Санитарно эпидемиологическое заключение на продукцию: Санитарно-эпидемиологическое заключение. Гигиенический сертификат. СЭЗ на продукцию. ГОСТ-маркет

Разное

Содержание

Санитарно-эпидемиологическое заключение на продукцию | ГортестУрал

 

Несмотря на отмену выдачи санитарно-эпидемиологических заключений, многие организации по старинке все еще пытаются найти компании, которые оказывают услуги по выдаче такого документа. Конечно, у них ничего не получается. Это значит, что при оформлении разрешительной документации очень важно быть в курсе изменений законодательства для правильной идентификации продукции в качестве объекта оценки соответствия и определения типа и вида необходимой документации.

Нормативная база и актуальное законодательство

Решением КТС №299 от 28.05.2010 были изменены правила оценки соответствия товаров санитарно-эпидемиологическим требованиям. На основании принятого Соглашения, проверка товаров относительно соблюдения нормативов в области санитарно-эпидемиологической безопасности осуществляется в соответствии с новыми перечнями и положениями, едиными для ТС (ЕАЭС).

В связи с этим с 1 июля 2010 года прекращена выдача СЭЗ.

Соответствующие изменения были внесены во все нормативные акты РФ. Действие ранее выданных СЭЗ было ограничено сроком до 1 января 2012 года. Однако позже Решением КТС №888 и этот срок был отменен. В то же время сохранилось действие ранее выданных СЭЗ до принятия соответствующих технических регламентов в отношении различных видов товаров, при условии, что сам период действия заключений не окончится к этому времени. При этом их сфера действия ограничена территориально и юридически – они действительны только на территории государств, органы которых их выдали.

Перечень продукции, подлежащей обязательной оценке по новым правилам, а также значения конкретных нормируемых показателей устанавливаются отдельными нормативно-правовыми актами ТС.

Виды разрешительных документов в сфере санитарно-эпидемиологических требований

На смену санитарно-эпидемиологическим заключениям пришло свидетельство о государственной регистрации (СГР) и экспертное заключение (ЭЗ) Роспотребнадзора.

Первый документ – СГР – является аналогом выдаваемого ранее СЭЗ. Его выдача свидетельствует о санитарно-эпидемиологической безопасности продукции. Документ оформляется в обязательном порядке и в первую очередь. Никакие другие разрешительные документы, включая сертификаты и декларации о соответствии, не могут быть получены без государственной регистрации, если она предусмотрена законодательством.

Свидетельство выдается один раз и не имеет ограничения срока действия, если в продукции ничего не меняется. Если же произошли какие-то изменения, необходимо проконсультироваться со специалистами. Возможно, нужно будет переоформить документ.

Выдает СГР Роспотребнадзор или органы, уполномоченные защищать права потребителей и благополучие человека в других государствах ТС.

Документ выдается на основании выпущенных аккредитованными лабораториями протоколов испытаний, в ходе которых установлена безопасность проверяемых образцов по критериям соблюдения санитарных, гигиенических и эпидемиологических норм и характеристик.

Перечень продукции, которая подлежит санитарному контролю, содержится в Приложении №1 к Решению КТС.

В Приложении два списка:

  • Список №1 – это то, что подлежит санитарному контролю и на эту продукцию необходимо Экспертное заключение (ЭЗ).

Нужно отметить, что Экспертное заключение оформляется добровольно, например, когда компания-резидент ТС в рекламных целях хочет подтвердить санитарно-эпидемиологическую безопасность своей продукции.

  • Список №2 – продукция, которая тоже подлежит надзору, но проводится он в форме государственной регистрации.

Также необходимость наличия СГР указывается непосредственно в текстах  ТР ТС (ЕАЭС), регламентирующих требования к тем или другим товарам.

Порядок регистрации

Для регистрации продукции с последующей выдачей СГР, заявителю необходимо обратиться в Центр сертификации «Гортест Урал», представив образцы товаров, документы, характеризующие деятельность компании-заявителя и детально описывающие продукцию со ссылками на используемые нормативы при ее производстве.

После проверки документов, специалисты Центра сертификации «Гортест Урал» передают образцы товаров в специальную лабораторию или испытательный центр, имеющий аккредитацию на испытания данного вида продукции, для проведения практических исследований. Цель этих испытаний – подтверждение факта соответствия образцов Единым санитарно-эпидемиологическим требованиям ТС (ЕАЭС).

На основании положительных результатов испытаний и позитивного заключения государственного эксперта, заявителю выдается Свидетельство о государственной регистрации или экспертное заключение.

По всем вопросам в отношении замены СЭЗ на СГР или Экспертное заключение обращайтесь в Центр сертификации «Гортест Урал».

Консультация бесплатная!

 

Санитарно-эпидемиологическое заключение на продукцию

Заказать расчет стоимости

Санитарно-эпидемиологическое заключение – документ, подтверждающий соответствие (или несоответствие) государственным санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам факторов среды обитания, хозяйственной и иной деятельности, продукции, работ и услуг, а также проектов нормативных актов, эксплуатационной документации.

Санитарно-эпидемиологические заключения оформлялись (до 01 июля 2010 г.) на основании протоколов испытаний (на соответствие требований СанПиН) аккредитованных лабораторий, и выдавались органами Роспотребнадзора .

С 01 июля 2010 г. оформление и выдачу Санитарно-эпидемиологических заключений Роспотребнадзор РФ прекратил своим распоряжением в связи с вступлением в действие Таможенного союза  (Россия, Республика Беларусь и Казахстан),  санитарно-эпидемиологические заключения, выданные до этой даты, будут действовать на территории Российской Федерации до окончания срока их действия.

С 1 июля 2010 года на некоторые виды продукции оформляется и выдается Свидетельство о государственной регистрации Таможенного союза, действительное на всей территории государств-участников таможенного союза.

Для подтверждения соответствия государственным санитарно-эпидемиологическим нормам на продукцию не входящую в перечень Свидетельств о государственной регистрации, оформляется Экспертное заключение Роспотребнадзора.  

Следует отметить, что, Санитарно-эпидемиологические заключения, выданные до 01.07.2010 года можно переоформить на свидетельство о государственной регистрации Таможенного союза. Это касается продукции, включенную в раздел II Единого перечня товаров.

Для получения более полной информации и квалифицированной консультации по любым возникающим вопросам вы можете обратиться к нашим специалистам по указанным телефонам, или написать на электронную почту:

Тел.:+7 (495) 22-64-987, +7 (916) 260-57-68

Email: [email protected]

Санитарно-эпидемиологическое заключение (СЭЗ) | rosstandart.su

Санитарно-эпидемиологическое заключение (СЭЗ), оно же гигиенический сертификат или гигиеническое заключение, является документом, который ранее выдавался на территории нашего государства, но с июня 2010 года был полностью упразднен и заменен на новый тип оценки гигиенической безопасности — государственной регистрации в Роспотребнадзоре.

Оформлялось санитарно-эпидемиологическое заключение на продукцию (выдается сроком на 5 лет), услуги (бессрочно), опытные партии продукции (сроком до одного года), серийное производство, техническую документацию. Выдавалось оно на большую часть всех видов продукции. После вступления в силу новых требований был установлен перечень товаров, для которых предусмотрено получение свидетельства о госрегистрации в обязательном порядке, и перечень товаров, для которых санитарная проверка проводится добровольно с последующим получением экспертного заключения.

Новые требования гигиенической безопасности

На сегодняшний день свидетельство о госрегистрации выдается в обязательном порядке на товары из перечня Роспотребнадзора. Но продукция, которая уже не сертифицируется в системе ГОСТ Р, а перешла на проверку по новым требованиям Таможенного союза, проходит гигиеническую проверку несколько иначе — необходимость получения свидетельства о госрегистрации определяется сами Техрегламентом ТС, и именно он устанавливает все необходимые требования в отношении конкретного продукта.

В любом случае намного проще для вас будет сразу обратиться в центр сертификации «Росстандарт». Наши специалисты дадут вам бесплатные консультации по вопросам оформления свидетельства о госрегистрации на вашу продукцию или импортируемые вами товары, подскажут, какие документы вам для этого необходимы, оформят данный разрешительный документ. Мы также осуществляем полное юридическое сопровождение оформленных сертификатов.

За дополнительной информацией обращайтесь по указанным на сайте телефонам.

Заказать СЭЗ

Санитарно-эпидемиологическое заключение на продукцию, представляющую потенциальную опасность для человека. Форма № 303-00-7/у: бланк, образец 2021

Приложение N 4

Утверждено
Приказом Министерства
здравоохранения
Российской Федерации
от 27.10.2000 N 381

Министерство здравоохранения                     Код формы по ОКУД
Российской Федерации                        Код учреждения по ОКПО
Наименование учреждения                   Медицинская документация
Форма N 303-00-7/у

Утверждено
Приказом Министерства
здравоохранения
Российской Федерации
от 27.10.2000 N 381

-------
¦     ¦
-------

ГОСУДАРСТВЕННАЯ САНИТАРНО - ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГЛАВНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ САНИТАРНЫЙ ВРАЧ
____________________________________
(наименование территории, ведомства)

САНИТАРНО - ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
N _______ ОТ _____________

Настоящим     санитарно    -    эпидемиологическим     заключением
удостоверяется, что    продукция,   представляющая   потенциальную
опасность для человека: __________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
изготовленная в соответствии _____________________________________
__________________________________________________________________

СООТВЕТСТВУЕТ (НЕ СООТВЕТСТВУЕТ) санитарным правилам _____________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
(ненужное зачеркнуть, указать полное наименование санитарных
правил)

Организация - изготовитель _______________________________________

Получатель санитарно - эпидемиологического заключения
__________________________________________________________________

Основанием для    признания    продукции    соответствующей    (не
соответствующей) санитарным правилам являются:
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
(перечислить рассмотренные протоколы исследований, наименование
учреждения, проводившего исследования, другие рассмотренные
документы)

Оборотная сторона формы
(приложение N 4)

Гигиеническая характеристика продукции

Вещества,                                   Гигиенический норматив
показатели (факторы)                     (СанПиН, МДУ, ПДК и т.д.)

Область применения: ______________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________

Необходимые условия  использования,  хранения,  транспортировки  и
меры безопасности: _______________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________

Информация, наносимая на этикетку: _______________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________

Заключение действительно до                             -------
¦     ¦
-------
Главный государственный
санитарный врач
(заместитель главного
государственного санитарного врача)

Формат А4 Бланк срок хранения 5 лет

Источник — Приказ Минздрава России от 27.10.2000 № 381

Санитарно-эпидемиологическое заключение и гигиенический сертификат

Под санитарно-эпидемиологическим заключением, которое также известно под своим вторым распространенным названием гигиенического или санитарного сертификата в Украине принято называть выданный официальными органами документ, способный подтвердить, что производимый или ввезенный на таможенную украинскую территорию товар соответствует установленным СЭС-службой нормам.

Все санитарные нормы отображают в официальной государственной документации, такой как ДСТУ (ГСТУ), ГОСТ, СанПин, а еще в специально разработанных стандартах, введенных для отдельных видов деятельности. В последних случаях санитарные нормы прописывают в ТУ – Технических условиях. Как правило, каждое из отечественных предприятий должно заранее познакомиться со всеми санитарными нормами, чтобы в результате проведения своей хозяйственной деятельности не нарушить их, так как это ведет к штрафам и другим различным неприятным санкциям.

То есть важно понять, что санитарно-эпидемиологическое заключение и гигиенический сертификат – это свидетельство того, что выпускаемая продукция безопасна в применении, а потому ее можно и дальше эксплуатировать в производственном процессе.

Нововведения в сфере работы СЭС


Последние существенные изменения, которые затронули процедуру сертификации товаров в Украине в части оформления санитарно-эпидемиологического заключения и гигиенического сертификата, произошли в 2016 г. Тогда в середине лета была проведена реформа, в результате которой прекратила свое существование СЭС – санитарно-эпидемиологическая служба. Вместо нее в Украине начал работать новый орган, названный Государственной службой по вопросам безопасного использования пищевой продукции и защиты потребительских прав.

После того как заработала новая Госслужба, были изменены и правила прохождения процедуры по получению заключений и гигиенических сертификатов. В частности, равно как и получение отказного листа ускорился и срок получения этого документа, который можно оформить теперь меньше чем за месяц.

Согласно действующим законодательным нормам выдача такой документации предусмотрена для следующих видов продукции.

1. Среди импортируемой в Украину продукции с территорий иностранных государств, за исключением пищевых продуктов, получать сертификат нужно для:
– детских товаров, включая питание, рассчитанное на ребенка;
– бытовых товаров, а также продукции, которая вступает в непосредственный контакт с пищевыми продуктами;
– товаров, предусматривающих контакт с кожными покровами человека, а именно: косметологические средства, продукция бытовой химии, текстильной промышленности и т. п.;
– дезинфицирующие препараты.
2. Заключение новой Госслужбы требуется для любых товаров, изготовленных в Украине, кроме пищевых продуктов.
3. Проекты ТУ.

Важно отметить, что после того как ЗУ про основные требования и принципы в вопросах качества пищевой продукции вступил в свою законную силу, для пищевых продуктов отпала надобность в получении санитарно-эпидемиологического заключения. Правда, эта норма не распространяется на пищевые продукты, предназначенные для приема детьми.

Теперь для продаж пищевых продуктов через торговую сеть производителям нужно оформить сертификат соответствия или зарегистрировать специальный протокол проведенного тестирования.

Как получить заключение


Чтобы получить гигиенический сертификат, украинский производитель или действующее от его имени уполномоченное лицо обязано подготовить такие данные:
– коды ДКПП;
– нормативная документация, которая использовалась для изготовления продукции;
– специальный акт, который составляют представители СЭС, а, точнее, созданной на ее базе новой Госслужбы, на месте изготовления продукции;
– перечень всех товаров, нуждающихся в получении гигиенического сертификата.

Если товары завозятся в Украину с территорий иностранных государств, то в таком случае потребуются такие данные:
– коды УКТЗЕД;
– документация, которая подтверждает соответствие качеству, а также спецификация всей продукции;
– образцы товаров, которые нужны для проведения обязательной экспертизы;
– анкетная информация о производителе;
– реквизиты юрлица, подающего заявление;
– полный перечень всей импортируемой продукции.

После того как проведут экспертизу, лицо, выступающее в роли заявителя, получит санитарно-эпидемиологическое заключение, которой действительно на протяжении 5-летнего срока.

Кто проводит экспертизу


Согласно действующему законодательству, экспертизу проводят отделения государственной СЭС, если речь идет об объектах, на которые имеются санитарные нормы или нормативная документация. Если же такие нормы отсутствуют, то созываются специальные экспертные комиссии, которые создаются главным государственным санитарным врачом.

К проведению экспертиз также могут привлекать при их согласии специалистов научных, проектно-конструкторских и прочих организаций вне зависимости от того, как и кому они подчиняются.

Порядок действий при проведении экспертизы следующий:
– сначала заявитель обращается в представительства Госслужбы, предоставляя необходимую информацию;
– затем осуществляют необходимые измерения и исследуют объекты, подводят научное обоснование касательно объекта экспертизы и оформляют отчет;
– проводят непосредственно саму санитарно-эпидемиологическую экспертизу и оформляют ее результаты в виде протокола;
– подготавливают проект выводов;
– утверждают выводы экспертизы и вносят их в специальный реестр.

 

Следует отметить, что многие компании передают функции сертифицирования товара на аутсорсинг сторонним профильным компаниям, по примеру бухгалтерских услуг.

Получить санитарно-эпидемиологическое заключение на продукцию в Москве

При ведении бизнеса в Москве зачастую требуются различные сертификаты и лицензии, особенно пристально власти следят за соблюдением санитарно-эпидемиологических норм. Поможем разобраться читателю с тем, какой документ нужно получить и как это сделать.

Что такое гигиенический сертификат

Санитарно-эпидемиологическое заключение на продукцию (санитарный сертификат, гигиенический сертификат) – это официально признанный документ, свидетельствующий о том, что продукция полностью соответствует всем стандартам безопасности, установленным законодательно в Российской Федерации, выдает который Роспотребнадзор. Заключение выдается после проведения санитарно-эпидемиологической экспертизы.

Стоит отметить, что с 1 июля 2010 года произошла отмена санитарно-эпидемиологических заключений. Сейчас выдаются современные регистрационные удостоверения (свидетельства о государственной регистрации). Однако суть документа и порядок получения не поменялись, и их все по-прежнему называют в народе санитарно-эпидемиологическими заключениями.

Получение санитарно эпидемиологического заключения в Москве

Обращаем ваше внимание на то, что сертификат на импортные товары можно оформить по месту обращения, однако на российские товары получить гигиенический сертификат и провести санитарно-эпидемиологическую экспертизу необходимо по месту регистрации компании. У гигиенического сертификата есть срок, который варьируется от 1 года до 5 лет.

Для каких видов деятельности необходим гигиенический сертификат

Санитарно эпидемиологическое заключение Роспотребнадзора необходимо как юридическим лицам с нелицензируемыми видами деятельности, так и для тех, чья деятельность подлежит обязательному лицензированию в Москве

Нелицензируемые виды деятельности

Лицензируемые виды деятельности

Сфера общепита

Продажа, хранение, покупка алкоголя;

Сфера производства пищевых продуктов

Услуги образовательной сферы;

Магазин продуктов и непродовольственных товаров

Фармацевтические услуги;

Парикмахерские и салоны красоты

Услуги медицинской сферы;

Маникюрные салоны

Услуги хранения или утилизацией опасных отходов.

Деятельность, связанная с водой: аквапарки, бассейны, мойки


Автомобильная отрасль: автосалоны, магазины запчастей, ремонтные сервисы


Документы для получения санитарного сертификата в Москве

Для получения гигиенического сертификата вам понадобится внушительный пакет документов:

· Свидетельство о регистрации юридического лица.

· Устав компании.

· Свидетельство о постановки на учет в налоговую инспекцию.

· Выписка из единого государственного реестра юридических лиц.

· Документы права собственности или аренды помещений.

· План помещений предприятия.

· Медицинские книжки персонала.

· Образцы продукции.

· Программа производственного контроля.

· Договор на проведение дератизации, дезинсекции, дезинфекции.

· Договора на вывоз мусора.

· Договора на вывоз ламп дневного света.

· Договора на дезинфекцию.

· Журнал учета дезсредств.

· Договора на медицинский систематический осмотр сотрудников.

· Договора с прачечной по очистке и стирке форм сотрудников.

· Договора на обслуживание систем вентиляции и кондиционирования.

· Санитарный паспорт помещения.

· Документы по производственному контролю предприятия.

Для продления сертификата понадобится и предыдущее санитарно-эпидемиологическое заключение в дополнение к данному перечню.

Для получения сертификата на иностранную продукцию дополнительно понадобятся:

· Контракты на поставку продукции.

· Сертификации к контракту или инвойс.

· Данные о компании-изготовителе.

· Описание продукции.

· Документы, подтверждающие качество продукции.

· Доверенность от производителя на проведение экспертизы.

Процесс получения сертификата в Москве

Получить все необходимые документы вы можете, обратившись в дезстанцию МОСЭКОС:

1. Обращение в организацию и заключение договора оказания услуг с последующей оплатой.

2. Подготовка пакета документов.

3. Проведение экспертизы.

4. Принятие решения о выдаче гигиенического сертификата.

5. Выдача санитарно эпидемиологического заключения.

Государственная санитарно-гигиеническая экспертиза с выдачей санитарно-гигиенического заключения на продукцию (далее – процедура)

Документы, регламентирующие проведение процедуры:

  • Закон РБ от 07.01.2012 «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (с изменениями и дополнениями), статья 16.
  • Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 11.07.2012 №635 «О некоторых вопросах санитарно- эпидемиологического благополучия населения»;
  • Постановление Министерства торговли Республики Беларусь, Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь, Министерства здравоохранения Республики Беларусь, Государственного комитета по стандартизации Республики Беларусь от 07.05.2007 № 28/35/38/27 «О порядке подтверждения наличия документов о качестве и безопасности товаров при их продаже»
  • Постановление Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 09.12.2015 №117 «Об установлении перечня платных санитарно-эпидемиологических услуг, оказываемых в установленном порядке юридическим и физическим лицам, в том числе индивидуальным предпринимателям, органами и учреждениями, осуществляющими государственный санитарный надзор».
  • Постановление Министерства здравоохранения Республики Беларусь №1 от 03.01.2013 «Об утверждении положения о порядке и условиях проведения государственной санитарно-гигиенической экспертизы» (в ред. постановления от 12.12.2016 № 125)

Заявители на проведение процедуры:

  • изготовители (производители) продукции Республики Беларуси;
  • поставщики (импортеры) продукции в Республику Беларусь.

Документы (сведения), представляемые заявителем:

Отбор проб (образцов) и лабораторные исследования (испытания):

Отбор проб (образцов) и лабораторные исследования (испытания) продукции для целей государственной санитарно-гигиенической экспертизы и выдачи санитарно-гигиенического заключения осуществляется аккредитованными испытательными лабораториями, в том числе лабораторией Минского городского центра гигиены и эпидемиологии.

Сроки осуществления процедуры:

Оформления санитарно-гигиенического заключения, в случае представления протоколов лабораторных исследований (испытаний) и полного пакета документов, составляет 3-5 рабочих дней.

Стоимость осуществления услуги (без НДС) по состоянию на 01.03.2019 в бел.рублях:

  • Государственная санитарно-гигиеническая экспертиза — 14,51;
  • Последующие наименования продукции — 1,90;
  • Оказание консультативно-методической помощи — 3,20;
  • Подготовительные работы для осуществления санитарно-эпидемиологических услуг — 5,50.

границ | Концепция единого здоровья: 10 лет и впереди долгий путь

Введение

Рост населения, индустриализация и геополитические проблемы ускоряют глобальные изменения, вызывая значительный ущерб биоразнообразию, обширное ухудшение экосистем и значительное миграционное перемещение как человечества, так и видов в целом. Эти быстрые изменения окружающей среды связаны с возникновением и повторным появлением инфекционных и неинфекционных заболеваний (рис. 1).В последние годы некоторые зоонозы, такие как птичий грипп или вирусные эпидемии Эбола и Зика, продемонстрировали этот факт всему миру, продемонстрировав взаимозависимость здоровья человека, здоровья животных и здоровья экосистем. Исходя из концепции «Единое лекарство» (1), которая защищает сочетание медицины человека и ветеринарии в ответ на зоонозы (2), концепция «Единый мир — единое здоровье» была создана в 2004 году. здоровье экосистемы, в том числе дикой фауны.Таким образом, инициатива «Единое здоровье» представляет собой глобальную стратегию, подчеркивающую необходимость целостного и трансдисциплинарного подхода, включающего многосекторальный опыт в отношении здоровья человека, животных и экосистем (3) (рис. 2).

Рисунок 1 . Глобальные изменения способствуют (повторному) возникновению инфекционных и неинфекционных заболеваний.

Рисунок 2 . Концепция One Health: целостный, трансдисциплинарный и многосекторальный подход к здоровью.

Если учесть множество действующих факторов и сложность проблем общественного здравоохранения, становится ясно, что целостный подход «Единое здоровье» (4) не может быть отделен от понятия экологического здоровья (EcoHealth). Основная предпосылка заключается в том, что на загрязненной планете, страдающей от социальной или политической нестабильности и постоянно уменьшающихся ресурсов, будет все труднее поддерживать здоровье и благополучие населения. Поддерживая эту точку зрения, европейские министры, отвечающие за здоровье и окружающую среду, а также региональный директор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по Европе встретились 15 июня 2017 года в Остраве, Чешская Республика, на шестой министерской конференции по окружающей среде и охране здоровья.Они признали, что «факторы окружающей среды, которых можно избежать и / или устранить, являются причиной 1,4 миллиона смертей в год» в Европейском регионе ВОЗ. Они заявили, что «органы государственной власти разделяют общую ответственность за охрану глобальной окружающей среды, а также за продвижение и защиту здоровья человека от всех экологических опасностей для разных поколений и во всех направлениях политики». Прокладывая путь к амбициозным интеграционным инициативам в рамках концепции One Heath, исследователи из «Экоздоровья» и практикующие специалисты внедряют системные и интегрированные практики для продвижения устойчивых экосистемных услуг, связанных с концепцией здоровья (человека, животных и экосистемы) и социальной стабильности.Таким образом, концепция «Единое здоровье» предоставляет способ взглянуть на сложные системы и подходы к процессам, ведущим к нежелательным эффектам, таким как возникновение болезней и т. Д. Таким образом, она поощряет и продвигает взаимозависимость, сосуществование и эволюцию живых существ и их окружающей среды, что само по себе в состоянии постоянного преобразования (5).

Однако после чуть более 10 лет существования концепция «Единое здоровье», которая предсказывала интеграцию интерфейса с экосистемами в концепцию «Единое лекарство», еще не полностью завершила свою трансформацию (6).Документы и публикации, посвященные подходу «Единое здоровье» и разработанной на его основе стратегической основе, в основном сосредоточены на борьбе с возникающими зоонозами, возникающими в домашних условиях (7) или дикой природе (8), и / или их взаимодействиях (9), без действительно учитывая роль инклюзивных экосистем (10). Таким образом, беглый обзор научных исследований, утверждающих, что они придерживаются концепции «единого здоровья», ясно показывает, что они упоминают только окружающую среду и ее биотические и абиотические компоненты как место передачи инфекции, часто сводящейся к глобальным планетарным изменениям или антропоцену.Очень мало исследований эффективно рассматривают экологию передачи и экологию здоровья, что означает разработку экологической и прогрессивной эпидемиологии, связанной с компонентами биоразнообразия, начиная от физиологического стресса на популяции и заканчивая изменениями среды обитания или связанными с экосистемными процессами (11, 12, 13 ).

Одна из основных проблем в успешной интеграции окружающей среды наряду со здоровьем человека и животных в триптих «Единое здоровье» — это способность определять состояние здоровья наших экосистем.Исследователи-экологи сталкиваются с растущим спросом со стороны администраторов на подробную и актуальную информацию о состоянии здоровья и желаемом равновесии или динамике многофункциональных экосистем, чтобы руководствоваться ими при принятии решений по вопросам устойчивого развития, сохранения видов и здоровья человека, животных и растений (14). Это требует определения общих индикаторов здоровья экосистемы (биоразнообразие, экосистемные услуги, желаемое «равновесие» и «эволюция» в соответствующих пространственно-временных масштабах и т. Д.).

Когда была задумана концепция «Единое здоровье», первоначальное сотрудничество между медициной человека и ветеринарной медициной привело к неизбежному перекосу в исследованиях в сторону зоонозных заболеваний (15), временно игнорируя важный вопрос о хронических неинфекционных заболеваниях, которые являются основной причиной глобальная человеческая смертность.В настоящее время концепция «Единое здоровье» надеется распространиться на другие области, такие как устойчивость к противомикробным препаратам, экотоксикология или здоровье в городской среде.

В этой обзорной статье мы обсуждаем необходимость включения экологических, эволюционных и экологических наук в подходы One Health для инновационного и эффективного контроля как инфекционных, так и многофакторных неинфекционных заболеваний. Далее мы приводим примеры, в которых интеграция экосистемного компонента концепции «Единое здоровье» позволила расшифровать процессы, лежащие в основе возникновения и повторного возникновения болезней.Наконец, мы обсудим эксплуатационные тормоза, которые все еще ограничивают применение концепции, ее амбиции и будущие задачи.

Инфекционные болезни

Динамика и дисбаланс экосистемы

Возникновение и повторное появление инфекционных заболеваний тесно связано с биологией и экологией инфекционных агентов, их хозяев и переносчиков (16). Следовательно, всестороннее понимание динамики экосистемы, которая дает информацию о процессах, ведущих к возникновению или повторению инфекционных агентов, а также их распространению и исчезновению в естественной среде обитания, имеет важное значение для оценки риска заражения.Геномы паразитических организмов в самом широком смысле этого слова (вирусы, прокариоты и эукариоты) развиваются в естественной среде посредством мутации, рекомбинации, горизонтального переноса и гибридизации. Эти «генетические сущности» по-разному реагируют на избирательные фильтры окружающей среды, и выбираются некоторые генотипы. Эти генотипы могут выражать новые фенотипы и колонизировать новых хозяев. Они также могут нанести вред хозяевам, которых они колонизируют, становясь, таким образом, патогенами. Помимо необходимости всестороннего понимания жизненных циклов патогенов, путей передачи и преодоления видовых барьеров, необходимы дальнейшие исследования для (i) изучения динамики патогенов в естественной среде обитания и (ii) разработки моделей инфекции, близких к естественным. системы.Разработки, которые были достигнуты для определенных моделей, таких как патогенные вибрионы у моллюсков (17, 18) или патогенные Leptospira у многих позвоночных (19, 20), открывают возможность лучшего понимания динамики патогенов в микробиоте, взаимодействующих с вид-хозяин или сообщество хозяев.

Понимание динамики экосистемы позволяет нам оценить степень, в которой изменения, вызванные антропогенным воздействием, приводят к развитию крупномасштабных инфекционных событий.Исторически одомашнивание животных косвенно опосредовало передачу инфекционных агентов от дикой природы к человеку (7). Большинство возникающих инфекционных заболеваний, которые считаются значимыми с точки зрения общественного здравоохранения, также имеют зоонозное происхождение (21), и почти три четверти возникают от диких животных (22). Поэтому изучение экологических факторов, влияющих на передачу инфекционных агентов в дикой природе, имеет важное значение для понимания механизмов, вовлеченных в нарушение видового барьера (также называемое переключением хозяина, переключением хозяина или смещением хозяина) и появлением в человеческих популяциях.Например, плотность и разнообразие хозяев, миграция, устойчивость в окружающей среде и взаимодействие внутри сообществ инфекционных агентов были определены как определяющие факторы появления агентов прямой и трансмиссивной передачи (23, 24). Таким образом, оценка риска возникновения зоонозов в человеческих популяциях требует анализа сетей взаимодействия между инфекционными агентами, их хозяевами и окружающей средой, в которой они развиваются [для примера передачи малярии между макаками и людьми см. Huffman et al.(25)].

Разрушение и фрагментация среды обитания, загрязнение окружающей среды и изменение климата имеют подтвержденный катализаторный эффект на возникновение и географическое распространение инфекционных агентов (26, 27, 28). Недавние примеры эпизоотий, особенно разрушительных эпидемий или зоонозов (птичий грипп, коронавирус, лихорадка Эбола, чикунгунья, денге и Зика), указывают на то, что этому распространению во многих случаях способствовали глобальные изменения. Таким образом, изменяя распределение патогенов, их переносчиков и резервуаров, глобальное потепление вызывает появление новых болезней в северных широтах, которые ранее никогда не затрагивались (29–31).В частности, заслуживают внимания случаи шистосомоза (32) и появления чикунгуньи (33) на Европейском континенте. Недавняя эпидемия Эболы в Западной Африке напоминает о том, что эпидемии не ограничиваются только распространением вирусов или знанием принципов заражения, но также находятся под сильным влиянием истории, политического контекста, экономического неравенства и культурных явлений (34, 35).

Точно так же глобализация торговли и обмена, а также индустриализация сельского хозяйства, аквакультуры и агробизнеса произошли за очень короткий период времени, если рассматривать их в эволюционном масштабе (36, 37).Эти тенденции ответственны за увеличение передвижения людей, растений и животных с сопровождающими их инфекционными агентами, которые смогли колонизировать новые территории. Индустриализация, которая стимулировала интенсивные методы разведения и ведения сельского хозяйства, также вызвала стресс у организмов, что, в свою очередь, создало среду, способствующую распространению инфекционных агентов.

Индустриализация сельского хозяйства и фермерских хозяйств также является причиной широко распространенного и часто злоупотребляющего использованием пестицидов, удобрений и антибиотиков, что, с одной стороны, привело к устойчивости к инсектицидам у комаров, передающих патогены (этиологические агенты малярии, арбовирусы, филяриоз и др.) и т.п.) (38–40) и, с другой стороны, устойчивость бактерий к антибиотикам (41). Отбор устойчивых к антибиотикам штаммов происходил таким же образом за счет злоупотребления и недостаточно продуманного использования антибиотиков в здравоохранении. В настоящее время эта проблема представляет собой одну из самых серьезных угроз глобальному здоровью, продовольственной безопасности и развитию ВОЗ. Устойчивость к противомикробным препаратам — это глобальный кризис в области здравоохранения, имеющий множество аспектов. Использование подхода «Единое здоровье», связывающего медицину с некоторыми из хорошо зарекомендовавших себя ключевых концепций экоэволюционной динамики, срочно необходимо для разработки новых подходов к терапии бактериальных инфекций, устойчивость к которым развивается менее быстро (42).Помимо исследований, примеры устойчивости к противомикробным препаратам и пестицидам указывают на необходимость разработки политических рамок, общих для общественного здравоохранения, сельского хозяйства и сельского хозяйства (43).

Устойчивость, восстановление и экологичный контроль

Концепция устойчивости появилась в экологической литературе в 1960-х и 1970-х годах для описания реакции экосистем на нарушения (44). В социоэкологии устойчивость определяется как способность социо-экосистемы поглощать нарушения и поддерживать определенные свойства, такие как функция, структура, идентичность и обратная связь (45).Устойчивость следует рассматривать динамически, поскольку она позволяет экосистеме переключаться между различными устойчивыми состояниями, каждое из которых обладает различными наборами процессов, позволяющих поддерживать функции. С одной стороны, было высказано мнение, что интегрированный подход «Единое здоровье», направленный на потенциальное воздействие на здоровье человека / животных / окружающей среды, повысит сопротивляемость местных сообществ (46) за счет более эффективной профилактики заболеваний (47). С другой стороны, концепция устойчивости служит основанием для системного мышления и целостных подходов, которые для концепции «Единое здоровье» означают учет важности разнообразия (от генов до видов), избыточности и адаптируемости социума. -экосистема, чтобы лучше противостоять, например, санитарным кризисам.

Таким образом, распространение инфекционных агентов может контролироваться биологическим разнообразием с хищничеством, конкуренцией и взаимодействиями хозяин-симбионт, которые играют роль в приспособленности холобионтов и их динамике, то есть хозяевах и связанной с ними микробиоте. Однако процессы, посредством которых биоразнообразие может ослаблять или усиливать передачу болезней, все еще малоизвестны и зависят как от масштаба, так и от контекста (48). «Demoresilience», связанный с прогрессом в профилактике и простой гигиене, не устранил старые бедствия, такие как чума, туберкулез и т. Д., которые по-прежнему инфицируют людей и сообщества, но привели к постоянному снижению эпидемий, задолго до того, как стали доступны вакцины и антибиотики (49).

Nature может помочь предоставить жизнеспособные решения, которые используют и раскрывают свойства природных экосистем и предоставляемые ими услуги. Таким образом, для борьбы с инфекционными заболеваниями были разработаны инновационные стратегии, вдохновленные экологией. Фаги — естественные хищники бактерий, контролирующие их поведение и динамику в окружающей среде (50).Точно так же антимикробные пептиды, эффекторы врожденного иммунитета у многоклеточных животных и конкуренция у прокариот также могут влиять на динамику патогенов (51, 52), трансмиссивную передачу (53) и могут допускать альтернативные пути передачи в естественной среде (54). Эти естественные механизмы контроля являются реальными источниками вдохновения для разработки новых противоинфекционных стратегий. Новые методы борьбы с трансмиссивной передачей, основанные на микробном симбиозе, представляют собой область исследований, которые продвигаются и поощряются на глобальном уровне ВОЗ [Bourtzis et al.(55)]. Точно так же, как только перед нами предстает призрак постантибиотической эры (56), исследования альтернативных противоинфекционных средств стали международным приоритетом, снова поддержанным ВОЗ, которая рекомендует глобальный план действий, основанный на «Едином здоровье». принципы (57).

Теперь нам необходимо оценить способность этих альтернатив вызывать резистентность и определить ее молекулярную основу, чтобы оценить риск. Действительно, задача в ближайшие годы будет заключаться в выявлении новых противоинфекционных стратегий, которые могут вызвать меньшую резистентность и будут иметь меньшее воздействие на нецелевые организмы и окружающую среду (58).Исследования в этой конкретной области уже ведутся и указывают на определенное преимущество использования фаговых коктейлей (59) или антимикробных пептидов многоклеточных животных (60) в качестве альтернативы антибиотикам. Есть также многообещающие выводы, которые открываются с разработкой иммуномодулирующих пептидов, полученных на основе антимикробных пептидов (61), риск индукции устойчивости которых чрезвычайно низок.

Если необходимы исследования для поиска новаторских и амбициозных решений по борьбе с инфекционными заболеваниями, то общество, со своей стороны, не должно забывать, что для многих чрезвычайно разрушительных инфекционных заболеваний гигиена и профилактика являются гораздо более эффективными решениями по борьбе, чем использование противозачаточных средств. инфекционные заболевания или вакцины, если они существуют.Это также относится к различным трансмиссивным болезням, для которых образование и информация являются ключом к предотвращению контакта с переносчиками и патогенами, которые они передают.

Многофакторные и неинфекционные хронические болезни

Опасность токсичности

Сложность и амбиции экотоксикологии

Токсический риск связан на многих уровнях с проблемами, связанными с концепцией «Единое здоровье» из-за прямого вредного воздействия загрязняющих веществ и их воздействия на физиологию, иммунную и эндокринную реакцию организмов, биоразнообразие и передачу патогенов.Загрязняющие вещества и токсины также могут влиять на взаимодействие между хозяином и патогеном, напрямую воздействуя на патогены (62). Тем не менее, токсины и загрязнения в определенной степени являются частью природы, и токсичность не означает одно и то же для всех организмов. Например, озеро Натрон (Кения) — негостеприимное место для большинства видов, но некоторые приспособились к этой среде (например, фламинго, Spirulina и беспозвоночные, приспособившиеся к едким водам, в которых они живут). Как следствие, появление токсичных веществ как таковых может не быть проблемой, и, безусловно, есть чему поучиться на адаптивных механизмах, выработанных видами, живущими в такой «токсичной» среде.

Загрязнение окружающей среды — это всемирная проблема . Токсический риск особенно высок в средах с высокой плотностью населения, таких как прибрежные районы, где виды подвергаются воздействию множества токсинов и загрязнителей, включая природные токсины (например, токсины паралитического отравления моллюсков, синтезируемые некоторыми вредными микроводорослями), возникающие загрязнители ( например, микро- и нанопластики) и диффузное загрязнение, связанное с множественными антропогенными выбросами (63, 64). Однако даже отдаленные районы без высокой антропогенной деятельности, такие как полярные районы, также загрязнены, с длинным списком унаследованных или новых органических и неорганических соединений (65).Недавний и глобальный характер загрязнения окружающей среды отражается даже в заметных различиях в признаках голоцена в стратиграфических записях, демонстрирующих беспрецедентные комбинации различных антропогенных веществ (66). Дикие животные и домашние животные в настоящее время подвергаются воздействию многочисленных загрязнителей на уровнях, угрожающих их выживанию и здоровью, их способности к воспроизводству и способности справляться с другими факторами стресса, такими как патогены, и это представляет собой угрозу для биоразнообразия и функционирования экосистем, что в настоящее время признано (67– 71).

Широкомасштабное развитие многофакторных заболеваний , поражающих как беспозвоночных (пчелы, кораллы и устрицы) (72–75), так и позвоночных (земноводные, китообразные и рукокрылые) (76–79), получает все большее признание благодаря разработке инструментов в геномная медицина и эпидемиология, облегчающие их изучение. Как следствие, все большее внимание уделяется заболеваниям сложной этиологии. Многофакторные заболевания часто возникают у организмов, защитные способности которых были снижены из-за изменений в питании, температуре, солености, pH, воздействии загрязняющих веществ, токсинов, радиации и т. Д.Благодаря кумулятивным и долгосрочным эффектам токсины оказывают значительное влияние на заболеваемость, вызываемую как патогенами, так и другими токсичными веществами (коктейлями). Токсиканты повышают риск инфекционных заболеваний, когда иммунная система прямо или косвенно поражена (67, 71, 80–83). Иммунотоксические эффекты не только оказывают непосредственное влияние на здоровье человека и жизнеспособность популяций людей и животных, но также влияют на более широкое функционирование экосистем и способствуют передаче зоонозных заболеваний за счет увеличения распространенности патогенов в животных резервуарах или промежуточных хозяевах.Таким образом, основная угроза, которую представляют собой загрязнители для биоразнообразия, в настоящее время имеет неопределенные последствия для биотических взаимодействий (рис. 3). В результате изменений в численности видов и топологии пищевой сети (вымирание «регуляторных» хищников, роль «суперхищников», потребительская конкуренция, влияние на ключевые виды, биологическое вторжение, увеличение числа устойчивых видов-резервуаров болезней, эффекты плотности, зависящие от возникновение эпизоотий или зоонозов и т. д.), загрязнение еще больше увеличивает риск заболевания.

Рисунок 3 . Инфекционные и токсические риски и их взаимодействие.

Возникновение около хронических неинфекционных заболеваний в настоящее время стремительно растет в южных странах, что подчеркивает глобализацию санитарных рисков (84). Отчасти это связано со значительными достижениями в борьбе с инфекционными заболеваниями, которые значительно снизили смертность и, как следствие, изменили частоту неинфекционных заболеваний. Однако было показано, что изменения окружающей среды и особенно воздействие токсичных веществ играют важную роль в возникновении серьезных хронических неинфекционных заболеваний у людей (респираторные, сердечно-сосудистые, неврологические и метаболические заболевания, ожирение, диабет и рак). предотвращение этого является серьезной проблемой для нашего общества как для нынешнего, так и для будущих поколений.Трансгенерационные эффекты экологического стресса (85), передаваемые эпигенетическими механизмами (86), были описаны у разных видов. Нет оснований полагать, что люди должны быть исключением из этого правила, и действительно, сопоставимая картина для дикой природы вырисовывается из многих сообщений о случаях заболевания по всему миру (70). Это указывает на важность взаимодействия человека, животного и экосистемы в определении эволюции и возникновения хронических заболеваний у людей, как и у других видов. По этой причине медицина и ветеринария часто разрабатывают редукционистский и часто редуктивный подход, который требует пересмотра в контексте текущей ситуации.Профилактика и контроль, которые становятся все более доступными, имеют большой потенциал для решения такой сложной динамики болезни.

Создание согласованной системы для биологических и химических загрязнителей

За последние два десятилетия в нескольких статьях содержался призыв к трансдисциплинарной гармонизации экотоксикологии как компонента «Здоровье экосистемы» и охватывающего его «Единого здоровья» (81). Доказательства, примеры и возможности для сотрудничества были подробно описаны (26, 27, 81, 87–89).Однако исследования, включающие химические загрязнители и качество окружающей среды в систему «Единое здоровье», все еще остаются незначительными (87). Одновременное удовлетворение потребностей «Здоровье экосистемы» и «Единое здоровье» с присущими им компромиссами является необходимым шагом вперед, который, несомненно, поможет достичь цели улучшения здоровья людей, животных и нашей окружающей среды.

Помимо интеграции загрязнения окружающей среды как одного из антропогенных нарушений, наносящих ущерб здоровью окружающей среды, рассмотрение токсикантов с учетом их роли в иммунитете и эндокринной системе выиграет от единой концепции, объединяющей теоретический и прикладной контексты экоэпидемиологии, экофизиологии и экотоксикологии (90 ).Патогенные организмы и химические загрязнители имеют свои особенности. Однако многие общие экологические, физиологические и биологические процессы управляют передачей биологических и химических загрязнителей, с одной стороны, и воздействием и реакцией организмов и экосистем, с другой стороны. Системные исследования патогенов и токсикантов требуют не только специалистов, но и совместного опыта для оценки воздействия, управления рисками и оказания терапевтической помощи. Например, аналогичные инструменты математического моделирования могут использоваться для паразитов и загрязнителей, передаваемых трофически.Это требует более тесного сотрудничества между медициной человека и ветеринарной медициной, функциональной и эволюционной экологией, институциональным здравоохранением и управлением дикой природой, а также социально-экономическими и нормативными вопросами.

Более того, взаимодействие между патогенными организмами и химическими токсикантами само по себе представляет большой интерес. Таким образом, оценка воздействия массового использования биоцидов и ксенобиотиков стала приоритетной задачей для прогнозирования последствий такой доставки для всей экосистемы. Интеграция экотоксикологических вопросов биоцидных веществ в «Единое здоровье» должна помочь усовершенствовать химический контроль переносчиков патогенов (например,г., комаров) или паразитов (противоглистные, акарицидные и др.). В качестве первого шага абсолютно необходимо разработать подходы «адаптивного мониторинга», касающиеся совместного воздействия загрязнителей и патогенов (91–93). Задача состоит в том, чтобы оценить воздействие и реакцию организма как на индивидуальном, так и на популяционном уровне с помощью соответствующих подходов как для дикой природы, так и для человека (91, 92). Еще одна проблема состоит в определении пространственных и временных масштабов, типов образцов, биомаркеров и конечных точек (92, 94).

На пути к интегрированным многомасштабным подходам

Экотоксикологическое воздействие диффузного загрязнения, фикотоксинов и загрязняющих веществ, вызывающих растущую озабоченность, а также их модуляция факторами окружающей среды, нуждаются в оценке сегодня с использованием комплексного подхода, охватывающего различные масштабы организации живых существ (макроскопические, клеточные, биохимические и молекулярный) и включает исследования как в контролируемых средах, так и в in situ . Изучение реакции популяции на множественные стрессовые факторы, а также генетических и эпигенетических основ их способности адаптироваться к этим стрессовым факторам в настоящее время являются приоритетными областями исследований, чтобы предвидеть будущие санитарные кризисы, которые могут повлиять на судьбу видов.

Урбанизация и здоровье

Урбанизация, связанная с загрязнением земли и воздуха, и ее роль в изменении образа жизни (высококалорийные диеты с готовыми продуктами, богатыми липидами, снижение физической активности, более малоподвижный образ жизни и т. Д.) Представляет собой серьезное изменение окружающей среды для человека. . С 2010 г. города были средой проживания более половины человечества (95). Наш все более городской образ жизни приводит к воздействию множества факторов стресса (экспсомола), влияние которых на здоровье мы еще не полностью осознаем, особенно среди наиболее уязвимых членов общества.

То, как люди связаны между собой и построены наши города, оказывает огромное влияние на здоровье, и особенно на его эволюцию с возрастом. Социальная сеть человека будет влиять как на его склонность к заражению непосредственно передаваемыми патогенами (без промежуточного хозяина) (96), так и на подверженность воздействию неинфекционных заболеваний, таких как ожирение (97) или холестерин в крови. Однако мы еще не знаем точно, как урбанизация, мобильность или социальные сети способствуют или мешают хорошему здоровью.Это потребует серьезных исследований. Новые портативные детекторы, такие как GPS или акселерометры, позволяют регистрировать обширные и точные данные, касающиеся мобильности и активности людей (98). Сочетание этого типа подхода с измерениями в социальных сетях открывает новые способы измерения и понимания эпидемий и неравенств в отношении здоровья (96, 99). Развитие статистических методов, теории графов и многоагентного моделирования позволит (i) определить, какие свойства городской среды или социальных сетей влияют на благополучие и активность, и (ii) предоставить конкретные рекомендации по улучшению планов урбанизации и стратегий общественного здравоохранения.

Понятие экологического, эпидемиологического, санитарного и демографического перехода кажется особенно федеративной идеей в подходе «Единое здоровье», поскольку оно позволяет проводить как конкретные междисциплинарные исследования (экологи, врачи, антропологи, биологи, демографы, и т. и новаторский подход.

Единая концепция здоровья: успехи в интеграции ее экосистемного компонента

Некоторые ключевые примеры иллюстрируют, в какой степени принятие подхода «Единое здоровье» является одновременно согласованным и особенно эффективным для расшифровки процессов, лежащих в основе возникновения и повторного возникновения болезней.

Оптимизация землепользования для борьбы с передачей патогенов

В 1960-х годах общая европейская сельскохозяйственная политика побудила французских фермеров специализироваться на производстве молока.Затем сельскохозяйственные угодья в горах Джура были преобразованы в постоянные луга. С разрушением живых изгородей и увеличением продуктивности региональные экосистемы переместились в сторону крупномасштабных всплесков вредителей мелких млекопитающих с каскадом прямых и косвенных последствий для сельского хозяйства, охраны природы и общественного здравоохранения, включая усиление передачи Echinococcus multilocularis , a смертельный паразит, вызывающий озабоченность в области общественного здравоохранения (100). В Китае аналогичные эффекты были вызваны вырубкой лесов и посягательствами на сельское хозяйство в течение 1980-х годов (101).В таком контексте исследования и регулирование болезней обязательно рассматривались вместе с другими вопросами. Исследователи предоставили знания об экологических процессах, которые помогли заинтересованным сторонам обсудить и выбрать в рамках системного подхода неизбежные сделки между, казалось бы, расходящимися секторальными интересами (102).

Расшифровка возникновения инфекционных заболеваний с помощью целостного и многоуровневого подходов

В 2013 и 2015 годах две независимые вспышки шистосомоза произошли в южной части Европы (о-в Корсика, Франция) с оценкой примерно 300 случаев (103, 104).Возникновение этой тропической болезни в более высоких широтах было неожиданным и застало ученых и органы здравоохранения неподготовленными. В начале вспышки местные жители были обеспокоены, связь не контролировалась, местные врачи не были обучены диагностировать это тропическое заболевание, а экологи не были готовы рассматривать этого паразита в зоне умеренного климата. Более того, гибридный статус паразита, помесь человека и шистосомы животного, значительно усложнил эпидемиологическую ситуацию.Совместные усилия врачей, ветеринаров, биологов, экологов и учреждений общественного здравоохранения были направлены на определение происхождения вспышки и борьбу с ней (32). Биологи определили промежуточного хозяина, определили гибридный статус паразита и его сенегальское происхождение; ветеринары доказали отсутствие жвачных резервуарных хозяев; врачи и органы здравоохранения улучшили диагностические инструменты, рассмотрели клинические характеристики пациентов и измерили масштабы вспышки.

Моделирование болезней в социальных сетях

По мере того, как растущее население мира становится все более мобильным и урбанизированным, риск эпидемий постоянно увеличивается. Изучение взаимодействий с животными и коэволюции между возникающими социальными сетями и передачей патогенов может помочь предсказать вспышки и разработать стратегии предотвращения эпидемий и эпизоотий. Сетевые исследования, особенно на приматах, кроме человека, предполагают не только то, что положение человека в группе влияет на риск заражения и заражения сородичей (105), но также и то, что форма сетей взаимодействия независимо от людей влияет на передачу патогенов (106 ).За последние несколько лет такие концепции, как эффективность, устойчивость и вложенность (107, 108), использовались для понимания эволюции экологических и социальных сетей, сталкивающихся с изменениями окружающей среды. Моделирование распространения эпидемии в социальных сетях должно помочь нацеливаться как на животных, так и на людей в соответствии с их социальным положением в сети, чтобы вакцинировать их и лучше управлять исходом вспышек эпидемий. Интеграция экологического давления и внутривидовых и межвидовых отношений в эти модели также может дать новое понимание того, насколько эти сети устойчивы к изменениям и могут действовать как буфер между окружающей средой и животными, включая человека.

Эти примеры иллюстрируют, как применение подхода «Единое здоровье» к инфекционному риску необходимо систематически подкреплять опытом экобиологии. Точно так же токсический риск должен быть дополнен опытом экотоксикологии. Дальнейшее понимание риска предполагает задание определенного количества вопросов, которые могут быть представлены одинаково для обоих рисков (см. Таблицу 1). Эти знания об экосистемных процессах должны служить ориентирами для устойчивого обмена, необходимого экологам, эпидемиологам, эволюционистам и специалистам по охране здоровья человека и животных с другими секторами деятельности.

Таблица 1 . Изучение инфекционных и токсических рисков с помощью опыта экобиологии и экотоксикологии.

Операционные тормоза при решении задачи «Единое здоровье» и рекомендации

Необходимо устранить основные препятствия на пути эффективной интеграции «Единого здоровья» (i) для систематической реализации стратегии «One Health» и (ii) для разработки оперативных решений, которые учитывают здоровье окружающей среды и ее будущее и являются реалистично в условиях срочности оказания медицинской помощи пациентам.

Серьезным препятствием на пути развития подходов «Единое здоровье» очень очевидно является отсутствие связи между медициной человека и ветеринарной медициной, агрономией и экологической, экологической и эволюционной наукой. Устранение этого серьезного препятствия предполагает интеграцию достаточного понимания других дисциплин, мультидисциплинарных подходов, а также целей и условий их реализации. Это можно сформулировать на разных уровнях.

С точки зрения обучения важно включать экологию и эволюцию в любую медицинскую, ветеринарную и агрономическую подготовку (109, 110).Несмотря на то, что они появились сравнительно недавно, некоторые из этих учебных курсов в настоящее время разрабатываются по эволюционной медицине. Эту инициативу следует поддерживать и укреплять в будущем.

С точки зрения исследования , улучшение научного сотрудничества требует развития совместных национальных и международных исследовательских сетей (в том числе в Европе). Интеграция южных стран с их разнообразными межтропическими экосистемами и горячими точками биоразнообразия абсолютно жизненно важна, поскольку они представляют собой настоящие естественные лаборатории для реализации концепции «Единого здоровья» перед лицом демографических и санитарных изменений, вызванных глобальными изменениями.Сети также должны включать максимальное количество ключевых участников исследований, представляющих различные дисциплины и специализирующихся на разных уровнях организации живых существ, а также в пространственных и временных масштабах. Они должны работать вместе для реализации общих программ обучения, инструментов и протоколов с переходом от исследований, генерирующих базовые и изолированные знания, к трансляционным исследованиям, ведущим к системным и имплицитным знаниям. Это, безусловно, требует изменения менталитета не только исследователей, но и — что еще более важно — организаций, финансирующих исследования.Научное сотрудничество также требует лучшего доступа к знаниям, который в настоящее время частично заблокирован (интеллектуальная собственность, патенты), что лишает некоторых ключевых игроков диагностических критериев или фундаментальных знаний (81). Инструменты наблюдения и программы управления данными также должны поддерживаться. Долгосрочный мониторинг систем передачи или воздействия должен быть организован и поддерживаться соответствующими средствами и мерами, включая внешние пики видимого появления, принимая во внимание различные пространственные и временные масштабы, относящиеся к рассматриваемым организмам (например,g., многолетние демографические изменения организмов, изменения ландшафта, изменения практики, перестройка сообществ в ответ на эти факторы и т. д.). Это требует реализации политики для сбора, использования, защиты и предоставления доступа к данным, полученным в результате амбициозных исследований (управление базами данных, обсерватории и т. Д.). Кроме того, продвижение междисциплинарных интегративных подходов необходимо для развития прогрессивной экологии здоровья (человека и животных), которая основана на приобретенном опыте и методологии в иммуноэкологии и эндокринно-эпидемиологии (111) и связывает изучение ближайших факторов ( механизмы) к их продолжающимся эволюционным последствиям (112, 113).Также необходимо поддержать работу над определением экосистемных услуг для регулирования инфекционного или токсического риска (способствуя запросам Межправительственной научно-политической платформы по биоразнообразию и экосистемным услугам).

С политической точки зрения , может показаться необходимым постепенное усиление биобезопасности , включая производство, транспортировку и преобразование биологических ресурсов. Кроме того, абсолютно необходимо разбить отраслевое разделение , которое существует между общественным здравоохранением, агрономической политикой и другими секторами деятельности (27).Действительно, текущие тенденции секторального разделения усиливают инфекционный риск. Например, на сегодняшний день взаимодействие сельского хозяйства и общественного здравоохранения не входит в компетенцию фермеров или служб по борьбе с переносчиками болезней, что увеличивает распространение насекомых-переносчиков, устойчивых к сельскохозяйственным инсектицидам. Синергия партнерства между учеными, фермерами и службами по борьбе с переносчиками инфекции может инициировать многодисциплинарные исследовательские программы, целью которых является защита сельскохозяйственных культур при максимально возможном сокращении популяций переносчиков.Точно так же секторальное разделение увеличивает появление и распространение микроорганизмов, устойчивых к антибиотикам, в результате распространения навозной жижи с ферм с использованием антибиотиков или из-за увеличения размера популяций патогенных агентов-хозяев. Поэтому ясно, что всесторонний обзор промышленного сельского хозяйства и методов ведения сельского хозяйства жизненно необходим. В целом, значительного повышения эффективности можно добиться за счет межсекторального сотрудничества в рамках подхода «Единое здоровье». Это должно включать контроль у источника, который часто бывает более рентабельным, чем борьба с болезнью.Это предполагает (i) сотрудничество в области мониторинга и диагностики для более быстрой и точной диагностики; (ii) сотрудничество в плане профилактических мер, таких как вакцинация, для увеличения охвата; и (iii) подробное и немедленное сообщение для уменьшения количества случаев (114).

Примечательно, что чисто экономическая точка зрения также требует глобального подхода к здоровью, который опирается как на «профилактику у источника» для животных, так и на «контроль» для человека (115). Было подсчитано, что этот двусторонний подход будет стоить от 1 до 1.9 и 3,4 миллиарда долларов в год на внедрение и оптимизацию этого подхода, сумма, которая намного ниже среднегодового экономического ущерба в 6,7 миллиарда долларов, который исторически был понесен в результате эпидемий (114). Эти методы потребуют консолидации региональных, национальных и международных подходов к биобезопасности для борьбы с болезнями человека, животных и растений и реализации интегрированного, междисциплинарного, межсекторального подхода к мониторингу и расследованию болезней, общих для человека и человека. животное.Первым необходимым шагом является создание базы данных, которая включает корпус основных статистических данных о демографии, санитарной ситуации, детерминантах здоровья (человека, животных и экосистемы) и факторах риска. Это многосекторальное и межсекторальное сотрудничество, подкрепленное результатами соответствующих исследований, также важно для определения биоэкономически, социально и экологически приемлемых компромиссов между (иногда) противоречивыми целями управления (производство продуктов питания, здоровье, сохранение биоразнообразия и т. Д.).

В дополнение к профилактике, экология сегодня должна быть в состоянии предложить властям инновационных решений для борьбы с переносчиками (борьба с вирусами) и патогенными инфекционными агентами (ремедиация), которые являются более амбициозными и менее разрушительными для биоразнообразия и экосистем, чем те, которые используются в настоящее время. Что касается устойчивости к антибиотикам, исследовательские программы, работающие над идентификацией новых противоинфекционных средств, должны впредь учитывать риск возникновения устойчивости с момента разработки новых терапевтических агентов.

Вызовы и амбиции концепции «Единое здоровье»

Можно выделить недостаточный учет некоторых ключевых компонентов при реализации концепции «Единое здоровье». В частности, до сих пор не уделяется должного внимания компоненту дикой природы и многочисленным связанным экологическим вопросам (экология сообщества и эволюционная экофизиология) (116), как и определенным компонентам науки об окружающей среде (почва и климат) (117). Кроме того, социальные, юридические и экономические науки также подвергаются маргинализации (118).

Однако социальные науки играют важную роль в построении проблем, с которыми сталкиваются исследования «Единое здоровье». Понимание инфекционных или токсических рисков нельзя сводить просто к его биологическим или химическим компонентам. Также важно принимать во внимание уязвимость, изменчивость и восприимчивость человеческих сообществ, а также различные способы их взаимодействия с животными и экосистемами. Концепция «Единое здоровье», которая продвигает междисциплинарный и межсекторальный подход, должна, таким образом, задействоваться на разных уровнях управления здравоохранением, от глобального до местного, путем поощрения подходов, основанных на широком участии, которые объединяют сообщества, научных экспертов, администрацию, и другие ключевые игроки (НПО, промышленность, юристы и т. д.). Инфекционные и токсические риски также необходимо решать через их восприятие и воздействие, чтобы способствовать совершенствованию систем эпиднадзора и профилактики и повышению устойчивости общества перед лицом санитарных кризисов.

Проблема здоровья растений как полноценного компонента концепции «Единое здоровье» требует безотлагательного решения (119). Фактически, здоровье человека и здоровье животных прямо или косвенно зависят от здоровья растений, поскольку последнее имеет важное значение в качестве пищевых ресурсов, фитомедицины, землепользования и т. Д.Что касается базовых знаний, исследования в области экологии и эпидемиологии растений предоставили полезные данные для понимания механизмов вирулентности и адаптации патогенов у людей и животных. Известным примером является открытие ботаниками интерферирующей РНК как ключевого компонента в регуляции генов, включая взаимодействия хозяин-патоген (120). В то время как некоторые патогены растений могут преодолевать видовой барьер и вызывать внутрибольничные заболевания, такие как комплексные бактерии Burkholderia , ответственные за муковисцидоз человека (121), другие относятся к кишечным бактериям ( Salmonella, Escherichia coli, Shigella и т. Д.)) являются растительными обитателями, которые могут вызывать вредные для человека загрязнители пищевых продуктов (122). Таким образом, реализация концепции «Единое здоровье» требует также доступа к хорошему здоровью растений за счет продуктивного (урожайность, качество, пищевая ценность и биобезопасность) и устойчивого (сокращение количества пестицидов и химических удобрений, поощрение практики ротации культур, биоудобрений). и др.) сельское хозяйство.

Вопрос этики также следует более широко интегрировать в концепцию «Единое здоровье».Если этика рассматривается в основном через биоэтику и этику здоровья животных, то другие компоненты часто игнорируются. Это касается этики окружающей среды и биоразнообразия, этики социальных наук и этики различных правовых концепций, таких как права человека, права коренных народов, экологическая справедливость и права животных. Нагойский протокол к Конвенции о биологическом разнообразии является одной из этических и правовых рамок, которые имеют обязательную юридическую силу для научных исследований, порождая новые последствия для доступа к микроорганизмам, образцам людей, животных и растений, данных, а также традиционных и местных знания и навыки.Это далеко не новое ограничение, это возможность поразмышлять о роли научных исследований в наших обществах (123).

Заключение

Этот обзор показывает, насколько важным является рассмотрение экологических, эволюционных и экологических наук для (i) понимания возникновения и повторного возникновения инфекционных и неинфекционных хронических заболеваний и (ii) при создании инновационных стратегий контроля. Однако фактическая организация исследований и отраслевое распределение ресурсов в наших обществах по-прежнему ограничивают развитие трансдисциплинарных подходов и комплексных оперативных действий.Устранение междисциплинарных барьеров, которые по-прежнему отделяют экологические, экологические и эволюционные науки от медицины человека и животных, является серьезной проблемой для реализации концепции «Единое здоровье», которая выходит за рамки науки и влияет на политику (здравоохранение, сельское хозяйство, аквакультура, землепользование. , урбанизм и биологическая охрана), закон и этика. Необходимо предоставить доказательства дополнительных преимуществ подхода «Единое здоровье» для правительств, исследователей, финансирующих органов и заинтересованных сторон (124).Наконец, продвижение интеграционных преимуществ, ожидаемых от концепции «Единое здоровье», требует нового взаимодействия с гуманитарными, социальными и юридическими науками, которое еще предстоит создать.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Вопросы, обсуждаемые в этой статье, обсуждались в предстоящие дни Национального института экологии и окружающей среды (INEE) Национального центра научных исследований Франции (CNRS), 22–24 февраля 2017 г., Бордо, Франция.

Финансирование

Мы сердечно благодарим Национальный институт экологии и окружающей среды (INEE) Национального центра научных исследований Франции (CNRS) за финансовую поддержку.

Сноски

Список литературы

1.Швабе К. Ветеринария и здоровье человека . Балтимор: Уильямс и Уилкинс (1984). 713 с.

Google Scholar

2. Зинстаг Дж., Шеллинг Э., Вальтнер-Тьюз Д., Таннер М. От «одного лекарства» к «одному здоровью» и системные подходы к здоровью и благополучию. Пред. Vet Med (2011) 101: 148–56. DOI: 10.1016 / j.prevetmed.2010.07.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Целевая группа «Единая инициатива в области здравоохранения». Единое здоровье: новый профессиональный императив .Шаумбург, Иллинойс: Американская ветеринарная медицинская ассоциация (2008).

Google Scholar

4. Zinsstag J, Schelling E, Waltner-Toews D, Tanner M, редакторы. Одно здоровье, теория и практика комплексных подходов к здоровью. CABI (2015). DOI: 10.1079 / 9781780643410.0000

CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Менке Н. Будущие задачи паразитологии: борьба с переносчиками болезней и «Единое здоровье» в Европе: взгляд ветеринарной медицины на такие сердечно-сосудистые заболевания, как клещевой боррелиоз, риккетсиоз и лейшманиоз собак. Vet Parasitol (2013) 195: 256–71. DOI: 10.1016 / j.vetpar.2013.04.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Morand S, Figuié M. Émergence de Maladies Infectieuses. Risques et enjeux de société . Версаль: Quae (2016).

Google Scholar

12. Morand S, Lajaunie C. Биоразнообразие и здоровье. Связь между жизнью, экосистемами и обществами . Лондон: Elsevier, ISTE Press (2017). 300 с.

Google Scholar

13.Кантор М., Пирес М.М., Маркуитти Ф.М., Раймундо Р.Л., Себастьян-Гонсалес Э., Колтри П.П. и др. Вложенность в биологических масштабах. PLoS One (2017) 12 (2): e0171691. DOI: 10.1371 / journal.pone.0171691

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Жиро П. Экологическое равновесие и безупречное состояние экосистем: вхождение в биологию и социальный консенсус. Природа и культура, Коллоквиумы университета Франции . Сент-Этьен: de l’Université de St Etienne (2014).п. 129–42.

Google Scholar

15. Дхама К. Единый мир, единое здоровье — ветеринарные перспективы. Adv Anim Vet Sci (2013) 1: 5–13.

Google Scholar

16. Виттекок М., Рош Б., Пругнолле Ф., Рено Ф., Томас Ф. Les maladies influenctieuses . Париж: де Бок Солаль (2015).

Google Scholar

18. Пайяр С., Жан Ф., Форд С. Е., Пауэлл Э. Н., Клинк Дж. М., Хофманн Э. Э. и др. Теоретическая индивидуальная модель болезни коричневого кольца у манильских моллюсков, Venerupis philippinarum . J Sea Res (2014) 91: 15–34. DOI: 10.1016 / j.seares.2014.03.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Lagadec E, Gomard Y, Le Minter G, Cordonin C, Cardinale E, Ramasindrazana B, et al. Идентификация Tenrec ecaudatus , дикого млекопитающего, завезенного на остров Майотта, в качестве резервуара недавно идентифицированного патогенного микроорганизма человека Leptospira mayottensis . PLoS Neg Trop Dis (2016) 10: e0004933. DOI: 10.1371 / journal.pntd.0004933

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23.Кизинг Ф., Белден Л.К., Дашак П., Добсон А., Харвелл С.Д., Холт Р.Д. и др. Воздействие биоразнообразия на возникновение и распространение инфекционных заболеваний. Nature (2010) 468: 647–52. DOI: 10.1038 / nature09575

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Telfer S, Lambin X, Birtles R, Beldomenico P, Burthe S, Paterson S, et al. Взаимодействие видов в сообществе паразитов повышает риск инфицирования популяции диких животных. Наука (2010) 330: 243–6.DOI: 10.1126 / science.11

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Хаффман М.А., Сато М., Кавай С., Маэно Й., Кавамото Ю., Туен Н. и др. Новые взгляды на передачу малярии от макак к человеку: пример Вьетнама. Folia Primatol (2013) 84: 288–9.

Google Scholar

26. Daszak P, Cunningham AA, Hyatt AD. Антропогенное изменение окружающей среды и возникновение инфекционных заболеваний в дикой природе. Acta Trop (2001) 78: 103–16.DOI: 10.1016 / s0001-706x (00) 00179-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Патц Дж. А., Дашак П., Табор Г. М., Агирре А. А., Перл М., Эпштейн Дж. И др. Нездоровые ландшафты: политические рекомендации по изменению землепользования и возникновению инфекционных заболеваний. Environ Health Perspect (2004) 112: 1092–8. DOI: 10.1289 / ehp.6877

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Леви С. Тенденция к потеплению: как климат влияет на экологию Vibrio . Environ Health Perspect (2015) 123: A82–9. DOI: 10.1289 / ehp.123-A82

CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Траверс М.А., Басуйо О, Ле Гоик Н., Хушетт С., Николас Дж. Л., Кокен М. и др. Влияние температуры и нереста на Haliotis tuberculata смертность, вызванную Vibrio harveyi : пример возникающего вибриоза, связанного с глобальным потеплением. Glob Change Biol (2009) 15: 1365–76. DOI: 10.1111 / j.1365-2486.2008.01764.х

CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Vezzulli L, Grande C, Reid PC, Hélaouët P, Edwards M, Höfle MG, et al. Влияние климата на Vibrio и связанные с ним болезни человека за последние полвека в прибрежной части Северной Атлантики. Proc Natl Acad Sci U S A (2016) 113: E5062–71. DOI: 10.1073 / pnas.1609157113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Буассье Дж., Греч-Анджелини С., Вебстер Б.Л., Аллиенн Дж. Ф., Хьюз Т., Мас-Кома С. и др.Вспышка урогенитального шистосомоза на Корсике (Франция): эпидемиологическое исследование. Lancet Infect Dis (2016) 16: 971–9. DOI: 10.1016 / S1473-3099 (16) 00175-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Резза Г., Николетти Л., Анджелини Р., Роми Р., Финарелли А.С., Паннинг М. и др. Заражение вирусом чикунгунья в Италии: вспышка в регионе с умеренным климатом. Ланцет (2007) 370: 1840–6. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (07) 61779-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34.Эзенва В.О., Приер-Ричард А.Х., Рош Б., Байи Х, Бекварт П., Гарсия-Пенья Г.Э. и др. Междисциплинарность и инфекционные заболевания: тематическое исследование, связанное с вирусом Эбола. PLoS Pathog (2015) 11: e1004992. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004992

CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Mwangi W, de Figueiredo P, Criscitiello MF. Единое здоровье: решение глобальных проблем на стыке здоровья человека, животных и окружающей среды. PLoS Pathog (2016) 12: e1005731. DOI: 10,1371 / журнал.ppat.1005731

CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Стоут С., Боутман Н., Борральо Р., Карвалью С.Р., Сну Г.Р., Иден П. Экологические последствия интенсификации возделывания земель в Европе. J Environ Manage (2001) 63: 337–65. DOI: 10.1006 / jema.2001.0473

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Stoate C, Báldi A, Beja P, Boatman ND, Herzon I, van Doorn A, et al. Экологические последствия сельскохозяйственных изменений в Европе в начале 21 века — обзор. J Environ Manage (2009) 91: 22–46. DOI: 10.1016 / j.jenvman.2009.07.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Duvallet G, Fontenille D, Robert V. Entomologie médicale et vétérinaire . Марсель, Версаль, Франция: Coédition IRD, Quae éditions (2017).

Google Scholar

39. Chouaïbou MS, Fodjo BK, Fokou G, Allassane OF, Koudou BG, David JP, et al. Влияние агрохимикатов, используемых для выращивания риса и овощей, на устойчивость к инсектицидам переносчиков малярии на юге Кот-д’Ивуара. Малар J (2016) 15: 426. DOI: 10.1186 / s12936-016-1481-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Тантели М.Л., Тортоса П., Алаут Х., Бертикат С., Бертомье А., Рути А. и др. Устойчивость к инсектицидам у комаров Culex pipiens quinquefasciatus и Aedes albopictus с острова Реюньон. Insect Biochem Mol Biol (2010) 40: 317–24. DOI: 10.1016 / j.ibmb.2010.02.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

41.Холмс А.Х., Мур Л.С., Сундсфьорд А., Стейнбакк М., Регми С., Карки А. и др. Понимание механизмов и драйверов устойчивости к противомикробным препаратам. Ланцет (2016) 387: 176–87. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (15) 00473-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Дарриет Ф. Des moustiques et des hommes. Chronique d’une pullulation annoncée. Editions de l’IRD . Марсель, Франция: Коллекция Didactiques (2014).

Google Scholar

44. Холлинг CS.Устойчивость и устойчивость экологических систем. Annu Rev Ecol Syst (1973) 4: 1–23. DOI: 10.1146 / annurev.es.04.110173.000245

CrossRef Полный текст | Google Scholar

45. Уокер Б., Холлинг С.С., Карпентер С.Р., Кинциг А. Устойчивость, адаптивность и трансформируемость в социально-экологических системах. Ecol Soc (2004) 9 (2): 5. DOI: 10.5751 / ES-00650-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

46. Рушио Б.А., Брубейкер М., Глассер Дж., Хьюстон В., Хеннесси Т.В.One Health — стратегия устойчивости в меняющейся Арктике. Int J Circumpolar Health (2015) 74: 27913. DOI: 10.3402 / ijch.v74.27913

CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Хейманн Д.Л., Джей Дж., Кок Р. Путь «Единое здоровье» к профилактике инфекционных заболеваний и устойчивости. Trans R Soc Trop Med Hyg (2017) 111: 233–4. DOI: 10.1093 / trstmh / trx052

CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Randolph SE, Dobson ADM. Снова о Панглосе: критика эффекта разбавления и парадигмы биоразнообразия-буферов-болезней. Паразитология (2012) 139: 847–63. DOI: 10.1017 / S0031182012000200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Гуальде Н. L’épidémie et la démorésilience . Париж: L’Harmattan (2011).

Google Scholar

50. Аргов Т., Азулай Г., Пасечнек А., Стаднюк О., Ран-Сапир С., Боровок И. и др. Бактериофаги умеренного климата как регуляторы поведения хозяина. Curr Opin Microbiol (2017) 38: 81–7. DOI: 10.1016 / j.mib.2017.05.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

51. Sassone-Corsi M, Nuccio SP, Liu H, Hernandez D, Vu CT, Takahashi AA, et al. Микроцины опосредуют конкуренцию между Enterobacteriaceae в воспаленном кишечнике. Nature (2016) 540: 280–3. DOI: 10.1038 / природа20557

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Дестумье-Гарсон Д., Роза Р. Д., Шмитт П., Баррето С., Видаль-Дюпиоль Дж., Митта Г. и др. Антимикробные пептиды в здоровье и болезнях морских беспозвоночных. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci (2016) 371: 1695. DOI: 10.1098 / rstb.2015.0300

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Аояги К.Л., Брукс Б.Д., Берден С.В., Монтеньери Д.А., Гейдж К.Л., Фишер М.А. Модификация ЛПС способствует сохранению Yersinia pestis у блох. Микробиология (2015) 161: 628–38. DOI: 10.1099 / mic.0.000018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Пасха В.Р., Каусруд К.Л., Стар Б., Хейер Л., Хейли Б.Дж., Агеев В. и др.Дополнительный шаг в передаче Yersinia pestis ? ISME J (2012) 6: 231–6. DOI: 10.1038 / ismej.2011.105

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Bourtzis K, Dobson SL, Xi Z, Rasgon JL, Calvitti M, Moreira LA, et al. Симбиоз комаров- Wolbachia для борьбы с переносчиками болезней и болезнями. Acta Trop (2014) Дополнение: S150–63. DOI: 10.1016 / j.actatropica.2013.11.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56.Czaplewski L, Bax R, Clokie M, Dawson M, Fairhead H, Fischetti VA, et al. Альтернативы антибиотикам — обзор портфолио. Lancet Infect Dis (2016) 16: 239–51. DOI: 10.1016 / S1473-3099 (15) 00466-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Всемирная организация здравоохранения. Глобальный план действий по устойчивости к противомикробным препаратам . Женева: Пресса ВОЗ (2015). п. 1–28.

Google Scholar

58. Перрон Г.Г., Инглис РФ, Пеннингс П.С., Коби С.Борьба с микробной лекарственной устойчивостью: учебник по роли эволюционной биологии в общественном здравоохранении. Evol Appl (2015) 8: 211–22. DOI: 10.1111 / eva.12254

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Hancock REW, Haney EF, Gill EE. Иммунология пептидов защиты хозяина: помимо антимикробной активности. Nat Rev Immunol (2016) 16: 321–34. DOI: 10.1038 / н.в.2016.29

CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Лафферти К.Экологическая паразитология: что паразиты могут рассказать нам о воздействии человека на окружающую среду? Паразитол сегодня (1997) 13: 251–55. DOI: 10.1016 / S0169-4758 (97) 01072-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Харвелл С.Д., Ким К., Беркхолдер Дж. М., Колвелл Р. Р., Эпштейн П. Р., Граймс Д. Д. и др. Возникающие морские болезни — связи климата и антропогенные факторы. Science (1999) 283: 1505–10. DOI: 10.1126 / science.285.5433.1505

CrossRef Полный текст | Google Scholar

64.Burge CA, Mark Eakin C, Friedman CS, Froelich B, Hershberger PK, Hofmann EE, et al. Изменение климата влияет на морские инфекционные заболевания: последствия для управления и общества. Ann Rev Mar Sci (2014) 6 (1): 249–77. DOI: 10.1146 / annurev-marine-010213-135029

CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Рокстрём Дж., Штеффен В., Ноун К., Перссон А., Чапин Ф.С., Ламбин Е. и др. Планетарные границы: исследование безопасного рабочего пространства для человечества. Ecol Soc (2009) 14:33.DOI: 10.5751 / ES-03180-140232

CrossRef Полный текст | Google Scholar

66. Waters CN, Zalasiewicz J, Summerhayes C, Barnosky AD, Poirier C, Ga uszka A, et al. Антропоцен функционально и стратиграфически отличается от голоцена. Наука (2016) 351: aad2622. DOI: 10.1126 / science.aad2622

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

68. Clements WH, Rohr JR. Реакция сообщества на загрязняющие вещества: использование основных экологических принципов для прогнозирования экотоксикологических эффектов. Environ Toxicol Chem (2009) 28: 1789–800. DOI: 10.1897 / 09-140.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

69. Guitart R, Croubels S, Caloni F, Sachana M, Davanzo F, Vandenbroucke V, et al. Отравление животных в Европе. Часть 1: животноводство и птицеводство. Vet J (2010) 183: 249–54. DOI: 10.1016 / j.tvjl.2009.03.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Кендалл Р.Дж., редактор. Токсикология дикой природы: новые проблемы, связанные с загрязнением и биоразнообразием .Бока-Ратон, Флорида: CRC Press (2010).

Google Scholar

71. Маркольезе Д., Пьетрок М. Комбинированное воздействие паразитов и загрязняющих веществ на здоровье животных: паразиты имеют значение. Trends Parasitol (2011) 27: 123–30. DOI: 10.1016 / j.pt.2010.11.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72. de Montaudouin X, Paul-Pont I, Lambert C, Gonzalez P, Raymond N, Jude F, et al. Здоровье популяции двустворчатых моллюсков: мультистресс для выявления горячих точек. Mar Pollut Bull (2010) 60: 1307–18. DOI: 10.1016 / j.marpolbul.2010.03.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. Mondet F, de Miranda JR, Kretzschmar A, Le Conte Y, Mercer AR. На передовой: количественная динамика вируса в колониях пчел ( Apis mellifera L.) вдоль нового фронта распространения паразита Varroa destructor . PLoS Pathog (2014) 10: e1004323. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004323

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

74.Петтон Б., Бруто М., Джеймс А., Лабреш И., Алунно-Брюссия М., Ле Ру Ф. Crassostrea gigas Смертность во Франции: обычный подозреваемый, вирус герпеса, не может быть убийцей этого полимикробного оппортунистического заболевания. Front Microbiol (2015) 6: 686. DOI: 10.3389 / fmicb.2015.00686

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. Барнеа О., Бен-Дов Э., Крамарски-Винтер Э., Кушмаро А. Характеристика болезни черной полосы у каменистых кораллов Красного моря. Environ Microbiol (2007) 9: 1995–2006. DOI: 10.1111 / j.1462-2920.2007.01315.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77. Гроган Л.Ф., Бергер Л., Роуз К., Грилло В., Кашинс С.Д., Скерратт Л.Ф. Наблюдение за возникающими болезнями биоразнообразия диких животных. PLoS Pathog (2014) 10: e1004015. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Каннан К., Юн С.Х., Радд Р.Дж., Бер М. Высокие концентрации стойких органических загрязнителей, включая ПХД, ДДТ, ПБДЭ и ПФОС, у маленьких коричневых летучих мышей с синдромом белого носа в Нью-Йорке, США. Chemosphere (2010) 80: 613–8. DOI: 10.1016 / j.chemosphere.2010.04.060

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

79. Рор Дж. Р., Шоттофер А. М., Раффель Т. Р., Каррик Х. Дж., Холстед Н., Ховерман Дж. Т. и др. Агрохимикаты увеличивают заражение трематодами у исчезающих видов земноводных. Nature (2008) 455: 1235–9. DOI: 10.1038 / nature07281

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. Abi-Khalil C, Finkelstein DS, Conejero G, Du Bois J, Destoumieux-Garzón D, Rolland JL.Паралитический токсин моллюсков, сакситоксин, проникает в цитоплазму и индуцирует апоптоз иммунных клеток устриц посредством каспаззависимого пути. Aquat Toxicol (2017) 190: 133–41. DOI: 10.1016 / j.aquatox.2017.07.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Бизли В. «Единая токсикология», «здоровье экосистемы» и «единое здоровье». Vet Ital (2009) 45: 97–110.

Google Scholar

82. Эгарет Х., да Силва П. М., Викфорс Г. Х., Ламберт С., Де Беттиньи Т., Шамвей С. Е. и др.Ответы гемоцитов манильских моллюсков, Ruditapes philippinarum , с различными паразитами, Perkinsus olseni , степень тяжести воздействия токсичных водорослей. Aquat Toxicol (2007) 84: 469–79. DOI: 10.1016 / j.aquatox.2014.05.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

83. Лафферти К.Д., Курис А.М. Как экологический стресс влияет на воздействие паразитов. Limnol Oceanogr (1999) 44: 925–31. DOI: 10.4319 / lo.1999.44.3_part_2.0925

CrossRef Полный текст | Google Scholar

84.Всемирная организация здравоохранения. Глобальный отчет о неинфекционных заболеваниях . Женева: Всемирная организация здравоохранения (2014).

Google Scholar

86. Дункан Э.Дж., Глюкман П.К., Дирден П.К. Эпигенетика, пластичность и эволюция: как связать эпигенетические изменения с фенотипом? J Exp Zoolog B Mol Dev Evol (2014) 322: 208–20. DOI: 10.1002 / jez.b.22571

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

87. Агирре А.А., Бисли В.Р., Аугспургер Т., Бенсон У.Х., Уэйли Дж., Басу Н.Единое здравоохранение — трансдисциплинарные возможности для лидерства SETAC в интеграции и улучшении здоровья людей, животных и окружающей среды. Environ Toxicol Chem (2016) 35: 2383–91. DOI: 10.1002 / etc.3557

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

88. Buttke DE. Токсикология, гигиена окружающей среды и концепция «единого здоровья». J Med Toxicol (2011) 7: 329–32. DOI: 10.1007 / s13181-011-0172-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

89.Rumbeiha WK. Токсикология и «Единое здоровье»: возможности для междисциплинарного сотрудничества. J Med Toxicol (2012) 8: 91–3. DOI: 10.1007 / s13181-012-0224-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

91. Рабинович П.М., Гордон З., Холмс Р., Тейлор Б., Уилкокс М., Чуднов Д. и др. Животные как дозорные экологические опасности для здоровья человека: анализ, основанный на фактах. Ecohealth (2005) 2: 26–37. DOI: 10.1007 / s10393-004-0151-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

92.Ван дер Шали У.Х., Гарднер Х.С. младший, Бантл Дж. А., Де Роса К. Т., Финч Р. А., Рейф Дж. С. и др. Животные как дозорные, опасные для здоровья человека, связанные с химическими веществами в окружающей среде. Environ Health Perspect (1999) 107: 309–15. DOI: 10.1289 / ehp.909

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

93. Woodruff TJ. Соединение эпидемиологии и модельных организмов для лучшего понимания химических веществ, нарушающих эндокринную систему, и воздействия на здоровье человека. J Steroid Biochem Mol Biol (2011) 127: 108–17.DOI: 10.1016 / j.jsbmb.2010.11.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

94. Национальные академии наук, инженерии и медицины. Подходы к пониманию совокупного воздействия стрессоров на морских млекопитающих . Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press (2016).

Google Scholar

95. Организация Объединенных Наций, Департамент по экономическим и социальным вопросам, Отдел народонаселения. Мировые перспективы урбанизации: обзор 2014 г., основные моменты (ST / ESA / SER.А / 352) (2014).

Google Scholar

96. Finger F, Genolet T, Mari L, de Magny GC, Manga NM, Rinaldo A, et al. Данные мобильных телефонов подчеркивают роль массовых собраний в распространении вспышек холеры. Proc Natl Acad Sci U S. A (2016) 113: 6421–6. DOI: 10.1073 / pnas.1522305113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

98. Кестенс Й., Ше Б., Гербер П., Деспрес М., Говен Л., Кляйн О. и др. Понимание роли контрастных городских условий в здоровом старении: международное когортное исследование с использованием носимых сенсорных устройств (протокол исследования CURHA). BMC Geriatr (2016) 16:96. DOI: 10.1186 / s12877-016-0273-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

99. Sueur C. Analyze des réseaux sociaux appliquée à l’éthologie et l’écologie . Париж, Франция: Matériologiques Edition (2015). 514 с.

Google Scholar

100. Giraudoux P, Craig PS, Delattre P, Bao G, Bartholomot B, Harraga S, et al. Взаимодействие между изменениями ландшафта и принимающими сообществами может регулировать передачу Echinococcus multilocularis . Паразитология (2003) 127: 121–31. DOI: 10.1017 / S0031182003003512

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

101. Жиро П., Рауль Ф, Афонсу Э, Зиадинов И., Ян Ю., Ли Л. и др. Экосистемы передачи Echinococcus multilocularis в Китае и Центральной Азии. Паразитология (2013) 140: 1655–66. DOI: 10.1017 / S0031182013000644

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

102. Delattre P, Giraudoux P. Le Campagnol Terrestre: Prevention et contrôle des pullulations. . Версаль: QAE (2009).

Google Scholar

103. Буассье Дж., Моне Х, Митта Дж., Барг, доктор медицины, Молинье Д., Мас-Кома С. Шистосомоз достигает Европы. Lancet Infect Dis (2015) 15: 757–8. DOI: 10.1016 / S1473-3099 (15) 00084

CrossRef Полный текст | Google Scholar

104. Ноэль Х., Руэлло М., Маккари А., Пеллат С., Соммен С., Буассье Дж. И др. Крупная вспышка урогенитального шистосомоза на Южной Корсике: мониторинг ранних признаков эндемизации. Clin Microbiol Infect (2017). DOI: 10.1016 / j.cmi.2017.06.026

CrossRef Полный текст | Google Scholar

105. Романо В., Дубоск Дж., Сарабиан К., Томас Е., Сьюер К., Макинтош А.Д. Моделирование передачи инфекции в сетях приматов для прогнозирования риска, основанного на центральности. Am J Primatol (2016) 78: 767–79. DOI: 10.1002 / ajp.22542

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

106. Гриффин Р.Х., Нанн К.Л. Структура сообщества и распространение инфекционных заболеваний в социальных сетях приматов. Evol Ecol (2012) 26: 779–800. DOI: 10.1007 / s10682-011-9526-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

107. Фушинг Х., Ван Х., Вандервал К., МакКоуэн Б., Кёль П. Многоуровневая кластеризация путем построения надежной и самокорректирующейся ультраметрической топологии по точкам данных. PLoS One (2013) 8: e56259. DOI: 10.1371 / journal.pone.0056259

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

108. Pasquaretta C, Levé M, Claidière N, van de Waal E, Whiten A, MacIntosh AJJ, et al.Социальные сети у приматов: у умных и толерантных видов есть более эффективные сети. Sci Rep (2014) 4: 7600. DOI: 10.1038 / srep07600

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

109. Nesse RM, Bergstrom CT, Ellison PT, Flier JS, Gluckman P, Govindaraju DR, et al. Превращение эволюционной биологии в фундаментальную медицину. Proc Natl Acad Sci U S. A (2010) 107: 1800–7. DOI: 10.1073 / pnas.0

4106

CrossRef Полный текст | Google Scholar

110.Геган Дж. Ф., Константин де Маньи Дж., Дюран П., Рено Ф. Écologie de la santé: le macroscope, un nouvel outil! В: Томас Ф., Геган Дж. Ф., Рено Ф., редакторы. Экология и эволюция паразитарных систем . Брюссель: Де Бёк (2012). п. 303–42. Лицензия Maitrise Doctorat Biologie.

Google Scholar

111. Martin LB, Ghalambor CK, Woods HA. Интегративная биология организма . Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley and Sons, Inc (2015).

Google Scholar

112.Paun A, Danska JS. Иммуноэкология: как микробиом регулирует толерантность и аутоиммунитет. Curr Opin Immunol (2015) 37: 34–39. DOI: 10.1016 / j.coi.2015.09.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

113. Chemaitilly W, Cohen LE. Диагностика эндокринных заболеваний: поздние эндокринные эффекты рака у детей и методы его лечения. Eur J Endocrinol (2017) 176: R183 – R203. DOI: 10.1530 / EJE-17-0054

CrossRef Полный текст | Google Scholar

114.Институт медицины. Поддержание глобальных систем надзора и реагирования на возникающие зоонотические заболевания . Вашингтон, округ Колумбия: Национальный исследовательский совет (2009).

Google Scholar

115. Всемирный банк. Люди, патогены и наша планета, Том 2. Экономика единого здоровья . Вашингтон (2012). Отчет № 69145-GLB.

Google Scholar

116. Холл, округ Колумбия, Le QB. Мониторинг и оценка одного оздоровительного проекта; уроки Юго-Восточной Азии. Процедуры Soc Behav Sci (2015) 186: 681–3. DOI: 10.1016 / j.sbspro.2015.04.070

CrossRef Полный текст | Google Scholar

119. Флетчер Дж., Франц Д., Леклерк Э. Здоровые растения: необходимо для сбалансированной концепции «Единого здоровья». Vet Ital (2009) 45: 79–95.

Google Scholar

120. Agrawal N, Dasaradhi PVN, Mohammed A, Malhotra P, Bhatnagar RK, Mukherjee SK. РНК-интерференция: биология, механизм и приложения. Microbiol Mol Biol Rev (2003) 67: 657–85.DOI: 10.1128 / MMBR.67.4.657-685.2003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

121. Mahenthiralingam E, Urban TA, Goldberg JB. Многофункциональный мультирепликонный комплекс Burkholderia cepacia . Nat Rev Microbiol (2005) 3: 144–56. DOI: 10.1038 / nrmicro1085

CrossRef Полный текст | Google Scholar

123. Lajaunie C, Morand S, Huan TB. Штриховое кодирование, биобанкинг, электронный банкинг для проектов «One Health» в Юго-Восточной Азии: с учетом этики и международного права. Eubios J Asian Int Bioeth (2014) 24: 129–31.

Google Scholar

124. Rüegg SR, McMahon BJ, Häsler B, Esposito R, Nielsen LR, Ifejika Speranza C, et al. План для оценки One Health. Фронт общественного здравоохранения (2017) 5:20. DOI: 10.3389 / fpubh.2017.00020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

SANITRX Санитарный разрывной диск | Континентальный диск

Универсальность SANITRX HPX

Санитарная разрывная мембрана SANITRX HPX может использоваться в широком диапазоне санитарных и гигиенических применений на предприятиях фармацевтики, биотехнологий, пищевых продуктов и напитков.Они подходят между стандартными санитарными обжимными кольцами, фланцами NA-CONNECT или фитингами SANITRX HPX.

Чтобы оптимизировать срок службы и производительность разрывной мембраны, мы производим и тестируем каждую разрывную мембрану SANITRX HPX при указанных вами условиях разгрузки сжимаемости или несжимаемости.

Фторполимерное покрытие доступно для защиты от коррозии на технологической стороне или на стороне вентиляции. Также доступна электрополировка поверхности. Соответствие разделу VIII Кодекса ASME, разделу 1, доступно по запросу.

Стандарт ASME BPE

Семейство разрывных мембран SANITRX HPX соответствует основным критериям стандарта ASME BPE, а именно:

  • CIP и SIP с возможностью очистки
  • Выдерживает температуру 130 ° C там, где требуется стерилизация паром
  • Внутренние поверхности и сантехническая арматура соответствуют стандартным требованиям к чистоте поверхности SF1 (20 Ra микродюймов)
  • Прокладки, сертифицированные USP класса VI, полностью отслеживаются, не содержат продуктов животного происхождения и соответствуют другим стандартам ASME BPE
  • Диски и фитинги обычно изготавливаются из нержавеющей стали 316L; доступны альтернативы, если это указано пользователями
  • Материалы, которые можно полностью отследить
  • Фитинги промаркированы и упакованы в соответствии с
  • .

Стандарт ASME BPE устанавливает требования, применимые к конструкции оборудования, используемого в биотехнологической, фармацевтической промышленности и индустрии личной гигиены, включая аспекты, связанные со стерильностью и чистотой, материалами конструкции, размерами и допусками, обработкой поверхности, соединение материалов и уплотнения. Применяется к компонентам, контактирующим с продуктом, сырьем или промежуточными продуктами. Системы, которые являются важной частью производственного процесса, такие как вода для инъекций (WFI), чистый пар, фильтрация и промежуточное хранение, также могут соответствовать этому стандарту.

Санитарная упаковка

Разрывная мембрана SANITRX HPX поставляется в гигиеничной, нетоксичной, экологически чистой упаковке.

Преимущества включают:

  • Пластиковая упаковка исключает прямой контакт разрывной мембраны с материалом с открытыми порами, например картоном или пеной, которые могут переносить загрязнения или оставлять частицы на разрывной мембране
  • Прозрачная упаковка обеспечивает видимость бирки разрывной мембраны, позволяя проверить спецификации разрывной мембраны без извлечения из упаковки
  • Перерабатываемая пластиковая упаковка и картонная коробка
  • В сочетании с вертикальной биркой новая пластиковая упаковка представляет собой компактный и компактный контейнер для разрывной мембраны.

Диапазон номинальных размеров: 1 ″ — 3 ″ (25 мм — 80 мм)

Диапазон давления разрыва: 10 фунтов на кв. Дюйм — 250 фунтов на кв. Дюйм (0,689 бар — 17,2 бар)

Максимально рекомендуемый рабочий коэффициент: 90 или 95% номинального (штампованного) разрывного давления разрывной мембраны

Конфигурация сиденья: сантехнических втулок промышленного стандарта, фланцы NovAseptic или фитинги SANITRX

Сервис: Жидкость или газ

Совместима с системой сигнализации BDI ?: Да

Штамп с символом кода ASME ?: Да

Неуказанные или не показанные материалы могут быть доступны в специальном исполнении.Для получения более подробной информации свяжитесь с нами.

Как безопасно открывать школы после закрытия COVID-19

Страны по всему миру остаются на очень разных этапах пандемии COVID-19, что означает, что они сталкиваются с различными проблемами, от перегруженных систем здравоохранения до растущего экономического отчаяния. В регионах, которые начали возникать после первой волны случаев COVID-19, вопрос о возобновлении работы школ стоит перед многими заинтересованными сторонами.Школы обеспечивают учащимся не только обучение и социальную поддержку, но и, что особенно важно, уход за детьми, без которого многие родители не могут вернуться к работе. Однако открытие школ чревато возрождением вируса для здоровья населения. Понятно, что родители и учителя настороженно относятся к этому вопросу. Как могут реагировать системы образования?

Руководители системы

по всему миру — на федеральном уровне, уровне штата и округа — пытаются решить три важных вопроса, связанных с безопасным возвращением учащихся в класс:

  • Когда следует открывать школы?
  • Для каких сегментов учащихся и учителей (если не для всех) следует открывать школы?
  • Какие меры по охране здоровья и безопасности следует принять школам после открытия?

На эти вопросы нет одного правильного набора ответов.Уровень инфицирования колеблется в разных сообществах, как и возможности систем здравоохранения; системы образования различаются как по структуре, так и по эффективности; и разные сообщества имеют разные культурные ценности, которые влияют на принятие решений. Примечательно, что лидеры будут принимать решения на основе ограниченных и быстро меняющихся эпидемиологических данных и, следовательно, будут вынуждены идти на трудные компромиссы, чтобы снова открыть школы. Как только школы будут признаны безопасными для очного обучения, решение проблемы повторного зачисления, академической реабилитации и возможного возобновления вирусной активности потребует новых возможностей (см. Врезку «Постпандемические возможности школьных систем»).

Когда открывать заново

Хотя большинство начальных и средних школ во всем мире остаются закрытыми, некоторые страны (в первую очередь Швеция) остались открытыми на момент публикации. Другие, в том числе Китай, Дания, Япония и Норвегия, недавно вновь открыли свои школы, а многие европейские страны объявили о планах открытия в ближайшие недели или месяцы. В Соединенных Штатах 43 штата и Вашингтон, округ Колумбия, приказали или рекомендовали закрывать очное обучение до конца учебного года.

Когда руководители школьной системы взвешивают возможные сроки, они могут рассмотреть четыре взаимосвязанных компонента повторного открытия: риски для общественного здравоохранения, важность школ для экономической деятельности, влияние на учебу и благополучие учащихся и обеспечение готовности.

Риски для здоровья населения

Самый важный вопрос заключается в том, приведет ли открытие школ к повторному распространению инфекции среди учащихся, сотрудников и общества в целом.Доказательства здесь все еще появляются. Риск заражения COVID-19 у детей ниже, чем у взрослых. В Китае и США, странах с наибольшим числом подтвержденных случаев COVID-19, дети составляют 2 процента случаев. Новые данные также свидетельствуют о том, что дети с большей вероятностью будут бессимптомными, с меньшей вероятностью будут госпитализированы и с гораздо меньшей вероятностью умрут, если у них действительно разовьется COVID-19.

Хотя риск для самих учащихся кажется относительно низким, повторное открытие школ также подвергнет риску учителей, особенно пожилых людей или людей с ослабленным иммунитетом, и может способствовать более высокому риску для более широкого сообщества.Роль детей в передаче нового коронавируса до сих пор неясна, что затрудняет оценку степени, в которой открытие школ может способствовать его возрождению. Потенциально смягченные меры по ограничению свободы за пределами сектора образования добавляют неопределенности. Таким образом, лицам, принимающим решения, необходимо будет определить, когда открывать школы в контексте открытия общества в целом.

Значение для экономической деятельности

Важной частью головоломки является важность школьного обучения для ухода за детьми.Работникам с детьми в возрасте до 15 лет в семье, у которых нет альтернативного опекуна, скорее всего, потребуется присмотр за детьми, прежде чем они смогут полностью вернуться к работе. Доля работников, которые не могут вернуться на работу без присмотра за детьми, значительно различается в разных странах — и даже внутри них. В Соединенных Штатах 16 процентов рабочей силы, что составляет 26,8 миллиона рабочих, зависит от работы по уходу за детьми (см. Иллюстрацию). В Европе, где выше доля семей с двойным доходом и, следовательно, меньше сидящих дома родителей, обеспечивающих уход за детьми, от 20 до 30 процентов рабочей силы, вероятно, зависят от дошкольных учреждений и школ, чтобы возобновить работу.

Экспонат

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Эти числа не отражают всей сложности семейных ситуаций или обязанностей отдельных работников. Хотя некоторые работники, особенно те, у кого есть дети старшего возраста и которые могут выполнять свои рабочие обязанности удаленно, могут вернуться на работу неполный рабочий день, их производительность, скорее всего, пострадает.И наоборот, ситуация намного сложнее для тех, у кого есть дети младшего возраста, которые также не могут работать удаленно. В то время как некоторые семьи могут полагаться на старших братьев и сестер при уходе за детьми, это может значительно затруднить обучение этих учеников. Другие семьи могут попросить бабушек и дедушек присмотреть за детьми, но такое решение подвергает риску одну из наиболее уязвимых групп населения в этой пандемии. Наши оценки также могут недооценивать масштаб проблемы. Доля работников моложе 55 лет, которым требуется присмотр за детьми, еще больше, поскольку у более молодых работников чаще всего есть дети-иждивенцы.Это представляет собой проблему для стран, которые хотят вернуть в первую очередь молодых работников и защитить пожилых работников, безопасно удерживая их дома.

Там, где значительная часть работников полагается на школы для ухода за детьми, повторное открытие школ (по крайней мере, для детей младшего возраста) может быть предпосылкой для полного задействования производительного потенциала рабочей силы. Однако, если большинство родителей могут работать из дома, выполняя обязанности по уходу за детьми, или имеют доступ к альтернативным услугам по уходу за детьми, школы могут оставаться закрытыми дольше.

Студенты учатся и развиваются

Ежегодно в США учащиеся теряют месячный объем обучения в течение лета, причем наиболее резкое снижение успеваемости наблюдается по математике, особенно у учащихся с низкими доходами. Некоторые исследователи предполагают, что, несмотря на все усилия систем по удаленному обучению, закрытие школ из-за COVID-19 может нанести еще больший ущерб. Один из недавних аналитических проектов предусматривает, что ученики могут вернуться осенью, успев за 2019–20 учебный год только на 70 процентов по чтению и менее чем на 50 процентов по математике.Если закрытие школ продолжится после падения, этот дефицит может стать еще больше, что будет иметь негативные последствия для отдельных учащихся и общества в целом. Если лица, принимающие решения, считают, что их предложения по дистанционному обучению являются достаточно эффективными и справедливыми, чтобы избежать нехватки знаний, то более длительное закрытие школ может оказаться целесообразным. Однако неравномерное развертывание дистанционного обучения означает потерю знаний на каждый день вне школы.

Помимо преподавателей, школы оказывают важную социальную поддержку, особенно уязвимым учащимся.Действительно, 19 процентов сообщений о жестоком обращении с детьми или пренебрежении ими в Соединенных Штатах поступают от работников образования, а закрытие школ привело к резкому снижению числа таких сообщений. Это изменение предполагает, что закрытие школ привело к закрытию источников поддержки для жертв жестокого обращения и отсутствия заботы в тот самый момент, когда они наиболее уязвимы. И хотя злоупотребления могут быть менее заметны для персонала во время закрытия школ, правительства и некоммерческие организации во всем мире зарегистрировали более высокие показатели домашнего насилия с момента закрытия школ.Сообщения о домашнем насилии увеличились более чем на 30 процентов во Франции, 50 процентов в Индии, и 60 процентов в Мексике. При таких высоких ставках системы, которые могут постоянно предоставлять удаленные услуги учащимся — питание, безопасность и поддержку психического здоровья, — вероятно, выдержат более длительное закрытие, чем те, кто не может.

Сохранение готовности

Последнее, что необходимо взвесить, — это способность школьных систем создавать и последовательно соблюдать эффективные меры по охране здоровья и безопасности для снижения риска заражения.Инфраструктура школьных систем, бюджет, цепочки поставок, политика и культура — все это способствует их способности безопасно работать после повторного открытия. Например, школа с неиспользуемым пространством в классе и достаточным количеством помощников в классе может расположить школьные столы на расстоянии не менее шести футов друг от друга и способствовать большему количеству классов, но меньшего размера. И наоборот, школы с ограниченным бюджетом, перегруженными учителями и переполненными классами будут иметь меньшую гибкость. Более того, оборудование или переоборудование школ для обеспечения оптимальной гигиены и санитарии не будет эффективным, если поведение учащихся не соответствует или не соответствует протоколам здоровья и безопасности.

Если лица, принимающие решения, считают, что школы могут реально принять протоколы по охране здоровья и безопасности, которые могут снизить риск заражения, школы могут открыться раньше. Однако, если руководители системы считают, что школы вряд ли смогут ограничить передачу, потому что они по определению являются зонами с частым контактом, тогда школы, скорее всего, останутся закрытыми или откроются позже.

Для кого открыть заново

Повторное открытие не обязательно должно приниматься по принципу «все или ничего». Школы можно было бы выборочно открывать, что упростило бы сохранение небольших и рассредоточенных групп учащихся.Страны используют разные подходы к решению, какие ученики должны вернуться в школу в первую очередь. Дания и Норвегия сделали своим приоритетом открытие дошкольных и начальных школ, чтобы обеспечить уход за детьми для родителей, которым необходимо вернуться к работе. Такой подход может быть привлекательным для лиц, принимающих решения, которые считают, что маленькие дети относятся к группе наименьшего риска как по инфекции, так и по передаче.

Другие страны отдают предпочтение студентам в важные переходные годы. Например, выпускники последнего курса в Германии вернулись в школу, чтобы сдать выпускные экзамены.Физическое дистанцирование проще — и это типично — в экзаменационных залах, и старшие ученики с большей вероятностью, чем младшие, будут следовать протоколам здоровья и безопасности.

Хотите узнать больше о нашей практике в социальном секторе?

В качестве альтернативы школы могут рассмотреть возможность выявления сегментов учащихся с особыми потребностями и их повторного открытия для них. Например, учащиеся с низкими доходами, которые с меньшей вероятностью будут иметь надежные интернет-услуги и устройства, оборудованные для поддержки дистанционного обучения, и которые с большей вероятностью будут полагаться на школу для получения неакадемической поддержки, могут получить академические и оздоровительные преимущества (включая питание), вернувшись в школу. школа.Точно так же учащиеся с ограниченными возможностями (особенно те, которые затрудняют дистанционное обучение) могли бы лучше обслуживаться со специалистами в области образования в школе. Наконец, дети основных работников могут вернуться в школу раньше, поскольку их родители могут не иметь возможности остаться дома.

Так же, как для некоторых учеников может быть полезно вернуться в школу, некоторым учителям может быть лучше работать из дома. Учителей, которые подвержены более высокому риску развития COVID-19, можно определить до открытия школы и провести дистанционное обучение для учащихся, которые также все еще находятся дома.

Эти возможности неизвестны для многих школьных систем и могут потребовать корректировок как в логистике (особенно в отношении персонала), так и в мышлении. Например, повторное открытие школ только для некоторых учеников может означать изменение или новое определение прогулов, особенно если значительное число семей отказываются отправлять своих детей обратно в школу из соображений безопасности. На момент публикации Северная территория Австралии позволяет семьям отказываться от отправки детей в школу. Такие примеры показывают, что школьным системам может потребоваться продолжить предлагать некоторый уровень дистанционного обучения даже после того, как большинство учащихся вернутся в класс.

Меры по охране труда и технике безопасности принять

Как и на рабочих местах по всему миру, школам необходимо будет принять и обеспечить соблюдение более строгих протоколов в области здравоохранения и санитарии. Однако школы, скорее всего, столкнутся с выбором между эффективностью и осуществимостью таких мер.

Меры, которые могут снизить распространение вируса, могут быть менее эффективными при уходе за детьми или оптимизации обучения. Например, чередование школьных дней для разных групп учеников может способствовать физическому дистанцированию, но может не полностью соответствовать потребностям родителей в уходе за детьми и может создавать непоследовательную учебную среду для учеников.Ограниченные бюджеты, инфраструктура и поставки критически важного оборудования для здоровья и безопасности могут еще больше усложнить эти проблемы. Что наиболее важно, некоторые меры, подходящие для взрослых, будет трудно, если вообще возможно, реализовать в школьных условиях, особенно для младших школьников.

Таким образом, каждой школьной системе необходимо будет оценить свои меры по охране здоровья и безопасности, чтобы они соответствовали ее ресурсам и возможностям по четырем основным категориям: физическая инфраструктура, планирование и укомплектование персоналом, транспорт и общественное питание, а также политика в области здравоохранения и поведения.Некоторые примеры соображений здоровья и безопасности могут проиллюстрировать, как системы могут учитывать осуществимость в школьной среде.

Школьная инфраструктура может способствовать как физическому дистанцированию, так и гигиеническим протоколам. Например, обозначенные входы и выходы для разных групп студентов, разделение общих пространств и разметка пола для направления пешеходных потоков могут помочь студентам и сотрудникам сохранять дистанцию. Точно так же переносные станции для дезинфекции рук у входов и мест общего пользования могут способствовать регулярной гигиене — и все эти изменения могут быть внесены по разумной цене.Однако постоянные изменения в физической среде, такие как ванные комнаты без прикосновения или улучшенная вентиляция, могут быть нереальными для бюджетов многих школьных систем, особенно с учетом коротких временных рамок.

Приоритеты школьной системы в эпоху коронавируса

Если не принимать во внимание беспроигрышные решения (например, отменить большие собрания), изменения в расписании и укомплектовании персоналом с наибольшей вероятностью повлияют на обучение студентов. Например, хотя поэтапное или неполное расписание может помочь уменьшить количество людей в университетском городке в данный момент времени, облегчая соблюдение безопасного расстояния, эти расписания также сокращают учебное время.Альтернативный подход состоит в том, чтобы разделить учащихся на когорты, например, по классам или этажам, чтобы снизить уровень контактов между учащимися и персоналом только до тех, кто входит в их когорту. Средние школы, где учащиеся, как правило, ходят в классы учителей-предметников, могли бы изучить способы удержания постоянных групп учащихся вместе и отказаться от изучения отдельных предметов для большей безопасности.

Транспорт и общественное питание, которые исторически обеспечивали тесный физический контакт учащихся и сотрудников, могут адаптироваться для поддержки здоровья и безопасности школьного сообщества, хотя затраты могут быть высокими.Например, увеличение количества автобусных маршрутов или организация маршрутов по когортам уменьшили бы близость и уязвимость, но потребовали бы большего количества водителей, финансирования и санитарной обработки между маршрутами. Вместо этого школьные системы могут предлагать стимулы для частного транспорта, но родители могут быть не в состоянии материально или финансово отвезти своих детей в школу. Служба питания также станет более сложной: даже с заранее упакованными обедами и распределенным по времени обедом полное соблюдение физического дистанцирования и гигиены может оказаться недостижимым, особенно для маленьких детей.

Наконец, системы должны учитывать, какие поведенческие политики и нормы подлежат исполнению в течение учебного дня. Проверка температуры для любого, кто входит в школьный городок, может быть разумной, но бесконтактные термометры дороги и могут быть в дефиците. Поэтому школам нужно будет решить, требовать ли от всех проверять температуру дома ежедневно или же школьный персонал должен проводить проверки с помощью стандартных термометров. Школы могут создавать карантинные помещения для учащихся с лихорадкой, но если недостаточно тестов на коронавирус, это усложнит принятие решения о том, когда целые когорты учащихся (или даже всю школу) должны быть отправлены домой.

Постоянное ношение масок также может быть трудным, если не невозможным, принуждать учащихся. Тем не менее, регулярное мытье рук и санитария по всему кампусу могут помочь сохранить окружающую среду и руки в относительной чистоте. Более тщательная уборка поверхностей после школьного дня может быть еще одним важным элементом пропаганды гигиены. Обучение и частое подкрепление могут помочь персоналу, родителям, учащимся и целым сообществам оставаться в курсе важных практик в области здравоохранения и санитарии.

Поскольку руководители школьной системы рассматривают головокружительное множество решений, им придется идти на трудные компромиссы, используя самые лучшие и самые последние — но все еще неполные — имеющиеся данные и знание своих собственных ресурсов и ограничений.Им также необходимо будет привлечь родителей, учителей и учащихся к процессу принятия решений.

По мере того, как школы вновь открываются в соответствии с соответствующими протоколами по охране здоровья и безопасности, руководители школ столкнутся с новым набором проблем, включая повторное зачисление, коррективную академическую поддержку и, возможно, повторное закрытие школ в ответ на потребности общественного здравоохранения. Ни одна из этих работ не является легкой, но приз — учащиеся учатся, родители работают, и вирус в отступлении — стоит бороться.

Панические покупки и их влияние на глобальные цепочки поставок в области здравоохранения

Панические покупки являются одним из главных заголовков пандемии COVID-19 (коронавируса).Это международное явление угрожает способности систем здравоохранения предотвращать и лечить коронавирус из-за нехватки дезинфицирующих средств для рук, масок и обезболивающих. Паническая покупка потенциальных лекарств также может истощить лекарства для пациентов с хроническими заболеваниями — хлорохин и гидроксихлорохин остаются недоказанными для COVID-19, но являются жизненно важными лекарствами для аутоиммунных состояний, таких как волчанка.

Хотя пандемия радикально изменила наш распорядок дня, она также создала новое чувство общности.Связь началась, когда люди выразили обеспокоенность по поводу панических покупок и их воздействия на уязвимые группы населения из-за лежащего в основе социально-экономического неравенства.

А как насчет уязвимых?

Кризисные времена подчеркивают неравенство между имущими и неимущими, физически здоровыми и инвалидами, молодыми и пожилыми. Для защиты граждан с ограниченными возможностями передвижения, домашних хозяйств, у которых продукты питания регулярно заканчиваются до конца месяца, или тех, кто может позволить себе накапливать запасы только тогда, когда цены ниже, чем обычно, могут потребоваться меры политического вмешательства.

Чтобы смягчить пагубное влияние панических покупок, некоторые магазины нормируют предметы первой необходимости и изменяют часы работы, уделяя приоритетное внимание уязвимым клиентам, таким как медицинские работники и пожилые люди.

Но панические покупки не ограничиваются продуктовыми магазинами и аптеками, как мы наблюдаем во многих западных странах. Это также представляет серьезную угрозу текущим глобальным усилиям по достижению цели 3.8 в области устойчивого развития к 2030 году: обеспечить «доступ к качественным основным медицинским услугам и доступ к безопасным, эффективным, качественным и недорогим основным лекарствам и вакцинам для всех».”

Панические закупки в глобальной цепочке поставок здравоохранения

Правительства по всему миру пытаются обезопасить маски, защитное оборудование и аппараты искусственной вентиляции легких, одновременно накапливая и нормируя другие лекарства для реагирования на сбои в цепочке поставок. Поставщики перегружены спросом, нехватка сырья ведет к росту цен, а политическое давление усиливается как никогда.

Пандемия привела к сбою рынка, когда высокий спрос встречается с ограниченным предложением.Теперь это «рынок продавца», на котором поставщики и дистрибьюторы установили новые условия для покупателей, в том числе:

  • Условия оплаты с высокими финансовыми рисками, например 50% предоплата, с остатками, подлежащими уплате после того, как товары покидают склад.
  • Задержки доставки из-за таких практик, как выполнение заказов вне очереди и перемещение наиболее высокооплачиваемых клиентов в первую очередь.
  • Чрезмерные наценки, при этом дистрибьюторов обвиняют в накоплении товаров для создания предполагаемого дефицита и последующей продаже по завышенным ценам.
  • Ограниченный доступ к известным производителям с гарантированным качеством, при этом национальные правительства ограничивают или запрещают экспорт для защиты национальных поставок.

Эта новая экономическая модель предлагает значительные преимущества для самых богатых стран на мировом фармацевтическом рынке. Это усугубляется паническими покупками в странах с высоким уровнем доходов, что еще больше снижает доступ к недорогим лекарствам гарантированного качества для стран с низким и средним уровнем доходов (СНСД).

После вспышки Эболы в Западной Африке в 2014 году исследователи сообщили, что нехватка медицинских принадлежностей и средств индивидуальной защиты привела к увеличению числа инфекций и плохому контролю над эпидемией.Теперь, когда страны пытаются закупить аналогичные продукты для своих национальных систем, СНСД сталкиваются с повышенным риском нехватки медицинских продуктов, что подвергает риску миллионы медицинских работников и пациентов.

Распространение некачественных и фальсифицированных медицинских изделий

Пандемия коронавируса также усугубляет сохраняющуюся проблему некачественной и фальсифицированной медицины. 31 марта Всемирная организация здравоохранения опубликовала предупреждение о медицинской продукции, чтобы «предупредить потребителей, специалистов здравоохранения и органы здравоохранения о растущем количестве фальсифицированных медицинских продуктов, которые заявляют, что они предотвращают, обнаруживают, лечат или излечивают COVID-19.”

Помимо того, что это может привести к задержкам в правильной диагностике и лечении, мошенничество со здоровьем может быть вредным и даже фатальным для пациентов. Например, рост продаж дорогих поддельных масок для лица и хирургических перчаток в Египте представляет серьезную угрозу для здоровья населения с точки зрения распространения COVID-19.

Мошенничество в сфере здравоохранения также оказывает экономическое влияние на СНСД, ресурсы которых и без того ограничены. Экономические потери для правительств и потеря доходов пациентов усиливают социально-экономическое неравенство и ухудшают состояние здоровья пациентов.

Нехватка медицинской продукции, вызванная панической покупкой, предоставляет мошенникам возможность «заполнить пробелы», поскольку покупатели диверсифицируют свои источники снабжения за пределы уже существующих сетей. Новые поставщики могут включать поставщиков, которым ранее было отказано в авторизации. Срочность и неспособность властей выезжать на полевые проверки на производственные предприятия подвергают системы здравоохранения воздействию поддельных лекарств и медицинских изделий. Хотя регулирующие органы знают о рисках, политическое давление с целью доставки товаров может привести к ускоренному утверждению новых медицинских продуктов.

Даже в странах, считающихся строгими регулирующими органами, рынки наводнили поддельные товары для здоровья и гигиены. В начале марта Европол (правоохранительный орган ЕС) конфисковал 34 000 поддельных хирургических масок всего за одну скоординированную операцию. Агентство также сообщило, что:

  • Европейская фирма заказала у компании из Сингапура защитные маски и дезинфицирующий гель на сумму около 6,6 миллиона евро (7,3 миллиона долларов), но так и не прибыла.
  • Партии миллионов масок из Кении, отправленные правительством Германии, так и не были обнаружены.
  • Нидерланды недавно отозвали миллионы дефектных масок, купленных в Китае.

Что можно сделать?

В течение нескольких лет Всемирный банк работал с национальными регулирующими органами в области лекарственных средств (NMRA) в странах Африки к югу от Сахары с целью укрепления систем регулирования. Одна из основных целей — расширение регионального сотрудничества. Пандемия COVID-19 подчеркивает важность обмена информацией между странами, особенно о наличии продуктов и ценах, а также о производителях-мошенниках.

Как мировое сообщество, чтобы снизить риски нехватки лекарств и мошенничества со здоровьем, мы можем выступать за:

  • Усиление надзора за рынком и усиление поддержки со стороны правоохранительных органов в СНСД для выявления мошенников (например, в Уганде).
  • Усиленные сообщения общественного здравоохранения от НРО и фармацевтических ассоциаций о безопасной и научно обоснованной медицинской практике.
  • Глобальное признание влияния панических покупок в странах с высоким доходом на менее богатые экономики.
  • Снятие запретов на экспорт средств защиты и других потенциально спасающих жизнь медицинских изделий (например, в Германии).

Всемирный банк также сотрудничает с партнерами для оказания поддержки в области закупок СНСД, пострадавшим от пандемии. Страны, испытывающие проблемы с поиском поставщиков, связаны с дистрибьюторами Всемирного банка, а медицинские эксперты дают рекомендации по выбору и использованию наиболее экономичного оборудования.

COVID-19 усугубил глобальное социально-экономическое неравенство, но то, как мы реагируем на панические покупки, может действительно сплотить нас.Мы все можем способствовать действиям — в наших общинах и со стороны наших правительств — по устранению неравенства. Когда на карту поставлено столько жизней, нам как никогда необходимо работать вместе для мира, в котором каждый имеет доступ к недорогим медицинским продуктам гарантированного качества.

Для дополнительной информации:

  • Шоман Х., Карафиллакис Э., Раваф С. Связь между вспышкой Эболы в Западной Африке и системами здравоохранения в Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне: систематический обзор
  • Адеподжу П.Африканские страны объявят уголовную ответственность за незаконный оборот фальсифицированных лекарств. Ланцет (Лондон, Англия). 2020 1 февраля; 395 (10221): 324.
  • Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Исследование воздействия некачественной и фальсифицированной медицинской продукции на общественное здоровье и социально-экономическое положение. 2017. Доступно по адресу: http://apps.who.int/bookorders.

Вступили в силу изменения в Порядок проведения подтверждения соответствия условий производства лекарственных средств требованиям GMP

Приказ МОЗ Украины от 09.06.2020 № 1346 зарегистрирован Министерством юстиции Украины 03.07.2020 № 616/34899 утверждает изменения в Порядок проведения подтверждения соответствия условий производства лекарственных средств требованиям надлежащей производственной практики, утвержденный приказом Министерства юстиции Украины. Здравоохранение Украины от 27.12.2012 № 1130 и зарегистрировано Минюстом Украины от 21.01.2013 № 133/22665 (приказ Минздрава Украины от 22 июля 2015 № 452 с изменениями).Приказ Минздрава Украины от 09.06.2020 № 1346 вступил в силу 21.07.2020 (Официальный вестник Украины № 56).

Приказ предусматривает проведение дистанционной оценки (дистанционного обследования) с последующей выдачей сертификатов о соответствии условий производства лекарственных средств требованиям надлежащей производственной практики (сертификат GMP) Государственной службой Украины по лекарственным средствам и контролю за лекарственными средствами на основании документально подтвержденного собеседования с производителем. Дистанционная оценка может проводиться в случае, когда Украина или другая страна-производитель объявляет чрезвычайное положение, военное положение, в случае стихийного бедствия, когда заболевание объявлено ВОЗ пандемией, а также в случае возникновения чрезвычайной ситуации в области здравоохранения, которая делает невозможным проведение проверки, включая санитарно-эпидемиологическую ситуацию, повышающую риски для инспекторов (в том числе риски для жизни и здоровья инспектора или по другим причинам).

Согласно Приказу заявитель / представитель заявителя запрашивает в Государственной службе Украины по контролю за лекарствами и лекарственными средствами сертификат GMP с предоставлением пакета необходимых документов. По результатам экспертизы и в случае невозможности проведения проверки Государственной службой Украины по контролю за лекарствами и лекарственными средствами по месту осуществления деятельности заявителю направляется официальное письмо с перечнем документов, которые необходимо предоставить для дальнейшего удаленного оценка.При проведении дистанционной оценки средства видеоконференцсвязи могут применяться для оценки производственной площади / лаборатории / складов (в том числе контрактных), производства и документации системы качества на соответствие требованиям GMP. По результатам дистанционной оценки должен быть подготовлен отчет и принято решение о выдаче сертификата GMP.

Приказ обеспечивает признание официальных документов о соответствии производства лекарственных средств требованиям GMP, выданных уполномоченным органом страны-члена ЕС, Великобритании и стран, которые имеют соглашения о взаимном признании с ЕС и Украиной.В настоящий момент в этот список стран входят все страны ЕС, Великобритания, страны, имеющие соглашение MRA с ЕС (США, Канада, Швейцария, Новая Зеландия, Австралия, Япония) и соглашение ACAA с ЕС (Израиль).

Официальные документы о соответствии производства лекарственных средств требованиям GMP, выданные контролирующими органами других стран, не подлежат процедуре признания с последующим получением заключения GMP.

Производители, не имеющие сертификатов, выданных уполномоченными органами страны-члена ЕС, Великобритании и стран, которые имеют соглашения о взаимном признании с ЕС и Украиной, могут запросить Государственную службу Украины по лекарственным средствам и контролю за лекарственными средствами для подтверждения соответствия производство лекарственных средств с требованиями GMP с подачей заявления на выдачу сертификата GMP и комплекта необходимых документов.

Приказ содержит положение о необходимости предоставления копий регистрационных свидетельств, выданных властями страны-члена ЕС, Великобритании или стран, имеющих соглашения о взаимном признании с ЕС (США, Канада, Швейцария, Новая Зеландия, Австралия, Япония, Израиль) или с Украиной при подаче заявки на заключение GMP на лекарственные средства, когда производство хотя бы одной стадии ведется за пределами страны ЕС, Великобритании, США, Канады, Швейцарии, Новой Зеландии, Австралии, Японии, Израиля.

Согласно Приказу в случае отсутствия копий регистрационных свидетельств проводится инспекция производства лекарственных средств, за исключением периода, когда заболевание объявлено ВОЗ пандемией, и за исключением случаев неотложной медицинской помощи, при которых невозможно проводить проверки по месту проведения работ. В течение этого периода заявитель / представитель заявителя может подать заявку на получение сертификата GMP и дистанционной оценки соответствия условий производства лекарственных средств требованиям GMP.

Не подлежат представлению копии регистрационных свидетельств для производителей из стран ЕС, Великобритании или стран, имеющих соглашения о взаимном признании с ЕС (США, Канада, Швейцария, Новая Зеландия, Австралия, Япония, Израиль) или с Украина.

В этом Приказе обновлены термины «критическое нарушение», «существенное нарушение», «нефундаментальное нарушение» и обновлено Приложение 10 к Алгоритму классификации нарушений. Согласно новой редакции Приказа, после проведения проверок по месту проведения деятельности, сертификат GMP или заключение GMP может быть выдан после предоставления Государственной службе Украины по контролю за лекарствами и лекарственными средствами плана корректирующих и профилактических мероприятий. устранять нарушения, выявленные при проведении проверок производственных площадок или отдельных лекарственных средств.

Срок проведения предстоящей проверки на соответствие производства требованиям GMP рассчитывается в соответствии с методикой проведения оценки рисков , предусмотренной Приложением 15 к настоящему Приказу. Срок действия сертификата GMP составляет три года с даты проверки и может быть сокращен согласно протоколу оценки рисков по расчету проведения очередной проверки производства лекарственного средства на соответствие требованиям GMP.

Приказ устанавливает, что в случаях, когда заболевание объявляется ВОЗ пандемией, а также в случае возникновения чрезвычайной ситуации в области здравоохранения, делающей невозможным проведение проверок на месте проведения мероприятий, в том числе санитарно-эпидемиологической ситуации, можно подать в Государственная служба Украины по контролю за лекарствами и лекарственными средствами письмо о проведении оценки рисков с целью переноса срока предстоящей проверки на соответствие производства лекарственных средств требованиям GMP и выдачи сертификата GMP на основании информации о последней плановой проверке на соответствие требованиям лицензионные требования (для производителей-резидентов, если подтверждение соответствия условий производства лекарственных средств требованиям GMP было проведено Государственной службой Украины по контролю за лекарствами и лекарственными средствами по результатам плановой проверки на соблюдение лицензионных требований).Сертификат GMP выдается с учетом проведенной оценки рисков согласно приложению 15 к настоящему приказу.

Для лекарственных средств, используемых для профилактики, диагностики и лечения туберкулеза, ВИЧ / СПИДа, вирусного гепатита, онкологических заболеваний и редких (орфанных) заболеваний и для лекарственных средств, зарегистрированных EMA, для лекарственных средств, прошедших предварительную квалификацию ВОЗ и включенных в Перечень лекарственных средств, прошедших предварительную квалификацию ВОЗ, а также для лекарственных средств, зарегистрированных в упрощенном порядке регистрации в соответствии с Законом Украины «О лекарственных средствах», для лекарственных средств, включенных в протоколы лечения Украины, и в случае заболевания объявлен ВОЗ пандемией, а в случае возникновения чрезвычайной ситуации в области здравоохранения, если эта информация содержится в поданном заявлении, специализированная экспертиза проводится вне очереди.

При этом заявки, поданные для подтверждения соответствия условий производства лекарственных средств требованиям GMP, зарегистрированные до 21.07.2020, будут рассматриваться Государственной службой Украины по контролю за лекарствами и лекарственными средствами в соответствии с Порядком проведения подтверждения соответствия Условия производства лекарственных средств в соответствии с требованиями GMP с изменениями, утвержденными приказом МОЗ Украины от 22.07.2015 № 452.

Мнение: Блог Дункера — все кончено? Психоанализ показывает умственный процесс, знаменующий окончание пандемии

Многие задаются вопросом, когда именно закончится пандемия, словно требуя символических временных рамок для этого долгого путешествия, которое нам еще предстоит совершить.

Самым правильным ответом будет вопрос: чтобы быть, когда он закончится, нужно решить, где он начнется.

Так скажите мне, когда началась пандемия? Когда мы получили первые новости из Ухани? Или когда первый случай, когда бразилец посетил Италию, вернулся в Бразилию? Сколько у нас было первой смерти? Когда кривая заболеваемости достигла определенного эпидемиологического уровня, который технически позволял нам сказать, что «мы вошли в эпидемиологическое санитарное состояние»?

Этот вопрос может быть праздным, но он имеет огромное психологическое значение, когда мы рассматриваем современные жизни, все более управляемые ускорением, усталостью и структурой повседневной жизни в форме списков.

Цивилизация все больше и больше сосредотачивается на осязаемых целях, задачах и результатах, единственных из них, которые можно «хорошо оценить» и которая все меньше и меньше уважает процессы и способы, которыми что-то делается — например, «с любовью и заботой» или «с эмоциями или без» — будет легкой добычей для прекращения одержимости.

Каждое завершение — это «точка доставки», небольшой результат и, следовательно, небольшое удовлетворение. И от унции до унции удовлетворения мы продолжаем обманывать жизнь, которая в целом и в целом может быть невыносимой.Подобное изображение мы так часто использовали во время пандемии COVID-19.

Не спрашивайте, сколько осталось времени, думайте день за днем, через час поездка заканчивается.

Но конец — это не всегда конец, точно так же, как есть любовь, которая кончается, но не кончается.

И что самое невероятное, мы замечаем их только тогда, когда видим, как друг друга начинают новую любовь или завершают ее публичным актом признания.

Как тот анализанд, который вздыхает, когда говорит: когда я увидел, что она изменила свой статус в Facebook, я почувствовал, что только сейчас действительно закончил.

У каждого из этих терминов «завершения», кажется, есть подходящий антоним: «мой сеанс начался в комнате ожидания, потому что я думал, что…» или также, когда любовники должны решить, ретроспективно, «когда он начался». В первом поцелуе, в первом обмене WhatsApp, в первом запланированном на Insta? Когда мы остались на той вечеринке или когда мы решили, что собираемся «сблизиться» между нами двумя «на исключительном праве»… пока.

Психоаналитик Жак Лакан пытался понять эту субъективную временную логику, отделив ее от хронологической временной логики мира вещей.

Фактически, центральная проблема коллективного и индивидуального психического здоровья возникает из-за откровенного неуважения к нашей субъективной временной логике. Это очевидный случай скорби, которая в спешке обычно перерастает в депрессивный процесс, но это также то, что мы наблюдаем при хронической и острой тревоге, когда субъект устанавливает себя в ожидании и отключении от временного характера Другого.

Спешка заставляет нас производить больше, спешка может разрушить субъективность.Это верно для процессов замедления, откладывания или откладывания, то есть логическое время субъекта — это не «время, которое, по вашему мнению, является идеальным».

Мы узнаем из обсессивного невроза, что тот, кому нужно «еще пять минут» или «еще две недели, чтобы написать такой тезис», скорее всего, потратит впустую любое дополнительное время, которое мы им даем, и уложится в наши дедлайны.

Отделка связана с концом. Многим нужно играть в видеоигры, чтобы почувствовать, что есть процессы с началом, серединой и концом, такие как начало Бытие и последнее Откровение, чтобы ощутить это подавляющее переживание радости при завершении задания.Здесь мы имеем необратимое и непрерывное время по прямой линии.

Терминус был греческим богом-защитником границ, сначала представленный как простой каменный блок, к которому позже были добавлены только голова и руки. Следовательно, окончание — это экстенсиональное понятие, определяемое выходом за пределы чего-то другого, другого места, другой территории.

Терминус отмечает границу между мной и другим, между царством жизни и смерти, царством богов и царством людей.

Финис также относится к пределу и границе, но он добавляет к этому понятие пика, апогея, цели или цели, а также цели или цели.

Следовательно, термин «конечный» относится к соседу, подобному или смешанному с. Следовательно, понятие конца, похоже, включает в себя понятие окончания, добавляя временное измерение к его пространственной концепции.

Таким образом, мы имеем бесконечную прямую пространства и естественного времени вещей, пересекающуюся с конечностью человеческого времени и его отношений.

Конечное противоположно бесконечности. Если мы допустим, что между двумя точками или двумя территориями всегда есть бесконечное количество промежуточных точек, мы увидим, что каждый раз, когда мы что-то заканчиваем, это похоже на пересечение бесконечности.

Внутри каждой любви, каждой встречи, каждого сновидения (между прочим, как сказал Фрейд) есть бесконечность, точно так же, как существует неисчислимая точка, неразличимая, не интерпретируемая точка (которую Фрейд назвал пупком сновидения). .

Вот почему настоящая любовь, как и истинная скорбь, конечны и бесконечны. Для них существует дифференциальное и интегральное исчисление.

Окончание, в свою очередь, происходит от латинского caput, голова, то есть завершающая часть, которая позволила закончить скульптуру.

Caput — это голова, но также то, что представляет человека или отдельного человека. Это может быть босс или вершина объекта, например гора, главная или существенная часть чего-либо.

Здесь речь идет о замкнутом круге и ограничении набора. Когда я говорю, что «между нами все кончено», я имею в виду, что история заканчивается как единое целое во времени и пространстве, но также и то, что ее можно сравнить с другими историями как продукт человеческих фальсификаций.

Когда дом построен, идет этап отделки, то есть это уже дом, он жилой и функциональный, можно видеть его границы с другими домами, но он еще не интегрирован как единое целое.

Круг — лучшая фигура для выражения этой концепции и потому, что он включает в себя пределы и границы, с тем, что находится внутри или снаружи, и потому, что он создается из единственной точки, равноудаленной от периметра, а также потому, что периметр не имеет разрывов.

Это также действует в проклятии «Я прикончу тебя» в смысле завершения твоего расширения и твоего пребывания в коробке, наборе или контейнере.

Наконец, понятие завершения шире и, кажется, объединяет все вышеперечисленное внутри себя.Он исходит из заключения, то есть закрывать, заключать, закрывать, сдерживать. В риторике речь идет о заключительной части речи, а в теории войны — об осаде города.

В заключение, действие перехода от посылок к следствиям, то есть оно указывает не только на возможную бесконечность предположений (terminus), не на перечислимое количество доказательств (finis), либо на гармоничную единицу набор (caput), но к тому факту, что существует постоянная истина, в процессе которой мы можем провозгласить по крайней мере один аспект.

Для Лакана субъективный момент заключения включает в себя конец как точку (как они говорят, конечную точку), завершение времени понимания (как эллипсы, которые позволяют нам всегда вообразить еще более совершенный финал).

Но в момент заключения всегда есть скобка, сомнение, которое уважает страх закрытия перед лицом любого относящегося к делу суждения.

Следовательно, лучшее представление этой временной формы — спираль. Если смотреть вертикально, спираль выглядит как последовательность прерывистых этажей, но, когда мы возвращаемся назад, мы понимаем, что она образована континуумом, подверженным изгибу.

Это скачки, вызывающие понятие решения. Когда заканчивается человеческий процесс работы, желания или языка? Когда пора сменить работу или компанию? Этого не происходит без этого перерыва или этого сканирования, через которое мы чувствуем, что совершили прыжок, тогда как, с другой стороны, это просто кажется продолжением постепенного наращивания, как стекло, которое переполняется, когда вы кладете каплю. в этом. Когда пора жениться, а когда расстаться? Когда заводить детей или когда переезжать?

Я наблюдал многочисленные сборки этого созвездия концовок, концовок, концовок и выводов, когда дело доходит до этого момента ухода из covid.

Некоторые принимают поспешные решения, другие остаются окаменевшими в ожидании освобождения, третьи сбиты с толку из-за этого сочетания медицинских предписаний, медицинской помощи и этических решений.

Немногие осознают, что завершение пандемии, даже в ее бразильской версии, зависит от символического жеста и не полностью отождествляется с защитными дисциплинами, которые сохранятся в течение долгого времени, но которые все больше приобретают контингент и адаптируются к дифференциалам. требует заботы о себе и своих соседях.

Логический конец коллективный. Не переставая быть индивидуальным в своем заключении, он требует определенных символических ориентиров, таких как греческая конечная остановка, а также поминовения и перезапуска.

Это не обязательно должна быть новая эра свободной свободы, но она может сохранить по крайней мере часть той ценности, которую мы приобрели в результате утраченной свободы.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.