисциплина, как утверждал Фуко, расплывчата и «не может быть локализована в конкретном типе учреждения или государственного аппарата». Скорее, это «тип власти, способ ее осуществления, включающий в себя целый набор инструментов, техник, процедур, уровней применения [и] целей». Для Фуко успех этой дисциплинарной власти объясняется его опорой на «простые инструменты»: «иерархическое наблюдение», «нормализующие суждения», и «сеть письма», такие как свидетельства о рождении, свидетельства о браке и документы о собственности, которые документируют и отслеживают людей.Эти простые инструменты работают в тандеме, чтобы поощрять и нормализовать то, что государство считает приемлемым поведением. Эффект состоит в том, чтобы сделать приемлемое поведение и траектории естественными или, по крайней мере, возникающими независимо от состояния, когда на самом деле состояние вовлечено в большую часть нашего поведения, от того, когда и как мы получили образование, до того, когда и с кем мы вступаем в брак. и самому нашему существованию как продуктивным гражданам.

Безусловно, уголовно-процессуальная практика Суда играет роль в «иерархическом наблюдении».” Достаточно вспомнить решения Суда, разрешающие государству осуществлять практически неограниченное наблюдение; разрешение государству доступа к сторонним записям —Такие как банковские записи, телефонные записи, и записи о просмотре веб-страниц — и даже позволяя государству отслеживать и записывать нашу речь, наш почерк, наши отпечатки пальцев и даже нашу ДНК.

Постановления Суда по уголовным делам также способствуют «писательской сети» государства. Нас больше не просто каталогизируют по свидетельствам о рождении и смерти.Теперь нас можно узнать с помощью больших данных, зафиксированных нашими финансовыми транзакциями и вездесущим наблюдением, с помощью карт Metrocards и E-Z, с помощью наших Facebook, Snapchat и Instagram и, в целом, по тому, «как мы живем сейчас». Даже наше взаимодействие с полицией отслеживается. В Нью-Йорке, например, не только тот факт, что всего за восемь лет полиция насильственно останавливала людей более 4,4 миллиона раз, подавляющее большинство из которых были невиновны в правонарушениях, — это должно заставить нас задуматься. Что также должно заставить нас задуматься, так это тот факт, что для каждого из этих 4.4 миллиона остановок, полиция заполнила форму UF-250 с указанием имени человека, остановившегося; дата их рождения и адрес; их раса, рост и пол; и даже есть ли у них татуировки. Короче говоря, полиция «пометила» людей — опять же, подавляющее большинство из которых были невиновны — для будущих записей. Они до сих пор так делают.

Однако меня больше всего интересует роль Суда в вынесении «нормализующих решений». В конце концов, именно это и делает Суд, когда обсуждает гражданство.В этих случаях Суд делает больше, чем просто решает юридический вопрос о том, нарушило ли конкретное действие государства право обвиняемого на свободу от необоснованных обысков или арестов, или его право не свидетельствовать против самого себя, или его право на помощь адвоката. Решения Суда также работают в другом реестре, создавая «наказуемость нормы». отмечая, какие граждане проявляли поведение, заслуживающее наказания, а какие нет; которые граждане заслуживают «повышенного внимания», изменить срок равной защиты, а граждане этого не делают.

Еще раз рассмотрим решения «разговора о гражданстве», обсуждаемые в Части I. Эти решения отмечают, какие граждане должным образом уважают власти. а какие нет — какие граждане являются «ответственными гражданами» и типа, которые «предоставляют любую информацию, которая у них может быть для помощи в правоохранительных органах», а которых нет; граждане надлежащим образом рассматривают полицию в положительном свете и как «повод для уверенности», а какие нет; граждане которых охотно сотрудничают с властями и добровольно раскрывают преступную деятельность а какие нет; и какие граждане послушны и подчиняются, а какие непослушны и не подчиняются.Короче говоря, решения определяют, какие граждане являются хорошими гражданами, а какие — плохими.

Есть еще один аспект того, как формулировки Суда являются дисциплинарными в смысле Фуко. Следствием плохого гражданина часто бывает наказание. Гражданин может не столкнуться с лишением свободы за то, что он «не проявит себя хорошо», но часто влекут другие, более изощренные формы наказания. В крайних случаях может быть арест за невыполнение приказа полиции. Это недавно произошло, когда медсестра больницы отказалась приказать детективу взять кровь у пациента, поскольку у детектива не было ордера; Сыщик арестовал медсестру принудительно за ее отказ.Чаще наказание принимает форму повышенного голоса, недоверия и раздражения, или дальнейшей задержки, или неуважения, или публичного унижения.

Прежде чем перейти к гонке в Части III, позвольте мне привести один пример того, как мы усвоили дисциплину: наш ответ на судебно созданное исключение согласия из Четвертой поправки. Ученые почти единодушно отметили, что исключение о согласии игнорирует доказательства того, что психологическое давление часто побуждает людей соглашаться.Ученые также отмечают, что полиция обучена тому, как побуждать водителей давать согласие. Например, одно известное учебное пособие, Tactics of Criminal Patrol , советует офицерам, как «расположить» водителя «эмоционально, чтобы дать вам [их] разрешение». В руководстве даже предлагается, как следует формулировать просьбы о согласии, предлагая фразу, которая «использует психологию в вашу пользу. Подразумевается, что субъект будет выглядеть виноватым, если он не возражает. . . . Отказаться психологически сложнее.” Но что ученые упускают, сосредотачиваясь на психологическом давлении, это следующее: хотя такое давление играет роль в том, почему так много людей соглашаются, эта роль, вероятно, бледнеет по сравнению с той ролью, которую сыграла государственная дисциплина. Нам говорили, прямо и косвенно, снова и снова, что помощь полиции — это то, что мы должны делать. В конце концов, хорошим и ответственным гражданам нечего скрывать, и они хотят помогать правоохранительным органам. Мы усвоили разговоры Суда о гражданстве так, что даже когда мы не хотим — нам есть куда быть, мы уже опаздываем, мы хотим сохранить конфиденциальность, мы думаем, у нас есть права — мы сдаемся.Мы согласны. Мы уступаем то, что имеем. Мы становимся сговорчивыми, хорошими гражданами. А когда мы сопротивляемся, нас встречают недоверие и подозрения, критикуют за непослушание и отмечают как плохие.

III. Гоночное гражданство

«И вы не тот парень, но вы подходите под описание, потому что есть только один парень, который всегда подходит под описание».
Клаудиа Ренкин, Гражданин

«Ваша страна? Как оно стало твоим? »
Вт.Э. Du Bois
Я не могу думать о разговоре Суда о гражданстве в уголовно-процессуальных делах, не думая также о расе. В конце концов, я черный человек, живущий в стране, где «расовая принадлежность имеет значение», хотя, как напоминает нам Та-Нехиси Коутс, «[Р] ас — дитя расизма, а не отец». Я держу себя в руках, зная, что полиция будет наблюдать за мной, проверять полицию и в любой момент может быть остановлена ​​полицией. Как бы я ни надеялся, что мой статус академика может оградить меня от расовой политики, мой собственный опыт и опыт многочисленных черных профессоров говорят об обратном.Так что для меня, когда я думаю о разговорах Суда о гражданстве, липкая смола расы неизбежно. Добавьте к этому тот факт, что так же, как кажется, что нет выхода из гонки, кажется, что нет выхода из истории. Простой факт заключается в том, что раса и гражданство в этой стране всегда были переплетены, от первого обозначения чернокожих знаком рабства до ратификации Четырнадцатой поправки, расширяющей законное гражданство на чернокожих, и до непрекращающегося беспокойства по поводу того, кто является «настоящим». Американец.Таким образом, понимание расы и гражданства является необходимым условием для понимания расы и полицейской деятельности. Понимание расы и полицейской деятельности, в свою очередь, становится более ясным на фоне уголовно-процессуальных дел Суда, которые, даже когда раса не указана, относятся к определенному уровню расовых дел. Принимая во внимание эти три момента, каждый из которых я более подробно исследую ниже, следует задать вопрос: какое гражданство ожидается от тех, кто в силу цвета кожи часто рассматривается как второй класс и как «всегда уже подозревать»?

А.Раса и гражданство

Раса и гражданство в этой стране всегда были взаимосвязаны. Обеспокоенность по поводу первого всегда вызвала дискуссию о втором. Это выходит за рамки первородного греха страны, рабства и закрепления этого греха в Конституции посредством ее Великого Компромисса. Вместо того, чтобы напрямую заниматься рабством, Основатели пошли на компромиссы, которые они обнаружили только путем уклончивых слов и уклонений. Это также выходит за рамки того факта, что с самого начала «самые радикальные притязания на свободу и политическое равенство разыгрывались в противовес движимому рабству, самой крайней форме подневольного состояния» и что «равенство политических прав, которое является Первый знак американского гражданства был провозглашен при общепринятом его абсолютном отрицании.” Эта неспособность видеть черных гражданами была отражена в решении председателя Верховного суда Тэни по делу Dred Scott v. Sandford , которое должно было включать вопрос о том, достаточно ли проживания Скотта в свободном штате, чтобы сделать его свободным. Вместо этого суд постановил, что Дред Скотт был не «гражданином», а существом «низшего порядка». . . непригодны для связи с белой расой », и как таковые не могли даже ссылаться на юрисдикцию разнообразия, чтобы решить эту проблему. Для американских судов чернокожие, независимо от того, свободны они или нет, могут быть гражданином подданных , но они не могут быть настоящими гражданином , которые должны быть допущены к «политическому партнерству».” Или, как выразились профессора Джек Балкин и Сэнди Левинсон, Дред Скотт ясно дал понять, что «представители одной расы« владели »Соединенными Штатами; это была «их» община и «их» страна, а всем другим расам разрешалось оставаться только на ее условиях ».

Даже после Великого Освобождения и ратификации Четырнадцатой поправки, которая номинально предоставляла права гражданства бывшим рабам и их потомкам, контуры этого гражданства оставались спорными. Как отмечает профессор Халил Джебран Мухаммад:

В мгновение ока, равное историческому мгновению ока, четыре миллиона человек превратились из собственности в людей в потенциальных граждан страны.

. . . .

[На этом фоне] [t] он постэмансипационный период потребовал свежего и немедленного исследования новой реальности свободы чернокожих в Америке. К какому классу человечества относились эти африканцы в Америке? Какое качество гражданства они действительно заслужили? Какое сосуществование следует терпеть?

Короче говоря, для многих белых американцев «проблема рабства [теперь была] проблемой негров». Неотъемлемой частью этой проблемы были понятия гражданства, настолько, что эту проблему можно понять по названиям книг того периода, начиная с г. Следуя цветной линии: американское негритянское гражданство в прогрессивную эру to Цветной американец: от рабства к почетному гражданству к, несколько позже, Американская дилемма: проблема негров и современная демократия .Об этом беспокойстве по поводу гражданства можно судить и у таких мыслителей, как президент Вудро Вильсон, который настаивал на том, что любая попытка предоставить право голоса чернокожим навязывается белым южанам, «настоящим гражданам» региона.

Со своей стороны, Верховный суд сыграл определяющую роль в возведении препятствий на пути осуществления чернокожими американцами полных прав на гражданство. Это справедливо в отношении таких дел, как Дело о гражданских правах , в котором Суд постановил, что Закон о гражданских правах 1875 года, принятый с целью запретить расовую дискриминацию в общественных местах, превышает полномочия Конгресса в соответствии с поправками о реконструкции. и Plessy v.Ferguson , в котором Верховный суд одобрил расовую сегрегацию в общественных местах и ​​закрепил доктрину «отдельных, но равных». То же самое было и в деле United States v. Reese , которое аннулировало федеральные меры защиты при голосовании, предназначенные для предоставления права голоса только что освобожденным афроамериканцам; Уильямс против Миссисипи , который поддержал законы Миссисипи о голосовании, направленные на лишение чернокожих права голоса; и Giles v. Harris , который снова подтвердил дискриминационные по расовому признаку законы о регистрации избирателей.И это было правдой в таких делах, как Berea College v. Kentucky , которые поддержали закон, запрещающий интегрированные школы в Кентукки, и Франклин против Южной Каролины , который подтвердил право штатов фактически исключать черных присяжных. Эти случаи означали подразумеваемое утверждение, что, хотя чернокожие были технически «гражданами», хотя и «американцами, написанными через дефис», это само по себе мало что значило — а иногда даже ничего не значило. Возможно, неудивительно, что историк Картер Дж. Вудсон заметил в 1921 году: «[C] принадлежность негров в этой стране — фикция.”

Связь между расой и гражданством в правовом статусе также можно увидеть в другом наборе законов и дел. Начиная с Закона о натурализации 1790 года, натурализованное гражданство было ограничено «свободными белыми людьми». По словам историка Джорджа Фредериксона, целью этого ограничения, вероятно, были свободные чернокожие, поскольку в то время перспективы азиатской иммиграции были малы, а коренные американцы не имели права. Однако первоначальное ограничение оказалось полезным, когда азиаты начали иммигрировать в значительных количествах в рамках калифорнийской золотой лихорадки.Действительно, исключение по расовому признаку для получения натурализованного гражданства продолжалось до 1952 года. Как документально подтвердил профессор Ян Хейни-Лопес, более миллиона белых получили гражданство благодаря этим законам о натурализации. В то же время другие иммигранты — из Гавайев, Китая, Японии, Бирмы и Филиппин — были сочтены небелыми и отвергнуты.

Наконец, даже группы иммигрантов, которые считались «белыми» и поэтому получили правовой статус натурализованных граждан, тем не менее, часто оказывались расово исключенными из социального гражданства.Они были белыми, но недостаточно белыми. Это было особенно верно в начале двадцатого века, когда многие англосаксы приняли то, что политолог Роджерс М. Смит назвал «аскриптивным американизмом»: веру в то, что «истинным» гражданством можно было получить родословную, ведущую к Северной Европа. Иммигранты из Южной и Восточной Европы, включая итальянцев, греков и славян, считались не совсем готовыми к полному гражданству наравне со «старыми» белыми американцами. Действительно, опасения, что эти новые иммигранты будут иметь большие семьи, в то время как рождаемость среди англосаксов снижается, побудили президента Теодора Рузвельта в одном из своих знаменитых писем о расе предупредить о «расовом самоубийстве».” Рузвельт призывал англосаксов противодействовать рождаемости иммигрантов, создавая собственные большие семьи с детьми, у которых были бы «сильные расовые качества» и которые тоже стали бы хорошими гражданами.

Все это добавляет контекста W.E.B. Наблюдение Дюбуа:

[] Расширение идеи общего Человечества происходит медленно и сегодня, но осознано смутно. Мы предоставляем полное гражданство в Мировом Содружестве «англосаксам» (что бы это ни значило), германцам и латыни; затем с некоторой неохотой распространяем его на кельтов и славян.Мы наполовину отрицаем это для желтых рас Азии, допускаем коричневых индейцев в переднюю только на основании неоспоримого прошлого; но с неграми Африки мы приходим к полной остановке, и в своем сердце цивилизованный мир единодушно отрицает, что они входят в черту человечества девятнадцатого века.

Этот контекст также указывает на неопровержимый факт, что оспариваемое гражданство испытывают те, кто наиболее отличается фенотипически. Рассмотрим все более громкие призывы «построить стену» между Америкой и Мексикой.В недавней книге Пэта Бьюкенена Чрезвычайное положение: Вторжение Третьего мира и завоевание Америки ясно сказано: «Америка столкнулась с экзистенциальным кризисом. Если мы не получим контроль над нашими границами, к 2050 году американцы европейского происхождения будут меньшинством в стране, которую создали и построили их предки. Ни одна нация никогда не претерпевала столь радикальных демографических преобразований и не выживала ».

Как утверждал профессор Питер Хейлвуд, даже сегодня «гражданин безоговорочно белый.” Американцев азиатского происхождения по-прежнему часто считают «иностранцами». То же самое и с теми, кто выглядит мусульманами или южноазиатами и которым после 11 сентября часто приходилось вывешивать американские флаги возле своих домов и наклеивать наклейки с американскими флагами на бамперы своих автомобилей, чтобы продемонстрировать свое гражданство. Это часто верно в отношении латиноамериканцев, настолько, что суд разрешает пограничникам учитывать «очевидное мексиканское происхождение», чтобы определить, кого остановить. И до некоторой степени это правда, хотя мы редко признаем этот факт в отношении чернокожих.В конце концов, именно их условное гражданство объясняет, почему чернокожие жертвы урагана «Катрина» часто описывались в СМИ как «беженцы» — термин, обычно связанный с негражданами. Это также объясняет, почему так много американцев без труда поставили под сомнение «гражданство» президента Обамы с его подспудными расовыми мотивами.

B. Расы и полицейская деятельность

Понимание того, как гражданство стало расовым, кажется необходимым для получения «ответа» о том, какое гражданство ожидается от тех из нас, кто черный и коричневый.И получить этот ответ невозможно, не думая об Эрике Гарнере, шестифутовом «нежном гиганте», который умер после того, как офицер Даниэль Панталео поместил его в запрещенный удушающий захват на Статен-Айленде, штат Нью-Йорк, 17 июля 2014 года. «Преступление» Гарнера: считая «преступлением» то, что полиция может снова арестовать его за простую продажу незакрепленных сигарет на улице, и сопротивляясь их попыткам сделать это. Другой невооруженный темнокожий мужчина, на этот раз подросток, Майкл Браун, также является частью ответа.Даррен Уилсон, белый полицейский, застрелил Брауна в Фергюсоне, штат Миссури, 9 августа 2014 года. Преступление Брауна: кража сигарилл из винного магазина и бегство. Ответ касается Даджеррии Бектон, пятнадцатилетней темнокожей девочки-подростка, которую полицейский Техаса ударил телом о землю на выпускной вечеринке у бассейна. Преступление Бектона: разбить вечеринку у бассейна с другими подростками. В нем также участвует Шакара, шестнадцатилетняя приемная ученица, которую старший заместитель Бен Филдс, школьный консультант, вытащил из ее стола и протащил через комнату.Ее преступление: недостаточно быстро спрятать мобильный телефон в классе. Я также не могу представить себе правильный ответ, не думая о Тамире Райс, двенадцатилетнем черном мальчике, которого застрелил офицер полиции Кливленда. Его преступление: игра с игрушечным пулеметом в парке. Есть Сандра Бланд, которая покончила жизнь самоубийством после задержания из-за дорожного спора. Ее преступление: разговаривать с инспектором дорожного движения и недостаточно быстро выйти из машины. А Фредди Грей, который получил травму позвоночника и впал в кому, когда офицеры, полагая, что они преподают ему урок, не смогли пристегнуть его ремнями, когда доставили в участок.Его преступление: сбежать, когда он увидел полицию. И Филандо Кастиль, который был застрелен в своей машине, когда полез в карман за лицензией. Его преступление: уведомление полицейского о том, что у него есть лицензионное огнестрельное оружие. Какого рода гражданство от них ожидалось?

Это лишь некоторые из имен за последние несколько лет. Некоторые имена мы знаем. Те, над которыми многие из нас чешут в затылке, когда задаются вопросом, как это произошло. Те, которые приводят к резким отчетам Министерства юстиции или исследования о том, как жилищная дискриминация сделала Фергюсон, штат Миссури, горячей точкой для волнений.Те, которые вызывают дебаты о том, принадлежат ли полицейские к школе, а затем говорят о конвейере от школы к тюрьме, а затем говорят о том, почему в таком городе, как Нью-Йорк, у чернокожего ученика примерно один из двух шансов быть в школе с металлоискателями, в то время как у белого ученика есть только один шанс из семи. Те, которые возобновляют дебаты о том, способствовали ли разбитые окна полиции смерти Эрика Гарнера, в то время как протестующие маршируют и держат таблички с надписью «Я не могу дышать» или «Не стрелять».”

Что может быть менее очевидным, так это то, что эти имена являются частью более крупной проблемы гражданства. То тут, то там бывают извержения, но они также порождают более крупный вопрос: почему с некоторыми обращаются как с людьми второго сорта? Не зря книга стихов Клаудии Рэнкин, которая включает в себя стихи под названием «В память о Трейвоне Мартине» и «Остановись и беги», называется Citizen . Рассмотрим в качестве примера данные агрессивной полицейской службы Нью-Йорка. Только в Нью-Йорке полиция казнила более 4 человек.4 миллиона принудительных остановок в период с января 2004 года по июнь 2012 года, из них восемьдесят четыре процента остановленных лиц были черными или коричневыми. В чистом виде это означает, что темнокожих или смуглых людей останавливали примерно 3,7 миллиона раз. Хотя эти остановки предположительно были основаны на разумном подозрении в совершении преступления, на самом деле было обнаружено, что около девятнадцати из двадцати этих лиц , а не , участвовали в преступных действиях, требующих ареста, что привело к проценту ошибок примерно в девяноста четырех процентах.И даже это занижает истинный уровень ошибок, поскольку из арестованных почти половина арестованных в конечном итоге была прекращена.

Теперь перенесите это в другие города: Атланту, Вашингтон, Балтимор, Детройт и Лос-Анджелес. Какого гражданства там ожидают от расовых меньшинств? И это не только крупные города. Достаточно сказать Фергюсону, чтобы об этом напомнить. И это не просто районы, где проживают значительные меньшинства. Рассмотрим Онеонту, штат Нью-Йорк, город с населением примерно 10 000 человек.После того, как белая женщина заявила, что чернокожих мужчин ворвались в ее дом, полиция провела облаву почти на 200 из 300 чернокожих жителей города, включая как минимум одну чернокожую женщину . Это было всего пару десятилетий назад. Фактически, именно в местах с наименьшим процентом афроамериканцев, таких как Южная Дакота, Вермонт и Висконсин, наблюдаются самые большие различия в количестве заключенных.

Ранее я упоминал об известном уровне ошибок при работе полиции с остановками и обысками в Нью-Йорке.Мы видим аналогичные показатели ошибок в другом инструменте охраны правопорядка: под предлогом прекращения движения транспорта или того, что чернокожие давно называют «вождение в черном». Интересно, что исследования показывают небольшое несоответствие в однозначных остановках безопасности дорожного движения, таких как движение знака остановки. Скорее, несоответствие заключается в остановках для расследования, тех остановках, когда полиция по своему усмотрению останавливает движение в случае незначительного нарушения, такого как смена полосы движения без сигнализации, в качестве предлога для поиска более криминального поведения. Для этих следственных остановок у чернокожих водителей почти в три раза больше шансов быть остановленных, чем у белых, и более чем в пять раз больше вероятность того, что их автомобили будут обысканы.И все же исследования показывают, что процент обнаруженных — скорость, с которой офицеры обнаруживают контрабанду после обыска — у афроамериканцев не выше. Добавьте к этому, что расовые меньшинства с большей вероятностью будут подвергаться бессмысленным унижениям, таким как приказ выйти из машины, или приказ держать руки на виду, или спросить, куда они собираются. Все это предполагает, что «ошибка» как описательный термин неполный. Ошибка означает, что остановки предназначены исключительно для задержания преступников. Я предлагаю, чтобы остановки также осуществляли своего рода контроль: чтобы показать, чья это страна, а чья нет.

Итак, снова следует задать вопрос: какое гражданство ожидается от тех, кто в силу цвета кожи существует в том, что философ Джудит Батлер называет «расово насыщенным полем видимости». что представляет черных как второго сорта? Как расовые меньшинства доказывают, что они хорошие граждане, управляя автомобилем с той же осторожностью, что и их белые коллеги, по-прежнему подвергая их расовому контролю? Когда они, и только они, испытывают на себе тяжесть санкционированного судом усмотрения офицера приказать водителю выйти из машины, пассажир вышел из машины, или семья вышла из машины? Присоединившись к среднему классу и верхнему среднему классу и переехав в преимущественно белый район, по-прежнему подвергает их целевому контролю со стороны полиции за то, что они «неуместны»? Когда они, и только они, будут «наглыми», если они ответят и спросят, почему, попросить ордер, и спросите, под каким авторитетом? Когда они просто из-за цвета кожи часто уже обозначены как вероятная угроза, «символическое нападение», как «гражданин, находящийся под стражей», как «антигражданин»?

Конечно, расовая работа полиции — опять же неразрывно связана с тем, как мы воспринимаем наше равное гражданство — не изолированное явление.Как уже говорилось выше, это связано с историей. Как убедительно доказывала профессор Кэрол Стейкер, даже наши современные полицейские силы частично связаны с «патрулями рабов», которые разработали многие торговые марки — униформу, оружие, военную отработку, — которые мы ассоциируем с полицейскими силами. Расовая полицейская деятельность также связана с выбором, который делает Суд — как в своих решениях, так и в разговорах о гражданстве — снова и снова. Связь между уголовно-процессуальной практикой Суда и гонкой за гражданством я рассматриваю в следующем разделе.

C. Расовые и уголовно-процессуальные дела

До сих пор я пытался продемонстрировать, что вопрос расы и гражданства в этой стране всегда был чреватым, эта раса определяла, кому разрешено стать гражданином, и эта раса определяла, какие права гражданин может осуществлять. Но не менее важно следующее: гражданство всегда было связано с преступностью. Это не только в том смысле, что те, кто был осужден за тяжкие преступления, могут быть лишены прав, которые мы обычно связываем с гражданством, или как Мишель Александер утверждала в The New Jim Crow , что мы, кажется, намеренно используем преступление как способ низвести черных до статуса второго сорта.И не только в том смысле, который сформулировал профессор Мухаммад: исторически мы «вписали преступление в расу», а затем использовали преступность черных как аргумент против полного гражданства. Скорее, гражданство также было связано с преступлением в заключениях уголовно-процессуального Суда, которые определяют, какие права имеют граждане и какие права они должны осуществлять.

Это связано с тем, что уголовно-процессуальные дела, даже когда раса не указана, на определенном уровне касаются расы. В самом деле, как я и несколько других ученых заметили, история развития нашей уголовно-процессуальной защиты становится полностью понятной только через призму расы.Право на адвоката для неимущих обвиняемых в уголовных преступлениях, право не подвергаться принуждению во время допроса, право на предупреждений Miranda , право на суд присяжных, и действительно, весь процесс, посредством которого Четвертая, Пятая и Шестая поправки были включены и применены к штатам, во многом благодаря заботе Суда в период между 1920-ми и 1960-ми годами по поводу обращения полиции с меньшинствами, особенно на юге. Даже сейчас, отчасти из-за расистской работы полиции, уголовно-процессуальные дела остаются делами на почве расы.Даже в уголовных делах с участием белых обвиняемых расовая принадлежность часто оказывается на втором плане.

Марк Вейнер ввел термин «черные судебные процессы» для применения к основополагающим делам о гражданских правах, таким как Dred Scott , Plessy и Brown . Вайнер пишет:

[B] Отсутствие судебных процессов — это юридические события, которые символически и драматически фигурируют в американской культуре, обнажая некоторые основные идеологические конфликты по поводу расы и гражданской жизни. Это правовые драмы гражданства, гражданские ритуалы, благодаря которым мы познали себя как народ.

Но чеканка Вайнера не идет достаточно далеко. Позвольте мне пойти еще дальше в терминологии Вайнера и сказать, что основополагающие уголовно-процессуальные дела — вспомним Terry v. Ohio , еще одно дело, в котором раса и отсутствовала, и присутствовала. — также действуют как «черные испытания», или даже «основные тексты, которые способствуют идеологии расы и расовой иерархии». Эти дела, по большей части с участием черных и коричневых обвиняемых с одной стороны и государства с другой, также являются «юридическими драмами гражданства, гражданскими ритуалами, благодаря которым мы познали себя как людей.”

Признание уголовно-процессуальных дел «черными процессами» добавляет еще один слой к тому, как мы должны думать о решении Суда, снова и снова, использовать уголовно-процессуальные дела для обозначения того, что составляет хорошее гражданство по отношению к полиции. Хорошие граждане должны добровольно отказаться от своего права требовать ордер на обыск. Хорошие граждане должны добровольно отказаться от своего права на молчание или его противоположного права говорить. Хорошие граждане должны добровольно подчиняться приказам полиции, даже явно незаконным.Хорошие граждане должны охотно и с радостью помогать полиции, даже полицейской системе, которая усугубляет неравенство и лишение свободы. Раньше я утверждал, что это сообщения о хорошем гражданстве и, как следствие, о плохом гражданстве. Я добавил, что эти дела на определенном уровне также являются «черными процессами». Я не сказал следующее: эти сообщения не являются расово-нейтральными. Даже если расовые сообщения не предназначены, их можно услышать именно так.

Мы знаем от теоретика литературы и ученого-правоведа Стэнли Фиша, что то, как понимаются тексты, зависит от интерпретирующих сообществ, к которым принадлежат читатели.Другие литературоведы, такие как профессор Майкл Неуквард, сделали аналогичные наблюдения в отношении расы. Профессор Awkward спрашивает: «[Как] чернота направляет, влияет или диктует процесс интерпретации? Существует ли политика интерпретации, которая определяется или контролируется расой таким образом, чтобы ее можно было сравнить с идеологически обоснованным прочтением, например, феминистских критиков? » Со своей стороны, я постулировал, что есть нечто, называемое «черным чтением».

Все это имеет значение для разговора о гражданстве, даже если оно непреднамеренно, даже если предположить, что это игра в телефон. — понимается по признаку расы.Разрешите предложить себя в качестве экспоната. Опять же, я черный мужчина, живущий в стране, где «молодой плюс черный плюс мужчина» слишком часто «равняется вероятной причине». Когда я читаю United States v. Drayton , я подозреваемый в автобусе, которого спрашивают, не возражаю ли я дать согласие на обыск, или я один из «хороших граждан» вокруг него — «путешествующий на автобусе Greyhound. в пути от Ft. Лодердейл, Флорида, Детройт, Мичиган » — кого научили открывать чемоданы примером и кто использовал одобренную Судом психологию группового давления, «Поощрение согласия»? В деле Illinois v.Уордлоу , я юноша бегу, когда вижу полицию, потому что я знаю, из моих расовых «пулов знаний», все о насилии со стороны полиции? Или я являюсь частью «хороших граждан», которым говорят, что бегство от полиции в их районе является разумным подозрением , и что, во всяком случае, они должны помочь полиции схватить молодежь. И почему у меня сложилось впечатление, что граждане, которых Суд имеет в виду в этих и других делах — граждане, которые должны быть заинтересованы в «поощрении согласия», граждан, которым говорят, что «выполнение приказа полиции прекратить» следует «поощрять», независимо от того, насколько недействительны приказы — бедные, черные и коричневые, бесправные? Это потому, что я так себе представляю, в деле United States v.Дрейтон , совершающий 32-часовую поездку на борзой из Флориды в Мичиган? Причина в том, что сообщество, упомянутое Судом в деле Illinois v. Wardlow , настолько «известно своей крупной торговлей наркотиками», что Суд говорит об этом дважды в первых шести предложениях заключения?

D. Гражданская работа

Концептуализация этих уголовно-процессуальных дел как «черных процессов» и «основных текстов» помогает объяснить и контекстуализировать дополнительную работу, которую, в частности, должны выполнять расовые меньшинства, чтобы иметь симулякр статуса полного гражданства во взаимодействии с полицией.Дополнительная работа проистекает из давней ассоциации американскости с белизной. — представьте в своем воображении Всеамериканскую девушку или Всеамериканского мальчика — и взаимосвязанную проблему: ассоциацию черных и коричневых меньшинств с преступностью.

Основываясь на работе социолога Эрвинга Гоффмана об эффективности идентичности, Профессора Девон Карбадо и Миту Гулати отметили, что члены групп меньшинств, в ответ на негативные стереотипы, часто «выполняют значительный объем« дополнительной »работы с идентичностью, чтобы противостоять этим стереотипам.” Хотя первоначальные наблюдения Карбадо и Гулати касались дискриминации при приеме на работу, то же самое верно и в контексте взаимодействия полиции и граждан. Частично в результате судебной практики Суда расовые меньшинства, в частности, сталкиваются с двойным затруднением: чтобы считаться «хорошими гражданами», заслуживающими обращения, обычно оказываемого привилегированным белым, эти граждане из числа меньшинств должны сначала отречься или, по крайней мере, преуменьшить значение их фактические права на гражданство. И если они это сделают, они никогда не получат от них полного удовольствия.

Они должны выполнять то, что я буду называть «работой по гражданству» — проявлять особую почтительность, уступать требованиям, отказываться от прав гражданства. Возможно, ничто лучше не иллюстрирует эту дополнительную «работу по гражданству», чем «разговоры», которые так много чернокожих и смуглых родителей вынуждены вести со своими детьми, — речь настолько известна, что судья Сотомайор сослался на нее в своем несогласии по делу Utah v. Strieff . То, что мне сказали мои родители, нетипично. Когда вы видите полицию:

Не запускать.Скажите «да, сэр» или «нет, сэр». Не отвечай. Держите голову опущенной, не смотрите им в глаза. Это неуважительно. Скажите «да, сэр» или «нет, сэр». «Да, мэм» или «нет, мэм», если это женщина-полицейский. Не веди себя умно. Не умничай. Просто опустите голову и будьте почтительны. Не спрашивайте, как это случилось и почему. Не убегай. Если вас отпустят, скажите «спасибо». Не показывай свой цвет. Не веди себя черным. Полицейский за секунду надерет тебе задницу, слышишь? Не отвечай. Делай, что они говорят, слышишь? Если он вас о чем-то не спросит, закройте рот и держите его на замке.Не надо говорить о правах. Определенно не начинайте говорить о черной силе. Что вы вообще делали в мешковатых штанах и толстовке с капюшоном? Что вы делали, гуляя или ехав по той части города по-старому? Что вы делали, глядя на его номер и имя значка? У тебя нет прав, слышишь? Не убегай. И вам лучше всего сказать «да, сэр» или «нет, сэр».

Черным и коричневым американцам, в частности, говорят, что мы должны стойко терпеть санкционированные государством микроагрессии.Мы должны отказаться от расы и «казаться безопасными в расовом отношении». Нам говорят, что мы должны отвечать на вопросы, не связанные с указанными основаниями для остановки, особенно в случае следственных остановок движения. Куда ты идешь? Что привело вас в этот район? Вы не возражаете, если я загляну в вашу машину? Просто рутина понимаете? Мы должны буквально «занять положение», за исключением того, что это положение гражданина по желанию или гражданина второго сорта.Даже несмотря на официальную вежливость, мы должны терпеть то, что профессор Шерри Колб называет «нанесением вреда». Профессор Фрэнк Руди Купер добавляет, что чернокожие мужчины должны выхолащивать себя в первую очередь. Мужчина или женщина, мы, конечно же, не должны спрашивать, как известная Сандра Бланд: «Почему?» Ожидается, что посредством всего этого мы уступим любое право Четвертой поправки, которое нам может потребоваться уйти (в случае так называемой «случайной встречи»), а также любое право Четвертой поправки на прекращение срока содержания под стражей. чем необходимо (в случае остановки).Ожидается, что мы откажемся от нашего права по Четвертой поправке отклонять запросы на обыск наших лиц и имущества. Ожидается, что мы откажемся от любого общего права и права Пятой поправки на отказ отвечать на вопросы, которые не имеют ничего общего с заявленным основанием для остановки. Двойная связь заключается не только в том, что для того, чтобы гарантировать обычное обращение с белыми гражданами, мы должны «работать» над своим гражданством. Двойная связь заключается в том, что мы должны проявлять гражданство послушного гражданина. Послушный гражданин.Непроблемный гражданин. И да, гражданин второго сорта.

Итак, позвольте мне вернуться к вопросу, который мотивировал этот раздел. Какого выступления ожидают Эрик Гарнер, Сандра Блэнд и все остальные?

IV. Говоря обратно

«Вот и суть: если вы не хотите, чтобы вас выстрелили, электрошокером, обстреляли перцовым газом, ударили дубинкой или бросили на землю, просто делайте то, что я вам говорю. Не спорь со мной, не называй меня именами, не говори мне, что я не могу тебя остановить.. . . »
Ветеран полиции с семнадцатилетним стажем.

«Самая важная должность в демократическом обществе — это должность гражданина. Изменения происходят из-за вас. Не забывай этого.
Президент Барак Обама

До сих пор я утверждал, что в уголовно-процессуальную юриспруденцию Суда — временами скрытые у всех на виду, иногда — скрытые под поверхностью — не учитываются, что значит быть хорошим гражданином по сравнению с властью полиции.Эти разговоры о гражданстве настаивают на том, что хорошие граждане должны приветствовать присутствие полицейских и считать своим долгом помогать им, даже если это означает информирование соседей, семьи и друзей. Не менее тревожным является то, что этот разговор призывает граждан дать согласие на обыски и выемки и отказаться от своего права на молчание или говорить. Повсюду эти разговоры о гражданстве функционируют как тип нормализующего суждения, неотъемлемая часть государственной дисциплины в смысле Фуко. Более того, эти разговоры о гражданстве почти всегда носят расовый характер.Умышленно или нет, но эти разговоры о гражданстве приводят к сдерживанию демократического инакомыслия и нарушению прав. Результатом также является дальнейшее неравенство.

Тем не менее, можно представить колебания и сопротивление этому аргументу. Для некоторых читателей ответ очевиден: а что, если Суд поощряет хорошее гражданство? Мой ответ так же прямолинеен. Меня беспокоит не провозглашение хорошего гражданства как таковое или даже его насаждение. Тем не менее, есть что-то очень проблематичное в модели хорошего гражданства, которая опирается на граждан, отказывающихся от своих прав на гражданство.Точно так же есть что-то проблематичное с моделью хорошего гражданства, которая, по сути, если не намеренно, сдерживает демократическое инакомыслие. Профессор Эрик Миллер говорит по теме: «Общественность не должна сталкиваться с жестокой дилеммой отказа от своих прав или жестокого обращения со стороны полиции». Сделаем еще один шаг: есть что-то весьма проблематичное, даже ироничное, что в тех самых случаях, когда определяется конституционная защита, разговоры о гражданстве в Суде побуждают отказаться от такой защиты.Это первая проблема. Но есть и вторая проблема, связанная с неравномерным распределением разговоров о гражданстве. Нас должны беспокоить разговоры о гражданстве, которые неявно требуют, чтобы меньшинства доказали или «отработали» свое гражданство и действовали как пассивные, беспрекословные и, по сути, как граждане второго сорта. Хотя разговоры о гражданстве могут показаться не проблемой, это так.

Тем не менее, разговоры о гражданстве, провозглашенные Судом и ежедневно испытываемые тысячами людей во время взаимодействия граждан с полицией, не должны быть проблемой.Эта заключительная часть эссе направлена ​​на юридическое вмешательство, которое уменьшит как проблемы, то есть проблему подавления прав и сдерживания инакомыслия, так и проблему расового распределения. В частности, эта часть представляет собой промежуточное пространство, в котором было бы признаком здоровой демократии то, что всех граждан имели возможность без каких-либо последствий или взаимных обвинений разговаривать с полицией, спрашивать, почему и как, чтобы отстаивать свои права. права, подвергать сомнению и проверять границы закона и говорить «нет».В этом пространстве раздаются несогласные голоса или то, что политический теоретик Шанталь Муфф может назвать агонистическими голосами, скорее услышат, чем заставят замолчать, и демократия будет скорее укрепляться, чем подавляться.

Позвольте мне вернуться и подробнее остановиться на одном инциденте, который стал горячей точкой в ​​общенациональном разговоре о полицейской деятельности в этой стране. В июле 2015 года в округе Уоллер, штат Техас, солдат штата Брайан Энчиниа остановил Сандру Бланд за то, что она не использовала сигнал поворота. До этого события наиболее известным случаем остановки женщины был, вероятно, случай Гейл Этуотер, белой женщины, которая была арестована и доставлена ​​в тюрьму за то, что по сути не закрепила своих детей ремнями безопасности. арест, на который Верховный суд дал свое благословение в деле Atwater v.Город Лаго Виста . Как и Этуотер, Сандру Бланд остановили за обычное нарушение правил дорожного движения, остановку движения, которая могла бы исчезнуть среди тысяч остановок, которые происходят каждый день. Вместо этого ее остановка движения породила растущее движение «SayHerName». Как было запечатлено на видеокамеру на приборной панели государственного солдата, солдат Энсина быстро говорит Блэнду: «Не могли бы вы потушить сигарету, пожалуйста? Если не возражаете? Сандра Бланд, активистка Black Lives Matter, отвечает собственным вопросом: «Я в машине, зачем мне тушить сигарету?» Вместо ответа солдат Энчиния приказывает Бланду выйти из машины, а когда она отказывается, солдат Энсиниа силой вытаскивает ее из машины.Камера на приборной панели солдата запечатлела этот обмен, а также солдата Энсину, волочащего Блэнда по земле.

Профессор Рэйчел Хармон, исследуя законную власть полицейских команд, предполагает, что Бланд отреагировала так, как она, чтобы поставить под сомнение авторитет солдата. Точка зрения профессора Хармона об этом инциденте, безусловно, верна. Но, на мой взгляд, чтение профессора Хармона отражает лишь часть того, о чем, вероятно, думал Бланд. Бланд, спрашивая, зачем ей тушить сигарету, не только ставил под сомнение авторитет офицера.Она также оспаривала этот авторитет и выдвигала гипотезу; она допрашивала солдата, спрашивая, остановил бы он ее, будь она белой, и попросил бы он ее затушить сигарету, будь она белой. Более того, чувствуется, что Бланд ставил под сомнение сам закон. Даже не упоминая названия дел — вспомните Пенсильвания против Миммса , Мэриленд против Уилсона , Whren против США , Соединенные Штаты против.Армстронг , и да, Этуотер против города Лаго Виста — она ​​спрашивала, как это может быть законным в стране, которая поддерживает равенство перед законом и равную справедливость — как в «сторожке [ам], так и в особняке [ах]» — что закон дает офицеру почти неограниченную свободу решать, какого гражданина ему остановить; какому гражданину он прикажет выйти из ее автомобиля; какому гражданину он прикажет положить руки «так, чтобы я мог их видеть»; какого гражданина он отпустит с предупреждением или накажет повесткой, арестом или, что еще хуже, физическим насилием; с каким гражданином он будет обращаться как с равным, как «предполагаемый невиновный»; и чего он не будет.Чувствуется, что спрашивая: «Я в машине, зачем мне тушить сигарету?» По сути, Бланд спрашивал, является ли это страной равного гражданства, страна без церемоний унижения, направленных на расовые меньшинства. Когда мы говорим «закон и порядок», она спрашивала, почему кажется, что мы имеем в виду определенный «порядок», определенную иерархию тел. Когда мы говорим «служи и защищай», она спрашивала, кого именно обслуживает полиция и что они защищают? Вспоминая слова активиста за гражданские права Фанни Лу Хамер, описавшего последствия наблюдаемого ею неравенства, Бланд сказала: «Я устала быть больной и усталой.” Бланд спрашивал: «Есть ли причина, по которой я должен доказывать свое гражданство, а другие — нет?» Она отвечала и говорила черным.

Как общество, многих из нас научили классифицировать действия Блэнда как непослушные. Как недостаточно почтительно. Как непослушный. Действительно, частое явление после подобных широко разрекламированных столкновений между полицией и гражданами, особенно с участием расовых меньшинств в качестве жертв, является причиной обвинения указанной жертвы с комментариями типа «люди должны подчиняться приказам».” Нас учили думать о Блэнд и других черных и коричневых людях, подобных ей, как о непокорных, агрессивных, «наглых» и, в конечном счете, как о плохих гражданах. В конце концов, по мнению Суда, Блэнд должен был сотрудничать с полицией. Блэнд должен был беспрекословно подчиняться всем приказам полиции.

Но что произойдет, если мы возьмем за скобки то, чему нас учили, и посмотрим на действия Бланд — ее возражения — как на часть континуума граждан, участвующих в сопротивлении, выражая несогласие и недовольство, участвуя в агонистической демократии? Если смотреть через эту линзу, Бланд ответил на микроагрессию солдата, включив в него микро-сопротивление, зная, что такое микро-сопротивление может вызвать большее микро-сопротивление и, в конечном итоге, измениться.Итак, что происходит, когда мы помещаем Бланд — и сотни таких граждан, как Бланд, — в один приговор с десятками женщин, которые в конце XIX века были арестованы, когда они пошли на избирательные участки, чтобы проголосовать, зная, что женщинам запрещен от голосования? Что происходит, когда мы помещаем Блэнда в то же предложение, что и Гомер Плесси, который сознательно сел в белую машину во время расовой сегрегации; или Роза Паркс, арестованная за отказ уступить свое место белому человеку на изолированном Юге; или Фред Коремацу, который умышленно нарушил приказ об исключении; или сотням трансвеститов, геев, мужчин и женщин, которые отказались от приказа полиции разойтись в гостинице «Стоунволл»; или МЕЧТНИКАМ, которые массово выступали как «не имеющие документов и не боясь» оспорить иммиграционную политику? Что происходит, когда мы признаем, что как общество, мы чествуем определенных людей — тех, кто пользуется привилегиями в силу своей белизны, класса и пола — именно потому, что они отстаивают свои права, потому что они занимаются агонистическим гражданством? Мы даже называем их образцами жесткого индивидуализма, американского боевого духа. Возьми эту работу и засунь ее. Не трогай мое барахло. Я отдам тебе свой пистолет, когда ты вырвешь его из моих холодных мертвых рук. Что происходит, когда мы признаем, что отказываем в одобрении тех, кого в силу расы и класса часто считают условными гражданами?

Если уж на то пошло, что происходит, когда мы предполагаем, что Блэнд, отвечая на вопросы и отказываясь добровольно выйти из машины, пока офицер не предоставит ей вескую причину, подвергает сомнению «вечный соблазн правительства».. . арестовать оратора, а не исправить условия, на которые он жалуется? » Мы помним, что рождение этой республики началось с инакомыслия? В конце концов, инакомыслие — это «решающий институт для борьбы с несправедливыми иерархиями и для продвижения прогрессивных изменений». Помним ли мы, что Генри Дэвид Торо настаивал на том, что закон не обязательно справедлив и что иногда непослушание более справедливо? Или «Письмо из бирмингемской тюрьмы» Мартина Лютера Кинга-младшего, в котором он утверждал, что слишком большое уважение к закону большинства противоречит хорошему гражданству? Не так много лет назад гарвардский профессор Генри Луи Гейтс ответил на вопросы офицеру, который заподозрил Гейтса, только что вошедшего в его собственный дом, в грабеже.« Почему, потому что я черный человек в Америке? , — спросил Гейтс. Гейтс потребовал имя офицера и номер значка, и тот арестовал Гейтса за «хулиганство». Я упоминаю этот инцидент не только как еще одно доказательство того, что гражданин отвечает и отказывается быть «хорошим» — по крайней мере, отказывается быть «хорошим» в том смысле, на котором, кажется, настаивает Суд, — но также из-за резких слов Гейтса, произнесенных за много лет до него. арестовать. Хотя Гейтс использует термин «критика», можно легко заменить «возражение».Несколькими годами ранее Гейтс писал: «[C] ritique также может быть формой обязательства, средством предъявления претензий. Это высший жест гражданства. Способ сказать: «Я не просто проезжаю, я живу здесь » ».

Все это напомнило мне о несогласных с гражданами, которые разместили видео о своих действиях с полицией на YouTube. Студентка, которая отказывается опускать окно своей машины перед полицией. Мужчина, который сообщает об этом полиции, которая настаивает на обыске его квартиры, чтобы получить ордер.Пассажир авиалинии сказал властям TSA: «Если вы дотронетесь до моего барахла, я вас арестую». Мужчина остановился, чтобы пройти через жилой квартал с огнестрельным оружием, требуя объяснить, почему полицейские останавливают его, если ношение огнестрельного оружия не является преступлением и означает ли что-то Вторая поправка. Существуют сотни подобных видео, граждане, занимающиеся «супервизией», термин, придуманный Стивом Манном для описания акта «[наблюдения] или записи, совершаемой субъектом, не обладающим властью или властью над объектом наблюдения.” Граждане — черные и белые, латиноамериканцы и азиаты, мужчины и женщины, консерваторы и либералы. Конечно, есть и видео людей, которые не думали о камерах или их взаимодействиях, которые документируются. Вместо этого они могли думать только о том, что что-то не так, и что они слишком долго были пассивными, послушными, послушными субъектами, и что пришло время спросить, почему и как так получилось. Видео, как у Сандры Бланд. Или Эрик Гарнер. Или, совсем недавно, видео, на котором в Миннесоте был арестован темнокожий мужчина, Ларни Томас, за то, что он пошел по обочине дороги, хотя ходить было некуда, потому что тротуар был официально закрыт из-за строительства.На видео видно и слышно, как Томас спорит с полицейским. И хотя после возмущения общественности полиция отклонила обвинения, город по-прежнему обвиняет Томаса в «воинственности» и невыполнении приказов. Я думаю также о Черных пантерах, которые в 1960-х годах вооружились огнестрельным оружием (отстаивая свои права в соответствии со Второй поправкой), сводами законов и наблюдали за полицией, все для того, чтобы сказать, что права имеют значение. Все эти граждане настаивали на диалоге, а не на монологе.И все были заняты инакомыслием. Политолог Остин Сарат мог бы даже добавить, что они были вовлечены в своего рода инакомыслие, восходящее к Сократу, агитируя не столько за разрушение, сколько за что-то лучшее. Наблюдение Сарата требует повторения: «Патриот любит идеализированную версию нации, в то время как несогласный движется идеализированной версией мира еще не законченных».

Наконец, что происходит, когда мы помещаем Блэнда в то же предложение, что и Доллри Мэпп из Мэпп против Огайо , Кто, как известно, сказал «нет», когда полицейские ворвались в дом, принадлежащий ей, и потребовали обыскать ее дом? Когда Мапп настаивал: «Я хочу увидеть ордер на обыск», офицеры ответили, высветив лист бумаги, который Мапп схватила и положила ей за пазуху.Офицеры выхватили его, арестовали за «воинственность». и приступила к безосновательному обыску ее дома. Но сказав «нет», будучи «воинственным», Мапп запустил цепочку событий, которые привели к «самому важному решению об обыске и выемке в истории», тот, который сделал исключительное правило обязательным для государств. В конце концов, все это подпадает под то, что профессора Лани Гинье и Джеральд Торрес называют «демоспруденцией», или действием, инициированным «обычными людьми», чтобы изменить «людей, которые создают закон, и ландшафт, в котором этот закон создается».” Все это Мартин Лютер Кинг-младший назвал «представлением самих наших тел как средство изложения нашего дела перед местным и национальным сообществом». Я надеюсь, что когда мы помещаем Блэнда в ряд инакомыслящих, происходит следующее: мы начинаем подвергать сомнению разговоры о гражданстве, которые охлаждают демократическое инакомыслие, и мы стремимся к промежуточному пространству, в котором все граждане могут подвергнуть сомнению предполагаемую моральную легитимность государства. власть.

Представьте себе разговор о гражданстве, в котором прославляются права, равенство и несогласие.Во-первых, что касается прав, рассмотрите преимущества, которые были бы получены, если бы заключения уголовного судопроизводства — вместо того, чтобы рассматривать четвертую, пятую и шестую поправки исключительно как нормативные ограничения на поведение правительства по отношению к отдельным лицам — также рассматривали их на практике и на языке мнений — как положительное право на независимую оценку и пользование гражданами. Рассмотрим преимущества, которые были бы получены, если бы Суд — опять же на практике и на своем языке — подчеркнул важность того, чтобы люди знали свои права и пользовались ими.Вместо решения вроде Schneckloth , в котором суд постановил, что офицерам не нужно сообщать людям, что они имеют право отказывать в согласии, решение привело бы к противоположному выводу и подчеркнуло бы важность того, чтобы граждане знали о своих правах и чувствовали себя свободными в их реализации. Вместо решения вроде United States v. Mendenhall , в котором Суд не обнаружил нарушения Четвертой поправки, когда полиция задержала Сильвию Менденхолл в аэропорту Детройта, задала ей ряд вопросов, «попросила» ее пойти с ними. отдельную комнату, а затем обыскали ее на предмет наркотиков, Суд признал бы, что, как минимум, полиции следовало сообщить Менденхолл, что она не находится под арестом и что она действительно может не обращать внимания на их вопросы и уйти.Вместо решения типа Devenpeck v. Alford , в котором Суд заявил, что информирование арестованного об основаниях для его ареста по конституции не требуется, Суд признал бы, что арест необоснован в соответствии с Четвертой поправкой без этого. Или рассмотрим такое дело, как Davis v. United States , в котором Суд не обнаружил нарушения Шестой поправки, хотя офицеры продолжали допрашивать Роберта Дэвиса после того, как он заявил: «Может быть, мне следует поговорить с адвокатом», потому что его заявление не было убедительным. достаточно.Решение, в котором подчеркивалась важность прав личности, как минимум потребовало бы, чтобы офицеры задавали Дэвису уточняющие вопросы и вновь подтвердили его право хранить молчание и право на помощь. Вместо этого в решении был сделан противоположный вывод: «[Мы] отказываемся принимать правило, требующее от офицеров задавать уточняющие вопросы. Если показания подозреваемого не являются недвусмысленным или недвусмысленным запросом адвоката, сотрудники полиции не обязаны прекращать его допрос ».

Теперь добавьте к этому языку, который ценит равенство.Слишком долго Суд считал равенство выходящим за рамки уголовно-процессуальных поправок. Как постановил Суд в деле Whren , в деле, санкционировавшем предлоговые остановки движения, равная защита является предметом «Положения о равной защите, а не Четвертой поправки». При этом Суд принял мировоззрение, согласно которому права — это «герметично закрытые единицы, принципы которых не должны загрязнять друг друга». Эффект подобен конституционному разделению прав.” Но все это не является неизбежным или предопределенным. Как мы с профессором Ахилом Амаром, профессором Эндрю Таслитцем и я отдельно утверждали в другом месте, имеет смысл с точки зрения текста читать поправки к уголовно-процессуальному законодательству как содержащие озабоченность по поводу равенства, которая вдохновляет пункт о равной защите Четырнадцатой поправки. Действительно, одной из задач Четырнадцатой поправки было отменить различные довоенные законы, которые давали официальным лицам бесплатную лицензию на поиски и конфискации чернокожих. Конечно, суд Уоррена рассматривал четвертую, пятую и шестую поправки на фоне положения о равной защите четырнадцатой поправки.Представьте, как такой упор на равенство перед законом может изменить результаты не только в таких делах, как Whren , но и в таких делах, как Pennsylvania v. Mimms , или Мэриленд против Уилсона , или Этуотер против Лаго Виста , каждый из которых наделял полицию практически неограниченной свободой действий в отношении неравного обращения. Я должен добавить еще одну вещь, предполагая, что разговоры о гражданстве в уголовном судопроизводстве Суда включают понятия равенства. Этот язык должен подчеркивать нечто более радикальное, чем равенство между гражданами (независимо от их расы, дохода или статуса), но в равной степени верно: что гражданин и полиция — с точки зрения прав гражданства — равны.

Наконец, и, возможно, самое главное, представьте, если бы во мнениях уголовного судопроизводства говорилось о гражданстве, признавая ценность инакомыслия. Прямо сейчас суть заключений Суда состоит в том, что граждане должны хотеть помогать полиции, должны хотеть сотрудничать, должны хотеть сообщать любую информацию, которую они знают о себе или других. Эти сообщения не автономны. В этих сообщениях о хорошем гражданстве подразумеваются сообщения о плохом гражданстве — сообщения, которые, как мы видели, сдерживают не только осуществление прав, но и демократическое инакомыслие.Представьте себе мнения, которые позволяют гражданам, в том числе черным и коричневым, говорить в ответ. Это дает возможность людям проявлять оппозицию, ставить под сомнение авторитет и оспаривать сам закон, не опасаясь последствий. Чтобы быть ясным, я не предлагаю формулировки, которые давали бы людям право физически сопротивляться аресту или не подчиняться законному приказу. Но я предлагаю, чтобы люди в целом имели право говорить или не говорить по своему усмотрению. Быть «наглым», «воинственным» и оппозиционным.Чтобы «встать на колени», как недавно поступили игроки НФЛ и другие игроки в знак протеста против работы полиции по расовому признаку. Сказать даже бессмертными словами Jay-Z: «Тебе на это понадобится ордер». Сказать увековеченными словами Эрика Гарнера: «Каждый раз, когда вы видите меня, вы хотите со мной шутить. Я устал от этого. Сегодня это прекратится ». И не беспокоиться о том, что через несколько мгновений мне придется сказать: «Я не могу дышать».

Заключение

Слишком долго разговоры Суда о гражданстве в уголовно-процессуальных делах оставались незамеченными и незамеченными.Целью этого эссе было раскрыть этот разговор — особенно разговор о том, что значит быть хорошим гражданином по отношению к полиции, и требовать отчета. Цель также заключалась в том, чтобы привести аргумент: попросту говоря, есть что-то тревожное в разговорах о гражданстве, которые побуждают граждан уступать свои права гражданства, те конституционные гарантии, которые мы имеем в соответствии с Четвертой, Пятой и Шестой поправками. В разговорах о гражданстве также есть что-то обескураживающее, что охлаждает инакомыслие.В разговорах о гражданстве, безусловно, есть что-то проблематичное, что усугубляет расовое неравенство.

Предложенное мною решение — вообразить более плюралистическую модель хорошего гражданства, которую должен принять Суд, вообразить пространство, которое, по крайней мере, терпит, если не приветствует инакомыслие и оппозицию, и которое возвеличивает права и равенство, — может не быть верным лекарством. все проблемы, которые я определил. Но, по крайней мере, он начинает разговор о проблеме, которая до сих пор оставалась незамеченной.

Страница не найдена | Институт мира США

Поиск по USIP.org

Тип содержания Запись в блогеЦентрКурсЦифровая библиотека мирного процесса в Южном СуданеСобытиеВнешние новостиСтажировкаТема обсужденияGC — Academy LandingGC — Продвижение курсаGC — СобытиеГлоссарий TermGrantINPROL PublicationЦелевая страницаНовостиОнлайн-курсСтраницаЛицаПроектыПубликацияСтраница общественного образованияБиблиотечный ресурсУведомление о сайте

Страны Африка-Ангола-Бенин-Ботсвана-Буркина-Фасо-Бурунди-Камерун-Кабо-Верде-Центральноафриканская Республика-Чад-Коморские Острова-Кот-д’Ивуар-Демократическая Республика Конго-Джибути-Экваториальная Гвинея-Эритрея-Эфиопия-Габон-Гана- Гвинея-Гвинея-Бисау-Кения-Лесото-Либерия-Мадагаскар-Малави-Мали-Мавритания-Маврикий-Мозамбик-Намибия-Нигер-Нигерия-Руанда-Сан-Томе и Принсипи-Сенегал-Сейшельские острова-Сьерра-Леоне-Сомали-Южная Африка-Южная Африка Судан-Судан-Свазиленд-Танзания-Гамбия-Республика Конго-Того-Уганда-Замбия-Зимбабве Америка-Антигуа и Барбуда-Аргентина-Багамы-Барбадос-Белиз-Боливия-Бразилия-Канада-Чили-Колумбия-Коста-Рика- Куба-Доминика-Доминиканская Республика-Эквадор-Сальвадор-Гренада-Гватемала-Гайана-Гаити-Гондурас-Ямайка-Мексика-Никарагуа-Панама-Парагвай-Перу-Сент-Китс и Невис-Сент-Люсия-Сент-Винсент и Гренадины-Тринидад и Тобаго-США-Уругвай-Венесуэла Азия-Афганистан-Австралия-Бангладеш-Бутан-Бруней-Бирма-Камбоджа-Китай-Фиджи-Индия-Индонезия-Япония-Казахстан-Кирибати-Кыргызстан Стан-Лаос-Малайзия-Мальдивы-Маршалловы острова-Микронезия-Монголия-Науру-Непал-Новая Зеландия-Северная Корея-Пакистан-Палау-Папуа-Новая Гвинея-Филиппины-Самоа-Сингапур-Соломоновы острова-Южная Корея-Шри-Ланка-Суринам- Таджикистан-Таиланд-Восточный Тимор-Тонга-Туркменистан-Тувалу-Узбекистан-Вануату-Вьетнам-Европа-Албания-Андорра-Армения-Австрия-Азербайджан-Беларусь-Бельгия-Босния-Герцеговина-Болгария-Хорватия-Кипр-Чехия-Дания-Эстония- Финляндия-Франция-Грузия-Германия-Греция-Гренландия-Святой Престол (Ватикан) -Венгрия-Исландия-Ирландия-Италия-Косово-Латвия-Лихтенштейн-Литва-Люксембург-Македония-Мальта-Молдова-Монако-Черногория-Нидерланды-Норвегия -Польша-Португалия-Румыния-Россия-Сан-Марино-Сербия-Словакия-Словения-Испания-Швеция-Швейцария-Турция-Украина-Соединенное Королевство Ближний Восток и Северная Африка-Алжир-Бахрейн-Египет-Иран-Ирак-Израиль и палестинские территории -Иордания-Кувейт-Ливан-Ливия-Марокко-Оман-Катар-Саудовская Аравия-Сирия-Тунис-Объединенные Арабские Эмираты-Йемен

Области проблемы Военно-гражданские отношенияАнализ и предотвращение конфликтовДемократия и управлениеЭкономика и окружающая средаОбразование и обучениеЭлекторальное насилиеХрупкость и устойчивость ПолГлобальное здоровьеГлобальная политикаПрава человекаСправедливость, безопасность и верховенство законаМедиация, переговоры и диалогНасилие Сортировать

Актуальность

Дата

Речь о Нобелевской премии мира

«Ваши величества, ваше высочество, члены Норвежского Нобелевского комитета, ваши превосходительства, дамы и господа:

Жители Чечни — и жители Грозного — сегодня и вот уже более трех месяцев подвергаются неизбирательным бомбардировкам российской армии.Для них практически неизвестна гуманитарная помощь. Больным, старикам и немощным не уйти из Грозного. Хотя достоинство людей, находящихся в кризисной ситуации, занимает центральное место в той чести, которую вы оказываете сегодня, то, что вы признаете в нас, является нашей конкретной реакцией на это. Сегодня я обращаюсь к его превосходительству послу России и через него к президенту Ельцину с призывом прекратить бомбардировки беззащитных мирных жителей Чечни. Если конфликты и войны являются делом государства, нарушения гуманитарного права, военные преступления и преступления против человечности применимы ко всем нам — как гражданскому обществу, как гражданам и как человеческим существам.

Позвольте мне сразу сказать, что исключительное отличие, которое Нобелевский комитет присвоил организации «Врачи без границ», мы принимаем с искренней благодарностью. Но также и с глубоким дискомфортом от осознания того, что достоинство исключенных ежедневно оскорбляется. Это забытые группы населения, которым угрожает опасность, например, беспризорные дети, которые каждый час борются за то, чтобы жить за счет отходов тех, кто «включен» в социальный и экономический порядок. Это тоже нелегальные беженцы, с которыми мы работаем в Европе, которым отказано в политическом статусе и которые боятся обращаться за медицинской помощью, чтобы этот контакт не привел к их изгнанию.

Наша акция — помочь людям в кризисных ситуациях. И наша акция не удовлетворяется. Оказание медицинской помощи людям, терпящим бедствие, — это попытка защитить их от того, что агрессивно по отношению к ним как к людям. Гуманитарная деятельность — это больше, чем простая щедрость, простая благотворительность. Он направлен на создание пространства нормальности среди того, что глубоко ненормально. Мы не просто предлагаем материальную помощь, но и стремимся помочь людям восстановить свои права и человеческое достоинство. Как независимая волонтерская ассоциация, мы стремимся оказывать прямую медицинскую помощь нуждающимся.Но мы действуем не в вакууме и говорим не на ветер, а с явным намерением помочь, спровоцировать перемены или выявить несправедливость. Наши действия и наш голос — это акты негодования, отказ принять активное или пассивное нападение на другого.

Честь, которую вы оказываете нам сегодня, может легко достаться стольким организациям или достойным людям, которые борются в своем собственном обществе. Но очевидно, что вы сделали выбор в пользу признания MSF. Формально мы начали свою деятельность в 1971 году как группа французских врачей и журналистов, которые решили помочь тем, кто оказался в кризисной ситуации.Иногда это означало отказ от практики государства, которая напрямую оскорбляет достоинство людей. Молчание долгое время путали с нейтралитетом и представляли его как необходимое условие гуманитарных действий. С самого начала MSF создавалась вопреки этому предположению. Мы не уверены, что слова всегда могут спасти жизни, но мы знаем, что молчание, безусловно, может убить. На протяжении 28 лет мы были — и остаемся — твердо и бесповоротно привержены этой этике отказа. Это гордый генезис нашей идентичности, и сегодня мы боремся как несовершенное движение, но сильное своими волонтерами и национальным персоналом, а также с миллионами доноров, которые поддерживают как финансово, так и морально проект MSF.Эта честь разделена со всеми, кто так или иначе боролся и борется каждый день за то, чтобы претворить в жизнь хрупкую реальность, которой является MSF.

Гуманизм возникает там, где политическое потерпело неудачу или находится в кризисе. Мы действуем не для того, чтобы взять на себя политическую ответственность, а, прежде всего, для облегчения бесчеловечных страданий, причиненных этой неудачей. Акт должен быть свободен от политического влияния, и политическое лицо должно признать свою ответственность за обеспечение существования гуманизма.

Гуманитарная деятельность требует определенных рамок для действий.В конфликте это основа международного гуманитарного права. Он устанавливает права для жертв и гуманитарных организаций. В нем закреплена ответственность государств за обеспечение соблюдения этих прав и наказание за их нарушение как военных преступлений. Сегодня эта структура явно дисфункциональна. В доступе к жертвам конфликта часто отказывают. Гуманитарная помощь даже используется воюющими сторонами как орудие войны. И что еще более серьезно, мы наблюдаем милитаризацию гуманитарных действий со стороны международного сообщества.

В этой дисфункции мы будем говорить, чтобы подтолкнуть политиков к принятию на себя неотвратимой ответственности. Гуманизм — это не инструмент для прекращения войны или установления мира. Это реакция граждан на политическую неудачу. Это немедленный, краткосрочный акт, который не может устранить долгосрочную необходимость политической ответственности.

А у нас — этика отказа. Он не позволит очистить или очистить какой-либо моральный политический провал или несправедливость от его значения. Преступления против человечности 1992 года в Боснии и Герцеговине.Геноцид 1994 года в Руанде. Резня 1997 года в Заире. Беспорядочные нападения на мирных жителей в Чечне в 1999 году. Их нельзя замаскировать такими терминами, как «сложная чрезвычайная гуманитарная ситуация» или «кризис внутренней безопасности». Или любым другим подобным эвфемизмом — как будто это какое-то случайное политически неопределенное событие. Язык имеет решающее значение. Он образует проблему и определяет ответ. Он также определяет права и, следовательно, обязанности. Он определяет, является ли адекватное медицинское или гуманитарное реагирование.И это определяет, является ли политический ответ неадекватным. Никто не называет изнасилование сложной гинекологической ситуацией. Изнасилование — это изнасилование, так же как геноцид — это геноцид. И то и другое — преступление. Для MSF это гуманитарный акт: стремиться облегчить страдания, стремиться восстановить автономию, свидетельствовать правду о несправедливости и настаивать на политической ответственности.

Работа, которую выбирает MSF, происходит не в вакууме, а в социальном порядке, который включает и исключает, подтверждает и отрицает, защищает и атакует.Наша повседневная работа — это борьба, она носит исключительно медицинский и очень личный характер. MSF не является официальным учреждением и, если повезет, никогда им не станет. Это организация гражданского общества, и сегодня гражданское общество играет новую глобальную роль, новую неформальную легитимность, основанную на его действиях и поддержке общественного мнения. Это также коренится в зрелости его намерений, например, в движениях за права человека, окружающей среде и гуманитарной помощи и, конечно же, в движении за справедливую торговлю.Конфликты и насилие — не единственные предметы, вызывающие беспокойство. Мы, как члены гражданского общества, сохраним свою роль и свою власть, если будем ясны в своих намерениях и независимости.

Как гражданское общество мы существуем относительно государства, его институтов и его власти. Мы также существуем относительно других негосударственных субъектов, таких как частный сектор. Наша задача — не подменять ответственность государства. Конечная ответственность государства состоит в том, чтобы включить, а не исключить, уравновесить общественные интересы над частными интересами и обеспечить существование справедливого общественного порядка.Наша задача — не позволить гуманитарному алиби замаскировать ответственность государства за обеспечение справедливости и безопасности. И мы не должны быть соуправляющими в нищете с государством. Если гражданское общество выявляет проблему, то не они должны предлагать решение, но они должны ожидать, что государства превратят это в конкретные и справедливые решения. Только у государства есть легитимность и власть для этого.

Сегодня, в условиях глобализирующейся рыночной экономики, мы сталкиваемся с растущей несправедливостью. Более 90% всех случаев смерти и инфекционных заболеваний приходится на развивающиеся страны.Некоторые из причин, по которым люди умирают от таких болезней, как СПИД, туберкулез, сонная болезнь и другие тропические болезни, заключаются в том, что жизненно важные лекарства либо слишком дороги, либо недоступны, потому что они не считаются финансово жизнеспособными, либо потому, что практически нет новых исследований. и развитие приоритетных тропических болезней. Этот провал рынка — наша следующая проблема. Однако проблема не только в нас. Правительства, международные правительственные учреждения, фармацевтическая промышленность и другие НПО также должны бороться с этой несправедливостью.Мы, движение гражданского общества, требуем перемен, а не благотворительности.

Мы подтверждаем независимость гуманитарного от политического, но это не для поляризации «хороших» НПО против «плохих» правительств или «добродетели» гражданского общества против «порока» политической власти. Такая полемика ложна и опасна. Как и в случае с рабством и правами на социальное обеспечение, история показала, что гуманитарные заботы, рожденные в гражданском обществе, приобретают влияние, пока не достигают политической повестки дня. Но эти совпадения не должны скрывать различия, существующие между политическим и гуманитарным.

Гуманитарная деятельность осуществляется в краткосрочной перспективе для ограниченных групп и для ограниченных целей. В этом одновременно и его сила, и его ограниченность. Политическое можно представить только в долгосрочной перспективе, что само по себе является движением обществ. Гуманитарная деятельность по определению универсальна. Гуманитарная ответственность не имеет границ. Где бы в мире ни проявлялись бедствия, гуманитарий по призванию должен отреагировать.

Напротив, политическое знает границы, и там, где возникает кризис, политическая реакция будет различной, потому что исторические отношения, баланс сил и интересы того или другого должны быть измерены.Время и пространство гуманитарного — это не пространство политического. Они различаются по-разному, и это еще один способ определить основополагающие принципы гуманитарной деятельности: отказ от всех форм решения проблем путем принесения в жертву слабых и уязвимых — ни одну жертву нельзя намеренно дискриминировать или игнорировать в интересах Другая. Одна жизнь сегодня не может быть измерена ее ценностью завтра: и облегчение страдания «здесь» не может узаконить отказ от облегчения «там».<< Ограничение средств, естественно, должно означать выбор, но контекст и ограничения действий не меняют основ этого гуманитарного видения. Это видение, по определению, должно игнорировать политический выбор.

Сегодня наблюдается путаница и присущая двусмысленность в развитии так называемых «военно-гуманитарных операций». Мы должны подтвердить решительно и четко принцип независимого гражданского гуманизма. И мы должны критиковать те интервенции, которые называются «военно-гуманитарными».<< Гуманитарная деятельность существует только для сохранения жизни, а не для ее уничтожения. Наше оружие - это наша прозрачность, ясность наших намерений, а также наши лекарства и наши хирургические инструменты. Нашим оружием не могут быть истребители и танки, даже если иногда мы думаем что их использование может быть вызвано необходимостью. Гуманитарная сфера - это не военное дело, а военная деятельность - не гуманитарная сфера. Мы не такие же, нас нельзя рассматривать как одинаковые, и нас нельзя заставить быть такими же. Конкретно , поэтому мы отказались от финансирования нашей работы в Косово со стороны стран-членов НАТО.И поэтому мы критически относились тогда и критически оцениваем гуманитарный дискурс НАТО. Именно поэтому на местах мы можем работать бок о бок с присутствием вооруженных сил, но определенно не под их руководством.

Дебаты по поводу «Droit d’Ingérence» — права на государственное вмешательство в так называемых гуманитарных целях — являются еще одним свидетельством этой двусмысленности. Он стремится поставить на гуманитарный уровень политический вопрос о злоупотреблении властью и искать гуманитарную легитимность для действий по обеспечению безопасности с помощью военных средств.Когда смешивают гуманитарные аспекты с необходимостью общественной безопасности, неизбежно возникают проблемы с гуманитарной безопасностью. Следует напомнить, что Устав ООН обязывает государства вмешиваться, иногда силой, чтобы остановить угрозы международному миру и безопасности. Нет необходимости и, по сути, опасно использовать для этого гуманитарное оправдание. В эти выходные в Хельсинки правительства сядут, чтобы определить задатки европейской армии, которая будет доступна для гуманитарных целей.Мы призываем правительства не идти дальше по пути опасной двусмысленности. Но мы также призываем государства искать способы обеспечения общественной безопасности, чтобы можно было уважать нормы международного гуманитарного права и прав человека.

Гуманитарная деятельность имеет ограничения. Он не может заменить решительных политических действий. В Руанде, в самом начале геноцида, MSF выступила с требованием остановить геноцид с помощью силы. И Красный Крест тоже. Однако это был крик, который встретил институциональный паралич, уступку корыстным интересам и отказ от политической ответственности за прекращение преступления, которое «никогда больше не будет» оставаться без ответа.Геноцид закончился до начала операции ООН «Бирюза».

Я хотел бы на минутку поблагодарить среди наших приглашенных гостей Шанталь Ндагиджимана. Она потеряла 40 членов своей семьи в результате геноцида в Руанде. Сегодня она является частью нашей команды в Брюсселе. Она пережила геноцид, но, как и миллион других, ее мать и отец, братья и сестры — нет. И многие сотни наших национальных сотрудников тоже. В то время я был главой миссии MSF в Кигали. Никакими словами нельзя описать то мужество, с которым работали наши руандийские сотрудники.Никакими словами нельзя описать ужас, в котором они погибли. И никакими словами нельзя описать самую глубокую скорбь, которую я и все в MSF всегда буду нести.

Я помню, что один из моих пациентов сказал мне в Кигали: «Уммера, Уммера-ша». Это руандийская поговорка, в свободном переводе означающая «мужество, отвага, друг мой — найди и дай жить своей храбростью». Об этом мне рассказала в Кигали, в нашей больнице, женщина, на которую не просто напали мачете, но и все ее тело рационально и систематически искалечили.У нее были отрезаны уши. А ее лицо было так тщательно обезображено, что в порезах был заметен узор. В тот день в больницу были доставлены сотни женщин, детей и мужчин, так много, что нам пришлось выложить их на улице. И во многих случаях мы оперировали их на месте, потому что сточные канавы вокруг больницы буквально залиты кровью. Она была одной из многих, живших в нечеловеческих и просто неописуемых страданиях. В тот момент мы могли сделать для нее немного больше, чем остановить кровотечение с помощью нескольких необходимых швов.Мы были совершенно потрясены, и она знала, что было так много других. Она знала, и я знал, что было так много других. Она сказала мне самым ясным голосом, который я когда-либо слышал: «аллез, аллез … уммера, уммера-ша» — «иди, иди … мой друг; найди и дай жить своей храбростью».

Есть пределы гуманизму. Ни один врач не может остановить геноцид. Ни один гуманист не может остановить этническую чистку, как ни один гуманист не может развязать войну. И никакой гуманитарий не может заключить мир. Это политическая ответственность, а не гуманитарные императивы.Позвольте мне сказать это очень четко: гуманитарный акт является наиболее аполитичным из всех действий, но если его действия и его мораль воспринимаются серьезно, он имеет самые глубокие политические последствия. И борьба с безнаказанностью — одно из таких последствий.

Это именно то, что было подтверждено созданием международных уголовных судов как для бывшей Югославии, так и для Руанды. Это также было подтверждено принятием статутов Международного уголовного суда.Это важные шаги. Но сегодня, в 50-ю годовщину Всеобщей декларации прав человека, суда еще не существует, а принципы были ратифицированы только тремя государствами за последний год. При таких темпах до создания суда потребуется 20 лет. Что мы ждем? Какими бы ни были политические затраты на установление справедливости в сообществе государств, MSF может и будет свидетельствовать о том, что человеческие жертвы безнаказанности невыносимы.

Только государства могут требовать соблюдения гуманитарного права.И это усилие не может быть чисто символическим. Сребреница, очевидно, была убежищем, в котором мы, как MSF, находились. Присутствовала и ООН. ООН заявила, что защитит. На земле были синие каски. И ООН стояла молча и присутствовала — когда люди в Сребренице были убиты.

Принимая во внимание смертоносные попытки вмешательства ООН в бывшую Югославию и Руанду, приведшие к гибели тысяч людей, MSF возражает против принципов военного вмешательства, которые не предусматривают четких рамок ответственности и прозрачности для обеспечения безопасности.MSF не хочет, чтобы вооруженные силы продемонстрировали, что они могут ставить палатки для беженцев быстрее, чем НПО. Военные операции ООН должны быть на службе правительств и политики, направленной на защиту прав жертв.

Если военные операции ООН направлены на защиту гражданского населения в будущем, они должны выходить за рамки оправданий генерального секретаря в отношении Сребреницы и Руанды. В ООН должна быть реформа миротворческих операций. Государства-члены Совета Безопасности должны нести публичную ответственность за решения, за которые они голосуют или за которые не голосуют.Их право вето должно регулироваться. И государства-члены должны быть обязаны обеспечить наличие адекватных средств для выполнения принимаемых ими решений.

Да, гуманитарная деятельность имеет пределы. Он также несет ответственность. Речь идет не только о правилах правильного поведения и технических характеристик. Сначала это этика, обрамленная моралью. Моральное намерение гуманитарного акта необходимо сопоставить с его фактическим результатом. И именно здесь должна быть отвергнута любая форма морального нейтралитета в отношении того, что хорошо.Отрицательный результат, который необходимо отвергнуть, — это использование гуманитарной помощи в 1985 году для поддержки принудительной миграции в Эфиопии или использование гуманитарной помощи в 1996 году для поддержки режима геноцида в лагерях беженцев в Гоме. Воздержание иногда необходимо, чтобы гуманитарная помощь не использовалась против населения в кризисной ситуации.

Совсем недавно в Северной Корее мы были первой независимой гуманитарной организацией, получившей доступ в 1995 году. Однако мы решили уйти осенью 1998 года. Почему? Потому что мы пришли к выводу, что наша помощь не может быть предоставлена ​​свободно и независимо от политического влияния государственных властей.Мы обнаружили, что наиболее уязвимые, вероятно, останутся таковыми, поскольку продовольственная помощь используется для поддержки системы, которая в первую очередь создает уязвимость и голод среди миллионов. Наша гуманитарная деятельность должна осуществляться независимо, со свободой оценивать, доставлять и контролировать помощь, чтобы в первую очередь получали помощь наиболее уязвимые. Помощь не должна маскировать причины страданий. И это не может быть просто инструментом внутренней или внешней политики, который скорее создает, чем противодействует человеческим страданиям. Если это так, мы должны столкнуться с дилеммой и рассматривать воздержание как наименьший из плохих вариантов.Как MSF, мы постоянно ставим под сомнение пределы и двусмысленность гуманитарной деятельности, особенно когда она молча подчиняется интересам государств и вооруженных сил.

На прошлой неделе Конгресс США принял закон, разрешающий прямые поставки продовольствия повстанцам в Южном Судане. Это неправомерное присвоение смысла и цели гуманитарной помощи. Он превращает пищу в топливо войны. И это нарушение обязанности государства использовать любые политические средства для решения 17-летней гражданской войны, в результате которой погибли миллионы людей.Гражданская война в Судане сегодня — это человеческое страдание, когда миллионы перемещенных лиц находятся под угрозой голода и болезней; где людей бомбят, грабят, постоянно грабят и даже порабощают, в то время как нефтяные интересы корпораций защищены; где гуманитарное пространство настолько ограничено, что существует только в карманах; и где мы и другие НПО и агентства ООН боремся за предоставление гуманитарной помощи и защиты. Является ли пища для разжигания этой войны единственным политическим вариантом? Продовольственная помощь или гуманитарная помощь — если это будет «гуманитарная помощь» — не могут быть инструментом государственного управления.В этом случае мы должны осудить такое вероломное использование продуктов питания, которое сбивает с толку значение гуманитарной помощи. Если политик маскируется в одной машине скорой помощи, то наверняка стреляют и в другую. Кроме того, если разрешено использовать пищу в качестве оружия войны, то это также узаконивает, что население может умереть от голода в качестве оружия войны.

Независимый гуманизм — это ежедневная борьба за помощь и защиту. В подавляющем большинстве наших проектов это разворачивается вдали от внимания средств массовой информации и от внимания политически влиятельных людей.Его глубоко и глубоко проживают в повседневной рутине забытой войны и забытого кризиса. Многочисленные народы Африки буквально агонируют на континенте, богатом природными ресурсами и культурой. Сотни тысяч наших современников вынуждены покинуть свои земли и свои семьи в поисках работы, еды, дать образование своим детям и остаться в живых. Мужчины и женщины рискуют своей жизнью, отправляясь в нелегальные поездки, только чтобы оказаться в адском центре содержания под стражей для иммигрантов или едва выжить на периферии нашего так называемого цивилизованного мира.

Наши волонтеры и сотрудники живут и работают среди людей, чье достоинство попирается каждый день. Эти добровольцы свободно используют свою свободу, чтобы сделать мир более терпимым. Несмотря на грандиозные дебаты о мировом порядке, акт гуманизма сводится к одному: отдельные люди обращаются к тем другим, кто оказался в самых трудных обстоятельствах. И они протягивают одну повязку за раз, по одному шву за раз, по одной вакцинации за раз. А для Médecins Sans Frontières, работающих в более чем 80 странах, более 20 из которых находятся в конфликте, это также означает рассказывать миру о несправедливости, которую они видели.Все это в надежде, что циклы насилия и разрушения не будут продолжаться бесконечно.

Принимая эту исключительную честь, мы хотим еще раз поблагодарить Нобелевский комитет за подтверждение права на гуманитарную помощь во всем мире; за подтверждение того пути, который выбрала MSF, который должен существовать в этике отказа, оставаться откровенным и оставаться верным своим основным принципам волонтерства, беспристрастности и своей убежденности в том, что каждый человек должен быть признан в его или ее человечество.Это добровольцы и национальный персонал, которые каждый день борются за воплощение этих идеалов в конкретную реальность, которые принесли хоть какое-то маленькое место мира тем, кто испытал огромные страдания, и которые являются живой реальностью MSF: Еще раз спасибо .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.