Статистика переломов в россии 2019: Россияне стали чаще ломать руки и ноги

Разное

Содержание

Россияне стали чаще ломать руки и ноги

https://ria.ru/20200704/1573878436.html

Россияне стали чаще ломать руки и ноги

Россияне стали чаще ломать руки и ноги — РИА Новости, 04.07.2020

Россияне стали чаще ломать руки и ноги

Число переломов рук в России выросло в 2019 году по сравнению с 2018-м на 32 тысячи, переломов ног – на 21 тысячу, при этом руки ломают чаще, чем ноги, следует… РИА Новости, 04.07.2020

2020-07-04T03:09

2020-07-04T03:09

2020-07-04T03:16

происшествия

приморский край

тюменская область

калужская область

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/151751/79/1517517900_0:453:8688:5340_1920x0_80_0_0_41652006f25d1b20c2046d71b78c1693.jpg

МОСКВА, 4 июл — РИА Новости. Число переломов рук в России выросло в 2019 году по сравнению с 2018-м на 32 тысячи, переломов ног – на 21 тысячу, при этом руки ломают чаще, чем ноги, следует из данных статистического сборника Минздрава России, с которыми ознакомилось РИА Новости.Количество переломов верхних конечностей из расчета на 100 тысяч населения составило в России в 2019 году 1055,3, в 2018 году – 1033,1, число переломов нижних конечностей – 711,6 в 2019 году, 697 – в 2018, уточняется в документе.Наибольшее число переломов рук из расчета на 100 тысяч населения зарегистрировано в 2019 году в Хакасии, Санкт-Петербурге и Калужской области, наименьшее – в Тюменской области, Чечне и Сахалинской области, отмечается в сборнике.Ноги чаще всего ломали в 2019 году в Калужской области, Приморском крае и в Санкт-Петербурге, реже всего – в Чечне республике, Северной Осетии и Калмыкии, следует из сборника.

https://ria.ru/20191212/1562333592.html

приморский край

тюменская область

калужская область

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/151751/79/1517517900_483:0:8206:5792_1920x0_80_0_0_2fd0fd4f3b9146ef6ed2b636f88d301e.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

происшествия, приморский край, тюменская область, калужская область, россия

Образовательный онлайн-семинар по диагностике остеопороза и оценке риска переломов прошел на базе ФГБУ «НМИЦ ПМ» Минздрава России

14 мая 2019 г.  на базе Центра телемедицины ФГБУ «НМИЦ ПМ» Минздрава России прошел образовательный онлайн-семинар «Диагностика остеопороза. Оценка риска переломов». Дистанционное занятие провела научный сотрудник  отдела профилактики остеопороза ФГБУ «НМИЦ ПМ» Минздрава России Маргарита Анатольевна Мягкова.

В своей лекции Маргарита Анатольевна подчеркнула не только медицинскую, но и социальную значимость остеопороза, поскольку его последствия – нетравматичные, низкоэнергетические переломы – вносят существенный  вклад в статистику инвалидизации и смертности населения, особенно пожилого возраста.

Так, на 2010 год, согласно приведенным данным, смертность лиц, перенесших перелом шейки бедра, в первый год после травмы в отдельных городах России доходила до 45-52%.  Да и остальная статистика тоже выглядела неутешительно: 33%  лиц, перенесших такой перелом, оказались прикованы к постели, у 42% активность была ограничена квартирой, только 15% имели возможность выходить на улицу, и лишь 9% — вернулись к привычной жизни.

В рамках лекции слушателям были представлены применяемые в настоящее время методы диагностики остеопороза: клинические, инструментальные и оценка 10-летней вероятности переломов (FRAX). Было показано, какие лабораторные методы исследования и в каких случаях необходимо проводить. Также был продемонстрирован алгоритм оказания помощи больным с остеопорозом и в группах рисках.

Особое внимание было обращено на то, что при остеопорозе нет характерной ранней клинической симптоматики, а переломы – это  уже позднее проявление заболевания. Особую озабоченность специалистов вызывает каскадный характер развития переломов при остеопорозе: каждый  из них повышает риск последующих в два раза и более.

Специалист рассказала о том, на что стоит обращать внимание врачу при проведении клинической диагностики, в том числе и о неспецифических симптомах. Внимание слушателей также было обращено на показания для стандартной рентгенографии с целью своевременной диагностики остеопорозных переломов позвонков.

В ходе лекции были рассмотрены существующие методы оценки состояния костной ткани, в первую очередь двухэнергетическая рентгеновская денситометрия, которая является «золотым» стандартом диагностики остеопороза. Показано, какие стандартные участки скелеты необходимо исследовать для измерения минеральной плотности (МПК) и какие критерии диагностики остеопороза, разработанные ВОЗ, применяются для различных групп населения.

***

Хотите участвовать в образовательных онлайн-мероприятиях ФГБУ «НМИЦ ПМ» Минздрава России? Присоединяйтесь!

Условия участия доступны по ссылке: http://org.gnicpm.ru/gruppa_rtt/obrazovatelnyie-meropriyatiya.html

Дополнительную информацию можно  получить по следующим контактам:

+7 (499) 553-68-91, [email protected]  


Всемирный день борьбы с остеопорозом в НМИЦ ПМ — ФГБУ «НМИЦ ТПМ» Минздрава России

Всемирный день борьбы с остеопорозом (WOD), ежегодно отмечаемый 20 октября,  это кампания, предназначенная для улучшения осведомленности о профилактике,  диагностике и лечении остеопороза и костно-мышечных заболеваний во всем мире.

В 2019 году, в преддверии этой важной даты в НМИЦ ПМ пройдут следующие мероприятия:

14-18 октября 10:00-16:00 — компьютерная диагностика индивидуального десятилетнего риска переломов и других рисков хронических неинфекционых заболеваний

18 октября  — 14:00 — 15:30 — Школа профилактики остеопороза — лекции о причинах, симптомах, диагностике и методах профилактики остеопороза

Все мероприятия пройдут по адресу: Петроверигский переулок, д.10, стр.3, Центр здоровья — кабинет 111

Вы также можете пройти опрос на тему «Можете ли Вы быть в группе риска развития остеопороза и переломов?»

Факты про остеопороз:
  • Остеопороз — заболевание, при котором кости становятся пористыми, слабыми и хрупкими, в результате чего повышается риск переломов.
  • Остеопороз «невидим», единственным его симптомом является перелом, который может произойти на фоне «малой» травмы (после падения с небольшой высоты, удара, внезапного движения, при наклоне или подъеме сумок).
  • 80% людей, у которых произошёл, по крайней мере, один остеопоротический перелом, никогда не обследовались и не лечились от остеопороза.
  • Только 1/3 переломов позвонков имеет клинические признаки.
  • Ежегодно в мире происходят 9 миллионов переломов, связанных с остеопорозом, а каждые 3 секунды происходит 1 новый перелом.
  • Каждый предшествующий перелом повышает риск любого последующего перелома на 86%.
  • По данным статистики, каждая третья женщина в возрасте старше 45-50 лет и почти половина всех мужчин и женщин старше 65 лет болеют остеопорозом.

Как заподозрить у себя остеопороз?
  • у вас изменилась осанка, появилась сутулость, произошло снижение роста на 4 см и более, по сравнению с 25-летним возрастом
  • произошли переломы при минимальной травме
  • появились боли в спине в конце дня («усталость» спины)

Также следует обратить внимание на основные предрасполагающие факторы остеопороза

  • низкий вес (менее 56 кг)
  • перелом шейки бедра у ближайших родственников
  • ранняя менопауза (до 45 лет)
  • заболевание органов желудочно-кишечного тракта, приводящее к плохому усвоению кальция и витамина Д
  • сахарный диабет 1 и 2 типа
  • низкая физическая активность
Пройти опрос на тему «Можете ли Вы быть в группе риска развития остеопороза и переломов?»

Профилактические меры:

1. Отказ от вредных привычек (курение, алкоголь)

2 . Рациональное питание, основные правила которого включают:

— употребление продуктов, богатых кальцием: молоко, йогурт, сыры, зелёные овощи (брокколи, сельдерей), фрукты (апельсин), рыбные консервы с «мягкими» костями (сардины), орехи (кунжут, миндаль), продукты тофу, некоторые минеральные воды.

— обеспечение организма адекватным поступлением белков и жиров: низкобелковая диета способствует плохой усвояемости кальция, а повышенное употребление белковой пищи приводит к усиленному выведению кальция с мочой, при дефиците жиров снижается всасывание витамина D, а при значительном их избытке — кальция.

Важно: продукты с повышенным содержанием натрия (пищевой соли) вредны не только для сердца, но и для костей, так как при его избытке в организме повышается выведение кальция с мочой.

Также к потере кальция приводит:

— избыток в рационе пищевых волокон, щавелевой и фитиновой кислот, углеводов и фосфора.

— злоупотребление кофе и кофеинсодержащими напитками.

3. Высокая физическая активность с нагрузкой на все кости скелета: ходьба, бег, езда на велосипеде, лыжные прогулки, скандинавская ходьба, подвижные игры.

ФАКТ: Регулярные прогулки на свежем воздухе не менее 40 минут в день приводят к достоверному увеличению минеральной плотности кости.

Необходимо знать: Активная профилактика остеопороза значительно снижает риск его возникновения, даже при имеющихся факторах риска.

Если у вас установлен диагноз «остеопороз» не стоит отчаиваться, так как своевременно назначенная терапия увеличивает костную массу и  предотвращает риск его осложнений – переломов.

Важно: все препараты эффективны только в том случае, если они приняты в соответствии с рекомендациями врача. Если у вас в процессе лечения возникли какие-либо проблемы, ни в коем случае самостоятельно не прекращайте прием лекарств, не обсудив варианты решения с вашим врачом.

 


Ассоциации абсолютного риска остеопорозных переломов (FRAX®) и суммарного сердечно-сосудистого риска (SCORE) среди городского населения Российской Федерации | Мягкова

1. Бойцов С.А., Самородская И. В. Динамика сердечно-сосудистой смертности среди мужчин и женщин в субъектах Российской Федерации (20022011гг.). Кардиология. 2014;54(4):4-9. doi:10.18565/cardio.2014.4.4-9.

2. Лесняк О. М., Баранова И. А., Белова К. Ю. и др. Остеопороз в Российской Федерации: эпидемиология, медико-социальные и экономические аспекты проблемы (обзор литературы). Травматология и ортопедия России. 2018;24(1 ):155-68. doi: 10.21823/2311-2905-2018-24-1-155-168.

3. Lampropolos CE, Papaioannou I, D’Cruz D. P. Osteoporosis — a risk factor for cardiovascular disease? Nat. Rev. Rheumatol. 2012;8:587-98. doi: 10.1038/nrrheum.2012.120.

4. Скрипникова И. А., Абирова Э. С., Алиханова Н. А., Косматова О. В. Сосудистая жесткость, кальцификация и остеопороз. Общие патогенетические звенья. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2018;17(4):95-102. doi:10.15829/1728-8800-2018-4-95-102.

5. Muniyappa R, Tella SH. Osteoporosis and Cardiovascular Disease in the Elderly. Conn’s Handbook of Models for Human Aging. 2nd Edition. 2018. SECTION IV. Chapter 53. 721-733. doi:10.1016/B978-0-12-811353-0.00053-1.

6. Скрипникова И. А., Оганов Р. Г. Остеопороз и сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ), обусловленные атеросклерозом (АС), у женщин постменопаузального периода: общность поведенческих и социальных факторов риска. Остеопороз и остеопатии. 2009;12(2):5-9.

7. den Uyl D, Nurmohamed MT, van Tuyl Lilian HD, Raterman HG, Lems WF. (Sub) clinical cardiovascular disease is associated with increased bone loss and fracture risk; a systematic review of the association between cardiovascular disease and osteoporosis. Arthritis Research & Therapy. 2011;13(1):R5. doi:10.1186/ar3224.

8. Piepoli MF, Hoes AW, Agewall S, et al. ESC Scientific Document Group. European Guidelines on cardiovascular disease prevention in clinical practice: The Sixth Joint Task Force of the European Society of Cardiology and Other Societies on Cardiovascular Disease Prevention in Clinical Practice (constituted by representatives of 10 societies and by invited experts). Developed with the special contribution of the European Association for Cardiovascular Prevention & Rehabilitation (EACPR). Eur Heart J. 2016;37(29):2315-81. doi:10.1093/eurheartj/ehw106.

9. Kanis JA, Johnell O, Oden A, Johansson H, McCloskey E. FRAX and the assessment of fracture probability in men and women from the UK. Osteoporosis Int. 2008;19(4):385-97. doi:10.1007/s00198-007-0543-5.

10. FRAX® (WHO Fracture Risk Assessment Tool). Available at: http://www.shef.ac.uk/FRAX/tool.jsp?country=22

11. Научно-организационный комитет проекта ЭССЕ-РФ. Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России (ЭССЕ-РФ). Обоснование и дизайн исследования. Профилактическая медицина. 2013;16(6):25-34.

12. Клинические рекомендации по профилактики и ведению больных с остеопорозом. Под редакцией О. М. Лесняк; Российская ассоциация по остеопорозу. Ярославль: ИПК “Литера”, 2012. 24 с. ISBN 978-5-904729-76-9.

13. Государственная статистика. Валовой региональный продукт на душу населения по субъектам РФ. https://www.fedstat.ru/indicator/42928

14. Федеральная служба государственной статистики. Среднедушевые денежные доходы населения по субъектам РФ. http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/ population/level/

15. Территориальные фонды ОМС. Территориальные программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в субъектах РФ. http://www.ffoms.ru/system-oms/territorial-funds/

16. Лесняк О. М., Ершова О. Б., Белова К. Ю. и др. Эпидемиология остеопоротических переломов в Российской Федерации и российская модель FRAX. Остеопороз и остеопатии. 2014;3:3-8.

17. Никитинская О. А., Торопцова Н. В. Оценка 10-летней вероятности остеопоротических переломов с помощью российской модели FRAX в популяционных выборках 5 регионов России. Медицинский совет. 2017;1S:103-7. doi:10.21518/2079-701X-2017-0-103-107.

18. Kanis JA, Johnell O, De Laet C, et al. International variations in hip fracture probabilities: implications for risk assessment. J Bone Miner Res. 2002;17(7):1237-44. doi:10.1359/jbmr.2002.17.7.1237.

19. Strom O, Borgstrom F, Kanis JA, et al. Osteoporosis: burden, health care provision and opportunities in the EU: A report prepared in collaboration with the International Osteoporosis Foundation (IOF) and the European Federation of Pharmaceutical Industry Association (EFPIA). Arch. Osteoporos. 2011;6(1-2):59-155. doi:10.1007/s11657-011-0060-1.

20. Шальнова С. А., Деев А. Д., Метельская В.А. и др. Информированность и особенности терапии статинами у лиц с различным сердечно-сосудистым риском: исследование ЭССЕ-РФ. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2016;15(4):29-37. doi:10.15829/1728-8800-2016-4-29-37.

21. Мычка В. Б. Женское сердце. М: Москва. 2012. 191 с. ISBN 978-5-88149-543-5.

22. Скрипникова И. А., Гурьев А. В., Шальнова С. А. и др. Распространенность клинических факторов риска, используемых для оценки риска остеопоротических переломов. Профилактическая медицина. 2016;19(5):32-40. doi:10.17116/profmed201619532-40.

23. Curtis EM, van der Velde R, Moon RJ, et al. Epidemiology of fractures in the United Kingdom 1988-2012: variation with age, sex, geography, ethnicity and socioeconomic status. Bone. 2016;87:19-26. doi: 10.1016/j.bone.2016.03.006.

24. Шальнова С. А., Конради А. О., Карпов Ю. А. и др. Анализ смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в 12 регионах Российской Федерации, участвующих в исследовании “Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России”. Российский кардиологический журнал. 2012;(5):6-11. doi:10.15829/1560-4071-2012-5-6-11

25. Алиханова Н. А., Скрипникова И.А., Ткачева О. Н. и др. Ассоциация параметров сосудистой жесткости и субклинического атеросклероза с костной массой у женщин в постменопаузе. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2016;15(2):51-6. doi:10.15829/1728-8800-2016-2-51-56.

26. Makovey J, Macara M, Chen JS, et al. High osteoporotic fracture risk and CVD risk co-exist in postmenopausal women. Bone. 2013;52(1 ):120-5. doi: 10.1016/j.bone.2012.09.025.

27. Kawinska-Hamala A, Kawinski A, Stanek K, et al. Correlations between 10-year risk of death from cardiovascular diseases and 10-year osteoporotic fracture risk in postmenopausal women. Endokrynologia Polska. 2017;68(4):390-7. doi:10.5603/EP.a2017.0030.

Профилактика переломов и лечение остеопороза

Что такое остеопороз?

Остеопороз – заболевание, связанное с истончением костной ткани. У здорового человека костная ткань полностью заменяется новой раз в 2-3 месяца. Это поддерживает прочность костей. При остеопорозе разрушение костной ткани происходит намного быстрее, чем ее восстановление. Остеопороз поражает весь скелет, но особенно кости бедра, предплечья и позвонки. Особенно распространен постменопаузальный остеопороз у женщин: после 60 лет этим заболеванием страдает каждая четвертая.

Чем грозит это заболевание?

Кости становятся менее прочными и упругими, следовательно, риск переломов многократно возрастает. Даже слабый удар (например, при падении на улице) может привести к перелому. Между тем статистика неутешительна: каждая пятая женщина, перенесшая перелом шейки бедра, умирает в течение 1 года. Пожилых женщин с переломом шейки бедра не госпитализируют, фактически они обречены на медленное угасание дома. Единственный способ продлить им жизнь – эндопротезирование сустава, сложная и дорогостоящая операция. Да и более «простой», периферический, перелом – это очень болезненная травма. Подумайте и о том дискомфорте, который доставляют гипс и неизбежная ограниченность движений, а также нарушенные планы.

Остеопороз можно диагностировать только после перелома?

Остеопороз — очень коварная болезнь, поначалу она действительно никак себя не проявляет. Однако сегодня есть специальные аппараты – денситометры, которые позволяют измерить прочность и плотность костной ткани, назначить лечение и оценить его эффективность. В нашей клинике доступно это исследование, оно абсолютно безболезненно и занимает 5-7 минут. Женщины, вступившие в период менопаузы, должны делать денситометрию ежегодно.

Можно ли вылечить остеопороз?

Можно. Мы предлагаем простое и эффективное решение: инъекцию специального препарата 2 раза в год. Препарат блокирует разрушение костной ткани. Уже в первый год после инфузии риск переломов снижается на 60%, через 3 года терапии в таком режиме – на 70%!

В чем преимущества такого лечения?

В первую очередь – простота и доступность. Обычное лечение и профилактика остеопороза подразумевает постоянный (ежедневный или еженедельный) прием препаратов – только тогда терапия будет эффективна. Поэтому многие, начав курс, через некоторое время его бросают: некогда, забывают, да и просто надоедает, тем более, что результат лечения «невидим». Лечение у нас – это всего лишь 2 инъекции в год! Таким образом, все лечение займет 2-3 часа, включая консультации нужных специалистов, все необходимые исследования (в том числе лабораторные) и само лечение. Просто, быстро, удобно. Защитите себя и своих близких! И особенно позаботьтесь о безопасности родителей, бабушек, дедушек.

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА

Заболевания опорно-двигательного аппарата

Масштабы проблемы

Нарушения и болезни костно-мышечной системы – это более 150 нарушений здоровья, поражающих опорно-двигательный аппарат. Они варьируются в широком диапазоне: от острых и кратковременных явлений — переломов, растяжений и вывихов — до пожизненных нарушений, сопровождающихся постоянным снижением функциональных возможностей и инвалидностью. Нарушения и болезни костно-мышечной системы обычно характеризуются болевыми ощущениями (нередко постоянного характера), снижением подвижности, ухудшением моторики и функциональных возможностей в целом, что ограничивает способность человека к трудовой деятельности. 

Нарушения и болезни костно-мышечной системы включают в себя нарушения, поражающие:

  • суставы, в частности, остеоартрит, ревматоидный артрит, псориатический артрит, подагру, анкилозирующий спондилоартрит;
  • костные ткани, в частности, остеопороз, остеопению и связанные с этим переломы в результате хрупкости костей или травм;
  • мышцы, в частности, саркопению;
  • позвоночник, в частности, люмбаго и цервикалгию;
  • различные части тела или системы организма, в частности, регионарные и распространенные болевые синдромы и воспалительные заболевания, такие как заболевания соединительных тканей и васкулит, характеризующиеся симптомами со стороны костно-мышечной системы, или системная красная волчанка.  

Помимо всего, нарушения и болезни костно-мышечной системы являются самым главным фактором, обусловливающим глобальную потребность в реабилитационных услугах. Они входят в число основных причин, определяющих спрос на такие услуги для детей, а примерно две трети взрослого населения, нуждающегося в реабилитационных услугах, – это люди, страдающие от нарушений и болезней костно-мышечной системы.

Распространенность проблемы

Данные недавнего исследования «Глобальное бремя болезней» (ГБВ) свидетельствуют о том, что примерно 1,71 миллиарда человек в мире страдают от нарушений и болезней костно-мышечной системы (1). Хотя распространенность болезней костно-мышечной системы различается в зависимости от возраста и диагноза, от них страдают люди любого возраста повсюду в мире. Наиболее сильно затронуто такими болезнями население стран с высоким доходом (441 миллион человек), далее идут жители Региона Западной части Тихого океана (427 миллионов человек) и Региона Юго-Восточной Азии (369 миллионов человек). Нарушения и болезни костно-мышечной системы также занимают ведущее место среди факторов инвалидности в мире: на них приходится примерно 149 миллионов лет жизни, прожитых с инвалидностью, что в глобальном масштабе составляет 17% всех лет, прожитых с инвалидностью, обусловленной разными причинами.

На люмбаго приходится основная доля общего бремени нарушений и болезней костно-мышечной системы. Среди других факторов, влияющих на это бремя, следует назвать переломы (436 миллионов человек в мире), остеоартрит (343 миллиона человек), прочие травмы (305 миллионов человек), цервикалгия (222 миллиона человек), ампутации (175 миллионов человек) и ревматоидный артрит (14 миллионов человек) (1).

Хотя распространенность нарушений и болезней костно-мышечной системы увеличивается с возрастом, ими страдают и более молодые люди, причем нередко в годы наибольшей экономической активности. Люмбаго, например, является основной причиной преждевременного прекращения трудовой деятельности. Неблагоприятные последствия этого для общества поистине огромны не только с точки зрения прямых затрат на медико-санитарное обслуживание, но и с точки зрения косвенных издержек (которые выражаются в пропусках работы, снижении производительности). Кроме того, нарушения и болезни костно-мышечной системы тесно связаны со значительным ухудшением психического здоровья и снижением функциональных возможностей. Согласно прогнозам, в будущем число людей, страдающих от люмбаго, будет только возрастать, причем наиболее быстрыми темпами – в странах с низким и средним уровнем дохода (2).

Разработанный ВОЗ инструмент для оценки потребностей в реабилитационных услугах WHO Rehabilitation Need Estimator предоставляет уникальную возможность получать данные о распространенности нарушений и болезней костно-мышечной системы в отдельных странах, регионах и в мире в целом, а также данные о годах жизни, прожитых с инвалидностью, обусловленной нарушениями и болезнями костно-мышечной системы.

Деятельность ВОЗ

В 2017 г. ВОЗ учредила инициативу «Реабилитация-2030: призыв к действиям» в целях привлечения внимания к острой неудовлетворенной потребности в реабилитационных услугах во всем мире и к важности укрепления систем здравоохранения в части предоставления реабилитационных услуг. Эта инициатива знаменует собой новый стратегический подход к глобальному реабилитационному сообществу, акцентируя внимание на том, что:   

  • Реабилитационные услуги должны быть доступны для всего населения на протяжении всей жизни. Это относится и ко всем людям с нарушениями и болезнями костно-мышечной системы.
  • Усилия по укреплению реабилитационных услуг должны быть направлены на то, чтобы оказывать поддержку системам здравоохранения в целом и интегрировать услуги по реабилитации во все уровни медико-санитарной помощи.
  • Реабилитация является одной из важнейших услуг здравоохранения и имеет огромное значение для достижения всеобщего охвата услугами здравоохранения.

Данная инициатива была учреждена в значительной степени из-за того, что многие страны не имеют должного потенциала для удовлетворения существующих потребностей в реабилитационных услугах, в том числе потребностей людей с нарушениями и болезнями костно-мышечной системы, не говоря уже о прогнозируемом росте спроса на такие услуги в связи с наблюдаемыми тенденциями, связанными со здоровьем и демографией. Страны зачастую не придают первостепенного значения проблеме реабилитации, и эта сфера по-прежнему не обеспечена необходимыми ресурсами. В результате бесчисленное множество людей не имеют доступа к реабилитационным услугам, что приводит к ухудшению состояния их здоровья, дальнейшим осложнениям и последствиям, которые будут ощущаться ими на протяжении всей жизни. В некоторых странах с низким и средним уровнем дохода более 50% населения не получают реабилитационных услуг, в которых они нуждаются.

ВОЗ оказала поддержку более чем 20 странам во всех регионах мира в целях укрепления их систем здравоохранения в части совершенствования реабилитационных услуг. Число стран, обращающихся в ВОЗ с просьбой о технической поддержке, постоянно возрастает.

Дополнительную информацию об инициативе «Реабилитация-2030: призыв к действиям» можно найти по следующей ссылке.

Кроме того, ВОЗ занимается разработкой пакета реабилитационных вмешательств (в том числе в отношении переломов конечностей, остеоартрита, ревматоидного артрита, люмбаго и ампутаций), содержащего перечень приоритетных и основанных на фактических данных реабилитационных вмешательств и ресурсов, необходимых для их безопасного и эффективного осуществления.  Эти вмешательства сохранят свою актуальность для людей на протяжении всей жизни и всего континуума медицинского обслуживания, на всех платформах оказания услуг и во всех регионах мира, причем особое внимание будет уделяться вопросам, возникающим в условиях низкой или средней обеспеченности ресурсами.

Пакет станет онлайновым ресурсом с открытым доступом, предназначенным для различных целевых аудиторий. Министерства здравоохранения смогут планировать интеграцию реабилитационных вмешательств в свои национальные системы медико-санитарных услуг; исследователи получат возможность выявлять пробелы в научных исследованиях, касающихся реабилитации; преподаватели университетов смогут разрабатывать программы обучения для подготовки специалистов в области реабилитации; медицинские работники смогут планировать и включать конкретные реабилитационные вмешательства в свои программы по оказанию реабилитационных услуг.

Дополнительную информацию о пакете реабилитационных вмешательств в отношении нарушений и болезней костно-мышечной системы можно найти по следующей ссылке.

ВОЗ планирует провести в начале 2022 г. совещание заинтересованных сторон, посвященное нарушениям и болезням костно-мышечной системы. Цель совещания – составить план дальнейшей более конкретной деятельности ВОЗ, направленной на укрепление реабилитационных услуг в отношении нарушений и болезней костно-мышечной системы в различных странах и выявление факторов, способствующих и препятствующих успешному осуществлению глобальной повестки в области реабилитации.


(1)    Cieza, A., Causey, K., Kamenov, K., Hanson, S. W., Chatterji, S., & Vos, T. (2020). Global estimates of the need for rehabilitation based on the Global Burden of Disease study 2019: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2019. The Lancet, 396(10267), 2006-2017.

(2)    Hartvigsen J, Hancock MJ, Kongsted A, et al. What low back pain is and why we need to pay attention. Lancet 2018; 391: 2356–67.

 

 

Центр СПИД — Остеопороз и остеопения

Остеопороз и остеопения

В данном обзоре речь пойдет об остеопорозе и остеопении – заболеваниях, которые проявляются снижением прочности костей и могут привести к множественным переломам и как следствие инвалидности пациента. Эта проблема весьма актуальна, по статистике в России остеопорозом страдает каждая третья женщина и каждый пятый мужчина после 50 лет.

Остеопороз –  хронически прогрессирующее системное, обменное заболевание скелета или клинический синдром, проявляющийся при других заболеваниях, который характеризуется снижением плотности костей, нарушением их микроархитектоники и усилением хрупкости, по причине нарушения метаболизма костной ткани с преобладанием катаболизма над процессами костеобразования, снижением прочности кости и повышением риска переломов.

Остеопения – это состояние, при котором отмечается уменьшение минеральной плотности костей и массы костной ткани, однако изменения еще не настолько выражены, чтобы считать их остеопорозом.

Этиология и патогенез остеопороза.

Причин для развития этих состояний может быть много, все они связаны с нарушением обмена кальция в организме. Кальций является основным строительным материалом для кости и определяет ее прочность.

В норме в нашем организме постоянно происходит обмен кальция между разными органами и тканями. В костной ткани находится около 99% всего кальция организма. Оставшийся 1% кальция играет важную роль в свертывании крови, проведении нервных импульсов, мышечном сокращении и др. Кости являются своеобразным буфером кальция. Процесс поступления кальция в кость и его выведения в норе находиться в равновесии, однако под действием различных неблагоприятных факторов и заболеваний может нарушаться в сторону повышенного выведения кальция.

Ниже приведена классификация остеопороза по этиологической причине (принята президиумом Российской ассоциаци по остеопорозу, 1997 г.).

А. Первичный остеопороз:

  1. Постменпаузальный остеопороз (I типа).
  2. Сенильный остеопороз (II типа).
  3. Ювенильный остеопороз.
  4. Идиопатический остопорз.

Б. Вторичный остеопороз:

  1. I. Заболевания эндокринной системы:
    1. Эндогенный гиперкортицизм (болезнь или синдром Иценко-Кушинка).
    2. Тиреотоксикоз.
    3. Рипогонадизм.
    4. Гиперпаратиреоз.
    5. Сахарный диабет (инсулинозависимый).
    6. Гипопитуитаризм, полигландулярная ндокринная недостаточность.
  2. II. Ревматиеские заболевания:
    1. Ревматоиный артрит.
    2. Системная красная волчанка.
    3. Анкилозарующий спондилопртрит.
  3. III. Заболевания органов пищеварения:
    1. Состояние после резекции желудка.
    2. Мальабсорбция.
    3. Хронические заболевания печени.
  4. IV. Заболевания почек:
    1. Хроническая почечная недостаточность.
    2. Почечный канальцевый ацидоз.
    3. Синдром Фанкони.
  5. V. Заболевания крови:
    1. Миеломная болезнь.
    2. Талассемия.
    3. Системный мастоцитоз.
    4. Лейкозы и лимфмы.
  6. VI. Другие заболеваня и состояния:
    1. Иммобилизиция.
    2. Овариэктомия.
    3. Хронические обструктиыные заболевания легких.
    4. Алкоголизм.
    5. Нервная анрексия.
    6. Нарушения питания.
    7. Трансплантация органов.
  7. VII. Генетические нарушения:
    1. Несовершенный остеогенез.
    2. Синдром Марфана.
    3. Синдром Элерса – Данлоса (несовершенный десмогенез).
    4. Гомоцистуинурия и лизинурия.
  8. VIII. Медикаменты:
    1. Кортикостероиды.
    2. Антиконвульсанты.
    3. Иммунодепрессанты.
    4. Агонисты гонадотропин-рилизинг гормона.
    5. Антациды, содержащие алюминий.
    6. Тиреоидные гормоны.

Кроме перечисленных заболеваний, существуют также факторы риска остеопороза:

  • Женский пол
  • Возраст старше 65 лет
  • Белая (европеоидная) раса
  • Наследственность
  • Предшествующие переломы
  • Гипогонадизм у мужчин и женщин
  • Ранняя (в том числе хирургическая) менопауза у женщин
  • Прием глюкокортикоидов
  • Длительная иммобилизация
  • Низкая физическая активность
  • Курение
  • Недостаточное потребление Ca
  • Дефицит витамина D
  • Склонность к падениям
  • Злоупотребление алкоголем
  • Низкий индекс массы тела и/или низкая масса тела

Клиника остеопороза.

Клинически остеопороз может не проявлять себя длительное время. У пациента ничего не болит, и он может не подозревать о наличии у себя остеопороза. Заболевание диагностируется, как правило, после возникновения одного или нескольких переломов, которые могут развиться даже при незначительной травме. При остеопорозе чаще всего происходят переломы в области грудных или поясничных позвонков, шейки бедра или дистального отдела предплечья (перелом «луча» в типичном месте). На фоне остеопороза может происходить изменение осанки в виде усиления грудного кифоза, а также снижение роста на 4 см и более.

Это происходит по причине снижения высоты позвонков в результате компрессионных переломов, а также снижения высоты и изменения формы с формированием двояковогнутых («рыбьих») позвонков. На рисунке 1. схематично изображено нарушение осанки и роста, которое развилось с возрастом у женщины, страдающей остеопорозом (слева она же в молодом возрасте).

Диагностики остеопороза.

Золотым стандартом диагностики остеопороза является двухэнергетическая рентгеновская денситометрия, которая позволяет количественно измерить потерю кальция в наиболее проблемных зонах (поясничные позвонки, шейка бедра и дистальный отдел предплечья) и поставить диагноз даже на ранней стадии. Так как остеопороз часто протекает бессимптомно, в направлении на денситометрию нуждаются все люди, у которых есть один или несколько вышеперечисленных факторов риска, либо были переломы при незначительной травме, либо произошло снижение роста более 4 см. Если по результатам денситометрии был выставлен диагноз остеопороз, необходимо обратиться к специалисту для назначения более подробного обследования и лечения. В России лечением остеопороза занимаются в основном ревматологи и эндокринологи.

Последствия остеопороза

Последствия нелеченного остеопороза могут быть очень серьезными. При тяжелом остеопорозе часто происходит каскад переломов, за которым следует обездвиживание пациента. Это в свою очередь может привести к гибели в результате застойной пневмонии или инсульта. Перелом шейки бедра у пожилых пациентов также во многих случаях приводит к смерти.

Частота и сопутствующие факторы переломов костей у россиян: Уральское глазное и медицинское исследование

В этом популяционном исследовании около трети населения со средним возрастом 58,6 ± 10,6 лет ранее имели переломы костей. Более высокая частота предыдущих переломов костей была связана с мужским полом, городским районом проживания, более высокой распространенностью активной деятельности в свободное время, курением в настоящее время, более низкой распространенностью владения портативным компьютером и более высокой распространенностью положительного анамнеза сердечно-сосудистых заболеваний, низким эпизоды артериального давления с госпитализацией, акробатические движения и боли в грудном отделе позвоночника.У женщин менопауза в анамнезе была дополнительно связана с историей переломов костей. При поражении только одной кости наиболее частыми переломами были переломы нижних конечностей, за которыми следовали переломы верхней конечности. Тяжелые переломы включали позвоночник (35/5397 или 0,6%), череп (n = 6/5397 или 0,1%), таз (n = 5/5397 или 0,1%) и костный мозг (n = 10/5397 или 1,9%). ). Наиболее частыми сочетанными переломами с поражением как минимум двух костей были переломы с наиболее важной частью голени (n = 90/5397 или 1.7%). Переломы бедра в виде перелома одной кости (n = 22; 0,4%) или в сочетании с переломом других костей (n = 18; 0,3%) произошли у 40 (0,7%) участников исследования.

Эти данные согласуются с результатами предыдущих исследований 5,6,7 . В ретроспективном исследовании Михайлова и его коллег в двух городах России частота переломов бедра составила 61 на 100 000 человеко-лет (32 для мужчин и 77 для женщин) и 61 на 100 000 человеко-лет (45 для мужчин и 70% для женщин). для женщин), соотв. 5 . Риск перелома шейки бедра увеличивается с возрастом. Как и в нашем исследовании, исследование Михайлова с коллегами показало, что частота переломов бедра в России ниже, чем в других европейских странах. В исследовании Lesnyak et al. Частота индексных переломов увеличивалась с возрастом и показала преобладание женщин 6 . Вероятность перелома шейки бедра в возрасте 50 лет составила 4% у мужчин и 7% у женщин. В то время как факторы риска переломов костей, т.е.е. пожилой возраст и женский пол, согласующиеся с данными нашего исследования, цифры заболеваемости в исследовании Лесняка и результаты, полученные в нашем исследовании, нельзя напрямую сравнивать. Результаты, полученные в нашем исследовании, также согласуются с результатами исследований по оценке риска переломов (FRAX), в которых курение было фактором риска переломов костей 8,9,10,11,12,13,14,15,16 . В частичном согласии с исследованиями FRAX, потребление алкоголя и остеоартрит в анамнезе были связаны с более высокой частотой предыдущих переломов костей при однофакторном анализе.

Цифры по переломам, полученные в нашей исследуемой популяции, были ниже, чем в исследованиях на западных популяциях. Используя данные, собранные Швейцарским федеральным статистическим управлением для госпитализированных пациентов с переломами, Липпунер и его коллеги сообщили, что частота серьезных остеопоротических переломов составила 773 случая на 100 000 мужчин и 2 078 случаев на 100 000 женщин 6 . Для человека в возрасте 50 лет вероятность серьезного остеопоротического перелома в будущем составила 20 лет.2% для мужчин и 51,3% для женщин. Как и в нашем исследовании, риск остеопоротических переломов увеличивался с возрастом и был выше у женщин, чем у мужчин. В аналогичном исследовании, проведенном в Колумбии Джаллер-Раад и его коллегами, люди в возрасте 50 лет имели кумулятивную вероятность будущего перелома бедра 2,5 у мужчин и 4,7% у женщин. Эти цифры были ниже, чем у мексиканской популяции (3,8 и 8,5% соответственно), и они были сопоставимы с оценками для исследуемой популяции из Венесуэлы (2.4 и 7,5% соответственно) 7 . Аналогичные результаты были получены для голландского населения Лалмохамедом и соавторами 9 . В японском исследовании, проведенном Сакума и его коллегами, частота переломов позвонка составила 233 на 100000 населения, 121 на 100000 для переломов бедра, 109 для переломов дистального отдела лучевой кости и 37 для переломов позвоночника. проксимальный отдел плечевой кости 12 . В совокупности частота этих четырех типов переломов составляла 500 на 100 000 человек в год.Средний возраст, когда произошли переломы, составил 81 год для переломов бедра, 78 лет для переломов позвонка, 76 лет для переломов проксимального отдела плечевой кости и 60 лет для переломов дистального отдела лучевой кости.

Результаты, полученные в настоящем исследовании, показывают, что частота переломов костей в нашей исследуемой популяции была ниже, чем частота переломов костей, как сообщалось в исследованиях на западных популяциях. Причины несоответствия могут быть связаны с различиями в образе жизни, диете, количестве и типе физических нагрузок и другими факторами.Приведем пример. В нашем исследовании частота предыдущих переломов костей была ниже у сельского населения, чем у городского населения, при этом сельское население — это в основном фермеры, у которых более высокий уровень постоянной физической активности в повседневной жизни. Было показано, что физические упражнения уменьшают количество переломов костей, связанных с падением 21 . В будущих исследованиях могут быть дополнительно изучены другие факторы, связанные с несоответствием частоты переломов костей между популяциями нашего исследования и западными популяциями.

Следует отметить ограничения нашего исследования. Во-первых, оценка предыдущего перелома кости зависела от ответов, полученных в ходе стандартизированных интервью. О незначительных травмах с переломами костей, которые не требовали медикаментозного лечения (например, переломы пальцев стопы) или которые не лечили, можно было не упомянуть. Кроме того, когнитивные функции некоторых пожилых участников изучаемой популяции могли быть снижены, так что эти участники могли не полностью вспомнить все переломы костей.Однако возрастная потеря памяти в основном влияет на кратковременную память, поэтому переломы костей, которые произошли за несколько лет до проведения интервью, можно было хорошо запомнить. Во-вторых, как и для любого популяционного исследования, решающее значение имеют коэффициент участия и репрезентативность исследуемой популяции по сравнению с населением региона или страны, на которую направлено исследование. В нашем исследовании в опросе участвовало 80,5% подходящего населения, поэтому серьезная систематическая ошибка при включении участников в исследование может показаться маловероятной.Регион исследования, крупный город и сельский регион на юге России, республика Башкортостан к западу от Уральских гор, был типичным для всего региона юга России. Несмотря на относительно южное расположение, его континентальный климат с холодной, суровой и продолжительной зимой и теплым или жарким летом относительно сопоставим с континентальным климатом Северо-Запада России и Центральной России. Многонациональный состав исследуемой популяции был типичным для Юга России и показал более низкий процент русских в общей численности населения по сравнению с Северо-Западом России и Центральной Россией.Чтобы преодолеть это ограничение, мы оценили частоту предыдущих переломов костей в зависимости от этнического происхождения и обнаружили, что распространенность существенно не различалась между русскими группами, чем в нерусской группе. Распределение по возрасту и полу в нашем исследуемом населении было сопоставимо с результатами Всероссийской переписи населения 2010 года.

В заключение, в этом типично этически смешанном городском и сельском населении России в возрасте 40+ лет средняя частота любых предыдущих переломов костей составляла 30 .6% (95% ДИ: 29, 3, 31,8), со связанными факторами мужского пола, городского района проживания, более высокой распространенностью активной деятельности в свободное время, курением в настоящее время, более низкой распространенностью владения портативным компьютером и более высокой распространенностью наличие в анамнезе сердечно-сосудистых заболеваний, эпизодов низкого артериального давления при госпитализации, акробатики и боли в грудном отделе позвоночника, а также менопаузы в анамнезе у женщин. Чаще всего встречаются переломы костей голени и колена, кисти и руки. Эти данные показывают эпидемиологию переломов костей в России.

Эпидемиология остеопоротических переломов в Казахстане и разработка модели FRAX для конкретной страны

Arch Osteoporos. 2020; 15 (1): 30.

, 1 , 2 , 3 , 1 , 1 , 4 , 4 , 4, 5 , 6 , 7 и 4, 7

С. Исаева

1 Национальный медицинский университет им. Асфендиярова, ул. Толе би, 94, Алматы, Казахстан 050000

О.Лесняк

2 Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова, Россия, 1, Санкт-Петербург, ул. Кирочная, 41

А. Закроева

3 Уральский государственный медицинский университет, ул. Репина, 3, 620028 Екатеринбург, Россия

Б. Исаева

1 Национальный медицинский университет им. Асфендиярова, Казахстан, Алматы, ул. Толе би, 94 050000

Д. Дильманова

1 Национальный медицинский университет им. Асфендиярова, ул. Толе Би, 94, Алматы, Казахстан 050000

ЧАС.Йоханссон

4 Институт здоровья Мэри Маккиллоп, Австралийский католический университет, Мельбурн, Австралия

Э. Лю

4 Институт здоровья Мэри МакКиллоп, Австралийский католический университет, Мельбурн, Австралия

М. Лоренцон

4 Институт здоровья Мэри МакКиллоп, Австралийский католический университет, Мельбурн, Австралия

5 Институт медицины, Гетеборгский университет, Гетеборг, Швеция

N.C. Harvey

6 MRC Lifecourse Epidemiology Unit, Саутгемптонский университет, Саутгемптон, Великобритания

E. McCloskey

7 Центр метаболических заболеваний костей, Университет Шеффилда, Шеффилд, Великобритания

J.A. Канис

4 Институт здоровья Мэри МакКиллоп, Австралийский католический университет, Мельбурн, Австралия

7 Центр метаболических заболеваний костей, Университет Шеффилда, Шеффилд, Великобритания

1 Национальный медицинский университет Асфендиярова, 94, Толе Ул. Алматы, Казахстан 050000

2 Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова, ул. Кирочная, 41, 1 ул.Санкт-Петербург, Россия

3 Уральский государственный медицинский университет, Россия, 620028 Екатеринбург, улица Репина, 3

4 Институт здоровья Мэри МакКиллоп, Австралийский католический университет, Мельбурн, Австралия

5 Институт медицины Университета им. Гетеборг, Гетеборг, Швеция

6 MRC Lifecourse Epidemiology Unit, Саутгемптонский университет, Саутгемптон, Великобритания

7 Центр метаболических заболеваний костей, Университет Шеффилда, Шеффилд, Великобритания

Автор для переписки.

Поступило 23.10.2019 г .; Принято 15 января 2020 г.

Открытый доступ Эта статья находится под международной лицензией Creative Commons Attribution 4.0, которая разрешает использование, совместное использование, адаптацию, распространение и воспроизведение на любом носителе или любом формате при условии, что вы надлежащим образом укажете оригинал Автор (ы) и источник предоставляют ссылку на лицензию Creative Commons и указывают, были ли внесены изменения. Изображения или другие сторонние материалы в этой статье включены в лицензию Creative Commons для статьи, если иное не указано в кредитной линии для материала.Если материал не включен в лицензию Creative Commons для статьи и ваше предполагаемое использование не разрешено законодательными актами или превышает разрешенное использование, вам необходимо получить разрешение непосредственно от правообладателя. Чтобы просмотреть копию этой лицензии, посетите http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/. Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Реферат

Резюме

Ретроспективное и проспективное популяционное обследование в регионе Республики Казахстан определило частоту переломов бедра, проксимального отдела плечевой кости и дистального отдела предплечья.Частота переломов бедра использовалась для создания модели FRAX® для улучшения оценки риска переломов в Казахстане.

Цель

В этом документе описывается эпидемиология остеопоротических переломов в Республике Казахстан, которая использовалась для разработки специального инструмента FRAX® для прогнозирования переломов.

Методы

Мы провели ретроспективное обследование населения Талдыкоргана в Республике Казахстан, которое составляет примерно 1% населения страны.Переломы бедра, предплечья и плечевой кости были выявлены ретроспективно в 2015 и 2016 годах на основании регистрационных данных больниц и травматологического центра. Переломы бедра были проспективно идентифицированы в 2017 году из тех же источников и дополнительно из данных первичной медико-санитарной помощи. Заболеваемость переломом шейки бедра в зависимости от возраста и пола и национальные показатели смертности были включены в модель FRAX для Казахстана. Вероятности разрушения сравнивались с вероятностями из соседних стран, имеющих модели FRAX.

Результаты

Разница в частоте переломов бедра между ретроспективным и проспективным обследованием показала, что примерно 25% случаев перелома бедра не доводились до сведения больниц.Частота переломов бедра, применяемая на национальном уровне, предполагает, что оценочное количество переломов бедра в масштабах страны у лиц старше 50 лет в 2015 году составляло 11 690 и, по прогнозам, увеличится на 140% до 28 000 в 2050 году. Частота переломов бедра была хорошим предиктором предплечья. и переломы плечевой кости у мужчин, но не у женщин.

Заключение

Модель FRAX должна повысить точность определения вероятности перелома среди населения Казахстана и помочь в принятии решений о лечении.

Ключевые слова: FRAX, Вероятность перелома, Эпидемиология, Перелом бедра, Перелом предплечья, Перелом плечевой кости, Казахстан

Введение

Остеопороз является распространенным, хроническим и дорогостоящим заболеванием; его единственное клиническое последствие — перелом. В Европе ежегодные затраты на переломы, связанные с остеопорозом, превысили 37 миллиардов евро в 2010 году [1], а инвалидность из-за остеопороза была больше, чем потеря от любого отдельного рака, за исключением рака легкого, и была сопоставима или больше, чем потеря трудоспособности. различным хроническим неинфекционным заболеваниям, таким как ревматоидный артрит, астма и высокое кровяное давление, связанное с сердечными заболеваниями [2].К счастью, существует широкий спектр методов лечения, которые благоприятно влияют на костную массу и тем самым снижают риск переломов, связанных с остеопорозом [3]. Использование таких вмешательств практикующими врачами поддерживается инструментами, которые оценивают риск переломов у пациентов, чтобы оптимизировать клинические решения о профилактике и лечении. Наиболее широко используемый веб-инструмент FRAX® (https://www.sheffield.ac.uk/FRAX/) отвечает этим требованиям и рассчитывает 10-летнюю вероятность хрупких переломов на основе нескольких общих клинических факторов риска и, возможно, DXA. результат сканирования [4, 5].В 2020 году модели FRAX доступны для 66 стран, охватывающих более 80% населения мира, подверженного риску [6], и были включены в более чем 100 руководств по всему миру [7].

Доступность FRAX стимулировала исследования, которые можно использовать для создания новых моделей FRAX. Конкретные примеры включают Бразилию, Мексику и Турцию [8]. Настоящее исследование является составной частью Многоцентрового многонационального популяционного исследования в странах Евразии (исследование EVA или ЭВА на русском языке).Основная цель исследования заключалась в предоставлении эпидемиологической информации о риске переломов, чтобы можно было создать модели FRAX для России [9], Армении [10], Беларуси [11], Молдовы [12], Казахстана и Узбекистана. В настоящем отчете описывается эпидемиология переломов бедра, предплечья и плечевой кости в Казахстане и создание модели FRAX для конкретной страны.

Методы

Республика Казахстан является крупнейшей страной, не имеющей выхода к морю, и девятой по величине страной в мире с площадью 2 724 900 км 2 .Казахстан граничит с Россией, Китаем, Кыргызстаном, Узбекистаном, Туркменистаном и Каспийским морем. В 2015 году население Казахстана составляло 17,75 миллиона человек, а в 2017 году оно выросло до 18,20 миллиона [13].

Для настоящего исследования Талдыкорган (Талдыкорган), административный центр Алматинской области Казахстана, был выбран в качестве зоны обслуживания. Талдыкорган был выбран из-за его удаленности от других крупных городов республики и доступности высокоспециализированной ортопедической помощи для всех жителей Талдыкоргана.Это свело к минимуму возможность обращения жителей за медицинской помощью по поводу перелома в соседние города. Каждый человек в Казахстане имеет уникальный цифровой код, который позволяет определять количество жителей в зависимости от региона, возраста и пола, а также точного подсчета количества жителей за любой период времени [14]. Общая численность обслуживаемого населения регионов составила 165 296 человек, что составляет 0,9% от общей численности населения. По возрасту, полу и этническому составу они были очень похожи на таковые по всей стране. Этническое распространение составляли казахи (66.5%), русские (20,6%) и представители других национальностей (12,9%) [14].

Исследование проводилось в два этапа. Первым был ретроспективный опрос с 1 января 2015 г. по 31 декабря 2016 г., в котором были собраны данные о переломах бедра (коды МКБ-10 S72.0, S72.1, S72.2), дистального отдела предплечья (S52.5, S52). .6) и проксимальный отдел плечевой кости (S 42.2). Второй этап — проспективное исследование с 1 марта 2017 г. по 28 февраля 2018 г., в ходе которого были собраны данные только о переломе бедра.

На обоих этапах медицинские карты всех переломов у мужчин и женщин в возрасте 40 лет и старше были извлечены из стационарного электронного реестра здоровья (EHR) трех больниц в этом районе, амбулаторного реестра городского травматологического центра.Кроме того, были рассмотрены отказы в госпитализации (формальные документы) из всех больниц города. Были включены только переломы, подтвержденные рентгенограммами. Чтобы избежать двойного подсчета, дальнейшие госпитализации на том же участке перелома во время наблюдения были исключены. В некоторых документах код перелома по МКБ-10 не указан. В таких случаях были получены рентгенограммы, а переломы, если они были подтверждены, были включены в базу данных. Критерием включения было постоянное проживание в регионе.Были включены все случаи перелома бедра независимо от травмы высокой или низкой энергии. Мы исключили патологические переломы, связанные с раком с метастазами или множественной миеломой.

Проспективное исследование выявило новые случаи переломов шейки бедра с использованием той же методологии, что и в ретроспективном исследовании. Кроме того, были собраны данные из записей службы экстренной помощи, записей посещений пациентов на дому врачами-ортопедами из поликлиники, записей и электронных медицинских карт амбулаторных пациентов всех (32) врачей первичного звена в городе и два частных центра первичной медико-санитарной помощи для поиска дополнительных не госпитализированных пациентов.Эти пациенты были обследованы дома, перелом бедра был подтвержден клинически и, по возможности, с помощью рентгенографии.

Годовые показатели заболеваемости переломами дистального отдела предплечья и проксимального отдела плечевой кости рассчитывались исходя из числа мужчин и женщин в 5- или 10-летних интервалах с хотя бы одним индексным переломом в 2015 и 2016 годах, разделенного на возраст и пол. конкретная группа риска. В случае перелома бедра проспективное исследование выявило больше мужчин и женщин, чем ретроспективные исследования 2015 и 2016 годов.Например, 65 случаев перелома бедра было выявлено у женщин в 2015 году и 65 случаев в 2016 году. Напротив, в 2017 году было выявлено еще 19 переломов (т.е. всего 84 перелома бедра). Мы предположили, что аналогичное количество переломов (19) было пропущено в 2015 и 2016 годах, и повысили уровень заболеваемости в эти годы на 29% ((65 + 19) / 65). В случае мужчин заболеваемость была пересмотрена в сторону увеличения на 8%.

Скорректированная заболеваемость по возрасту и полу в 2015–2017 годах была применена к казахстанскому населению в 2015 году для оценки количества переломов шейки бедра по всей стране.Кроме того, прогнозы на будущее были сделаны до 2050 г., исходя из предположения, что заболеваемость с разбивкой по возрасту и полу останется стабильной. Демография населения была взята из Организации Объединенных Наций с использованием среднего варианта рождаемости [15].

Скорректированные данные о переломе бедра были использованы для построения модели FRAX. Для других серьезных остеопоротических переломов (клинические переломы позвоночника, предплечья и плечевой кости) предполагалось, что возрастные и половые отношения этих переломов к риску перелома бедра, обнаруженные в Швеции, были сопоставимы с таковыми в Казахстане.Это предположение использовалось для многих моделей FRAX с неполной эпидемиологической информацией. Имеющаяся информация свидетельствует о том, что стратифицированная по возрасту и полу модель переломов очень похожа в Западном мире, Австралии и Восточной Европе [12, 16–18]. Чтобы проверить это дальше, мы сравнили частоту перелома предплечья или плечевой кости, наблюдаемую в Казахстане, с частотой, которую можно было бы предсказать, исходя из схемы заболеваемости в Мальмё применительно к частоте переломов бедра в Казахстане.Это предполагает, что возрастная и половая характеристика случаев переломов проксимального отдела плечевой кости и предплечья (то есть других крупных переломов, OMF) и скорректированного перелома бедра (HF) в Казахстане аналогична той, что наблюдалась в Мальме [16]. Таким образом, для каждого возраста и пола,

HFKazakhstanHFMalmo = OMFKazakhstanOMFMalmo

, следовательно,

OMFKazakhstan = HFKazakhstan × OMFMalmoHFMalmo

На основании этого была проведена оценка частоты перелома плечевой кости с использованием данных о переломах плечевой кости и плечевой кости. из Казахстана в возрасте 50–90 лет.

Разработка и проверка FRAX подробно описаны [4, 5]. Используемые факторы риска были основаны на систематическом наборе метаанализов популяционных когорт по всему миру и проверены на независимых когортах с более чем 1 миллионом пациенто-лет наблюдения. Построение модели FRAX для Казахстана сохранило бета-коэффициенты факторов риска в исходной модели FRAX с коэффициентами заболеваемости переломами шейки бедра и коэффициентами смертности для Казахстана. Для национальных показателей смертности использовались данные Всемирной организации здравоохранения за 2015 г. [19].Десятилетняя вероятность разрушения сравнивалась с вероятностями соседних стран, где была доступна модель FRAX (Китай и Россия).

Чтобы сравнить вероятности перелома бедра в Казахстане с вероятностями других регионов мира, оставшаяся вероятность перелома бедра в возрасте от 50 лет была рассчитана для мужчин и женщин, как описано ранее [20]. В настоящем анализе значения для Казахстана сравнивались со значениями Китая (с включением Гонконга и без него), Канады, Дании, Финляндии, Франции, Венгрии, Мексики, Молдовы, Польши, Португалии, России, Испании, Швеции, Турции, Украина, Великобритания и США.

Результаты

Всего было выявлено 1058 переломов у лиц в возрасте 40 лет и старше. В их число вошли 348 переломов бедра (2015, 2016 и 2017 гг.), 174 перелома плечевой кости и 536 переломов дистального отдела предплечья (2015 и 2016 гг.).

Перелом бедра

Всего было выявлено 134 перелома бедра у мужчин и 214 у женщин (соотношение женщин и мужчин 1,6). В возрасте до 70 лет переломы шейки бедра чаще встречались у мужчин, чем у женщин (соотношение женщины / мужчины 0,8), но в дальнейшем чаще возникали у женщин (соотношение женщин / мужчин 3.1). Частота перелома шейки бедра увеличивалась с возрастом у мужчин и женщин, хотя более заметно у женщин (таблица). Из 348 случаев перелома шейки бедра 82 пациента (24%) официально отказались от госпитализации (27 мужчин и 55 женщин). Случаи отказа от госпитализации участились с возрастом. Из 266 пациентов, поступивших в больницу, 200 (75%) перенесли операции. В общей сложности 43% случаев перелома шейки бедра были либо нелеченными, либо консервативными.

Таблица 1

Население водосбора, количество переломов бедра и годовая частота переломов бедра (частота / 100000) у мужчин и женщин из Талдыкоргана, Казахстан, по возрасту на 2015, 2016 и 2017 годы вместе взятые

–481

9027 9027 9027 9027 — 0252
Возраст (лет) Население Переломы a Заболеваемость / 100000 b 95% ДИ
Мужчины 15,668 10 67 31–117
45–49 14,234 9 68 29–120
50–54 77 35–134
55–59 11,371 18 167 101–261
60–64 8377 18 225 127–353
65–69 6387 23 378 241–562
70–74 3279 2527
75–79 2665 13 527 287–884
80–84 1323 10 780 9027–2 780 9027–2 89 593 12 2078 1046–3605
90–94 211 3 1536 289–4156 289–4156
40 + 77,949 134 181 152–213
Женщины 40–44 19,142 5 31 8–61
45–49 17,874 4 1701 271 6–57
6 42 17–84
55–59 15,231 14 109 60–176
60–64 89–247
65–69 10,058 25 292 193–418
70–74 5169 21 502 –79 5665 44 925 692–1212
80–84 2833 38 1515 1096–2042
90 274 2663 1867–3684
90–94 357 10 3207 1537–5514
95+ 108 0 40+ 106,880 214 236 207–266

Переломы предплечья и плечевой кости

Переломы дистального отдела предплечья чаще встречались у женщин, чем у мужчин (соотношение женщины / мужчины = 4.3). Четкой возрастной тенденции заболеваемости среди женщин и мужчин не выявлено (таблица).

Таблица 2

Число и годовая частота переломов предплечья и плечевой кости (частота / 100000) у мужчин и женщин в Талдыкоргане, Казахстан, по возрасту в 2015 и 2016 годах вместе

71 6736
Предплечье Плечевая кость
Возраст (лет) Переломы Заболеваемость 95% ДИ Переломы Частота 95% ДИ
Мужчины 9027 40–49 38 192 136–264 13 66 35–113
50–59 38 229 162 109–315 162 109–315 90 64–172
60–69 20 206 126–318 15 154 86–255 90 274
70–79 3 78 16–226 2 52 6–187
80–89 2 1658 20271
90 + 0 1 424 8–2364
40 + 101 101 95 71–126
Женщины
40–49 902 57 31–96
50–59 172 8046 689–934 35 164 114–228
60–69 971 546–821 39 271 192–370
70–79 53 743 556–971 21 294 80–89 20 748 457–1156 16 599 342–972
90 + 3 952 9027–904 9027–9027 9027–904
40 + 435 617 560–678 125 177 148–211

Ежегодная частота переломов проксимального отдела плечевой кости у мужчин была ниже, чем у мужчин Соотношение женщин и мужчин = 2.6). Переломы плечевой кости встречались реже, чем переломы предплечья, и у женщин их число с возрастом увеличивалось.

Прогнозы переломов

Предполагая, что частота переломов в Талдыкоргане была репрезентативной для всей страны, и основываясь на оценках ООН населения Казахстана за 2015 год, мы подсчитали, что ежегодное количество переломов шейки бедра у мужчин и женщин в возрасте 50 лет и старше в Казахстане в 2015 году — 11 690, из них 3815 у мужчин и 7875 переломов у женщин. Ожидается, что количество переломов шейки бедра будет постепенно увеличиваться к календарному году с увеличением на 140% к 2050 году (таблица).Увеличение числа переломов бедра особенно велико у женщин (153% у женщин и 112% у мужчин) из-за высокой возрастной зависимости частоты переломов бедра.

Таблица 3

Расчетное общее количество переломов бедра (коды МКБ-10 S72.0, S72.1 и S72.2) у мужчин и женщин в возрасте 50 лет и старше в 2015 г., прогнозируемое до 2050 г. в Казахстане

9027 9027 9027 9027
2015 2020 2030 2040 2050
Мужчины 3815 4298 11,293 15,837 19,938
Всего 11,690 12,951 16,527 22,482 28,048
140

Вероятность перелома

У мужчин частота переломов предплечья и плечевой кости была очень похожа на прогнозируемую. по эпидемиологии переломов в Мальмё (таблица).У женщин, однако, наблюдаемая частота переломов превышала прогнозируемую по соотношению Мальме, в некоторых случаях значительно (таблица). Из-за разногласий в результатах между мужчинами и женщинами модель FRAX была основана на данных о переломе бедра, а предполагаемая частота других основных остеопоротических переломов была определена на основе соотношений Мальмо.

Таблица 4

Годовая частота (/ 100000) переломов предплечья и плечевой кости у женщин, прогнозируемая на основании эпидемиологических данных в Мальмё (см. Методы) и наблюдаемая в настоящем исследовании с 95% доверительным интервалом (ДИ)

9027 673252
Возраст (лет) Предплечье Плечевая кость
Прогноз Наблюдаемый 95% ДИ Прогноз Наблюдаемый 95% ДИ
9027 9027 9027 Мужчины
50–59 298 229 162–315 113 109 64–172
60–69 60–69 286 20276 103 154 85–255
70–79 85 78 16–226 128 52 6–187
80–89 79 165 20–598 100 0 0–305
50–59 516 804 689–934 148 164 114–228
60271 546–821 188 271 192–370
70–79 640 743 556 332–974
80–89 507 748 457–1156 338 599 342–972

Вероятность серьезного остеопоротического перелома и перелома бедра в Казахстане и соседних странах показана на рис.у женщин с предшествующим переломом по возрасту. Десятилетние вероятности были стабильно выше, чем в соседней стране Китая. В случае России 10-летняя вероятность крупного перелома была аналогична таковой в Казахстане, но для перелома бедра вероятность в России была значительно ниже, чем в Казахстане.

Десятилетняя вероятность серьезного остеопоротического перелома (левая панель) и перелома бедра (справа) у женщин с предшествующим переломом по возрасту из Казахстана, России и Китая.Индекс массы тела установлен равным 25 кг / м 2

Прижизненная вероятность перелома бедра показана в таблице. Как и в случае 10-летней вероятности, вероятность перелома шейки бедра в течение жизни была выше, чем у россиян или китайцев, но значительно ниже, чем у стран Западной Европы и Северной Америки.

Таблица 5

Жизненная вероятность перелома шейки бедра у населения Казахстана в возрасте от 50 лет по сравнению с отдельными странами

Страна Пожизненный риск в 50 лет%
Женщины Мужчины
Швеция 25.6 11,0
Дания 23,0 11,3
Франция 19,3 5,9
Китай (Гонконг) 17,7 17,7 16,1 7,5
Турция a 15,9 3,6
Канада 15,5 5,8
Греция 15.4 6,8
Великобритания 14,4 5,0
Португалия 13,7 4,8
Финляндия 6,0000 6,0
Испания 12,6 4,2
Болгария 11,2 4,4
Венгрия 10.8 4,2
Мексика c 10,6 5,0
Польша d 10,1 4,2
9027 5 e Россия f 7,7 3,8
Сербия 7,6 3,7
Румыния g 7,1 3.8
Китай 5,9 3,3
Украина h 5,6 2,9

Обсуждение

В этом исследовании были задокументированы переломы проксимального отдела плечевой кости и дистального отдела плеча. область Казахстана. Как и ожидалось, переломы бедра чаще встречались у женщин, чем у мужчин (соотношение женщины / мужчины = 1,6). У обоих полов заболеваемость увеличивалась с возрастом. Интересно, что у лиц моложе 70 лет частота переломов шейки бедра у мужчин была несколько выше, чем у женщин.После этого заболеваемость была выше у женщин. Подобные результаты были получены в нескольких исследованиях [24, 26–28], в которых участвовали другие страны проекта EVA, а именно Армения [10], Беларусь [11], Молдова [12] и Россия [9]. Если предположить, что заболеваемость в регионе была аналогична заболеваемости в стране, Казахстан относится к странам с умеренным риском перелома шейки бедра у мужчин и женщин [29].

По оценкам, количество переломов бедра по стране в 2015 году составило 11 690.

Демографические прогнозы показывают, что ежегодное количество переломов бедра увеличится на 140% до 28 048 в 2050 году.Эти оценки относительно надежны, поскольку все люди, которым к 2050 году исполнится 60 лет или больше, в настоящее время являются взрослыми. Однако эти оценки могут быть консервативными, поскольку они предполагают, что возрастной и половой риск перелома шейки бедра остается неизменным в течение этого периода. Если частота переломов бедра в зависимости от возраста и пола возрастает, как это было зарегистрировано в нескольких странах [30], то количество переломов может увеличиться более чем в два раза. Такие прогнозы важны для планирования здравоохранения.

Доступ ко всем медицинским записям в этом исследовании, включая записи первичной медико-санитарной помощи, позволил идентифицировать пациентов с переломом бедра, которые не были госпитализированы. Причиной этой стратегии было наблюдение, что многие пациенты в Восточной Европе не госпитализируются, потому что возможности для хирургического лечения ограничены, поэтому госпитализация невозможна. В Беларуси, например, 29% случаев перелома шейки бедра не доводились до сведения стационаров [11]. О высоких показателях непоступления сообщалось в Армении (44%) [10], Первоуральске в России (27%) [9], Грузии (75%) и Кыргызстане (50%) [31].Настоящее исследование показало, что 25% случаев перелома бедра не были госпитализированы, а 43% случаев перелома бедра были либо нелечены, либо лечились консервативно. Пробелы в лечении возникают по многим причинам, в том числе из-за отсутствия хирургов-ортопедов. Эти результаты важны для планирования здравоохранения; они также подчеркивают важность изучения путей оказания помощи при разработке эпидемиологических исследований.

Меньшая часть стран, у которых есть модель FRAX, также имеет надежную информацию о риске других серьезных остеопоротических переломов.В отсутствие такой информации модели FRAX основаны на предположении, что характер этих переломов, зависящий от возраста и пола, аналогичен наблюдаемому в Мальмё [16]. Это предположение оказалось безопасным в исследованиях, проведенных в Канаде [18], Исландии [17], США [32], Великобритании [33], Австралии [34] и Молдове [12], несмотря на различия в заболеваемости между эти страны [29]. Эта общность модели подтверждается регистрационными исследованиями, которые показывают, что в тех регионах, где частота переломов бедра высока, также существует риск перелома предплечья и переломов позвоночника (требующих госпитализации) [35–37].

Получение данных о частоте переломов предплечья и плечевой кости, а также переломов бедра позволило проверить адекватность этого предположения в настоящем исследовании, по крайней мере, для переломов предплечья и плечевой кости. Наши результаты показывают, что частоту переломов предплечья и плечевой кости можно обоснованно предсказать, исходя из частоты переломов бедра у мужчин. У женщин, однако, наблюдаемая частота переломов превышала прогнозируемую по соотношению Мальме, а в некоторых случаях даже значительно.Это несоответствие может возникать из-за того, что переломы плечевой кости и дистального отдела предплечья относительно более распространены, чем переломы бедра, у женщин из Казахстана, чем в других странах. Неожиданно высокий уровень переломов предплечья и плечевой кости был зарегистрирован в России [9] и Венгрии [27]. Альтернативное объяснение состоит в том, что не все случаи перелома шейки бедра были выявлены, особенно у женщин. Настоящее исследование не может рассмотреть альтернативы.

Частота перелома бедра использовалась для создания инструмента FRAX для расчета 10-летней вероятности перелома бедра и большого остеопоротического перелома в Казахстане.Десятилетняя вероятность была постоянно выше, чем в соседней стране Китая, но для крупных остеопоротических переломов такая же, как в России.

Широкая доступность FRAX привела к его принятию во многих практических руководствах по всему миру [7]. Вероятность перелома, эквивалентная женщине с предыдущим переломом, использовалась в качестве порога вмешательства более чем в 30 странах. Если бы такой же порог применялся к Казахстану, то вмешательство было бы рекомендовано с вероятностью крупного перелома, которая варьировалась от 9.7 и 25% в зависимости от возраста (см. Рис.). Влияние таких пороговых значений или альтернативных пороговых значений потребует дальнейшего изучения.

У этого исследования есть ряд дополнительных ограничений. Что касается частоты переломов, мы обследовали только около 1% населения Казахстана из одного центра. Таким образом, экстраполяция этой региональной оценки на всю страну является предположением, которое мы не смогли проверить. Помимо значительных различий в частоте переломов по всему миру, частота переломов может варьироваться в зависимости от страны.Помимо этнических различий [38], при использовании общей методологии сообщалось о двухкратных различиях в частоте переломов шейки бедра с более высокими показателями в городских сообществах, включая Хорватию [39], Швейцарию [40], Норвегию [41], Аргентина [42] и Турция [43]. По степени травмы различий не делалось. Однако разделение на высокую и низкую травму проблематично, поскольку пациенты с остеопорозом переломаются чаще, чем пациенты без остеопороза после высокой травмы [44, 45].Кроме того, МПК одинакова у пациентов с переломом шейки бедра, независимо от уровня травмы [46]. Эти данные подтверждают включение переломов с высокой травмой в эпидемиологическую оценку.

Как отмечалось выше, возможно, что не все переломы бедра были зафиксированы, что привело бы к систематической недооценке вероятности перелома как для перелома бедра, так и для большого остеопоротического перелома. Однако важно, что ошибки точности мало влияют на порядок ранжирования, с которым инструмент FRAX классифицирует риск в данной популяции [10, 25, 47], но они действительно изменяют генерируемое абсолютное число и, таким образом, имеют последствия там, где лечение руководящие принципы основаны на экономической эффективности или экономическом бремени болезней.

Таким образом, для Республики Казахстан была создана модель FRAX, основанная на региональной популяционной оценке частоты переломов бедра. Модель должна повысить точность определения вероятности перелома среди населения Казахстана и помочь в принятии решений о лечении.

Благодарности

Авторы выражают благодарность доктору Анарбеку Монголу (главный травматолог Алматинской области, Талдыкорганская городская больница), доктору Толеухановой Л.О., доктору Шумиловой А.Г. (Талдыкорганская городская поликлиника № 1), д-р Крайсман В.А., д-р Айкулов К.К. (Клиника «Нур-Авиценум»), Жанабекова И.Г. (Талдыкорганская городская поликлиника № 2), Калибеков А.Т. (Областная больница города Талдыкорган), доктору Канатулы А. (Клиника «Хак Медикал») и Департаменту здравоохранения Алматинской области за административную помощь в проведении данного исследования. Проект EVA поддержан Международным фондом остеопороза (рабочая группа по эпидемиологии и качеству жизни). Сервье, тем не менее, признан за помощь в организации проекта EVA; Исследование «Эпидемиология остеопоротических переломов в странах Евразии» (EVA или ЭВА, на русском языке), одним из результатов которого является данная статья.

Соблюдение этических стандартов

Конфликт интересов

Нет.

Права человека и животных и информированное согласие

Все процедуры, выполняемые в исследованиях с участием людей, проводились в соответствии с этическими стандартами институционального и национального исследовательского комитета, а также с Хельсинкской декларацией 1964 года и ее более поздними поправками или совместимыми этическими стандартами.

Сноски

Примечание издателя

Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​о принадлежности организаций.

Ссылки

1. Хернлунд Э., Сведбом А., Ивергорд М., Компстон ​​Дж., Купер С., Стенмарк Дж., Макклоски Е.В., Йонссон Б., Канис Дж. Остеопороз в Европейском Союзе: медицинское лечение, эпидемиология и экономическое бремя. Отчет подготовлен в сотрудничестве с Международным фондом остеопороза (IOF) и Архивом остеопороза Европейской федерации ассоциаций фармацевтической промышленности (EFPIA). 2013; 8: 136. DOI: 10.1007 / s11657-013-0136-1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2.Джонелл О, Канис Дж. Оценка распространенности и инвалидности остеопоротических переломов во всем мире. Osteoporos Int. 2006; 17: 1726–1733. DOI: 10.1007 / s00198-006-0172-4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 3. Kanis JA, Cooper C, Rizzoli R, Reginster JY, Научно-консультативный совет Европейского общества клинических и экономических аспектов остеопороза (ESCEO) и комитетов научных консультантов и национальных обществ Международного фонда остеопороза (IOF). диагностика и лечение остеопороза у женщин в постменопаузе.Osteoporos Int. 2019; 30: 3–44. DOI: 10.1007 / s00198-018-4704-5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Канис Я.А. От имени научной группы Всемирной организации здравоохранения (2008a) оценка остеопороза на уровне первичной медико-санитарной помощи. технический отчет. Сотрудничающий центр ВОЗ, Шеффилдский университет, Великобритания. Можно купить в . http://www.shef.ac.uk/FRAX/pdfs/WHO_Technical_Report.pdf. По состоянию на 26 февраля 2019 г. 5. Kanis JA, Johnell O, Oden A, Johansson H, McCloskey E. FRAX ™ и оценка вероятности переломов у мужчин и женщин из Великобритании.Osteoporos Int. 2008; 19: 385–397. DOI: 10.1007 / s00198-007-0543-5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Odén A, McCloskey EV, Kanis JA, Harvey NC, Johansson H. Бремя высокой вероятности перелома во всем мире: постоянный рост в 2010-2040 гг. Osteoporos Int. 2015; 26: 2243–2248. DOI: 10.1007 / s00198-015-3154-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Kanis JA, Harvey NC, Cyrus Cooper C, Johansson H, Odén A, McCloskey EV Консультативный совет Национальной группы рекомендаций по остеопорозу (2016) Систематический обзор пороговых значений вмешательства на основе FRAX.Отчет подготовлен для Национальной группы рекомендаций по остеопорозу и Международного фонда остеопороза. Arch Osteoporos 11:25 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 9. Лесняк О., Ершова О., Белова К., Гладкова Е., Синицина О., Ганерт О., Романова М., Ходирев В., Йоханссон Н., Макклоски Е., Канис Я. Эпидемиология переломов в Российской Федерации и разработка модели FRAX. Арка Остеопорос. 2012; 7: 67–73. DOI: 10.1007 / s11657-012-0082-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Лесняк О., Саакян С., Закроева А., Билезикян Дж. П., Хатчингс Н., Галстян Р., Лебедев А., Йоханссон Н., Харви Н. С., Макклоски Е., Канис Дж.Эпидемиология переломов в Армении: разработка модели FRAX для конкретной страны и сравнение с ее суррогатом. Арка Остеопорос. 2017; 12 (1): 98. DOI: 10.1007 / s11657-017-0392-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Раманов Х., Чернянин И., Руденка Э., Лесняк О., Закроева А., Билезикян Дж. П., Йоханссон Х., Харви Н. С., МакКлоски Е. В., Канис Дж. А. Эпидемиология перелома шейки бедра в Беларуси: разработка модели FRAX для конкретной страны и ее сравнение с моделями соседних стран. Арка Остеопорос.2018; 13:42. DOI: 10.1007 / s11657-018-0454-4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Закроева А., Лесняк О., Казак В., Гроппа Л., Руссу Е., Числари Л., Ротару Л., Йоханссон Х., Харви Н. С., Макклоски Е., Канис Дж. А. (2019) Эпидемиология остеопоротических переломов в Молдове и разработка модели FRAX для конкретной страны. Arch Osteoporos [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 16. Канис Дж. А., Оден А., Джонелл О., Йонссон Б., де Лаэт С., Доусон А. Бремя остеопоротических переломов: метод установки пороговых значений вмешательства.Osteoporos Int. 2001; 12: 417–427. DOI: 10.1007 / s001980170112. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Siggeirsdottir K, Aspelund T, Johansson H, Gudmundsson EF, Mogensen B, Jonsson BY, Gudnason V, McCloskey E, Oden A, Sigurdsson G, Kanis JA. Частота первого серьезного остеопоротического перелома в Исландии и последствия для FRAX. Osteoporos Int. 2014; 25: 2445–2451. DOI: 10.1007 / s00198-014-2777-3. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Лам А., LeslieWD LLM, Йогендран М., Морин С.Н., Маджумдар С.Р. Соотношение основных остеопорозов и переломов бедра у канадских мужчин и женщин в сравнении со Швецией: популяционный анализ.J Bone Miner Res. 2014; 29: 1067–1073. DOI: 10.1002 / jbmr.2146. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Канис Дж. А., Джонелл О., Де Лаэт С., Йонссон Б., Оден А., Огелсби А. К.. Международные вариации вероятности перелома бедра: значение для оценки риска. J Bone Miner Res. 2002; 17: 1237–1244. DOI: 10.1359 / jbmr.2002.17.7.1237. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Tuzun S, Eskiyurt N, Akarırmak U, Sarıdoğan M, Senocak M, Johansson H, Kanis JA, Турецкое общество остеопороза Частота переломов бедра и распространенность остеопороза в Турции: исследование FRACTURK.Osteoporos Int. 2012; 23: 949–955. DOI: 10.1007 / s00198-011-1655-5. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Кларк П., Лавьель П., Франко-Морина Ф., Рамирес Э., Салмерон Дж., Канис Дж. А., Каммингс С.Р. Уровень заболеваемости и пожизненный риск переломов шейки бедра у мексиканцев старше 50 лет: популяционное исследование. Osteoporos Int. 2005; 16: 2025–2030. DOI: 10.1007 / s00198-005-1991-4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Czerwinski E, Kanis JA, Trybulec B, Johansson H, Borowy P, Osieleniec J. Заболеваемость и риск перелома бедра в Польше.Osteoporos Int. 2009. 20: 1363–1367. DOI: 10.1007 / s00198-008-0787-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Grigorie D, Sucaliuc A, Johansson H, Kanis JA, McCloskey E. Частота переломов бедра в Румынии и разработка румынской модели FRAX. Calcif Tiss Int. 2013; 92: 429–436. DOI: 10.1007 / s00223-013-9697-7. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Поворознюк В.В., Григорьева Н.В., Канис Ю.А., Макклоски Е.В., Йоханссон Х., Харви Н.С., Корж М.О., Страфун С.С., Вайда В.М., Климовицкий Ф.В., Власенко Р.О., Форосенко В.С.Эпидемиология перелома шейки бедра и развитие FRAX в Украине. Арка Остеопорос. 2017; 12:53. DOI: 10.1007 / s11657-017-0343-2. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Степан Дж. Дж., Вакулик Дж., Павелка К., Зофка Дж., Йоханссон Х., Канис Дж. А. Частота переломов шейки бедра с 1981 по 2009 год в Чешской Республике на основе модели FRAX для конкретной страны. Calcif Tissue Int. 2012; 90: 365–372. DOI: 10.1007 / s00223-012-9582-9. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Péntek M, Horváth C, Boncz I, Falusi ZTóth E, Sebestyén A, Májer I, Brodszky V, Gulácsi L.Эпидемиология переломов, связанных с остеопорозом, в Венгрии из общенациональной базы данных медицинского страхования, 1999–2003 гг. Osteoporos Int. 2008; 19: 243–249. DOI: 10.1007 / s00198-007-0453-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Dimai HP, Svedbom A, Fahrleitner-Pammer A, Resch H, Muschitz C, Thaler H, Szivak M, Amrein K, Borgström F. Эпидемиология переломов дистального отдела предплечья в Австрии в период с 1989 по 2010 год. Osteoporos Int. 2014; 25: 2297–2306. DOI: 10.1007 / s00198-014-2766-6. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29.Kanis JA, Oden A, McCloskey EV, Johansson HD, Wahl A, Cooper C. Систематический обзор частоты и вероятности переломов бедра во всем мире. Osteoporos Int. 2012. 23 (9): 2239–2256. DOI: 10.1007 / s00198-012-1964-3. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Cooper C, Cole ZA, Holroyd CR, Earl SC, Harvey NC, Dennison EM, Melton LJ, Cummings SR, Kanis JA, Рабочая группа IOF CSA по эпидемиологии переломов Светские тенденции в частоте переломов бедра и других остеопоротических переломов.Osteoporos Int. 2011; 22: 1277–1288. DOI: 10.1007 / s00198-011-1601-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Мелтон LJ, Crowson CS, O’Fallon WM. Частота переломов в округе Олмстед, штат Миннесота: сравнение городских и сельских показателей, а также изменения городских показателей с течением времени. Osteoporos Int. 1999; 9: 29–37. DOI: 10.1007 / s001980050113. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Singer BR, McLauchlan CJ, Robinson CM, Christie J. Эпидемиология переломов у 15 000 взрослых. Влияние возраста и пола.J Bone Joint Surg. 1998. 80B: 234–238. [PubMed] [Google Scholar] 34. Сандерс К.М., Симан Э., Угони А.М., Паско Дж.А., Мартин Т.Дж., Скорич Б., Николсон Г.К., Котович М.А. Частота переломов в зависимости от возраста и пола в Австралии: популяционное исследование. Osteoporos Int. 1999. 10 (2): 40–47. [PubMed] [Google Scholar] 35. Kanis JA, Johnell O, Oden A, Sernbo I, Redlund-Johnell I, Dawson A, de Laet C, Jonsson B. Долгосрочный риск остеопоротических переломов в Мальмё. Osteoporos Int. 2000. 11: 669–674. DOI: 10.1007 / s001980070064.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 36. Джонелл О, Гуллберг Б., Канис Дж. Бремя переломов позвоночника в больницах в Европе: исследование источников национальных регистров. Osteoporos Int. 1997. 7: 138–144. DOI: 10.1007 / BF01623689. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Мелтон LJ. Эпидемиология переломов. В: Риггс Б.Л., Мелтон Л.Дж., редакторы. Остеопороз: этиология, диагностика и лечение, 2дн. Филадельфия: Липпинкотт-Рэйвен; 1995. С. 225–227. [Google Scholar] 38. Каули Дж. А., Чалхуб Д., Кассем А. М., Эль-Х. Ф.Географические и этнические различия в остеопоротических переломах. Nat Rev Endocrinol. 2014; 10: 338–351. DOI: 10.1038 / nrendo.2014.51. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Карачич Т.П., Копьяр Б. Частота переломов бедра в Хорватии у пациентов в возрасте 65 лет и старше. Lijec Vjesn. 2009; 131: 9–13. [PubMed] [Google Scholar] 40. Липпунер К., Йоханссон Х., Канис Дж., Риццоли Р. Оценка FRAX вероятности остеопоротического перелома в Швейцарии. Osteoporos Int. 2010; 21: 381–389. DOI: 10.1007 / s00198-009-0975-1. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41.Эмаус Н., Олсен Л. Р., Ахмед Л. А., Балтескард Л., Якобсен Б. К., Магнус Т., Иттерстад Б. Переломы бедра в городе на севере Норвегии за 15 лет: временные тенденции, сезонные колебания и смертность: исследование предотвращения травм в Харстаде. Osteoporos Int. 2011; 22: 2603–2610. DOI: 10.1007 / s00198-010-1485-х. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 42. Морозано М., Масони А., Санчес А. Частота переломов бедра в городе Росарио. Аргентина: Osteoporos Int. 2005; 16: 1339–1344. [PubMed] [Google Scholar] 43.Элффорс Л., Алландер Э, Канис Дж. А., Гуллберг Б., Джонелл О., Декекер Дж., Дилзен Дж., Дженнари К., Лопес-Ваз А. А., Лиритис Г., Маццуоли Г. Ф., Миравет Л., Пассери М., Перес Кано Р., Рападо А., Рибо С. • Различная частота переломов шейки бедра в южной Европе. Исследование MEDOS. Osteoporos Int. 1994; 4: 253–263. DOI: 10.1007 / BF01623349. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 44. Сандерс К.М., Паско Дж.А., Угони А.М., Николсон Г.К., Симан Э., Мартин Т.Дж., Скорич Б., Панахи С., Котович М.А. Исключение переломов с высокой травмой может привести к недооценке распространенности переломов хрупкости костей в обществе: исследование остеопороза Джилонга.J Bone Miner Res. 1998; 13: 1337–1342. DOI: 10.1359 / jbmr.1998.13.8.1337. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Mackey DC, Lui LY, Cawthon PM, Bauer DC, Nevitt MC, Cauley JA, Hillier TA, Lewis CE, Barrett-Connor E, Cummings SR, Study of Osteoporotic Fractures (SOF) and Osteoporotic Fractures in Men Study (MrOS) Research Groups Переломы с высокой травмой и низкая минеральная плотность костей у пожилых женщин и мужчин. ДЖАМА. 2007; 298: 2381–2388. DOI: 10.1001 / jama.298.20.2381. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 46.Leslie WD, Schousboe JT, Morin SN, Martineau P, Lix JM, Johansson H, McCloskey EV, Harvey NC, Kanis JA (2020) Риск перелома после травмы по сравнению с переломом без травмы: когортное исследование на основе реестра. Osteoporos Int, в прессе [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 47. Канис Дж. А., Йоханссон Х., Оден А., Доусон-Хьюз Б., Мелтон Л. Дж., 3-й, Макклоски Е. В.. Эффекты пересмотра FRAX® для США. Osteoporos Int. 2010; 21: 35–40. DOI: 10.1007 / s00198-009-1033-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Качество жизни после хрупких переломов в Российской Федерации: результаты российского отделения Международного исследования стоимости и полезности, связанного с остеопоротическими переломами (ICUROS)

  • 1.

    Аноним (1993) Конференция по развитию консенсуса: диагностика, профилактика и лечение остеопороза. Am J Med 94: 646–650

    Статья Google ученый

  • 2.

    Всемирная организация здравоохранения (1994) Оценка риска переломов и ее применение к скринингу на постменопаузальный остеопороз: отчет исследовательской группы ВОЗ. Серия технических отчетов ВОЗ, 843 Женева: Всемирная организация здравоохранения http: // whqlibdocwhoint / trs / who_trs_843pdf, по состоянию на 23 июня 2018 г.

  • 3.

    Hernlund E, Svedbom A, Ivergård M, Compston J, Cooper C, Stenmark J, McCloskey EV, Jönsson B, Kanis JA (2013) Остеопороз в Европейском союзе: медицинское управление, эпидемиология и экономическое бремя. Отчет подготовлен в сотрудничестве с Международным фондом остеопороза (IOF) и Европейской федерацией ассоциаций фармацевтической промышленности (EFPIA). Arch Osteoporosi 8: 136. Доступ: http://www.iofbonehealth.org/data-publications/regional-audits/osteoporosis-european-union-medical-management-epidemiology-and

  • 4.

    Svedbom A, Hernlund E, Ivergård M, Compston J, Cooper C, Stenmark J, McCloskey EV, Jönsson B, Kanis JA, Комиссия ЕС по обзору IOF (2013) Остеопороз в Европейском союзе: сборник конкретных стран отчеты. Арка Остеопорос 8: 137

    CAS Статья Google ученый

  • 5.

    Канис Дж. А. от имени Научной группы Всемирной организации здравоохранения (2008 г.) Оценка остеопороза на уровне первичной медико-санитарной помощи.Технический отчет. Сотрудничающий центр ВОЗ, Университет Шеффилда, Великобритания

  • 6.

    Johnell O, Kanis JA (2006) Оценка всемирной распространенности и инвалидности, связанных с остеопоротическими переломами. Остеопорос Инт 17: 1726

    CAS Статья Google ученый

  • 7.

    Peasgood T, Herrmann K, Kanis JA, Brazier JE (2009) Обновленный систематический обзор значений полезности состояния здоровья для состояний, связанных с остеопорозом.Osteoporos Int 20: 53–68

    Статья Google ученый

  • 8.

    Svedbom A, Borgström B, Hernlund E, Ström O, Alekna V, Bianchi ML, Clark P, Curiel MD, Dimai HP, Jürisson M, Kallikorm R, Lember M, Lesnyak O, McCloskey E, Sanders KM , Silverman S, Solodovnikov A, Tamulaitiene M, Thomas T, Toroptsova N, Uusküla A, Tosteson ANA, Jönsson B, Kanis JA (2018) Качество жизни до 18 месяцев после низкоэнергетических переломов бедра, позвоночника и дистального отдела предплечья -результаты ICUROS.Osteoporos Int 29: 557–566

    CAS Статья Google ученый

  • 9.

    Borgstrom F, Lekander I, Ivergard M et al (2013) Международные затраты и коммунальные услуги, связанные с исследованием остеопоротических переломов (ICUROS) — качество жизни в течение первых 4 месяцев после перелома. Osteoporos Int 24: 811–823

    CAS Статья Google ученый

  • 10.

    Cheng SY, Levy AR, Lefaivre KA, Guy P, Kuramoto L, Sobolev B (2011) Географические тенденции в частоте переломов бедра: всесторонний обзор литературы.Osteoporos Int 22: 2575–2586

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Kanis JA, Odén A, McCloskey EV, Johansson H, Wahl D, Cyrus Cooper C, от имени Рабочей группы IOF по эпидемиологии и качеству жизни (2012) Систематический обзор частоты и вероятности перелома шейки бедра переломов во всем мире. Osteoporos Int 23: 2239–2256

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Лесняк О., Ершова О., Белова К., Гладкова Е., Синицина О., Ганерт О., Романова М., Ходирев В., Йоханссон Х., Макклоски Е., Канис Дж. А. (2012) Эпидемиология переломов в Российской Федерации и разработка модели FRAX . Arch Osteoporos 7: 67–73

    Статья Google ученый

  • 13.

    EQ-5D (2017). http://www.euroqol.org. По состоянию на 25 июня 2019 г.

  • 14.

    Долан П. (1997) Моделирование оценок для состояний здоровья EuroQol.Med Care 35: 1095–1108

    CAS Статья Google ученый

  • 15.

    Szende A, Oppe M, Devlin N (2007) Наборы значений EQ-5D: инвентаризация, сравнительный обзор и руководство пользователя. Springer. https://doi.org/10.1007/1-4020-5511-0

  • 16.

    Richardson DB, Kinlaw AC, MacLehose RF, Cole SR (2015) Стандартизированные биномиальные модели для соотношений риска или распространенности и различий. Int J Epidemiol 44: 1660–1672. https://doi.org/10.1093/ije/dyv137

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 17.

    Si L, Winzenberg TM, de Graaff B, Palmer AJ (2014) Систематический обзор и мета-анализ качества жизни на основе полезности для состояний, связанных с остеопорозом. Osteoporos Int 25: 1987–1997

    CAS Статья Google ученый

  • 18.

    Abimanyi-Ochom J, Watts JJ, Borgström F, Nicholson GC, Shore-Lorenti C, Stuart AL, Zhang Y, Iuliano S, Seeman E, Prince R, March L, Cross M, Winzenberg T., Laslett LL, Duque G, Ebeling PR, Sanders KM (2015) Изменения качества жизни, связанные с хрупкими переломами: австралийское подразделение Международного исследования затрат и полезности, связанного с остеопоротическими переломами (AusICUROS).Osteoporos Int 26: 1781–1790

    CAS Статья Google ученый

  • 19.

    Канис Дж. А., Йоханссон Х., Оден А., Харви Н. С., Гуднасон В., Сандерс К., Сигурдссон Г., Сиггейрсдоттир К., Боргстрём Ф., МакКлоски Е.В. (2018) Характеристики рецидивирующих переломов. Osteoporos Int 29: 1747–1757. https://doi.org/10.1007/s00198-018-4502-0

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Zethraeus N, Borgström F, Johnell O, Kanis J, Jönsson B (2002) Стоимость и качество жизни, связанные с переломами, связанными с остеопорозом, — результаты шведского исследования. Стокгольмская школа экономики. http://hdl.handle.net/10419/56287. По состоянию на 10 марта 2019 г.

  • 21.

    Kruithof RN, Formijne Jonkers HA, van der Ven DJC, van Olden GDJ, Timmers TK (2017) Функциональные результаты и качество жизни после неоперационных переломов проксимального отдела плечевой кости. J Orthop Traumatol 18: 423–430

    Статья Google ученый

  • 22.

    Kanis JA, Oden A, Johnell O, Jonsson B, de Laet C, Dawson A (2001) Бремя остеопоротических переломов: метод установки пороговых значений вмешательства. Osteoporos Int 12: 417–427

    CAS Статья Google ученый

  • 23.

    Lee KM, Chung CY, Kwon SS, Won SH, Lee SY, Chung MK, Park MS (2013) Переломы лодыжки имеют признаки остеопоротического перелома. Osteoporos Int 24: 2819–2825

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Seeeley DG, Browner WS, Nevitt MC, Genant HK, Scott JC, Cummings SR, для группы исследования остеопоротических переломов (1991) Какие переломы связаны с низкой массой аппендикулярной кости у пожилых женщин? Ann Intern Med 115: 837–842

    Статья Google ученый

  • 25.

    Honkanen R, Tuppurainen M, Kroger H, Alhava E, Saarikoski S (1998) Взаимосвязь между факторами риска и переломами зависит от типа перелома: популяционное исследование с участием 12 192 женщин в перименопаузе.Osteoporos Int 8: 25–31

    CAS Статья Google ученый

  • 26.

    Compston JE, Flahive J, Hosmer DW, Watts NB, Siris ES, Silverman S, Saag KG, Roux C, Rossini M, Pfeilschifter J, Nieves JW, Netelenbos JC, March L, LaCroix AZ, Hooven FH , Greenspan SL, Gehlbach SH, Díez-Pérez A, Cooper C, Chapurlat RD, Boonen S, Anderson FA Jr, Adami S, Adachi JD, Investigators GLOW (2014) Связь веса, роста и индекса массы тела с риском перелома различные сайты у женщин в постменопаузе: Глобальное продольное исследование остеопороза у женщин (GLOW).J Bone Miner Res 29: 487–493

    Статья Google ученый

  • 27.

    Rostom S, Allali F, Bennani L, Abouqal R, Hajjaj-Hassouni N (2012) Распространенность переломов позвонков и качество жизни, связанное со здоровьем, у женщин в постменопаузе. Rheumatol Int 32: 971–980

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Gjertsen J-E, Baste V, Fevang JM, Furnes O, Engester LB (2016) Качество жизни после переломов бедра: результаты из Норвежского регистра переломов бедра.BMC Musculoskell Дис 17: 265. https://doi.org/10.1186/s12891-016-1111-y

    Статья Google ученый

  • 29.

    Tidermark J, Zethraeus N, Svensson O, Törnkvist H, Ponzer S (2002) Переломы шейки бедра у пожилых людей: функциональный результат и качество жизни согласно EuroQol. Qual Life Res 11: 473–481

    Статья Google ученый

  • 30.

    Borhan S, Papaioannou A, Gajic-Veljanoski O, Kennedy C, Ioannidis G, Berger C, Goltzman D, Josse R, Kovacs CS, Hanley DA, Prior JC, Morin SN, Kaiser SM, Cheung AM, Табан Л., Адачи Дж., Исследовательская группа CaMos (2019) Случайные переломы с хрупкостью оказывают долгосрочное негативное влияние на качество жизни пожилых людей, связанное со здоровьем: канадское многоцентровое исследование остеопороза.J Bone Miner Res 34: 838–848. https://doi.org/10.1002/jbmr.3666

    Статья PubMed Google ученый

  • 31.

    Borgström F, Zethraeus N, Johnell O, Lidgren L, Ponzer S, Svensson O, Abdon P, Ornstein E, Lunsjö K, Thorngren KG, Sernbo I, Rehnberg C, Jönsson B (2006) Стоимость и качество жизни, связанной с переломами, связанными с остеопорозом, в Швеции. Osteoporos Int 17: 637–650

    Статья Google ученый

  • 32.

    Rohde G, Haugeberg G, Mengshoel AM, Moum T., Wahl AK (2009) Отсутствие долгосрочного воздействия низкоэнергетического перелома дистального отдела лучевой кости на качество жизни, связанное со здоровьем, и глобальное качество жизни: исследование случай-контроль. BMC Musculoskelet Disord 10 (1): 106

    Статья Google ученый

  • 33.

    Долан П., Торгерсон Д., Кумар Какарлапуди Т. (1999) Качество жизни, связанное со здоровьем пациентов с переломом Коллеса. Osteoporos Int 9: 196–199

    CAS Статья Google ученый

  • 34.

    Guirant L, Carlos F, Cuirel D, Kanis JA, Borgström F, Svedbom A, Clark P (2018) Качество жизни, связанное со здоровьем, в течение первого года после перелома бедра: результаты мексиканского отделения International Cost and Utility Связано с исследованием остеопоротических переломов (MexICUROS). Osteoporos Int 29: 1147–1154. https://doi.org/10.1007/s00198-018-4389-9

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 35.

    Marsh J, Bryant D, MacDonald SJ (2009) Пациенты пожилого возраста могут точно вспомнить свое дооперационное состояние здоровья через шесть недель после тотального эндопротезирования тазобедренного сустава.J Bone Joint Surg Am 91: 2827–2837

    Артикул Google ученый

  • Многоцентровое эпидемиологическое исследование остеопоротических переломов в Евразии (исследование EVA). Шаг к снижению бремени возрастных заболеваний

    BIO Web of Conferences 22 , 01019 (2020)

    Многоцентровое эпидемиологическое исследование остеопоротических переломов в Евразии (исследование EVA). Шаг к снижению бремени возрастных заболеваний

    Закроева Алла 1 * , Ольга Лесняк 2 , Саркис Саакян 3 , Георий Раманов 4 , Виктор Казак 5 , Самал Исаева 6 rova 6 rova Шаки

    1 Уральский государственный медицинский университет, 620028, ул. Репина, 3, Екатеринбург, Россия
    2 Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова, 1, ул. Кирочная, 41, Санкт-Петербург, Россия
    3 Арташатский медицинский центр, 0701, ул. Арама Хачатуряна, 7, Арташат, Армения
    4 Гомельский государственный медицинский университет, 246050, ул. Ланге, 5, Гомель, Беларусь
    5 Государственный университет медицины и фармации, 2004, бул. Штефан чел Маре ши Сфант, 165, Кишинев, Республика Молдова
    6 Национальный медицинский университет им. Асфендиярова, 050000, ул. Толе би, 94, Алматы, Казахстан
    7 Республиканский медицинский центр эндокринологии, Ташкент, Узбекистан

    * Автор для переписки: [email protected]

    Аннотация

    Для продления активного долголетия пожилых пациентов практикующим во всем мире необходим точный клинический инструмент для оценки 10-летней вероятности остеопоротических переломов и выбора оптимального профилактического вмешательства. Целью данного исследования является оценка распространенности основных остеопоротических (ОП) переломов в странах СНГ и создание инструментов для клинического прогнозирования FRAX с учетом специфики страны.Метод. Мы провели когортное популяционное исследование (EVA) в России, Беларуси, Армении, Молдове, Казахстане и Узбекистане в 2011-2018 гг. В расчетные модели FRAX были включены возрастные и половые значения частоты переломов OP. Полученные результаты. Мы обнаружили, что самая высокая стандартизованная заболеваемость HP была получена в Казахстане (338 и 255 на 100 000 в год для женщин и мужчин старше 50 лет соответственно) и Молдове (331,0 и 155,0 в год для женщин и мужчин соответственно. ), самый низкий в Армении (201 и 136 на 100 000 в год для женщин и мужчин соотв.). Модели FRAX показали, что в Казахстане, Узбекистане и Молдове у пожилых людей была самая высокая вероятность перелома бедра. По оценкам, количество переломов ОП в странах-участницах проекта EVA к 2050 году вырастет в 1,5-3 раза. Заключение. Созданные национальные инструменты FRAX должны повысить точность определения вероятности переломов у пожилых людей, помочь клиницистам принимать решения относительно профилактики ОП и сделать шаг вперед к снижению бремени возрастных заболеваний.

    © Авторы, опубликовано EDP Sciences, 2020

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License 4.0, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

    1 Введение

    По мере старения населения распространенность хронических возрастных заболеваний, таких как остеопороз и вызванные этим переломы, значительно возрастает.В Европе ежегодные затраты на переломы, связанные с остеопорозом, превысили 37 миллиардов евро в 2010 году [1], а инвалидность из-за остеопороза была больше, чем из-за любого отдельного рака, за исключением рака легких [2]. К счастью, существует широкий спектр методов лечения, которые благоприятно влияют на костную массу и, следовательно, снижают риск переломов, связанных с остеопорозом [3]. Использование таких вмешательств практикующими врачами поддерживается инструментами, которые оценивают риск переломов пациентов, чтобы оптимизировать клинические решения относительно профилактики и лечения.Наиболее широко используемый веб-инструмент FRAX ® (https://www.sheffield.ac.uk/FRAX/) отвечает этим требованиям и рассчитывает 10-летнюю вероятность переломов из-за хрупкости на основе нескольких общих клинических факторов риска и, необязательно, по результатам сканирования DXA [4, 5]. Однако надежные эпидемиологические характеристики остеопороза, которые позволили бы исследователям оценить его бремя и создать инструменты FRAX для конкретных стран, отсутствуют в большинстве стран бывшего СССР.

    Целью данного исследования является оценка распространенности основных остеопоротических (ОП) переломов в странах СНГ и создание для них инструментов клинического прогнозирования FRAX для конкретных стран.Инструменты FRAX позволят практикующим врачам оценить 10-летнюю вероятность остеопоротических переломов у пожилых пациентов и выбрать оптимальное вмешательство, снизив риск хрупких переломов, а также увеличив продолжительность активной жизни пациентов.

    2 Метод

    Мы провели популяционное многоцентровое исследование (EVA) в России, Беларуси, Армении, Молдове, Казахстане и Узбекистане в 2011–2018 годах. На первом этапе, в 2011-2012 гг., Ретроспективно собирались данные о переломах проксимального отдела бедра (ВП), дистального отдела предплечья и проксимального отдела плечевой кости у лиц старше 40 лет.В ходе последующего 2-летнего проспективного исследования мы собрали данные о пациентах с переломами ОП из всех надежных источников, включая врачей первичного звена. В качестве объектов исследования были выбраны промышленные города или крупные сельские районы стран EVA, которые имели географические, административные и медицинские условия, а также демографические параметры, близкие к целой стране.

    Бланки истории болезни

    были разработаны для записи возраста, пола и места жительства пациента, а также даты, характера травмы и кода МКБ-10.Кроме того, были проанализированы официальные медицинские записи о переломах шейки бедра у мужчин и женщин из регистров больниц центральных городов, данные амбулаторного травматологического отделения, данные терапевта и все данные службы экстренной помощи, а также случаи коронерского вмешательства. Мы также наняли медсестер, посещающих на дому, которым было поручено уведомлять травматологов о каждом подозреваемом случае, который не был передан в больницу. Впоследствии хирург-ортопед обследовал все такие случаи. Диагноз подтвержден клинически или, по возможности, рентгенологически.Кроме того, в Армении и Узбекистане мы связались с народными целителями и старейшинами административных общин. Они выявляли прикованных к дому лиц, которых впоследствии навестила на дому участковая медсестра, и перенаправляли всех подозреваемых пациентов в травмпункты Центральной больницы в регионах.

    Причиной доступа к множественным источникам информации, включая источники первичной медико-санитарной помощи, было выявление пациентов с переломами шейки бедра, которые не были госпитализированы в пилотное исследование в России.Здесь, как и в других странах Восточной Европы бывшего СССР, возможности для хирургического лечения ограничены, поэтому госпитализация часто была невозможной.

    Чтобы избежать двойного подсчета, дальнейшие госпитализации с тем же местом перелома во время наблюдения были исключены. В некоторых документах код перелома по МКБ-10 не указан. В таких случаях были получены рентгенограммы, а переломы, если они были подтверждены, были включены в базу данных. Критерием включения было постоянное проживание в исследуемом регионе.Исключались высокоэнергетические переломы (падение с высоты, превышающей рост стоя). Мы исключили патологические переломы, связанные с раком с метастазами или множественной миеломой.

    Заболеваемость по возрасту и полу в каждой стране была применена к населению в 2015 году для оценки количества переломов шейки бедра по всей стране. Кроме того, прогнозы на будущее были сделаны до 2050 г., исходя из предположения, что заболеваемость в зависимости от возраста и пола останется стабильной. Демография населения была взята из Организации Объединенных Наций с использованием среднего варианта рождаемости [6].

    Данные о частоте остеопоротических переломов были использованы для построения моделей FRAX для конкретных стран. Разработка и проверка FRAX подробно описаны [4, 5]. Используемые факторы риска были основаны на систематическом наборе метаанализов популяционных когорт по всему миру и проверены на независимых когортах с более чем 1 миллионом пациенто-лет наблюдения. Построение моделей FRAX для стран EVA сохранило бета-коэффициенты факторов риска в исходной модели FRAX с коэффициентами заболеваемости переломами бедра и уровнями смертности для России, Беларуси, Армении, Молдовы и Казахстана.Для национальных показателей смертности использовались данные Всемирной организации здравоохранения за 2014 г. [7]. Вероятность разрушения через десять лет сравнивалась со странами, в которых были доступны модели FRAX.

    3 Результат

    Частота переломов

    OP существенно различалась даже в соседних географических регионах, но во всех странах значительная часть пациентов с HP не проходила стационарное лечение. В Узбекистане эта доля была максимальной и достигла 66%. Высокие показатели непоступления пациентов также были зарегистрированы в Первоуральске, России (27%), Армении (44%), Беларуси (29% случаев) и Казахстане (29%) [8-11].Более того, количество людей, не получивших специализированной травматологической помощи, с возрастом резко увеличилось, особенно в Узбекистане. Эти скрытые случаи перелома бедра, которые не упоминаются в официальной медицинской статистике, подтверждают мнение о том, что данные о переломе бедра, основанные исключительно на больничных записях, ненадежны в этом регионе мира.

    Самая высокая стандартизованная заболеваемость HP была получена в Казахстане (338 и 255 на 100 000 в год для женщин и мужчин старше 50 лет соответственно) и Молдове (331,0 и 155,0 в год для женщин и мужчин соответственно) [11- 12], самый низкий показатель в Армении (201 и 136 на 100 000 в год для женщин и мужчин соответственно.). Как и ожидалось, женщины во всех странах чаще имели ОП переломов бедра (общее соотношение женщин и мужчин составляло 1,2–1,7). В возрасте старше 70 лет разница в частоте переломов шейки бедра у женщин и мужчин составляла 3,1-4,1. Расчетная годовая частота переломов проксимального отдела бедренной кости с возрастом экспоненциально увеличивалась у представителей обоих полов до 90 лет, хотя более заметно у женщин. Заболеваемость среди женщин в Молдове, Казахстане и Узбекистане росла наиболее резко и достигла 4199, 4167 и 3571/100 000 в год в наиболее старшем возрасте.Это распределение показано на рисунке 1.

    Обнаруженные эпидемиологические данные были включены в модели компьютерного построения FRAX для всех стран с использованием метода Дж. Каниса. Мы приняли во внимание тот факт, что в странах, которые рассчитывали частоту переломов проксимального отдела предплечья и плечевой кости в дополнение к частоте сердечных сокращений, количество переломов верхней конечности было намного больше, чем можно было бы ожидать, исходя из аналогичного эпидемиологического соотношения в Западной Европе. Эти особенности позволили нам создать более точные специфические прогностические инструменты FRAX для стран проекта EVA.

    Модель FRAX предсказывает, что пожизненный риск перелома шейки бедра в возрасте старше 50 лет у населения Казахстана (12,6% и 6% для женщин и мужчин соответственно), Узбекистана (14,7% и 8,7%). % для женщин и мужчин соответственно) и Молдовы (9,3% и 5,7% для женщин и мужчин соответственно) близки друг к другу, но существенно отличаются от прогнозов Китая (5,9% и 3,3%). соответственно). Таким образом, Казахстан, Узбекистан и Молдова были отнесены к категории стран с «высокой» вероятностью хрупких переломов для пожилых людей, другие были охарактеризованы как страны с «умеренным» риском.Среди стран ЕВА вероятность прижизненного перелома шейки бедра в возрасте старше 50 лет была максимальной и минимальной в России (7,7% для женщин и 3,8% для мужчин).

    Предполагая, что региональные рейтинги частоты переломов OP были репрезентативными для всех стран, мы рассчитали на основе демографических оценок ООН за 2015 год годовое количество переломов OP у мужчин и женщин в возрасте 50 лет и старше во всех странах, где проводились исследования в 2015 году. Кроме того, мы Установлено, что согласно демографическому прогнозу старения населения ООН, общенациональное количество переломов ОП в странах проекта EVA вырастет на 1.53 раза к 2050 году. Самый высокий рост бремени ОП прогнозируется в Казахстане, где доля людей старше 50 лет к 2050 году увеличится на 89% по сравнению с 2015 годом.

    Рис. 1.

    Годовая частота остеопоротических переломов шейки бедра среди женщин (верхняя панель) и мужчин (нижняя панель) в странах проекта EVA в различных возрастных группах на 100 000

    4 Заключение

    Впервые для республик СНГ были созданы национальные инструменты FRAX, основанные на точных региональных популяционных оценках переломов ОП.Эти модели FRAX должны повысить точность определения вероятности перелома у пожилых людей, помочь клиницистам принимать решения о профилактике ОП и способствовать снижению бремени возрастных заболеваний.

    Список литературы

    • Э. Хернлунд, А. Сведбом, М. Ивергард, Дж. Компстон, К. Купер, Дж. Стенмарк, Э. Макклоски, Б. Йонссон, Дж. А. Канис, Архивы остеопороза, 8, 136 (2013). [CrossRef] [PubMed] [Google ученый]
    • О.Джонелл, Дж. Канис, Osteoporos Int., 17, 1726-33 (2006). [CrossRef] [PubMed] [Google ученый]
    • Дж.А. Канис, К. Купер, Р. Риццоли, J-Y. Регинстер, Osteoporos Int., 30, 3-44 (2019) [CrossRef] [Google ученый]
    • Дж.А. Канис от имени Научной группы Всемирной организации здравоохранения Оценка остеопороза на уровне первичной медико-санитарной помощи. Технический отчет (2008 г.). Сотрудничающий центр ВОЗ, Шеффилдский университет, Великобритания. URL: http://www.shef.ac.uk/FRAX/pdfs/WHO_Technical_Report.pdf. [Google ученый]
    • Дж.А. Канис, О. Джонелл, А. Оден, Х. Йоханссон, Э. Макклоски, Osteoporos Int., 19, 385-397 (2008) [CrossRef] [PubMed] [Google ученый]
    • Департамент по экономическим и социальным вопросам Организации Объединенных Наций, Отдел народонаселения.Перспективы мирового населения (2017 г.) URL: https://www.worldometer.info/world-population/ [Google ученый]
    • Всемирная организация здравоохранения Статистика и информационные системы здравоохранения (2018 г.) URL: http://www.who.int/healthinfo/statistics/mortality_rawdata/en/ [Google ученый]
    • О.Лесяк, О. Ершова, К. Белова, Э. Гладкова, О. Синицина, О. Ганерт, М. Романова, В. Ходирев, Х. Йоханссон, Э. Макклоски, Я. Канис, арх. Остеопорос., 7, 67-73 (2012) [Google ученый]
    • Раманов Х., Чернянин И., Руденко Е.Лесняк, А. Закроева, JP. Билезикян, Х. Йоханссон, Н.С. Харви, Э. Макклоски, Дж. Канис, арх. Остеопорос., 13 (1), 42 DOI: 10.1007 / s11657-018-0454-4 (2018). [Google ученый]
    • О. Лесняк, С. Саакян, А. Закроева, JP. Билезикян, Н.Хатчингс, В. Бабалян, Р. Галстян, А. Лебедев, Х. Йоханссон, Северная Каролина. Харви, Э. Макклоски, Дж. Канис, арх. Остеопорос., 12 (1), 98 (2017) doi: 10.1007 / s11657-017-0392-6 [Google ученый]
    • Закроева А., Лесняк О., Казак В., Л.Groppa, E. Russu, L. Chislari, L. Rotaru, H. Johansson, N.C. Harvey, E. McCloskey, M. Lorentzon, J.A. Канис, арх. Остеопорос., 15 (1), 13 (2020) [Google ученый]
    • Исаева С., Лесняк О., Закроева А., Исаева Б., Дильманова Д., Х.Йоханссон, Э. Лю, М. Лоренцон, Н.С. Харви, Э. Макклоски, Дж. Канис, арх. Остеопорос., 15 (1), 30 (2020) [Google ученый]

    Все рисунки

    Рис. 1.

    Годовая частота остеопоротических переломов шейки бедра среди женщин (верхняя панель) и мужчин (нижняя панель) в странах проекта EVA в различных возрастных группах на 100 000

    По тексту

    Важный шаг вперед в политике профилактики остеопороза и переломов в России

    Благодаря усилиям OSTEORUS и RAOP за последний год, три важных предложения по остеопорозу и профилактике вторичных переломов были включены в окончательное решение Всероссийского союза пациентов. Общественные объединения (ВСП).

    Всероссийский союз общественных объединений пациентов (ВСП) распространил итоговую резолюцию X Всероссийского съезда пациентов «Взаимодействие государства и сообщества пациентов как основа построения системы здравоохранения, ориентированной на пациента». ». Союз — важная правозащитная группа, которая представляет интересы российских граждан как пациентов, с миссией достижения максимально возможного уровня медицинского обслуживания. Он объединяет 24 общероссийские и межрегиональные организации пациентов и более 180 представителей пациентских НПО, которые представляют интересы более семи миллионов граждан.

    На Конгрессе, проходившем в Москве с 28 ноября по 1 декабря 2019 года, после анализа 10 лет кропотливой работы Союз сформировал рекомендации по достижению текущих целей в области здравоохранения Российской Федерации. Рекомендации были направлены Президенту, Правительству Российской Федерации и Совету Федерации, а также распространены среди специалистов, общественности, некоммерческих организаций и средств массовой информации.

    На Конгрессе в декабре профессор Ольга Ершова, председатель OSTEORUS (Общества пациентов с остеопорозом) и вице-президент Российской ассоциации по остеопорозу (РАОП), выступила на Круглом столе «Здравоохранение пожилых.Пациенты с ограниченными возможностями передвижения: подходы к современному решению проблемы ». Она представила доклад «Проблемы организации медицинской помощи больным остеопорозом». Проф. Ершова рекомендовала внести в резолюцию Круглого стола распознавание остеопороза, который приводит к переломам позвоночника и проксимального отдела бедренной кости. Она призвала к тому, чтобы остеопороз был признан социально значимым заболеванием, при этом лекарственные препараты уже включены в список жизненно важных и основных лекарственных средств решением комиссии врачей.

    Эти важные предложения теперь включены в качестве рекомендаций для правительства России в итоговую резолюцию Конгресса в разделе XI «О проблемах отдельных заболеваний» в параграфе 6 «О вопросах здравоохранения пожилых людей» в подпунктах 3, 4, 5. :

    • 3. Учитывая большое влияние остеопороза и последствий малотравматичных переломов на продолжительность жизни, рассмотреть возможность включения остеопороза в список социально значимых заболеваний.
    • 4.Принимая во внимание увеличение количества переломов, возникающих на фоне тяжелого остеопороза и необходимость предотвращения вторичных переломов, определить в анамнезе дополнительную потребность в медикаментозном лечении пациентов с тяжелым остеопорозом и малотравматическими переломами с учетом Варианты лечения, доступные в составе ЛВС на уровне субъектов Российской Федерации.
    • 5. Учитывая высокую эффективность таргетной лекарственной терапии, обеспечить граждан с тяжелым остеопорозом льготными лекарственными препаратами.

    Предложения поддержаны Российской ассоциацией по остеопорозу (президент профессор О. Лесняк) и Сообществом пациентов России.

    IOF поздравляет OSTEORUS и RAOP за их исключительную приверженность и их усилия в области образования и защиты, которые теперь приносят плоды.

    Программа лечения гериатрических переломов Выполнено за 48 часов — команде Johnson & Johnson Medical Devices удалось изменить траекторию оказания помощи пожилым людям в России

    Введение

    Ежегодно в России от переломов шейки бедра страдают 230 000 гериатрических больных.Это больше, чем самые распространенные заболевания среди этой социальной группы — сердечные приступы, рак грудной клетки, рак толстой кишки. До 61% из них не госпитализированы, 23% получают консервативное лечение, а международным золотым стандартом является операция в течение 48 часов. Около 110 000 человек ежегодно умирают от последствий перелома. Стандарты лечения нуждаются в улучшении, чтобы достичь мирового золотого стандарта — операции в течение 24-48 часов после перелома, чтобы спасти до 60 000 жизней каждый год. Эта практика изменит траекторию оказания помощи пожилым людям в России — сейчас и в будущем.

    Описание

    В связи с характером этой смертности — пациент обездвижен и умирает от тромбоза, пневмонии или сердечно-сосудистых заболеваний — официальная статистика не указывает причиной смерти перелом шейки бедра. Это делает проблему парадоксальным образом незаметной для правительства и системы здравоохранения. Есть несколько причин для такого высокого уровня смертности: не сложные принципы пути пациента; отсутствие официальной статистики для признания бремени; стигма, существующая в российском обществе с огромным страхом перед операцией среди пожилых людей и их семей; недостаточно тарифов для покрытия операции; высокая доля консервативного лечения; клинические руководства не синхронизированы между различными медицинскими специальностями, поэтому нет строгих правил, кто должен лечить пациента, и нет ответственности за результат.Все эти болевые точки требовалось устранить в совокупности.

    Вклад в реализацию ЦУР

    ЦУР № 3 направлена ​​на содействие здоровому образу жизни для всех в любом возрасте. Для пожилых людей в России это означает доступ к самым передовым современным технологиям, которые государство возмещает в случае перелома шейки бедра. Каждый четвертый гражданин России уже находится в пенсионном возрасте, и к 2035 году их доля составит 30% или 43,3 миллиона человек. Эту практику можно распространить на другие страны, испытывающие те же системные проблемы.Эта практика также способствует достижению ЦУР № 10, особенно во время и после COVID-19, когда наиболее уязвимые группы, включая пожилых людей, страдают больше всего.

    Методики внедрения

    В 2019 году команда J&J Russia инициировала Программу гериатрических переломов, направленную на изменение подхода к лечению перелома шейки бедра на федеральном уровне, включая обязательное хирургическое лечение, управление путями пациента, государственные инвестиции, государственные КПЭ. Команда инициировала эпидемиологическое исследование и исследование экономики здравоохранения совместно с государственным агентством, чтобы заполнить пробелы в официальной статистике.Исследование показало реальную заболеваемость и смертность, проблемы с системой здравоохранения и бремя переломов шейки бедра. Команда разработала и реализовала стратегию лоббирования для предоставления решений различным уровням заинтересованных сторон государства — партнерство и работа с главным гериатрическим врачом, главными травматологами, социальными фондами и Министерством здравоохранения. Проведено более 20 мероприятий федерального значения с индивидуальным наполнением на форумах и конференциях высокого уровня. Важным шагом было преодоление стигмы и борьба с агизмом в обществе путем повышения осведомленности.Проект сопровождался масштабной PR-кампанией с участием движения #OldLivesMatter — всего было создано более 500 различных публикаций, постов на телевидении и в социальных сетях с потенциальным охватом более 990 млн контактов. В 2020 году пандемия COVID заблокировала пожилых людей дома и увеличила риск перелома в семье, поэтому была разработана PR-кампания по актуализации профилактики падений для распространения инфографики и полезных советов для пожилых людей через СМИ и видеоролики в социальной рекламе. В 2019 году Johnson & Johnson Russia совместно с благотворительным фондом и при поддержке государства запустили командные соревнования по северной ходьбе среди жителей одиннадцати домов престарелых в шести регионах России.Целью конкурса было повышение осведомленности пациентов о проблеме перелома шейки бедра и его профилактике, а также получение поддержки со стороны СМИ.

    Результаты

    В результате всех этих мероприятий и усилий проблема нехирургического лечения переломов была передана государственным чиновникам. Клинические рекомендации были пересмотрены в декабре 2020 года, и теперь в них включено обязательное хирургическое лечение в течение 48 часов после перелома.Кроме того, была обновлена ​​форма статистики, и количество пациентов, госпитализированных в течение 24 часов после перелома бедра, было включено в качестве ключевого показателя эффективности больниц. Самое главное, что Государственная программа по гериатрическим переломам была подписана федеральным правительством с конкретными KPI и планом реализации, включая пилотные регионы. Программа была интегрирована в Национальный проект президента Путина. Программа призвана спасать до 60 000 жизней ежегодно. К 2030 году количество операций при переломе шейки бедра увеличится в 6 раз.Этот проект изменит траекторию оказания помощи пожилым людям в России. Будет улучшено качество оказания медицинской помощи всем пациентам, находящимся на лечении в отделениях травматологии.

    Факторы и ограничения

    Одним из основных факторов стало партнерство между различными заинтересованными сторонами, а также обширный международный и местный опыт, накопленный командой J&J. Были установлены разные части системы, но в целом она не работала должным образом.Команда проекта выступила в качестве посредника, чтобы отладить процесс и привести его в соответствие с мировыми стандартами. Финансовые ресурсы были ограничены, как и физические возможности для встреч во время COVID-19, поэтому в 2020 году основные части проводились за счет рекламы, онлайн-конференций на высшем уровне и тесного партнерства с главным гериатрическим директором и ее офисом.

    Устойчивость и воспроизводимость

    Государственная программа по лечению гериатрических переломов была подписана федеральным правительством с конкретными ключевыми показателями эффективности и планом реализации, включая пилотные регионы.Программа была интегрирована в Национальный проект президента Путина. В КПЭ на первый год включены 7 пилотных регионов с федеральным охватом до 85 регионов до 2024 года. С ростом важности императива оптимизации и здравоохранения, основанного на ценностях, в разных странах эта практика может облегчить это бремя. В конечном итоге вложения на правильное и своевременное хирургическое лечение переломов шейки бедра превращаются в экономию в долгосрочной перспективе. Население более здоровое, долгоживущее, активное, а значит, экономика стабильна и растет.

    COVID-19 Воздействие

    В 2020 году пандемия COVID заперла пожилых людей дома и повысила риск переломов в домашних условиях. Команда проекта инициировала информационную кампанию по актуализации профилактики падений — распространение инфографики и полезных советов для пожилых людей через СМИ и ролики социальной рекламы. Доступ к качественной медицинской помощи для пожилых людей во время COVID был ограничен, поэтому стало еще более важным довести повестку дня до государственных и клинических заинтересованных сторон.К сожалению, из-за блокировки команда проекта не смогла организовать еще одну волну соревнований по северной ходьбе «Шаги к долголетию» для домов престарелых, которые были запланированы для большего числа регионов и команд. Его заменили пожертвованием СИЗ пожилым людям. В новое время соревнования могут стать регулярными.

    Тема: Отношения Россия-НАТО: факты

    С тех пор, как Россия начала свои агрессивные действия против Украины, российские официальные лица обвинили НАТО в серии угроз и враждебных действий.На этой веб-странице изложены факты.

    НАТО как «угроза»

    Утверждение: присутствие НАТО в Балтийском регионе опасно

    Факт : НАТО предприняло оборонительные и соразмерные шаги в ответ на изменившуюся обстановку в области безопасности. В ответ на использование Россией военной силы против своих соседей союзники потребовали увеличения присутствия НАТО в Балтийском регионе.

    В 2016 году мы развернули четыре многонациональные боевые группы ─ или «усиленное передовое присутствие» ─ в Эстонии, Латвии, Литве и Польше.В 2017 году боевые группы вступили в полную боевую готовность. Более 4500 военнослужащих из Европы и Северной Америки тесно сотрудничают с силами обороны страны.

    Присутствие НАТО в регионе осуществляется по просьбе принимающих стран, и союзные силы придерживаются самых высоких стандартов поведения как при исполнении служебных обязанностей, так и вне его.

    В рамках приверженности союзников по НАТО принципам прозрачности Эстония, Латвия и Литва принимают российских инспекторов по контролю над вооружениями. В Эстонии, например, российские инспекторы недавно провели инспекцию Венского документа, наблюдая за частями учений Spring Storm в мае и июне 2021 года.

    Вернуться к началу

    Заявление: ПРО НАТО угрожает безопасности России

    Факт : противоракетная оборона НАТО не направлена ​​против России и не может подорвать возможности России по стратегическому сдерживанию. Он предназначен для защиты европейских союзников от ракетных угроз из-за пределов евроатлантического региона.

    Площадка Aegis Ashore в Румынии носит исключительно оборонительный характер. Развернутые там ракеты-перехватчики не могут быть использованы в наступательных целях.В перехватчиках нет взрывчатки. Они не могут поражать объекты на поверхности Земли — только в воздухе. Кроме того, на площадке отсутствует программное обеспечение, оборудование и инфраструктура, необходимые для запуска наступательных ракет.

    НАТО пригласило Россию к сотрудничеству в области противоракетной обороны, при этом приглашение не было направлено ни одному другому партнеру. К сожалению, Россия отказалась сотрудничать и отказалась от диалога по этому вопросу в 2013 году. Заявления России с угрозами нацелить на союзников из-за системы противоракетной обороны НАТО являются неприемлемыми и контрпродуктивными.

    Вернуться к началу

    Утверждение: НАТО агрессивно и представляет угрозу для России

    Факт : НАТО — это оборонительный союз, целью которого является защита наших государств-членов. Наши учения и военные операции не направлены против России или какой-либо другой страны.
    Все союзники подтвердили на нашем саммите в Брюсселе, что «Североатлантический союз не стремится к конфронтации и не представляет угрозы для России».

    НАТО связывалось с Россией последовательно, прозрачно и открыто на протяжении последних 30 лет.Мы поставили перед собой цель построить хорошие отношения и вместе работали над различными вопросами, от борьбы с наркотиками и терроризмом до спасения подводных лодок и гражданского чрезвычайного планирования.

    Однако в марте 2014 г. в ответ на агрессивные действия России против Украины НАТО приостановило практическое сотрудничество с Россией. Мы не стремимся к конфронтации, но мы не можем игнорировать нарушение Россией международных правил, подрывающее нашу стабильность и безопасность.

    В ответ на использование Россией военной силы против своих соседей в 2016 году НАТО развернула четыре многонациональные боевые группы в странах Балтии и Польше.Эти силы бывают вращательными, оборонительными и соразмерными. До незаконной аннексии Крыма Россией не было планов размещения войск союзников в восточной части Североатлантического союза. Наша цель — предотвратить конфликты, защитить наших союзников и сохранить мир.

    НАТО остается открытым для конструктивного диалога с Россией. Вот почему НАТО предложило провести заседание Совета Россия-НАТО в феврале 2020 года, и это предложение остается в силе. Мяч за Россией.

    Вернуться к началу

    Утверждение: расширение НАТО угрожает России

    Факт : НАТО — оборонительный союз.Наша цель — защитить государства-члены. Каждая страна, вступающая в НАТО, обязуется отстаивать ее принципы и политику. Это включает в себя обязательство о том, что «НАТО не стремится к конфронтации и не представляет угрозы для России», как было подтверждено на саммите в Брюсселе в этом году.

    Расширение НАТО не направлено против России. Каждая суверенная нация имеет право выбирать свои собственные меры безопасности. Это основополагающий принцип европейской безопасности, который Россия также подписала и должна уважать.Фактически, после окончания холодной войны Россия взяла на себя обязательство построить всеобъемлющую архитектуру европейской безопасности, в том числе посредством Парижской хартии, создания ОБСЕ, создания Совета евроатлантического партнерства и Основания Россия-НАТО. Действовать.

    Вернуться к началу

    Обещания и обещания

    Заявление: совместное использование ядерного оружия и ядерные учения НАТО нарушают Договор о нераспространении ядерного оружия

    Факт : ядерные договоренности НАТО всегда соответствовали Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).ДНЯО является краеугольным камнем глобального режима нераспространения. Он играет важную роль в обеспечении международного мира и безопасности.

    На протяжении десятилетий Соединенные Штаты располагали ядерным оружием на территории некоторых европейских членов НАТО как часть средств сдерживания и обороны НАТО. Это оружие всегда остается под опекой и контролем Соединенных Штатов. Более того, ядерные договоренности НАТО возникли еще до ДНЯО. Они были полностью рассмотрены при заключении договора.

    Это Россия использует свое ядерное оружие как инструмент устрашения. Россия использует безответственную ядерную риторику и активизировала свои ядерные учения. Россия также расширяет свой ядерный потенциал, инвестируя в новое дестабилизирующее оружие. Эта деятельность и такая риторика не способствуют прозрачности и предсказуемости, особенно в контексте изменившейся среды безопасности.

    Вернуться к началу

    Утверждение: усиление передового присутствия НАТО нарушает Основополагающий акт Россия-НАТО?

    Факт : НАТО полностью соблюдает Основополагающий акт Россия-НАТО.В ответ на незаконную и незаконную аннексию Крыма Россией и наращивание военной мощи вблизи границ Североатлантического союза НАТО развернула четыре многонациональные боевые группы — около 4500 военнослужащих — в Латвии, Литве, Эстонии и Польше.

    Эти силы являются ротационными, оборонительными и намного ниже любого разумного определения «существенных боевых сил». На территории восточных союзников не было постоянного размещения значительных боевых сил. Фактически, общая численность сил в Североатлантическом союзе значительно снизилась после окончания холодной войны.

    Подписав Основополагающий акт Россия-НАТО, Россия обязалась не угрожать силой и не применять ее против союзников по НАТО и любого другого государства. Он нарушил это обязательство, незаконно и незаконно аннексировав Крым, территорию суверенного государства. Россия также продолжает поддерживать боевиков на востоке Украины.

    Вернуться к началу

    Утверждение: НАТО обещало России не расширяться после холодной войны

    Факт : Союзники по НАТО принимают решения консенсусом, и они регистрируются.Нет никаких записей о таком решении, принятом НАТО. Личные заверения отдельных лидеров не могут заменить консенсуса Североатлантического союза и не являются формальным соглашением НАТО.

    «Политика открытых дверей» НАТО основана на статье 10 учредительного документа Североатлантического союза, Североатлантического договора (1949 г.). В Договоре говорится, что членство в НАТО открыто для любого «европейского государства, способного продвигать принципы этого Договора и вносить свой вклад в безопасность Североатлантического региона».В нем говорится, что любое решение о расширении должно приниматься «единогласно». НАТО никогда не отменяла статью 10 и не ограничивала возможности расширения. За последние 72 года 30 стран свободно и в соответствии со своими внутренними демократическими процессами выбрали вступление в НАТО. Это их суверенный выбор.

    Кроме того, во время предполагаемого обещания еще существовал Варшавский договор. Его члены не соглашались с его роспуском до 1991 года. Идея их вступления в НАТО не стояла на повестке дня в 1989 году.Это подтвердил сам Михаил Горбачев в интервью Russia Beyond the Headlines:

    .

    «Тема« расширения НАТО »вообще не обсуждалась и не поднималась в те годы. Я говорю это со всей ответственностью. Ни одна восточноевропейская страна не подняла этот вопрос, даже после Варшавского договора прекратил свое существование в 1991 году. Западные лидеры тоже не подняли этот вопрос ».

    Рассекреченные стенограммы Белого дома также показывают, что в 1997 году Билл Клинтон последовательно отклонял предложение Бориса Ельцина о «джентльменском соглашении» о том, что никакие бывшие советские республики не будут вступать в НАТО: «Я не могу брать на себя обязательства от имени НАТО, и я» Я не собираюсь налагать вето на расширение НАТО в отношении какой-либо страны, не говоря уже о том, чтобы позволить вам или кому-либо еще сделать это… НАТО действует на основе консенсуса.»

    Вернуться к началу

    Сотрудничество НАТО с Россией

    Утверждение: прекращая практическое сотрудничество с Россией, НАТО подрывает безопасность

    Факт : В 2014 году НАТО приостановило всякое практическое сотрудничество с Россией в ответ на ее агрессивные действия на Украине. Это сотрудничество включало проекты в Афганистане, по борьбе с терроризмом и научное сотрудничество. Эти проекты со временем принесли результаты, но их приостановка не подорвала безопасность Североатлантического союза или нашу способность противостоять таким вызовам, как терроризм.

    Мы ясно дали понять, что продолжаем стремиться к конструктивным отношениям с Россией. Но улучшение отношений НАТО с Россией будет зависеть от четкого и конструктивного изменения действий России — такого, которое продемонстрирует соблюдение международного права и международных обязательств России.

    Вернуться к началу

    Расширение НАТО

    Заявление: Россия имеет право потребовать гарантии того, что Украина и Грузия не вступят в НАТО

    Факт : Каждая суверенная нация имеет право выбирать свои собственные меры безопасности.Это фундаментальный принцип европейской безопасности, к которому присоединилась и Россия (см. Хельсинкский Заключительный акт здесь)

    Когда Россия подписывала Основополагающий акт Россия-НАТО, она также обязалась поддерживать « уважение суверенитета, независимости и территориальной целостности всех государств и их неотъемлемое право выбирать средства для обеспечения собственной безопасности ».

    Украина и Грузия имеют право выбирать свои собственные союзы, а Россия по своему неоднократному соглашению не имеет права диктовать этот выбор.Мы отвергаем любую идею сфер влияния в Европе — они являются частью истории и должны оставаться частью истории.

    Вернуться к началу

    Утверждение: НАТО имеет базы по всему миру

    Факт : Военная инфраструктура НАТО за пределами территории союзников ограничена районами, в которых Североатлантический союз проводит операции. У НАТО есть военные объекты в Косово, например, для миротворческой миссии KFOR.

    НАТО также имеет гражданские офисы связи в странах-партнерах, таких как Грузия, Молдова, Украина и Россия.Их нельзя считать «военными базами».

    Отдельные союзники имеют зарубежные базы на основе двусторонних соглашений и принципа согласия принимающей страны, в отличие от российских баз на территории Молдовы, Украины и Грузии.

    Вернуться к началу

    НАТО и его отношение к России

    Утверждение: НАТО разжигает «истерию» по поводу учений России

    Факт : Каждая страна имеет право проводить учения, но важно, чтобы они проводились прозрачно и в соответствии с международными обязательствами.

    В целях повышения прозрачности члены ОБСЕ, включая Россию, обязуются соблюдать положения Венского документа. Если в учениях участвует не менее 9000 человек, они подлежат уведомлению, а если в учениях участвует 13000 человек или превышает их, для участия в учениях должны быть приглашены наблюдатели из стран ОБСЕ.

    Обеспокоенность НАТО по поводу российских учений является прямым результатом отсутствия прозрачности в России. С момента окончания холодной войны Россия никогда не открывала возможности для обязательного соблюдения Венского документа.Россия также использовала крупные внезапные учения, в том числе с участием десятков тысяч военнослужащих, для запугивания своих соседей. Такая практика вызывает напряжение и подрывает доверие. Вмешательство России в Грузию в 2008 году и незаконная аннексия Крыма в 2014 году были замаскированы внезапными учениями.

    Вернуться к началу

    Утверждение: НАТО — геополитический проект США

    Факт : НАТО была основана в 1949 году двенадцатью суверенными государствами: Бельгией, Канадой, Данией, Францией, Исландией, Италией, Люксембургом, Нидерландами, Норвегией, Португалией, Соединенным Королевством и Соединенными Штатами.С тех пор он вырос до 30 союзников, каждый из которых принял индивидуальное и суверенное решение присоединиться к этому Альянсу.

    Все решения в НАТО принимаются консенсусом, что означает, что решение может быть принято только в том случае, если его принимает каждый союзник.

    Точно так же решение любой страны об участии в операциях под руководством НАТО остается за этой страной в соответствии с ее собственными юридическими процедурами. Ни один член Альянса не может принять решение о развертывании сил других союзников.

    Вернуться к началу

    Утверждение: НАТО пыталось изолировать или маргинализовать Россию

    Факт : Более трех десятилетий НАТО последовательно работала над построением отношений сотрудничества с Россией.

    НАТО начало выходить на связь, предлагая диалог вместо конфронтации, на лондонском саммите НАТО в июле 1990 года (заявление здесь). В последующие годы Североатлантический союз продвигал диалог и сотрудничество, создав Партнерство ради мира (ПРМ) и Совет евроатлантического партнерства (СЕАП), открытый для всей Европы, включая Россию.

    В 1997 году НАТО и Россия подписали Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности, в результате чего был создан Совместный постоянный совет НАТО-Россия.В 2002 году он был модернизирован, в результате чего был создан Совет Россия-НАТО (СРН) (Основополагающий акт можно прочитать здесь)

    Мы поставили перед собой цель построить хорошие отношения с Россией. Мы вместе работали над различными вопросами, от борьбы с наркотиками и терроризмом до спасения подводных лодок и гражданского чрезвычайного планирования.
    Однако в марте 2014 г. в ответ на агрессивные действия России против Украины НАТО приостановило практическое сотрудничество с Россией. В то же время НАТО оставило открытыми каналы связи с Россией.Совет Россия-НАТО остается важной площадкой для диалога. НАТО предложило провести заседание Совета Россия-НАТО в феврале 2020 года, и это предложение остается в силе. Мяч за Россией.

    Вернуться к началу

    Утверждение: НАТО должна была распасться в конце холодной войны

    Факт: На саммите в Лондоне в 1990 году лидеры НАТО согласились с тем, что « нам нужно держаться вместе, чтобы продлить долгий мир, которым мы наслаждались последние четыре десятилетия ».Это был их суверенный выбор, полностью соответствующий их праву на коллективную оборону согласно Уставу Организации Объединенных Наций.

    С тех пор еще шестнадцать стран решили присоединиться к НАТО. Североатлантический союз взял на себя новые задачи и адаптировался к новым вызовам, при этом придерживаясь своих фундаментальных принципов безопасности, коллективной защиты и принятия решений на основе консенсуса.

    На Брюссельском саммите в июне 2021 года союзники по НАТО согласились сделать еще больше вместе для модернизации и адаптации Североатлантического союза, чтобы наметить его курс на следующее десятилетие и далее.Следующая Стратегическая концепция НАТО станет планом для этой адаптации. В период обострения глобальной конкуренции Европа и Северная Америка по-прежнему прочно объединяются в НАТО. Вызовы безопасности, с которыми сталкиваются союзники, слишком велики, чтобы любая страна или континент могла противостоять им в одиночку. Вместе в НАТО мы продолжим защищать более 1 миллиарда человек.

    Вернуться к началу

    Операции НАТО

    Утверждение: операция НАТО в Афганистане провалилась

    Факт : НАТО проводит честную и ясную оценку своего участия в Афганистане, анализируя, что сработало, а что нет.Есть также сложные вопросы, которые нужно задать более широкому международному сообществу.

    НАТО много лет руководило военными усилиями в Афганистане, но это были не просто военные действия. Многие другие, в том числе правительства наших стран, Европейский Союз и Организация Объединенных Наций, также вложили значительные средства в попытки развития и построения лучшего Афганистана. У всех нас есть сложные вопросы, на которые нужно ответить.

    В то же время мы должны признать значительный успех, которого мы добились вместе.Миссия НАТО не позволила Афганистану стать убежищем для международного терроризма. С 2001 года не было террористических атак из Афганистана против наших стран.

    Международное сообщество, поддерживаемое нашим военным присутствием, также помогло создать условия для значительного социально-экономического прогресса. Эти достижения нельзя легко обратить вспять, и мы видим, что по той роли, которую сегодня играет молодое поколение, женщины и свободные СМИ. Хотя у нас больше нет войск на местах, международное сообщество все еще имеет рычаги воздействия на Талибан, включая финансовые, экономические и дипломатические инструменты.Мы продолжим требовать от талибов ответственности за терроризм, свободный проход и права человека.

    Вернуться к началу

    Утверждение: операция НАТО над Ливией была незаконной

    Факт : Операция под руководством НАТО была начата на основании двух Резолюций Совета Безопасности ООН (СБ ООН) 1970 и 1973 годов, в обеих цитируется глава VII Устава ООН, и ни одна из них не вызвала возражений со стороны России.

    Резолюция СБ ООН 1973 уполномочила международное сообщество « принять все необходимые меры », чтобы « защитить мирных жителей и районы, населенные гражданским населением, от угрозы нападения ».Именно это и сделала НАТО при политической и военной поддержке государств региона и членов Лиги арабских государств.

    После конфликта НАТО сотрудничало с Международной комиссией ООН по расследованию событий в Ливии, которая не обнаружила нарушений резолюции 1973 СБ ООН или международного права, заключив вместо этого, что « НАТО провела высокоточную кампанию с очевидной решимостью избежать жертв среди гражданского населения ».

    Вернуться к началу

    Утверждение: операция НАТО над Косово была незаконной

    Факт : Операция НАТО в Косово последовала за более чем годом интенсивных усилий ООН и Контактной группы, в которую входила Россия, по поиску мирного решения.Совет Безопасности ООН несколько раз заклеймил этнические чистки в Косово и растущее число беженцев, изгнанных из их домов, как угрозу международному миру и безопасности. Операция НАТО «Союзнические силы» была начата с целью предотвратить широкомасштабные и продолжительные нарушения прав человека и убийства мирных жителей.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *