Микробиологическая диагностика менингококковой инфекции: МИКРОБИОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА МЕНИНГОКОККОВОЙ ИНФЕКЦИИ И ГНОЙНЫХ БАКТЕРИАЛЬНЫХ МЕНИНГИТОВ | Краева

Разное

Содержание

МИКРОБИОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА МЕНИНГОКОККОВОЙ ИНФЕКЦИИ И ГНОЙНЫХ БАКТЕРИАЛЬНЫХ МЕНИНГИТОВ | Краева

1. Боронина Л.Г., Блинова С.М. Антибиотикорезистентность штаммов H. influenzae, выделенных в Екатеринбурге в 2000–2005 гг. у детей с различной локализацией // Журн. клин. микробиол. антимикроб. химиотер. — 2007. — Т. 9, № 2. — С. 187–192.

2. Королева И.С., Белошицкий Г.В. Менингококковая инфекция и гнойные бактериальные менингиты. — М.: Изд-во «Медицинское информационное агентство», 2007. — 112 с.

3. Коротяев А.И., Бабичев С.А. Медицинская микробиология. — СПб.: Специальная литература, 1998. — 580 с.

4. Лобзин Ю.В., Пилипенко В.В., Громыко Ю.Н. Менингиты и энцефалиты. — СПб.: Фолиант, 2006. — 128 с.

5. Маянский А.Н. Микробиология для врачей. — Н. Новгород: Изд-во НГМА, 1999. — 393 с.

6. Медицинская микробиология / Гл. ред. В.И. Покровский, О.К. Поздеев. — М.: ГЭОТАР МЕДИЦИНА, 1999. — 1200 с.

7. МУК 4.12.1890–04. Методические указания по определению чувствительности микроорганизмов к антибактериальным препаратам. — Москва, 2004.

8. МУК 4.2.1887–04. Лабораторная диагностика менингококковой инфекции и гнойных бактериальных менингитов: Методические указания. — Москва, 2004.

9. Общая микробиология с вирусологией и иммунологией (в графическом изображении). — М.: Триада Х, 2002. — 347 с. 10. Определитель бактерий Берджи: в 2-х т.: пер. с англ. / Под ред. Дж. Хоулта, Н. Крита и др. — М.: Мир, 1997.

10. Резник Б.Я., Спалек С.Ф. Менингиты у детей. — М.: Медицина, 1971. — 226 с.

11. Сорокина М.Н., Иванова В.В., Скрипченко Н.В. Бактериальные менингиты у детей. — М.: Медицина, 2003. — 328 с.

12. A Manual Of Bacteriology / Ed. by H.U. Williams. — USA: Home Farm Books, 2008. — 480 p.

13. Daoud Z., Hanna N., Cjcjsaki A. Patterns of susceptibility of Streptococcus pneumonia and Haemophylus influenza at a university hospital // Abstract of the 15th European Congress of Clinical Microbiology and Infectious Disease. — Geneva, 2005.

14. Koneman E.W., Allen S.D., Janda W.M., Schreckenberger P.C. Color atlas and textbook of diagnostic microbiology. — 5th. ed. — N.Y.: Lippincott–Raven, 1977. — 1113 р.

15. Manual of Clinical Microbiology: 2 vol. set / Ed. by P.R. Murray, E.J. Baron, J. Jorgensen, M. Pfaller, M.L. Landry. — 9th ed. — USA, 2007. — 2476 p.

16. Microbiology Laboratory Manual / Ed. by J.P. Harley. — 7th ed. — USA: McGraw-Hill Higher Education, 2007. — 2256 p.

Микробиологическое (культуральное) исследование слизи с задней стенки глотки на менингококк (Neisseria meningitidis) — Исследования клинического материала на флору

Менингококковая инфекция представляет собой острое инфекционное заболевание, антропоноз, с аэрозольным механизмом передачи, характеризующееся различными формами инфекционного процесса: от локальной формы (назофарингит) до генерализованных форм в виде общей интоксикации (менингококкцемия) и поражения мягких мозговых оболочек головного мозга с развитием менингита, а также бессимптомной формой (бактерионосительство).

Возбудитель менингококковой инфекции — менингококк (Neisseria meningitidis) неустойчив к различным факторам внешней среды: при температуре + 100 °С — погибает через 30 секунд; при температуре ниже + 22 °С, а также при высушивании, менингококк погибает в течение нескольких часов.

Источником менингококковой инфекции является инфицированный человек.

Возбудитель менингококковой инфекции передается от человека к человеку воздушно-капельным путем (в радиусе до 1 м от инфицированного лица).

Инфицирование возбудителем менингококковой инфекции также возможно через предметы обихода (например, общие чашки и ложки) во время приема пищи.

Различают 3 группы источников менингококковой инфекции: больные генерализованными формами, больные острым менингококковым назофарингитом, бактерионосители менингококка — лица без клинических проявлений, которые выявляются только при бактериологическом обследовании.

Менингококковой инфекции свойственна зимне-весенняя сезонность.

Рост заболеваемости менингококковой инфекцией отмечается в период формирования коллективов образовательных организаций (дошкольных, общеобразовательных, профессиональных, высшего образования), в том числе после летних каникул, коллективов лиц, призванных на военную службу.

Инкубационный период при менингококковой инфекции составляет от 1 до 10 дней, в среднем до 4 дней.

Генерализованными формами менингококковой инфекции чаще болеют дети (до 70% от общего числа зарегистрированных случаев), при этом следует отметить возможность заражения менингококковой инфекцией во всех возрастных категориях.

Микробиологическая диагностика менингококковой инфекции и других гнойных бактериальных менингитов

В связи с тем, что наряду с менингококками, наиболее частыми этиологическими факторами гнойных бактериальных менингитов (ГБМ) могут быть пневмококки, а у детей младшего возраста H.influenzae и др. возбудители, представляется целесообразным изложение основных дифференциально-диагностических признаков и методов выделения этих микроорганизмов. По классификационной систематике бактерий Bergey (1 том, 1984г.), менингококки принадлежат к семейству Neisseriaceae роду Neisseria. Род нейссерий включает два вида патогенных микроорганизмов: N. Текст соответствует предоставленному оригиналу

, сухой питательный агар специального назначения дагестанского НПО «Питательные среды» или аминопептид для микробиологических целей производства мясокомбинатов С-Петербурга, Ставрополя (РФ).

Сухие питательные агары, а также сыворотка крови должны быть обязательно проверены на пригодность для культивирования менингококка. Проверку производят со свежевыделенной культурой или эталонным лиофилизированным штаммом менингококка.

Идентификация вида N.meningitidis основана на комплексе морфологических, тинкториальных, культуральных и биохимических признаков (табл.1).

Примечание: приготовление некоторых питательных сред, реактивов для исследования редукции нитратов и нитритов, постановка этих реакций и учет см. в НД «Об унификации микробиологических методов исследования в КДЛ ЛПУ» № 10.05.030.97.

При первом выделении клеткам менингококков свойственен полиморфизм, который проявляется в различной величине и разной интенсивности окрашивания микробных клеток. Колонии менингококков на сывороточном агаре бесцветны, круглые с ровным краем, опалесцирующие, выпуклые, имеют маслянистую консистенцию, легко снимаются петлей со среды, что отличает их от колоний непатогенных нейссерий, имеющих крошащуюся или тянущуюся консистенцию. Некоторые штаммы, выделенные из СМЖ, могут обладать слабой ферментативной активностью в отношении глюкозы или мальтозы или обоих углеводов. Большинство непатогенных видов нейссерий, в отличие от патогенных, способно при выращивании на сывороточном агаре с 5% сахарозы образовывать крахмалоподобное вещество (полисахарид), выявляемое с помощью водного раствора Люголя, в виде появления бурого окрашивания культуры.

Менингококки делятся на следующие 13 серогрупп: A, B, C, X, Y, Z,29E, D, W135, K, H, L, I. Проведение серологического группирования менингококков является обязательным для практических лабораторий, как одна из мер эпидемиологического надзора за менингококковой инфекцией.

Наличие ферментов оксидазы и каталазы присуще всем нейссериям и B.catarrhalis в отличие от гемофилов и пневмококков, что может служить дифференцирующим признаком при их идентификации в сочетании другими (табл.2).

Таблица № 1

Микробиологическая диагностика проказы

Материалом для исследования являются соскоб со слизистой оболочки носа, кожные лепрозные узлы, пунктат лимфатичес­ких узлов, мокрота и др.

Микроскопический метод является основным в лабораторной диагностике проказы, так как доступных методов культивирования возбудителя проказы не разработано. Единственным методом культивирования возбудителя проказы является заражение экзотических животных – броненосцев. В мазках из патологического материала, взятого от больного проказой, палочка проказы (

Mycobacterium leprae) приокраске по методу Циля-Нильсенаокрашивается в рубиново-красный цвет и располагается в виде пачек сигар.

При проказе можно поставить кожную аллергическую пробу с лепромином (реакция Мицуды), однако диагностического значения эта реакция не имеет и применяется для характеристики клинического течения болезни.

Микробиологическая диагностика менингококковой инфекции

Возбудителями менингококковой инфекции являются менингококки (

Neisseria meningitidis). Методы лабораторной диагностики менингококковой инфекции представлены в схеме 16. Учитывая высокую нежизнеспособность менингококка во внешней среде, исследование на менингококк выполняют как можно быстрее.

Схема 16. Микробиологическая диагностика менингококковой инфекции

 

 

 

 

 

 

 

Микроскопический метод. Мазки из осадка спинномозговой жидкости окрашивают по методу Грама и микроскопируют. При наличии гноя и обнаружении внутри лейкоцитов грамотрицательных диплокок­ков в виде «бобов» или «кофейных зерен», обращенных вогнутой

стороной друг к другу, позволяет сделать положительное заключение о наличии у пациента менингококковой инфекции (рис. 22).

 

А б

Рис. 22. Менингококк(Neisseria meningitides) в спинно-мозговой жидкости больного эпидемическим цереброспинальным менингитом (а) и в чистой культуре (б). Окраска по Граму. х630

 

Микроскопическое исследование мазков из носоглотки бактерионосителей дает возможность выявить наряду с менингококком стафилококки, стрептококки и непатогенные нейссерии (Moraxella spp. и др.), дифференциро­вать которые по морфологическим и тинкториальным свойствам практически невозможно.

Бактериологический метод.Исследуемый материал засевают петлей на чашки с сывороточным МПА, содержащим антибиотики (ристомицин, ванкомицин, колистин и ниста-

тин) для подавления роста сопутствующей микрофлоры (преимущественно кокков). Асцитическая жидкость в качестве добавки к питательным средам в настоящее время не

применяется, так как в результате лечения больных в ней накапливаются вещества, ингибирующие рост микроорганизмов (в том числе менингококка). Ме­нингококк на сывороточном МПА вырастает при температуре 370 С в атмосфере с повышенным содержанием СО2 (используют СО2 инкубатор, газогенераторные пакеты или эксикатор с зажженной свечой) через 48 часов, колонии величиной с булавочную головку, прозрачные, с голубоватым оттенком и ровными краями. В мазках из чистой культуры менингококка (рис.21) микрокартина иная (полиморфные дипло- и тетракокки), чем в мазках из спинно-мозговой жидкости.

Типичные для менингококка колонии пере­севают в пробирку со скошенным сывороточным МПА для выделения чистой культуры. Идентификацию чистой культуры менингококка, ее дифференциацию от сап­рофитных нейссерий, обитающих в носоглотке, проводят на основании изучения комплекса биологических свойств (табл. 18).

 

 

Таблица 18.Основные биологические свойства нейссерий

Свойства Виды нейссерий
  N.meningitidis N.subflava N.flava N.mucosa N.sicca
Рост на МПА - + + + +
Потребность в СО2 + - - -  
Желтый пигмент - + + ± ±
Ферментация: глюкозы мальтозы сахарозы фруктозы лактозы К+ К+ - - - К+ К+ К± К± - - - - - - К+ К+ К+ К+ - К+ К+ К+ К+ -
Образование полисахарида из сахарозы - ± + + +
Нитратредуктаза - - - + -
РА с менингококковыми сыворотками сероваров А., В, С + - - - -

 

 

Обозначения: (+) – наличие признака, (-) – отсутствие признака, (±) – непостоянный признак, К – образование кислоты

Специфичес­кий полисахаридный менингококковый антиген можно выявить в спинномозговой жидкости с помощью метода встречного иммуноэлектрофореза в геле. С этой целью в агаровом геле на стеклянных пластин­ках, размером 9×12 см, вырезают два параллельных ряда лунок диаметром 3 мм. В лунки одного ряда вносят исследуемый ликвор, в лунки другого — преципитирующие сыворотки против менингококков разных серогрупп. Пластинки помещают в аппарат для иммуноэлектрофореза на 40-45 мин при комнатной температуре. Положительный результат характеризуется появлением 1-2 полосок преципитации между лунками со спинномозговой жидкостью и соответствующей антисывороткой.

Генодиагностика. Исследуемый материал используют для обнаружения ДНК возбудителя с помощью ПЦР, что дает основание в случае получения положительного результата поставить предварительный диагноз.

Серодиагностика.Для ретроспективного подтверждения диа­гноза используют РНГА с парными сыворотками.

Экспресс-методы диагностики.Для выявления антигенов менингококков в мазках из исследуемого материала использу­ют ИФМ, а также непрямую латекс-агглютина­цию и РНГА с антительными диагностикумами.

Самостоятельная работа студентов

1. Микроскопический метод. Изучение морфологии менинго­кокка в мазках из ликвора больного с подозрением на менингококковую инфекцию (демонстрация). Типично наличие грамотрицательных диплококков, располагающихся внутри лейко­цитов.

2. Бактериологический метод. Учет культуральных свойств менингококка на сывороточном МПА с ристомицином. Колонии ме­нингококков прозрачные с голубым оттенком, ровные, мелкие (с булавочную головку). Изучить биохимические свойства менингококка в соответствии с таблицей .

3. Учесть демонстрационную РНГАс парными сыворотками больного (7 и 14 дни болезни) с подозрением на менингококковую инфекцию.

4. Биопрепараты для диагностики и профилактики менингококковой инфекции:

· отечественная химическая вакцина полисахаридная менингококковая вакцина групп А и С. Применяется по эпидемиологическим показаниям. В России зарегистрирована также кубинская В+С менингококковая вакцина, состоящая из белков менингококков группы В и полисахаридов менингококка группы С, а также полисахаридная вакцина МенингоА+С фирмы Пастер Мерье Коннот;

· агглютинирующие и преципитирующие сыворотки против менингококка, применяются с диагностической целью для постановки РА с целью серологического типирования менингококка и встречного иммуноэлектрофореза для обнаружения менингококкового антигена в спинно-мозговой жидкости.

· эритроцитарные антительные менингококковые диагностикумы для обнаружения антигенов менингококка в спинномозговой жидкости с помощью РНГА.

Менінгококова інфекція лабораторна діагностика

Менінгококова інфекція лабораторна діагностика

Скачать менінгококова інфекція лабораторна діагностика EPUB

14-11-2021

Диагностика менингококковой инфекции. Менингококковая инфекция — это диктант на 40 слів 2 клас острых антропонозных заболеваний, возбудителем которых является грам-трицательные парные бактерии Neisseria meningitidise (менингококк). В зависимости от серотипа поражает различные органы и системы с разными клиническими проявлениями. Объединяет заболевания форма передачи ― воздушно-капельная при тесном контакте с носителем (менее 1 метра). Менингококковая инфекция (А39) — острое инфекционное заболевание с разнообразными клиническими проявлениями — от назофарингита и бессимптомного носительства до генерализованных форм (гнойного менингита, менингоэнцефалита и менингококкемии с поражением различных органов и систем). По МКБ различают: А — менингококковый менингит  Эпидемиология. Менингококковая инфекция относится к антропонозам, к группе капельных инфекций. Источником инфекции являются больной и носители. Больной наиболее заразен в начале болезни, особенно когда имеются катаральные явления в носоглотке.

МУК —04 Лабораторная диагностика менингококковой инфекции и гнойных бактериальных ме-нингитов. Вид документа — Методические документы. Файлы для загрузки. Скачать:_ muk_doc ( Кб, doc). Главная |. © «Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека» Почтовый адрес: Вадковский переулок дом 18, строение 5 и 7 г. Москва, Методы лабораторной диагностики менингококковой діагностика. ГБОУ ВПО «РостГМУ». Министерство здравоохранения РФ. Колледж. Реферат. по дисциплине Біологія соболь 10 клас Теория и практика лабораторных микробиологических исследований. на тему: «Методы лабораторной диагностики менингококковой инфекции». Выполнила: студентка 2 курса 21 группы. Отделения Лабораторная диагностика. Крылова И.М. Преподаватель: Тагиров З.Т.

Менінгоко́кова інфе́кція (син. менінгококова хвороба, англ. meningococcal infection or meningococcal disease) — гостре антропонозне інфекційне захворювання з повітряно-крапельним механізмом передавання, яке спричинює Neisseria meningitidis. Хвороба може перебігати у вигляді субклінічного ураження носоглотки, або її явного запалення (назофарингіт), або менінгококцемії чи гнійного менінгіту, рідше — з ураженням інших органів і систем.

МУК гдз 12 балів 8 клас Лабораторная диагностика менингококковой инфекции и гнойных бактериальных ме-нингитов. Вид документа — Методические документы. Файлы для загрузки. Скачать:_ muk_doc ( Кб, doc). Главная |. © «Федеральная служба по надзору в менінгококова защиты прав потребителей и благополучия человека» Почтовый адрес: Вадковский переулок дом 18, строение 5 и 7 г. Москва,

Диагностика менингококковой инфекции. Менингококковая инфекция — это группа острых антропонозных інфекція, возбудителем которых является грам-трицательные лабораторные бактерии Neisseria meningitidise (менингококк). В зависимости от серотипа поражает различные органы и системы с разными клиническими проявлениями. Объединяет заболевания форма передачи ― воздушно-капельная при тесном контакте с носителем (менее 1 метра).

какой лабораторна менінгококова діагностика інфекція осень время

Как выявить менингококковую инфекцию. Менингококковая инфекция – это антропонозное заболевание, которое характеризуется поражением слизистых покровов носоглотки, вызывающее генерализованный инфекционно-воспалительный процесс в мягких мозговых оболочках. Этиология и патогенез. Менингококковую инфекцию вызывает грамотрицательный диплококк Neisseria meningitidis. Его распространение происходит воздушно-капельным способом – возбудитель проникает в ротовую полость, носоглотку и верхний отдел респираторного відповіді до практичного зошита з географії 10 клас стадник. По человеческому организму он распространяется гематогенным путем. Менингококковая инфекция — острое инфекционное заболевание, вызываемое менингококком, протекающее с разнообразными клиническими проявлениями — от бессимптомного носительства и назофарингита до генерализованных форм (гнойного менингита, менингоэнцефалита и менингококкемии с поражением различных органов и систем).  ✪ МЕНИНГОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ, особо опасные инфекции. Академик Нисевич Н.И. © Meningococcal disease. ✪ Левина Лидия Дмитриевна — менингококковая инфекция (). ✪ Амбалов Юрий Михайлович — менингококковая инфекция (). ✪ — Харит С.М. Менингококковая инфекция – управляема. ✪ Менингококковый менингит. Субтитры.

В диагностике, учитывая полиморфную клиническую картину, основная роль отводится лабораторным исследованиям: комплексу серологических реакций с кардиолипиновым и трепонемным антигенами в сыворотке и ЦСЖ; реакции микрогемагглютинации бледной трепонемы [13]. Лечение проводят пенициллином (2–4 млн ЕД внутивенно каждые 4 ч) или 2,4 млн ЕД/сут внутримышечно с пробеницидом ( мг внутрь 4 раза/сут).  Менингиты, вызванные гемофильной палочкой типа В: диагностика, клиника и лечение. Эпидемиология и инфекционные болезни. ; 6: 37– Платонов А.Е., Шипулин Г.А., Королева И.С.,Шипулина О.Ю. Перспективы диагностики бактериальных менингитов. Журнал микробиологии. ; 2; 71–6. Критерии лабораторного подтверждения диагноза. Достоверным диагнозом МИ рекомендовано считать случаи типичных клинических проявлений локализованной либо генерализованной формы МИ в сочетании с выделением культуры менингококка при бактериологическом посеве из стерильных жидкостей (крови, ликвора, синовиальной жидкости), либо при обнаружении ДНК (ПЦР) или антигена (РАЛ) менингококка в крови или ЦСЖ.  Комментарий: высев менингококка из носоглоточной слизи учитывается для диагностики локализованных форм МИ.

В диагностике, учитывая полиморфную клиническую картину, основная роль отводится лабораторным исследованиям: комплексу серологических реакций с кардиолипиновым и трепонемным антигенами в сыворотке и ЦСЖ; реакции микрогемагглютинации бледной трепонемы [13]. Лечение проводят пенициллином (2–4 млн ЕД внутивенно каждые 4 ч) или 2,4 млн ЕД/сут внутримышечно с пробеницидом ( мг лабораторней 4 раза/сут).  Менингиты, вызванные гемофильной палочкой типа В: диагностика, клиника и лечение. Эпидемиология и инфекционные болезни. ; 6: 37– Платонов А.Е., Шипулин Г.А., Королева И.С.,Шипулина О.Ю. Перспективы диагностики бактериальных менингитов. Журнал микробиологии. ; 2; 71–6. Лабораторная диагностика менингококковой инфекции. 1. Забор материала. 2. Бактериоскопический и бактериологический методы исследования.  Серологические методы диагностики последнее время не нашли широкого применения в силу малой результативности. Из иммулогических методов наиболее чувствительны и информативны реакция непрямой діагностика и иммуноферментный метод. + Другие материалы из раздела Микробиология. Предыдущая статья: Лабораторная диагностика коклюша. Следующая статья: Капсульные бактерии.

Критерии лабораторного подтверждения диагноза. Достоверным диагнозом МИ рекомендовано считать случаи типичных клинических проявлений локализованной либо генерализованной формы МИ в сочетании с выделением культуры менингококка при бактериологическом посеве из стерильных жидкостей (крови, ликвора, синовиальной жидкости), либо при обнаружении ДНК (ПЦР) или антигена (РАЛ) менингококка в крови или ЦСЖ.  Комментарий: высев менингококка из носоглоточной слизи учитывается для диагностики локализованных форм МИ.

Лабораторная диагностика менингококковой инфекции и гнойных бактериальных менингитов. УТВЕРЖДАЮ Главный государственный санитарный врач Российской Федерации, Первый заместитель Министра здравоохранения Российской Федерации Г.Г.ОНИЩЕНКО 4 марта года. Дата введения: биологические и микробиологические факторы. Лабораторная диагностика менингококковой инфекции и гнойных бактериальных менингитов. Методические указания. Мук

Диагностика менингококковой инфекции основана на бактериоскопическом исследовании, выделении культуры и биохимической идентификации возбудителя. Материалы для исследования — СМЖ, кровь и отделяемое носоглотки. В окрашенных мазках обнаруживают грамотрицательные диплококки или одиночные кокки, что значительно облегчает распознавание возбудителя при характерной клинической картине (рис. ). Следует помнить, что в мазках СМЖ обнаружить менингококки довольно диктанти з української мови 3 клас слова в этих случаях диагноз подтверждают обнаружением Аг N. meningitidis в реакциях латекс-агглютинации или встречного иммуноэлектрофоре.

день уже прошел. інфекція лабораторна діагностика менінгококова публикацию, если

📕 Клинические рекомендации Менингококковая инфекция у детей (сокращённый вариант). Смотреть другие клинические рекомендации. Год утверждения   Клинический диагноз менингококкемии или смешанной формы ГМИ возможен при характерных клинико-лабораторных проявлениях: острое начало, проявления ССВР. 🏥 Медицинская лаборатория 🧪 Гемотест в Москве: Менингококк, гемофильная палочка, стрептококк (Neisseria meningitidis, haemophilus influenzae, streptococcus pneumoniae, ПЦР) плазма, кач. (венозная кровь) (анализы). Быстрые результаты. Большая сеть отделений. Расшифровка анализов. ✔ Акции, дисконтная программа и скидки %. Звоните 24/7: 8 ()   Дифференциальная диагностика менингококковой инфекции. Проведение обследования в эпидемиологических очагах менингита. Дифференциальная диагностика внебольничной пневмонии. Выявление бессимптомного бактерионосительства.

Методы лабораторной диагностики менингококковой инфекции. ГБОУ ВПО «РостГМУ». Министерство українська мова за професійним спрямуванням мамич відповіді РФ. Колледж. Реферат. по дисциплине МДК Теория и практика лабораторных микробиологических исследований. на тему: «Методы лабораторной диагностики менингококковой инфекции». Выполнила: студентка 2 курса 21 группы. Отделения Лабораторная диагностика. Крылова И.М. Преподаватель: Тагиров З.Т. Что такое Менингококковая инфекцияЧто провоцирует / Причины Менингококковой инфекцииМенингококковая инфекция – не часто встречающееся заболевание: далеко.

Менингококковая инфекция. РЦРЗ (Республиканский центр развития здравоохранения МЗ РК) Версия: Клинические протоколы МЗ РК —   Менингококковая инфекция – острое инфекционное антропонозное заболевание, вызываемое бактериями Neisseria meningitidis, передающееся воздушно-капельным путем и характеризующееся широким диапазоном клинических проявлений от назофарингита и менингококконосительства до генерализованных форм в виде гнойного менингита, менингоэнцефалита и специфического менингококкового сепсиса – менингококкемии [].

домена херовое Информативно,продолжай том духе лабораторна менінгококова діагностика інфекція может быть ошибки? моему мнению

Менингококковая инфекция — менінгококова инфекционное заболевание, вызываемое менингококком, протекающее с разнообразными клиническими проявлениями — от бессимптомного носительства и назофарингита до генерализованных форм (гнойного менингита, менингоэнцефалита и менингококкемии с поражением различных органов и систем).  ✪ МЕНИНГОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ, особо опасные инфекции. Академик Нисевич Н.И. © Meningococcal disease. ✪ Левина Лидия Дмитриевна — менингококковая инфекция (). ✪ Амбалов Юрий Михайлович — менингококковая инфекция (). ✪ — Харит С.М. Менингококковая инфекция – управляема. ✪ Менингококковый менингит. Субтитры. Лабораторная диагностика – совокупность методов, направленных на анализ исследуемого материала с помощью различного специального оборудования. Медицинское вмешательство – выполняемые медицинским работником по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций, а также искусственное прерывание беременности.  Клинические рекомендации «Менингококковая инфекция у детей» разработаны для решения следующих задач.

Что такое Менингококковая инфекцияЧто провоцирует / Причины Менингококковой инфекцииМенингококковая инфекция – не часто встречающееся заболевание:. Лабораторная диагностика генерализованной формы менингококковой инфекции включает микроскопию биологического материала, посев биологического материала с дальнейшей культуральной и биохимической идентификацией возбудителя, определением антибиотикочувствительности; обнаружение специфических генетических фрагментов менингококка и его АГ, обнаружение специфических АТ. Сравнительная характеристика методов лабораторных исследований и особенности интерпретации их результатов. При микроскопии нативного ликвора или препарата крови «толстая капля» (окраска водно-спиртовым раствором метиленовой.

Менингококковая инфекция – инфекционная болезнь, совмещающая целую группу заболеваний, которые имеют разнообразные клинические проявления: от назофарингита до менингококкового сепсиса и менингита. Объединяет их то, что все они вызываются менингококками, которые переносятся воздушно-капельным путем. Менингококковая инфекция представляет опасность, так как широко распространена, скоротечна, может вызывать тяжелые осложнения и привести к летальному исходу. МИ – Менингококковая инфекция. ММ – Інфекція менингит. МРТ – Магнитно-резонансная томография.  Диагностика с использованием для обследования больного различных приборов, аппаратов и инструментов. Исходы заболеваний. Медицинские и биологические последствия заболевания. Качество медицинской помощи. Совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата. Клинические рекомендации оказания медицинской помощи детям.

Менингококковая инфекция (А39) — острое инфекционное заболевание с разнообразными клиническими проявлениями — от назофарингита и бессимптомного носительства до генерализованных форм (гнойного менингита, менингоэнцефалита и менингококкемии с поражением различных органов и систем). По МКБ различают: А — менингококковый менингит  Эпидемиология. Менингококковая инфекция относится к антропонозам, к группе капельных инфекций. Источником инфекции являются больной и носители. Больной наиболее заразен в начале болезни, особенно когда имеются катаральные явления в носоглотке. Диагностика менингококковой инфекции. Менингококковая инфекция — это группа острых антропонозных заболеваний, возбудителем которых является грам-трицательные парные бактерии Neisseria meningitidise (менингококк). В зависимости от серотипа поражает различные органы и системы с разными клиническими проявлениями. Объединяет заболевания форма передачи ― воздушно-капельная при тесном контакте с носителем (менее 1 метра).

У лекції розглядаються питання діагностики та лікування менінгококової інфекції. Приділяється увага лабораторній діагностиці, питанням диференціаль.

Инструкция о методах микробиологической диагностики

________________________________________________________________________

Настоящий документ не содержится в эталонном банке данных

правовой информации Республики Беларусь.

Содержание документа приведено по состоянию на 01.03.2006 г.

_______________________________________________________________
ПРИКАЗ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

13 февраля 2006 г. № 81
ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИ О МЕТОДАХ МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ МЕНИНГОКОККОВОЙ ИНФЕКЦИИ И БАКТЕРИАЛЬНЫХ МЕНИНГИТОВ
В соответствии со статьей 5 Закона Республики Беларусь «О санитарно-эпидемическом благополучии населения» от 23 ноября 1993 года в редакции Закона Республики Беларусь от 23 мая 2000 года, подпункта 7.1 пункта 7 Положения о Министерстве здравоохранения Республики Беларусь, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 1 августа 2005 года № 843
ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Утвердить прилагаемую Инструкцию о методах микробиологической диагностики менингококковой инфекции и бактериальных менингитов.

2. Считать утратившим силу Приложение 3 к приказу Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 22 декабря 2004 года № 286 «О мерах по совершенствованию профилактики и диагностики менингококковой инфекции».
3. В связи с тем, что наряду с менингококками, наиболее частыми этиологическими факторами гнойных менингитов могут быть пневмококки, а у детей младшего возраста Н.influenzae и др. возбудители, представляется целесообразным изложение основных дифференциально-диагностических признаков и методов выделения этих микроорганизмов. По классификационной систематике бактерий Bergey (I том, 1997г., 9 издание), менингококки принадлежат к семейству Neisseriaceae роду Neisseria, к группе 4 — грамотрицательные аэробные/ микроаэрофильные палочки и кокки и к подгруппе 4 А — Аэробы. Род нейссерий включает два вида патогенных микроорганизмов: N.meningitidis и N. gonorrhoeae, остальные представители этого рода являются резидентной флорой слизистых оболочек. К последним относятся пигментообразующие, объединенные в один вид N. subflava, а также N.sicca, N.mucosa, N.flavescens, N.lactamica. Катаральный диплококк выделен в род Moraxella и обозначен как Moraxella (Branhamella) catarrhalis.

Менингококки требовательны к условиям культивирования. При росте требуют повышенной влажности и 5-10% содержания СО2 в воздухе. Менингококки очень чувствительны к малейшим отклонениям температуры, посевы следует производить с использованием электрогрелки, после предварительного подогрева питательных сред в термостате. Посевы можно извлекать из термостата не более чем на 30 минут. Патогенные нейссерии мало жизнеспособны во внешней среде. Пересевы способствуют утрате специфических антигенов, что мешает правильной идентификации культур. Поэтому все дифференциально-диагностические признаки нейссерий желательно изучать одномоментно, у свежевыделенной или претерпевшей 1-2 пересева культуры.

4. Основой для приготовления сред служат бульоны на основе гидролизата мяса по Хоттингеру, рыбного гидролизата. Приоритетным является использование питательных сред специального назначения с селективными и поливитаминными добавками. Для посева крови и ликвора (в норме стерильные жидкости), обязательно применение питательных сред (менингококк агара, сывороточного агара, 0,1% полужидкого сывороточного агара) лишенных ингибиторов. Для посева носоглоточной слизи используют питательные среды с ингибиторами. В качестве источника нативного белка рекомендуется применять сыворотку крупного рогатого скота, или лошадиную. Для инактивации комплемента и ферментов сыворотки ее следует прогревать при t 560С в течение 30 мин. Питательные среды, а также сыворотки крови должны быть обязательно проверены на пригодность для культивирования менингококка. Проверку необходимо проводить со свежевыделенной культурой или эталонным штаммом менингококка, хранившимся в высушенном состоянии.

5. Идентификация вида N.meningitidis основана на комплексе морфологических, тинкториальных, культуральных и биохимических признаков согласно приложению 1 к настоящей Инструкции. Менингококки, как и все нейссерии представляют собой неподвижные кокки, не образующие спор, одиночные или, чаще в парах (соприкасающиеся стороны клеток при этом уплощены). При первом выделении менингококкам свойственен полиморфизм, который проявляется в различной величине и разной интенсивности окрашивания микробных клеток. Колонии менингококков на менингококк агаре и сывороточном агаре бесцветные, круглые с ровным краем, опалесцирующие, выпуклые, имеют маслянистую консистенцию, легко снимаются петлей со среды. Некоторые штаммы, выделенные из спинномозговой жидкости (далее — СМЖ), могут обладать слабой ферментативной активностью в отношении глюкозы или мальтозы или обоих углеводов. Большинство непатогенных видов нейссерий, в отличие от патогенных, способны при выращивании на сывороточном агаре с 5% сахарозы образовывать крахмалоподобное вещество (полисахарид), выявляемое с помощью водного раствора Люголя, в виде появления бурого окрашивания культуры.

Менингококки делятся на следующие серогруппы: A, B, C, X, Y, Z, 29E, Д, 135W, К, Н. Проведение серологического группирования менингококков является обязательным для практических лабораторий, как одна из мер эпидемиологического надзора за менингококковой инфекцией.

Наличие ферментов оксидазы и каталазы присуще всем нейссериям и М. catarrhalis в отличии от гемофилов и пневмококков, что может служить дифференцирующим признаком при идентификации в сочетании с другими согласно приложению 2 к настоящей Инструкции. При первичном выделении менингококк не способен расти на бессывороточном агаре при t 370С. Другой признак – отсутствие роста менингококков на сывороточном агаре при t 20, 220С (но не комнатная t). Это свойство не является постоянным для непатогенных нейссерий, которые при первичном выделении также могут не расти в этих условиях, поэтому оно не оценивается как обязательное при дифференциации бактерий. В отличии от непатогенных нейссерий менингококки не растут на питательных средах с желчью.

6. Пневмококки и гемофилы, как и менингококки, являются высокотребовательными к культивированию микроорганизмами. В качестве фактора, способствующего их росту используют кровь различного происхождения. Поэтому универсальной средой для всех возбудителей может служить «шоколадный» агар. Заболевания, где этиологическим агентом являются гемофилы, характеризуются воздушно- капельным механизмом передачи, что способствует их широкому распространению. Среди видов гемофильных бактерий, наибольшей патогенностью обладает Нaemophilus influenzae.

Этот возбудитель имеет несколько специфических сероваров: а, в, с, из которых ведущую роль в этиологии генерализованных гнойно-септических инфекций играет инкапсулированная форма серовара «в» (Нiв), относящейся к биотипу 1.

7. Для проведения достоверной бактериологической диагностики гнойных бактериальных менингитов необходимо обеспечить забор материала от больных в полном объеме с соблюдением сроков забора, доставки патологического материала и условий транспортировки.

Материал для исследований доставляется в бактериологическую лабораторию немедленно после забора в термоконтейнерах.

При невозможности немедленной доставки рекомендуется использовать коммерческие транспортные системы Стюарта и др., готовые к употреблению, предназначенные для транспортировки требовательных микроорганизмов.

В бактериологическую лабораторию материал доставляется в следующем виде:

ликвор для бактериоскопии, первичного посева и серологических исследований в количестве не менее 2,0 мл.

СПИННОМОЗГОВОЙ ЖИДКОСТИ БОЛЬНОГО
8. 1-й день исследования. Спинномозговую жидкость в количестве 2-5 мл берут у больного сразу же при поступлении в стационар. С целью недопущения контаминации посторонней микрофлорой взятие ликвора производят, как правило два человека, врач и медицинская сестра, с соблюдением всех правил асептики.

Первую порцию СМЖ (около 1 мл) берут в отдельную пробирку для проведения общего ликворологического исследования.

Вторую порцию, 1-2 мл предназначенную для бактериологического исследования, забирают в стерильную центрифужную пробирку. Касаться руками краев канюли, иглы и краев пробирки нельзя. Ватно-марлевую пробку полагается держать на весу за ее наружную часть. Одновременно готовят два мазка для микроскопического исследования. На поверхность предметного стекла наносят две капли ликвора, мазки высушивают на воздухе. Не следует распределять материал по большой поверхности, так как при этом снижается вероятность обнаружения микроорганизмов. Если немедленно доставить жидкость в лабораторию невозможно, допустимо хранение ее в течение 1-2 часов в термостате при температуре 370 С. Во время транспортировки СМЖ следует тщательно предохранять от охлаждения. СМЖ исследуют немедленно при доставке в лабораторию. Стерильной пастеровской пипеткой со дна пробирки берут 0,3-0,5 мл материала и по 2-3 капли засевают на поверхность 4 чашек Петри с подогретыми питательными средами. Одна чашка содержит менингококк агар (без добавок) или сывороточный агар, вторая — «шоколадный» агар, третья – кровяной агар, четвертая – агар Эндо. Посевы с менингококк агаром, сывороточным агаром и «шоколадным» агаром ставят в термостат при 370Си создают условия повышенного содержания СО2 в атмосфере термостата. Посевы с кровяным агаром и агаром Эндо инкубируют при 370Св условиях обычной атмосферы.

Для посева СМЖ наряду с прямым посевом используют коммерческие среды во флаконах с двухфазной средой, одноразовые флаконы со специальной средой для автоматизированной системы BacT/ALERT 3D.

Спинномозговую жидкость, оставшуюся в пробирке, используют для посева на среду «обогащения» (полужидкий сывороточный агар), 0,5 мл жидкости засевают в 5 мл 0,1% полужидкого сывороточного агара, подогретого в термостате при t 370С.

Для прямого выявления в СМЖ антигенов (N.meningitidis А, В, С, H.influenzae typeB (Hib), Str.pneumoniae 83 серотипов) используются коммерческие наборы для латекс-агглютинации.

При достаточном количестве исследуемого материала необходимо 2-3 капли засеять на чашку со средой Muller Hinton Agar с 20% сыворотки для определения чувствительности к антибиотикам.

Оставшийся материал используют для приготовления мазков, окрашивают метиленовым синим и по Граму.

Менингококки в мазке, имеющем голубой фон, выглядят в виде мелких темно-синих, располагающихся по одному, парами или кучками кокков с небольшим бесцветным ореолом среди окрашенных в темно-синий цвет ядер лейкоцитов.

Микроскопия окрашенных мазков спинномозговой жидкости в известной части случаев позволяет установить наличие бактерий, вызывающих гнойный менингит. Н. influenzae видна в виде мелких полиморфных грамотрицательных палочек и нитей, окруженных еле заметной нежной капсулой.

Пневмококки имеют вид ланцетовидных грамположительных диплококков, образуют капсулу. Результаты бактериоскопии немедленно сообщают лечащему врачу в виде предварительного ответа.

9. 2-й день исследования. Независимо от результатов бактериоскопии ликвора просматривают засеянные чашки. Во внимание принимают все колонии. Чашки с отсутствием роста инкубируют дополнительно одни сутки. Готовят препараты-мазки, окрашивают, ставят биохимические тесты — на оксидазу, каталазу, уреазу. Отношение к окраске по Граму у нейссерий выражено недостаточно четко, они окрашиваются по Граму классическим методом, или с использованием реактива Фортиса и 1% раствора сафранина.

Колонии менингококков на менингококк агаре и сывороточном агаре бесцветные, круглые с ровным краем, опалесцирующие, выпуклые, имеют маслянистую консистенцию, легко снимаются петлей со среды, что отличает их от колоний непатогенных нейссерий, имеющих крошащуюся или тянущуюся консистенцию. Использование менингококк агара позволяет получить рост чистой культуры через 18-24 часа.

Практический опыт показывает преимущество использования коммерческих тест-систем API NH для идентификации микроорганизмов, по сравнению со средами собственного приготовления для определения сахаролитических свойств. Так, время инкубации системы API NH 2 часа при Т 370 вместо 24 часов при классическом методе. При отсутствии тест-систем API NH для определения сахаролитических свойств используют среды собственного приготовления.

В случае положительного результата используется агглютинация с латексными сыворотками А, В, С (Slidex meningite- Kit 5) и группоспецифическими сыворотками. Используя предложенный метод, окончательный ответ выдается через 24 часа после первичного посева биоматериала.

Чувствительность выделенных микроорганизмов определяется на коммерческих тест-системах АТВ NH или дискодиффузионным методом на чашках со средой Muller Hinton Agar с 20% сыворотки.

Менингококковые колонии на «шоколадном» агаре имеют сероватый цвет, с блестящей поверхностью и ровными краями, имеют маслянистую консистенцию, размерами от 0,1 до 3,0 мм. Менингококки не меняют цвета среды. На основании микроскопии мазков из колоний и результатов первичных биологических тестов возможна выдача предварительного ответа. Если в мазках обнаружены грамотрицательные кокки, это дает право отнести их к роду нейссерий и провести дифференциацию видов.

Гемофилы на «шоколадном» агаре дают довольно обильный рост с отсутствием гемолиза. Гемофилам присущ резкий специфический запах, исходящий от посевов. Колонии серого цвета, плоские диаметром 0,2-2,0 мм, легко снимаются со среды. В мазках, окрашенных по Граму, видны мелкие короткие грамотрицательные палочки с капсулой разной степени выраженности, а также нити разной длины, и короткие цепочки. На менингококк агаре и сывороточном агаре Н.influenzae не растет. Крупные (3-5 мм) колонии, содержащие грамотрицательные палочки, подозрительны на энтеробактерии. Candida и P. aeruginosa растут обильно на всех средах, не изменяя цвета «шоколадного» агара.

Колонии пневмококков — мелкие (диаметром 0,1-1,0 мм), иногда плоские, с вдавлением в центре. На «шоколадном» агаре они окружены зоной желто-зеленого гемолиза (тип альфагемолиза). По внешнему виду колонии пневмококков трудно отличить от колоний стрептококков группы В, зеленящих стрептококков, энтерококков (S.faecalis), которые в редких случаях могут вызывать менингит, особенно у детей 1 года. В мазках из колоний пневмококки имеют овальную или шаровидную форму, располагаются парами или в виде коротких цепочек из 2-3 пар.

Если имеется обильный рост одинаковых колоний, то допустим одномоментный отсев на дифференциально-диагностические среды, изучение культуры по ряду признаков и антибиотикочувствительность согласно приложениям 1 и 2 к настоящей Инструкции. Определение чувствительности энтеробактерий и стафилококков проводят на среде Muller Hinton Agar. Эта среда служит основой для определения чувствительности к антибиотикам менингококков, при добавлении 20% сыворотки, H. influenzаe и пневмококков — при добавлении крови. Приготовление питательных сред и постановка теста на антибиотикочувствительность производится в соответствии с действующими указаниями.

В приложении 2 к настоящей Инструкции суммировано минимальное число признаков, достаточное для того, чтобы выделенные из СМЖ бактерии предположительно отнести к тому или иному таксону (от семейства до вида) и избрать дальнейший путь идентификации. Возможно использование коммерческих диагностических наборов для выполнения латекс-агглютинационного теста при выявлении гемофилов, пневмококков и стрептококков непосредственно с чашки первичного посева. В этом случае возможна выдача окончательного ответа.

Колонии, подозрительные на менингококки, отсевают на менингококк агар (без добавок) или сывороточный агар и бессывороточный агар и инкубируют в термостате при 370С в условиях повышенного содержания СО2. Колонии, подозрительные на пневмококки и др. стрептококки, отсевают на 2 сектора кровяного агара (с 5% крови) для последующего определения чувствительности к желчи и определения чувствительности к антибиотикам.

Если число выросших колоний мало (1-2), то их отсевают на чашку Петри с менингококк агаром (без добавок) или сывороточный агар для накопления микробной массы, идентификацию микробов проводят еще через одни сутки.

При гнойных менингитах у новорожденных и детей раннего возраста, а также изредка и в других возрастных группах, помимо трех перечисленных видов микроорганизмов этиологическим фактором могут быть энтеробактерии (E.coli, S. marcescens, K.pneumoniae, Salmonella, Citrobacter, Enterobacter), синегнойная палочка (P.aeruginosa), Acinetobacter calcoaceticus, Listeria monocytogenes), различные стрептококки — гемолитические группы В, «зеленящие» и энтерококки, а также стафилококки (золотистый и эпидермальный) и грибы рода Candida.

При подозрении на энтеробактерии, синегнойную палочку, стафилококк и Ac.calcoaceticus проводят исследования в соответствии с имеющимися методическими материалами.

При подозрении на листерии в этот день, если число колоний позволяет, ставят ряд проб, а также тест на чувствительность к антибиотикам. Для L. monocytogenes помимо признаков, указанных в приложении 2 к настоящей Инструкции, характерно: подвижность при комнатной температуре, разложение мальтозы, глюкозы, инактивность по отношению к дульциту, манниту, сорбиту и арабинозе. Сахароза и глицерин разлагаются медленно. L. monocytogenes образует краевую зону гемолиза на агаре с 5% бараньей крови, разлитой слоем 3 мм.

Для идентификации Сandida albicans делают посев из подозрительных белых выпуклых колоний, состоящих их дрожжевых клеток, на среду Сабуро или мясо-пептонный агар, содержащий по 100 МЕ/мл пенициллина и стрептомицина.

Если прямой посев в питательную среду не дал роста, то делается высев из инкубированной в термостате при 370С СМЖ в полужидком агаре (среда «обогащения») на чашки Петри с менингококк агаром (без добавок) или сывороточным агаром и «шоколадным» агаром.

При отрицательных результатах высев со среды «обогащения» повторяют через 1-2 дня в течение 7 дней инкубации в термостате.

При получении роста колоний исследование их проводят тем же путем, что и при прямом посеве спинномозговой жидкости.

10. 3-й день исследования. Культуры, отсеянные из отдельных колоний, просматривают и готовят мазки. При обнаружении морфологически типичных грамотрицательных кокков, проводят идентификацию согласно приложению 1 настоящей Инструкции, проводят серогруппирование идентифицированной культуры, а также используют эту культуру для определения чувствительности к антибиотикам.

Учитывают результаты посевов, сделанных на 2-й день исследования. На этом этапе возможна выдача окончательного положительного ответа.

Для дифференциации пневмококков, зеленящих и фекальных стрептококков (энтерококков) после микроскопии чистых культур на секторах кровяного агара учитывают характер гемолиза вокруг выросших колоний и ставят дополнительные пробы согласно приложению 3 настоящей Инструкции .

На один из двух секторов кровяного агара с ростом колоний накладывают диск из фильтровальной бумаги, пропитанной 20% раствором желчи (на физиологическом растворе), после чего чашку помещают при 370С на 1-2 часа. По истечении этого времени вокруг диска колонии пневмококков лизируются, образуя зону отсутствия роста шириной 1-2 мм, в то время как рост прочих стрептококков остается интактным. При положительной пробе чувствительности к желчи, при условии типичной морфологии клеток и колоний, можно дать положительный ответ о выделении пневмококков. Рост культуры на 2-м секторе кровяного агара используют для постановки пробы на чувствительность к антибиотикам.

При отрицательных результатах пробы на чувствительность к желчи, рост на 2-м секторе используют не только для испытания чувствительности к антибиотикам, но и для постановки ряда тестов, дифференцирующих стрептококки согласно приложению 3 настоящей Инструкции.

В этот же день ставят пробы для идентификации других возможных возбудителей.

11. 4-й день исследования. Учитывают результаты посевов с целью дифференциации менингококков от непатогенных нейссерий и M.catarrhalis и чувствительности к антибиотикам. Культуру менингококков, выросшую на менингококк агаре или сывороточном агаре при температуре 370С, можно использовать для серологической идентификации менингококков в реакции агглютинации, а также для определения чувствительности к антибактериальным препаратам.

Учитывают результаты проб на антибиотикочувствительность и прочие свойства у других возбудителей, выдают окончательный положительный ответ.

При выделении возбудителя только с помощью метода обогащения окончательный положительный ответ выдается позднее (в зависимости от длительности инкубации «обогащенных» посевов в термостате).

Осторожно, менингококковая инфекция — ГКБ Кончаловского

Менингококковая инфекция занимает важное место в инфекционной патологии и продолжает оставаться актуальной для России. Сегодня каждый родитель должен знать, как быстро распознать менингит и предотвратить его развитие, — считает заведующая отделением круглосуточной медицинской помощи на дому ГБУЗ «ДГП №105» Ирина Николаевна Кондрашова.

— Ведь даже небольшое промедление может стоить ребенку жизни. Медики призывают родителей не отказываться от предлагаемой госпитализации!

Менингококковая инфекция —  это острое инфекционное заболевание, вызываемое менингококком, который неустойчив в окружающей среде, вне организма быстро погибает под действием прямого солнечного света, нагревания, дезинфицирующих растворов, в 70% спирте. Восприимчивость к заболеванию не очень высокая (индекс заразно ­ сти 10-15%). Инфекция передается воздушно — капельным и контактно — бытовым путями. Инкубационный период заболевания от 1 до 10 дней, чаще 2 — 4 дня. Подъем заболеваемости характерен в зимнее — весенний период.

— Ирина Николаевна, какие существуют формы этого заболевания?

— Существуют местные (бактерионосительство, назофарингит) и генерализованные, т.е. общие формы, которые и являются наиболее опасными. Местные формы проявляются в виде бактерионосительства, о котором никто не подозревает и в виде назофарингита, с симптомами, похожими на начало гриппа или ОРЗ: заложенность или скудное слизисто — гнойное отделяемое из носа, покраснение миндалин, боль и першение в горле. Явления назофарингита могут самостоятельно исчезнуть через 2 — 3 дня с полным выздоровлением, но это может быть первой стадией генерализованной формы менингита, заранее установить это невозможно.

При попадании менингококка в кровь развивается генерализованная форма инфекции, для которой характерно острое начало, повышение температуры тела до 39 — 40. Ребенка беспокоит головная боль, боль в мышцах и суставах, периодическая рвота, не приносящая облегчения и выраженная слабость.

— Каковы наиболее характерные признаки менингококковой инфекции?

— Характерным признаком является появление в течение нескольких часов от начала заболевания сыпи неправильной звездчатой формы различной величины. При поражении оболочек головного мозга возникает подчас невыносимая головная боль распирающего характера, дискомфорт при любом прикосновении к коже, светобоязнь — ребенка раздражает все. Болезнь развивается быстро, можно назвать точное время, когда она началась. А также высокая лихорадка, слабость, головокружение, появляются симптомы раздражения оболочек (невозможность и боль при попытке ребенка пригнуть голову к груди).

Это заболевание может протекать в виде молниеносной формы с развитием инфекционно —  токсического шока, что может привести к летальному исходу, поэтому очень важно как можно быстрее начать лечение.

— Обычно больные с подозрением на менингококковую инфекцию госпитализируются в специализированные отделения. Что можно дать ребенку до приезда скорой помощи?

— Можно дать ребенку обезболивающее и жаропонижающее средство, побольше поить простой водой и устранить источники раздражения — затемнить комнату и приглушить все звуки. В спорных, стертых случаях никогда не надо бояться, что диагноз не подтвердится — это именно та ситуация, когда надо перестраховаться.

В профилактике менингококковой инфекции большое значение имеет изоляция больного ребенка и бактерионосителя. В детском коллективе накладывается карантин на 10 дней, за контактными лицами ведется наблюдение с ежедневным осмотром носоглотки, кожных покровов, измерением температуры тела. Также проводится активная иммунизация против данной инфекции специальными менингококковыми вакцинными препаратами для детей старше года. Прививки против менингита не включены в Национальный прививочный календарь, поэтому проводятся по эпидпоказаниям.

ПЦР периферической крови для диагностики менингококковой инфекции

Менингококковая инфекция обычно подозревается на основании клинических данных и подтверждается выделением бактерий Neisseria meningitidis из крови или спинномозговой жидкости или, в последнее время, серологией или ПЦР спинномозговой жидкости. В последние несколько лет добиться подтверждения клинического диагноза менингококковой инфекции стало труднее. Парентеральное введение бензилпенициллина до госпитализации обычно приводит к стерильности посевов крови, а люмбальная пункция проводится реже, особенно у детей раннего возраста.Мы оценили ПЦР для обнаружения менингококковой ДНК в 80 образцах крови, взятых у пациентов с известным или предполагаемым менингококковым заболеванием или у пациентов с другими диагнозами (отрицательный контроль). И чувствительность, и специфичность теста составляли 100% для пациентов с подтвержденными случаями менингококковой инфекции, когда использовался лейкоцит для крови (чувствительность от 83 до 100% и специфичность от 87 до 100% с доверительным интервалом 95%). Положительные результаты ПЦР могут быть получены как для лейкоцитарной пленки крови, так и для образцов сыворотки.Предыдущее лечение антибиотиками не повлияло на чувствительность. ПЦР — это быстрый и чувствительный тест, который можно использовать для подтверждения диагноза менингококковой инфекции с использованием образцов периферической крови. Внедрение этого теста в клинические лаборатории может в некоторых случаях устранить необходимость выполнения люмбальной пункции пациентам с подозрением на менингококковое заболевание. Наши результаты показывают, что значительное количество случаев менингококковой инфекции не подтверждено традиционными методами и остается невыявленным.Если бы описанный здесь ПЦР-тест нашел широкое применение, число установленных случаев менингококковой инфекции могло бы увеличиться на целых 60% по сравнению с признанным в настоящее время. Вероятно, мы живем в эпоху предвакцинации менингококковой инфекции. Срочно требуется более эффективное выявление случаев заболевания, чтобы оценить потребность в вакцинах, определить их стоимость и преимущества, а также контролировать их эффективность.

Диагностика и лечение менингококковой инфекции: необходимость централизованной помощи | Обзоры FEMS Microbiology

869″ data-legacy-id=»ss0″> Введение

Менингококковая инфекция остается серьезной проблемой для здоровья детей с высокой смертностью и заболеваемостью. С момента широкого внедрения конъюгированной менингококковой вакцины серогруппы C произошло существенное и устойчивое снижение заболеваемости менингококковой инфекцией серогруппы C.Однако в отсутствие эффективной вакцины серогруппы B и без широкого использования вакцин против менингококков группы A, W135 и Y они остаются важной причиной заболеваемости и смертности во всем мире.

Своевременное распознавание и активное раннее лечение — единственные эффективные меры против этого инвазивного заболевания. Это требует немедленного назначения антибактериальной терапии, а также выявления и лечения пациентов, у которых могут быть осложнения менингококковой инфекции, такие как шок, повышенное внутричерепное давление (ВЧД) или и то, и другое.Обнадеживает то, что в последние годы снизилась смертность от менингококковой инфекции. Это результат нескольких факторов, таких как централизация ухода за тяжелобольными детьми в педиатрических отделениях интенсивной терапии (PICU), создание специализированных мобильных бригад интенсивной терапии, разработка протоколов лечения менингококковой инфекции и распространение национальные органы и благотворительные организации руководят его ранним распознаванием и управлением.

877″ data-legacy-id=»ss2″> Внешний вид и клинические особенности

Классические признаки менингококковой инфекции включают лихорадку и характерную геморрагическую сыпь с признаками менингита и / или сепсиса.В недавнем исследовании клинического распознавания менингококковой инфекции у детей и подростков было отмечено, что классические признаки развиваются позже по мере прогрессирования заболевания (среднее время начала заболевания — 13–22 ч после появления симптомов), тогда как ранние, менее специфические признаки сепсиса, такие как боль в ногах, холодные руки и ноги и аномальный цвет кожи впервые развиваются в среднем через 8 часов у большинства детей (Thompson et al. , 2006). Это говорит о том, что распознавание этих ранних симптомов сепсиса могло бы увеличить долю детей, у которых врачи первичной медико-санитарной помощи идентифицировали вероятность сепсиса, сократить время до госпитализации и, возможно, спасти жизни.

Кажется, что пациенты с менингитом, вероятно, будут иметь более длительный период бактериемии более низкой степени, чем пациенты с фульминантной менингококковой септицемией, у которых будут более высокие уровни бактериемии и, следовательно, более высокие уровни цитокинемии, чем у пациентов с изолированной инфекцией, такой как менингит ( ван Деурен, 2000).

Может иметь место оккультная бактериемия, вызванная N. meningitidis (Edwards et al. , 1985). В одном исследовании дети с лихорадкой, которые были обследованы как амбулаторные пациенты, а затем выписаны домой (считались группой с низким риском инвазивной инфекции), были названы случаями «неожиданного менингококкового заболевания» (UMD), когда N.meningitidis был впоследствии выделен из крови или культур спинномозговой жидкости, полученных во время этих амбулаторных посещений (Kuppermann et al. , 1999). Они составили 12% от всех детей, у которых менингококковая инфекция была поставлена ​​на основании положительного посева. Этих детей сравнивали с большим количеством амбулаторных пациентов с лихорадкой в ​​возрасте от 3 до 36 месяцев с отрицательными посевами крови. Дети с UMD были значительно моложе и имели значительно более высокое количество незрелых нейтрофилов (полосовых клеток).Однако не было значительных различий в температуре, общем количестве лейкоцитов и абсолютном количестве нейтрофилов. Многофакторный анализ выявил молодой возраст, и группа считается независимыми предикторами UMD. Вывод из этого исследования заключался в том, что дети с окончательным диагнозом менингококковой инфекции нередко оказывались амбулаторными и выписывались домой до постановки диагноза. Из гематологических параметров, часто используемых для оценки лихорадки, только количество полос значительно различается между маленькими детьми с лихорадкой с UMD и детьми с отрицательными культурами.Однако, поскольку UMD редко встречается у молодых амбулаторных педиатрических пациентов с лихорадкой, прогностическая ценность количества полос низка. Очевидно, что невозможно количественно оценить риск прогрессирования менингококковой сепсиса или менингита у этих детей, но вероятность этого, безусловно, существует. Среди детей, у которых развивается инвазивный менингококк, 30-50% страдают только менингитом (летальность 5%), 7-10% имеют признаки только сепсиса (смертность 5-40%) и 40% представляют смешанную картину менингита с сепсисом ( Havens et al., 1989; Кирш и др. , 1996).

В Великобритании смертность от менингококковой инфекции снизилась за последние 10 лет. В настоящее время сообщается, что даже в самых тяжелых случаях уровень смертности среди тех, кто лечится в специализированных отделениях интенсивной терапии, составляет около 5% (Booy et al. , 2001; Thorburn et al. , 2001). Дети с самым высоким риском смерти включают детей с быстро прогрессирующей пурпурной сыпью, отсутствием менингизма, комой, гипотонией (среднее артериальное давление ≤2 SD ниже среднего для возраста), низким количеством лейкоцитов в периферической крови (≤10 × 10 9). / л), низкое количество тромбоцитов (≤100 × 10 9 / л) и молодой возраст (Lodder et al., 1996).

884″ data-legacy-id=»ss4″> Симптомы и признаки сепсиса

Пациенты с менингококковой септицемией могут иметь лихорадку, сыпь, головную боль, гриппоподобные симптомы (особенно миалгию), рвоту или боль в животе. Могут присутствовать клинические признаки шока, включая тахикардию, плохую периферическую перфузию, тахипноэ, олигурию, спутанность сознания и гипотензию. В редких случаях инвазивное заболевание может принимать форму очаговой инфекции, такой как артрит, пневмония, конъюнктивит, перикардит или эндофтальмит.

890″ data-legacy-id=»ss6″> Лабораторные характеристики

Следует заподозрить менингококковую инфекцию на основании предполагаемых клинических признаков, и начальное лечение противомикробными препаратами, а также выявление и лечение шока или повышенного ВЧД не следует откладывать в ожидании результатов лабораторных исследований. В любом случае они могут ввести в заблуждение. Повышенное количество лейкоцитов и С-реактивного белка — общие черты инвазивных бактериальных заболеваний. Тем не менее, реагентам острой фазы может потребоваться 12-24 часа для ответа после начала инвазивной менингококковой инфекции, и поэтому они обычно не возникают на ранних стадиях заболевания, особенно в тяжелых или быстро прогрессирующих случаях (Stiehm & Damrosch, 1966; Pollard et al., 1997). В тяжелых случаях часто наблюдаются биохимические и гематологические нарушения.

Микробиологическое подтверждение важно для руководства общественным здравоохранением и исключения других возможных причин. Посевы крови, секретов из горла, спинномозговой жидкости (при отсутствии противопоказаний) и аспиратов кожных поражений могут подтвердить диагноз и позволить провести тестирование на чувствительность к противомикробным препаратам. Анализы латексной агглютинации в крови, спинномозговой жидкости или моче использовались в качестве дополнительных диагностических тестов, но имеют низкую чувствительность и специфичность (Perkins et al., 1995). Во многих странах в настоящее время для обнаружения менингококковой ДНК используется ПЦР образцов крови или спинномозговой жидкости. Это особенно полезно для пациентов, которые получали противомикробную терапию до посева (Cartwright & Kroll, 1997; Carrol et al. , 2000; Pollard et al. , 2002). Вероятно, что в ближайшем будущем методы на основе ПЦР заменят серологические методы серотипирования вспышек менингококковой инфекции для эпидемиологического анализа и рутинного эпиднадзора (Gray et al., 2006).

895″ data-legacy-id=»ss8″> Наличие шока

Шок при менингококковой инфекции является многофакторным и возникает в результате сочетания гиповолемии, вызванной синдромом утечки капилляров, дисфункцией миокарда, измененным вазомоторным тонусом и нарушением клеточного метаболизма (Nadel et al. , 1995).

Повышенная проницаемость сосудов возникает в результате повреждения эндотелиальных клеток, вызывая утечку воды и белков плазмы из внутрисосудистого компартмента. Клинические признаки шока возникают из-за того, что перфузия жизненно важных органов (таких как мозг или сердце) поддерживается за счет перфузии нежизнеспособных органов (например,г., кожа, почки и кишечник). На ранних этапах шока эти процессы компенсируют гиповолемию и поддерживают объем центральной циркулирующей крови и сердечный выброс.

Сужение сосудов, возникающее при шоке, снижает приток крови к коже, к периферии и к некоторым органам, особенно к почкам и кишечнику. В результате у пациентов с менингококковой септицемией может наблюдаться холодная периферия и увеличенное время наполнения капилляров, вялый или даже отсутствующий кровоток к коже, а также олигурия.В наиболее тяжелых случаях может развиться ишемия кожи или даже всей конечности, особенно если имеется тромбоз в областях сосудистого застоя. Кроме того, у многих пациентов с септическим шоком разовьется почечная дисфункция, часто приводящая к острой почечной недостаточности.

Несмотря на тяжелый шок, перфузия и функции мозга часто сохраняются до тех пор, пока не наступит декомпенсация, так что относительно бдительное состояние ребенка может заставить наблюдателей недооценить степень сердечно-сосудистого коллапса.В конечном итоге снижение уровня сознания указывает на потерю гомеостаза сосудов головного мозга и снижение перфузии головного мозга.

Возникновение артериальной гипотензии свидетельствует о сбое компенсаторных механизмов. Следует помнить, что диагностика шока у детей не зависит от наличия артериальной гипотензии. Дети могут компенсировать потерю до 40% своего циркулирующего объема без развития гипотонии и, следовательно, могут иметь нормальное кровяное давление до тех пор, пока не разовьется шок (Zaritsky et al., 2002).

Наличие геморрагической сыпи является патогномоничным для менингококковой инфекции и отражает коагулопатию. Коагулопатия универсальна при тяжелом сепсисе независимо от причины. Как прокоагулянтный, так и антикоагулянтный пути гемостаза не регулируются как следствие активации воспалительного и свертывающего каскадов, в дополнение к эндотелиальной дисфункции (Pathan et al. , 2003). Вероятно, что нарушение коагуляции, наблюдаемое при менингококковом сепсисе, является результатом комбинации потери антикоагулянтных белков, таких как белки C и S, из плазмы, и отказа антикоагулянтных механизмов на поверхности эндотелия.Эндотелиальные рецепторы, необходимые для активации протеина C (рецептор эндотелиального протеина C и тромбомодулин), подавляются в эндотелии пациентов с менингококковой септицемией (Faust et al. , 2001). Кроме того, уровни циркулирующего активированного протеина С и антитромбина III снижаются, нормальные фибринолитические механизмы подавляются из-за снижения выработки активатора плазминогена эндотелиальной тканью и продукции ингибитора активатора плазминогена-1 (PAI-1) и других ингибиторов фибринолиза. такие как тромбин-активируемый ингибитор фибринолиза (TAFI).Это приводит к образованию внутрисосудистого сгустка с подавлением нормальных механизмов, которые разрушают внутрисосудистые тромбы, и клинических синдромов диссеминированной внутрисосудистой коагулопатии (ДВС) и молниеносной пурпуры (Esmon, 2005).

Дисфункция миокарда возникает в результате ряда различных патологических процессов, которые активируются при септическом шоке (Parrillo, 1993). Гиповолемия вызывает снижение наполнения желудочков, а метаболические нарушения, включая гипоксию, ацидоз, гипокалиемию, гипокальциемию, гипофосфатемию, гипомагниемию, гипогликемию и нарушение метаболизма жирных кислот, также могут влиять на сократимость миокарда (Mercier et al., 1988). Бактериальные продукты и воспалительные цитокины также напрямую подавляют сократимость миокарда (Kumar et al. , 1996). Интерлейкин 6 (IL-6) в плазме недавно был идентифицирован как специфический фактор миокарда, подавляющий менингококковое заболевание, что может предложить новый подход к лечению (Pathan et al. , 2002, 2004).

Сократимость миокарда улучшается при объемной реанимации и коррекции метаболических нарушений, но пациентам с признаками продолжающегося шока, несмотря на адекватную объемную реанимацию, требуется инотропная поддержка для улучшения функции миокарда.Большинство выживших пациентов восстанавливают нормальную сердечную функцию в период выздоровления, несмотря на свидетельства цитотоксического повреждения миокарда в острой фазе заболевания (Thiru et al. , 2000).

910″ data-legacy-id=»ss10″> Управление шоком

Целью поддержки кровообращения при шоке является поддержание оксигенации и адекватной тканевой перфузии. Приоритетом в достижении этой цели является жидкостная реанимация для восстановления внутрисосудистого объема. Ранняя и агрессивная инфузионная терапия связана с улучшением выживаемости при детском септическом шоке (Carcillo et al. , 1991).Кроме того, инотропная поддержка часто необходима для поддержания сердечного выброса и перфузии органов.

Установление центрального венозного доступа является приоритетной задачей для тяжелобольного пациента. Это поможет и направит реанимацию жидкости, а измерение сатурации кислорода в центральной венозной крови (ScvO 2 ) было полезным руководством по адекватности доставки кислорода при шоке с целью достижения центрального венозного давления (ЦВД) 8. –12 мм рт. Ст. И ScvO 2 > 70% (Rivers et al., 2001). Детям с признаками шока следует вводить начальный болюс из 20 мл / кг –1 жидкости в течение 5–10 минут. Ожидаемый ответ на замену объема — снижение частоты сердечных сокращений, нагревание периферии и уменьшение времени наполнения капилляров. В легких случаях шок быстро купируется этим начальным болюсом жидкости, но повторный осмотр является обязательным, поскольку болезнь может прогрессировать из-за продолжающейся капиллярной утечки.

Еще одним маркером улучшения перфузии является увеличение диуреза, и катетеризацию мочевого пузыря следует проводить на ранней стадии, чтобы это можно было точно оценить.

Когда признаки шока сохраняются после первоначального введения 20 мл -1 жидкости, следует вводить дополнительные болюсы 20 мл кг -1 жидкости до тех пор, пока не исчезнут признаки нарушения кровообращения (Carcillo & Fields, 2002). Если признаки шока сохраняются после жидкостной реанимации 40–60 мл / кг –1 , существует значительный риск развития отека легких. На этом этапе рекомендуется плановая интубация трахеи и искусственная вентиляция легких, даже при отсутствии явных признаков дыхательной недостаточности.Если ее провести достаточно рано, до того, как проявятся признаки отека легких, эта процедура связана с улучшением результата (Ledingham & McArdle, 1978). Считается, что ранняя интубация и вентиляция являются полезными за счет снижения потребления кислорода миокардом и дыхательными мышцами и за счет обеспечения положительного давления в конце выдоха (ПДКВ) для улучшения оксигенации. Седация и расслабление мышц, используемые в этих обстоятельствах, дополнительно облегчают установку артериальных и центральных венозных катетеров.

Жидкостная реанимационная терапия должна постоянно контролироваться, используя в качестве индикаторов частоту сердечных сокращений, артериальное давление, центральное венозное давление, диурез, метаболический статус и периферическую перфузию. Имеются данные, позволяющие предположить, что мониторинг насыщения кислородом смешанной венозной или центральной венозной крови может служить суррогатным индикатором сердечного выброса и помогать определять потребности в жидкости и инотропах (Rivers et al. , 2001).

Некоторые дети с тяжелым синдромом утечки капилляров стабилизируются только после реанимации, когда объем циркулирующей жидкости в два или более раз превышает их объем циркулирующей жидкости вместе с одновременной инотропной поддержкой.

Хотя существуют разногласия по поводу использования раствора человеческого альбумина (HAS) для замещения объема, 4,5% HAS был нашим предпочтительным реанимационным раствором при менингококковом сепсисе, и его использование было связано со снижением заболеваемости и смертности (Booy и др. , 2001; Торбурн и др. , 2001). Крупное рандомизированное контролируемое исследование, сравнивающее 4% HAS с физиологическим раствором у взрослых пациентов в критическом состоянии в Австралии и Новой Зеландии, показало, что HAS может быть полезным при анализе подгрупп пациентов с септическим шоком (Finfer et al., 2004). Однако у детей такие исследования не проводились.

Поскольку угнетение миокарда неизменно является фактором, способствующим стойкому шоку, инотропную поддержку адреналином или норадреналином следует начинать раньше, через центральную вену. Получить доступ к центральным венам у детей до интубации обычно нецелесообразно. Разбавленные растворы этих вазоактивных агентов или менее сильнодействующих инотропов, таких как дофамин или добутамин, можно вводить в виде инфузии через периферическую вену до получения доступа к центральной вене.

У пациентов, невосприимчивых к высоким дозам катехоламинов, есть некоторые анекдотические данные о том, что вазопрессин или его аналоги могут быть ценными для повышения артериального давления (Matok et al. , 2005). Однако использование вазоконстрикторов при повышении артериального давления не всегда может быть связано с улучшением сердечного выброса, а использование некоторых вазоконстрикторов при шоке, таких как неспецифические ингибиторы синтазы оксида азота, ранее было связано с ухудшением исхода. (Лопес и др., 2004).

922″ data-legacy-id=»ss12″> Биохимические и гематологические нарушения

У детей с менингококковым сепсисом могут быть серьезные нарушения химического состава крови, включая ацидоз, гипогликемию, гипокальциемию, гипокалиемию, гипомагниемию или гипофосфатемию (Khilnani, 1992; Nadel et al. , 1995). Их можно обнаружить с помощью повторного анализа крови и, если они есть, лечить.

Гипергликемия может возникнуть после реанимации и стабилизации состояния. Данные, полученные от взрослых в критическом состоянии, показывают, что контроль уровня глюкозы в крови с помощью инсулина для поддержания уровня глюкозы в крови в строго определенных пределах связан со снижением смертности (van den Berghe, 2001).Однако данных о детях пока нет.

DIC является обычным. Как описано выше, прокоагулянтное состояние возникает при сепсисе из-за комбинации потери антикоагулянтных белков, C, S и антитромбина III, вместе с неспособностью активировать протеин C на эндотелиальной поверхности и повышающей регуляцией антифибринолитических белков, ингибитора активатора плазминогена и тромбина. -Активируемый ингибитор фибринолиза. Это приводит к чахоточной коагулопатии с неспособностью удерживать точки кровотечения там, где это необходимо, поскольку факторы коагуляции расходуются в микрососудистом русле.Возможно кровотечение из слизистых оболочек и мест венепункций. Кроме того, может произойти спонтанное легочное, желудочное или церебральное кровотечение, особенно при сопутствующей тромбоцитопении. Коррекция коагулопатии свежезамороженной плазмой, тромбоцитами и в тяжелых случаях криопреципитатом может предотвратить опасное для жизни кровотечение.

Было показано, что рекомбинантный активированный протеин C (aPC) снижает смертность у взрослых с тяжелым сепсисом и септическим шоком, и есть основания для его использования у детей с менингококковой инфекцией (Bernard et al., 2001; Эсмон, 2005). Ретроспективный анализ использования АПК у взрослых и детей с менингококковым менингитом, септицемией и молниеносной пурпурой показал, что это безопасно, но пока нет данных, позволяющих предположить, что это может быть полезно (Vincent et al. ). , 2005). Недавно завершенное исследование использования АПК у детей с тяжелым сепсисом, в том числе у детей с фульминантной пурпурой и менингококковой инфекцией, не показало аналогичной пользы, наблюдаемой у взрослых (Giroir et al., 2006). Есть некоторые предположения, что использование АПК может быть более эффективным в подгруппе пациентов с ДВС-синдромом, но это еще предстоит подтвердить.

Кожа может серьезно пострадать при менингококковой инфекции из-за недостаточной перфузии в результате сужения сосудов и ДВС-синдрома. Снижение перфузии кожи может предрасполагать участки давления к ишемическому повреждению, а отек тканей из-за утечки капилляров может вызвать синдром компартмента. Роль фасциотомии для лечения ишемии конечностей четко не установлена, но она использовалась в обстоятельствах, когда есть доказательства повышения давления в компартменте (Davies et al., 2000). Для спасения конечностей может потребоваться многопрофильный вклад со стороны ортопедов, сосудистых и пластических хирургов. Не следует рассматривать ампутацию до тех пор, пока она не будет считаться абсолютно необходимой и проводится только после обстоятельного обсуждения.

934″ data-legacy-id=»ss14″> Люмбальная пункция

Люмбальная пункция может дать быстрое микробиологическое подтверждение менингококкового менингита и исключить другие причины раздражения менингеальной оболочки.Однако процедура может вызвать ухудшение состояния у пациентов с повышенным ВЧД или у пациентов в состоянии шока, поскольку может вызвать церебральную грыжу или дальнейшее нарушение сердечно-сосудистой функции (Rennick et al. , 1993).

Противопоказаниями к люмбальной пункции являются следующие: кардиореспираторная недостаточность, повышенное ВЧД (свидетельством чего являются колебания или ухудшение уровня сознания; нормальное или высокое кровяное давление при низкой или нормальной частоте сердечных сокращений; неравные, расширенные или плохо реагирующие зрачки. ; очаговые неврологические признаки или неправильное положение тела; судороги и отек диска зрительного нерва) и коагулопатия (Anon, 1997).Ввиду быстрого и непредсказуемого прогрессирования заболевания у некоторых детей мы ранее утверждали, что следует избегать или откладывать люмбальную пункцию при первоначальной оценке пациентов с клинически очевидным менингококковым заболеванием (Nadel, 2001). Это связано с тем, что дополнительная информация, предоставляемая LP, мало что добавляет к диагнозу. Очевидно, что микробиологическое подтверждение важно, но с использованием молекулярной диагностики с высокой чувствительностью, которая может быть применена даже после начала лечения, маловероятно, что LP в начале добавит жизненно важную информацию, которая в противном случае будет потеряна.У ребенка с геморрагической сыпью и наиболее вероятным диагнозом менингококковая инфекция рутинное использование антибиотиков широкого спектра действия, таких как цефалоспорины третьего поколения (которые имеют отличное проникновение в спинномозговую жидкость и мало сообщений о резистентности к менингококкам) еще больше снижает абсолютную зависимость от раннего микробиологическая диагностика. Однако, если диагноз неясен или в областях, где появляются резистентные менингококки, важная информация может быть получена путем проведения люмбальной пункции, но это следует делать только при отсутствии каких-либо противопоказаний, описанных выше (Manchanda & Bhalla, 2006 г.).

Компьютерная томография (КТ) головного мозга часто используется у пациентов с подавленным сознанием и особенно рекомендуется во взрослой практике, где существует более широкий дифференциальный диагноз для пациентов с предполагаемым менингитом. Однако у детей с менингитом и геморрагической сыпью срочная визуализация черепа редко бывает оправданной, за исключением случаев аномальной очаговой неврологии или подозрений на неотложную нейрохирургическую помощь. Опасно доставить тяжелобольного пациента в радиологическое отделение до того, как он будет должным образом стабилизирован и проведен мониторинг, и неоправданно, если маловероятно, что сканирование существенно изменит клиническое ведение.В любом случае КТ черепа не является чувствительным способом исключения повышенного ВЧД и поэтому не может помочь в принятии решения о выполнении люмбальной пункции, которая должна быть сделана на основе клинической оценки (Heyderman et al. , 1992; Надель и др. , 1999).

941″ data-legacy-id=»ss16″> Дополнительная терапия

Стероиды, вводимые с первой дозой антибиотиков, по-видимому, снижают частоту неврологических осложнений как при Haemophilus influenzae типа b, так и при пневмококковом менингите (McIntyre et al., 1997), и есть тенденция к улучшению результатов при менингококковом менингите (van de Beek, 2004). По нашему мнению, основываясь на данных по другим причинам бактериального менингита и экстраполяции этих результатов, системные высокие дозы дексаметазона следует назначать в случаях подозрения на бактериальный менингит вместе или незадолго до первой дозы антибиотиков. Доза 0,15 мг кг -1 q.d.s. в течение 4 дней рекомендуется, но 0,4 мг кг -1 р.н. в течение 2 дней одинаково эффективен (Feigin & Pearlman, 1998).Однако есть некоторые споры о рутинном использовании стероидов при менингококковом менингите (Grandgirard & Leib, 2006).

Использование высоких доз стероидов противопоказано при менингококковом шоке в отсутствие менингита, поскольку было показано, что это ухудшает исход у взрослых с септическим шоком (Lefering & Neugebauer, 1995).

Имеются некоторые свидетельства того, что рефрактерный септический шок может чаще встречаться у детей с нарушенной реактивностью надпочечников в острой фазе (Hatherill et al., 1999). У взрослых с септическим шоком и подтвержденной гипореактивностью надпочечников прием низких доз замещающих стероидов может повысить их шансы на выживание (Annane et al. , 2002).

Было проведено только два должным образом проведенных рандомизированных контролируемых исследования других дополнительных методов лечения менингококковой инфекции: в рандомизированном контролируемом исследовании для лечения детей с менингококковой септицемией изучали антиэндотоксиновые антитела HA-1A.Это исследование показало, что не было значительного снижения смертности у детей, получавших HA-1A, по сравнению с плацебо (Derkx et al. , 1999). Последующие исследования у взрослых с грамотрицательной септицемией также не показали пользы от дополнительной терапии HA-1A (McCloskey et al. , 1994).

Рекомбинантный протеин, увеличивающий бактерицидную проницаемость (rBPI 21 ), который связывается с эндотоксином, нейтрализует его и блокирует воспалительный каскад, был оценен для использования при менингококковой инфекции.В большом плацебо-контролируемом рандомизированном многоцентровом исследовании были получены данные об улучшении результатов по ряду параметров. К сожалению, это исследование не было достаточно мощным, чтобы выявить снижение смертности (Левин и др. , 2000). Однако у пациентов, получавших rBPI 21 , было меньше ампутаций, меньше переливаний продуктов крови и улучшился функциональный результат по сравнению с пациентами, получавшими плацебо. Кроме того, умерло меньше детей, получивших полную 24-часовую инфузию rBPI 21 (2% rBPI 21 vs.6% плацебо, P = 0,07) по сравнению с теми, кто не получил полную инфузию. Это говорит о том, что использованный ранее rBPI 21 может быть полезным у детей с менингококковой инфекцией. Однако единственные опубликованные в настоящее время данные не подтверждают его повседневное использование.

Рандомизированное контролируемое исследование aPC было проведено у детей с септическим шоком, его основной конечной точкой было сокращение времени на разрешение респираторной, сердечно-сосудистой и почечной недостаточности в качестве суррогатного показателя смертности (Giroir et al., 2006). Исследование было прекращено досрочно, поскольку считалось, что оно вряд ли достигнет своей основной конечной точки с предположениями о неблагоприятном профиле риска / пользы.

Заместительная стероидная терапия низкими дозами может быть полезной у пациентов с рефрактерным шоком. Одно клиническое испытание заместительной стероидной терапии у взрослых с септическим шоком и надпочечниковой недостаточностью показало, что 53% умерли в группе, получавшей стероиды, по сравнению с 63% в группе плацебо ( P = 0,04) (Annane et al., 2002). Некоторые пациенты в этом исследовании страдали менингококковой инфекцией, и сопоставимых исследований у детей не проводилось.

Было высказано предположение, что рекомбинантный тканевый активатор плазминогена может уменьшить периферический некроз и минимизировать риск ампутации. Однако его использование у пациентов с менингококковой инфекцией Purpura fulminans было связано с неприемлемо высоким риском внутричерепного кровотечения, и его использование в этом сценарии в настоящее время не может быть рекомендовано (Zenz et al., 2004).

956″ data-legacy-id=»ss18″> Заключение

Исход менингококковой инфекции улучшился в последние годы благодаря улучшениям в распознавании, реанимации, стабилизации, передаче и постоянном уходе за людьми с этим заболеванием. Однако, несмотря на эти достижения, менингококковая инфекция остается основной причиной заболеваемости и смертности во всем мире. Внедрение конъюгированной менингококковой вакцины серогруппы C имело впечатляющий успех, но остается задача разработать эффективные вакцины против всех болезнетворных серогрупп для использования во всем мире для предотвращения этого разрушительного заболевания.До этого времени приоритетной задачей должна стать реструктуризация служб здравоохранения, чтобы пациенты с менингококковой инфекцией могли получить доступ к отделениям с большим опытом лечения этого молниеносного заболевания.

Менингококковая инфекция — симптомы, диагностика и лечение

Менингококковая инфекция — это острое заразное заболевание, характеризующееся лихорадкой, петехиальной или пурпурной сыпью и признаками сепсиса и / или менингита.

Может быстро прогрессировать до септического шока с гипотонией, ацидозом и диссеминированным внутрисосудистым свертыванием.

Самые высокие показатели инвазивной инфекции наблюдаются у детей в возрасте до 5 лет, особенно в возрасте до 1 года, при этом второй пик приходится на детей в возрасте от 11 до 22 лет, а третий пик — у людей старше 65 лет.

Диагноз подтвержден выделением Neisseria meningitidis из обычно стерильного участка тела.

Подтвержденная менингококковая инфекция лечится цефалоспорином третьего поколения. Если цефалоспорин не подходит, выбор средства зависит от индивидуальных особенностей пациента, чувствительности к антибиотикам и местной доступности.

Летальность от 10% до 15%. От 10% до 20% выживших имеют последствия от умеренной до тяжелой, включая потерю слуха, двигательные и когнитивные нарушения, слепоту или ишемические повреждения кожи или конечностей.

Менингококковые инфекции вызываются Neisseria meningitidis , грамотрицательным диплококком, который колонизирует носоглотку. Бактерии проникают в кровоток или распространяются по дыхательным путям. Случай подтверждается обнаружением нуклеиновой кислоты, специфичной для N meningitidis (с использованием валидированного анализа полимеразной цепной реакции) в образце, полученном из обычно стерильного участка (например, кровь или спинномозговая жидкость), или путем выделения N meningitidis из обычно стерильного места или из пурпурных поражений.[1] Центры по контролю и профилактике заболеваний. Менингококковая инфекция. В: Руководство по надзору за болезнями, предупреждаемыми с помощью вакцин. Декабрь 2019 г. [интернет-публикация]. https://www.cdc.gov/vaccines/pubs/surv-manual/chpt08-mening.html К вероятным случаям относятся случаи, когда антиген N meningitidis обнаруживается иммуногистохимическим окрашиванием на фиксированной формалином ткани или в спинномозговой жидкости путем латексной агглютинации.

Менингококковый менингит | IntechOpen

— рак поджелудочной железы, рак поджелудочной железы утомляемость, одышка, кашель, тошнота, инфекции и рвота.
Рак поджелудочной железы: утомляемость, сыпь, тошнота, анорексия, диарея, боль в животе, рвота, снижение веса, инфекция, отек, гипертермия, запор, боль в костях, одышка, стоматит и миалгия. HERpto HERpto HERpto HERpto ER диарея, ладонно-подошвенная эритродизестезия, тошнота, сыпь, рвота и утомляемость.Может удлинять интервал QT у некоторых пациентов или снижать фракцию выброса левого желудочка, 9193 9193 946 946 946 946 946 946 946 946 946 946 946 трансплантат трансплантат почек Пересадка почки гипертония, гиперхолестеринемия, повышение креатинина, боль в животе, диарея, головная боль, лихорадка, инфекция мочевыводящих путей, анемия, тошнота, артралгия, боль и тромбоцитопения
Лимфангиолейомиоматоз: стоматит, диарея, абдоминальная боль, тошнота, тошнота, тошнота отек, верхний r инфекция дыхательных путей, головная боль, головокружение, миалгия и гиперхолестеринемия
Ингибиторы BCR-Abl
Босутиниб 2012 BCR-Abl Хронические миелогенные лейкозы усиление диареи, повышенная тромбоэмболия, тромбоэмболия, тромбоэмболия, боль в крови, тромбоэмболия , рвота, анемия, утомляемость, гипертермия, кашель,
головная боль, аланинаминотрансфераза и отек
Дазатиниб 2006 BCR-Abl, SRC-киназа Хроническая миелогенная миелогенная инфекция может возникать), явления задержки жидкости, диарея, головная боль, кожная сыпь, кровотечение, одышка, усталость, тошнота и скелетно-мышечная боль
Иматиниб 2001 BCR-Abl Филадельфия-хромом системный мастоцитоз, хронические эозинофильные лейкозы, протуб дерматофибросаркомы эранс, гиперэозинофильный синдром, опухоли стромы желудочно-кишечного тракта, миелодиспластическое / миелопролиферативное заболевание Цитопения, особенно анемия, нейтропения и тромбоцитопения, гепатотоксичность, сердечная недостаточность и дисфункция левого желудочка, отек, мышечная диафрагма, спазмия мышц усталость и боль в животе
Ингибиторы EGFR и VEGFR
Цетуксимаб 2004 EGFR Рак головы и шеи и колоректальный рак Инфузионные реакции и остановка сердца с летальным исходом.Кожные побочные реакции (включая сыпь, зуд и изменения ногтей), головная боль, диарея и инфекции
Панитумумаб 2006 EGFR Колоректальный рак Кожные токсические поражения (например, эритема, кожная сыпь, дерматоформная эритема , сыпь и трещины), паронихия,
гипомагниемия, утомляемость, боль в животе, тошнота, диарея и запор
Эрлотиниб 2004 EGFR NSCLC, EGFR NSCLC,
Гефитиниб 2015 EGFR NSCLC Кожные реакции и диарея, интерстициальное заболевание легких и гепатотоксичность
-Lapatinib
Пазопаниб 2009 VEGFR Продвинутая почечно-клеточная карцинома, развитая саркома мягких тканей Гепатотоксичность
Продвинутая диароклеточная карцинома , изменение цвета волос (депигментация), тошнота, анорексия и рвота.
Продвинутая саркома мягких тканей: утомляемость, диарея, тошнота, снижение веса, гипертония, снижение аппетита, рвота, опухолевые боли, изменение цвета волос, скелетно-мышечная боль, головная боль, дисгевзия, одышка и гипопигментация кожи.
Сообщалось о удлинении интервала QT, артериальном тромбозе, сердечной дисфункции и геморрагических событиях.
Сорафиниб 2005 VEGFR Гепатоцеллюлярная карцинома, почечно-клеточная карцинома, рак щитовидной железы (дифференцированный) Диарея, усталость, инфекция, алопеция, снижение веса кожи рук и ног, сыпь, сыпь , желудочно-кишечные и абдоминальные боли, гипертония и кровотечения.
Сунитиниб 2006 VEGFR Стромальные опухоли желудочно-кишечного тракта, нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы, почечно-клеточные карциномы, Гепатотоксичность, утомляемость, астения, воспаление слизистой оболочки желудка, абдоминальная лихорадка, болевой синдром , гипертония, периферический отек, сыпь, синдром кистей и стоп, изменение цвета кожи, сухость кожи, изменение цвета волос, изменение вкуса, головная боль, боль в спине, артралгия, боль в конечностях, кашель, одышка, анорексия и кровотечение
JAK ингибиторы
Тофацитиниб 2012 JAK1 / JAK3 РА, псориатический артрит, язвенный колит Инфекции серии, злокачественные новообразования, инфекции верхних дыхательных путей, головная боль, диарея 1943 JAK1 / JAK2 RA Серия инфекций, злокачественных новообразований и тромбозов, инфекции верхних дыхательных путей, тошнота, простой герпес и опоясывающий герпес
Руксолитиниб 2011 JAK1 / JAK2 Миелофиброз Тромбоцитопения, анемия, анемия, нейтропения 1943 1943 946 JAK2 Миелофиброз Диарея, тошнота, анемия и рвота
Ингибиторы mTOR
Сиролимус 1999
Темсиролимус 2007 mTOR Расширенный почечно-клеточный рак Сыпь, гипертермия, мукозит, тошнота, анестезия, отек гипертриглицеридемия, повышенная щелочная фосфатаза, повышенный креатинин сыворотки, лимфопения, гипофосфатемия, тромбоцитопения, повышенный уровень АСТ и лейкопения.
Эверолимус 2009 mTOR HER2-отрицательный рак молочной железы, нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы, почечно-клеточный рак Продвинутый ПКР: стоматит, инфекции, астения, усталость, кашель и диарея.
SEGA: стоматит, инфекция верхних дыхательных путей, синусит, средний отит и гипертермия.
Ингибиторы CDK
Abemaciclib 2017 CDK4 / 6 Рак груди Диарея, нейтропения, тошнота, боль при абдоминальном аппетите, лейпения, утомляемость, утомляемость , алопеция и тромбоцитопения
Palbociclib 2015 CDK4 / 6 Рак молочной железы, положительный по рецепторам эстрогена и HER2 Нейтропения, инфекции, лейкопения, тромбоцитопеция, анестезия, тошнота, тошнота , сыпь, рвота, снижение аппетита, астения и гипертермия
Рибоциклиб 2017 CDK4 / 6 Комбинированная терапия рака груди Нейтропения, тошнота, утомляемость, лейкопеция, диарея головная боль и боль в спине

ПЦР и исследование менингококковой инфекции на JSTOR 9000 1 Абстрактный

Мы изучили возможность использования полимеразной цепной реакции (ПЦР) при расследовании предполагаемых случаев менингококковой инфекции в Бирмингеме.Данные, хранящиеся в Управлении здравоохранения Бирмингема, были опрошены для определения случаев подозреваемой или подтвержденной менингококковой инфекции за трехлетний период с апреля 1996 года. Отделения микробиологии пяти местных больниц заполнили стандартную проформу о микробиологическом исследовании случаев и включили данные о возрасте пациентов , клиническая картина и способ подтверждения клинического диагноза. Из 273 случаев в 123 была проведена ПЦР спинномозговой жидкости и / или крови. В группах с большей вероятностью проведения ПЦР были те, у кого была только септицемия, и группы в возрасте от 5 до 14 лет.В 33 случаях ПЦР была единственным положительным микробиологическим результатом. В течение периода исследования количество подтвержденных случаев увеличивалось, но вариативное использование ПЦР при расследовании менингококковой инфекции и ПЦР увеличивало количество подтвержденных случаев.

Информация о журнале

Epidemiology and Infection публикует оригинальные отчеты и обзоры по всем аспектам инфекций у людей и животных. Особое внимание уделяется эпидемиологии, профилактике инфекционных заболеваний и борьбе с ними.Охватываемая область обширна и включает зоонозы, тропические инфекции, пищевую гигиену, исследования вакцин, статистику, а также клинические, социальные аспекты инфекционных заболеваний и аспекты общественного здравоохранения. Статьи по микробиологии и иммунологии, имеющие эпидемиологическое значение, являются частью этой широкой области. Статьи поступают от ученых-медиков и ветеринаров со всего мира. Он стал ключевым периодическим изданием, в котором можно найти последние отчеты о недавно обнаруженных инфекциях и новых технологиях. Для тех, кто занимается политикой и планированием борьбы с инфекциями, особую ценность будут представлять статьи по математическому моделированию эпидемий, вызванных историческими, текущими и возникающими инфекциями.

Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира и лауреата 81 Нобелевской премии. В соответствии со своим уставом издательство Cambridge University Press стремится максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому кругу предметных областей в печатном виде и в Интернете.Многие из этих журналов являются ведущими научными публикациями в своих областях, и вместе они составляют одну из самых ценных и всеобъемлющих исследовательских работ, доступных сегодня. Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Менингококковый менингит Артикул

[1]

Thigpen MC, Whitney CG, Messonnier NE, Zell ER, Lynfield R, Hadler JL, Harrison LH, Farley MM, Reingold A, Bennett NM, Craig AS, Schaffner W, Thomas A, Lewis MM, Scallan E, Schuchat A, Bacterial менингит в США, 1998-2007 гг.Медицинский журнал Новой Англии. 2011 26 мая; [PubMed PMID: 21612470]

[4]

Харрисон Л.Х., Эпидемиологический профиль менингококковой инфекции в США. Клинические инфекционные заболевания: официальное издание Общества инфекционных болезней Америки. 1 марта 2010 г .; [PubMed PMID: 20144015]

[5]

Калер С.М., Стивенс Д.С., Генетические основы биосинтеза, структура и функция менингококкового липоолигосахарида (эндотоксина).Критические обзоры по микробиологии. 1998; [PubMed PMID: 9887366]

[6]

Persa OD, Jazmati N, Robinson N, Wolke M, Kremer K, Schweer K, Plum G, Schlaak M, беременная женщина с хронической менингококкемией, вызванной Neisseria meningitidis, с мутациями lpxL1. Ланцет (Лондон, Англия). 2014 22 ноября; [PubMed PMID: 25457917]

[8]

Girardin E, Grau GE, Dayer JM, Roux-Lombard P, Lambert PH, фактор некроза опухоли и интерлейкин-1 в сыворотке крови детей с тяжелой инфекционной пурпурой.Медицинский журнал Новой Англии. 18 августа 1988 г .; [PubMed PMID: 3135497]

[9]

Brandtzaeg P, Kierulf P, Gaustad P, Skulberg A, Bruun JN, Halvorsen S, Sørensen E, Эндотоксин плазмы как предиктор полиорганной недостаточности и смерти при системном менингококковом заболевании. Журнал инфекционных болезней. 1989 Feb; [PubMed PMID: 2492587]

[10]

Резюме Брума, статус носителя: Neisseria meningitidis.Журнал антимикробной химиотерапии. 1986 Jul; [PubMed PMID: 30

]

[11]

Artenstein MS, Gold R, Zimmerly JG, Wyle FA, Schneider H, Harkins C. Профилактика менингококковой инфекции с помощью полисахаридной вакцины группы C. Медицинский журнал Новой Англии. 1970 Feb 19; [PubMed PMID: 4983754]

[12]

Fijen CA, Kuijper EJ, te Bulte MT, Daha MR, Dankert J, Оценка дефицита комплемента у пациентов с менингококковой болезнью в Нидерландах.Клинические инфекционные заболевания: официальное издание Общества инфекционных болезней Америки. 1999 Jan; [PubMed PMID: 10028078]

[13]

Миллер Л., Аракаки Л., Рамаутар А., Бодач С., Браунштейн С.Л., Кеннеди Дж., Штайнер-Зихель Л., Нгаи С., Шепард С., Вайс Д. Повышенный риск инвазивной менингококковой инфекции среди людей с ВИЧ. Анналы внутренней медицины. 2014 7 января; [PubMed PMID: 24166695]

[14]

Bozio CH, Blain A, MacNeil J, Retchless A, Weil LM, Wang X, Jenkins LT, Rodriguez-Rivera LD, Jarashow C, Ngo V, Hariri S, Mbaeyi SA, Oliver S, Эпиднадзор за менингококковой инфекцией у мужчин, занимающихся сексом с мужчинами — США, 2015-2016 гг.MMWR. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности. 2018 сен 28; [PubMed PMID: 30260947]

[15]

Эпплгейт А.О., Фонг В.К., Тардивел К., Липпольд С.А., Зарате С., Заметки с мест: менингококковая болезнь у международного путешественника на терапии экулизумабом — США, 2015. MMWR. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности. 2016 15 июля; [PubMed PMID: 27414068]

[16]

Руфаэль Н.Г., Стивенс Д.С., Neisseria meningitidis: биология, микробиология и эпидемиология.Методы молекулярной биологии (Клифтон, Нью-Джерси). 2012; [PubMed PMID: 21993636]

[17]

MacNeil JR, Blain AE, Wang X, Cohn AC, Current Epidemiology and Trends in Meningococcal Disease-United States, 1996-2015. Клинические инфекционные заболевания: официальное издание Общества инфекционных болезней Америки. 3 апреля 2018 г .; [PubMed PMID: 2

10]

[18]

Гальперин С.А., Беттингер Дж. А., Гринвуд Б., Харрисон Л. Х., Джелфс Дж., Ладхани С. Н., Макинтайр П., Рамзи М. Е., Сафади М. А., Изменяющаяся и динамичная эпидемиология менингококковой инфекции.Вакцина. 2012 30 мая; [PubMed PMID: 22178525]

[19]

Bosis S, Mayer A, Esposito S, Менингококковая инфекция в детстве: эпидемиология, клинические особенности и профилактика. Журнал профилактической медицины и гигиены. 2015 31 августа; [PubMed PMID: 26788732]

[20]

Cohn AC, MacNeil JR, Clark TA, Ortega-Sanchez IR, Briere EZ, Meissner HC, Baker CJ, Messonnier NE, Профилактика менингококковой инфекции и борьба с ней: рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP).MMWR. Рекомендации и отчеты: Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности. Рекомендации и отчеты. 2013 22 марта; [PubMed PMID: 23515099]

[21]

Фитцджеральд Д., Ватерер Г. В., Инвазивные пневмококковые и менингококковые заболевания. Клиники инфекционных болезней Северной Америки. 2019 Dec; [PubMed PMID: 31668194]

[22]

Хилл Д.Дж., Гриффитс Н.Дж., Бородина Э., Вирджи М., Клеточная и молекулярная биология колонизации и инвазивного заболевания Neisseria meningitidis.Клиническая наука (Лондон, Англия: 1979). 9 февраля 2010 г .; [PubMed PMID: 20132098]

[23]

Johri S, Gorthi SP, Anand AC, Meningococcal Meningitis. Медицинский журнал, Вооруженные силы Индии. 2005 Oct; [PubMed PMID: 27407812]

[24]

Двилоу Р., Фанелла С., Инвазивная менингококковая инфекция в 21 веке — обновленная информация для клиницистов.Текущие отчеты по неврологии и нейробиологии. 2015 Март; [PubMed PMID: 25637287]

[25]

Heckenberg SG, de Gans J, Brouwer MC, Weisfelt M, Piet JR, Spanjaard L, van der Ende A, van de Beek D, Клинические особенности, исход и менингококковый генотип у 258 взрослых с менингококковым менингитом: проспективное когортное исследование. Медицина. 2008 июл; [PubMed PMID: 18626301]

[26]

Томпсон М.Дж., Нинис Н., Перера Р., Майон-Уайт Р., Филлипс С., Бейли Л., Харнден А., Мант Д., Левин М., Клиническое распознавание менингококковой инфекции у детей и подростков.Ланцет (Лондон, Англия). 2006, 4 февраля; [PubMed PMID: 16458763]

[27]

Вергезе A, Галлемор G, знаки Кернига и Брудзински. Обзоры инфекционных болезней. 1987 ноябрь-декабрь; [PubMed PMID: 3321367]

[28]

Tacon CL, Flower O, Диагностика и лечение бактериального менингита в педиатрической популяции: обзор.Международная неотложная медицина. 2012; [PubMed PMID: 23050153]

[29]

Эль Башир Х, Лаунди М., Буй Р. Диагностика и лечение бактериального менингита. Архивы болезней в детстве. 2003 июл; [PubMed PMID: 12818910]

[30]

Bryant PA, Li HY, Zaia A, Griffith J, Hogg G, Curtis N, Carapetis JR, Проспективное исследование высокочувствительной, специфической и клинически полезной ПЦР в реальном времени для диагностики менингококковой инфекции у детей.Журнал клинической микробиологии. 2004 июл; [PubMed PMID: 15243039]

[31]

Bourke TW, Fairley DJ, McKenna JP, Coyle PV, Shields MD, Клиническая оценка полимеразной цепной реакции Streptococcus pneumoniae у детей с подозрением на сепсис. Журнал детских инфекционных болезней. 2015 ноя; [PubMed PMID: 26457903]

[32]

Notomi T, Okayama H, Masubuchi H, Yonekawa T., Watanabe K, Amino N, Hase T, изотермическая амплификация ДНК, опосредованная петлей.Исследование нуклеиновых кислот. 2000, 15 июня; [PubMed PMID: 10871386]

[33]

Поллард А.Дж., Надел С., Нинис Н., Фауст С.Н., Левин М., Неотложное ведение менингококковой инфекции: восемь лет спустя. Архивы болезней в детстве. 2007 Apr; [PubMed PMID: 17376933]

[34]

Crosswell JM, Николсон WR, Леннон DR, Быстрая стерилизация спинномозговой жидкости при менингококковом менингите: последствия для продолжительности лечения.Журнал педиатрии и здоровья ребенка. 2006 Apr; [PubMed PMID: 16630316]

[35]

Tunkel AR, Hartman BJ, Kaplan SL, Kaufman BA, Roos KL, Scheld WM, Whitley RJ, Практическое руководство по ведению бактериального менингита. Клинические инфекционные заболевания: официальное издание Общества инфекционных болезней Америки. 2004 Nov 1; [PubMed PMID: 15494903]

[36]

Grubbauer HM, Dornbusch HJ, Dittrich P, Weippl G, Mutz I, Zobel G, Georgopoulos A, Fotter R, Монотерапия цефтриаксоном бактериального менингита у детей.Химиотерапия. 1990; [PubMed PMID: 22]

[37]

Стивенс Д.С., Гринвуд Б., Брандтзаег П., Эпидемический менингит, менингококкемия и Neisseria meningitidis. Ланцет (Лондон, Англия). 30 июня 2007 г .; [PubMed PMID: 17604802]

[38]

Гарднер П. Клиническая практика. Профилактика менингококковой инфекции.Медицинский журнал Новой Англии. 2006 Oct 5; [PubMed PMID: 17021322]

[40]

Анализ эндемической менингококковой инфекции по серогруппам и оценка химиопрофилактики. Журнал инфекционных болезней. 1976 Aug; [PubMed PMID: 823273]

[42]

Надел С., Кролл Дж. С., Диагностика и лечение менингококковой инфекции: необходимость централизованной помощи.Обзоры микробиологии FEMS. 2007 Янв; [PubMed PMID: 17233636]

[43]

Картрайт К., Рейли С., Уайт Д., Стюарт Дж., Раннее лечение менингококковой инфекции парентеральным пенициллином. BMJ (под ред. Клинических исследований). 1992 18 июля; [PubMed PMID: 1515827]

[44]

van de Beek D, de Gans J, Spanjaard L, Weisfelt M, Reitsma JB, Vermeulen M, Клинические особенности и прогностические факторы у взрослых с бактериальным менингитом.Медицинский журнал Новой Англии. 2004 Oct 28; [PubMed PMID: 15509818]

[45]

Солник Ю.В., Лечение моксифлоксацином по сравнению со стандартной терапией внебольничной пневмонии. Клинические инфекционные заболевания: официальное издание Общества инфекционных болезней Америки. 2006 1 июля; [PubMed PMID: 16758427]

[46]

Bloch D, Murray K, Peterson E, Ngai S, Rubinstein I, Halse TA, Ezeoke I, Miller L, Arakaki L, Ramautar A, Antwi M, Del Rosso P, Dorsinville M, Clark S, Halbrook M, Kennedy J, Браунштейн С., Вайс Д., Половые различия в смертности от менингококковых заболеваний, Нью-Йорк, 2008-2016.Клинические инфекционные заболевания: официальное издание Общества инфекционных болезней Америки. 2018 16 августа; [PubMed PMID: 29509877]

[47]

Хоффман О., Вебер Р. Дж., Патофизиология и лечение бактериального менингита. Терапевтические достижения при неврологических расстройствах. 2009 ноя; [PubMed PMID: 21180625]

[49]

Mitchell GK, Tieman JJ, Shelby-James TM, Многопрофильное планирование медицинской помощи и командная работа в первичной медико-санитарной помощи.Медицинский журнал Австралии. 2008 Apr 21; [PubMed PMID: 18429739]

Что вызывает менингит и сепсис?

Кто заболевает менингитом и сепсисом?

Около половины случаев менингококковой инфекции возникает у детей в возрасте до пяти лет 13 , и младенцы подвергаются наибольшему риску, поскольку их иммунная система еще не полностью развита. Существует второе, меньшее увеличение риска для старших подростков, в основном по социальным и поведенческим причинам 14 .Люди с иммунодефицитом, например без селезенки, также подвержены более высокому риску заражения. Генетические факторы играют роль, но немногие из них оказывают сильное влияние 15 .

Менингококковая инфекция в Великобритании и Ирландии носит сезонный характер с пиком в зимние месяцы.

Как лечится менингококковый менингит?

Своевременное распознавание и лечение — лучший шанс на хорошее выздоровление.

Врач общей практики, подозревающий, что у кого-то есть менингококковая инфекция, организует экстренный перевод в больницу и прописывает антибиотики 16 или же гарантирует, что антибиотики срочно введет фельдшер скорой помощи или как можно скорее по прибытии в больницу.Менингококковое заболевание всегда необходимо лечить в стационаре.

Лечение можно начать немедленно, если признаки и симптомы менингококковой инфекции достаточно ясны. Если не ясно, что не так, пациент может сначала находиться под наблюдением. Наряду с физическим осмотром будет взята кровь на анализы, и врач может сделать люмбальную пункцию. Люмбальная пункция важна для подтверждения диагноза менингита и определения микроба, вызывающего заболевание, чтобы можно было выбрать наиболее подходящие антибиотики.Если пациент с менингитом очень серьезно болен, делать поясничную пункцию сразу может быть небезопасно, поэтому это можно отложить. Подтверждение диагноза может быть полезно впоследствии, например, при поиске долгосрочной медицинской консультации и последующего ухода.

Многим пациентам требуется реанимация, когда они попадают в больницу: вводят кислород и вводят одну или несколько внутривенных линий для доставки лекарств и реанимационных жидкостей. Пациентам с сепсисом может потребоваться большое количество реанимационной жидкости, чтобы нормализовать объем крови.Пациентам с менингитом могут быть назначены стероиды для уменьшения воспаления и другие лекарства для снижения давления вокруг мозга. Большинство пациентов лечатся в обычной больничной палате, но наиболее тяжелые пациенты будут нуждаться в интенсивной терапии: около четверти детей с менингококковой инфекцией нуждаются в лечении в педиатрическом отделении интенсивной терапии (PICU) 17 .

Пациент, проходящий лечение в обычном педиатрическом или взрослом отделении, будет находиться под тщательным наблюдением. Первые несколько дней и ночей могут быть беспокойными и беспокойными.Пациент может быть очень сонливым или часто спать недолго, а в бодрствующем состоянии быть несчастным и раздражительным. Курс антибиотиков обычно длится пять-семь дней 17 , поэтому пациенты, которые хорошо поддаются лечению, обычно проводят в больнице около недели. Некоторые пациенты выздоравливают так быстро, что уже через несколько дней они могут вернуться домой, либо вернуться в больницу, либо посетить медсестру для получения суточной дозы антибиотиков.

Тяжело больных переводят в реанимацию.Для детей это может означать поездку в передвижном отделении интенсивной терапии или на машине скорой помощи в специализированное отделение интенсивной терапии. Там круглосуточно работают врачи-специалисты и медсестры, чтобы стабилизировать состояние пациента и внимательно следить за его состоянием. Пациенту нужно дать успокоительное и подключить аппарат искусственной вентиляции легких, чтобы он мог дышать, вставлены трубки, подсоединены провода и подключены к мониторам, а также должны быть введены дополнительные внутривенные линии для доставки лекарств, которые поддерживают функцию жизненно важных органов, таких как сердце, легкие и другие. почки. Пациенты с сепсисом, которым требуется очень большой объем реанимационной жидкости, могут выглядеть очень раздутыми.Однако, когда они начнут восстанавливаться, эта жидкость будет повторно всасываться в кровоток и выводиться через почки. У большинства пациентов интенсивной терапии состояние улучшается через несколько дней, и они возвращаются в обычные палаты. Но очень тяжелобольные пациенты могут находиться в больнице в течение нескольких недель или даже месяцев.

Что происходит после менингококковой инфекции?

Большинство людей очень хорошо выздоравливают от менингококковой инфекции, без долгосрочных последствий, но около четверти выживших остаются с проблемами, снижающими качество их жизни. 5 .Некоторые из этих трудностей временны и со временем исчезают или улучшаются. Поведенческие и эмоциональные эффекты довольно распространены: дети могут быть навязчивыми и впадать в истерики, взрослые могут чувствовать себя подавленными и раздражительными. Хотя эти чувства обычно проходят сами собой, психологические проблемы могут быть достаточно серьезными, чтобы потребовать направления в психиатрическую службу или к психологу 18 . В такой поддержке могут нуждаться и родители детей, больных менингококковой инфекцией. 19 .

Такое тяжелое заболевание, особенно при длительном пребывании в отделении интенсивной терапии, может привести к тому, что пациент почувствует слабость и усталость, станет гораздо менее активным и подвижным, чем раньше. У них также могут быть проблемы с концентрацией, памятью и вниманием, и им трудно выполнять задачи, которые казались легкими до того, как они заболели. В большинстве случаев эти трудности постепенно исчезают.

Каковы тяжелые последствия?

Менингит может вызвать необратимые неврологические нарушения, начиная от незначительных проблем с координацией и движением или легких трудностей в обучении до эпилепсии, паралича, паралича и тяжелого умственного расстройства.Глухота — наиболее частое тяжелое последствие менингита. Рубцы, ампутации и повреждение органов могут быть результатом сепсиса.

В первые несколько дней лечения тяжелого менингококкового заболевания часто невозможно сказать, будет ли какое-либо необратимое повреждение, но в большинстве случаев серьезные проблемы становятся очевидными, пока пациент все еще находится в больнице.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.