Договорно правовая база: ФАС России | Договорно-правовая база МСАП

Разное

Содержание

Министерство юстиции Республики Узбекистан — Договорно-правовая база международного сотрудничества

В феврале текущего года вступил в силу Закон «О международных договорах Республики Узбекистан» в новой редакции. Что даст принятие данного документа? Как он отразится на реализации страной внешней политики и повышении авторитета Узбекистана на международной арене?

В феврале текущего года вступил в силу Закон «О международных договорах Республики Узбекистан» в новой редакции. Что даст принятие данного документа? Как он отразится на реализации страной внешней политики и повышении авторитета Узбекистана на международной арене?

Эти и другие вопросы обсуждены в ходе научно-практической конференция «Роль и значение Закона «О международных договорах Республики Узбекистан» в укреплении правовых основ внешней политики Республики Узбекистан».

Мероприятие организовано Министерством юстиции совместно с Министерством иностранных дел и Университетом мировой экономики и дипломатии.

В работе конференции участвовали депутаты Законодательной палаты и члены Сената Олий Мажлиса, специалисты министерств и ведомств, представители институтов гражданского общества, академических и научных кругов, а также международных организаций и дипломатического корпуса, аккредитованного в Узбекистане.

Как отмечалось, за прошедший период наша страна присоединилась к более 200 международным договорам. Узбекистаном взяты обязательства по созданию необходимых правовых рамок и организационной и институциональной среды для соответствия им. Принцип верховенства общепризнанных норм международного права закреплен в Конституции. В настоящее время выполнение обязательств по международным договорам обеспечивается с помощью таких институциональных средств как мониторинг и контроль, в том числе и парламентский.

В законе определены механизмы осуществления мониторинга за исполнением международных договоров. Это создание единой электронной базы данных с использованием современных ИКТ, направление госорганами в Министерство иностранных дел ежегодно до 31 декабря информации о выполнении международных обязательства, оценка результативности исполнения международных договоров, подготовка предложений по обеспечению их соответствующего выполнения.

По мнению участников, закон будет способствовать повышению эффективности работы госорганов, усилению их ответственности и качества прорабатываемых ими документов, обеспечению контроля за надлежащим выполнением сторонами соглашений, а также принятию необходимых мер для свое­временного решения возникающих проблем. Также предусматривается наращивание и совершенствование договорно-правовой базы международного сотрудничества. Это должно стать одним из основных инструментов реализации внешней политики страны.

По итогам конференции эксперты выработали предложения по улучшению эффективности применения закона о международных договорах.

 

Часть 2. Международные договоры, направленные на завершение формирования договорно-правовой базы Таможенного союза

│ Часть вторая │

│ │

│ Международные договоры, направленные на завершение формирования │

│ договорно-правовой базы Таможенного союза │

├───┬──────────────────────────────────────────────────────┬──────────────┤

│1. │Договор о Комиссии Таможенного союза от 6 октября │10.10.2008 │

│ │2007 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│2. │Договор о создании единой таможенной территории и │10.10.2008 │

│ │формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Протокол вступил в силу

11.12.2008.

│3. │Протокол о порядке вступления в силу международных │11.01.2009 │

│ │договоров, направленных на формирование договорно — │ │

│ │правовой базы Таможенного союза, выхода из них и │ │

│ │присоединения к ним от 6 октября 2007 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│4. │Соглашение о едином таможенно-тарифном регулировании │01.01.2010 │

│ │от 25 января 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│5. │Соглашение о вывозных таможенных пошлинах в отношении │ │

│ │третьих стран от 25 января 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│6. │Соглашение о единых правилах определения страны │01.07.2010 │

│ │происхождения товаров от 25 января 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│7. │Соглашение о единых мерах нетарифного регулирования в │01.01.2010 │

│ │отношении третьих стран от 25 января 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│8. │Соглашение о применении специальных защитных, │01.07.2010 │

│ │антидемпинговых и компенсационных мер по отношению к │ │

│ │третьим странам от 25 января 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│9. │Соглашение об определении таможенной стоимости │01.07.2010 │

│ │товаров, перемещаемых через таможенную границу │ │

│ │Таможенного союза от 25 января 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│10.│Соглашение о ведении таможенной статистики внешней и │09.06.2009 │

│ │взаимной торговли товарами Таможенного союза от │ │

│ │25 января 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│11.│Соглашение о принципах взимания косвенных налогов при │01.07.2010 │

│ │экспорте и/или импорте товаров, выполнении работ, │ │

│ │оказании услуг в Таможенном союзе от 25 января 2008 г.│ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│12.│Соглашение об условиях и механизме применения тарифных│01.01.2010 │

│ │квот от 12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│13.│Протокол об условиях и порядке применения в │01.01.2010 │

│ │исключительных случаях ставок ввозных таможенных │ │

│ │пошлин, отличных от ставок Единого таможенного тарифа │ │

│ │от 12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│14.│Протокол о предоставлении тарифных льгот от 12 декабря│01.01.2010 │

│ │2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│15.│Протокол о единой системе тарифных преференций │01.01.2010 │

│ │Таможенного союза от 12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│16.│Соглашение о правилах определения происхождения │01.07.2010 │

│ │товаров из развивающихся и наименее развитых стран от │ │

│ │12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│17.│Соглашение о порядке исчисления и уплаты таможенных │утратило │

│ │платежей в государствах-участниках Таможенного союза │актуальность │

│ │от 12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│18.│Соглашение о порядке декларирования товаров от 12 │утратило │

│ │декабря 2008 г. │актуальность │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│19.│Соглашение о порядке таможенного оформления и │утратило │

│ │таможенного контроля в государствах-участниках │актуальность │

│ │Таможенного союза от 12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│20.│Соглашение о видах таможенных процедур и таможенных │утратило │

│ │режимов от 12 декабря 2008 г. │актуальность │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│21.│Протокол об обеспечении единообразного применения │утратил │

│ │правил определения таможенной стоимости товаров, │актуальность │

│ │перемещаемых через таможенную границу Таможенного │ │

│ │союза от 12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│22.│Соглашение о порядке декларирования таможенной │утратило │

│ │стоимости товаров, перемещаемых через таможенную │актуальность │

│ │границу Таможенного союза от 12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│23.│Соглашение о порядке осуществления контроля │утратило │

│ │правильности определения таможенной стоимости товаров,│актуальность │

│ │перемещаемых через таможенную границу Таможенного │ │

│ │союза от 12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│24.│Протокол об обмене информацией, необходимой для │утратил │

│ │определения и контроля таможенной стоимости товаров, │актуальность │

│ │между таможенными органами Республики Беларусь, │ │

│ │Республики Казахстан и Российской Федерации от │ │

│ │12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│25.│Соглашение о Секретариате Комиссии Таможенного союза │12.12.2008 │

│ │от 12 декабря 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│26.│Соглашение о порядке введения и применения мер, │01.01.2010 │

│ │затрагивающих внешнюю торговлю товарами, на единой │ │

│ │таможенной территории в отношении третьих стран от 9 │ │

│ │июня 2009 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│27.│Соглашение о правилах лицензирования в сфере внешней │01.01.2010 │

│ │торговли товарами от 9 июня 2009 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│28.│Протокол о статусе Центра таможенной статистики │01.07.2010 │

│ │ │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│29.│Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза │01.07.2010 │

│ │ │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│30.│Соглашение об обращении продукции, подлежащей │01.07.2010 │

│ │обязательной оценке (подтверждению) соответствия, на │ │

│ │таможенной территории Таможенного союза │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│31.│Соглашение о взаимном признании аккредитации органов │01.07.2010 │

│ │по сертификации (оценке (подтверждению) соответствия) │ │

│ │и испытательных лабораторий (центров), выполняющих │ │

│ │работы по оценке (подтверждению) соответствия │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│32.│Соглашение Таможенного союза по санитарным мерам │01.07.2010 │

│ │ │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│33.│Соглашение Таможенного союза по ветеринарно-санитарным│01.07.2010 │

│ │мерам │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│34.│Соглашение Таможенного союза о карантине растений │01.07.2010 │

│ │ │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│35.│Протокол о внесении изменений в Соглашение о принципах│01.07.2010 │

│ │взимания косвенных налогов при экспорте и импорте │ │

│ │товаров, выполнении работ, оказании услуг в Таможенном│ │

│ │союзе от 25 января 2008 г. │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│36.│Протокол о порядке взимания косвенных налогов и │01.07.2010 │

│ │механизме контроля за их уплатой при экспорте и │ │

│ │импорте товаров в Таможенном союзе │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│37.│Протокол о порядке взимания косвенных налогов при │01.07.2010 │

│ │выполнении работ, оказании услуг в Таможенном союзе │ │

├───┼──────────────────────────────────────────────────────┼──────────────┤

│38.│Протокол о порядке передачи данных статистики внешней │01.07.2010 │

│ │торговли и статистики взаимной торговли │ │

└───┴──────────────────────────────────────────────────────┴──────────────┘

<*> Международные договоры, временно применяемые с указанной даты.

<**> Международные договоры, вступившие в силу с указанной даты.

 

ПРОТОКОЛ

о порядке вступления в силу международных договоров, направленных на формирование договорно-правовой базы таможенного союза, выхода из них и присоединения к ним

 

Республика   Беларусь,   Республика   Казахстан   и   Российская Федерация, далее именуемые Сторонами, согласились о нижеследующем:

 

Статья 1

Высший орган таможенного союза определяет перечень международных договоров, составляющих договорно-правовую базу Таможенного союза (далее — Перечень), который состоит из двух частей:

часть первая — международные договоры, действующие в рамках ЕврАзЭС,

часть вторая — международные договоры, направленные на завершение формирования договорно-правовой базы Таможенного союза.

 

Статья 2

Высший орган Таможенного союза принимает решение о вступлении в силу международного договора, включенного в часть вторую Перечня, при наличии информации депозитария о выполнении Сторонами внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу этого международного договора.

 

Статья 3

Выход Стороны из любого международного договора, включенного в часть вторую Перечня, означает выход из всех международных договоров, включенных в часть вторую Перечня. Их действие прекращается для такой Стороны по истечении 12 месяцев с даты получения депозитарием уведомления о выходе.

 

Статья 4

После вступления в силу международные договоры, включенные в часть вторую Перечня, открыты для присоединения к ним других государств — членов Евразийского экономического сообщества при условии, что присоединяющееся государство выражает согласие на обязательность для него всех международных договоров, включенных в часть вторую Перечня.

Для присоединяющегося государства указанные международные договоры вступают в силу одновременно по истечении трех месяцев с даты сдачи им депозитарию письменных уведомлений о выполнении внутригосударственных процедур, необходимых для их вступления в силу.

 

Статья 5

Положения международных договоров, включенных в Перечень, не наносят ущерба правам и обязательствам Сторон по другим международным договорам между Сторонами, если такие договоры предусматривают более высокую степень интеграции Сторон.

Положения международных договоров, включенных в Перечень, не препятствуют заключению между Сторонами новых международных договоров, удовлетворяющих указанным условиям.

 

Статья 6

Оговорки к настоящему Протоколу не допускаются.

 

Статья 7

Настоящий Протокол временно применяется с даты подписания, подлежит ратификации и вступает в силу с даты получения депозитарием последней ратификационной грамоты.

 

Совершено в городе Душанбе 6 октября 2007 г. в одном подлинном экземпляре на русском языке.

Подлинный экземпляр настоящего Протокола хранится у депозитария, которым до передачи функций депозитария Комиссии Таможенного союза является Интеграционный Комитет Евразийского экономического сообщества.

Депозитарий направит каждой Стороне заверенную копию настоящего Протокола.

 

За Республику
Беларусь

За Республику
Казахстан

За Российскую
Федерацию

Договорно-правовая база — Посольство Республики Таджикистан в Украине

 

Приоритеты многосторонних контактов двух стран просматриваются в контексте общих задач, таких как укрепление безопасности и стабильности на всем пространстве СНГ, содействие дальнейшему развитию интеграционных процессов, определяемых в рамках Содружества Независимых Государств, членами которого являются оба государства.

Правовую основу двусторонних отношений между Республикой Таджикистан и Республикой Молдова составляют 14 межправительственных и межведомственных документов в области торгово-экономического сотрудничества, взаимной защиты инвестиций, информации и др.

  • Соглашение между Национальным банком Республики Молдова и Национальным банком Таджикистана по организации расчетов
    Подписано в Кишиневе 30.07.1993
    Вступило в силу 30.07.1993
  • Протокол согласования объемов взаимных поставок продукции и товаров народного потребления за 1993 г. между Министерством торговли и материальных ресурсов Республики Молдова и Министерством торговли и материальных ресурсов Республики Таджикистан
    Подписан в Кишиневе 13.04.1993
    Вступил в силу 13.04.1993
  • Соглашение о сотрудничестве между Министерством внутренних дел Республики Молдова и Министерством внутренних дел Республики Таджикистан
    Подписано в Минске 16.02.1995
    Вступило в силу 16.02.1995
  • Договор о дружбе и сотрудничестве между Республикой Молдова и Республикой Таджикистан
    Подписан в Душанбе 05.11.2002
    Вступил в силу 17.11.2014
  • Соглашение между Правительством Республики Молдова и Правительством Республики Таджикистан об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество (капитал)
    Подписано в Душанбе 05.11.2002
    Вступило в силу 25.02.2004
  • Соглашение между Правительством Республики Молдова и Правительством Республики Таджикистан о продвижении и взаимной защите инвестиций
    Подписано в Душанбе 05.11.2002
    Вступило в силу 20.10.2003
  • Соглашение между Правительством Республики Молдова и Правительством Республики Таджикистан о торгово-экономическом сотрудничестве
    Подписано в Душанбе 05.11.2002
    Вступило в силу 15.04.2003
  • Протокол о консультациях между Министерством иностранных дел Республики Молдова и Министерством иностранных дел Таджикистана
    Подписан в Душанбе 05.11.2002
    Вступил в силу 05.11.2002
  • Совместная декларация Президента Республики Молдова и Президента Республики Таджикистан
    Подписана в Душанбе 05.11.2002
    Вступила в силу 05.11.2002
  • Соглашение между Правительством Республики Молдова и Правительством Республики Таджикистан о взаимной защите секретной информации
    Подписано в Кишиневе 19.11.2004
    Вступило в силу 28.03.2005
  • Соглашение между Министерством промышленности Республики Молдова и Министерством промышленности Республики Таджикистан о взаимных кооперированных поставках продукции научно-технического назначения
    Подписано в Кишиневе 19.11.2004
    Вступило в силу 10.02.2005
  • Протокол об обмене ратификационными грамотами Договора о дружбе и сотрудничестве между Республикой Молдова и Республикой Таджикистан, подписанный 5 ноября 2002 года
    Подписан в Душанбе 17.11.2014
    Вступил в силу 17.11.2014
  • Протокол II-ого заседания Межправительственной молдавского – таджикистанской комиссии по экономическому сотрудничеству
    Подписан в Душанбе 30.06.2015
    Вступил в силу 30.06.2015

МИД РФ: Москва предложила Лондону инвентаризацию договорно-правовой базы после Brexit — Политика

АФИНЫ, 30 января. /ТАСС/. РФ предложила Великобритании провести инвентаризацию договорно-правовой базы после Brexit с учетом изменившегося статуса этой страны, это объективная потребность для дальнейшего развития отношений. Об этом сообщил в пятницу вечером заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко в беседе с российскими журналистами в Афинах.

По его словам, необходима проработка изменений во взаимодействии с Великобританией в связи с выходом страны из ЕС. «Это объективная потребность, потому что многие аспекты наших отношений с Великобританией регулировались соглашениями, которые мы заключили с Евросоюзом. Мы уже довели до сведения британцев, это было уже давно, что чем раньше мы приступим к инвентаризации нашей договорно-правовой базы с учетом нового статуса Великобритании, как не государства — члена ЕС, тем будет лучше», — сказал Грушко.

«Мы такую инвентаризацию у себя провели внутреннюю, в принципе никакой революции не надо, то есть наши отношения с Великобританией не обнулятся, сразу продолжится торгово-экономическое и финансовое взаимодействие, но тем не менее мы исходим из того, что Великобритания должна быть заинтересована в том, чтобы не было вот этих серых зон, — продолжил замминистра. — Поэтому, как только оттуда поступит сигнал к практической работе, я думаю, что мы будем готовы. Думаю, что с учетом тех вызовов, которые стоят перед Лондоном в контексте оформления статуса Великобритании в постбрекзитный период, там российское направление может быть не самым главным. Надо урегулировать отношения с Европой, во-первых, до конца довести эту историю с США, видимо, с Китаем и т. д., но тем не менее эта вещь, скорее всего, меньше всего зависит от политической конъюнктуры, она просто неизбежна. Потому что межгосударственные отношения не могут развиваться в вакууме, и так или иначе они будут требовать правового оформления».

На вопрос, много ли времени на это может понадобиться, Грушко ответил: «Я не думаю, что это будет большая проблема. Еще раз скажу, что мы к такой работе готовы».

Совершенствование институциональной основы и договорно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства — Мнение эксперта от 19.03.2012

Первые правовые и организационные основы формирования Таможенного союза были определены еще во второй половине 1990-х гг., когда Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией были приняты Соглашение о Таможенном союзе от 6 января 1995 г., Соглашение о Таможенном союзе от 20 января 1995 г. и Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 г., носившие в целом рамочный, декларативный характер. Данные международные договоры определили цели, принципы и механизм функционирования Таможенного союза, этапы его создания. Однако непосредственное формирование и развитие международно-правовой базы  и институциональной основы Таможенного союза началось с 2007 г., когда Межгоссовет ЕврАзЭС в рамках трех государств – Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации – был наделен статусом Высшего органа Таможенного союза и была создана Комиссия Таможенного союза – единый постоянно действующий регулирующий орган Таможенного союза, основной задачей которого являлось обеспечение условий его функционирования и развития. О дальнейшем формировании Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП) рассказывает Наталья Борисовна Слюсарь.

— Как дальше проходило совершенствование институтов и договорно-правовой базы ТС?

— Вопрос затрагивает два аспекта ТС. Они, безусловно, взаимосвязаны, но я бы их обозначила отдельно. Во-первых, это те правовые аспекты, которые связаны с формированием договорно-правовой базы ТС, состоящей из международных договоров и решений органов ТС, а во-вторых, это аспекты формирования институтов ТС и ЕЭП. Мы рассмотрим их, но вначале мне хотелось бы дать несколько общих оценок всей работы, которая была проделана в рамках ЕврАзЭС по формированию ТС и ЕЭП.

Следует учитывать исторический опыт мирового сообщества и опыт государств СНГ в принятии мер по формированию таможенных союзов.
Во всем мире XX век дал развитие новой формы межгосударственной экономической интеграции в виде таможенных союзов, и, в настоящее время, их существует более 30. Так, в 1961г. Гватемала, Гондурас, Никарагуа и Сальвадор стали участниками Центральноамериканского общего рынка. Два года спустя к нему присоединилась Коста-Рика. В 1963г. также был создан таможенный союз между Европейским союзом и Турцией (Ассоциация ЕС и Турции). А в 1964г. было подписано соглашение о создании таможенного союза между Египтом, Ираком, Иорданией, Йеменом, Ливией, Мавританией и Сирией, получивший название Арабский общий рынок. Организация восточно-карибских государств, членами которого являются Антигуа и Барбуда, Гренада, Доминика, Монтсеррат, Сент-Китс и Невис, Сент-Винсент и Гренадины, был создан в 1991г. Нам известны также такие таможенные союзы, как ЕС и Меркорсур и другие. Кстати и СССР – это тоже таможенный союз, поскольку налицо основные признаки — единая таможенная территория, единый таможенный тариф, правила торговли с третьими странами и т.д.
Все большее увеличение числа таможенных союзов, расширение и укрепление их позиции на международной арене свидетельствуют о том, что данная форма межгосударственной интеграции приносит огромные экономические, политические, социальные и иные выгоды для их участников. Союз делает национальные экономики значительно сильнее, позволяет выступать его участникам единым интегрированным экономическим и политическим блоком в международных отношениях, увеличивает политический и экономический вес государств в глобальном масштабе, а также открывает большие перспективы для  частных лиц данных стран, в особенности для хозяйствующих субъектов.

Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России сформирован в соответствии с целями и задачами Договора о Евразийском экономическом сообществе. Три государства из пяти на первом этапе (в соответствии с решением Межгоссовета ЕврАзЭС) с 6 октября 2007 года приступили к формированию Таможенного союза и Единого экономического пространства, принимая во внимание, что эти государства являются наиболее близкими друг к другу по параметрам своего экономического развития. В дальнейшем ожидается присоединение к договорно-правовой базе и других государств-членов ЕврАзЭС – Киргизии (заявка уже поступила) и Таджикистана.
При этом обращаю внимание, что рассматриваемый Таможенный союз — это не международная организация, как таковая, и как перечислены выше названные международные объединения, а форма торго-экономической интеграции государств-членов ЕврАзЭС. Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России предусматривает единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле товарами, происходящими на единой таможенной территории, а также происходящими из третьих стран и  выпущенными в свободное обращение на этой таможенной территории, не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер. На территориях государств-членов ТС применяется единый таможенный тариф и другие единые меры регулирования торговли товарами с третьими странами.
Чтобы действовали указанные правила подписан целый ряд международных договоров.

— Единое экономическое пространство — это тоже форма экономической интеграции?

— Да, это следующая ступень развития экономической интеграции государств-членов ЕврАзЭС. Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС (ТС) стал основой для формирования Единого экономического пространства (ЕЭП). ЕЭП это качественно более глубокая форма интеграции, предусматривающая свободное передвижения не только товаров, но и услуг, капиталов, трудовых ресурсов на единой таможенной территории ТС. Для этого наряду с унификацией норм регулирования внешней торговли должны быть  гармонизированы параметры макроэкономической политики, налоговой системы, нормы антимонопольного и трудового законодательства, миграционной политики.
Регулирование этих интеграционных процессов потребовало создание своей институциональной системы, т.е. органов, наделенных полномочиями принятия международных договоров и иных нормативных правовых актов (правил, положений, рекомендаций), своими решениями.
Так, 6 октября 2007 г. Межгосударственным Советом ЕврАзЭС (Высшим органом Таможенного союза) на уровне глав государств были приняты первые три международных договора, направленные на формирование договорно-правовой базы Таможенного союза:

  1. Договор о Комиссии Таможенного союза (КТС)
  2. Договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза
  3. Протокол о порядке вступления в силу международных договоров, направленных на формирование договорно-правовой базы Таможенного союза, выхода из них и присоединения к ним.

Значительный шаг в развитии институциональной основы Таможенного союза был осуществлен 12 декабря 2008 г.
В целях дальнейшего формирования институциональной основы Таможенного союза на уровне глав правительств принято Соглашение о Секретариате Комиссии Таможенного союза. Это рабочий орган Комиссии, основной функцией которого является организационно-правовое обеспечение ее деятельности. Также утверждены Правила процедуры Комиссии Таможенного союза, устанавливающие порядок подготовки и проведения заседаний Комиссии, процедуру принятия решений, их опубликования и вступления в силу. Новая редакция данных Правил процедур была утверждена на заседании Высшего органа Таможенного союза 27 ноября 2009 г.
В период с 6 октября 2007 года по 18 ноября 2011 года система органов Таможенного союза была представлена следующим образом:

  • Межгосударственный Совет Евразийского экономического сообщества (Высший орган Таможенного союза)
  • Комиссия Таможенного союза
  • Суд Евразийского экономического сообщества.

Также были созданы четыре структуры, не входящие в систему органов ТС, но выполняющие ряд важных функций, обеспечивающих его функционирование:

  • Экспертный совет в рамках Таможенного союза
  • Комитет по вопросам регулирования внешней торговли
  • Координационный комитет по техническому регулированию, применению санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер
  • Координационный совет по информационным технологиям.

С 1июля 2011 года Таможенный союз заработал в полном объеме. С 1 января 2012 года введен в действие пакет из 17 международных договоров Единого экономического пространства, подписанный главами государств 9 декабря 2010 года. В соответствии с договорами КТС преданы функции не только в сфере внешнеторговой, но и экономической политики в целом. Тем самым продиктована необходимость совершенствования институциональной основы Таможенного союза и Единого экономического пространства. Всего 145 «наднациональных» функций, на основании 111 международных договоров, формирующих договорно-правовую базу ТС и ЕЭП, передано для непосредственного регулирования в полномочия КТС. Это функции в области:

  • таможенно-тарифного и нетарифного регулирования;
  • применения защитных антидемпинговых и компенсационных мер;
  • обеспечения технического регулирования и санитарного, ветеринарного и фитосанитарного контроля в ТС4
  • ведение таможенной статистики внешней торговли и статистики взаимной торговли;
  • обеспечения таможенного регулирования в ТС;
  • обеспечения функционирования ЕЭП.

В связи с этим, главами государств Таможенного союза 18 ноября 2011 года в Москве подписаны:

  • Договор о Евразийской экономической комиссии
  • Декларация о евразийской экономической интеграции
  • Решение о Регламенте Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) и формировании нового более сильного аппарата ЕЭК.


— В чем отличие правового статуса Евразийской экономической комиссии от Комиссии Таможенного союза?

— С даты вступления в силу Договора о ЕЭК, КТС упраздняется. А полномочия, которыми была наделена Комиссия Таможенного союза в соответствии с международными договорами, формирующими договорно-правовую базу ТС и ЕЭП, а также решениями Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества (Высшего органа Таможенного союза), передаются ЕЭК. Таким образом, не меняется статус Комиссии, а только ее структура и порядок работы, о чем я скажу позже. Кроме того, следует учитывать, что в соответствии с указанным договором, с даты его подписания Высший Евразийский экономический совет осуществляет полномочия, которыми наделен Межгосударственный Совет Евразийского экономического сообщества также в соответствии с указанными договорами международными договорами ТС и ЕЭП.
Теперь возвращаемся к вновь созданной Евразийской экономической комиссии (далее — ЕЭК). В соответствии со статьей 1 Договора о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 года (далее – Договор) Стороны учредили ЕЭК, как единый постоянно действующий регулирующий орган Таможенного союза и Единого экономического пространства.
Комиссия состоит из Совета Комиссии и Коллегии Комиссии. Порядок деятельности Совета и Коллегии регулируется Регламентом работы Комиссии, утверждаемым Высшим Евразийским экономическим советом на уровне глав государств.
В рамках своей деятельности Комиссия вправе образовывать структурные подразделения (далее — Департаменты Комиссии), представительства Комиссии в Сторонах, по решению Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств в третьих странах и их объединениях, а также и при международных организациях.

ЕЭК в пределах своих полномочий принимает решения, имеющие обязательный характер для Сторон, и рекомендации, не носящие обязательного характера. Эти решения и входят в договорно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства и подлежат непосредственному применению на территориях государств-членов ТС.
В Совет входят по одному представителю от каждой Стороны, являющемуся заместителем главы правительства, наделенному необходимыми полномочиями, в соответствии с законодательством соответствующей Стороны. Заседания Совета проводятся по мере необходимости, но не реже одного раза в квартал. Время и место проведения очередного заседания Совета определяются на предшествующем заседании Совета.

Коллегия Комиссии является исполнительным органом Комиссии, осуществляющим выработку предложений в сфере дальнейшей интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства. Коллегия Комиссии состоит из 9 членов, один из которых является Председателем Коллегии Комиссии. Состав Коллегии Комиссии формируется по принципу по 3 члена Коллегии Комиссии от каждого государства-члена ТС, которые назначаются решением Высшего Евразийского экономического совета и работают на постоянной основе в Коллегии 4 года.
Обеспечение деятельности Высшего Евразийского экономического совета, Совета Комиссии и Коллегии Комиссии осуществляют международные служащие департаментов Комиссии.

— Мы рассмотрели органы ТС и ЕЭП представляющие систему исполнительной власти, а что с иными институтами ТС, например, с Судебной системой органов Таможенного союза? Изменяется ли деятельность Межпарламентской ассамблеи ЕврАзЭС?

— Компетенция Суда ЕврАзЭС, правовой статус которого определен Договором об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 г. и Статутом Суда ЕврАзЭС, утвержденным Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 5 июля 2010 г. № 502, была расширена в связи с формированием Таможенного союза и внесением вследствие этого изменений в ст. 8 Договора об учреждении ЕврАзЭС (Протокол от 6 октября 2007 г. о внесении изменений в Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 г.).

Основной задачей Суда является обеспечение единообразного применения государствами-членами Таможенного союза действующих в его рамках международных договоров и принимаемых его органами решений. Суд рассматривает также споры экономического характера, возникающие между государствами-членами Таможенного союза по вопросам реализации решений органов и положений договоров ТС, дает по ним разъяснения, а также заключения.
После объединения таможенных территорий государств, формирующих Таможенный союз, Суд осуществляет следующие полномочия:

  1. рассматривает дела о соответствии актов органов ТС международным договорам, формирующим правовую базу Таможенного союза;
  2. рассматривает дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов ТС;
  3. дает толкование международных договоров, формирующих правовую базу Таможенного союза, актов, принятых его органами;
  4. разрешает споры между Комиссией Таможенного союза и государствами, входящими в ТС, а также между государствами-членами Таможенного союза по выполнению ими обязательств, принятых в рамках ТС.

К ведению Суда могут быть отнесены и иные споры, разрешение которых предусмотрено международными договорами Таможенного союза.
Таким международным договором является Договор об обращении в Суд Евразийского экономического сообщества хозяйствующих субъектов по спорам в рамках Таможенного союза и особенностях судопроизводства по ним от 9 декабря 2010 г., в соответствии с которым Суд наделяется компетенцией по рассмотрению дел по заявлениям хозяйствующих субъектов:

  1. об оспаривании актов Комиссии Таможенного союза или их отдельных положений;
  2. об оспаривании действий (бездействия) Комиссии Таможенного союза.

Основанием для оспаривания актов КТС или их отдельных положений либо действий (бездействия) Комиссии Таможенного союза является их несоответствие международным договорам, заключенным в рамках ТС, повлекшее нарушение предоставленных данными международными договорами прав и законных интересов хозяйствующих субъектов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

— Уже более 10 лет функции Суда ЕврАзЭС осуществляет Экономический Суд СНГ. Такие полномочия были возложены на него на основании Соглашения между Содружеством Независимых Государств и Евразийским экономическим сообществом. Планируется ли изменить эту ситуацию?

— С 1 января 2012 г. Суд ЕврАзЭС начал свою самостоятельную деятельность. Выделены средства для формирования Секретариата Суда. Межпарламентской Ассамблеей ЕврАзЭС в декабре 2011 г. назначены судьи Суда ЕврАзЭС.
В соответствии с Протоколом о внесении изменений в Статут Суда Евразийского экономического сообщества от 5 июля 2010 года вводится положение, в соответствии с которым Суд в рамках рассмотрения дел по заявлениям хозяйствующих субъектов наделяется правом в исключительных случаях проводить одно или несколько выездных заседаний в месте, отличном от местопребывания Суда.
Учитывая, что Суд ЕврАзЭС сформирован и начал свою самостоятельную деятельность встал вопрос о продолжении существования квазисудебного органа в системе органов ТС, которым является Экспертный совет в рамках Таможенного союза.
Данный Экспертный совет был уполномочен рассматривать заявления хозяйствующих субъектов государств-членов Таможенного союза по вопросу соответствия решений КТС, имеющих обязательный характер, договорно-правовой базе Таможенного союза. Однако с момента его формирования в Секретариат КТС так и не поступили обращения хозяйствующих субъектов, которые бы были оформлены в соответствии с Положением об Экспертном совете.

— Вернемся к вопросу о формировании договорно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства.

— Формирование договорно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства осуществлялось поэтапно, но в очень сжатые сроки.
Следует учитывать, что решение о формировании договорно-правовой базы ТС и ЕЭП принималось главами государств в период кризиса глобальной финансовой системы, который не мог не отразиться на состоянии экономик государств Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС).
Во избежание дальнейшего экономического спада стран-участниц ЕврАзЭС главами государств Беларуси, России и Казахстана было принято решением о создании условий по восстановлению емкого внутреннего рынка, в рамках которого создать условия по сохранению и модернизации производства трех государств, а также повысить конкурентоспособность экономики на новой технологической основе.
В этой связи 25 января 2008 г. Высшим органом Таможенного союза на уровне глав правительств приняты 9 международных соглашений в области таможенного, таможенно-тарифного и нетарифного регулирования. Главы правительств также определили принципы взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ и оказании услуг в Таможенном союзе.

В период 2009 – 2010 гг. в рамках Таможенного союза приняты Соглашение о порядке введения и применения мер, затрагивающих внешнюю торговлю товарами, на единой таможенной территории в отношении третьих стран и Соглашение о правилах лицензирования в сфере внешней торговли товарами.
Кроме этого, в соответствии с Договором о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза от 6 октября 2007 г. разработаны и одобрены этапы и сроки формирования единой таможенной территории Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации, предусматривающие три основных этапа формирования единой таможенной территории ТС. В частности, определены следующие этапы:

  • предварительный – до 1 января 2010 г.
  • первый – с 1 января 2010 г. до 1 июля 2010 г.
  • второй – с 1 июля 2010 г. до 1 июля 2011 г.

При этом главы государств определили конечную дату создания единой таможенной территории Таможенного союза – 1 июля 2010 г.
На предварительном этапе решались две основные задачи: завершение формирования договорно-правовой базы Таможенного союза и организация поэтапного переноса согласованных видов государственного контроля, за исключением пограничного, на внешний контур единой таможенной территории. 

27 ноября 2009 г. главами государств-членов Таможенного союза подписан Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза. Таким образом, осуществлена кодификация таможенного законодательства ТС, свидетельствующая о качественно новом уровне межгосударственной экономической интеграции.

В области таможенно-тарифного и нетарифного регулирования Межгоссоветом ЕврАзЭС утверждены единая Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (ТН ВЭД ТС) и Единый таможенный тариф Таможенного союза (ЕТТ ТС). Главы государств также приняли решение о передаче КТС ряда важных функций в сфере таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, предусмотренных соответствующими международными договорами Таможенного союза, в частности, ведение ЕТТ ТС.

В области защиты прав потребителей Высшим органом Таможенного союза принято решение о наделении Суда ЕврАзЭС функциями по разрешению споров в рамках ТС.
При этом механизмом для прямого обжалования действий Комиссии стал Экспертный совет, наделенный полномочиями по рассмотрению заявлений занимающихся хозяйственной деятельностью юридических и физических лиц государств-членов Таможенного союза по вопросам соответствия решений КТС его договорно-правовой базе.
В рамках предварительного этапа также приняты международные соглашения по техническому регулированию, санитарным, ветеринарным и фитосанитарным мерам.

В целях создания Единого экономического пространства 19 декабря 2009 г. Высшим органом Таможенного союза был утвержден План действий по формированию Единого экономического пространства
Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации на 2010 – 2011 г. План предусматривал разработку двух пакетов соглашений, посвященных вопросам экономической политики, свободы движения капитала, валютной политики, транспорта, энергетики, связи, свободы передвижения рабочей силы и технического регулирования. Эти международные договоры были приняты и вступили в силу с 1 января 2012 года.
В соответствии с задачами первого этапа формирования единой таможенной территории государств-членов ТС с 1 января 2010 г. Комиссией Таможенного союза ведется работа по осуществлению полномочий в сфере тарифного и нетарифного регулирования внешней торговли Таможенного союза.
Так, с 1 января 2010 г. вступил в силу ряд международных договоров и нормативных правовых актов в сфере таможенно-тарифного регулирования, включая ТН ВЭД ТС и ЕТТ ТС. С указанной даты также введены в действие три соглашения Таможенного союза по нетарифному регулированию.

В целях реализации ст. 57 Таможенного кодекса ТС разработаны Единая база данных предварительных решений Таможенного союза по классификации товаров и Технические условия передачи данных о предварительных решениях по классификации товаров.
Комиссия Таможенного союза в рамках наделенных полномочий утвердила Перечень товаров, в отношении которых установлены квоты и объемы тарифных квот для ввоза товаров на территорию государств-членов Таможенного союза, а также Перечень товаров, являющихся существенно важными для внутреннего рынка ТС, в отношении которых в исключительных случаях могут быть установлены временные ограничения или запреты экспорта.

В связи со вступлением в силу Договора о Таможенном кодексе ТС, нормы которого в значительной степени носят отсылочный характер, возникла необходимость введения в действие одновременно с Кодексом правовых механизмов, разработанных в целях реализации его положений.
Так, 20 мая 2010 г. подписано Соглашение об установлении и применении в Таможенном союзе порядка зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие). Соглашение устанавливает единый унифицированный механизм зачисления и распределения меду государствами-членами Таможенного союза ввозных таможенных пошлин, иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие.
В развитие положений принятых международных договоров Таможенного союза КТС был утвержден ряд важнейших нормативно-правовых актов в различных сферах регулирования, среди них, в частности, среди них:
1)    в сфере таможенного регулирования:

  • формы таможенных деклараций и инструкции по их заполнению;
  • порядок проведения таможенной экспертизы при проведении таможенного контроля;
  • формы общих реестров лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела;
  • инструкция о порядке использования транспортных (перевозочных), коммерческих и (или) иных документов в качестве декларации на товары; и др.;

2) в сфере таможенно-тарифного регулирования:

  • положение о порядке технического ведения единой ТНВЭД ТС и Регламент взаимодействия по вопросам ведения единой ТНВЭД ТС;
  • положение о порядке принятия КТС решений и разъяснений по классификации отдельных видов товаров и др.;

3) по вопросам применения санитарных мер, осуществлению ветеринарного контроля и применения ветеринарно-санитарных мер, а также техническому регулированию принят ряд перечней товаров, на которые распространяются данные меры, и положения о порядке их осуществления.

Второй этап создания единой таможенной территории Таможенного союза был также связан со вступлением в силу Договора о Таможенном кодексе ТС. Таможенный кодекс вступил в силу, и единая таможенная территория Таможенного союза была сформирована для Республики Казахстан и Российской Федерации с 1 июля 2010 г., а для трех государств-членов Таможенного союза – с 6 июля 2010 г.

В соответствии с Соглашением об обращении продукции, подлежащей обязательной оценке (подтверждению) соответствия, на таможенной территории Таможенного союза от 11 декабря 2009 г. и Соглашением о взаимном признании аккредитации органов по сертификации (оценке (подтверждению) соответствия) и испытательных лабораторий (центров), выполняющих работы по оценке (подтверждению) соответствия от 11 декабря 2009 г.  Комиссии Таможенного союза делегированы полномочия, в частности, по формированию, утверждению и ведению Единого перечня продукции, подлежащей подтверждению соответствия в рамках Таможенного союза с выдачей единых документов, установлению Порядка включения органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров) в Единый реестр, а также формированию и ведению Единого реестра органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров) Таможенного союза.
В рамках развития и применения в Таможенном союзе информационных технологий приняты два фундаментальных соглашения: Соглашение о создании, функционировании и развитии Интегрированной информационной системы внешней и взаимной торговли Таможенного союза и Соглашение о применении информационных технологий при обмене электронными документами во внешней и взаимной торговле на единой таможенной территории ТС, а также утверждена Концепция создания Интегрированной информационной системы внешней и взаимной торговли Таможенного союза.
Кроме этого, с 1 июля 2010 г. вступили в силу Соглашение Таможенного союза по санитарным мерам, а также Соглашение Таможенного союза по ветеринарно-санитарным мерам и Соглашение Таможенного союза о карантине растений от 11 декабря 2009 г., в связи с чем Комиссии Таможенного союза были переданы соответствующие полномочия.

В целях развития межгосударственного сотрудничества по уголовным делам и делам об административных правонарушениях 5 июля 2010 г. главами государств были подписаны Договор об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства ТС и государств-членов Таможенного союза и Соглашение о правовой помощи и взаимодействии таможенных органов государств-членов Таможенного союза по уголовным делам и делам об административных правонарушениях. В соответствии с указанными международными договорами определены особенности привлечения к уголовной и административной ответственности лиц, совершивших правонарушения на территории Таможенного союза. Также установлены органы, уполномоченные осуществлять производство по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, провозглашен принцип взаимного признания и исполнения в государствах-членах Таможенного союза соответствующих процессуальных документов, определен порядок взаимодействия национальных уполномоченных органов по раскрытию преступлений, привлечению виновных лиц к уголовной, административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства государств-членов Таможенного союза, контроль за соблюдением которого возложен на таможенные органы.
К настоящему времени План действий по формированию Таможенного союза в основном выполнен.
Успешная работа специалистов по формированию договорно-правовой базы ТС и ЕЭП отмечена главами государств.
Следующий этап совместной работы экспертов сторон заключается в проведении кодификации принятых международных договоров и решений органов ТС, в целях устранения коллизий и пробелов, а также подготовки единого международного договора, на основе которого планируется создать к 2015 году Евразийский экономический союз. Работа по кодификации будет включать, в том числе договоренности по:

  • сбалансированной макроэкономической, бюджетной и конкурентной политике;
  • структурным реформам рынков труда, капиталов, товаров и услуг;
  • созданию евразийских сетей в сфере энергетики, транспорта и телекоммуникаций.

Договорно-правовая база

В целом по итогам инвентаризации двусторонней договорной правовой базы, с 1996 по 2019 года между Республикой Таджикистан и Республикой Беларусь заключено более 90 договоров и соглашений.

В настоящее время действуют более 75 двусторонних документов, которые позволяют успешно развивать и углублять взаимовыгодное сотрудничество в политической, торгово-экономической, культурной, гуманитарной и других сферах.

Принятые между двумя странами документы, относятся к важным направлениям сотрудничества и, несомненно, обеспечивают солидную правовую базу для дальнейшего укрепления двустороннего сотрудничества.

31 мая 2013 года в Минске состоялась церемония подписания Соглашения между Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Таджикистан о сотрудничестве в сфере высшего и послевузовского образования.

Следует отметить, что данное Соглашение создает правовую базу для развития сотрудничества в сфере высшего и послевузовского образования путем получения образования гражданами Таджикистана и Беларуси в учреждениях высшего образования, академиях последипломного образования, институтах повышения квалификации и переподготовки, институтах развития образования и иных организациях системы образования. Документ, в частности, предусматривает обмен обучающимися, педагогическими работниками, участие в олимпиадах, конкурсах, фестивалях, в международных образовательных мероприятиях, развитие сотрудничества между учреждениями образования.

18 июля 2017 года в рамках рабочего визита Генерального прокурора Республики Беларусь А. Конюка в Республику Таджикистан состоялось подписание Соглашения о сотрудничестве между Генеральной прокуратурой Республики Таджикистан и Генеральной прокуратурой Республики Беларусь.

А также, 2 ноября 2017 года в г. Душанбе было подписано Соглашение о сотрудничестве между Академией сельскохозяйственных наук Республики Таджикистан и Белорусской государственной сельскохозяйственной академией.

По итогам проведения заседаний Межправительственной комиссии по вопросам торгово-экономического сотрудничества до настоящего времени подписано одиннадцать протоколов.

В ходе рабочего визита Лидера нации, Президента Республики Таджикистан уважаемого Эмомали Рахмона в Республику Беларусь в рамках участии на саммите ОДКБ, которое прошли 30 ноября – 1 декабря 2017 года в городе Минск были подписаны 4 новых документа сотрудничество в области сельского хозяйства и налаживание сотрудничество между регионами и областями двух стран: Соглашение между Министерством сельского хозяйства Республики Таджикистан и Министерством сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь о сотрудничестве в области сельского хозяйства, Соглашение о сотрудничестве между Академией сельскохозяйственных наук Республики Таджикистан и Национальной академией Республики Беларусь; Соглашение между исполнительными органами государственной власти Хатлона Республики Таджикистан и Гомельской областью Республики Беларусь по торгово-экономическому, научно-техническому, культурному и гуманитарному сотрудничеству; Соглашение о сотрудничестве между исполнительными органами государственной власти Согдийской области Республики Таджикистан и Исполнительным комитетом Могилевской области Республики Беларусь.

В рамках официального визита Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко в Республику Таджикистан которой прошли 14-15 мая 2018 года, договорно-правовую базу расширили следующими 15 межправительственными и межведомственными документами: Совместное заявление Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона и Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко; Соглашение между Министерством образования и науки Республики Таджикистан и Министерством образования Республики Беларусь о сотрудничестве в области дошкольного образования; Соглашение о сотрудничестве в сфере судебно-экспертной деятельности между Министерством внутренних дел Республики Таджикистан и Государственным комитетом судебных экспертиз Республики Беларусь; Соглашение о сотрудничестве в сфере судебной медицины между Министерством здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан и Государственным комитетом судебных экспертиз Республики Беларусь; Соглашение о сотрудничестве в сфере судебно-экспертной деятельности между Министерством юстиции Республики Таджикистан и Государственным комитетом судебных экспертиз Республики Беларусь; Соглашение между Министерством промышленности и новых технологий Республики Таджикистан и Министерством промышленности Республики Беларусь о сотрудничестве в сфере промышленности; Соглашение между Министерством здравоохранения и социальной защиты населения Республики Таджикистан и Министерством здравоохранения Республики Беларусь о сотрудничестве в сфере здравоохранения; Соглашение между Государственным комитетом по землеустройству и геодезии Республики Таджикистан и Государственным комитетом по имуществу Республики Беларусь о сотрудничестве в области геодезии, картографии, дистанционного зондирования земли, государственной регистрации недвижимого имущества и прав на него; Соглашение о научном сотрудничестве между Академией наук Республики Таджикистан и Национальной академией наук Республики Беларусь; Соглашение о сотрудничестве между Счётной палатой Республики Таджикистан и Комитетом государственного контроля Республики Беларусь; План консультаций между Министерством иностранных дел Республики Таджикистан и Министерством иностранных дел Республики Беларусь на 2018-2019 годы; План мероприятий по развитию торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества между Исполнительным органом государственной власти города Душанбе (Республика Таджикистан) и Минским городским исполнительным комитетом (Республика Беларусь) на 2018-2019 годы; Программа «Дорожная карта» двустороннего сотрудничества Республики Беларусь и Республики Таджикистан на 2019-2020 годы; Комплексный план мероприятий на 2018-2020 годы по реализации Соглашения между Комитетом по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне при Правительстве Республики Таджикистан и Министерством по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь о сотрудничестве в области предупреждения чрезвычайных ситуаций, подписанного 28 октября 2011 года в городе Душанбе; Проект Соглашения об академическом и научном сотрудничестве между Таджикским государственным медицинским университетом имени Абуали ибни Сино, г. Душанбе (Республика Таджикистан) и Белорусским государственным медицинским университетом, г. Минск (Республика Беларусь).

Контракт | ICO

Кратко

  • Вы можете полагаться на это законное основание, если вам необходимо обработать чьи-либо личные данные:
    • для оказания им контрактных услуг; или
    • , потому что они попросили вас что-то сделать перед заключением контракта (например, предоставить ценовое предложение).
  • Обработка должна быть обязательной. Если вы могли бы разумно делать то, что они хотят, обрабатывая меньше данных или используя их данные менее навязчивым образом, эта основа не будет применяться.
  • Вы должны задокументировать свое решение полагаться на это законное основание и убедиться, что вы можете обосновать свои доводы.

Вкратце

Когда может применяться законная основа для заключения контрактов?

У вас есть законное основание для обработки, если:

  • у вас есть договор с физическим лицом, и вам необходимо обрабатывать его личные данные для выполнения своих обязательств по договору.
  • у вас есть контракт с физическим лицом, и вам необходимо обработать его личные данные, чтобы они могли выполнять определенные встречные обязательства по контракту (например, вы обрабатываете платежные реквизиты).
  • , у вас еще нет контракта с этим человеком, но они попросили вас сделать что-то в качестве первого шага (например, предоставить расценки), и вам необходимо обработать его личные данные, чтобы сделать то, что они просят. Это применимо, даже если они фактически не заключают с вами договор, при условии, что обработка была в контексте потенциального контракта с этим лицом.

Пример

Человек, занимающийся страхованием автомобиля, запрашивает расценки.Страховщику необходимо обработать определенные данные, чтобы подготовить предложение, например, марку и возраст автомобиля.

Это не применяется, если вам нужно обработать данные одного человека, но контракт заключен с кем-то другим.

Это не применяется, если вы собираете и повторно используете данные своих клиентов для собственных деловых целей, даже если это разрешено в соответствии с вашими стандартными договорными условиями и является частью вашей модели финансирования.

Это не применяется, если вы предпринимаете преддоговорные шаги по собственной инициативе, для выполнения других обязательств или по запросу третьей стороны.

Обратите внимание, что в этом контексте контракт не должен быть официально подписанным документом или даже записанным, если есть соглашение, которое соответствует требованиям договорного права. В широком смысле это означает, что условия были предложены и приняты, вы оба предполагаете, что они будут иметь обязательную юридическую силу, и есть элемент обмена (обычно это обмен товаров или услуг на деньги, но это может быть что угодно, имеющее ценность). Однако это не полное объяснение договорного права, и в случае сомнений вам следует обратиться за собственной юридической консультацией.

Когда обработка «необходима» для контракта?

«Необходимый» не означает, что обработка должна быть абсолютно необходимой или «единственным способом» для выполнения контракта или принятия соответствующих преддоговорных шагов. Однако это должно быть больше, чем просто полезное, и больше, чем просто часть ваших стандартных условий. Это должен быть целенаправленный и соразмерный шаг, который является неотъемлемой частью предоставления контрактных услуг или выполнения запрошенных действий. Это законное основание не применяется, если существуют другие разумные и менее навязчивые способы предоставления контрактных услуг или принятия запрошенных мер.

Обработка должна быть необходима для выполнения контракта с этим конкретным лицом. Если вместо этого обработка необходима для поддержания вашей бизнес-модели в целом или включена в ваши условия для других деловых целей, помимо предоставления контрактных услуг, это законное основание не будет применяться, и вам следует рассмотреть другое законное основание, такое как законные интересы.

Пример

Когда субъект данных совершает онлайн-покупку, контролер обрабатывает адрес физического лица, чтобы доставить товар.Это необходимо для выполнения контракта.

Однако профилирование интересов и предпочтений человека на основе приобретенных товаров не является необходимым для выполнения контракта, и контролер не может ссылаться на Статью 6 (1) (b) в качестве законного основания для такой обработки. Даже если этот тип целевой рекламы является полезной частью ваших отношений с клиентами и необходимой частью вашей бизнес-модели, нет необходимости выполнять сам договор.

Это не означает, что обработка, которая не является необходимой для контракта, автоматически является незаконной, а скорее, что вам нужно искать другое законное основание (и другие гарантии, такие как право на возражение, могут вступить в игру).

Что еще нужно учесть?

Если обработка необходима для заключения договора с физическим лицом, обработка является законной на этом основании, и вам не нужно получать отдельное согласие.

Если для контракта необходима обработка данных специальной категории, вам также необходимо указать отдельное условие для обработки этих данных. Прочтите наше руководство по данным специальных категорий для получения дополнительной информации.

Если договор заключен с ребенком младше 18 лет, вам необходимо подумать, обладает ли он необходимой компетенцией для заключения договора.Если вы сомневаетесь в их компетенции, вы можете рассмотреть альтернативное основание, такое как законные интересы, которые могут помочь вам продемонстрировать, что права и интересы ребенка должным образом учитываются и защищаются. Прочтите наше руководство по детям и GDPR для получения дополнительной информации.

Если обработка не требуется для контракта, вам необходимо рассмотреть другое законное основание, такое как законные интересы или согласие. Обратите внимание, что если вы хотите полагаться на согласие, вы, как правило, не сможете сделать обработку условием контракта.Прочтите наше руководство по согласию для получения дополнительной информации.

Если вы обрабатываете на основании контракта, право физического лица на возражение и право не подвергаться решению, основанному исключительно на автоматизированной обработке, не применяются. Однако у человека будет право на переносимость данных. Прочтите наше руководство по правам человека для получения дополнительной информации.

Не забудьте задокументировать свое решение о том, что обработка необходима для контракта, и включить информацию о ваших целях и законных основаниях в свое уведомление о конфиденциальности.

Подробнее — Европейский совет по защите данных

Европейский совет по защите данных (EDPB), который заменил Рабочую группу по статье 29 (WP29), включает представителей органов по защите данных каждого государства-члена ЕС. Он принимает рекомендации по соблюдению требований GDPR.

EDPB утвердил окончательные руководящие принципы обработки в соответствии со статьей 6 (1) (b) в контексте онлайн-услуг.Руководящие принципы EDPB больше не имеют прямого отношения к режиму Великобритании и не являются обязательными для режима Великобритании. Однако они могут по-прежнему давать полезные советы по определенным вопросам.

Когда «необходимо» обрабатывать персональные данные для выполнения контракта?

Европейский совет по защите данных принял окончательные рекомендации по обработке персональных данных с использованием законной основы « необходимо выполнить договор » в соответствии со статьей 6 (1) (b) GDPR в контексте предоставления онлайн-услуг. .

Статья 6 (1) (b) GDPR обеспечивает законную основу для обработки персональных данных в той степени, в которой обработка составляет:

  • Необходимо для выполнения контракта , стороной которого является субъект данных; или
  • Для того, чтобы предпринял шаги по запросу субъекта данных до заключения договора.

В Руководящих принципах излагаются элементы законной обработки в соответствии со Статьей 6 (1) (b) и уделяется особое внимание концепции «необходимости».Они начинают с изучения взаимосвязи между этим правовым основанием и другими обязательствами в соответствии с GDPR.

Законная, справедливая и прозрачная обработка

В Руководстве поясняется, что для того, чтобы обработка персональных данных на этом основании была «законной» [1], договор на предоставление онлайн-услуг должен быть действительным. Например, когда речь идет о детях, обеспечение соблюдения национальных законов, касающихся правоспособности детей заключать контракты.

Требование о том, чтобы обработка была справедливой и законной, также требует от контролера выполнения других связанных юридических обязательств, например, связанных с несправедливыми условиями в потребительских договорах. [2]

В целях соблюдения обязательств по прозрачности в соответствии с GDPR, контролеры должны убедиться, что они избегают путаницы в отношении того, что является правовым основанием, в частности, убедитесь, что у субъектов данных нет ошибочного впечатления, что они дают свое согласие на обработку их личные данные в соответствии со статьей 6 (1) (a) GDPR, когда они подписывают договор или принимают условия обслуживания.Руководящие принципы напоминают нам, что это две совершенно разные концепции с разными требованиями и последствиями.

Как удовлетворить требования статьи 6 (1) (b) и необходимость

Тест для оценки того, удовлетворяется ли статья 6 (1) (b) как законное основание, заключается в том, является ли обработка « объективно необходимой » для (i) выполнения контракта с субъектом данных; или (ii) для принятия преддоговорных шагов по запросу субъекта данных.

В Руководстве используется узкая интерпретация «необходимости», которая включает «комбинированную, основанную на фактах оценку обработки» для преследуемой цели и рассмотрение того, существует ли какой-либо менее интрузивный способ достижения той же цели.Если да, то обработка не является «необходимой» для выполнения контракта или выполнения преддоговорных действий.

Встраивание ссылок на обработку персональных данных в условия контракта, недостаточно для включения обработки в сферу действия статьи 6 (1) (b), и, наоборот, обработка может быть объективно необходимой для выполнения контракта, даже если это не упоминается в контракте. Контракт не может искусственно расширять категории персональных данных или типы обработки, которые необходимы для выполнения контракта в соответствии со статьей 6 (1) (b), например, путем включения условий, налагающих дополнительные условия, касающиеся рекламы или файлов cookie.Ключевой вопрос заключается в том, является ли обработка объективно необходимой для цели, которая является неотъемлемой частью предоставления контрактных услуг субъекту данных.

Контроллер должен иметь возможность продемонстрировать, что основной предмет конкретного контракта с субъектом данных не может, по сути, выполняться без конкретной обработки соответствующих персональных данных. Следует учитывать разумные ожидания субъекта данных — будет ли обычный пользователь службы разумно ожидать, что обработка будет иметь место для предоставления услуги?

Если несколько отдельных услуг или элементов услуги связаны вместе в одном контракте, но они могут разумно выполняться независимо, то при оценке того, удовлетворяется ли статья 6 (1) (b) в качестве правовой основы, каждая услуга или элемент должны быть оцениваться отдельно, чтобы определить, какая обработка объективно необходима для выполнения этой услуги или элемента.

Практические примеры

Руководящие принципы содержат более конкретные указания по применению статьи 6 (1) (b) к определенной обработке, например:

  • Поведенческая онлайн-реклама и связанное с ней отслеживание и профилирование субъектов данных, как правило, не являются необходимыми для выполнения контракта на онлайн-услуги, поскольку обычно трудно утверждать, что контракт не может быть выполнен без показа поведенческой рекламы. На статью 6 (1) (b) нельзя полагаться на том основании, что онлайн-реклама косвенно финансирует услугу.Хотя это может способствовать предоставлению услуги, этого недостаточно для подтверждения необходимости выполнения контракта.
  • Персонализация — Персонализация содержимого может быть необходима для выполнения контракта, если она является неотъемлемым и ожидаемым элементом онлайн-службы, а не просто предназначена для увеличения взаимодействия с услугой. Это зависит от характера услуги и ожиданий среднего субъекта данных в свете условий обслуживания, от того, как она продвигается среди пользователей и может ли услуга быть предоставлена ​​без персонализации.
  • Контрактные гарантии — Для выполнения контракта может потребоваться хранение определенных данных в течение определенного времени после обмена товарами или услугами для целей договорных гарантий;
  • Улучшение услуг — Обработка личных данных с целью улучшения услуг, как правило, не является необходимой для выполнения контракта, поскольку услуга может быть предоставлена ​​без сбора этой информации. Однако контролер может полагаться на альтернативное правовое основание, такое как законные интересы или согласие.
  • Предотвращение мошенничества — Обработка персональных данных в целях предотвращения мошенничества может выйти за рамки того, что объективно необходимо для выполнения контракта. Однако такая обработка может соответствовать законным интересам контролера или может быть необходима им для выполнения юридического обязательства.

[1] В соответствии с требованиями статьи 5 (1) (а) GDPR

[2] Например, Директива 93/13 / EEC — Директива о недобросовестных условиях заключения контрактов

EDPB издает руководящие принципы договорно-правовой основы обработки для онлайн-услуг

Европейский совет по защите данных (EDPB) собрался на свое четырнадцатое пленарное заседание 8 и 9 октября 2019 года.

Одним из ключевых событий стало принятие окончательной версии руководящих принципов по договорно-правовой основе для обработки персональных данных в контексте онлайн-услуг в соответствии со статьей 6 (1) (b) Общего регламента защиты данных (GDPR). ), более известная как правовая основа «исполнения контракта».

Окончательная версия руководящих принципов не изменилась по сравнению с предыдущим проектом, который мы обсуждали здесь, в нашем блоге в апреле.

Напоминаем, что ниже мы изложили некоторые ключевые моменты из руководящих принципов.

Область применения руководящих указаний

EDPB отмечает, что руководящие принципы относятся к применимости статьи 6 (1) (b) к обработке персональных данных в контексте контрактов на онлайн-услуги. Онлайн-услуги — это любые услуги информационного общества, также определяемые как «любые услуги, обычно предоставляемые за вознаграждение, дистанционно, электронными средствами и по индивидуальному запросу получателя услуг». Это определение распространяется на области социальных сетей и электронной коммерции.Он также распространяется на услуги, которые не оплачиваются напрямую получателем, например онлайн-услуги, финансируемые за счет рекламы.

Статья 6 (1) (b) GDPR обеспечивает законную основу для обработки персональных данных, если выполняется одно из двух условий: (1) обработка необходима для выполнения контракта с субъектом данных или (2) обработка необходима для преддоговорных шагов по запросу субъекта данных.

EDPB поясняет, что предыдущее руководство, опубликованное Рабочей группой по статье 29, остается актуальным, и любая обработка персональных данных должна соответствовать GDPR в целом.

Обработка, необходимая для выполнения контракта с субъектом данных

Необходимость является предпосылкой для использования статьи 6 (1) (b). EDPB напоминает контролерам, что концепция необходимости включает рассмотрение фундаментального права на неприкосновенность частной жизни и защиту личных данных в соответствии со статьями 7 и 8 Хартии основных прав Европейского Союза.

Обработка данных должна быть необходима для выполнения договора с субъектом данных.EDPB отмечает, что если есть менее навязчивые альтернативы по сравнению с другими вариантами для достижения той же цели, обработка не является «необходимой». Таким образом, EDPB поясняет, что статья 6 (1) (b) не будет охватывать обработку, которая является полезной, но не объективно необходимой.

EDPB рекомендует контролерам провести оценку применимости статьи 6 (1) (b), задав следующие вопросы:

  1. Каков характер услуги, предоставляемой субъекту данных? Каковы его отличительные особенности?
  2. Каково точное обоснование контракта (то есть его содержание и основной объект)?
  3. Каковы основные элементы контракта?
  4. Каковы взаимные точки зрения и ожидания сторон контракта? Как услуга продвигается или рекламируется субъекту данных? Будет ли обычный пользователь службы разумно ожидать, что, учитывая характер службы, предусмотренная обработка будет иметь место для выполнения контракта, стороной которого он является?

Обработка, необходимая для преддоговорных шагов по запросу субъекта данных

Вторая часть статьи 6 (1) (b) GDPR касается обработки персональных данных, необходимых для выполнения преддоговорных шагов до заключения договора с субъектом данных.Это касается ситуации, когда обработка персональных данных необходима для облегчения фактического заключения договора. EDPB поясняет, что это положение не распространяется на незапрашиваемый маркетинг или другую обработку, которая выполняется по инициативе контроллера данных или по запросу третьей стороны.

Расторжение договора

EDPB отмечает, что если статья 6 (1) (b) используется в качестве правовой основы для обработки персональных данных, контролер должен предвидеть, что произойдет, когда договор будет расторгнут.

После расторжения, как правило, обработка личных данных больше не требуется для выполнения договора. Таким образом, контроллеру необходимо будет остановить обработку. Хотя EDPB признает, что «, как правило, несправедливо переходить на новую правовую основу, когда первоначальная основа перестает существовать », бывают случаи, когда это может применяться, если существует юридическое обязательство хранить определенные записи.

Применимость статьи 6 (1) (b) в конкретных ситуациях

Руководящие принципы также рассматривают применимость статьи 6 (1) (b) в конкретных ситуациях, таких как обработка для улучшения обслуживания, предотвращение мошенничества, поведенческая онлайн-реклама и персонализация контента.

Обработка для улучшения обслуживания вряд ли удовлетворит порог необходимости. Точно так же обработка для предотвращения мошенничества также будет ненужной, но может выполняться на другом основании, таком как юридическое обязательство или законный интерес.

В некоторых случаях может потребоваться персонализация контента, в зависимости от того, объективно ли персонализация контента необходима для целей основного контракта.

Комментарий

Основание для обработки персональных данных должно основываться на одной из шести правовых основ, предусмотренных в статье 6 (1) (a) — (f) GDPR.Эти руководящие принципы являются долгожданным разъяснением правильной практики в обстоятельствах, при которых уместно использовать статью 6 (1) (b) в качестве законной основы для обработки персональных данных. Мы ожидаем, что в будущем EDPB опубликует дальнейшие инструкции по рассмотрению других законных оснований для обработки персональных данных, чтобы исправить чрезмерно широкое применение правовых основ статьи 6 (1). А пока следите за обновлениями в нашем блоге.

EDPB публикует Руководство по договорно-правовой основе для обработки данных онлайн-сервисов

12 апреля 2019 года Европейский совет по защите данных («EDPB») опубликовал проект руководящих принципов 2/2019 по обработке персональных данных в контексте предоставления онлайн-услуг субъектам данных («Руководящие принципы»).

Фон

Основание для обработки персональных данных должно основываться на одной из шести правовых основ, предусмотренных в статье 6 (1) (a) — (f) Общего регламента ЕС по защите данных («GDPR»). Статья 6 (1) (b) GDPR обеспечивает «договорную» правовую основу: ситуации, когда обработка необходима (1) для выполнения контракта, стороной которого является субъект данных, или (2) для принятия мер на запрос субъекта данных до заключения договора, независимо от того, регулируется ли договор законодательством государства-члена ЕС, входящего в Европейскую экономическую зону («ЕЭЗ»), или законодательством третьей страны.

В Руководстве обсуждается, как «договорная» правовая основа применяется в контексте онлайн-услуг или «услуг информационного общества», определяемых как «любая услуга, обычно предоставляемая за вознаграждение, дистанционно, электронными средствами и по индивидуальному запросу получателя. услуг ». Сюда входят услуги, которые не оплачиваются напрямую лицами, которые их получают, например онлайн-услуги, финансируемые за счет рекламы.

В Руководящих принципах отмечается, что предыдущее руководство Рабочей группы по статье 29 относительно «контрактной» правовой основы в соответствии с Директивой ЕС о защите данных остается в целом актуальным.На этом фоне в Руководящих принципах основное внимание уделяется надлежащему обращению к «контрактной» правовой основе в контексте онлайн-услуг. С этой целью в Руководстве (1) излагаются общие условия, которым должны соответствовать контроллеры данных, чтобы полагаться на основание, и (2) обсуждается, как он применяется в конкретных ситуациях при предоставлении онлайн-услуг.

Условия использования «договорной» правовой основы

  • Необходимость: Необходимость является предпосылкой для того, чтобы полагаться на «договорную» правовую основу.Обработка должна быть объективно «необходимой» либо для выполнения договорных услуг, либо для принятия соответствующих преддоговорных шагов по запросу субъекта данных. Если существуют реалистичные, менее навязчивые альтернативы для достижения поставленной цели, обработка данных не будет считаться «необходимой».
  • Необходимо для выполнения контракта с субъектом данных: Если контроллер данных пытается установить, что обработка основана на выполнении контракта с субъектом данных, он должен иметь возможность продемонстрировать в целях подотчетности что (1) между сторонами существует договор; (2) договор действителен; (3) обработка объективно необходима для цели, которая является неотъемлемой частью предоставления контрактной онлайн-услуги субъекту данных.Руководящие принципы подтверждают, что простой ссылки или упоминания обработки данных в контракте недостаточно, чтобы установить, что обработка необходима для выполнения контракта. В этом отношении Руководящие принципы подтверждают руководство, ранее предоставленное Рабочей группой в ее Заключении по понятию законных интересов в соответствии с Директивой ЕС о защите данных; и тем самым предлагая узкое толкование «контрактной» правовой основы в соответствии с GDPR в контексте онлайн-услуг. В Руководстве также содержатся четыре вопроса, которые помогут предприятиям оценить, могут ли они полагаться на «договорную» правовую основу обработки в этом контексте.Эта оценка должна проводиться до начала обработки данных и для каждой отдельной услуги, которую субъект данных активно запросил или подписал, если контракт состоит из нескольких отдельных услуг или элементов услуги, которые фактически могут выполняться независимо друг от друга.
  • Необходимо предпринять шаги до заключения контракта: В Руководящих принципах разъясняется, что «необходимость предпринимать преддоговорные шаги» не распространяется на незапрашиваемый маркетинг или другую деятельность по обработке данных, которая осуществляется исключительно по инициативе контроллера данных или по запросу третьей стороны.

Применимость правовой основы «Контракт» в конкретных ситуациях

В Руководстве также обсуждается использование «контрактной» правовой основы для следующих целей в контексте онлайн-услуг:

  • улучшение услуги или разработка новых функций в рамках существующей услуги;
  • предотвращение мошенничества;
  • поведенческая онлайн-реклама; и
  • персонализация контента.

В Руководстве отмечается, что контроллеры данных также должны гарантировать, что они соблюдают все основные принципы защиты данных, изложенные в статье 5 GDPR (например, принципы ограничения целей и минимизации данных, которые особенно актуальны в контрактах на онлайн-услуги), другие требования GDPR и, если применимо, требования к электронной конфиденциальности (например, требования закона о файлах cookie).EDPB принимает комментарии к настоящему Руководству до 24 мая 2019 г.

В чем разница между согласием и договорным правовым основанием для обработки персональных данных в онлайн-сервисах?

Европейский совет по защите данных принял в октябре 2019 года руководящие принципы применения статьи 6 (1) (b) — обработка персональных данных в контексте контрактов на онлайн-услуги, независимо от того, как эти услуги финансируются. В руководящих принципах излагаются элементы законной обработки в соответствии со статьей 6 (1) (b) GDPR и рассматривается концепция «необходимости» применительно к «необходимой для выполнения контракта».

Контроллеры

должны всегда обеспечивать соблюдение принципов защиты данных, изложенных в статье 5, и всех других требований GDPR и, где это применимо, законодательства о конфиденциальности.

Законную основу для обработки на основании статьи 6 (1) (b) необходимо рассматривать в контексте GDPR в целом, целей, изложенных в статье 1, а также обязанности контролеров обрабатывать персональные данные в соблюдение принципов защиты данных в соответствии со статьей 5.Это включает в себя обработку персональных данных справедливым и прозрачным образом и в соответствии с ограничениями целей и обязательствами по минимизации данных. Принцип справедливости включает, среди прочего, признание разумных ожиданий [1] субъектов данных, рассмотрение возможных неблагоприятных последствий, которые обработка может иметь для них, и учет взаимоотношений и потенциальных последствий дисбаланса между ними и контролером.

С точки зрения законности контракты на онлайн-услуги должны быть действительны в соответствии с применимым договорным законодательством.Примером соответствующего фактора является то, является ли субъект данных ребенком. В таком случае (и помимо соблюдения требований GDPR, включая «особые меры защиты», которые применяются к детям) [2], контролер должен убедиться, что он соблюдает соответствующие национальные законы о праве детей на въезд. в контракты. Кроме того, чтобы обеспечить соблюдение принципов справедливости и законности, контролер должен выполнять другие юридические требования. Например, к потребительским контрактам может применяться Директива 93/13 / EEC о несправедливых условиях в потребительских контрактах («Директива о недобросовестных условиях контрактов»).[3] Статья 6 (1) (b) не ограничивается контрактами, регулируемыми законодательством государства-члена ЕЭЗ. [4]

Принципы ограничения целей и минимизации данных особенно важны в контрактах на онлайн-услуги, которые обычно не заключаются на индивидуальной основе. Технологические достижения позволяют диспетчерам легко собирать и обрабатывать больше личных данных, чем когда-либо прежде. В результате возникает серьезный риск того, что контроллеры данных могут попытаться включить общие условия обработки в контракты, чтобы максимизировать возможный сбор и использование данных, без надлежащего определения этих целей или учета обязательств по минимизации данных.

Цель сбора данных должна быть четко и конкретно обозначена: она должна быть достаточно подробной, чтобы определить, какой вид обработки входит и не входит в указанную цель, и чтобы можно было оценить соответствие закону и применить меры защиты данных. . По этим причинам расплывчатые или общие цели, такие как, например, «улучшение пользовательского опыта», «маркетинговые цели», «цели ИТ-безопасности» или «будущие исследования» — без более подробной информации — обычно не будут соответствовать критериям. быть «конкретным».

Обработка не считается «необходимой для выполнения контракта», то есть когда запрошенная услуга может быть предоставлена ​​без конкретной обработки. EDPB признает, что может применяться другое законное основание при соблюдении соответствующих условий, например согласие, законный интерес. Правовая основа должна быть определена в начале обработки, а информация, предоставляемая субъектам данных в соответствии со статьями 13 и 14, должна указывать правовую основу. Определение соответствующей законной основы связано с принципами справедливости и ограничения цели.

Когда контролеры намереваются определить соответствующую правовую основу в соответствии с принципом справедливости, этого будет трудно достичь, если они не определили сначала четко цели обработки или если обработка персональных данных выходит за рамки того, что необходимо для указанных целей. .

В соответствии со своими обязательствами по обеспечению прозрачности, контролеры должны позаботиться о том, чтобы избежать путаницы в отношении применимых правовых оснований. Это особенно актуально в тех случаях, когда соответствующей правовой основой является статья 6 (1) (b), и субъекты данных заключают договор в отношении онлайн-услуг.В зависимости от обстоятельств субъекты данных могут ошибочно создать впечатление, что они дают свое согласие в соответствии со статьей 6 (1) (а) при подписании контракта или принятии условий обслуживания. В то же время контролер может ошибочно предположить, что подписание контракта соответствует согласию по смыслу статьи 6 (1) (а). Это совершенно разные концепции. Важно различать принятие условий обслуживания для заключения контракта и предоставление согласия в значении статьи 6 (1) (а), поскольку эти концепции имеют разные требования и юридические последствия.

Сфера действия статьи 6 (1) (b)

Статья 6 (1) (b) применяется, если выполняется одно из двух условий:

  1. рассматриваемая обработка должна быть объективно необходимой для выполнения контракта с субъектом данных, или
  2. обработка должна быть объективно необходимой для принятия преддоговорных шагов по запросу субъекта данных.

Необходимость

Важно отметить, что концепция «необходимого для выполнения контракта» — это не просто оценка того, что разрешено или прописано в условиях контракта.Понятие необходимости имеет самостоятельное значение в законодательстве Европейского Союза, которое должно отражать цели закона о защите данных. Следовательно, это также включает рассмотрение фундаментального права на неприкосновенность частной жизни и защиту личных данных, а также требований принципов защиты данных, включая, в частности, принцип справедливости.

Отправной точкой является определение цели обработки. В контексте договорных отношений может быть множество целей обработки.Эти цели должны быть четко указаны и доведены до сведения субъекта данных в соответствии с ограничениями целей и обязательствами по обеспечению прозрачности контролера.

Оценка того, что «необходимо», включает комбинированную, основанную на фактах оценку обработки «для преследуемой цели и того, является ли она менее навязчивой по сравнению с другими вариантами достижения той же цели».

Статья 6 (1) (b) не будет охватывать обработку, которая является полезной, но не объективно необходимой для выполнения договорных услуг или для принятия соответствующих преддоговорных шагов по запросу субъекта данных, даже если это необходимо для другого контролера. деловые цели.

Если контролеры не могут продемонстрировать, что (а) существует договор, (b) договор действителен в соответствии с применимыми национальными законами о договорах, и (c) что обработка объективно необходима для выполнения договора, контролер должен рассмотреть другой юридический основа для обработки.

Простая ссылка на обработку данных или упоминание о ней в контракте недостаточно, чтобы поставить данную обработку под сомнение в рамках статьи 6 (1) (b). С другой стороны, обработка может быть объективно необходимой, даже если это специально не указано в контракте.В любом случае контролер должен выполнять свои обязательства по обеспечению прозрачности.

При оценке того, является ли статья 6 (1) (b) подходящей правовой основой для обработки в контексте контрактной онлайн-услуги, следует учитывать конкретную цель, цель или задачу услуги. Для применимости статьи 6 (1) (b) требуется, чтобы обработка была объективно необходимой для цели, которая является неотъемлемой частью предоставления этой контрактной услуги субъекту данных. Не исключена обработка платежных реквизитов с целью начисления платы за услугу.Контроллер должен быть в состоянии продемонстрировать, что основной предмет конкретного контракта с субъектом данных не может быть выполнен на самом деле, если конкретная обработка соответствующих персональных данных не происходит. Важным вопросом здесь является связь между соответствующими персональными данными и операциями обработки, а также выполнением или невыполнением услуги, предоставляемой в соответствии с контрактом.

Контракты на цифровые услуги могут включать в себя явные условия, которые, помимо прочего, налагают дополнительные условия на рекламу, платежи или файлы cookie.Контракт не может искусственно расширять категории персональных данных или типы операций обработки, которые контролер должен выполнять для выполнения контракта по смыслу статьи 6 (1) (b).

Для того, чтобы оценить применимость статьи 6 (1) (b), следующие вопросы могут быть полезными:

  • Каков характер услуги, предоставляемой субъекту данных? Каковы его отличительные особенности?
  • Каково точное обоснование контракта (т.е. его сущность и основной объект)?
  • Каковы основные элементы контракта?
  • Каковы взаимные точки зрения и ожидания сторон контракта? Как услуга продвигается или рекламируется субъекту данных? Будет ли обычный пользователь службы разумно ожидать, что, учитывая характер службы, предусмотренная обработка будет иметь место для выполнения контракта, стороной которого он является?

Если оценка того, что «необходимо для выполнения контракта», которое должно быть проведено до начала обработки, показывает, что предполагаемая обработка выходит за рамки того, что объективно необходимо для выполнения контракта, это не сделать такую ​​будущую обработку незаконной сама по себе.Статья 6 разъясняет, что другие законные основания потенциально доступны до начала обработки.

Эта оценка может показать, что определенные действия по обработке не являются необходимыми для отдельных услуг, запрашиваемых субъектом данных, а необходимы для более широкой бизнес-модели контролера. В этом случае статья 6 (1) (b) не будет правовой основой для такой деятельности. Однако для такой обработки могут быть доступны другие правовые основы, такие как Статья 6 (1) (a) или (f), при условии соблюдения соответствующих критериев.Следовательно, оценка применимости статьи 6 (1) (b) не влияет на законность контракта или пакет услуг как таковой.

Определенные действия могут быть разумно предвидены и необходимы в рамках нормальных договорных отношений, например, отправка официальных напоминаний о невыплаченных платежах или исправление ошибок или задержек в исполнении договора. Статья 6 (1) (b) может охватывать обработку персональных данных, которая необходима в связи с такими действиями.

⇒ Пример: компания продает товары через Интернет.Клиент обращается в компанию, потому что цвет приобретенного продукта отличается от согласованного. Обработка персональных данных клиента с целью исправления этой проблемы может основываться на статье 6 (1) (b).

Контрактная гарантия может быть частью выполнения контракта, и, таким образом, для выполнения контракта может потребоваться хранение определенных данных в течение определенного времени после того, как обмен товарами / услугами / платежами был завершен в целях гарантий.

Расторжение договора

Если обработка персональных данных основана на статье 6 (1) (b) и договор полностью расторгнут, то, как правило, обработка этих данных больше не требуется для выполнения этого договора и, следовательно, контроллеру нужно будет остановить обработку. Субъект данных мог предоставить свои личные данные в контексте договорных отношений, полагая, что данные будут обрабатываться только как необходимая часть этих отношений.Следовательно, обычно несправедливо переходить на новую правовую основу, когда первоначальная основа перестает существовать.

Расторжение контракта может повлечь за собой некоторые административные действия, такие как возврат товаров или оплата. Соответствующая обработка может быть основана на статье 6 (1) (b).

Статья 17 (1) (а) предусматривает, что личные данные удаляются, когда они больше не нужны для целей, для которых они были собраны. Тем не менее, это не применяется, если обработка необходима для определенных конкретных целей, включая соблюдение юридического обязательства в соответствии со статьей 17 (3) (b) или создание, исполнение или защиту судебных исков в соответствии со статьей 17 (3). (е).На практике, если контролеры видят общую необходимость вести записи для юридических целей, им необходимо определить правовую основу для этого в начале обработки, и им необходимо с самого начала четко сообщить, как долго они планируют хранить записи для этих юридические цели после расторжения договора. Если они это сделают, им не нужно удалять данные при расторжении контракта.

До тех пор, пока эти другие операции обработки остаются законными и контролер четко сообщил об этих операциях в начале обработки в соответствии с обязательствами по прозрачности GDPR, будет по-прежнему возможно обрабатывать персональные данные о субъекте данных для этих отдельных целей. после расторжения договора.

Необходимо для принятия мер до заключения договора

Это положение отражает тот факт, что предварительная обработка личных данных может потребоваться до заключения договора, чтобы облегчить фактическое заключение этого договора.

Во время обработки может быть неясно, будет ли фактически заключен договор. Второй вариант статьи 6 (1) (b) может, тем не менее, применяться до тех пор, пока субъект данных делает запрос в контексте потенциального заключения договора и соответствующая обработка необходима для принятия запрошенных шагов.В соответствии с этим, если субъект данных связывается с контролером, чтобы узнать подробности предлагаемых им услуг, обработка персональных данных субъекта данных с целью ответа на запрос может основываться на статье 6 (1) (b). ).

Это положение не распространяется на незапрашиваемый маркетинг или другую обработку, которая выполняется исключительно по инициативе контроллера данных или по запросу третьей стороны.

Применимость статьи 6 (1) (B) в конкретных ситуациях

Обработка для «улучшения обслуживания» [5]

Онлайн-сервисы часто собирают подробную информацию о том, как пользователи взаимодействуют с их сервисом.В большинстве случаев сбор организационных показателей, относящихся к услуге или деталям взаимодействия с пользователем, не может считаться необходимым для предоставления услуги, поскольку услуга может быть предоставлена ​​в отсутствие обработки таких персональных данных. Тем не менее, поставщик услуг может полагаться на альтернативные законные основания для такой обработки, такие как законный интерес или согласие.

EDPB не считает, что статья 6 (1) (b) в целом будет подходящей законной основой для обработки в целях улучшения услуги или разработки новых функций в рамках существующей услуги.

Обработка для «предотвращения мошенничества»

Обработка в целях предотвращения мошенничества может включать мониторинг и профилирование клиентов. По мнению EDPB, такая обработка, вероятно, выйдет за рамки того, что объективно необходимо для выполнения контракта с субъектом данных. Однако обработка персональных данных, строго необходимая для целей предотвращения мошенничества, может составлять законный интерес контролера данных и, таким образом, может считаться законной, если выполняются особые требования статьи 6 (1) (f) (законные интересы). контролером данных.Кроме того, статья 6 (1) (c) (юридическое обязательство) также может служить законным основанием для такой обработки данных.

Обработка поведенческой интернет-рекламы

Поведенческая онлайн-реклама и связанное с ней отслеживание и профилирование субъектов данных часто используются для финансирования онлайн-услуг. WP29 ранее высказал свое мнение о такой обработке, заявив:

[договорная необходимость] не является подходящим правовым основанием для построения профиля предпочтений пользователя и его образа жизни, основанного на его потоке посещений на веб-сайте и приобретенных товарах.Это связано с тем, что к контроллеру данных был заключен контракт не на профилирование, а на предоставление определенных товаров и услуг…. .

Как правило, обработка персональных данных для поведенческой рекламы не требуется для выполнения контракта на онлайн-услуги. Обычно трудно утверждать, что контракт не был выполнен из-за отсутствия поведенческой рекламы. Это тем более подтверждается тем фактом, что субъекты данных имеют абсолютное право в соответствии со статьей 21 возражать против обработки своих данных в целях прямого маркетинга.

В дополнение к этому, статья 6 (1) (b) не может служить законным основанием для поведенческой онлайн-рекламы просто потому, что такая реклама косвенно финансирует предоставление услуги. Хотя такая обработка может способствовать предоставлению услуги, этого самого по себе недостаточно, чтобы установить, что это необходимо для выполнения рассматриваемого контракта.

EDPB также отмечает, что в соответствии с требованиями ePrivacy и существующим мнением WP29 о поведенческой рекламе, контролеры должны получить предварительное согласие субъектов данных на размещение файлов cookie, необходимых для участия в поведенческой рекламе.

Обработка для персонализации контента

EDPB признает, что персонализация контента может (но не всегда) составлять неотъемлемый и ожидаемый элемент определенных онлайн-сервисов, и поэтому в некоторых случаях может считаться необходимым для выполнения контракта с пользователем сервиса. Можно ли рассматривать такую ​​обработку как неотъемлемый аспект онлайн-сервиса, будет зависеть от характера предоставляемой услуги, ожиданий среднего субъекта данных в свете не только условий обслуживания, но и способа продвижения услуги. пользователей, а также возможность предоставления услуги без персонализации.Если персонализация контента не является объективно необходимой для целей базового контракта, например, когда персонализированная доставка контента предназначена для увеличения взаимодействия пользователя с услугой, но не является неотъемлемой частью использования услуги, контроллеры данных должны рассмотреть альтернативное законное основание. где применимо.

Подводя итог Руководству, предоставленному Европейским советом по защите данных, мы можем вывести следующие основные правила использования статьи 6 (1) (b) в качестве правовой основы для обработки:

  • Предварительная оценка целей относительно потребностей бизнеса
  • Оценка основных параметров договора об оказании онлайн-услуг и связанных с ними персональных данных — Необходимость
  • Создание соответствующей альтернативной правовой основы для обработки, не предусмотренной Статьей 6 (1) (b)
  • Справедливость и прозрачность по отношению к пользователям — субъекты данных
  • Соответствие всем принципам GDPR

[1] Предполагается, что некоторые личные данные будут конфиденциальными или будут обрабатываться только определенным образом, и обработка данных не должна удивлять субъекта данных.В GDPR концепция «разумных ожиданий» конкретно упоминается в абзацах 47 и 50 в связи со статьей 6 (1) (f) и (4).

[2] См. Раздел 38, в котором говорится о детях, заслуживающих особой защиты в отношении их личных данных, поскольку они могут быть менее осведомлены о рисках, последствиях и соответствующих гарантиях, а также о своих правах в отношении обработки личных данных.

[3] Условия контракта, которые не обсуждались в индивидуальном порядке, являются несправедливыми в соответствии с Директивой о недобросовестных условиях контрактов, «если, вопреки требованию добросовестности, они вызывают значительный дисбаланс в правах и обязанностях сторон, возникающих по контракту, в отношении ущерб потребителю ».Подобно обязательству о прозрачности в GDPR, Директива о недобросовестных условиях контрактов требует использования простого и понятного языка. Обработка персональных данных, основанная на том, что считается несправедливым в соответствии с Директивой о недобросовестных условиях контракта, обычно не будет соответствовать требованию в соответствии со статьей 5 (1) (a) GDPR, что обработка является законной и справедливой

[4] GDPR применяется к определенным контроллерам за пределами ЕЭЗ; см. статью 3 GDPR.

[5] Онлайн-сервисы также могут нуждаться в учете Директивы (ЕС) 2019/770 Европейского парламента и Совета от 20 мая 2019 г. о некоторых аспектах, касающихся контрактов на поставку цифрового контента и цифровых услуг (OJ L 136 , 22.05.2019, стр. 1), который будет применяться с 1 января 2022 года.

Шесть законных оснований GDPR для обработки

Согласно GDPR (Общий регламент по защите данных), при обработке персональных данных организациями должно быть задокументировано законное основание.

Но что является законным основанием для обработки? Всегда ли вам нужно согласие отдельных лиц на обработку их данных? И что такое «законные интересы»?

Мы отвечаем на эти и другие вопросы в этом блоге.

Что такое законное основание?

Согласно статье 6 GDPR, когда организация обрабатывает персональные данные, необходима законная основа.

В нем описаны шесть баз, из которых организации могут выбирать в зависимости от обстоятельств:

1) Если субъект данных дает свое явное согласие или обработка необходима

2) Для выполнения договорных обязательств , взятых на себя субъектом данных

3) Для соблюдения юридических обязательств контролера данных

4) Для защиты жизненно важных интересов субъекта данных

5) Для задач, выполняемых в общественных интересах или осуществления полномочий, предоставленных контроллеру данных

6) Для целей законных интересов , преследуемых контролером данных

Давайте теперь рассмотрим каждый из них более подробно.


1. Согласие

Сольный концерт 32 состояния:

«Согласие должно быть выражено в виде четкого утвердительного акта, устанавливающего свободно данное, конкретное, информированное и недвусмысленное указание согласия субъекта данных на обработку относящихся к нему персональных данных, например, посредством письменного заявления, в том числе с помощью электронных средств. , или устное заявление ».

  • «Позитивное действие» означает, что субъект данных должен дать согласие — вы не можете предполагать его согласие, например, используя предварительно отмеченные поля на своем веб-сайте.
  • «Свободно предоставлено» означает, что субъект данных должен иметь реальный выбор: он не должен пострадать, если откажется от согласия.
  • «Конкретный и информированный» означает, что вы должны четко объяснить, на что они соглашаются: расплывчатый или непонятный запрос согласия будет недействительным.

Если вы полагаетесь на согласие, важно вести надлежащий учет, как это предусмотрено статьей 7 (1):

«Если обработка основана на согласии, контролер должен иметь возможность продемонстрировать, что субъект данных дал согласие на обработку его или ее личных данных.”

Это особенно важно, потому что субъекты данных имеют право отозвать свое согласие в любое время.

Для них должно быть так же легко отозвать свое согласие, как и предоставить его в первую очередь.

Если они все же отзовут свое согласие, вы должны удалить их данные «без неоправданной задержки», если только вы не представите законную причину для их сохранения.

Многие люди и организации сосредотачиваются на согласии, но это, пожалуй, самая слабая законная основа для обработки, поскольку его можно отозвать в любой момент.

Поэтому всегда стоит определить, может ли применяться другое законное основание для обработки.

Например, когда вы обрабатываете данные о персонале для расчета заработной платы, будут применяться договорные обязательства , поскольку персонал подписал трудовой договор.


2. Договорные обязательства

Вы можете рассчитывать на договорные обязательства, если:

  • У вас есть контракт с кем-то, и вам необходимо обрабатывать его личные данные для выполнения ваших обязательств в рамках этого контракта; или
  • У вас еще нет контракта с кем-то, но они попросили вас сделать что-то в качестве начального шага (например, предоставить расценки), и для этого вам необходимо обработать их личные данные.

В этом контексте контракт не обязательно должен быть официальным юридическим документом, если он соответствует требованиям договорного права. Устное заявление также имеет значение.

Выполняемая вами обработка должна быть необходима для выполнения ваших договорных обязательств. Это законное основание не будет применяться, если есть другие способы выполнения этих обязательств.

Если необходимо обрабатывать конфиденциальные данные в рамках контракта, вам также необходимо указать отдельное законное основание.


3. Юридические обязательства

Вы можете полагаться на юридические обязательства, если вам нужно обрабатывать личные данные в соответствии с общим правом или обязательством по закону. (Это не относится к договорным обязательствам .) Из соответствующего закона должно быть ясно, необходима ли обработка для соблюдения.

Опять же, важно вести учет: вы должны иметь возможность определить конкретное правовое положение, которое вы соблюдаете, или подготовить документ, в котором излагаются ваши юридические обязательства.


4. Жизненные интересы

Это основание применяется, если необходимо обрабатывать личные данные для защиты чьей-либо жизни. (Это применимо к любой жизни, а не только к жизни субъекта данных.)

В декларации 46 GDPR уточняется, что:

Обработка персональных данных, основанная на жизненных интересах другого физического лица, в принципе должна осуществляться только в тех случаях, когда обработка не может быть явно основана на другом правовом основании.

Вряд ли применимо, кроме случаев неотложной медицинской помощи.


5. Государственный интерес

Это законное основание применяется, когда вы должны обрабатывать личные данные «для выполнения задачи, выполняемой в общественных интересах» или «при исполнении служебных полномочий».

Для обработки персональных данных вам не нужны определенные законодательные полномочия, но у вас должна быть четкая юридическая основа, которую вы должны задокументировать.

DPA 2018 поясняет, что сюда входит обработка, необходимая для:

  • Отправление правосудия;
  • Выполняет функции любой из палат парламента;
  • Выполнение функции, возложенной на лицо законодательным актом или верховенством закона;
  • Осуществление функций короны, министра короны или правительственного ведомства; или
  • Деятельность, которая поддерживает или продвигает демократическое участие.

Права субъектов данных на удаление и переносимость данных не применяются, если вы обрабатываете данные на этом основании. Однако у них есть право на возражение.


6. Законные интересы

Наиболее гибкая из шести законных оснований для обработки, законные интересы теоретически могут применяться к любому типу обработки, выполняемой для любой разумной цели.

Статья 6 (1f) гласит, что обработка является законной, если и в той мере, в какой:

Обработка

необходима для целей законных интересов, преследуемых контролером или третьей стороной, за исключением случаев, когда такие интересы перекрываются интересами или основными правами и свободами субъекта данных, которые требуют защиты персональных данных, в частности, когда данные предмет — ребенок.

С одной стороны, это дает вам много возможностей для интерпретации.

С другой стороны, определение является бесполезным, и вы должны определить, являются ли ваши интересы в обработке персональных данных законными.

ICO (Управление Комиссара по информации) опубликовало тест из трех частей, охватывающий цель, необходимость и баланс.

Разнообразные интересы могут быть законными, включая ваши собственные интересы, интересы третьих лиц и коммерческие интересы.Это может включать:

  • Обработка данных клиента или сотрудника;
  • Обработка осуществляется в маркетинговых целях;
  • Процессинг, помогающий предотвратить мошенничество;
  • Внутригрупповая передача персональных данных; и
  • Обработка в целях ИТ-безопасности.

Как правило, вы можете определить, применяются ли законные интересы, если вы используете данные отдельных лиц таким образом, который они ожидают или иным образом считают разумным, и где обработка оказывает минимальное влияние на их конфиденциальность.

И, как и в случае с GDPR, крайне важно вести учетные записи. Если вы можете продемонстрировать, что вы выполнили полную LIA (оценку законных интересов), надзорный орган должен быть удовлетворен.

Следует отметить, что, когда законные интересы используются для маркетинговой деятельности, право субъектов данных на возражение является абсолютным: вы должны прекратить обработку, если кто-либо возражает.

Вам также следует проверить свое соответствие PECR (Правила конфиденциальности и электронных коммуникаций, 2003 г.).

Если вы полагаетесь на законные интересы, право на переносимость данных не применяется.

DPO как услуга

Если вам нужна помощь в соблюдении требований DPO, вам следует рассмотреть наш DPO как услугу.

GDPR дает организациям возможность передать свои DPO на аутсорсинг, и с нашим решением это никогда не было проще.

Один из наших экспертов по защите данных выполнит все необходимые задачи удаленно, работая с вами, чтобы понять вашу организацию и ее нормативные требования.

Услуга, предлагаемая нашей дочерней компанией GRCI Law, также идеально подходит для организаций, которые не обязаны по закону назначать DPO, но все же хотят, чтобы кто-то дал экспертную консультацию.


Версия этого блога была первоначально опубликована 17 июля 2018 года.

правовых оснований для правомерной обработки персональных данных

Общий регламент по защите данных (GDPR) упоминает несколько юридических оснований для законности обработки персональных данных субъектов данных.Законное основание для обработки персональных данных состоит как минимум из одного из этих юридических оснований и может варьироваться в зависимости от деятельности и цели обработки персональных данных.

Необходимость в законном основании для обработки персональных данных в соответствии с GDPR (с необходимыми исключениями) не нова. В своих декларациях и статьях GDPR говорит примерно то же, что и его предшественник, Директива о защите данных (Директива 95/46 / EC) делала по нескольким направлениям. Но есть и важные изменения.

Основные декларации и статьи о законной обработке и законных основаниях обработки как таковых, прежде всего, относятся к числу тех, в которых не так много изменилось.

В отчете

39 GDPR говорится о законности, справедливости, прозрачности и цели обработки персональных данных: любая обработка персональных данных должна быть законной и справедливой, она должна быть прозрачной для субъектов данных, которые обрабатывают персональные данные, касающиеся их, и принцип прозрачности требует, чтобы ЛЮБАЯ информация и сообщения, касающиеся обработки персональных данных, были легкодоступными и понятными.Наряду с необходимостью использовать ясный и простой язык, последний прямо упоминается в рамках целей обработки. Помните цель, она возвращается.

Изложение 40 GDPR гласит, что для того, чтобы обработка была законной, личные данные должны обрабатываться на основании согласия соответствующего субъекта данных или на каком-либо другом законном основании.

Эта законная основа должна быть заложена в законе, при этом закон должен быть самим Общим регламентом защиты данных или другими законами ЕС или его государств-членов.

В жизни и юридических основаниях для законной обработки больше, чем согласие

Хотя согласие (что не совсем то же самое, что явное согласие, даже если де-факто граница может быть очень тонкой) является наиболее известным из юридических оснований, поскольку они резюмированы в статье 6 GDPR текста GDPR на законность обработки, это не всегда лучший путь.

Для каждого действия по обработке персональных данных важно определить наилучшее правовое основание, что также рекомендуется в руководящих принципах Рабочей группы по статье 29 (Европейский совет по защите данных) о согласии с конца ноября 2017 года.Проверка наилучшего правового основания для законности каждого процесса обработки начинается до фактической обработки. И, очевидно, в рамках соблюдения GDPR это означает, что у вас уже есть список и обязательная запись ваших действий по обработке персональных данных.

В упомянутых руководящих принципах подчеркивается, что согласие является одной из шести законных оснований для обработки персональных данных, как указано в статье 6. Тем не менее, в то же время, когда контролер инициирует действия, связанные с обработкой персональных данных, следует учитывать, является ли согласие является наиболее подходящим правовым основанием для законной обработки или может быть лучше другое.Помните, что когда согласие выбирается для какой-либо конкретной обработки, вам также необходимо соблюдать все правила и права в отношении согласия.

Шесть основных правовых оснований законности обработки персональных данных

Конечно, не всегда можно выбрать другой, и нужно быть уверенным. Это начинается со знания и понимания всех шести юридических оснований для обработки персональных данных. Так что бегло взгляните на них в качестве напоминания.

Также помните, что законность обработки означает, что применимо по крайней мере одно из шести правовых оснований, другими словами: одного достаточно.

1. Согласие как правовое основание для законной обработки

В статьях GDPR согласие упоминается в первую очередь как правовое основание законности обработки персональных данных как в статье 6, так и в статье 40.

В то время как общие правила, касающиеся законного основания для согласия, не сильно изменились, новые правила о согласии как законном основании имеют большое влияние на организации (как контроллеры данных, так и обработчики данных) .

Согласие означает, что субъект данных дал согласие на обработку персональных данных для одной или нескольких конкретных целей. Как уже упоминалось, понятие цели здесь является ключевым. Если субъект данных, также известный как физическое лицо, дает согласие на обработку, не зная (нескольких) целей (целей) в полном объеме и в понятной форме, то согласие не является законным основанием для обработки, поскольку оно по определению не предоставляется свободно, конкретно , информированный и недвусмысленный. Более того, согласие не может быть объединено.Итак, для каждого действия по обработке данных в рамках одной более широкой операции общее правило заключается в том, что согласие недействительно, если оно предназначено для всех действий сразу. В качестве примера: давать согласие на ряд маркетинговых целей недействительно.

Статья 6 GDPR гласит, что согласие субъекта данных должно быть дано в отношении «одной или нескольких конкретных» целей и что субъект данных имеет выбор в отношении каждой из них. Это ясно: конкретные цели. Наряду со всеми обязанностями по предоставлению информации, несколько прав субъектов данных после получения согласия используются в качестве законной основы для обработки и, что гораздо важнее, это не всегда идеальный выбор, мягко говоря.Однако GDPR и его несколько юридических оснований для законной обработки не похожи на меню. Правило таково и остается тем, что для целей всех операций по обработке персональных данных выбирается наиболее подходящее правовое основание для каждой цели / деятельности.

2. Договорная необходимость как правовое основание для обработки

Вторым правовым основанием для законной обработки, упомянутым в статье 6 GDPR, является необходимость обработки персональных данных для контракта.

Физическое лицо или субъект данных является стороной в контракте или должно предпринять шаги для заключения контракта по его или ее запросу, и для заключения контракта или выполнения контракта необходимо и согласовано, что обработка персональных данных происходит в рамках этого договора. Это не новость по сравнению с Директивой, замененной GDPR.

GDPR Recital 40 упоминает «выполнение контракта, стороной которого является субъект данных, или для принятия мер по запросу субъекта данных до заключения контракта» как законное основание для законной обработки и GDPR Recital 44 просто заявляет, что обработка должна быть законной, если это необходимо в контексте контракта или намерения заключить контракт.

Каждый договор по определению означает обработку персональных данных. Вы не можете вступать в какие-либо договорные отношения без предоставления личных данных и идентификаторов, в зависимости от характера договора. По крайней мере, это касается контактной информации, в определенных типах договоров, таких как договор страхования, требуется гораздо больше. Лучше не растягивать определение контракта слишком далеко, например, чтобы избежать необходимости использовать согласие. В конце концов, все можно рассматривать как контракт, и будут случаи, когда контроллеры используют слишком широкий подход, чтобы они могли использовать контракт в качестве основы для законной обработки.

На этом же сайте мы могли бы, например, написать длинный текст условий и положений, в котором говорится, что посещение нас устанавливает договор, по которому мы имеем право обрабатывать то или это. Не пытайтесь: данные, необходимые для заключения или выполнения контракта, действительно должны быть предоставлены в рамках контракта и предлагаемых услуг.

Когда дело доходит до контрактов, обратите внимание на конкретные правила, применимые к конкретным отраслям или должностным обязанностям. Трудовой договор — это не просьба о жилищном кредите, не дополнительная медицинская страховка, ну, список можно продолжить.

3. Законная обработка на основании юридических обязательств

Третьим правовым основанием для законной обработки является соблюдение юридических обязательств.

Если у контролера есть юридическая обязанность, для которой необходимо обработать определенные персональные данные, то обработка разрешена. Это соблюдение юридического обязательства, для которого требуется обработка и которому подчиняется контролер, также не ново.

Однако и здесь действуют особые правила.Что изменилось по сравнению с предшественником Общего регламента защиты данных, так это то, что в Recital 45 говорится, что «если обработка выполняется в соответствии с юридическим обязательством, которому подчиняется контролер, или когда обработка необходима для выполнения выполняемой задачи. в общественных интересах или при исполнении официальных полномочий обработка должна быть основана на законодательстве Союза или государства-члена ». Ограничение законодательством ЕС или законов государств-членов ЕС влечет за собой последствия.

4. Жизненные интересы и законная обработка персональных данных

Защита «жизненно важных интересов» физического лица является четвертым основанием для законной обработки.

В этом случае физическое лицо не обязательно должно быть субъектом данных, им также может быть другое физическое лицо. Конечно, контролер не должен определять, в чем состоит жизненный интерес. Мы действительно говорим об опасных для жизни обстоятельствах здесь, когда нет другого законного основания для обработки, но когда отказ от обработки персональных данных по существу будет означать, что кто-то умрет, если вы не примете меры, и поэтому вам нужно знать несколько вещей о естественных условиях. человек, который находится в опасности.

Если произошел серьезный несчастный случай, вы действительно хотите узнать кое-что из истории болезни жертвы, например, аллергию на определенные лекарства, GDPR или нет.

Кроме того, некоторые типы обработки персональных данных в таких случаях могут не только служить жизненно важным интересам субъекта данных или другой естественной цели, но также служить общественным интересам , например, в случае стихийных бедствий, эпидемий и т. Д., Как гласит GDPR Recital 46. . И это подводит нас к следующему правовому основанию для законной обработки: причинам общественного интереса как такового.

5. Общественный интерес как основание для законной обработки

Общественный интерес как основа для законной обработки описан в статье 6 GDPR следующим образом: «обработка необходима для выполнения задачи, выполняемой в общественных интересах или при осуществлении официальных полномочий, возложенных на контролера».

Это почти то же самое, что и в Директиве о защите данных, и на нелегальном языке просто означает, что этот общественный интерес остается основанием для обработки с общественным интересом, что, среди прочего, означает выполнение нескольких возможных общественных задач (e.g обязательства в отношении НДС и налогов) , задачи, которые вы выполняете как государственный орган и которые требуют обработки личных данных в соответствии с юридическими обязательствами, и другие операции по обработке данных, которые рассматриваются как представляющие общественный интерес, такие как научные исследования, общественное здравоохранение и более.

Из GDPR Recital 45: «Законодательство Союза или государства-члена также должно определять, должен ли контролер, выполняющий задачу, выполняемую в общественных интересах или при осуществлении официальных полномочий, быть государственным органом или другим физическим или юридическим лицом, управляемым публичным правом или, если это отвечает общественным интересам, в том числе в целях здравоохранения, таких как общественное здравоохранение и социальная защита и управление медицинскими услугами, частным правом, например, профессиональной ассоциацией ».

6. Законные интересы как правовая основа для обработки

Последним из шести оснований, служащих законным основанием для обработки персональных данных в первом абзаце статьи 6 GDPR, является часто упоминаемая категория «законных интересов».

Законные интересы уже существовали в качестве законной основы для обработки персональных данных в Директиве, но GDPR добавляет к ней в виде положений, когда это НЕ применяется. В статье 6 говорится, что обработка необходима для целей законных интересов, преследуемых контролером или третьей стороной.Первое исключение, которое существовало раньше, — это когда законные интересы перекрываются интересами или основными правами и свободами субъекта данных (конечно, включая основные права субъекта данных в соответствии с GDPR) . Что касается последнего, GDPR, в отличие от Директивы, явно фокусируется на случае, когда субъектом данных является ребенок и всегда требуется разрешение родителей. Кроме того, в GDPR прямо говорится, что правовое основание законного интереса не распространяется на обработку персональных данных государственными органами при выполнении ими своих задач.

GDPR Recitals 47 и 48 дают несколько примеров законных интересов (хотя их основная цель — подчеркнуть, какие права, свободы и т. Д. Преобладают над законными интересами) .

  • Одним из таких примеров законного интереса может быть ситуация, когда «между субъектом данных и контролером существуют соответствующие и подходящие отношения в таких ситуациях, как если субъект данных является клиентом или находится на службе у контролера».
  • Другой пример: обработка персональных данных, строго необходимая для предотвращения мошенничества, также представляет собой законный интерес.
  • GDPR Recital 47 также заявляет, что обработка персональных данных в целях прямого маркетинга может рассматриваться как осуществляемая в законных интересах.
  • В других Ситуациях упоминаются другие законные интересы, начиная от сетевой и информационной безопасности до внутренней работы в группе предприятий.

Главное, что нужно помнить о законных интересах, — это то, что эти интересы должны быть сбалансированы и сопоставлены с правами и рисками субъектов данных.Они должны быть пропорциональными, четко объясненными, более чем экономическими по своему характеру и, конечно, требовать обработки. С дополнительными положениями, касающимися детей, и множеством элементов, которые необходимо учитывать, когда контролер взвешивает законные интересы и их множество, это не самое простое из фундаментальных правовых оснований для законной обработки.

Дополнительные факты о законном оформлении

Очевидно, что, как упоминалось ранее, существует гораздо больше возможностей для обработки особых типов и категорий персональных данных.

Существуют также специальные правила в отношении данных, касающихся обвинительных приговоров и правонарушений, и государства-члены могут более точно определять требования к обработке, а также могут определять другие меры для удаленной и законной обработки, среди прочего, в рамках положений, касающихся конкретных ситуаций обработки, которые являются рассматривается в главе IX текста GDPR.

Убедитесь, что вы тщательно перечислили свою деятельность по обработке данных и нашли наиболее подходящую законную основу для обработки персональных данных, которая на практике требует большего, чем этот обзор, конечно, для особых категорий персональных данных и организаций (контроллеры и обработчики) в очень специфических отрасли, такие как здравоохранение, и даже группы, такие как религиозные организации, к которым применяются дополнительные или особые правила.

Верхнее изображение: Shutterstock — Авторское право: Billion Photos — Векторы в графическом виде: Shutterstock — Авторские права: Марина Шевченко –Все остальные изображения являются собственностью их соответствующих владельцев. Хотя содержание этой статьи тщательно проверено, мы не несем ответственности за возможные ошибки и советуем вам обратиться за помощью в подготовке к соблюдению GDPR ЕС.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.