Эпиднадзор это: «МУ 3.1.2792-10. 3.1. Профилактика инфекционных болезней. Эпидемиологический надзор за гепатитом B. Методические указания» (утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 20.12.2010)

Разное

Содержание

Эпиднадзор за вирусными респираторными заболеваниями (отчеты PEWSS)

Педиатрический дозорный эпиднадзор за ранним оповещением (PEWSS) — это система круглогодичного надзора, разработанная медицинским округом Южной Невады для выявления возбудителей, ответственных за респираторные заболевания, циркулирующие в сообществе.

Каждую неделю несколько дозорных медицинских работников сдают мазки из носа в Лабораторию общественного здравоохранения Южной Невады (SNPHL) для тестирования. Образцы берут у детей, у которых температура> 100 ° F сопровождается кашлем и / или болью в горле.

Использование молекулярных методологий позволило SNPHL быстро и точно идентифицировать многочисленные патогенные микроорганизмы в представленных образцах и, в свою очередь, позволило Управлению эпидемиологии обобщать эти результаты и еженедельно отчитываться перед медицинским сообществом о циркулирующих в настоящее время патогенах.

PEWSS был разработан на основе общинного эпиднадзора за гриппом h3009N1 в 1 году, проведенного в ответ на обнаружение вируса в 2009 году. В июне 2010 года SNHD начал тестирование на четыре вируса гриппа (грипп Ah2, грипп 2009 A (h2N1), грипп Ah4 и грипп B) и шесть вирусов, не связанных с гриппом (аденовирус, человеческий метапневмовирус, вирус человеческого парагриппа 1, человеческий парагрипп 2, вирус человеческого парагриппа 3 и респираторно-синцитиальный вирус).

В декабре 2013 года программа была расширена за счет включения шести дополнительных вирусных патогенов: четырех коронавирусов (коронавирус HKU1, коронавирус NL63, коронавирус 229E, коронавирус OC43), парагриппа 4 и риновирус / энтеровирус. Система также начала тестирование на три бактериальных патогена: Bordetella pertussis, Chlamydophila pneumonia и Mycoplasma pneumonia.

Отчеты PEWSS публикуются еженедельно и будут содержать сводные данные о тенденциях развития респираторных патогенов в сообществе. По вопросам, связанным с программой PEWSS, обращайтесь в Отдел эпидемиологии по телефону (702) 759-1300.

Скачать Обзор и методология системы PEWSS для дополнительной информации.

Соединенные Штаты возглавляют усилия по оказанию гуманитарной и медицинской помощи в ответ на COVID-19

 

Государственный департамент США
Информационный бюллетень
Офис официального представителя

27 марта 2020 года

Правительство США возглавляет всемирные усилия по оказанию гуманитарной и медицинской помощи в ответ на пандемию COVID-19. Мы мобилизуем все необходимые ресурсы для быстрого реагирования как внутри страны, так и за рубежом. В рамках этого всеобъемлющего и щедрого реагирования Соединенных Штатов Государственный департамент и Агентство США по международному развитию (USAID) предоставляют первоначальные инвестиции в размере почти $274 млн в виде чрезвычайной медицинской и гуманитарной помощи нуждающимся странам в дополнение к финансированию, которое мы уже предоставляем многосторонним организациям, таким как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ).

Эта сумма на сегодняшний день включает в себя около $100 млн на нужды чрезвычайной помощи в области здравоохранения из Резервного фонда USAID по оказанию помощи в случае глобальных чрезвычайных ситуаций в области здравоохранения и $110 млн на нужды гуманитарной помощи с Международного счета USAID по оказанию помощи в случае бедствий, которая будет оказана до 64 наиболее подверженным риску странам, сталкивающимся с угрозой этой глобальной пандемии. Через Бюро Государственного департамента по вопросам народонаселения, беженцев и миграции Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) получит $64 млн в качестве гуманитарной помощи в целях содействия преодолению угроз, создаваемых COVID-19 в существующих кризисных гуманитарных ситуациях для некоторых из наиболее уязвимых людей в мире.

Правительственные ведомства США совместно работают над определением приоритетности иностранной помощи на основе координации и потенциального воздействия. С учетом сегодняшних новых средств Соединенные Штаты предоставляют следующую конкретную помощь:

Африка:

  • Ангола: $570 000 в виде медико-санитарной помощи будут способствовать обеспечению информирования о рисках, водоснабжения и санитарии, а также профилактике инфекций и борьбе с ними в ключевых медицинских учреждениях Анголы. Эта помощь идет в дополнение к долгосрочным инвестициям США в Анголе, включая $613 млн в виде помощи в области здравоохранения и $1,48 млрд общих инвестиций в стране за последние 20 лет.
  • Буркина-Фасо: Почти $2,1 млн в рамках финансирования здравоохранения и гуманитарной деятельности пойдут на информирование о рисках, мероприятия в области водоснабжения и санитарии, профилактику инфекций и борьбу с ними, оповещение населения в области общественного здравоохранения и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $222 млн только в здравоохранение и более $2,4 млрд в целом в Буркина-Фасо.
  • Камерун: Помощь в области здравоохранения в размере $1,4 млн будет способствовать обеспечению борьбы с инфекциями в ключевых медицинских учреждениях, укреплению лабораторий и эпиднадзора, подготовке общин и укреплению оповещения местного населения. Эта помощь опирается на более чем $390 млн в виде помощи США в области здравоохранения и более чем $960 млн общих инвестиций в стране за последние 20 лет.
  • Кот-д’Ивуар: $1,6 млн в виде медико-санитарной помощи для оказания правительству помощи в подготовке лабораторных систем, активизации работы по выявлению случаев инфицирования и наблюдения за развитием событий, поддержки технических экспертов для принятия ответных мер и обеспечения готовности, информирования о рисках, профилактики и борьбы с инфекциями и многого другого. За последние 20 лет Соединенные Штаты вложили около $1,2 млрд в здравоохранение Кот-д’Ивуара и более $2,1 млрд в долгосрочное развитие и другую помощь.
  • Эфиопия: $1,85 млн для борьбы с COVID-19 пойдут на информирование о рисках, мероприятия в области водоснабжения и санитарии, профилактику инфекций и координацию. Эта помощь присоединяется к долгосрочным инвестициям США в Эфиопию, включая почти $4 млрд только в здравоохранение и более $13 млрд общей помощи за последние 20 лет.
  • Кения: Помощь в области здравоохранения в размере $1 млн будет способствовать укреплению системы информирования о рисках, подготовке сетей медико-санитарной коммуникации и средств массовой информации к возможным случаям заболевания, а также поможет обеспечить обмен сообщениями в области общественного здравоохранения для СМИ, медицинских работников и общин. Эта конкретная помощь по COVID-19 идет в дополнение к долгосрочным американским инвестициям в Кении, включая $6,7 млрд только в области здравоохранения и более $11,7 млрд в виде помощи в области развития и другой помощи за последние 20 лет
  • Мозамбик: Чрезвычайное финансирование здравоохранения в размере $2,8 млн поможет обеспечить информирование о рисках, водоснабжение и санитарию, а также профилактику инфекций и борьбу с ними в ключевых медицинских учреждениях Мозамбика. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $3,8 млрд в помощь в области здравоохранения и почти $6 млрд в общей сложности, включая помощь в целях развития и другие виды помощи.
  • Нигерия:
    Более $7 млн финансирования помощи в области здравоохранения и гуманитарной помощи пойдут на информирование о рисках, мероприятия в области водоснабжения и санитарии, профилактику инфекций и координацию. Эта помощь присоединяется к более $5,2 млрд в виде помощи со стороны США в области здравоохранения и более $8,1 млрд общей помощи Нигерии за последние 20 лет.
  • Руанда: Помощь в области здравоохранения в размере $1 млн поможет в проведении эпиднадзора и ведении случаев заболевания в ответ на COVID-19. Это идет в дополнение к долгосрочным инвестициям США в Руанде, включая более $1,5 млрд в области здравоохранения и более чем $2,6 млрд общего объема помощи в течение последних 20 лет.
  • Сенегал: Финансирование здравоохранения в размере $1,9 млн будет направлено на информирование о рисках, водоснабжение и санитарию, профилактику инфекций и борьбу с ними, обмен сообщениями в области общественного здравоохранения и многое другое. В Сенегале США инвестировали почти $880 млн только в здравоохранение и почти $2,8 млрд в помощь в целом за последние 20 лет.
  • Южная Африка: $2,77 млн в виде медико-санитарной помощи для борьбы с COVID-19 будет направлены на поддержку информирования о рисках, водоснабжения и санитарии, профилактики инфекций и борьбы с ними, обмена сообщениями в области общественного здравоохранения и многого другого. Эта помощь присоединяется к почти $6 млрд, инвестированных в здравоохранение, и более $8 млрд общей помощи, предоставленной Соединенными Штатами Южной Африке за последние 20 лет.
  • Танзания: $1 млн в виде медико-санитарной помощи поможет обеспечить информирование о рисках, водоснабжение и санитарию, профилактику инфекций и борьбу с ними, обмен сообщениями в области общественного здравоохранения и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали почти $4,9 млрд только в здравоохранение и более $7,5 млрд в целом в Танзанию в течение последних 20 лет.
  • Замбия: $1,87 млн в виде медико-санитарной помощи будут направлены на информирование о рисках, водоснабжение и санитарию, профилактику инфекций и борьбу с ними, обмен сообщениями в области общественного здравоохранения и многое другое. Эта новая помощь присоединяется к почти $3,9 млрд американской помощи в области здравоохранения и почти $4,9 млрд общей помощи США Замбии за последние 20 лет.
  • Зимбабве: $470 000 в виде медико-санитарной помощи помогут правительству подготовить лаборатории для широкомасштабного тестирования, поддержать деятельность по выявлению случаев гриппоподобных заболеваний, а также осуществить чрезвычайный план общественного здравоохранения для пунктов въезда в страну. Это основывается на истории американских инвестиций в Зимбабве – почти $1,2 млрд только в области здравоохранения и почти $3 млрд общей помощи за последние 20 лет.
  • В дополнение к медико-санитарной помощи гуманитарное финансирование предоставляется Центральноафриканской Республике ($3 млн),Демократической Республике Конго ($6 млн), Сомали ($7 млн), Южному Судану ($8 млн) и Судану ($8 млн). Эта помощь будет в первую очередь обеспечивать поддержку в области здравоохранения и поставки материалов для укрепления деятельности в области водоснабжения и санитарии. Соединенные Штаты имеют долгую и щедрую историю инвестирования в здоровье и благосостояние граждан этих стран, и эта гуманитарная помощь дополняет американскую помощь, предоставленную в течение последних 20 лет: $4,5 млн в области здравоохранения и $822,6 млн в общей сложности для Центральноафриканской Республики; почти $1,6 млрд в области здравоохранения и почти $6,5 млрд в общей сложности для Демократической Республики Конго; почти $30 млн в области здравоохранения и $5,3 млрд в общей сложности для Сомали; более $405 млн в области здравоохранения и более $6,4 млрд в общей сложности для Южного Судана; и более $3 млн в области здравоохранения и более $1,6 млрд в общей сложности для Судана.

Европа и Евразия:

  • Албания: $700 000 в виде медико-санитарной помощи помогут подготовить лабораторные системы, активизировать выявление случаев заболевания и эпидемиологический надзор на основе событий, оказать поддержку техническим экспертам в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $51,8 млн в оказание медико-санитарной помощи в Албании и более $693 млн в общий объем помощи.
  • Армения: Помощь в области здравоохранения в размере $1,1 млн поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали почти $106 млн в здравоохранение и $1,57 млрд в общий объем помощи Армении за последние 20 лет.
  • Азербайджан: Помощь в области здравоохранения в размере $1,7 млн поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпидемиологический надзор на основе событий, оказать поддержку техническим экспертам в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали почти $41 млн только в здравоохранение Азербайджана и более $890 млн в общий объем помощи.
  • Беларусь: Финансирование здравоохранения в размере $1,3 млн поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев и эпидемиологический надзор на основе событий, оказать поддержку техническим экспертам в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта новая помощь дополняет десятилетия инвестиций США в Беларуси, включая почти $1,5 млн только в области здравоохранения и более $301 млн общей помощи США за последние 20 лет.
  • Босния и Герцеговина: Помощь в области здравоохранения в размере $1,2 млн поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, оказать поддержку техническим экспертам в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали $200 000 в оказание медико-санитарной помощи и более $1,1 млрд в общий объем помощи Боснии и Герцеговине в течение последних 20 лет.
  • Грузия: Финансирование здравоохранения в размере $1,1 млн поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев и эпиднадзор на основе событий, оказать поддержку техническим экспертам в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Соединенные Штаты выделили почти $139 млн в виде медико-санитарной помощи и более $3,6 млрд общей помощи США за последние 20 лет.
  • Косово: Помощь в области здравоохранения в размере $1,1 млн поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, оказать поддержку техническим экспертам в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта помощь в борьбе с COVID-19 является дополнением к долгосрочным американским инвестициям в Косово, включая более $10 млн в области здравоохранения и почти $773 млн в общей помощи в течение последних 20 лет.
  • Молдова: Помощь в области здравоохранения в размере $1,2 млн поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта помощь по COVID-19 опирается на американские инвестиции в размере почти $42 млн в области здравоохранения и более $1 млрд общей помощи за последние 20 лет.
  • Северная Македония: $1,1 млн помогут подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали почти $11,5 млн только в здравоохранение и более $738 млн в общую помощь Северной Македонии.
  • Сербия: Помощь в области здравоохранения в размере $1,2 млн поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали почти $5,4 млн в медико-санитарную помощь и более $1 млрд в общую помощь Сербии в течение последних 20 лет.
  • Украина: Более $1,2 млн в виде медицинской и гуманитарной помощи помогут подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпидемиологический надзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Соединенные Штаты сделали долгосрочные инвестиции в здравоохранение в Украине за последние 20 лет на общую сумму около $362 млн, а общий объем помощи США этой стране составил почти $5 млрд за тот же период времени.
  • Узбекистан: Финансирование здравоохранения на сумму около $848 000 поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта новая помощь основывается на долгосрочных инвестициях США в области здравоохранения на сумму более $122 млн и помощь в целом на сумму более $962 млн за последние 20 лет.

Азия:

  • Афганистан: Примерно $5 млн в виде медицинской и гуманитарной помощи пойдут на поддержку выявления и лечения COVID-19 у внутренне перемещенных лиц (ВПЛ). Кроме того, Соединенные Штаты перенаправили $10 млн из имеющихся ресурсов на поддержку Плана Организации Объединенных Наций (ВОЗ) по чрезвычайному реагированию на COVID-19. Эта поддержка будет включать эпиднадзор, улучшение лабораторных условий, ведение больных, профилактику инфекций и борьбу с ними, работу с общинами и техническую помощь Правительству Афганистана.
  • Бангладеш: $3,4 млн в виде медико-санитарной помощи помогут с деятельностью по ведению больных и эпиднадзору. Это основывается на американской помощи на более чем $1 млрд только в области здравоохранения из общей помощи США Бангладеш на сумму почти $4 млрд за последние 20 лет.
  • Бирма: Финансирование в области здравоохранения и гуманитарной помощи приблизительно на $3,8 млн пойдет на водоснабжение и санитарию, ведение больных COVID-19, эпиднадзор на основе событий, координацию и многое другое. Эта помощь дополняет долгосрочные американские инвестиции в Бирме, включая более $176 млн в области здравоохранения и более $1,3 млрд в общем объеме помощи США за последние 20 лет.
  • Камбоджа: Приблизительно $2 млн в виде медико-санитарной помощи помогут правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. Соединенные Штаты сделали долгосрочные инвестиции в Камбоджу, предоставив за последние 20 лет более $730 млн в виде помощи в области здравоохранения и более $1,6 млрд в общем объеме помощи в течение последних 20 лет.
  • Индия: $2,9 млн помогут правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. Это основывается на фундаменте американской помощи в области здравоохранения на сумму более $1,4 млрд из более $2,8 млрд помощи США Индии за последние 20 лет.
  • Индонезия: Помощь в области здравоохранения в размере $2,3 млн поможет правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали более $1 млрд в здравоохранение и более $5 млрд в общем объеме помощи в течение последних 20 лет.
  • Казахстан: Более $800 000 в виде медико-санитарной помощи помогут подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта новая помощь основывается на американских инвестициях в здравоохранение более чем на $86 млн и более $2 млрд в общей помощи в течение последних 20 лет.
  • Кыргызстан: Около $883 000 в виде медико-санитарной помощи помогут подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали в Кыргызстан более $120 млн в виде медико-санитарной помощи и почти $1,2 млрд помощи в целом в течение последних 20 лет.
  • Лаос: Почти $2 млн в виде медико-санитарной помощи помогут правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. Эта помощь опирается на инвестиции США в Лаосе в течение долгого времени, включая почти $92 млн в сфере здравоохранения и более $348 млн помощи в целом в течение последних 20 лет.
  • Монголия: Почти $1,2 млн в виде медико-санитарной помощи помогут правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали почти $106 млн в здравоохранение Монголии и более $1 млрд в помощь в целом в течение последних 20 лет.
  • Непал: Помощь в области здравоохранения в размере $1,8 млн поможет правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. За последние 20 лет американские инвестиции в Непале составили более $603 млн только в области здравоохранения из более чем $2 млрд общей помощи.
  • Папуа – Новая Гвинея: $1,2 млн для Папуа – Новой Гвинеи с целью помочь правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали в Папуа – Новой Гвинее более $52 млн только в области здравоохранения, а в общей сложности – почти $90 млн за последние 20 лет.
  • Тихоокеанские острова: $2,3 млн с целью помочь правительствам подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними и многое другое. За последнее десятилетие Соединенные Штаты инвестировали более $620 млн в виде медико-санитарной помощи на островах Тихого океана. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $5,21 млрд в помощь на островах Тихого океана.
  • Пакистан: Финансирование здравоохранения в размере $1 млн поможет Пакистану усилить мониторинг и лучше подготовить общины к выявлению потенциальных вспышек заболевания. Для укрепления национального плана действий Пакистана по борьбе с COVID-19 Соединенные Штаты также перенаправили более $1 млн из существующего финансирования на нужды подготовки медицинских работников и для удовлетворения других неотложных потребностей. Долгосрочные инвестиции США в Пакистане включают более $1,1 млрд только в области здравоохранения и более $18,4 млрд общей помощи за последние 20 лет.
  • Филиппины: Почти $4 млн в виде медико-санитарной помощи помогут правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали более $582 млн только в здравоохранение Филиппин и почти $4,5 млрд общей помощи за последние 20 лет.
  • Шри-Ланка: $1,3 млн помогут правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними и многое другое. За последние 20 лет американские инвестиции в Шри-Ланке составили более $26 только на нужды здравоохранения из более чем $1 млрд общей помощи.
  • Таджикистан: Около $866 000 в виде медико-санитарной помощи помогут подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта помощь опирается на американские инвестиции в области здравоохранения в размере почти $125 млн и более $1 млрд общей помощи в течение последних 20 лет.
  • Таиланд: Приблизительно $1,2 млн в виде медико-санитарной помощи помогут правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними и многое другое. Эта новая помощь основывается на долгосрочной помощи США в Таиланде, включая более $213 млн в области здравоохранения и более $1 млрд общей помощи в течение последних 20 лет.
  • Туркменистан: Около $920 000 в виде медико-санитарной помощи были предоставлены с целью помочь подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали более $21,5 млн в сфере здравоохранения и более $207 млн в общей помощи в течение последних 20 лет.
  • Тимор-Лешти: $1,1 млн помогут правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними и многое другое. Соединенные Штаты вложили почти $70 млн в медико-санитарную помощь и более $542 млн в общую помощь в Тиморе-Лешти за последние 20 лет.
  • Вьетнам: Почти $3 млн в виде помощи в области здравоохранения помогут правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $706 млн в виде медико-санитарной помощи и более $1,8 млрд общей помощи для Вьетнама.
  • Региональные усилия в Азии: Помощь в области здравоохранения в размере $1,6 млн поможет правительствам по всему региону подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними и многое другое. Соединенные Штаты предоставили более $226 млн в виде помощи в области здравоохранения на региональном уровне и в дополнение к медико-санитарной помощи отдельным странам в регионе, и в общей сложности более $3 млрд в виде помощи в области развития и другой помощи за последние 20 лет.

Латинская Америка и Карибский бассейн:

  • Ямайка: Финансирование здравоохранения в размере $700 000 будет направлено на поддержку усилий по информированию о рисках, водоснабжению и санитарии, профилактике инфекций и борьбе с ними, ведению больных COVID-19, укреплению лабораторий и наблюдению за распространением вируса. Эта помощь основывается на американских инвестициях в здравоохранение Ямайки в размере почти $87 млн и почти $619 млн в общей сложности за последние 20 лет.
  • Парагвай: $1,3 млн в виде медико-санитарной помощи поддержат усилия по информированию о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними, ведению больных COVID-19, укреплению лабораторий и наблюдению за распространением вируса. Инвестиции США в Парагвае являются долгосрочными и включают в себя более $42 млн в области здравоохранения и более $456 млн в общей сложности за последние 20 лет.
  • Гаити: Помощь в области здравоохранения в размере $2,2 млн поможет Правительству Гаити расширить свои усилия по информированию о рисках, водоснабжению и санитарии, профилактике инфекций и борьбе с ними, ведению больных COVID-19, укреплению лабораторий и многое другое. Соединенные Штаты инвестировали $1,8 млрд в области здравоохранения в Гаити и почти $6,7 млрд общей помощи в течение последних 20 лет.
  • Карибский бассейн: $1,7 млн помогут правительствам восточнокарибских государств расширить свои усилия по информированию о рисках, водоснабжению и санитарии, профилактике инфекций и борьбе с ними, ведению больных COVID-19, укреплению лабораторий и эпиднадзору за распространение вируса. Это основывается на десятилетиях стратегических инвестиций США в регионе, включая более $236 млн в области здравоохранения и более $840 млн в общей сложности за последние 20 лет.
  • Кроме того, гуманитарная помощь предоставляется Колумбии ($8,5 млн) и Венесуэле ($9 млн) для наблюдения за распространением вируса, обеспечения водоснабжения и санитарии, ведения больных COVID-19 и многого другого. В Колумбии Соединенные Штаты инвестировали около $32,5 млн в области здравоохранения за последние 20 лет и почти $12 млрд общей помощи в тот же период времени. В Венесуэле США инвестировали более $1,3 млн в виде прямой помощи в области здравоохранения и более $278 млн в виде общей долгосрочной помощи в течение последних 20 лет.

Ближний Восток и Северная Африка:

  • Марокко: Помощь в области здравоохранения в размере $670 000 поможет подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта помощь основывается на долгосрочных инвестициях США в Марокко, включая $64,5 млн в области здравоохранения и более $2,6 млрд в общей сумме помощи за последние 20 лет.
  • Тунис: $700 000 в виде медико-санитарной помощи помогут подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $7 млн непосредственно в здравоохранение и более $1,3 млрд общей американской помощи в Тунисе.
  • Ирак: Более $15,5 млн в виде медицинской и гуманитарной помощи помогут подготовить лаборатории, осуществить чрезвычайный план общественного здравоохранения для пунктов въезда в страну, активизировать выявление случаев заболевания и основанный на событиях эпиднадзор за гриппоподобными заболеваниями и многое другое. Эта новая помощь основывается на долгосрочных инвестициях в Ираке, включая почти $4 млрд только в здравоохранение и более $70 млрд общей американской помощи за последние 20 лет.
  • Гуманитарная помощь также предоставляется Ливии ($6 млн) и Сирии ($16,8 млн). Эта помощь присоединяется к десятилетиям американских инвестиций в здравоохранение и общее развитие обеих стран. За последние 20 лет США инвестировали более $715 млн в общую помощь Ливии и более $6,1 млрд в общую помощь Сирии за тот же период времени.

Организации и учреждения ООН:

  • $24,3 млн в рамках глобальных и региональных программ через такие международные организации, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ).
  • $64 млн на осуществление отведенной УВКБ части Глобального плана ООН по гуманитарному реагированию на COVID-19 для решения проблем, связанных с пандемией COVID-19 в общинах беженцев, внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) и принимающих общинах в странах, уже сталкивающихся со сложными гуманитарными кризисами в Африке, Азии, на Ближнем Востоке и в Южной Америке.

Американские инвестиции в рамках Глобальной программы безопасности в области здравоохранения (GHSA), включая те, которые мы внесли в этот глобальный ответ на кризис, призваны защитить американцев, помогая свести к минимуму распространение болезней в затронутых странах и улучшить местные и глобальные меры реагирования на вспышки инфекционных патогенов.

Эта новая помощь основывается на послужном списке лидерства Соединенных Штатов в области глобального здравоохранения и гуманитарной помощи. Эта помощь является частью более широкого пакета глобального реагирования Правительства США, охватывающего различные ведомства и учреждения, в том числе Центры США по контролю и профилактике заболеваний (CDC). С 2009 года американские налогоплательщики щедро профинансировали более $100 млрд в виде медико-санитарной помощи и почти $70 млрд в виде гуманитарной помощи во всём мире. Наша страна по-прежнему является крупнейшим в мире донором помощи в области здравоохранения и гуманитарной помощи как для долгосрочного развития, так и для наращивания потенциала совместно с партнерами, а также для усилий по чрезвычайному реагированию в условиях повторяющихся кризисов. Эти деньги спасают жизни, защищают людей, наиболее уязвимых к болезням, строят медицинские учреждения и способствуют стабильности общин и государств.

Для получения более подробной информации о едином финансировании Правительства США в ответ на этот кризис, пожалуйста, обратитесь по адресу FPress@state.gov.

Для получения более подробной информации о конкретных мероприятиях реагирования в стране, пожалуйста, свяжитесь с USAID по адресуpress@usaid.gov.

Для получения более подробной информации о вкладе в гуманитарную помощь УВКБ ООН, пожалуйста, свяжитесь с Бюро Государственного департамента по вопросам народонаселения, беженцев и миграции по адресу PRMPress@state.gov.

Эпидемиологический надзор — это… Что такое Эпидемиологический надзор?

Эпидемиологический надзор
часть системы санитарно-эпидемиологического обслуживания населения включающая анализ динамики эпидемического процесса во времени и по территории, оценку эффективности противоэпидемических и профилактических мероприятий и разработку конкретных мер по снижению и ликвидации заболеваемости заразными болезнями, осуществляемых учреждениями Государственного комитета Российской Федерации санитарно-эпидемиологического надзора. Целью Э. н. за конкретной болезнью является обеспечение системы борьбы и профилактики, необходимой информации. В зависимости конкретной нозологической формы содержание Э. н. может различаться. При инфекционных болезнях, при которых эпидемический процесс управляется вакцинопрофилактикой (см. Иммунизация), неотъемлемой частью Э. н. становятся контроль за качеством используемой вакцины (сроки и условия хранения) и изучение уровня иммунитета в разных группах населения. При трансмиссивных антропонозах Э. н. обязательно дополняется энтомологическим исследованием переносчиков. При кишечных инфекциях в систему Э. н. входит своевременное выявление больных, систематический контроль за качеством воды и продуктов питания, за соблюдением санитарно-гигиенических, противоэпидемических и технологических норм и правил. Отличительной чертой Э. н. за зоонозами является его комплексный медико-ветеринарный характер. Это связано с тем, что при большинстве зоонозов существование возбудителя в природе поддерживается за счет эпизоотического процесса, а человек в циркуляции возбудителя либо не играет никакой роли, либо только эпизодически выступает в качестве источника. Поэтому Э. н. за зоонозами включает сбор и анализ как эпидемиологической, так и эпизоотологической информации, планирование и координацию профилактических мероприятии, осуществляемых как санитарно-эпидемиологической, так ветеринарной и другими службами.

Планирование Э. н. и контроль за выполнением его мероприятий при конкретной инфекционной болезни осуществляют территориальные центры государственного санитарного эпидемиологического надзора. В выполнении отдельных разделов Э. н. с учетом специфики каждой нозологической формы наряду с санитарно-профилактическими принимают участие лечебно-профилактические учреждения разного уровня (выявление, регистрация, передача информации о них и др.), а также учреждения других заинтересованных ведомств (ветеринарная служба, коммунальное хозяйство, транспорт и т.д.)

1. Малая медицинская энциклопедия. — М.: Медицинская энциклопедия. 1991—96 гг. 2. Первая медицинская помощь. — М.: Большая Российская Энциклопедия. 1994 г. 3. Энциклопедический словарь медицинских терминов. — М.: Советская энциклопедия. — 1982—1984 гг.

  • Эпидемиологи́ческий конъюнкту́рный обзо́р
  • Эпидемиологи́ческое наблюде́ние

Полезное


Смотреть что такое «Эпидемиологический надзор» в других словарях:

  • Эпидемиологический надзор — см. Надзор эпидемиологический. EdwART. Словарь терминов МЧС, 2010 …   Словарь черезвычайных ситуаций

  • эпидемиологический надзор — Слежение за динамикой эпидемического процесса во времени и пространстве с целью научно обоснованного планирования комплекса профилактических и противоэпидемических мероприятий и оценки его эффективности. [ГОСТ Р 22.0.04 95] Тематики безопасность… …   Справочник технического переводчика

  • эпидемиологический надзор — 3.2.11 эпидемиологический надзор: Слежение за динамикой эпидемического процесса во времени и пространстве с целью научно обоснованного планирования комплекса профилактических и противоэпидемических мероприятий и оценки его эффективности. Источник …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • Эпидемиологический надзор —    слежение за динамикой эпидемического процесса во времени и пространстве с целью научно обоснованного планирования комплекса профилактических и противоэпидемических мероприятий и оценки его эффективности …   Гражданская защита. Понятийно-терминологический словарь

  • Эпидемиологический надзор за энтеровирусными инфекциями — представляет собой непрерывное наблюдение за эпидемическим процессом с целью оценки ситуации, своевременного принятия управленческих решений, разработки и реализации санитарно противоэпидемических (профилактических) мероприятий, обеспечивающих… …   Официальная терминология

  • Эпидемиологический надзор за внутрибольничными инфекциями — система мониторинга за динамикой эпидемического процесса внутрибольничных инфекций (носительство, заболеваемость, летальность), факторами и условиями, влияющими на их распространение, анализ и обобщение полученной информации для разработки… …   Официальная терминология

  • Эпидемиологический надзор за чумой — это комплекс мероприятий, включающий слежение за эпизоотическими проявлениями чумы в природных очагах и проведение профилактических и противоэпидемических мероприятий, предупреждающих заражение чумой людей и антропонозное распространение инфекции …   Официальная терминология

  • Эпидемиологический надзор за гепатитом B — 7.1.1. Эпидемиологический надзор за ГВ это непрерывное наблюдение за динамикой эпидемического процесса (включающее многолетний и внутригодовой анализ заболеваемости), факторами и условиями, влияющими на его распространение, охватом населения… …   Официальная терминология

  • Эпидемиологический надзор за ВИЧ-инфекцией — 7.1. Эпидемиологический надзор за ВИЧ инфекцией это система постоянного динамического и многоаспектного слежения за динамикой и структурой заболеваемости (инфицированности) данной инфекционной болезнью, возникающей в человеческой популяции в… …   Официальная терминология

  • Эпидемиологический надзор за сальмонеллезной инфекцией. Методические рекомендации — Терминология Эпидемиологический надзор за сальмонеллезной инфекцией. Методические рекомендации: 4. Гигиеническое воспитание населения должно предусматривать целенаправленную санитарно просветительную работу по профилактике сальмонеллезов среди… …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • Государственный санитарно-эпидемиологический надзор —    деятельность по предупреждению, обнаружению, пресечению нарушений законодательства Российской Федерации в области обеспечения санитарно эпидемиологического благополучия населения в целях охраны здоровья населения и среды обитания. При этом под …   Административное право. Словарь-справочник


Компонент 2 | Чума мелких жвачных | Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций

Глобальная стратегия по борьбе с ЧМЖ будет поддерживать усилия по лучшему пониманию наличия (или, возможно, отсутствия) ЧМЖ в стране или регионе, ее распределения среди различных систем ведения сельского хозяйства и, в конечном счете, ее влияния на эти системы. Это требует оценки эпидемиологической ситуации и создания функциональной системы эпиднадзора. Программа будет поддерживать региональные лабораторные и эпидемиологические сети для лучшей координации и обмена информацией. 

СУБКОМПОНЕНТ 2.1. Эпидемиологическая оценка
На национальном уровне статус ЧМЖ будет ежегодно обновляться с использованием PMAT. Страны разработают национальный план оценки и проведут полевые оценки для определения горячих точек риска и путей передачи, используя принципы анализа рисков, применяемые к эпидемиологическим системам и цепочкам создания стоимости. Где применимо, для поддержания статуса страны, свободной от ЧМЖ,  также будут проводиться региональные оценки. 

СУБКОМПОНЕНТ 2.2. Укрепление систем эпиднадзора и лабораторного потенциала
С самого начала программы целью эпиднадзора будет информирование о разработке стратегии искоренения болезни. Цель состоит в том, чтобы определить популяции, которые имеют решающее значение для поддержания вируса, а затем разработать соответствующие стратегии вакцинации. Программа предоставит серию учебных курсов по расследованию вспышек с участием заинтересованных сторон, эпиднадзор за заболеваниями, включая синдромный подход и оценку эпидемиологии и риска. Она также будет поддерживать разработку возглавляемой ФАО учебной программы по полевой эпидемиологии для ветеринаров (FETPV) для борьбы с ЧМЖ.  Будут усилены возможности для лабораторной диагностики и тестирования, дифференциальной диагностики ЧМЖ и характеристики полевых вирусных изолятов. На региональном уровне будут определены как минимум девять региональных ведущих лабораторий (РВЛ), которым будет оказана помощь в получении гарантированного опыта, с тем чтобы обеспечить качественные диагностические тесты и поддержать национальные лаборатории. Будут проводиться международные / региональные проверки квалификации. 

СУБКОМПОНЕНТ 2.3. Региональные эпидемиологические и лабораторные сети 
В рамках программы будут созданы или укреплены региональные эпидемиологические и лабораторные сети; программа будет содействовать назначению одной РВЛ и одного Регионального ведущего эпидемиологического центра (РВЭС) в каждом из девяти регионов / субрегионов. Обмену между национальными лабораторными и эпидемиологическими работниками в каждом регионе будут способствовать региональные сетевые совещания.

Анна Попова: горько говорить о разрушении системы эпиднадзора на Украине

https://ria.ru/20181127/1533610916.html

Анна Попова: горько говорить о разрушении системы эпиднадзора на Украине

Анна Попова: горько говорить о разрушении системы эпиднадзора на Украине — РИА Новости, 03.03.2020

Анна Попова: горько говорить о разрушении системы эпиднадзора на Украине

Россия усилила санитарно-эпидемиологический контроль на границе с Украиной из-за недопустимо высокого уровня заболеваемости в этой стране корью, туберкулезом,… РИА Новости, 03.03.2020

2018-11-27T15:00

2018-11-27T15:00

2020-03-03T13:10

интервью — авторы

авторы

анна попова

федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (роспотребнадзор)

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/150186/60/1501866026_0:157:3072:1885_1920x0_80_0_0_d07e8ca26a958890133a84ba65d6966f.jpg

Россия усилила санитарно-эпидемиологический контроль на границе с Украиной из-за недопустимо высокого уровня заболеваемости в этой стране корью, туберкулезом, коклюшем, а также угрозы эпидемии полиомиелита и гриппа. О причинах такого положения в соседнем государстве, а также о реакции России на строительство биолабораторий на Украине и в Грузии в интервью РИА Новости рассказала глава Роспотребнадзора Анна Попова. Кроме того, главный санитарный врач России рассказала об усилении контроля за качеством питания, ситуации с ожирением в стране и изменении рационов в больницах и школах.— Анна Юрьевна, недавно вы вернулись с научно-практической конференции, посвященной обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия в государствах-участниках СНГ, какие проблемные зоны в этой сфере больше всего беспокоят Роспотребнадзор?— На сегодняшний день санитарно-эпидемиологическая обстановка в России спокойная и не вызывает каких-то серьезных опасений обстановка в странах Содружества независимых государств. Многолетние совместные усилия дают определенную уверенность в том, что будет сохраняться стабильность. Однако у нас есть безусловные опасения из-за развития ситуации по кори в ряде государств и то, что сегодня нет высоких показателей заболеваемости корью в странах Содружества, это результат в том числе наших непрекращающихся усилий — программы по противодействию кори ведутся не один год, наши региональные центры работают на ближнее зарубежье и вырабатываются общие алгоритмы действий противоэпидемиологических мероприятий. При этом в Европе сегодня более 55 тысяч случаев заболевания кори, из них больше 35 тысяч человек в ближайшем к нам государстве — на Украине. В других же странах Содружества это количество совсем иное. То же самое, если говорить о вакциноуправляемых инфекциях — по дифтерии 7 случаев дифтерии на Украине и совсем другие цифры в Киргизии, например, где регистрируется, напротив, снижение по 12 нозологическим формам, в том числе менингит в 2,7 раза, бруцеллез на 33%, туберкулез — 9,5%.Также, по доступным данным, на Украине недопустимо низкий 47-процентный уровень охвата вакцинацией против полиомиелита, что создает угрозу эпидемии. В этой стране растет заболеваемость коклюшем, а уровень летальности детей до одного года от коклюша составляет порядка 70%. В конце июня обнародованы данные о том, что эта территория находится на втором месте в Европе по заболеваемости туберкулезом.Если же говорить об инфекциях с пандемическим потенциалом, каких-то новых возбудителях, то здесь настораживают публикации о подтверждении случаев лихорадки Денге, которых раньше не было, в Грузии. Первый случай вируса Денге в Грузии был выявлен в 2013 году, а затем в 2016, в 2017 году в районе Болниси.— В зимний период мы традиционно готовимся к вспышкам гриппа, а как будет развиваться ситуация по гриппу на Украине, есть ли опасность для сопредельных территорий России?— Это очень горькое ощущение — говорить о государстве, которое работало по одним с нами принципам противоэпидемической защиты страны, и сегодня на ваш вопрос, как будет развиваться ситуация с гриппом там, никто однозначно, я уверена, не ответит. На сегодняшний день система эпидемиологического надзора разрушена, и в результате этого там не прививают людей, там есть и проблемная для страны, для населения этой страны, для детей заболеваемость. Как я уже сказала, заболеваемость на очень высоких цифрах и дифтерией, и корью, и целым рядом других инфекций, поэтому при таком низком уровне эпидемиологической защищенности любой патоген естественный, а там есть риски и привнесения населению искусственных, может дать самые необычные реакции, как сейчас мы видим с корью. Сейчас более 70% от общей заболеваемости по Европе именно на территории Украины.Что должно было произойти, чтобы такая ситуация сложилась в государстве, которое еще 10 лет назад совершенно нормально прививало своих граждан от кори и имело высокие уровни иммунизации, такие же, как и на всем постсоветском пространстве? Что происходит сегодня там, в частности, в лабораториях, которых уже 11, которые строятся на деньги их заокеанских «партнеров», чем они занимаются, что они делают, как они влияют на ситуацию? Сегодня у нас нет ответа. И чтобы у нас не было проблем, связанных с этим, мы усиливаем санитарно-карантинный контроль на границе, мы занимаемся повышением поствакцинального иммунитета на приграничных территориях, и наша обязанность сегодня — очень жестко следить за уровнем напряженности поствакцинального иммунитета в Российской Федерации, чтобы не допустить никаких осложнений внутри нашей страны.—  Вы уже упомянули биолаборатории у границ России, как развивается эта ситуация?— Сегодня функционирует целая сеть таких лабораторий по всему миру, и мы должны строить свою работу, учитывая возникающие при этом риски. В рамках проводимого мониторинга циркуляции биопатогенов на территории Российской Федерации мы уделяем особое внимание обеспечению готовности наших лабораторий к расшифровке целого спектра возбудителей инфекционных и паразитарных болезней.— России в последние годы приходится вести усиленный контроль на приграничных территориях, в том числе из-за завоза экзотических вирусов. Расскажите, пожалуйста, какова динамика случаев завоза инфекций за последнее время?— За последние годы в Российской Федерации регистрировались случаи завоза малярии, лихорадок Денге, Зика и Чикунгунья, менингококковой инфекции, бруцеллеза, туберкулеза, брюшного тифа. Кроме того, отмечены случаи завоза кори. При этом были предприняты все усилия, чтобы не допустить распространения инфекции внутри страны.Количество людей, прошедших санитарно-карантинный контроль на границе с Россией, за 10 месяцев 2018 года увеличилось почти в 1,5 раза по отношению к аналогичному периоду 2017 года. Мы усиливаем санитарную охрану территорий, без этого нам уже нельзя. Да, конечно, и миграционные потоки усиливаются, но количество выявленных лиц с определенными нарушениями здоровья, пересекающих нашу границу, растет. С начала 2018 года в пунктах пропуска досмотрено более 36 миллионов человек, выявлено 2354 человека с подозрением на инфекционные болезни.Есть разные причины, но вместе с тем выявление и досмотры стали лучше. Мы все международные пункты пропуска оснастили специальным оборудованием, которое помогает нам в этой работе.— Какова ситуация по гриппу и ОРВИ сейчас, удалось ли выполнить планы по вакцинации?— По гриппу и ОРВИ сегодня стабильная ситуация в Российской Федерации. Сегодня есть некоторые изменения в Северном полушарии и в ряде стран, но в России ситуация остается абсолютно стабильной. И в наших лабораторных исследованиях превалируют вирусы не гриппозной этиологии. То есть грипп в Россию еще не пришел. Остается время, чтобы привиться. В этом году так же, как и в предыдущем, осень дает нам возможность прививать еще и ноябрь. На сегодняшний день против гриппа привито почти 45% совокупного населения Российской Федерации. И практически вся вакцина, поставленная в субъекты Российской Федерации за деньги федерального бюджета, она израсходована. В этом году надо отметить очень эффективный процесс иммунизации в очень короткие сроки от момента ее поступления. Лечебная сеть учреждений здравоохранения имеет уже большой опыт, имеет хороший организаторский опыт в этой части, разные формы, разные точки иммунизации. Адаптированы уже и машины скорой помощи под прививочные пункты. Мы научились разворачивать прививочные пункты и в крупных торговых центрах, и в других местах так, чтобы там иммунизация была безопасна и чтобы она была приближена к людям. Это позволяет сегодня провести иммунизацию достаточно быстро, это хороший опыт.Федеральный бюджет выделил деньги на приобретение вакцины для 45% населения Российской Федерации, она вся поставлена в субъекты. Сегодня продолжается иммунизация за средства работодателей, и мы призываем работодателей позаботиться о своих сотрудниках с тем, чтобы свои потенциальные ущербы снизить, которые, безусловно, будут, если люди начнут болеть и тем более болеть с осложнениями. Я бы сегодня хотела напомнить, что грипп — это острое инфекционное заболевание с достаточно высокой интоксикацией, тяжело протекающий, и самое опасное это то, что, как правило, сопровождается осложнениями, которые лечатся долго и могут перерастать в хронические патологии. Сегодня еще есть время привиться. У нас сегодня на рынке четыре российских вакцины достаточно эффективных, они показали свою эффективность в предыдущие два года.И сегодня главное — это, конечно, иммунизация и это меры профилактики, которые не связаны с вакциной, — это чистые руки, это чистые гаджеты и это максимально удаленные от лица руки. Вот это позволит нам сегодня не заболеть и не заразиться гриппозными вирусами.— Когда мы ожидаем всплеск заболеваемости гриппом?— Мы очень надеемся, что это не наступит раньше Нового года. Но прогноз — дело неблагодарное. Точно можно сказать, что в ближайшие две недели подъема не будет.— Недавно появились данные о препарате антиретровирусной терапии (против ВИЧ), который проходит клинические испытания в ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора. Когда он может поступить в обращение?— Мы очень надеемся, что препарат покажет себя и в клинических испытаниях таким же эффективным, как и в доклинике, но, безусловно, раньше чем через 2-3 года говорить о выведении его на рынок преждевременно.Мы рассчитываем на то, что он будет более доступным и эффективным, чем аналоги, и будет предназначен для большого количества пациентов.Хочу отметить, что в ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора разрабатывается сразу несколько новых технологий лечения и профилактики ВИЧ-инфекции, объединенных понятием «генная терапия». В основе технологий лежит принцип изменения генома клеток человека с целью искусственного создания их невосприимчивости к ВИЧ. В данном случае речь идет о препарате под рабочим названием «Динавир», который уже прошел испытания на эффективность и безвредность на животных. Но так как вмешательство в геном человека требует большой осторожности, дальнейшие клинические испытания на здоровых добровольцах, а потом и на больных ВИЧ-инфекциях займут несколько лет.Кроме того, уже сейчас в ЦНИИЭ (и в нескольких других странах) проходят международные испытания известных ранее препаратов с уже доказанной эффективностью при ежедневном приеме в виде таблеток, в лекарственной форме, предназначенной для парентерального введения.Если испытания пройдут удачно, эти препараты для внутримышечного введения будут разрешены к применению уже через три года.— Помимо профилактики и борьбы с вирусами Роспотребнадзор занимается контролем за качеством питания. Ранее вице-премьер Татьяна Голикова заявила о дооснащении лабораторий Роспотребнадзора, чтобы они имели возможность проводить оценку качества продуктов в соответствии с международными методиками. Какое число лабораторий затронет модернизация?— Мы на сегодняшний день готовы к высокотехнологичным исследованиям, но очень быстро технологии приготовления продуктов питания идут вперед. Поэтому постоянное переоснащение и дооснащение для нас крайне важно. В федеральном проекте запланировано дооснащение шести лабораторий в 2019 году и 11-ти — в 2020 году. И это позволит на гораздо более высокотехнологичном уровне нам исследовать, что же в самом деле есть в тех продуктах, которые предлагаются населению, и своевременно реагировать, если с этими продуктами связаны хоть какие-то риски.— Какие слепые зоны остаются сейчас при исследованиях?— На сегодняшний день мы уже дооснащаем лаборатории — это происходит в течение последних трех лет по решению правительства Российской Федерации, и в настоящее время мы видим те вещества, которые не заявлены в продуктах, которых нет на этикетке. При этом вещество не должно быть в продукте питания, а оно все-таки недобросовестным производителем использовалось. Мы должны об этом знать, мы должны уметь это находить, мы сегодня уже это можем находить.Вот это развитие далее с учетом того, что мы должны ставить задачи обеспечить полноценный рацион, мы должны четко видеть составляющие не только каких-то дополнительных не заявленных и не полезных химических веществ, но и полноту всех полезных микроэлементов и витаминов, и всех биологических веществ, которые должны быть в продуктах питания. Мы должны не только выявить лишнее, но и выявить дефицит полезных элементов, и вот для этого нам, конечно, нужно дооснаститься, чтобы обеспечить контроль за полноценностью рациона как для взрослого, для детского населения, так и для людей, как сейчас говорят, третьего возраста.— Скажите, а интенсивность проверок может вырасти?— Вот буквально на этой неделе подписано постановление правительства Российской Федерации, определяющее порядок проведения контрольной закупки, и здесь ситуация на рынке, безусловно, меняется. Это то, что называется еще «тайным покупателем», и то, что не предполагает уведомление торговой точки о том, что к ним идут с проверкой. Уведомительный порядок несет свои безусловные риски для надзора и порой совершенно бесполезную трату бюджетных денег для проведения контрольного мероприятия, когда нарушитель уже готов к этой проверке, а когда проверяющие уйдут, он продолжит нарушать. Контрольная закупка исключает это и возвращает внезапность проверки. Мы сегодня делаем значительный шаг в сторону нового вида надзора, который уже давно назрел, — контроля за продукцией в обороте. Не только за деятельностью предприятия, а за продукцией в обороте. И это позволит усилить контроль в части защиты потребителя. Контрольная закупка должна быть внедрена буквально сразу после выхода постановления. У нас все готово для внедрения, все акты ведомственные Роспотребнадзора уже есть. Безусловно, все планы на следующий год мы уже сформировали с учетом такой формы контроля.— Также Татьяна Голикова говорила о планах по пересмотру рациона питания в школах и больницах. Какие проблемы есть в этой сфере?— Это большая комплексная программа, которую мы разрабатываем вместе с академическими институтами, которые этим занимаются, — ФИЦ питания и биотехнологии. Один из аспектов, на который я бы хотела обратить внимание, это то, что сегодня рационы рассчитаны для всего населения Российской Федерации одинаково и для всех детей, независимо от того, где они живут — на Крайнем Севере или на солнечном юге. Сегодня уже совершенно очевидно, что назрела необходимость рассчитывать рационы, предлагать и требовать, чтобы они были исполнены в зависимости от климатической зоны, в зависимости, может быть, от нагрузки детей. Должны быть отдельные рационы для школ, где дети занимаются усиленно спортом и находятся там целый день. Должны быть предложены рационы для людей старшего возраста. Уже начинается проведение специальных исследований с тем, чтобы понять, в каком из регионов, в какой климатической зоне и с какой антропогенной нагрузкой, экологической нагрузкой нужно вводить в рационы те или иные микроэлементы, витамины и использовать какие-то дополнительные специальные продукты для того, чтобы здоровье людей стало лучше.—  Когда могут быть внедрены специальные рационы для больниц и школ?— Мы работаем над тем, чтобы к концу 2019 года начать реализовывать эти рационы.— Вице-премьер заявила, что на продуктах появятся специальные идентификационные знаки, которые позволят оценивать их качество. Расскажите, пожалуйста, о них подробнее. В какие сроки возможна реализация?— Это очень важная тема, и нужно, чтобы такая система маркировки была внедрена в Российской Федерации максимально быстро. Я хочу сказать, что на 80% и даже чуть больше всей продукции легкой промышленности, которую мы снимаем с реализации, и почти на 60% продуктов пищевых, которые мы снимаем с полок, неправильно или недобросовестно оформлены документы. Или документов вообще нет. То есть это серая зона рынка. И вот такая система идентификации, знаки, которые позволят проследить путь продукции от ворот изготовителя или от границы, если она импортная, до конечного потребителя и до кассового чека, я уверена, позволит обелить рынок. Мы имеем такой опыт на примере пилотного проекта по меховым изделиям, когда кратно вырос оборот меховых изделий в стране без каких-то дополнительных усилий. Вот это продолжение этого пилотного проекта, это внедрение его в другие области реализации продуктов, для другой номенклатуры товаров. Мы считаем, что за этим будущее.—  Также появились данные, что сейчас ожирением в России страдают 14 процентов мужчин и 26 процентов женщин. Какая картина в разных возрастных категориях?— Проблема распространенности ожирения имеет непосредственное отношение к России, где, по данным разных исследований, около 14% мужчин и 26% женщин имеют ожирение, при этом в группах 20-летних — около 5% мужчин и женщин, затем у мужчин к 27-29 годам, а у женщин несколько раньше эта цифра удваивается. К 40 годам уже 25-30% мужчин имеют ожирение и далее, с возрастом оно практически не растет, а после 65 лет начинает снижаться. У женщин распространенность ожирения достигает максимума (около 50%) к 55-57 годам, после 65 лет начинает снижаться. Мы рассчитываем, что всеобъемлющие, масштабные программы, которые будут запущены в рамках национальных проектов «Демография» и «Здравоохранение», помогут улучшить ситуацию в этой сфере.— Какие проекты запланированы в рамках просветительской работы по качеству продуктов?— В рамках просветительской работы по качеству продуктов питания планируется проведение широкомасштабной информационно-коммуникационной кампании по вопросам здорового питания, направленной на преодоление избыточного потребления сахара, соли и жира. Предполагается, что кампанией будет охвачено почти все население России за 2021-2024 годы. При этом кампании также будут адресными: с выбором наилучших каналов доведения информации до различных возрастных и социальных групп и соответствующей воспринимающейся подачей информации. Важным компонентом в продвижении принципов здорового питания станет взаимодействие с частным сектором, производителями продуктов питания и ритейлом для формирования среды, мотивирующей граждан к здоровому питанию. Пример такой работы — программа «Светофор» по маркировке пищевых продуктов, которую уже запустил Роспотребнадзор.В заключении хочу пожелать читателям быть внимательными к себе, помнить, что профилактическая медицина поможет сохранить здоровье в будущем, а правильный рацион является основой не только вашего здоровья, но и будущих поколений. Роспотребнадзор в свою очередь готов всеми своими ресурсами в этом содействовать.

https://ria.ru/20181126/1533487020.html

https://ria.ru/20181122/1533277261.html

https://ria.ru/20181122/1533264173.html

https://ria.ru/20181119/1533050633.html

https://ria.ru/20181116/1532915512.html

https://ria.ru/20181115/1532830108.html

https://ria.ru/20181114/1532741072.html

https://ria.ru/20181115/1532828659.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2018

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/150186/60/1501866026_341:0:3072:2048_1920x0_80_0_0_db7b177ccb28d8a2e05d4149d849b43d.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

интервью — авторы, авторы, анна попова, федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (роспотребнадзор), россия

Россия усилила санитарно-эпидемиологический контроль на границе с Украиной из-за недопустимо высокого уровня заболеваемости в этой стране корью, туберкулезом, коклюшем, а также угрозы эпидемии полиомиелита и гриппа. О причинах такого положения в соседнем государстве, а также о реакции России на строительство биолабораторий на Украине и в Грузии в интервью РИА Новости рассказала глава Роспотребнадзора Анна Попова. Кроме того, главный санитарный врач России рассказала об усилении контроля за качеством питания, ситуации с ожирением в стране и изменении рационов в больницах и школах.

— Анна Юрьевна, недавно вы вернулись с научно-практической конференции, посвященной обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия в государствах-участниках СНГ, какие проблемные зоны в этой сфере больше всего беспокоят Роспотребнадзор?

26 ноября 2018, 08:24

Роспотребнадзор открыл горячую линию по вопросам профилактики ВИЧ

— На сегодняшний день санитарно-эпидемиологическая обстановка в России спокойная и не вызывает каких-то серьезных опасений обстановка в странах Содружества независимых государств. Многолетние совместные усилия дают определенную уверенность в том, что будет сохраняться стабильность. Однако у нас есть безусловные опасения из-за развития ситуации по кори в ряде государств и то, что сегодня нет высоких показателей заболеваемости корью в странах Содружества, это результат в том числе наших непрекращающихся усилий — программы по противодействию кори ведутся не один год, наши региональные центры работают на ближнее зарубежье и вырабатываются общие алгоритмы действий противоэпидемиологических мероприятий. При этом в Европе сегодня более 55 тысяч случаев заболевания кори, из них больше 35 тысяч человек в ближайшем к нам государстве — на Украине. В других же странах Содружества это количество совсем иное. То же самое, если говорить о вакциноуправляемых инфекциях — по дифтерии 7 случаев дифтерии на Украине и совсем другие цифры в Киргизии, например, где регистрируется, напротив, снижение по 12 нозологическим формам, в том числе менингит в 2,7 раза, бруцеллез на 33%, туберкулез — 9,5%.

Также, по доступным данным, на Украине недопустимо низкий 47-процентный уровень охвата вакцинацией против полиомиелита, что создает угрозу эпидемии. В этой стране растет заболеваемость коклюшем, а уровень летальности детей до одного года от коклюша составляет порядка 70%. В конце июня обнародованы данные о том, что эта территория находится на втором месте в Европе по заболеваемости туберкулезом.
Если же говорить об инфекциях с пандемическим потенциалом, каких-то новых возбудителях, то здесь настораживают публикации о подтверждении случаев лихорадки Денге, которых раньше не было, в Грузии. Первый случай вируса Денге в Грузии был выявлен в 2013 году, а затем в 2016, в 2017 году в районе Болниси.

— В зимний период мы традиционно готовимся к вспышкам гриппа, а как будет развиваться ситуация по гриппу на Украине, есть ли опасность для сопредельных территорий России?

— Это очень горькое ощущение — говорить о государстве, которое работало по одним с нами принципам противоэпидемической защиты страны, и сегодня на ваш вопрос, как будет развиваться ситуация с гриппом там, никто однозначно, я уверена, не ответит. На сегодняшний день система эпидемиологического надзора разрушена, и в результате этого там не прививают людей, там есть и проблемная для страны, для населения этой страны, для детей заболеваемость. Как я уже сказала, заболеваемость на очень высоких цифрах и дифтерией, и корью, и целым рядом других инфекций, поэтому при таком низком уровне эпидемиологической защищенности любой патоген естественный, а там есть риски и привнесения населению искусственных, может дать самые необычные реакции, как сейчас мы видим с корью. Сейчас более 70% от общей заболеваемости по Европе именно на территории Украины.

22 ноября 2018, 10:44

В Роспотребнадзоре рассказали, как не стать жертвой «черной пятницы»

Что должно было произойти, чтобы такая ситуация сложилась в государстве, которое еще 10 лет назад совершенно нормально прививало своих граждан от кори и имело высокие уровни иммунизации, такие же, как и на всем постсоветском пространстве? Что происходит сегодня там, в частности, в лабораториях, которых уже 11, которые строятся на деньги их заокеанских «партнеров», чем они занимаются, что они делают, как они влияют на ситуацию? Сегодня у нас нет ответа. И чтобы у нас не было проблем, связанных с этим, мы усиливаем санитарно-карантинный контроль на границе, мы занимаемся повышением поствакцинального иммунитета на приграничных территориях, и наша обязанность сегодня — очень жестко следить за уровнем напряженности поствакцинального иммунитета в Российской Федерации, чтобы не допустить никаких осложнений внутри нашей страны.

—  Вы уже упомянули биолаборатории у границ России, как развивается эта ситуация?

— Сегодня функционирует целая сеть таких лабораторий по всему миру, и мы должны строить свою работу, учитывая возникающие при этом риски. В рамках проводимого мониторинга циркуляции биопатогенов на территории Российской Федерации мы уделяем особое внимание обеспечению готовности наших лабораторий к расшифровке целого спектра возбудителей инфекционных и паразитарных болезней.

— России в последние годы приходится вести усиленный контроль на приграничных территориях, в том числе из-за завоза экзотических вирусов. Расскажите, пожалуйста, какова динамика случаев завоза инфекций за последнее время?

— За последние годы в Российской Федерации регистрировались случаи завоза малярии, лихорадок Денге, Зика и Чикунгунья, менингококковой инфекции, бруцеллеза, туберкулеза, брюшного тифа. Кроме того, отмечены случаи завоза кори. При этом были предприняты все усилия, чтобы не допустить распространения инфекции внутри страны.

22 ноября 2018, 01:02

В Госдуме попросили Роспотребнадзор защитить покупателей в «черные пятницы»

Количество людей, прошедших санитарно-карантинный контроль на границе с Россией, за 10 месяцев 2018 года увеличилось почти в 1,5 раза по отношению к аналогичному периоду 2017 года. Мы усиливаем санитарную охрану территорий, без этого нам уже нельзя. Да, конечно, и миграционные потоки усиливаются, но количество выявленных лиц с определенными нарушениями здоровья, пересекающих нашу границу, растет. С начала 2018 года в пунктах пропуска досмотрено более 36 миллионов человек, выявлено 2354 человека с подозрением на инфекционные болезни.

Есть разные причины, но вместе с тем выявление и досмотры стали лучше. Мы все международные пункты пропуска оснастили специальным оборудованием, которое помогает нам в этой работе.

— Какова ситуация по гриппу и ОРВИ сейчас, удалось ли выполнить планы по вакцинации?

— По гриппу и ОРВИ сегодня стабильная ситуация в Российской Федерации. Сегодня есть некоторые изменения в Северном полушарии и в ряде стран, но в России ситуация остается абсолютно стабильной. И в наших лабораторных исследованиях превалируют вирусы не гриппозной этиологии. То есть грипп в Россию еще не пришел. Остается время, чтобы привиться. В этом году так же, как и в предыдущем, осень дает нам возможность прививать еще и ноябрь. На сегодняшний день против гриппа привито почти 45% совокупного населения Российской Федерации. И практически вся вакцина, поставленная в субъекты Российской Федерации за деньги федерального бюджета, она израсходована. В этом году надо отметить очень эффективный процесс иммунизации в очень короткие сроки от момента ее поступления. Лечебная сеть учреждений здравоохранения имеет уже большой опыт, имеет хороший организаторский опыт в этой части, разные формы, разные точки иммунизации. Адаптированы уже и машины скорой помощи под прививочные пункты. Мы научились разворачивать прививочные пункты и в крупных торговых центрах, и в других местах так, чтобы там иммунизация была безопасна и чтобы она была приближена к людям. Это позволяет сегодня провести иммунизацию достаточно быстро, это хороший опыт.

19 ноября 2018, 07:21

Роспотребнадзор рассказал, что нужно знать при покупке меховых изделий

Федеральный бюджет выделил деньги на приобретение вакцины для 45% населения Российской Федерации, она вся поставлена в субъекты. Сегодня продолжается иммунизация за средства работодателей, и мы призываем работодателей позаботиться о своих сотрудниках с тем, чтобы свои потенциальные ущербы снизить, которые, безусловно, будут, если люди начнут болеть и тем более болеть с осложнениями. Я бы сегодня хотела напомнить, что грипп — это острое инфекционное заболевание с достаточно высокой интоксикацией, тяжело протекающий, и самое опасное это то, что, как правило, сопровождается осложнениями, которые лечатся долго и могут перерастать в хронические патологии. Сегодня еще есть время привиться. У нас сегодня на рынке четыре российских вакцины достаточно эффективных, они показали свою эффективность в предыдущие два года.

И сегодня главное — это, конечно, иммунизация и это меры профилактики, которые не связаны с вакциной, — это чистые руки, это чистые гаджеты и это максимально удаленные от лица руки. Вот это позволит нам сегодня не заболеть и не заразиться гриппозными вирусами.

— Когда мы ожидаем всплеск заболеваемости гриппом?

— Мы очень надеемся, что это не наступит раньше Нового года. Но прогноз — дело неблагодарное. Точно можно сказать, что в ближайшие две недели подъема не будет.

— Недавно появились данные о препарате антиретровирусной терапии (против ВИЧ), который проходит клинические испытания в ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора. Когда он может поступить в обращение?

— Мы очень надеемся, что препарат покажет себя и в клинических испытаниях таким же эффективным, как и в доклинике, но, безусловно, раньше чем через 2-3 года говорить о выведении его на рынок преждевременно.

Мы рассчитываем на то, что он будет более доступным и эффективным, чем аналоги, и будет предназначен для большого количества пациентов.

16 ноября 2018, 09:34

Роспотребнадзор предупредил россиян о вспышке сальмонеллеза в США

Хочу отметить, что в ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора разрабатывается сразу несколько новых технологий лечения и профилактики ВИЧ-инфекции, объединенных понятием «генная терапия». В основе технологий лежит принцип изменения генома клеток человека с целью искусственного создания их невосприимчивости к ВИЧ. В данном случае речь идет о препарате под рабочим названием «Динавир», который уже прошел испытания на эффективность и безвредность на животных. Но так как вмешательство в геном человека требует большой осторожности, дальнейшие клинические испытания на здоровых добровольцах, а потом и на больных ВИЧ-инфекциях займут несколько лет.

Кроме того, уже сейчас в ЦНИИЭ (и в нескольких других странах) проходят международные испытания известных ранее препаратов с уже доказанной эффективностью при ежедневном приеме в виде таблеток, в лекарственной форме, предназначенной для парентерального введения.

Если испытания пройдут удачно, эти препараты для внутримышечного введения будут разрешены к применению уже через три года.

— Помимо профилактики и борьбы с вирусами Роспотребнадзор занимается контролем за качеством питания. Ранее вице-премьер Татьяна Голикова заявила о дооснащении лабораторий Роспотребнадзора, чтобы они имели возможность проводить оценку качества продуктов в соответствии с международными методиками. Какое число лабораторий затронет модернизация?

— Мы на сегодняшний день готовы к высокотехнологичным исследованиям, но очень быстро технологии приготовления продуктов питания идут вперед. Поэтому постоянное переоснащение и дооснащение для нас крайне важно. В федеральном проекте запланировано дооснащение шести лабораторий в 2019 году и 11-ти — в 2020 году. И это позволит на гораздо более высокотехнологичном уровне нам исследовать, что же в самом деле есть в тех продуктах, которые предлагаются населению, и своевременно реагировать, если с этими продуктами связаны хоть какие-то риски.

— Какие слепые зоны остаются сейчас при исследованиях?

— На сегодняшний день мы уже дооснащаем лаборатории — это происходит в течение последних трех лет по решению правительства Российской Федерации, и в настоящее время мы видим те вещества, которые не заявлены в продуктах, которых нет на этикетке. При этом вещество не должно быть в продукте питания, а оно все-таки недобросовестным производителем использовалось. Мы должны об этом знать, мы должны уметь это находить, мы сегодня уже это можем находить.

15 ноября 2018, 08:26

В Роспотребнадзоре назвали сумму штрафов за нарушение антитабачного закона

Вот это развитие далее с учетом того, что мы должны ставить задачи обеспечить полноценный рацион, мы должны четко видеть составляющие не только каких-то дополнительных не заявленных и не полезных химических веществ, но и полноту всех полезных микроэлементов и витаминов, и всех биологических веществ, которые должны быть в продуктах питания. Мы должны не только выявить лишнее, но и выявить дефицит полезных элементов, и вот для этого нам, конечно, нужно дооснаститься, чтобы обеспечить контроль за полноценностью рациона как для взрослого, для детского населения, так и для людей, как сейчас говорят, третьего возраста.

— Скажите, а интенсивность проверок может вырасти?

— Вот буквально на этой неделе подписано постановление правительства Российской Федерации, определяющее порядок проведения контрольной закупки, и здесь ситуация на рынке, безусловно, меняется. Это то, что называется еще «тайным покупателем», и то, что не предполагает уведомление торговой точки о том, что к ним идут с проверкой. Уведомительный порядок несет свои безусловные риски для надзора и порой совершенно бесполезную трату бюджетных денег для проведения контрольного мероприятия, когда нарушитель уже готов к этой проверке, а когда проверяющие уйдут, он продолжит нарушать. Контрольная закупка исключает это и возвращает внезапность проверки. Мы сегодня делаем значительный шаг в сторону нового вида надзора, который уже давно назрел, — контроля за продукцией в обороте. Не только за деятельностью предприятия, а за продукцией в обороте. И это позволит усилить контроль в части защиты потребителя. Контрольная закупка должна быть внедрена буквально сразу после выхода постановления. У нас все готово для внедрения, все акты ведомственные Роспотребнадзора уже есть. Безусловно, все планы на следующий год мы уже сформировали с учетом такой формы контроля.

— Также Татьяна Голикова говорила о планах по пересмотру рациона питания в школах и больницах. Какие проблемы есть в этой сфере?

14 ноября 2018, 09:18

В Роспотребнадзоре рассказали, как выбрать стеклоомывающую жидкость

— Это большая комплексная программа, которую мы разрабатываем вместе с академическими институтами, которые этим занимаются, — ФИЦ питания и биотехнологии. Один из аспектов, на который я бы хотела обратить внимание, это то, что сегодня рационы рассчитаны для всего населения Российской Федерации одинаково и для всех детей, независимо от того, где они живут — на Крайнем Севере или на солнечном юге. Сегодня уже совершенно очевидно, что назрела необходимость рассчитывать рационы, предлагать и требовать, чтобы они были исполнены в зависимости от климатической зоны, в зависимости, может быть, от нагрузки детей. Должны быть отдельные рационы для школ, где дети занимаются усиленно спортом и находятся там целый день. Должны быть предложены рационы для людей старшего возраста. Уже начинается проведение специальных исследований с тем, чтобы понять, в каком из регионов, в какой климатической зоне и с какой антропогенной нагрузкой, экологической нагрузкой нужно вводить в рационы те или иные микроэлементы, витамины и использовать какие-то дополнительные специальные продукты для того, чтобы здоровье людей стало лучше.

—  Когда могут быть внедрены специальные рационы для больниц и школ?

— Мы работаем над тем, чтобы к концу 2019 года начать реализовывать эти рационы.

— Вице-премьер заявила, что на продуктах появятся специальные идентификационные знаки, которые позволят оценивать их качество. Расскажите, пожалуйста, о них подробнее. В какие сроки возможна реализация?

— Это очень важная тема, и нужно, чтобы такая система маркировки была внедрена в Российской Федерации максимально быстро. Я хочу сказать, что на 80% и даже чуть больше всей продукции легкой промышленности, которую мы снимаем с реализации, и почти на 60% продуктов пищевых, которые мы снимаем с полок, неправильно или недобросовестно оформлены документы. Или документов вообще нет. То есть это серая зона рынка. И вот такая система идентификации, знаки, которые позволят проследить путь продукции от ворот изготовителя или от границы, если она импортная, до конечного потребителя и до кассового чека, я уверена, позволит обелить рынок. Мы имеем такой опыт на примере пилотного проекта по меховым изделиям, когда кратно вырос оборот меховых изделий в стране без каких-то дополнительных усилий. Вот это продолжение этого пилотного проекта, это внедрение его в другие области реализации продуктов, для другой номенклатуры товаров. Мы считаем, что за этим будущее.

—  Также появились данные, что сейчас ожирением в России страдают 14 процентов мужчин и 26 процентов женщин. Какая картина в разных возрастных категориях?

15 ноября 2018, 07:24

Роспотребнадзор проверил производителей фальсифицированной «молочки»

— Проблема распространенности ожирения имеет непосредственное отношение к России, где, по данным разных исследований, около 14% мужчин и 26% женщин имеют ожирение, при этом в группах 20-летних — около 5% мужчин и женщин, затем у мужчин к 27-29 годам, а у женщин несколько раньше эта цифра удваивается. К 40 годам уже 25-30% мужчин имеют ожирение и далее, с возрастом оно практически не растет, а после 65 лет начинает снижаться. У женщин распространенность ожирения достигает максимума (около 50%) к 55-57 годам, после 65 лет начинает снижаться. Мы рассчитываем, что всеобъемлющие, масштабные программы, которые будут запущены в рамках национальных проектов «Демография» и «Здравоохранение», помогут улучшить ситуацию в этой сфере.

— Какие проекты запланированы в рамках просветительской работы по качеству продуктов?

— В рамках просветительской работы по качеству продуктов питания планируется проведение широкомасштабной информационно-коммуникационной кампании по вопросам здорового питания, направленной на преодоление избыточного потребления сахара, соли и жира. Предполагается, что кампанией будет охвачено почти все население России за 2021-2024 годы. При этом кампании также будут адресными: с выбором наилучших каналов доведения информации до различных возрастных и социальных групп и соответствующей воспринимающейся подачей информации. Важным компонентом в продвижении принципов здорового питания станет взаимодействие с частным сектором, производителями продуктов питания и ритейлом для формирования среды, мотивирующей граждан к здоровому питанию. Пример такой работы — программа «Светофор» по маркировке пищевых продуктов, которую уже запустил Роспотребнадзор.

В заключении хочу пожелать читателям быть внимательными к себе, помнить, что профилактическая медицина поможет сохранить здоровье в будущем, а правильный рацион является основой не только вашего здоровья, но и будущих поколений. Роспотребнадзор в свою очередь готов всеми своими ресурсами в этом содействовать.

В Казахстане предлагают создать единую информационную систему «Санитарно-эпидемиологический надзор»

Отмечается, что у СЭЗ — слабая материально-техническая база.

Об этом заявила председатель комитета по социально-культурному развитию мажилиса Джамиля Нурманбетова в ходе «правительственного часа». По ее мнению, отсутствие единой электронной системы эпидемиологического надзора не позволяет оперативно владеть достоверной информацией о состоянии здоровья граждан, возможном переносе инфекции и выявлении очагов инфекционных заболеваний, передает Учет.kz.

Это сказывается на прогнозировании и оценке эпидемиологической ситуации. При этом непрозрачность проведения сан-эпиднадзора при наличии значительных контрольных полномочий СЭС обусловливает проявление коррупционных рисков. Депутат подчеркнула, что по данным антикоррупционной службы за последние три года зарегистрировано 59 коррупционных преступлений.

«Сегодня СЭС потеряла функции по обеспечению предупредительного надзора, вся ее деятельность направлена лишь на текущий надзор. Ее неэффективность привела к потере как своей привлекательности, так и независимости. Более того, остаточное финансирование данной сферы и неоднократные реформирования привели к ее тихому «вымиранию», — заявила депутат. — В связи с этим полагаем необходимым в кратчайшие сроки внедрить единую информационную систему «Санитарно-эпидемиологический надзор».

Также у СЭЗ — слабая материально-техническая база, отсутствие высокотехнологичного и инновационного лабораторного оборудования, недостаточное количество средств индивидуальной защиты. К примеру, оснащение «Национального центра экспертизы» составляет лишь 71,6%, а износ лабораторного оборудования — 65%.

«Возникает вопрос, возможно ли получение достоверных результатов исследований? Более того, как озвучил министр здравоохранения, в изношенном состоянии находится 80% зданий СЭС и 64% автотранспорта. Как в такой ситуации возможно оперативно выявить и обработать очаги инфекционных заболеваний и принять противоэпидемиологические меры? — заметила депутат. — В целом, считаем необходимым разработать Дорожную карту модернизации санитарно-эпидемиологической службы, особо обратив в ней внимание на совершенствование нормативно-правовых актов, оснащение лабораторий новейшим оборудованием, приведение зданий и сооружений в соответствие с требованиями современных реалий, усиление кадрового потенциала и развитие науки. Также необходимо принять комплекс мер по повышению привлекательности данной отрасли для квалифицированных кадров. Здесь необходимо рассматривать вкупе все вопросы, включая оплату труда, социальный пакет, подготовку и переподготовку кадров, а также меры по снижению уровня коррупциогенности».

Соединенные Штаты продолжают возглавлять реагирование на COVID-19 — Переводы

English , العربية , Français , Português , Español , اردو

Государственный департамент США
Информационный бюллетень
Офис официального представителя
1 мая 2020 года

 

Благодаря щедрости американского народа и действиям Правительства США Соединенные Штаты продолжают демонстрировать мировое лидерство перед лицом пандемии COVID-19. По прошествии нескольких месяцев с момента начала борьбы с этой пандемией внутри США и за рубежом Соединенные Штаты остаются крупнейшим из всех стран мира донором усилий по реагированию на глобальном уровне, опираясь на десятилетия лидерства в области оказания спасительной медико-санитарной и гуманитарной помощи.

С момента начала вспышки COVID-19 Правительство США выделило более $775 млн на оказание чрезвычайной медико-санитарной, гуманитарной и экономической помощи, а также помощи в целях развития, специально предназначенной для поддержки правительств, международных организаций и неправительственных организаций (НПО) в борьбе с пандемией. Это финансирование, предоставленное Конгрессом, будет спасать жизни за счет улучшения образования в области общественного здравоохранения, защиты медицинских учреждений и расширения возможностей лабораторий, эпиднадзора за болезнями и быстрого реагирования в более чем 120 странах.

Предоставленная на сегодняшний день помощь в борьбе с COVID-19 от Государственного департамента и Агентства США по международному развитию (USAID) включает в себя:

  • Около $200 млн на нужды чрезвычайной помощи в области здравоохранения из Резервного фонда USAID по оказанию помощи в случае глобальных чрезвычайных ситуаций в области здравоохранения и вспышек заразных инфекционных болезней. Эти средства приоритизируют меры, направленные на смягчение последствий и подготовку общин в развивающихся странах, затронутых COVID-19 и подверженных риску COVID-19.
  • Почти $300 млн на нужды гуманитарной помощи с Международного счета USAID по оказанию помощи в случае бедствий (IDA). Эти средства отдают приоритет группам населения, пострадавшим от продолжающихся гуманитарных кризисов, особенно перемещенным лицам, из-за их повышенной уязвимости, повышенного риска серьезных вспышек в лагерях и неформальных поселениях и ожидаемой непропорционально высокой смертности в этих группах населения.
  • Более $150 млн из Фонда экономической поддержки (ESF). Эти средства будут способствовать продвижению интересов американской внешней политики, поддерживая относительно краткосрочные меры по смягчению последствий пандемии и ликвидации последствий второго порядка в долгосрочной перспективе в различных секторах.
  • Более $130 млн в виде гуманитарной помощи со Счета по оказанию помощи мигрантам и беженцам (MRA), предоставляемые через Бюро Государственного департамента по вопросам народонаселения, беженцев и миграции. Эти средства будут помогать партнерам из числа международных организаций и НПО решать проблемы, связанные с пандемией, среди беженцев, вынужденных переселенцев и принимающих общин, а также других мигрантов и других уязвимых групп населения в рамках глобальных и местных гуманитарных мер реагирования.

Эта новая помощь предоставляется в дополнение к более $100 млрд в виде финансирования глобального здравоохранения и почти $70 млрд в виде зарубежной гуманитарной помощи, предоставленной Соединенными Штатами только за последнее десятилетие.

В дополнение к этому прямому финансированию со стороны Правительства США наш общеамериканский подход помогает людям во всём мире благодаря щедрости американских частных компаний, некоммерческих групп, благотворительных организаций, религиозных организаций и частных лиц. В совокупности американцы предоставили почти $6,5 млрд в виде государственных и негосударственных пожертвований и помощи в рамках глобального ответа на COVID-19.

Для удовлетворения самых насущных потребностей правительственные ведомства и агентства США координируют усилия по определению приоритетов иностранной помощи с целью максимизировать потенциал воздействия. Соединенные Штаты оказывают следующую помощь через Государственный департамент и USAID:

Африка:

  • Ангола: $570 000 в виде медико-санитарной помощи способствуют обеспечению информирования о рисках, водоснабжения и санитарии, а также профилактике инфекций и борьбе с ними в ключевых медицинских учреждениях Анголы. Эта помощь дополняет долгосрочные инвестиции США в Анголе, которые за последние 20 лет составили $1,48 млрд, в том числе $613 млн в виде помощи в области здравоохранения.
  • Ботсвана: $1,5 млн в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой болезни. Эта помощь основывается на общей помощи США Ботсване за последние 20 лет почти на  $1,2 млрд, из которых $1,1 млрд предназначены для здравоохранения.
  • Буркина-Фасо: Почти $7 млн в рамках финансирования здравоохранения и гуманитарной деятельности пойдут на информирование о рисках, мероприятия в области водоснабжения и санитарии, профилактику инфекций и борьбу с ними в медицинских учреждениях, обмен сообщениями в сфере общественного здравоохранения и многое другое. Это включает $2,5 млн в виде медико-санитарной помощи, $1,5 млн в виде гуманитарной помощи IDA и почти $2,8 млн в виде гуманитарной помощи MRA, которая поможет защитить здоровье уязвимых людей в Буркина-Фасо во время пандемии. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в Буркина-Фасо более $2,4 млрд, включая $222 млн только в области здравоохранения.
  • Бурунди: Более $1 млн в виде гуманитарной помощи MRA помогут защитить здоровье уязвимых людей. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в помощь Бурунди более $997 млн, в том числе более $254 млн – в области здравоохранения.
  • Камерун: Почти $8 млн в виде медико-санитарной и гуманитарной помощи будут способствовать обеспечению борьбы с инфекциями в ключевых медицинских учреждениях, укреплению лабораторий и эпиднадзора, подготовке общин и поддержке оповещения местного населения. Это включает в себя $6,1 млн в виде медико-санитарной и гуманитарной помощи IDA от USAID, в дополнение к почти $1,9 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки беженцев,  внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) и принимающих их общин. Эта помощь опирается на более чем $960 млн общего объема инвестиций США в эту страну за последние 20 лет, из которых $390 млн пришлось на здравоохранение.
  • Центральноафриканская Республика: Более $10 млн в виде гуманитарной помощи, включая $6,5 млн в виде гуманитарной помощи IDA, которые будут направлены ​​на информирование о рисках, профилактику и борьбу с инфекциями в медицинских учреждениях, а также на обеспечение безопасного водоснабжения, и более $3,5 млн в виде гуманитарной помощи MRA, которые помогут защитить здоровье уязвимых людей в Центральноафриканской Республике во время пандемии. За последние 20 лет Правительство США предоставило Центральноафриканской Республике в общей сложности $822,6 млн, включая $4,5 млн в виде чрезвычайной медицинской помощи в 2019 финансовом году.
  • Республика Конго (РК): $250 000 в виде медико-санитарной помощи будут направлены на борьбу со вспышкой. Соединенные Штаты инвестируют в Республику Конго на протяжении десятилетий, причем за последние 20 лет общая сумма помощи США РК ​​составила $171,2 млн, из которых $36,8 млн предназначались для помощи в области здравоохранения.
  • Чад: Гуманитарная помощь на сумму более $3,5 млн в виде гуманитарной помощи, включая $1 млн от IDA для профилактики и борьбы с инфекциями в медицинских учреждениях, повышения осведомленности общественности о COVID-19 и улучшения гигиены, и почти $2,6 млн в виде гуманитарной помощи MRA для защиты здоровья уязвимых людей в Чаде во время пандемии. Эта новая помощь основана на почти $2 млрд общей помощи США за последние 20 лет, в том числе более $30 млн на помощь в области здравоохранения.
  • Кот-д’Ивуар: $1,6 млн в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $2,1 млрд в долгосрочное развитие и другую помощь в Кот-д’Ивуаре.
  • Демократическая Республика Конго: Более $26 млн, в том числе $16 млн в виде медико-санитарной и гуманитарной помощи IDA, которые позволят улучшить профилактику инфекций и борьбу с ними в медицинских учреждениях, а также будут способствовать повышению осведомленности о COVID-19, в том числе благодаря работе с религиозными лидерами и журналистами по вопросам информирования о рисках. Гуманитарная помощь MRA на сумму более $5 млн будет направлена на защиту здоровья уязвимых людей в Демократической Республике Конго во время пандемии. Наконец, около $5 млн в виде помощи ESF пойдут на дистанционное обучение и альтернативное образование для конголезских детей и молодежи, с тем чтобы они могли продолжать учиться и поддерживать защитные процедуры и социальные связи, пока школы закрыты по всей стране. Это основывается на более чем $6,3 млрд общей помощи США за последние 20 лет, включая более $1,5 млрд – в области здравоохранения.
  • Джибути: $500 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой болезни. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в Джибути в общей сложности более $338 млн.
  • Эсватини: $750 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. Средства пойдут на оказание экстренной медицинской помощи Эсватини, которая может включать закупки товаров, отслеживание контактов, лабораторную диагностику и повышение осведомленности общественности. Эта помощь основывается на помощи США Эсватини, общая сумма которой за последние 20 лет составила более $529 млн, в том числе более $490 млн – в области здравоохранения.
  • Эфиопия: Более $20,5 млн на помощь в борьбе с COVID-19, в том числе более $10,9 млн на медико-санитарную и гуманитарную помощь IDA для информирования о рисках, профилактики и борьбы с инфекциями в медицинских учреждениях, эпиднадзора за болезнями, отслеживания контактов и координации; $7 млн на помощь ESF для поддержки продолжения работы в крупном промышленном парке с целью сохранения более 135 000 рабочих мест; и почти $2,7 млн в виде гуманитарной помощи MRA для уязвимых групп населения. Эта помощь является дополнением к долгосрочным инвестициям Соединенных Штатов в Эфиопию на общую сумму более $13 млрд за последние 20 лет, включая почти $4 млрд – только в области здравоохранения.
  • Гана: $1,6 млн на медико-санитарную помощь для борьбы со вспышкой. Эта новая помощь дополняет общую сумму американской помощи Гане в размере $3,8 млрд за последние 20 лет, включая почти $914 млн – в области здравоохранения.
  • Гвинея: $500 000 на медицинскую помощь для борьбы со вспышкой. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в общую помощь Гвинее почти $1 млрд, в том числе $365,5 млн – на оказание помощи в области здравоохранения.
  • Кения: Почти $4,5 млн в виде медико-санитарной и гуманитарной помощи, включая $3,5 млн в виде помощи в области здравоохранения для укрепления системы информирования о рисках, подготовки сетей медико-санитарной коммуникации и средств массовой информации к возможной вспышке, а также оказания помощи в распространении сообщений о здоровье для СМИ, работников здравоохранения и общин; и $947 000 в виде гуманитарной помощи MRA для беженцев и принимающих общин. Эта конкретная помощь, связанная с COVID-19, дополняет долгосрочные инвестиции США в Кению, которые составляют в общей сложности $11,7 млрд за последние 20 лет, в том числе $6,7 млрд – только в области здравоохранения.
  • Лесото: $750 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. Эта новая помощь основывается на десятилетиях американских инвестиций в Лесото, общая сумма которых составила более $1 млрд за последние 20 лет, в том числе более $834 млн – в области здравоохранения.
  • Либерия: Медико-санитарная помощь в размере $1 млн обеспечит критически важную помощь для всех 12 округов Либерии (центры неотложной хирургической помощи, обучение, отслеживание контактов, больницы и медицинские услуги в общинах), поддержит усилия по карантину и обеспечит поддержку на уровне общин. Соединенные Штаты помогли заложить прочную основу для реагирования Либерии на COVID-19, предоставив в общей сложности более $4 млрд за последние 20 лет, в том числе более $675 млн – на здравоохранение.
  • Мадагаскар: $2,5 млн в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в Мадагаскар более $1,5 млрд, включая почти $722 млн – только в области здравоохранения.
  • Малави: $4,5 млн в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. За последние 20 лет Соединенные Штаты предоставили Малави в общей сложности более $3,6 млрд, в том числе более $1,7 млрд – в области здравоохранения.
  • Мали: Помощь в размере более $8,4 млн для реагирования на COVID-19 включает $4,4 млн в виде медико-санитарной помощи и гуманитарной помощи IDA для информирования о рисках, профилактики инфекций и борьбы с ними и координации; а также более 4 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки уязвимых групп населения в Мали во время пандемии. Эта новая помощь основана на десятилетиях американских инвестиций в Мали, которые в общей сложности составили более $3,2 млрд за последние 20 лет, в том числе более $807 млн на помощь в области здравоохранения.
  • Мавритания: $250 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. За последние 20 лет Соединенные Штаты предоставили Мавритании помощь на общую сумму более $424 млн, в том числе более $27 млн на здравоохранение, что заложило прочную основу для реагирования страны на пандемию.
  • Маврикий: $500 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. Эта новая помощь опирается на фундамент общих инвестиций Правительства США в размере более $13 млн за последние 20 лет, включая $838 000 – в области здравоохранения.
  • Мозамбик: $5,8 млн в виде финансирования медико-санитарной и гуманитарной помощи IDA помогут обеспечивать информирование о рисках, водоснабжение и санитарию, а также профилактику и борьбу с инфекциями в ключевых медицинских учреждениях Мозамбика. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в общей сложности почти $6 млрд, включая помощь в области развития и другие виды помощи, в том числе более $3,8 млрд на помощь в области здравоохранения.
  • Намибия: $750 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. Эта новая помощь предоставляется в дополнение к почти $1,5 млрд общих инвестиций Правительства США в Намибию за последние 20 лет, в том числе более $970,5 млн в виде долгосрочной помощи в области здравоохранения.
  • Нигер: Помощь в размере более $4,6 млн включает в себя почти $2,8 млн в виде помощи в области здравоохранения и гуманитарной помощи IDA для информирования о рисках, профилактики инфекций и борьбы с ними и координации; а также $1,8 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки уязвимых слоев населения в Нигере во время пандемии. Эта помощь предоставляется в дополнение к общему объему инвестиций Правительства США в Нигере за последние 20 лет, превысившему $2 млрд, включая $233 млн – только в области здравоохранения.
  • Нигерия: Помощь на сумму более $30 млн включает почти $26 млн в виде помощи в области здравоохранения и гуманитарной помощи IDA для информирования о рисках, деятельности в области водоснабжения и санитарии, профилактики инфекций и координации; а также почти $4,1 млн в виде гуманитарной помощи MRA для уязвимых групп населения. Эта помощь предоставляется в дополнение к общей помощи Нигерии на сумму более $8,1 млрд за последние 20 лет, в том числе более $5,2 млрд в виде американской помощи в области здравоохранения.
  • Руанда: Помощь в размере $2,2 млн для ответа Руанды на COVID-19 включает $1,7 млн в виде помощи в области здравоохранения, которая поможет в усилиях по эпиднадзору и ведению больных в ответ на COVID-19, и $474 000  в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки беженцев и принимающих общин в Руанде. Эта помощь предоставляется в дополнение к долгосрочным инвестициям США в Руанде на общую сумму более $2,6 млрд за последние 20 лет, включая более $1,5 млрд – в области здравоохранения.
  • Сенегал: $3,9 млн в виде помощи в области здравоохранения для поддержки информирования о рисках, водоснабжения и санитарии, профилактики инфекций и борьбы с ними, обмена сообщениями в сфере общественного здравоохранения и многого другого. За последние 20 лет в Сенегале США инвестировали в общей сложности почти $2,8 млрд, включая почти $880 млн – в области здравоохранения.
  • Сьерра-Леоне: $400 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. Эта помощь предоставляется в дополнение к десятилетиям американских инвестиций в Сьерра-Леоне на общую сумму более $5,2 млрд за последние 20 лет, в том числе почти $260 млн – в области здравоохранения.
  • Сомали: $16,5 млн в виде помощи для реагирования на COVID-19 предназначены для поддержки информирования о рисках, профилактики инфекций и борьбы с ними в медицинских учреждениях, ведения больных и многого другого. Эта помощь предоставляется в дополнение к общей сумме американской помощи Сомали за последние 20 лет в размере $5,3 млрд, включая почти $30 млн – в области здравоохранения.
  • Южная Африка: Приблизительно $8,4 млн в виде медико-санитарной помощи для противодействия COVID-19 будут направлены на поддержку информирования о рисках, водоснабжения и санитарии, профилактики и борьбы с инфекциями, обмена сообщениями в сфере общественного здравоохранения и многого другого. Эта помощь предоставляется в дополнение к общей помощи более чем на $8 млрд, предоставленной Соединенными Штатами Южной Африке за последние 20 лет, причем почти $6 млрд инвестировано в здравоохранение.
  • Южный Судан: Более $19 млн в виде помощи для реагирования Южного Судана на COVID-19 включают $13,4 млн в виде гуманитарной помощи IDA для ведения больных, профилактики инфекций и борьбы с ними, логистики, координации усилий, информирования о рисках, а также программ по водоснабжению, санитарии и гигиене, и более $5,6 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки беженцев, внутренне перемещенных лиц и принимающих их общин в Южном Судане во время пандемии. Это финансирование дополняет прошлые американские инвестиции в Южном Судане на общую сумму $6,4 млрд за последние 20 лет, в том числе более $405 млн – в области здравоохранения.
  • Судан: Помощь в размере $23,1 млн включает гуманитарную помощь IDA на сумму $16,8 млн для информирования о рисках, ведения больных, эпиднадзора за болезнями, программ по профилактике и борьбе с инфекциями, а также программ по водоснабжению, санитарии и гигиене; $5 млн в виде помощи ESF для денежной поддержки уязвимых семей, пострадавших от COVID-19; и более $1,3 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки уязвимых групп населения. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в общую помощь Судану более $1,6 млрд, из которых более $3 млн были направлены на здравоохранение.
  • Танзания: $1,4 млн в виде медико-санитарной помощи помогут обеспечить информирование о рисках, водоснабжение и санитарию, профилактику инфекций и борьбу с ними, обмен сообщениями в области общественного здравоохранения и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в Танзанию в общей сложности более $7,5 млрд, причем только на здравоохранение приходится почти $4,9 млрд.
  • Уганда: Помощь в размере $3,6 млн включает $2,3 млн в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой, и почти $1,3 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки беженцев и принимающих их общин в Уганде во время пандемии. Эта помощь предоставляется в дополнение к почти $8 млрд, которые Правительство США инвестировало в общей сложности в Уганде за последние 20 лет, включая $4,7 млрд – в области здравоохранения.
  • Замбия: $3,4 млн в виде медико-санитарной помощи поддерживают информирование о рисках, водоснабжение и санитарию, профилактику и борьбу с инфекциями, обмен сообщениями в сфере общественного здравоохранения и многое другое. Эта новая помощь предоставляется в дополнение к общим инвестициям Правительства США в Замбии за последние 20 лет на сумму $4,9 млрд, включая почти $3,9 млрд  – в области здравоохранения.
  • Зимбабве: Почти $3 млн в виде медико-санитарной помощи и гуманитарной помощи IDA помогут подготовить лаборатории для широкомасштабного тестирования, поддержать мероприятия по выявлению случаев гриппоподобных заболеваний, реализовать план действий в чрезвычайных ситуациях в области общественного здравоохранения для пунктов въезда в страну и многое другое. Эта новая помощь основывается на истории американских инвестиций в Зимбабве – почти $3 млрд за последние 20 лет, включая почти $1,2 млрд – в области здравоохранения.
  • Региональные усилия в Сахеле: Помощь ESF в размере $5 млн укрепит усилия правительств стран-партнеров и гражданского общества по управлению и ответу на COVID-19 с помощью прозрачных коммуникаций и реагирования. Эти инвестиции будут охватывать Буркина-Фасо, Нигер, Гамбию, Чад и Мали.
  • Региональные усилия в Западной Африке: Помощь ESF в размере $5 млн пойдет на проведение информационных кампаний с участием местных органов власти и общин и взаимодействие с общинными группами, общинными радиостанциями и местными средствами массовой информации по разработке целевых сообщений на местных языках. Помощь также будет вовлекать граждан в местные информационно-пропагандистские мероприятия, диалог и инклюзивное изменение поведения. Эти инвестиции будут охватывать Камерун, Кот-д’Ивуар, Того, Бенин и Гвинею.

Азия:

  • Афганистан: Более $18 млн общей помощи Афганистану в ответ на COVID-19 включают в себя более $5,6 млн в виде медико-санитарной помощи и гуманитарной помощи IDA для поддержки выявления и лечения COVID-19 среди внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) и почти $2,4 млн в виде гуманитарной помощи MRA для афганских репатриантов. Это также включает в себя $10 млн из имеющихся ресурсов, которые Соединенные Штаты перенаправили на поддержку Плана Организации Объединенных Наций по чрезвычайному реагированию на COVID-19. Эта поддержка включает эпиднадзор, улучшение лабораторных условий, ведение больных, профилактику инфекций и борьбу с ними, работу с общинами и техническую помощь Правительству Афганистана.
  • Бангладеш: Помощь в размере более $12,3 млн включает в себя $4,4 млн в виде медико-санитарной помощи и гуманитарной помощи IDA для оказания поддержки в ведении больных, проведении эпиднадзора, профилактике инфекций и борьбе с ними, информировании о рисках, а также в программах водоснабжения, санитарии и гигиены и почти $8 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки беженцев и принимающих их общин в Бангладеш во время пандемии. Это дополняет помощь США за последние 20 лет на общую сумму почти в $4 млрд, что включает в себя более $1 млрд только в области здравоохранения.
  • Бутан: Общая сумма помощи для ответа на COVID-19 в размере $1 млн включает $500 000 на финансирование экономической поддержки микрокомпаний, малых и средних предприятий с целью генерирования дохода для тех, кто пострадал от COVID-19. Она также включает $500 000 в виде медико-санитарной помощи для укрепления диагностических лабораторных возможностей и ведения больных, обеспечения виртуального обучения медицинских работников и лабораторного персонала, а также для поддержки материалов по информированию о рисках. Эта помощь основывается на общих инвестициях Правительства США за последние 20 лет в размере более $6,5 млн, включая $847 000 – в области здравоохранения.
  • Бирма: Общая сумма помощи около $9,5 млн включает примерно $4,3 млн на помощь в области здравоохранения и $3 млн на гуманитарную помощь IDA для поддержки профилактики и борьбы с инфекциями в медицинских учреждениях, ведения больных, укрепления лабораторий, информирования о рисках и работы с населением, а также водоснабжения и санитарии, включая помощь лагерям ВПЛ, которые сталкиваются с нехваткой. Это также включает в себя почти $2,2 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки уязвимых людей и их принимающих общин во время пандемии. Эта помощь предоставляется в дополнение к долгосрочным инвестициям правительства США в Бирме на общую сумму более $1,3 млрд за последние 20 лет, в том числе более $176 млн на здравоохранение.
  • Камбоджа: Общая сумма помощи более $8,5 млн для ответа на COVID-19 включает в себя $5 млн в рамках ESF для оказания помощи и обучения профессиональным навыкам уязвимых людей, включая возвращающихся мигрантов, и расширения усилий по борьбе с торговлей людьми и защите детей. Она также включает в себя более $3,5 млн в виде медико-санитарной помощи, помогающей властям готовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, сообщать о риске, поддерживать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. Соединенные Штаты осуществили долгосрочные инвестиции в Камбоджу, предоставив за последние 20 лет более $1,6 млрд, в том числе более $730 млн – в области здравоохранения.
  • Индия: Почти $5,9 млн в виде медико-санитарной помощи Индии в целях замедления распространения COVID-19, обеспечения ухода за пострадавшими, распространения основных медико-санитарных сообщений среди общин, активизации выявления случаев заболевания и эпиднадзора, а также мобилизации инновационных механизмов финансирования для обеспечения готовности к чрезвычайным ситуациям и реагирования на эту пандемию. Это основывается на общей помощи Индии в размере почти $2,8 млрд за последние 20 лет, что включает в себя более $1,4 млрд помощи в области здравоохранения.
  • Индонезия: Около $5 млн включают более $4,5 млн в виде медико-санитарной помощи с целью помочь правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. Это также включает $400 000  в виде гуманитарной помощи MRA. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $5 млрд в общую помощь стране, в том числе более $1 млрд – в области здравоохранения.
  • Казахстан: Медико-санитарная помощь на сумму более $1,6 млн поможет подготовить лабораторные системы, активизировать выявление случаев и эпиднадзор, основанный на событиях, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта новая помощь дополняет инвестиции США в общую помощь в размере более $2 млрд за последние 20 лет, в том числе $86 млн – в области здравоохранения.
  • Кыргызская Республика: Приблизительно $900 000 в виде медико-санитарной помощи помогут подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали почти $1,2 млрд в общую помощь Кыргызстану, в том числе более $120 млн – в области здравоохранения.
  • Лаос: Почти $3,5 млн в виде медико-санитарной помощи помогают правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддерживать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. Эта помощь опирается на инвестиции США в Лаосе в течение долгого времени, включая более $348 млн в целом за последнее десятилетие, из которых почти $92 млн – помощь в области здравоохранения.
  • Малайзия: $200 000 в виде гуманитарной помощи MRA поддержат усилия по реагированию на COVID-19 для защиты беженцев и лиц, ищущих убежища в Малайзии. Эта помощь основывается на десятилетиях инвестиций США в Малайзии, общая сумма которых превышает $288 млн за последние 20 лет, в том числе более $3,6 млн – в области здравоохранения.
  • Мальдивы: Финансирование экономической поддержки в размере 2 млн будет способствовать расширению услуг социальной защиты, возглавляемых местными организациями гражданского общества, и помогать им эффективно отстаивать политику в отношении восстановления после COVID. Эта помощь будет также включать техническую поддержку правительства, частного сектора и финансовых учреждений для содействия пострадавшим компаниям. Инвестиции США в Мальдивы включают в себя общую помощь на сумму более $30 млн с 2004 года.
  • Монголия: Почти $1,2 млн в виде медико-санитарной помощи помогают правительству готовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддерживать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $1 млрд в общую помощь Монголии, включая почти $106 млн – в области здравоохранения.
  • Непал: Общая сумма помощи для реагирования на COVID-19 в размере $4,3 млн включает $2,5 млн на нужды экономической помощи для поддержки местных органов власти и комитетов по управлению в случае стихийных бедствий в целях реагирования на экономические и социальные последствия COVID-19, а также для предоставления небольших грантов частному сектору и организациям гражданского общества в целях содействия экономическому восстановлению, смягчения последствий отсутствия продовольственной безопасности и удовлетворения потребностей уязвимых групп населения. Она также включает помощь в области здравоохранения в размере $1,8 млн, которая помогает правительству осуществлять информирование о рисках на уровне общин, готовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддерживать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности и многое другое. За последние 20 лет американские инвестиции в Непале составили более $2 млрд, в том числе более $603 млн – только в области здравоохранения.
  • Тихоокеанские острова: Общая сумма почти в $9,8 млн включает $5 млн в виде средств экономической поддержки для укрепления потенциала гражданского общества в борьбе с дезинформацией и разжиганием ненависти, а также для защиты прав уязвимых и маргинализированных групп. Небольшие гранты будут также предоставляться на уровне общин и национальных правительств для повышения их устойчивости и способности реагировать на экономические последствия COVID-19. Эта общая сумма также включает $2,3 млн в виде медико-санитарной помощи, которая помогает правительствам готовить лабораторные системы, активизировать поиск случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, оказывать поддержку техническим экспертам в реагировании и обеспечении готовности; а также $2,5 млн в виде гуманитарной помощи IDA для поддержки информирования о рисках, профилактики инфекций и борьбы с ними, логистики, координации усилий и многого другого. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $5,21 млрд в помощь островам Тихого океана. За последнее десятилетие США инвестировали более $620 млн только в помощь в области здравоохранения для островов Тихого океана.
  • Папуа – Новая Гвинея: Помощь в области здравоохранения для Папуа-Новой Гвинеи в размере $1,9 млн помогает правительству готовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддерживать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними в медицинских учреждениях и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в Папуа – Новой Гвинее в общей сложности более $108 млн, в том числе более $52 млн – в области здравоохранения.
  • Пакистан: Общая сумма новой помощи Пакистану для реагирования на COVID-19 около $15 млн включает: $5 млн на нужды экономической помощи для поддержки программы Правительства Пакистана по оказанию денежной помощи более чем 70 000 уязвимым семьям, пострадавшим от COVID-19; $7 млн в виде помощи в области здравоохранения с целью усилить мониторинг и лучше подготовить общины к выявлению потенциальных вспышек заболевания, включая финансирование обучения медицинских работников и других неотложных потребностей; и почти $2,9 млн в виде гуманитарной помощи MRA, которые поддержат усилия по реагированию на COVID-19 для защиты уязвимых лиц в Пакистане. Долгосрочные инвестиции США в Пакистане за последние 20 лет включают в себя более $18,4 млрд общей помощи, в том числе $1,1 млрд – только в области здравоохранения.
  • Филиппины: Общая помощь в реагировании на COVID-19 на сумму более $15 млн включает в себя $5 млн в виде экономической помощи для поддержки усилий правительства по содействию управлению кризисами, закупкам и созданию нормативной среды, способствующей повышению устойчивости общин и компаний; предоставлению грантов и профессиональной подготовки для сильно пострадавших секторов и общин; а также облегчению доступа к кредитам для микрокомпаний и малых предприятий. Кроме того, около $6,5 млн в виде медико-санитарной помощи и $2,8 млн в виде гуманитарной помощи IDA помогут поддержать лабораторные системы и системы транспортировки образцов, активизировать выявление случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать филиппинских и международных технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними в медицинских учреждениях, пропаганде мытья рук и гигиены, обеспечении готовности и реагирования на уровне общин и многое другое. Наконец, $875 000 долларов в виде гуманитарной помощи MRA помогут уязвимым людям во время пандемии. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в общую помощь Филиппинам более $4,5 млрд, что включает $582 млн – в области здравоохранения.
  • Шри-Ланка: Общая помощь на сумму более $5,8 млн включает в себя $2 млн в виде экономической помощи для расширения социальных услуг для районов и групп населения, наиболее пострадавших от кризиса COVID-19, а также для устранения конкретных конфликтных угроз в целях укрепления социальной сплоченности и смягчения негативных экономических последствий; $2 млн дополнительных средств экономической поддержки для укрепления малых и средних предприятий и расширения участия женщин в экономической деятельности; а также $1,3 млн в виде медико-санитарной помощи, которые помогают правительству готовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддерживать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними в медицинских учреждениях и многое другое. Наконец, $590 000 долларов в виде гуманитарной помощи MRA помогут уязвимым людям во время пандемии. За последние 20 лет помощь США в Шри-Ланке составила более $1 млрд долларов, включая $26 млн – в области здравоохранения.
  • Таджикистан: Около $866 000 в виде медико-санитарной помощи помогают готовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддерживать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддерживать информирование о рисках и многое другое. Эта помощь дополняет американские инвестиции в области здравоохранения в размере $1 млрд в общей помощи за последние 20 лет, что включает в себя почти $125 млн на помощь в области здравоохранения.
  • Таиланд: Медико-санитарная помощь на сумму более $2,7 млн поможет правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними в медицинских учреждениях и многое другое. $730 000 в виде гуманитарной помощи MRA поддержат потенциал эпиднадзора и реагирования во всех девяти лагерях бирманских беженцев на границе между Таиландом и Бирмой. Эта новая помощь основывается на долгосрочной помощи США в Таиланде, включающей более $1 млрд в виде общей помощи за последние 20 лет, в том числе почти $213 млн на помощь в области здравоохранения.
  • Тимор-Лешти: Помощь в области здравоохранения в размере почти $1,1 млн помогает правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, а также поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними в медицинских учреждениях и многое другое. С момента обретения этой страной независимости в 2002 году Соединенные Штаты инвестировали более $542 млн в общую помощь Тимору-Лешти, в том числе почти $70 млн – в области здравоохранения.
  • Туркменистан: Около $920 000 в виде медико-санитарной помощи было предоставлено с целью помочь подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. В течение последних 20 лет Соединенные Штаты тесно сотрудничают с Правительством Туркменистана и местными партнерами в области реализации двусторонних и региональных программ на общую сумму более $201 млн, включая более $21 млн на помощь в области здравоохранения.
  • Узбекистан: Финансирование здравоохранения на сумму около $848 000 помогает подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта помощь с реагированием на COVID-19 основывается на долгосрочных инвестициях США на сумму более $1 млрд в виде общей помощи за последние 20 лет, в том числе более $122 млн в виде помощи только в секторе здравоохранения.
  • Вьетнам: Почти $9,5 млн в общей сумме помощи для реагирования на COVID-19 включают $5 млн в виде средств экономической поддержки, которые будут использованы для немедленного привлечения столь необходимых ресурсов, включая поддержку восстановления частного сектора путем смягчения финансовых последствий пандемии для малых и средних предприятий (МСП), устранения нефинансовых последствий, с которыми сталкиваются МСП, и налаживания партнерских отношений с заинтересованными сторонами в Правительстве Вьетнама для активизации правительственных мер по оказанию помощи. Эта сумма также включает $4,5 млн в виде медико-санитарной помощи, о которой было объявлено ранее, с целью помочь правительству подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними в учреждениях здравоохранения,  проверка состояния здоровья людей в пунктах въезда в страну и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $1,8 млрд в общую помощь Вьетнаму, в том числе более $706 млн – в области здравоохранения.
  • Региональные усилия в Азии: Средства экономической поддержки в размере $2 млн обеспечат основные услуги уязвимым мигрантам в Центральной Азии, оказавшимся в трудном положении по всему региону в результате закрытия границ, и обеспечат их безопасное возвращение домой в соответствии с их собственными пожеланиями и с помощью неправительственных организаций (НПО) и местных органов власти. Кроме того, помощь в области здравоохранения в размере $800 000 помогает правительствам и НПО по всему региону подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, информировании о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними в медицинских учреждениях и многое другое. Кроме того, гуманитарная помощь MRA на сумму около $2,8 млн поможет уязвимым людям в Юго-Восточной Азии, а гуманитарная помощь MRA на сумму $425 000  поможет уязвимым людям в Центральной Азии во время пандемии. В дополнение к исторической двусторонней поддержке отдельных стран в регионе Соединенные Штаты предоставили более $226 млн в виде помощи в области здравоохранения на региональном уровне, и в общей сложности более $3 млрд в виде помощи в области развития и другой помощи в регионе за последние 20 лет.

Европа и Евразия:

  • Албания: Помощь в области здравоохранения на сумму $1,2 млн помогает в подготовке лабораторных систем, активизации выявления случаев и эпиднадзора на основе событий, поддержке технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержке информирования о рисках и многом другом. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $693 млн в общую помощь Албании, в том числе более $51,8 млн – в области здравоохранения.
  • Армения: Помощь в области здравоохранения в размере $1,7 млн помогает в подготовке лабораторных систем, активизации выявления случаев и эпиднадзора на основе событий, поддержке технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержке информирования о рисках и многом другом. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в общую помощь Армении более $1,57 млрд, в том числе почти $106 млн – в области здравоохранения.
  • Азербайджан: Помощь в размере более $2,2 млн помогает в подготовке лабораторных систем, активизации выявления случаев и эпиднадзора на основе событий, поддержке технических экспертов для принятия ответных мер и обеспечения готовности, усилении информирования о рисках и многом другом. $565 000 долларов в виде гуманитарной помощи MRA помогут уязвимым людям и принимающим их общинам во время пандемии. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $894 млн в общую помощь Азербайджану, в том числе почти $41 млн – в области здравоохранения.
  • Беларусь: Финансирование здравоохранения в размере $1,3 млн помогает подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев и эпиднадзор на основе событий, поддерживать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, улучшать информирование о рисках и многое другое. Эта новая помощь дополняет десятилетия инвестиций США в Беларуси, общая сумма которых превышает $301 млн за последние 20 лет, включая почти $1,5 млн – в области здравоохранения.
  • Босния и Герцеговина: Помощь в области здравоохранения на сумму $1,2 млн помогает в подготовке лабораторных систем, активизации выявления случаев заболевания и эпиднадзора на основе событий, поддержке технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, улучшении информирования о рисках и многом другом. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в общую помощь Боснии и Герцеговине более $1,1 млрд, в том числе $200 000 – в области здравоохранения.
  • Болгария: $500 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. Эта новая помощь основывается на многолетней помощи США Болгарии, общая сумма которой за последние 20 лет составила более $558 млн, в том числе более $6 млн – в области здравоохранения.
  • Грузия: Финансирование здравоохранения в размере $1,7 млн помогает готовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев и эпиднадзор на основе событий, оказывать поддержку техническим экспертам в реагировании и обеспечении готовности, поддерживать информирование о рисках и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты предоставили общей помощи на сумму более $3,6 млрд, в том числе почти $139 млн – в области здравоохранения.
  • Греция: $500 000 в виде гуманитарной помощи MRA поддержат усилия по реагированию на COVID-19 для защиты мигрантов и беженцев в Греции. Эта новая помощь опирается на фундамент американской поддержки Греции, в рамках которой общая сумма инвестиций составляет более $202 млн за последние 20 лет, включая почти $1,8 млн – в области здравоохранения.
  • Италия: Американская поддержка включает $50 млн в виде экономической помощи, оказываемой USAID для поддержки ответных мер Италии на COVID-19. USAID будет расширять и дополнять работу международных организаций, неправительственных организаций и религиозных групп, реагирующих на пандемию в Италии и смягчающих ее воздействие на общины. USAID также будет закупать товары медицинского назначения, которые не требуются для внутреннего реагирования в США, и работать над поддержкой итальянских компаний, пострадавших от пандемии COVID-19.
  • Косово: Помощь в области здравоохранения в размере $1,1 млн помогает в подготовке лабораторных систем, активизации выявления случаев и эпиднадзора на основе событий, поддержке технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержке информирования о рисках и многом другом. Эта помощь в борьбе с COVID-19 дополняет долгосрочные инвестиции США, которые за последние 20 лет составили более $772 млн в виде общей помощи Косово, в том числе более $10 млн в виде медико-санитарной помощи.
  • Молдова: Помощь в области здравоохранения на сумму $1,2 млн помогает в подготовке лабораторных систем, активизации выявления случаев и эпиднадзора на основе событий, поддержке технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержке информирования о рисках и многом другом. Эта помощь по COVID-19 основывается на американских инвестициях в размере более $1 млрд, что включает в себя почти $42 млн на помощь в области здравоохранения за последние 20 лет.
  • Черногория: $300 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. Эта новая помощь предоставляется в дополнение к долгосрочным инвестициям США в Черногории на общую сумму более $332 млн, в том числе более $1 млн – в области здравоохранения.
  • Северная Македония: Помощь в области здравоохранения в размере $1,1 млн помогает в подготовке лабораторных систем, активизации выявления случаев и эпиднадзора на основе событий, поддержке технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержке информирования о рисках и многом другом. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $738 млн в общую помощь Северной Македонии, в том числе почти $11,5 млн – в области здравоохранения.
  • Румыния: $800 000 в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. В дополнение к этому Правительство США полностью профинансировало операцию Организации Североатлантического договора (НАТО) по транспортировке средств индивидуальной защиты (СИЗ) из Южной Кореи в Румынию, и военнослужащие США были членами летных экипажей, которые выполнили два других рейса по доставке СИЗ в Румынию, используя поддерживаемый НАТО Стратегический потенциал воздушных перевозок. Соединенные Штаты инвестируют в Румынию на протяжении десятилетий, и общая сумма американской помощи за последние 20 лет составила почти $700 млн, в том числе более $55 млн – в области здравоохранения.
  • Сербия: Помощь в области здравоохранения на сумму $1,2 млн помогает расширять тестирование, активизировать выявление случаев и эпиднадзор на основе событий; использовать дополнительные услуги технических экспертов для реагирования и обеспечения готовности; поддерживать информирование о рисках и взаимодействие с общинами; и улучшать гигиену в домашних условиях. Кроме того, офис USAID в Сербии также перенаправил $150 000 на обеспечение продовольствием и другой необходимой поддержкой наиболее уязвимых семей и групп Сербии, включая пожилых людей. Соединенные Штаты инвестировали более $1 млрд в помощь Сербии в целом за последние 20 лет, в том числе почти $5,4 млн – в области здравоохранения.
  • Турция: $800 000 в виде гуманитарной помощи MRA поддержат меры реагирования на COVID-19 для защиты беженцев и принимающих их общин в Турции. Это новое финансирование предоставляется в дополнение к $18 млн в виде помощи сирийским беженцам в Турции, объявленной 3 марта, и основывается на почти $1,4 млрд общей помощи США Турции за последние 20 лет, включая более $3 млн на помощь в области здравоохранения, которая помогла заложить основу для нынешних ответных мер.
  • Украина: Общая сумма помощи в размере $14,5 млн включает в себя $12,1 млн в виде медико-санитарной помощи и гуманитарной помощи IDA для улучшения способности местных учреждений здравоохранения оказывать помощь больным и бороться с дальнейшим распространением COVID-19 при одновременном расширении связей с общественностью для снижения риска заражения. Эти средства также позволят смягчать вторичные последствия, такие как потеря средств к существованию и государственных услуг для уязвимых групп населения, включая затронутые конфликтом общины на востоке Украины. Общая сумма также включает $2,4 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки уязвимых групп населения во время пандемии. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали почти $5 млрд в общую помощь Украине, в том числе почти $362 млн в помощь в области здравоохранения.
  • Региональные усилия в Европе и Евразии: $5 млн в виде экономической поддержки позволят субъектам гражданского общества защищать демократические институты и обеспечивать, чтобы граждане были услышаны во время пандемии. Финансирование также поможет организациям гражданского общества обеспечивать гражданский контроль за действиями своих правительств по реагированию на COVID-19.

Латинская Америка и Карибский бассейн:

  • Белиз: $300 000 в виде ранее объявленной помощи в области здравоохранения для борьбы со вспышкой и улучшения оперативного потенциала и ведения больных. Эта помощь основана на прошлых инвестициях США в Белизе, которые за последние 20 лет составили более $120 млн, в том числе почти $12 млн – в области здравоохранения.
  • Боливия: $750 000 в виде ранее объявленной помощи в области здравоохранения для наращивания потенциала диагностики COVID-19 и улучшения эпидемиологического надзора. Эта помощь дополняет долгосрочные инвестиции США в Боливию, включая почти $2 млрд в виде общей помощи США за последние 20 лет, в том числе $200 млн – в области здравоохранения.
  • Бразилия: $950 000 долларов в виде новых средств экономической поддержки будут стимулировать инвестиции частного сектора в смягчение воздействия COVID, не связанного со здоровьем, на сельское и уязвимое городское население. Эта помощь основана на прошлых инвестициях США в Бразилию, которые за последние 20 лет составили более $617 млн, в том числе почти $103 млн – в области здравоохранения.
  • Карибский бассейн: Ранее объявленное финансирование здравоохранения в размере $1,7 млн помогает 10 странам Карибского бассейна (Антигуа и Барбуда, Барбадос, Доминика, Гренада, Гайана, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины, Суринам, Тринидад и Тобаго) наращивать свои усилия по информированию о рисках, обеспечивать водоснабжение и санитарию, вести профилактику и борьбу с инфекционными заболеваниями в медицинских учреждениях, вести больных COVID-19, создавать лабораторный потенциал и осуществлять эпиднадзор. Это основано на десятилетиях стратегических инвестиций США в регионе, включая более $840 млн за последние 20 лет, в том числе $236 млн – в области здравоохранения.
  • Колумбия: Почти $12,6 млн в виде помощи для реагирования Колумбии на COVID-19 включают $8,5 млн в виде ранее объявленной гуманитарной помощи IDA, которая помогает отслеживать распространение вируса, обеспечивать водой и санитарно-техническими средствами, вести больных COVID-19 и многое другое; и почти $4,1 млн в виде новой и ранее объявленной гуманитарной помощи MRA, которая будет поддерживать усилия по оказанию помощи уязвимым людям во время пандемии. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в общую помощь Колумбии почти $12 млрд, в том числе около $32,5 млн – в области здравоохранения.
  • Доминиканская Республика: Общий объем финансирования реагирования на COVID-19 в размере $3,4 млн включает $2 млн в виде новых средств экономической поддержки для удовлетворения насущных потребностей в области социальной защиты, психосоциальной поддержки, образования, водоснабжения и санитарии и продовольственной безопасности в уязвимых общинах. Это новое финансирование дополняет $1,4 млн в виде ранее объявленной медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. Эти средства направлены на поддержку эпидемиологического анализа и прогнозирования, выявления и последующего отслеживания контактов, а также эпиднадзора за пандемией. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в долгосрочное здравоохранение и развитие Доминиканской Республики более $1 млрд, что включает в себя почти $298 млн в области здравоохранения.
  • Сальвадор: Общий объем финансирования реагирования на COVID-19 в размере $4,6 млн включает $2 млн в виде новых средств экономической поддержки для устранения последствий COVID второго порядка в Сальвадоре за счет создания рабочих мест и расширения доступа к кредитам – двух решающих факторов в борьбе с незаконной иммиграцией в Соединенные Штаты, – и почти $2,6 млн в виде медико-санитарной помощи для борьбы со вспышкой. Поддержка будет включать в себя профилактику инфекций, борьбу с ними и ведение больных. Последние 20 лет Соединенные Штаты инвестируют в здравоохранение и долгосрочное развитие Сальвадора, предоставив в общей сложности более $2,6 млрд в виде помощи, в том числе $111 млн – в области здравоохранения.
  • Эквадор: Общий объем финансирования реагирования на COVID-19 в размере $8 млн включает $6 млн в виде новой гуманитарной помощи IDA, которая будет обеспечивать поддержку в области транспорта и логистики, а также в информировании о рисках и работе с населением. Эта помощь является дополнением к ранее объявленным $2 млн на медико-санитарную помощь, которая расширит возможности тестирования, обеспечит информирование о рисках и профилактику инфекций, а также поддержит ведение больных. Долгосрочная приверженность Соединенных Штатов Эквадору за последние 20 лет включает в себя общую помощь на сумму более $1 млрд, в том числе почти $36 млн в виде помощи в области здравоохранения, что помогает Эквадору реагировать на другие серьезные вызовы в области общественного здравоохранения, такие как Зика и малярия.
  • Гватемала: Более $2,4 млн в виде ранее объявленной помощи в области здравоохранения для Гватемалы укрепят медицинские учреждения для реагирования на COVID-19 в областях профилактики и борьбы с инфекциями, эпиднадзора, информирования о рисках и ведения больных. Долгосрочные инвестиции США в здравоохранение и развитие Гватемалы включают более $2,6 млрд в виде общей помощи за последние 20 лет, в том числе $564 млн – в области здравоохранения.
  • Гаити: $13,2 млн в виде ранее объявленной помощи в области здравоохранения и гуманитарной помощи IDA для Гаити будут направлены на поддержку усилий по информированию о рисках, улучшению водоснабжения и санитарии, профилактике инфекций в медицинских учреждениях, ведению больных COVID-19, укреплению лабораторий и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали в общую помощь почти $6,7 млрд долларов, в том числе более $1,8 млрд – в здравоохранение Гаити.
  • Гондурас: Более $2,4 млн в виде медико-санитарной помощи помогут Правительству Гондураса отреагировать на эпидемию путем целенаправленной поддержки в областях укрепления лабораторий, улучшения эпиднадзора и ведения больных COVID-19. Некоторые из этих средств также будут направлены на борьбу с инфекцией в общинах, принимающих мигрантов. За последние 20 лет Соединенные Штаты также инвестировали почти $1,9 млрд в общую помощь Гондурасу, включая $178 млн – в области здравоохранения.
  • Ямайка: Ранее объявленное финансирование здравоохранения в размере $700 000 направлено на поддержку координации усилий, профилактики инфекций и борьбы с ними и лечения инфекций, усилий по информированию о рисках и эпиднадзора. Эта помощь основана на американских инвестициях в общей сложности в размере почти $619 млн за последние 20 лет, в том числе почти $87 млн – в области здравоохранения.
  • Мексика: Более $1,3 млн в виде гуманитарной помощи, включая $845 000 в виде нового финансирования MRA, будут направлены на поддержку усилий по реагированию на COVID-19 в помощь лицам, ищущим убежища, и уязвимым мигрантам в Мексике. Долгосрочные инвестиции США в Мексику помогли заложить основу для реагирования Мексики на COVID-19, и общая сумма помощи за последние 20 лет составила $4,8 млрд, в том числе более $61 млн – в области здравоохранения.
  • Панама: $750 000 в виде ранее объявленной медико-санитарной помощи помогут этому стратегическому партнеру США отреагировать на вспышку. Помощь позволит оптимизировать потенциал системы здравоохранения страны по уходу за больными COVID-19, защищая наиболее уязвимых. Соединенные Штаты уже давно инвестируют в здравоохранение и долгосрочное развитие Панамы, и за последние 20 лет общая сумма американской помощи составила более $425 млн, в том числе более $33,5 млн – в области здравоохранения.
  • Парагвай: Медико-санитарная помощь в размере $1,3 млн будет поддерживать усилия по информированию о рисках, профилактике инфекций и борьбе с ними, ведению больных COVID-19, укреплению лабораторий и  эпиднадзору. Американские инвестиции в Парагвае носят долгосрочный характер и составляют более $456 млн за последние 20 лет, в том числе более $42 млн – в области здравоохранения.
  • Перу: Общий объем финансирования реагирования на COVID-19 в размере $5,5 млн включает $3 млн в виде новых средств экономической поддержки для преодоления экономических последствий COVID-19 и предотвращения отката назад по общим вопросам развития и безопасности высшего уровня, включая борьбу с торговлей наркотиками; и $2,5 млн в виде ранее объявленной медико-санитарной помощи для оказания технической поддержки и подготовки кадров в области эпиднадзора, профилактики инфекций и борьбы с ними, информирования о рисках и работы с общественностью. Соединенных Штатов давно и активно инвестируют в здравоохранение и долгосрочное развитие Перу, что заложило основу для реагирования Перу: общая сумма американской помощи за последние 20 лет составила более $3,5 млрд, включая почти $265 млн – в области здравоохранения.
  • Венесуэла: Общая гуманитарная помощь венесуэльскому народу на сумму более $12,3 млн помогает отслеживать распространение вируса, обеспечивать граждан водой и санитарно-техническими средствами, вести больных COVID-19 и многое другое. В Венесуэле США инвестировали более $278 млн в общую долгосрочную помощь за последние 20 лет, в том числе более $1,3 млн в виде прямой медико-санитарной помощи. За последний год США предоставили дополнительную жизненно важную гуманитарную помощь и осуществляют программы развития в Венесуэле, которые не включены в финансирование реагирования на COVID-19.
  • Региональные усилия в Латинской Америке и Карибском бассейне: Почти $850 000 в виде гуманитарной помощи MRA будут поддерживать региональные усилия по реагированию на миграционный кризис в Центральной Америке, чтобы помочь уязвимым людям в Сальвадоре, Гватемале и Гондурасе во время пандемии.

Ближний Восток и Северная Африка:

  • Алжир: $500 000 для поддержки реагирования Алжира на COVID-19 и смягчения воздействия пандемии на алжирское общество путем укрепления подходов к информированию о рисках и работе с общественностью в соответствии с планом подготовки и реагирования Правительства Алжира.
  • Ирак: Почти $30 млн на нужды помощи Ираку в борьбе с COVID-19 включают в себя более $19,1 млн в виде помощи в области здравоохранения и гуманитарной помощи IDA для содействия в подготовке лабораторий, реализации плана действий в чрезвычайных ситуациях в области общественного здравоохранения для пунктов въезда, активизации выявления случаев заболевания и эпиднадзора за случаями заболеваний, подобных гриппу, и многому другому. Финансирование включает $10,6 млн в виде гуманитарной помощи MRA для оказания помощи уязвимым людям во время пандемии. Эта новая помощь основана на долгосрочных инвестициях в Ирак, которые в общей сложности за последние 20 лет составили более $70 млрд США, включая только $4 млрд долларов только в секторе здравоохранения.
  • Иордания: Помощь в размере почти $8,3 млн включает в себя почти $6,8 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки мер реагирования на COVID-19 и усилий по оказанию помощи уязвимым людям в Иордании, а также $1,5 млн в виде медико-санитарной помощи, которая будет способствовать профилактике инфекций и борьбе с ними, чтобы остановить распространение болезни, а также укреплению лабораторий для крупномасштабного тестирования на COVID-19. Соединенные Штаты также возглавляют донорскую поддержку Правительства Иордании, координируя помощь в целях спасения жизней и определяя приоритетность инвестиций, с тем чтобы быстро реагировать сейчас и заранее планировать на будущее по мере развития угрозы. Наши инвестиции только за последние 20 лет составляют более $18,9 млрд, в том числе более $1,8 млрд – в области здравоохранения.
  • Ливан: Помощь для Ливана в размере $13,3 млн включает гуманитарную помощь IDA в размере $5,3 млн для мероприятий по реагированию на COVID-19, ориентированных на уязвимых ливанцев. В их числе – поддержка частных медицинских учреждений для надлежащего приема, ведения и направления больных; обеспечение непрерывности основных медицинских услуг; проведение мероприятий по информированию о рисках и работе с общинами, а также расширение доступа к воде, санитарии и гигиене. Гуманитарная помощь MRA в размере $8 млн будет направлена ​​на поддержку мер реагирования на COVID-19, направленных на оказание помощи беженцам и принимающим их общинам в Ливане. Эта помощь основывается на почти $4,9 млрд в виде двусторонней помощи, включая более $187 млн в виде медико-санитарной помощи, которую США предоставили Ливану за последние 20 лет. Помимо двустороннего финансирования, США предоставили более $2,3 млрд на гуманитарную помощь в ответ на сирийский кризис в Ливане.
  • Ливия: Помощь в реагировании на COVID-19 почти на $12 млн включает $3,5 млн в средствах экономической поддержки с целью помочь муниципалитетам  официально осуществлять свои функции реагирования на кризисные ситуации, разработать планы управления чрезвычайными ситуациями и обучить группы по реагированию на кризисные ситуации. Кроме того, помощь будет способствовать расширению ключевых направлений информирования общественности, просвещения и рекомендаций во время кризиса COVID-19. Сюда также входит гуманитарная помощь IDA на сумму $6 млн, предоставляемая Ливии для поддержки информирования о рисках, улучшения ведения больных, укрепления координации для эффективного реагирования на COVID-19 и усиления профилактики инфекций и борьбы с ними; и почти $2,5 млн в виде гуманитарной помощи MRA для оказания помощи уязвимым людям во время пандемии.
  • Марокко: Почти $5,7 млн в виде общего финансирования реагирования на COVID-19 включают средства ESF в размере $4 млн для поддержки социально-экономического восстановления маргинализированных и уязвимых групп городского и сельского населения посредством программы помощи наличными; и помощь в области здравоохранения в размере $1,7 млн, которая помогает подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. Эта помощь основывается на долгосрочных инвестициях США в Марокко: общая сумма помощи за последние 20 лет составила более $2,6 млрд, в том числе $64,5 млн – в области здравоохранения.
  • Сирия: Более $31 млн в виде гуманитарной помощи для реагирования на COVID-19 в Сирии направлено на поддержку программ информирования о рисках, эпиднадзора за болезнями, водоснабжения, санитарии и гигиены, профилактики инфекций и борьбы с ними. Эта помощь предоставляется в дополнение к десятилетиям американских инвестиций для сирийского народа, включая более $10 млрд на гуманитарную помощь нуждающимся людям в Сирии, сирийским беженцам и принимающим их общинам с начала конфликта. Гуманитарная помощь, включая лекарства и медицинские принадлежности, освобождается от всех действующих санкций США и ООН во всех районах Сирии.
  • Тунис: $600 000 в виде медико-санитарной помощи помогут подготовить лабораторные системы, активизировать работу по выявлению случаев заболевания и эпиднадзор на основе событий, поддержать технических экспертов в реагировании и обеспечении готовности, поддержать информирование о рисках и многое другое. За последние 20 лет Соединенные Штаты инвестировали более $1,3 млрд в общую помощь США для Туниса, в том числе более $7 млн – в медико-санитарную помощь.
  • Западный берег реки Иордан и сектор Газа: Международная помощь в случае стихийных бедствий в размере $5 млн помогает обеспечить немедленную и спасительную помощь на Западном берегу.
  • Йемен: Более $1,7 млн в виде гуманитарной помощи будут направлены на поддержку усилий по реагированию на COVID-19 для оказания помощи беженцам и другим уязвимым группам населения в Йемене. За последние 20 лет Соединенные Штаты предоставили почти $4 млрд в виде общей помощи на цели долгосрочного развития Йемена, в том числе почти $132 млн – в области здравоохранения.
  • Региональные усилия на Ближнем Востоке: $6 млн в виде гуманитарной помощи MRA для поддержки уязвимых людей во время пандемии.

Помощь по всему миру:

  • Приблизительно $35,5 млн предоставляются на глобальные и региональные программы через международные организации и НПО, в том числе для программ, поддерживающих управление цепочками поставок, новые партнерства, мониторинг и оценку и многое другое.
  • Гуманитарная помощь MRA на сумму $8 млн для глобального реагирования на COVID-19 для решения проблем, связанных с пандемией, среди беженцев, ВПЛ и принимающих общин.
  • $5 млн в виде средств экономической поддержки на нужды Бюро USAID по вопросам демократии, конфликтов и гуманитарной помощи (DCHA) поддержат организации гражданского общества (ОГО) в развитии государственного управления, ориентированного на граждан; содействии уважению свободы СМИ и гражданских свобод путем мониторинга правовой защиты журналистов и организаций гражданского общества; предоставлении юридической помощи в тех случаях, когда для ограничения прав использовались законы о чрезвычайных ситуациях, связанные с COVID; обеспечении того, чтобы меры общественного здравоохранения были недискриминационными и противодействовали попыткам обвинить или заклеймить маргинализированные группы в связи с COVID-19; укреплении честности СМИ и распространения ими ответственной информации о COVID-19; противодействии неточной информации и дезинформации; обеспечении финансовой устойчивости независимых СМИ и оказании поддержки правозащитникам в выполнении их важной работы.
  • Почти $4,3 млн в виде средств экономической поддержки на нужды Бюро USAID по вопросам экономического роста, образования и окружающей среды (E3) для расширения торговли и доступа к образованию. Благодаря средствам в размере около $750 000 USAID предоставит техническую помощь и дополнительные возможности правительствам-партнерам и Миссиям USAID по вопросам реагирования на COVID-19 в плане образования, создаст Глобальную рабочую группу по дистанционному обучению в условиях кризиса и откроет Виртуальный центр передового опыта в области дистанционного обучения для развивающихся стран. Благодаря средствам в размере $3,5 млн USAID поддержит глобальное государственно-частное партнерство для поддержки правительств стран-партнеров в снижении торговых барьеров на медицинские устройства и наборы/приборы для тестирования, а также в улучшении соблюдения правительствами международных стандартов на медицинское оборудование.
  • $8 млн в виде средств экономической поддержки на нужды Бюро USAID по вопросам устойчивости и продовольственной безопасности (RFS) поддержат многосторонние усилия партнеров по смягчению последствий пандемических потрясений для глобальной продовольственной и сельскохозяйственной системы. Некоторые политические меры реагирования на пандемию в странах с формирующейся рыночной экономикой уже оказывают негативное воздействие на местные продовольственные системы, и проблемы с отсутствием продовольственной безопасности, голодом и недоеданием вызывают растущую обеспокоенность. USAID будет предоставлять данные и аналитические материалы для оказания помощи странам в реализации перспективной политики; оказания помощи малым и средним предприятиям пищевой и сельскохозяйственной промышленности с изменением бизнес-модели и противостоянием наиболее серьезным последствиям; и быстрого распространения информации в странах с формирующейся рыночной экономикой о том, как потребители могут безопасно участвовать в продовольственной и сельскохозяйственной деятельности и рынках в условиях COVID-19. Это партнерство включает в себя сотрудничество с партнерами из финансового сектора для разблокирования финансирования малых и средних предприятий пищевой промышленности и сельского хозяйства.
  • $2 млн в виде средств экономической поддержки запланировано для учрежденного Государственным секретарем США Управления по глобальным женским вопросам (S/GWI) для обеспечения того, чтобы лица, пережившие женское обрезание, имели доступ к чрезвычайной помощи, улучшенной защите и правосудию. Эти средства также призваны поддерживать информационно-пропагандистские кампании в отношении гендерных последствий женского обрезания для экономики, государственного управления и безопасности, особенно в том, что касается пандемии COVID-19.
  • Соединенные Штаты являются крупнейшим и наиболее надежным донором десятков международных организаций, включая Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) и Управление ООН по координации гуманитарных вопросов (УКГВ ООН). Эти взносы включают значительные инвестиции в основные оперативные бюджеты, которые поддерживают организационную структуру и вспомогательные функции, обеспечивающие осуществление глобальных гуманитарных мероприятий, а также деятельности в области развития, миростроительства и других сферах.

Для получения более подробной информации о едином финансировании Правительством США реагирования на этот кризис, пожалуйста, обратитесь по адресу F-Press@state.gov.

Наблюдение — это факт жизни, поэтому сделайте неприкосновенность частной жизни правом человека.

ОДИН из самых сложных вопросов современной жизни — это где подвести границы конфиденциальности и закона о конфиденциальности. Цифровые технологии делают возможным обмен. В то же время возможности правительств и компаний держать деятельность людей под наблюдением как никогда высоки. Изящные алгоритмы искусственного интеллекта зависят от данных, а ползучий авторитаризм по всему миру означает, что сбор огромных объемов данных может стать верным рецептом катастрофы.

Исторический взгляд на конфиденциальность в Америке представлен в книге Лоуренса Каппелло, профессора конституционной истории, «Ни один из ваших проклятых дел: конфиденциальность в Соединенных Штатах от позолоченного века до цифровой эпохи» (University of Chicago Press, 2019) в Университете Алабамы. Он отмечает, что Америка была основана отчасти как восстание против британцев, нарушающих конфиденциальность, поэтому дебаты о слежке так же стары, как и сама страна. Законы всегда отставали от технологий.

Ниже приводится отрывок из книги г-на Каппелло о концепции слежки. Ниже приводится короткое интервью с г-ном Каппелло. Мы спрашиваем его, полон ли он уверенности или страха. (Спойлер: оба.)

* * *

Наблюдение и зловещие концовки

Из книги Лоуренса Каппелло «Ни к черту твоему бизнесу» (Чикагский университет, 2019).

Слово наблюдение имеет двоичную природу, образованное от французского глагола «наблюдать».Например, наблюдение за человеком или отдельными людьми, чтобы обеспечить их безопасность, но также наблюдение за ними, чтобы гарантировать, что они соответствуют определенному стандарту поведения. Концептуально наблюдение и позволяет, и ограничивает. Он используется как для защиты, так и для контроля.

Каждое общество, установившее нормы, также создало механизмы для обеспечения соблюдения этих норм. В этом отношении наблюдение является необходимым инструментом — частью нашего общего механизма, который игнорирует конфиденциальность отдельных лиц и групп для защиты прав других лиц и групп.Любой разговор о слежке должен признать эту реальность. Родители наблюдают за детьми. Полицейские следят за общественными местами. Работодатели наблюдают за сотрудниками.

Поскольку никогда не будет общества, в котором каждый индивидуум будет подчиняться всем правилам, но при этом игнорирует все напряжения и табу, власти всегда будут применять какой-то процесс для обеспечения определенной степени социального и культурного соответствия. И этот процесс неизбежно приведет к нарушению чьей-либо или всех частной жизни. Это просто часть современного общественного договора.

Но слежку можно использовать и для зловещих целей. И именно потому, что слежка является мощным инструментом социального контроля, общества, как правило, накладывают ограничения на способность властей помещать людей под слежку против их воли или без их ведома. Одним из краеугольных камней либерально-демократической практики является необходимое сокращение заявлений о слежке со стороны монархов и муниципальных властей. История слежки в любом обществе — это история взаимодействия этих двух тенденций: позитивной концепции слежки как необходимого средства социального контроля и негативной концепции ее как инструмента, используемого для ограничения свободы и частной жизни.[…]

Пожалуй, самая заметная опасность, присущая открытой слежке, заключается в том, что она вызывает индивидуальное подавление и самоцензуру. Когда люди осознают, что за ними наблюдают, они склонны изменять свое поведение, чтобы соответствовать тому, что, по их мнению, является общими ожиданиями от «нормального поведения», чтобы не привлекать к себе внимания. Эта самоцензура часто возникает, даже если человек не делает ничего плохого. […]

Физическое наблюдение дает наблюдателям доступ к речи или действиям объекта, которые технология позволяет им воспроизводить.В этом отношении он отличается от данными наблюдения . Люди больше заботятся о своем письме, чем о своей импровизированной речи и действиях. Повседневная речь часто включает в себя небрежные комментарии, частичные наблюдения, сарказм и ложные чувства, чтобы либо избежать спора, либо вывести тему из разговора. Обнародование таких разговоров может иметь катастрофические последствия для репутации человека.

Яркий пример этого, отмеченный ученым-юристом Джеффри Розеном, — в романе Милана Кундеры «Невыносимая легкость бытия», где описывается, как полиция уничтожила важного члена группы сопротивления «Пражская весна», записав его беседы среди друзей. а затем транслировали их по общественному радио: «Прочазку дискредитировали, потому что наедине человек говорит разные вещи, ругает друзей, использует грубую лексику…. заставляет собеседника смеяться, шокируя его возмутительными разговорами, [и] распространяя еретические идеи, которые он никогда не признавал публично ».

Как показывает пример Кундеры, проблемы слежки, пагубные сами по себе, становятся гораздо более серьезными, если государство осуществляет их безответственно. […] Слежка не только нацелена на конкретную информацию; обычно он собирает гораздо больше информации, чем первоначально запрашивалось. Если смотреть достаточно долго, любой человек может быть уличен в какой-либо форме незаконной или аморальной деятельности, которая может быть использована против него или нее.

Неограниченное наблюдение со стороны правоохранительных органов также может способствовать резко антидемократическим тенденциям. Это мешает частным социальным и политическим группам выражать себя в ущерб плюралистическому обществу. Создание мощного аппарата наблюдения — отличительная черта тоталитарных режимов, требующих полной лояльности. В фашистских и коммунистических государствах корпоративная неприкосновенность частной жизни часто осуждается как «антисоциальная», «аморальная» или «часть культа индивидуализма» — особенно на ранних этапах тоталитарной консолидации.

В Соединенных Штатах архитекторы Конституции стремились к определенной степени гармонии между конкурирующими ценностями конфиденциальности и наблюдения. Но нам нужно вспомнить технологические реалии конца восемнадцатого века. Когда Мэдисон писал Билль о правах, звук еще не мог быть передан или записан. Единственными средствами проникновения в частное пространство были подслушивание и физическое вторжение, и поэтому эти действия были ограничены строгим контролем, предусмотренным Четвертой поправкой.

Значительная часть конституционных прав, особенно тех, которые касаются свободы слова и печати; запреты на расквартирование войск в мирное время в частных домах; меры защиты от необоснованного обыска и изъятия; и защита от самообвинения — были созданы с намерением ограничить исторические полномочия правительств по наблюдению, которые основатели считали проклятием свободы.

Хотя технологии развивались в девятнадцатом веке, конечно, только в двадцатом веке хрупкое равновесие, которое установили создатели между конфиденциальностью и слежкой, оказалось под угрозой.Крупные прорывы в усовершенствовании и миниатюризации технологий наблюдения, особенно после Второй мировой войны, наряду с политическими, социальными и культурными тенденциями, способствовали принятию повсеместного физического наблюдения не только правительством, но и частными лицами.

Довольно быстро старые правовые и социальные меры были отменены. Как отмечает историк Сара Иго, именно там в послевоенный период угроза частной жизни «исходила не с одного конкретного направления, а со всех уголков американского общества», включая «правительство и вооруженные силы, корпорации и рабочие места, университеты и т. Д. больницы, СМИ и маркетологи.

К началу 1950-х годов новое оборудование для наблюдения могло проникать в дома и офисы без физического проникновения, и оно могло контролировать неограниченные каналы связи, такие как телеграф, телефонные линии и радиочастоты. Технология была быстро коммерциализирована и по дешевке сделана доступной для населения. […] Баланс сил заметно изменился в пользу тех, кто осуществляет физическое наблюдение. […]

К концу двадцатого века частное наблюдение в основном перестало преследоваться на федеральном уровне, и во многих случаях все государственные деятели должны были сделать, чтобы получить юридическое и социальное одобрение, чтобы указать на социальную проблему и доказать, что наблюдение помогло бы облегчить это.Всегда был какой-нибудь бутлегер или агитатор-иммигрант. Какой-то коммунист, какой-то гангстер, какой-то борцов за гражданские права или открыто воинственный антивоенный радикал. Вместо того, чтобы уравновесить конкурирующие ценности, Соединенные Штаты просто установили серию слабых квалификационных процедур для лицензии на вторжение в частную жизнь.

__________

Выдержка перепечатана с разрешения из книги Лоуренса Каппелло «Ни к черту вашего дела: конфиденциальность в Соединенных Штатах от позолоченного века до цифровой эры», опубликованной издательством Чикагского университета.© 2019 Издательство Чикагского университета. Все права защищены.

* * *

Интервью с Лоуренсом Каппелло

The Economist: Что такое конфиденциальность? Можем ли мы даже дать ему точное определение?

Лоуренс Каппелло : Конфиденциальность — очень скользкое слово. Невероятно сложно свести к минимуму красивое и компактное предложение, хотя великие умы, безусловно, пытались это сделать. В 1890-х судья Луи Брандейс называл это «правом быть оставленным в покое».В 1960-х годах профессор Колумбийской школы права Алан Вестин сказал, что это «требование отдельных лиц, групп или организаций определять для себя, когда, как и в какой степени информация о них передается другим».

Наилучшее определение, безусловно, дано ученым-правоведом Дэниелом Солове, который называет это «зонтичным термином», который, как и «свобода», «свобода» или «любовь», может быть понят только во множестве контекстов. Определение Вестина несовершенно, но это отличное место для начала.Поэтому, если меня спросят, я отвечу: конфиденциальность (в основном) заключается в контроле и ограничении доступа к себе и нашей личной информации. Стремление к уединению — фундаментальный аспект человеческого существования. Это фундаментальная часть того, что значит быть живым.

The Economist : Является ли сегодня отсутствие конфиденциальности от государственного и корпоративного наблюдения хуже, чем в прошлом?

Мистер Каппелло : Совершенно верно. Инструменты наблюдения, имеющиеся в их распоряжении, намного сложнее, чем все, что было разработано в 20 веке, как на уровне физического наблюдения (наблюдение в режиме реального времени), так и на уровне «наблюдения за данными» (наблюдение, которое собирает и обрабатывает фрагменты информации после факт).Степень, в которой человек может быть «известна» сегодня, не имеет себе равных по сравнению с предыдущими поколениями.

Но важно признать, что основные импульсы, управляющие корпоративным и государственным надзором, не новы. С одной стороны, такое наблюдение действительно служит положительным целям, которые нельзя игнорировать. Национальная безопасность и корпоративная эффективность, по крайней мере, в принципе, стоящие цели. Проблема в том, что на протяжении всей нашей истории слежка часто использовалась в зловещих целях.Поэтому сейчас более, чем когда-либо, важно, чтобы американские суды твердо придерживались Четвертой поправки и чтобы практика корпоративной конфиденциальности строго регулировалась. И я говорю эту последнюю часть как капиталист.

The Economist : Америка родилась из прав на неприкосновенность частной жизни, так почему же в ней отсутствуют надежные правила конфиденциальности по сравнению с Европой?

Мистер Каппелло : Я верю в Америку. И меня убивает то, что мы так отстаем в этом вопросе. Есть три основных причины.Во-первых, в 20-м веке, когда писались эти законы, защитники частной жизни были склонны утверждать, что неприкосновенность частной жизни является правом личности, игнорируя при этом ее большую социальную ценность. Эта ошибка позволила силам, которые выступали против частной жизни, утверждать, что они были на стороне «большего блага», в то время как те, кто защищал ее, говорили об индивидуальном вреде — гораздо более слабая позиция.

Во-вторых, ключевые дебаты о конфиденциальности в нашей истории обычно принимали характер «все или ничего», что означает, что они были неправильно сформулированы как вопрос о том, являются ли такие вещи, как безопасность и корпоративная эффективность более важными, чем конфиденциальность, а не лучшее вопрос о том, как можно защитить конфиденциальность при одновременном соблюдении этих интересов.

В-третьих, и это неудивительно, защита конфиденциальности сказывается на прибыли. Особые интересы часто заявляют, что правила конфиденциальности обременительны для владельцев бизнеса, и законодатели часто соглашаются с этим.

The Economist : Существуют ли какие-либо правовые реформы, которые существенно защищают конфиденциальность в цифровую эпоху?

Г-н Каппелло : Во-первых, возможность контролировать свои личные данные должна быть признана фундаментальным правом человека. И пока мы этим занимаемся, действует и «право на забвение» — возможность удалять информацию о себе из баз данных в Интернете по прошествии определенного периода времени.В противном случае мы все неизбежно окажемся пленниками нашего записанного прошлого.

Большинство американских законов о конфиденциальности в настоящее время действуют в рамках так называемой «лоскутной» системы: разные виды данных защищаются по-разному. Медицинские данные, финансовые данные, данные потребителей; все они получают разные виды защиты. Вместо этого нам нужно нечто, напоминающее омнибусную или «всеобъемлющую» модель, используемую Европейским Союзом. Этот подход является одновременно более сильным и рациональным. Это также может быть не так уж и далеко.В настоящее время в Конгрессе проходит несколько законопроектов.

The Economist : В наш век авторитаризма и искусственного интеллекта, что вселяет в вас страх, что человеческое достоинство и права могут пострадать, или вселяет уверенность в том, что эти ценности будут сохранены?

Мистер Каппелло : Я пойду со страхом. Я боюсь, что американцы, родившиеся в 21 веке, начнут игнорировать тот факт, что они наслаждаются значительно меньшей приватностью, чем их родители, бабушки и дедушки в их возрасте, — что с годами теряется определенный инстинкт.Я боюсь, что наш национальный разговор о конфиденциальности будет перехвачен теоретиками заговора, которые говорят с нулевой суммой. Или политическими оперативниками, настолько вовлеченными в ссоры между красной и синей командами, что они воспользуются этим вопросом как пушечным огнем, вместо того чтобы подходить к нему с чувством баланса и нюансов, которого он заслуживает.

Но больше всего я боюсь того, что наша цивилизация оцепенела. Что по мере того, как наши надежды на конфиденциальность падают, американцы все чаще пожимают плечами и сознательно бормочут друг другу, что конфиденциальность мертва.Эти люди усложняют жизнь остальным.

Но не поймите меня неправильно: в последнее время я больше надеялся, чем боялся. Кажется, что рынок, наконец, признает конфиденциальность как нечто, за что потребители готовы платить. Например, новая рекламная кампания Apple для iPhone полностью сосредоточена на конфиденциальности. Чем больше переплетается конфиденциальность и выгода, тем меньше наше общество полагается на справедливые средства правовой защиты.

Виды наблюдения

Департаменты общественного здравоохранения на федеральном уровне, уровне штата и на местном уровне используют различные типы систем эпиднадзора для укрепления здоровья и предотвращения болезней.Эти системы могут использоваться для мониторинга тенденций заболеваний и планирования программ общественного здравоохранения. Существует два основных типа наблюдения за заболеваниями: пассивный и активный.

Пассивный

Пассивный эпиднадзор за заболеваниями начинается с того, что поставщики медицинских услуг или лаборатории отправляют отчеты государственным или местным властям. Информация о болезнях подается в индивидуальном порядке на основе опубликованного списка состояний.

В Массачусетсе зарегистрировано около 90 заболеваний, начиная с обычных инфекций (т.е., хламидиоз и болезнь Лайма) до редких заболеваний (например, кори и брюшного тифа). По большей части эпиднадзор за заболеваниями в Массачусетсе пассивен.

Активный

Активное наблюдение за заболеваниями — это когда государственные или местные власти активно ищут информацию, связываясь с поставщиками медицинских услуг, лабораториями, школами, домами престарелых, рабочими местами и т. Д.

Например, во время кластерного исследования E. coli O157: H7, эпидемиологи могут вызвать педиатрических нефрологов в штате, чтобы узнать, лечил ли врач каких-либо пациентов с гемолитико-уремическим синдромом (ГУС), который мог возникнуть в результате заражения этим вирусом. организм.

Подумайте о своих настройках. Какой метод наблюдения хорошо зарекомендовал себя в вашем районе?


У обоих типов наблюдения есть свои преимущества и недостатки.

Пассивное наблюдение эффективно, потому что оно охватывает широкую сеть и его легче проводить на постоянной основе. Это полезно для повседневного наблюдения. Однако это может привести к занижению сведений и неполным данным.

Активный надзор следует использовать для расследования заболеваний с высоким риском для здоровья населения, но он также может потребовать значительных ресурсов.Данные, собранные посредством активного наблюдения, обычно предоставляют более точную и полную информацию, чем пассивное наблюдение.

Другое

Существуют также некоторые другие типы эпиднадзора, которые используются для мониторинга конкретных заболеваний. Просмотрите действия с вкладками.

Теперь выполните проверку знаний. Примечание: это не оценивается, поэтому вы увидите оценку в групповой викторине 0/0.

Что не так с общественным видеонаблюдением?

Опубликовано в марте 2002 г.

Четыре проблемы общественного видеонаблюдения

Видеокамеры или замкнутое телевидение (CCTV) становятся все более и более распространенной особенностью американской жизни.Страх перед терроризмом и доступность все более дешевых камер еще больше усилили эту тенденцию. Использование сложных систем полицией и другими служащими общественной безопасности вызывает особую озабоченность в демократическом обществе. Например, в нижнем Манхэттене полиция планирует создать централизованный центр наблюдения, где офицеры смогут просматривать тысячи видеокамер по всему центру города — а камеры, управляемые полицией, получили распространение во многих других городах Америки всего за последние несколько лет.

Хотя ACLU не возражает против использования камер в определенных известных общественных местах, которые являются потенциальными целями террористов, таких как Капитолий США, стремление покрыть наши общественные места и улицы видеонаблюдением — плохая идея. Вот четыре причины, почему:

1. ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЕ НЕ ДОКАЗАНО ЭФФЕКТИВНОСТЬ
Неявным оправданием недавних усилий по усилению видеонаблюдения является угроза террористических атак. Но террористов-смертников явно не отпугивают видеокамеры — и их могут даже привлечь камеры телевизионного наблюдения — и расходы на обширную систему видеонаблюдения, такую ​​как британская, которая поглощает примерно 20 процентов бюджета уголовного правосудия этой страны. намного превышает ограниченные преимущества, которые система может предоставить при расследовании атак или попыток атак постфактум (см. информационный бюллетень о камерах наблюдения и попытках атак в Лондоне).

Настоящая причина, по которой камеры обычно используются, — это уменьшить количество более мелких преступлений. Но даже не было продемонстрировано, что они могут это сделать. В Великобритании, где камеры широко используются в общественных местах, социологи, изучающие этот вопрос, обнаружили, что они не снизили уровень преступности. «После того, как показатели преступности и правонарушений были скорректированы с учетом общей тенденции к снижению преступности и правонарушений, — обнаружили криминологи в одном исследовании, — в некоторых категориях было отмечено сокращение, но не было никаких доказательств того, что камеры снизили преступность в целом. в центре города.«Исследование 2005 года, проведенное Министерством внутренних дел Великобритании, также показало, что камеры не снижают уровень преступности или страха перед преступностью (как и исследование 2002 года, также проведенное для правительства Великобритании).

Кроме того, эксперты правительства США по технологиям безопасности, отметив, что «наблюдение за видеоэкранами — это скучно и завораживающе», — в ходе экспериментов выяснилось, что «всего через 20 минут просмотра и оценки экранов мониторов внимание большинства людей упало до уровня значительно ниже допустимого».

2.CCTV ВОЗМОЖНО ЗЛОУПОТРЕБЛЯТЬСЯ
Одна из проблем при создании такой мощной системы наблюдения заключается в том, что опыт подсказывает нам, что ею неизбежно будут злоупотреблять. Существует пять способов ненадлежащего использования систем камер наблюдения:

Преступное злоупотребление
Системы наблюдения представляют «плохие яблоки» правоохранительным органам с заманчивой возможностью для преступного злоупотребления. В 1997 году, например, высокопоставленный полицейский в Вашингтоне, округ Колумбия, был пойман с использованием полицейских баз данных для сбора информации о покровителях гей-клуба.Просматривая номерные знаки автомобилей, припаркованных в клубе, и исследуя прошлое владельцев автомобилей, он пытался шантажировать покровителей, которые были женаты. Представьте, что такой человек мог бы сделать с общегородской системой шпионских камер.

Институциональное злоупотребление
Иногда плохая политика устанавливается наверху, и все правоохранительные органы обращаются к злоумышленникам. Это особенно часто случается в периоды социальных потрясений и острых конфликтов из-за политики правительства.Например, во время движения за гражданские права и войны во Вьетнаме ФБР, а также многие отдельные полицейские управления по всей стране проводили незаконные операции, чтобы шпионить за политическими активистами, которые боролись против расовой сегрегации и войны во Вьетнаме, и преследовать их. Эта озабоченность особенно оправдана, поскольку сегодня мы в некоторых отношениях переживаем аналогичный период конфликта.

Злоупотребления в личных целях
Мощные инструменты наблюдения также создают соблазны злоупотреблять ими в личных целях.Например, расследование Detroit Free Press показало, что база данных, доступная правоохранительным органам Мичигана, использовалась офицерами, чтобы помочь своим друзьям или самим выслеживать женщин, угрожать автомобилистам после дорожных столкновений и отслеживать разлученных супругов.

Дискриминационное преследование
Системы видеокамер управляются людьми, которые привносят в работу все свои существующие предубеждения и предубеждения. Было обнаружено, что в Великобритании операторы камеры уделяют непропорционально большое внимание цветным людям.Согласно социологическому исследованию того, как функционировали системы, «чернокожие люди в полтора-два с половиной раза чаще подвергались наблюдению, чем можно было бы ожидать, исходя из их присутствия среди населения».

Вуайеризм
Эксперты, изучающие, как работают системы камер в Великобритании, также обнаружили, что операторы, в основном мужчины (и, вероятно, скучающие), часто используют камеры, чтобы подглядывать за женщинами. Исследователи обнаружили, что каждая десятая женщина стала объектом преследования исключительно по причинам, связанным с вуайеризмом.Сообщалось о многих инцидентах в Соединенных Штатах. В одном из них полиция Нью-Йорка на вертолете, предположительно наблюдая за толпой на Республиканском съезде 2004 года, направила инфракрасную видеокамеру на влюбленную пару, наслаждающуюся ночным «уединением» своего балкона на крыше.

3. ОТСУТСТВИЕ ОГРАНИЧЕНИЙ ИЛИ КОНТРОЛЯ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ КАМЕР
Передовые системы видеонаблюдения, такие как видеонаблюдение, должны подвергаться системе сдержек и противовесов. Однако из-за того, что технология развивалась так быстро, системы сдержек и противовесов для предотвращения описанных выше злоупотреблений не существует.В частности, отсутствуют два элемента:

Консенсус по ограничениям возможностей публичных систем видеонаблюдения.
К сожалению, история показала, что технологии наблюдения, применяемые для одной цели, неизбежно расширяются и для других целей. А поскольку видеотехнологии, вероятно, будут продолжать развиваться, отсутствие каких-либо четких границ для того, что системы видеонаблюдения должны быть в состоянии делать, представляет собой значительную опасность.

Всего за последние несколько лет во многих городах, включая Вашингтон, Нью-Йорк, Чикаго и Лос-Анджелес, впервые было установлено значительное количество полицейских видеокамер, установленных в общественных местах.И как только эти средства наблюдения будут созданы, полицейские управления смогут повысить качество своих технологий и количество камер — и неизбежно будут испытывать искушение или давление. Хотим ли мы, чтобы власти установили камеры с высоким разрешением, которые могут прочитать брошюру за милю? Камеры, способные определять длины волн за пределами видимого спектра, обеспечивая ночное или прозрачное зрение? Камеры, оснащенные функцией распознавания лиц, вроде тех, что были установлены в аэропортах и ​​даже на улицах Тампы, Флорида? Камеры, дополненные другими формами искусственного интеллекта, такими как те, что используются в Чикаго?

Пока нет четкого консенсуса в отношении того, где мы проводим черту слежки для защиты американских ценностей, общественное видеонаблюдение находится под угрозой превращения в монстра слежки.

Законодательные правила эксплуатации таких систем.
Общественный консенсус в отношении того, как следует использовать камеры, важен, но, в конце концов, мы являемся нацией законов и прав, основанных на законе. Хотя Четвертая поправка к Конституции США предлагает некоторую защиту от видеообзоров, проводимых полицией, в настоящее время не существует общих законодательно закрепленных правил, ограничивающих вторжения в частную жизнь и защиты от злоупотреблений системами видеонаблюдения. Необходимы правила для четкого понимания общественностью таких вопросов, как записываются ли видеосигналы, при каких условиях и как долго они хранятся; каковы критерии доступа к архивным видео для других государственных органов или общественности; как правила будут проверяться и применяться; и какие наказания будут применяться к нарушителям.

Уже давно существуют устоявшиеся правила, регулирующие audio запись людей без их согласия (есть причина, по которой в камерах наблюдения никогда не бывает микрофонов). Нет никакого смысла в том, что у нас нет аналогичных законов для видеозаписи.

4. ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЕ ОКАЖЕТ ОХЛАЖДАЮЩИЙ ВЛИЯНИЕ НА ОБЩЕСТВЕННУЮ ЖИЗНЬ
Растущее присутствие общественных камер внесет тонкие, но глубокие изменения в характер наших общественных мест. Когда за гражданами наблюдают власти — или они знают, что за ними могут наблюдать в любой момент — они более застенчивы и менее свободны.Как заметил синдицированный обозреватель Джейкоб Саллум, «знание того, что за вами наблюдают вооруженные правительственные агенты, имеет тенденцию сдерживать ситуацию. Вы не хотите обидеть их или иным образом привлечь внимание к себе». В конце концов, предупреждает он, «люди могут научиться быть осторожными с книгами и периодическими изданиями, которые они читают публично, избегая заголовков, которые могут встревожить невидимых наблюдателей. Они также могут больше задумываться о том, как они одеваются, чтобы не выглядеть террористами, членами банд и т. Д. наркотики или проститутки «. Действительно, исследования камер в Великобритании показали, что люди, которых считали «вне времени и места» с окружающей средой, подвергались длительному наблюдению.

ИТОГ: НЕДОСТАТОЧНОЕ СОЧЕТАНИЕ ПРЕИМУЩЕСТВ И РИСКОВ
Как и в случае любой другой технологии, преимущества развертывания общедоступных видеокамер должны быть сопоставлены с затратами и опасностями. Эта технология (а) потенциально может изменить основной опыт публичных прогулок в Америке из-за ее сдерживающего воздействия на граждан, (б) несет в себе вполне реальную опасность злоупотреблений и «сползания к миссии», и (в) не будет существенно защищать мы против терроризма. Учитывая это, его преимущества — предотвращение в лучшем случае нескольких уличных преступлений и, вероятно, их отсутствия — непропорционально малы.

Наблюдение на рабочем месте становится новой нормой для рабочих в США

Основные выводы

  • Инвазивный и эксплуататорский надзор на рабочем месте в Соединенных Штатах в настоящее время в значительной степени становится неконтролируемым из-за слабой власти и отсутствия правовой защиты или нормативных ограничений на такое поведение.
  • Наблюдение за рабочими местами коренным образом меняет динамику власти на рабочем месте в пользу фирм таким образом, что это наносит вред работникам и способствует несправедливому росту.Это допускает незаконную дискриминацию, затрудняет организацию рабочих и приводит к постоянному стрессу у рабочих, которых могут уволить в любой момент.
  • Мониторинг работников является частью цикла разрозненных рабочих механизмов, посредством которого фирмы снижают квалификацию и неправильно классифицируют сотрудников, позволяя им платить работникам меньше, обходить защиту работников и подрывать способность работников к переговорам, в конечном итоге увеличивая экономическое неравенство и искажая экономический рост .
  • Повсеместное распространение технологического мониторинга рабочих мест и отсутствие средств защиты конфиденциальности продолжают вредоносный цикл.Повсеместная слежка не только подрывает власть работников, но также усиливает и без того ослабленное состояние власти работников в Соединенных Штатах, что позволяет фирмам продолжать слежку и эксплуатировать работников.
  • Опасности, создаваемые надзором на рабочем месте, больше всего ложатся на наиболее уязвимых работников, усугубляя ряд экономических неравенств и не позволяя этим работникам оспаривать эти все более агрессивные методы.
  • Политические и нормативные решения по устранению вреда, наносимого слежкой, должны касаться не только использования технологий на рабочем месте, но и структурных причин, которые разрушают трудовые отношения и снижают квалификацию рабочих мест, а также направлены на усиление возможностей работников для защиты прав работников и улучшения их экономические результаты сейчас и в ближайшие годы.

В первые недели пандемии весной 2020 года до половины оставшихся на работе американских рабочих внезапно стали работать из дома. Менеджеры изо всех сил старались контролировать своих внезапно удаленных сотрудников с помощью постоянных проверок, постоянно включенных веб-камер и программного обеспечения, отслеживающего нажатия клавиш или движение мыши. Но для многих сотрудников, как удаленных, так и на месте, инвазивный мониторинг рабочего места уже был нормой. Работники колл-центра Пеппер сбивали абонентов с толку ненужными вопросами, пытаясь успокоить своих таинственных менеджеров по искусственному интеллекту.Работники складов спешат не отставать от квот на автоматизированное производство. А водители-курьеры завершают свои маршруты под наблюдением систем GPS и камер, контролируемых искусственным интеллектом.

Наблюдение за рабочими местами, конечно, не ново, но новые технологии позволили работодателям контролировать работников как на рабочем месте, так и вне его, и могут причинить им вред множеством способов. Некоторые из угроз, создаваемых все более изощренным надзором на рабочем месте, являются прямым результатом самого повсеместного мониторинга, но другие — результатом эксплуататорских и зачастую незаконных практик, которые позволяет такое наблюдение, от нанесения ущерба здоровью и безопасности до дискриминации.

Опасности, создаваемые надзором на рабочем месте, больше всего ложатся на наиболее уязвимых работников, усугубляя ряд экономических неравенств и не позволяя этим работникам оспаривать эти все более агрессивные методы. Но мониторинг рабочих также является частью цикла реструктурированных рабочих механизмов, посредством которых фирмы снижают квалификацию и неправильно классифицируют сотрудников, позволяя им платить рабочим меньше, обходить защиту рабочих и подрывать способность рабочих к переговорам.

В одном из недавних примеров Amazon.com Inc. недавно внедрила камеры искусственного интеллекта в свой растущий парк средств доставки, требуя от водителей подписывать формы согласия на сбор и использование своих биометрических данных, чтобы сохранить свою работу. Компания запрашивает эти персональные данные через минутный мониторинг и управление повседневными действиями сотрудников, несмотря на то, что эти работники доставки не работают на самой Amazon. Вместо этого их нанимают «партнеры по доставке», что позволяет технологическому гиганту избегать прямой ответственности за оплату труда и условия труда водителей и обходить стороной более регулируемые логистические компании, такие как United Parcel Service Inc.и FedEx Corporation.

По своей сути, повсеместное и неконтролируемое наблюдение за рабочими местами коренным образом меняет динамику власти на рабочем месте в пользу фирм таким образом, что это наносит вред работникам и способствует несправедливому росту. Это допускает незаконную дискриминацию, затрудняет организацию рабочих и приводит к постоянному стрессу у рабочих, которых могут уволить в любой момент. В более широком смысле, наблюдение за рабочими искажает природу рабочих мест и экономических возможностей, поскольку чрезмерно способствует снижению квалификации рабочих мест и разрушению автономии рабочих.

В этом отчете рассматривается, почему и как работодатели следят за своими работниками, какой вред причиняет такое наблюдение и какие препятствия оно создает для власти работников. Затем исследуется, как этот вред способствует искажению рынков труда и несправедливому экономическому росту. В заключение приводятся некоторые предлагаемые механизмы для устранения этого вреда, в том числе более строгие правовые и нормативные меры защиты в отношении использования технологий на рабочем месте, а также новые и надежные механизмы обеспечения соблюдения, обеспечивающие не только защиту частной жизни и трудовых прав работников, но и их усиление за счет растущее распространение технологий наблюдения за рабочими.Однако в более фундаментальном плане политические решения должны устранять структурные причины, которые разрушают трудовые отношения и снижать квалификацию рабочих мест, и работать над укреплением возможностей трудящихся для защиты прав трудящихся и улучшения их экономических результатов сейчас и в предстоящие годы.

Компании наблюдают за сотрудниками по многим причинам, часто ссылаясь на соображения безопасности, необходимость упростить выставление счетов и управление проектами или желание повысить производительность труда. Работодатели также могут вести наблюдение просто ради него самого.Они делают это, чтобы получить ощущение большего контроля, снизить риски в своей деятельности и просто потому, что новые технологии мониторинга становятся повсеместными и все более дешевыми в реализации.

На практике такое наблюдение не только допускает и усугубляет практику эксплуатации на рабочем месте, но также подрывает власть работников и способствует ухудшению заработной платы и условий труда.

Современное наблюдение за рабочими местами в Соединенных Штатах уходит корнями в историческое недоверие к рабочим, особенно к низкооплачиваемым, с расистскими устоями в рабстве и следуя практике эксплуатации труда.В книге Dark Matters: On the Surveillance of Blackness , например, социолог Симона Браун из Техасского университета в Остине прослеживает наблюдение, измерение и маркировку порабощенных чернокожих людей в Соединенных Штатах вплоть до современных технологий наблюдения и наблюдения. биометрические классификации.

Это недоверие к рабочим сочеталось с практикой «научного управления» в конце 19 века, когда основной упор в промышленном производстве был сделан на оптимизацию выпуска.Это требовало постоянного мониторинга для сбора данных о рабочих и производстве, чтобы максимизировать усилия рабочих, часто за счет здоровья и безопасности рабочих.

В то же время применение технологий в рабочих процессах редко является нейтральным актом максимизации производительности. Адъюнкт-профессор Джорджтаунского права Бришен Роджерс объясняет, что компании также используют технологии, чтобы снизить квалификацию и подорвать власть сотрудников, даже если в результате процесс менее продуктивен или производит менее качественный продукт.

Повсеместное наблюдение и автоматизированное управление теперь являются центральными во многих нестабильных рабочих схемах и предприятиях, построенных на неправильной классификации и отсутствии подотчетности, от таких компаний, как Uber Technologies Inc. и Lyft Inc., до франчайзеров быстрого питания, таких как McDonald’s Corporation и ее конкуренты. Экономист из Университета Брандейса Дэвид Вейл, в настоящее время назначенный и бывший администратор Отдела заработной платы и часов Министерства труда США, использует концепцию «трещин на рабочем месте», чтобы описать, как фирмы прекращают работу и передают работу на внешний подряд через субподряд, франшизу и другие договоренности.Такой подход максимизирует прибыль ведущей фирмы, но имеет тенденцию к ухудшению заработной платы и качества работы аутсорсинговых работников.

Как наблюдение за работниками способствует разрыву трудовых отношений

«Трещины на рабочем месте» — это термин, придуманный экономистом из Университета Брандейса Дэвидом Вейлом для описания того, как компании все чаще передают на аутсорсинг деятельность, которая раньше выполнялась внутри компании, чтобы сосредоточиться на своих «основных компетенциях» и максимизировать прибыль за счет работников.Фирмы могут делать это через субподряд, франшизу и другие договоренности, в том числе полагаясь на независимых подрядчиков через «концертные» платформы.

В недавнем отчете для Data & Society экономист и получатель гранта Equitable Growth Брайан Каллачи исследует, как технологии позволяют корпоративным штаб-квартирам франчайзеров тщательно контролировать отдельные магазины франчайзи, «не нанимая напрямую ни франчайзи, ни работников». Франчайзер также может устанавливать многие условия магазина, такие как часы работы и цены, без учета заработной платы или условий работы.

Каллачи описывает, как работники отдельного ресторана быстрого питания, такого как McDonald’s, могут отслеживать свои действия в корпоративной штаб-квартире сети через компьютерные системы точек продаж, с помощью которых франчайзер может отслеживать такие вещи, как темп работы и дисциплинировать франчайзи за несоблюдение официальных инструкций по эксплуатации.

Чтобы узнать больше об этой динамике наблюдения на рабочих местах с трещинами, см .:

Современные методы наблюдения усугубляют эту трещину.Такая практика внутреннего аутсорсинга позволяет фирмам нанимать подрядчиков или франчайзи вместо сотрудников, избегая ответственности и риска в отношении защиты труда и льгот, но при этом сохраняя тщательный контроль над трудовыми и производственными процессами. Эта практика также увеличивает неравенство между нестандартной низкооплачиваемой работой и более стабильной высокооплачиваемой работой с хорошими льготами.

Падение стоимости и растущее распространение технологий наблюдения также упрощают для работодателей наблюдение за работниками как своего рода общую стратегию снижения рисков от любых угроз, которые могут возникнуть, от краж работников до объединения в профсоюзы.Эти методы подробно описаны в недавнем документе California Law Review «Безграничное наблюдение за рабочими», подготовленном профессором школы права Университета Северной Каролины Ифеомой Аджунва, профессором-исследователем Университета Южной Калифорнии в Анненберге Кейт Кроуфорд и профессором школы права Нью-Йоркского университета. Джейсон Шульц.

Аджунва, Кроуфорд и Шульц пишут, что, хотя предыдущие формы наблюдения, такие как те, которые использовались частными детективами Пинкертона и другими агентствами в XIX веке для наблюдения за рабочими, были очень трудозатратными, последние достижения в области технологий означают, что финансовые затраты на наблюдение часто очень низкое, и со стороны работодателя может потребоваться очень мало усилий для его установки и обслуживания.Они также отмечают, что текущие формы наблюдения и мониторинга часто носят «якобы совместный характер», реализуемые с заявленной целью помочь работникам быть более продуктивными и уменьшить отвлекающие факторы или улучшить их общее состояние здоровья и благополучия.

Трудоемкие формы слежки по-прежнему распространены, в том числе со стороны современного Детективного агентства Пинкертона, которое Amazon теперь использует для мониторинга деятельности профсоюзов рабочих в Польше. Но наблюдение часто встроено в повседневное программное обеспечение или оборудование или даже добавлено в качестве функции после принятия.Например, в 2020 году Microsoft Corp. добавила новые инструменты мониторинга производительности к своим вездесущим службам Microsoft 365, которые работодатели могли активировать, не ища новое программное обеспечение или не уведомляя работников об изменениях.

Огромный объем данных, которые собирают и генерируют эти формы цифрового наблюдения, может быстро превзойти возможности менеджеров по их использованию. Вместо этого компании могут полагаться на информационные панели сводных данных, автоматические предупреждения и все более сложные методы алгоритмического управления, которые не только анализируют данные, но также могут автоматизировать реакцию руководства на эти данные.Как описал журналист Джош Дзиеза в статье, опубликованной в феврале 2020 года в журнале Verge :

.

Хотя работодатель всегда имел право следить за вашим рабочим столом в течение дня, это, вероятно, было бы неэффективным использованием его времени. Теперь такое наблюдение не только легко автоматизировать, но и необходимо собирать данные, необходимые для оптимизации работы.

В конечном итоге упор на количественные показатели и автоматизированное управление может исказить динамику бизнеса, заставляя работников и работодателей сосредотачиваться на конкретных действиях или результатах, а не на результатах.Это также может привести к эскалации циклов наблюдения и контроля, поскольку рабочие приспосабливаются к этим системам и стремятся подорвать их.

Американские работодатели в разных отраслях и сферах деятельности используют надзор во многих формах, и многие из этих методов теперь настолько рутинны, что кажутся ничем не примечательными. Карты-ключи и камеры видеонаблюдения распространены на самых разных рабочих местах, от складов до офисов, от грузовиков для доставки до частных домов. Возможности наблюдения также встроены в современную технологическую и цифровую инфраструктуру, поэтому работодатели могут часто с минимальными усилиями просматривать телефонные звонки, текстовые сообщения, электронные письма, историю браузера, записи о продажах и отметки о местонахождении.

Сегодня работодатели

в США могут легко отслеживать каждое нажатие клавиши на компьютере или записывать все, что появляется на экране. А датчики, встроенные в машины или транспортные средства, могут отслеживать производительность и скорость рабочих, а рабочие могут носить устройства, которые регистрируют их местоположение или частоту сердечных сокращений.

Камеры широко используются на различных рабочих местах. Поскольку стоимость как камер, так и хранилищ данных с годами резко упала, их присутствие и использование расширяются, в том числе в местах, за которыми ранее было трудно наблюдать.Например, в частных домах работодатели могут прятать камеры для наблюдения за домашними работниками. А растущее использование камер для дверных звонков, таких как Google Nest и Amazon’s Ring, добавляет еще один уровень наблюдения для водителей, обслуживающих службы, и других.

Развитие программного обеспечения для распознавания изображений и искусственного интеллекта также позволяет использовать видео- и аудионаблюдение в реальном времени в автоматизированных методах управления, которые могут отслеживать мельчайшие движения или выражения лица. Повсеместное распространение предустановленных камер портативных компьютеров, а также подключаемых веб-камер также означает, что работодатели могут также контролировать работников, которые в основном работают с компьютерами, независимо от того, работают ли они удаленно или в офисе.

Некоторые виды практики цифрового мониторинга уже распространены во многих отраслях, в которых основное внимание уделяется работе на компьютере. Работодатели обычно имеют техническую и юридическую возможность получить доступ к большинству типов сообщений, которые происходят в их системах или устройствах, таких как электронные письма, текстовые сообщения или личные сообщения сотрудников Slack, а также к общей интернет-активности. Кроме того, компании могут приобретать или разрабатывать услуги, которые отслеживают «часы активности» сотрудников на компьютере, какие приложения они используют или сколько электронных писем они отправляют.Некоторые сервисы идут еще дальше, отслеживая каждое нажатие клавиши, которое делает рабочий, и с какой частотой, и делают скриншоты экрана компьютера сотрудника для последующего просмотра.

Эти методы часто имеют расплывчатые и частично совпадающие цели, но в основном сосредоточены на идее «отслеживания производительности». Эти приложения могут быть реализованы с заявленной целью «помочь» работникам лучше осознавать свои временные привычки, или работодатели будут использовать их, чтобы работники избегали «отвлекающих» или запрещенных веб-сайтов, таких как социальные сети, или для упрощения записей для внутренних табелей учета рабочего времени. или выставление счетов клиенту.Большинство этих приложений также включают в себя такие функции, как измерения активности клавиатуры и мыши, автоматические снимки экрана и отслеживание GPS, и могут быть установлены и собирать любую информацию на ноутбуке и мобильном устройстве работника.

В дополнение к пассивному сбору данных работодатели могут нанимать фирмы для проведения исследований (в том числе вне работы), выполнять поиск в социальных сетях или использовать компании, которые собирают данные или проверки кредитоспособности. Работников можно поощрять или требовать от них принимать активное участие в этом наблюдении, регистрировать и классифицировать свою деятельность или устанавливать приложения для отслеживания их работы и перемещений.Что касается профессий, связанных с клиентами, клиентов могут попросить провести анализ производительности труда, который может быть использован при определении заработной платы или часов. Для некоторых работников, таких как рабочие на платформе, эти рейтинги также могут привести к автоматическому увольнению, часто без возможности оспаривать эти решения.

В этом разделе отчета подробно описываются результаты применения этих новых технологий наблюдения за рабочими местами для американских рабочих. Конкретно как:

  • Количественная оценка рабочих мест все больше автоматизирует управление посредством наблюдения
  • Репутационное наблюдение нарушает права работников на неприкосновенность частной жизни и делает возможной дискриминацию
  • Наблюдение за производительностью искажает стимулы и динамику рабочего места
  • Методы отслеживания эмоций научно необоснованны

Давайте рассмотрим каждый из этих результатов по очереди.

Количественная оценка рабочих мест все больше автоматизирует управление посредством наблюдения

В Соединенных Штатах многие формы физического наблюдения за рабочим местом привязаны к классическим тейлористским метрикам, названным в честь проповедника научного менеджмента начала 20 века Фредрика Уинслоу Тейлора. Эти методы сосредоточены на эффективности, использовании автоматизированных технологий и алгоритмов повышения производительности для установления строгих производственных целей и обеспечения их выполнения работниками.

Например, на складах Amazon с чрезвычайно высокой количественной оценкой датчики и планшеты отслеживают перемещения и производительность рабочих, например заполнение ящиков, с точностью до секунды.Рабочих заставляют сокращать «свободное от работы время» и могут автоматически увольнять за несоблюдение строгих целей по производительности. Столь суровый темп работы привел к высокому уровню травм и оставил некоторых рабочих без перерывов в туалет.

Этот вид наблюдения также имеет несправедливые последствия. Низкооплачиваемые рабочие традиционно чаще подвергаются наблюдению, а цветные работники и иммигранты, скорее всего, будут работать на многих низкооплачиваемых работах с немедленными и серьезными последствиями наблюдения, такими как автоматические увольнения из-за невыполнения целевых показателей производительности.

Последствия наблюдения за рабочими концентрируются и усугубляются из-за профессиональной сегрегации. Например, чернокожие рабочие и латиноамериканские рабочие чрезмерно представлены среди водителей, дальнобойщиков и кассиров. И в целом цветные рабочие составляют более 80 процентов работников, которые упаковывают и упаковывают товары вручную.

Эти тенденции заметны и внутри компаний. В Amazon сотрудники Black составляют всего 3,8 процента от числа старших менеджеров и руководящих должностей компании, но составляют 31 процент рабочих мест в колл-центре и на складах, в то время как сотрудники Latinx составляют 3 человека.9 процентов должностей старших менеджеров и руководителей, но 26,4 процента должностей колл-центров и складских помещений.

Многие работодатели также используют отслеживание геолокации в реальном времени для отслеживания перемещений работников, особенно в службах транспортировки и доставки, а также в сочетании с другими датчиками и данными о транспортных средствах. Такой уровень наблюдения часто требуется для управления большим количеством неправильно классифицированных работников, таких как водители FedEx, классифицируемые как независимые подрядчики, или водители, занимающиеся доставкой еды и напитков, работа которых полностью осуществляется через приложение.

Работодатели часто используют учет рабочего времени и действий, чтобы ограничить или сократить количество времени, которое они считают «на часах». Как описывают исследователи Data & Society Александра Матееску и Айха Нгуен, «подробные записи о деятельности на рабочем месте… могут использоваться для облегчения кражи заработной платы или для того, чтобы работодатели могли сократить то, что считается оплачиваемым рабочим временем, исключая« непродуктивные »периоды, такие как спад. время.»

Некоторые из этих практик являются эксплуататорскими, а другие просто незаконными.Профессор школы права Университета Орегона Элизабет Типпетт классифицирует три типичных формы кражи заработной платы в цифровом формате: программное обеспечение для хронометража, округляющее время в меньшую сторону, автоматические удержания перерывов и «сокращение рабочего времени», то есть преднамеренное сокращение зарегистрированного рабочего времени сотрудника.

Репутационный надзор нарушает права трудящихся на неприкосновенность частной жизни и допускает дискриминацию

Во многих отраслях слежка часто нормализуется в целях безопасности и предотвращения мошенничества. Эта практика позволяет работодателям проверять транзакции в случае проверок, судебных исков или выявления краж в режиме реального времени.Это может включать общее физическое наблюдение, такое как камеры или карточки-ключи; компьютерный мониторинг, от отслеживания файлов, к которым осуществляется доступ, до обычных снимков экрана и отслеживания нажатия клавиш; и наблюдение за деятельностью и перемещениями рабочих в нерабочее время. Кроме того, слежка за репутацией работников или кандидатов на работу может глубоко проникнуть в личную жизнь человека и раскрыть сугубо личную информацию.

Действующие федеральные законы содержат некоторые рекомендации о том, как работодатели могут использовать более устоявшиеся методы, такие как проверка криминального прошлого, кредитные истории и тестирование на наркотики, в процессе приема на работу и на протяжении всех трудовых отношений, а во многих штатах предусмотрены дополнительные меры защиты и ограничения.Хотя эти законы не защищают работников от всех форм дискриминации и часто не имеют достаточно надежного правоприменения, рост алгоритмической практики найма и оценки делает применение этих законов еще более трудным.

Существует также множество способов, с помощью которых сбор больших объемов данных о работниках и их действиях может усугубить экономическое неравенство и нанести вред наиболее уязвимым работникам. На самом базовом уровне сбор и использование этих данных создают возможности для других форм дискриминации, предоставляя работодателям прямой или косвенный доступ к конфиденциальной или защищенной информации, от данных о здоровье до личных данных, таких как религия, структура семьи или сексуальность.Даже если личные данные явно не запрашиваются, постоянное «подслушивание» сообщений, перемещений или даже поисков в Интернете может помочь работодателю соединить точки.

Кроме того, оценки репутации, которые продаются фирмами для использования при найме и оценке работников, основаны на данных из различных источников, без особого понимания того, как рассчитываются эти баллы, и без обращения за неточной информацией или предвзятыми выводами. Некоторые репутационные запросы и алгоритмические рейтинги могут даже не основываться на деятельности самих сотрудников, а вместо этого основываться на анализе активности других людей в социальных сетях в их личных сетях, что потенциально может привести к «сетевой» конфиденциальности.

Некоторые работодатели, такие как Walmart Inc., также используют личностные тесты в процессе найма, чтобы проверять потенциальных работников на их склонность к объединению в профсоюзы, еще больше пытаясь подорвать власть работников.

Домашние работники, которые уже работают в ненадежных условиях с незначительной защитой или реальным влиянием на переговоры, всегда подвергались высокому уровню наблюдения и оценки репутации со стороны работодателей, и эта ситуация сохраняется в цифровых пространствах. Как показали исследователи Data & Society Александра Матееску и Джулия Тикона, медицинские работники используют такие онлайн-платформы, как Care.com часто вынуждены делиться личной информацией о себе, чтобы казаться более заслуживающими доверия для потенциальных клиентов, форма «видимости», которая является добровольной в теории, но не на практике.

Налаживание личных взаимоотношений с клиентами в контексте нестандартной занятости и отсутствия защиты от дискриминации не новость для работников по уходу. Но онлайн-природа платформ по уходу делает работников более заметными и повышает вероятность того, что работодатели смогут узнать о них другую информацию.Эти онлайн-платформы также отдают предпочтение работникам по уходу, которые привыкли к онлайн-инструментам и саморекламе, что ранее не входило в должностные инструкции.

Наблюдение за производительностью искажает стимулы и динамику рабочего места

Хотя программное обеспечение для мониторинга может быть чрезвычайно агрессивным, его часто оправдывают тем, что оно увеличивает производительность труда. Программное обеспечение может даже выставить «балл» производительности для рабочих. Тем не менее, эти службы основывают свои оценки не на конкретных измерениях конкретных результатов или показателей качества, которые сами по себе могут быть трудно отслеживать и количественно определять автоматически, а на том, насколько активно сотрудники взаимодействуют с различными типами программного обеспечения или веб-сайтами, или даже на основе их основных компьютерная деятельность.

Один из примеров: в статье The Washington Post , опубликованной в апреле 2020 года, о «беспорядочном ПО» и других методах наблюдения, принятых менеджерами в первые недели пандемических ограничений, описывается, как одно программное обеспечение для мониторинга рабочих классифицирует сотрудника как «бездействующего». ”, Если их клавиатура и мышь были неактивны в течение 15 секунд, часто используемый стандарт измерения для мониторинга рабочих.

Обширный мониторинг и количественная оценка действий рабочих не приводят автоматически к повышению производительности труда в каком-либо значимом смысле.Фактически, это может сделать наоборот, поскольку исследования показывают, что работники более продуктивны, когда у них больше конфиденциальности. Когда работодатели сочетают всестороннее наблюдение с автоматизированным управлением, включая автоматическое увольнение в ответ на ошибки или отклонения от «нормы», работники должны выбирать между конкурирующими приоритетами. Например, когда работников розничной торговли заставляют держать очереди в движении во время праздничной суеты, они могут ввести неточную информацию о товаре, если тега товара нет в системе, или ввести свой личный адрес электронной почты вместо адреса покупателя, чтобы ускорить процесс.

Рабочие уже используют технологии и приложения для защиты от слежки, чтобы «обмануть» программное обеспечение для мониторинга, и эта практика, вероятно, будет расти по мере того, как все больше работодателей будут использовать эти методы для оценки производительности и оплаты рабочих, особенно независимых подрядчиков с дистанционным управлением. В сообщении в блоге компании Time Doctor, занимающейся мониторингом, показан пример работника, использующего приложение для автоматического перемещения мыши, чтобы он выглядел работающим, когда он не работает, и явно рекомендует их программное обеспечение для фирм, управляющих внештатными сотрудниками с таких платформ, как Upwork или Freelancer.

Распространяются так называемые методы отслеживания эмоций, но они научно необоснованны

Для мониторинга и управления работниками в сферах деятельности, ориентированных на клиентов, таких как низкооплачиваемая работа в call-центрах и розничной торговле, работодатели обращаются к так называемым технологиям распознавания эмоций, которые автоматически оценивают работников на основе их речевых образов, выражений лица или тона. голос. Многие стартапы и солидные компании продают такие услуги, которые утверждают, что используют машинное обучение и искусственный интеллект для определения эмоций или аффектов человека на основе биометрической информации, такой как выражение лица или интонация голоса.

Научные доказательства, лежащие в основе технологий «распознавания эмоций», далеко не доказаны, как объясняет исследователь Кейт Кроуфорд. Системы «эмоционального распознавания» построены на технологиях распознавания лиц и голоса. У них обоих есть серьезные проблемы с расистскими и сексистскими предубеждениями, как подробно описывает Руха Бенджамин в Race After Technology , и они особенно плохо понимают людей с цветными лицами или женскими голосами, особенно чернокожих женщин.

Как и в случае с другими технологиями автоматизированного управления, показатели распознавания эмоций также могут побуждать обслуживающего персонала выполнять свою работу контрпродуктивным образом, удовлетворяя алгоритм, а не клиента.Журналист Джош Дзиеза описывает, как сотрудников call-центра могут наказать за неэффективный стиль разговора:

Другие показатели Анджелы были превосходными, но программа постоянно отмечала ее отрицательные эмоции, что приводило ее в недоумение, потому что ее менеджеры-люди ранее хвалили ее чуткость по телефону. Никто не мог сказать ей, почему именно она была наказана, но ее лучшее предположение заключалось в том, что ИИ интерпретировал ее динамичный и громкий стиль речи, периоды молчания (результат попытки соответствовать метрике, призванной свести к минимуму задержку людей. ), а выражения озабоченности — как отрицательные.

Дзиеза продолжает документировать, как работники, без каких-либо указаний на то, какие конкретные аспекты их поведения были «неправильными» или что им следует изменить, пытались оправдать ожидания алгоритмов. Сюда входили приправленные разговоры излишними извинениями, сбивание с толку клиентов или попытки поддерживать оптимистичный тон голоса, несовместимый с содержанием разговора.

Новые технологии наблюдения за рабочими местами позволяют работодателям причинять вред работникам различными способами.В этом разделе отчета подробно рассказывается, как осуществляется наблюдение на рабочем месте:

  • Позволяет эксплуатировать рабочих
  • Подрывает власть рабочих, изменяя структуру рабочих мест и работы
  • Является препятствием для организации рабочих, даже если они явно не являются частью антипрофсоюзной деятельности

В этом разделе рассматриваются формы этого вреда.

Наблюдение на рабочем месте позволяет эксплуатировать рабочих

В дополнение к общему вмешательству в частную жизнь работников, наблюдение на рабочем месте позволяет и поощряет эксплуататорские методы управления, которые наносят вред работникам и ухудшают качество работы — часто, но не всегда, за счет алгоритмического управления.Алгоритмическое управление относится к методам, которые используют данные цифрового наблюдения для обеспечения полу- или полностью автоматизированного управления работниками, от установления заработной платы до решений о найме и увольнении.

Эти алгоритмические методы управления включают множество вредных требований к планированию и хронометражу, например, непредсказуемое планирование, разделение смены или узкие определения «рабочего времени» в пределах смены. Это может привести к различным экономическим потерям, таким как кража заработной платы или потеря рабочих мест, или к ущербу для здоровья и безопасности, например, к давлению с целью достижения невыполнимых производственных целей или отсутствию значимых перерывов в работе.

Индивидуальный вред от всеобъемлющего мониторинга может быть трудно количественно оценить или идентифицировать в одном исходе. Когда за работниками постоянно ведется наблюдение и эти данные хранятся бессрочно, все, что они делают, потенциально может быть использовано в качестве своего рода производственной цели, показателя производительности или причины увольнения. Это само по себе приводит к сильному стрессу, переутомлению и опасному поведению. А неопределенность и непрозрачность, возникающие в результате наблюдения, также накладывают постоянный когнитивный «налог» на работников.

Повсеместный мониторинг рабочих мест также является компонентом более широкого перехода к раздробленным трудовым отношениям, которые становятся все более обычным явлением во всей экономике США. Наблюдение позволяет и необходимо для нестандартной и нестабильной работы, когда фирмы используют данные, полученные от работников, для дальнейшего снижения квалификации рабочих мест, которые могут строго контролироваться автоматизированными системами управления. Наблюдение за персоналом и сбор данных также необходимы фирмам и корпоративным штаб-квартирам для осуществления детального контроля над субподрядчиками и франчайзи.

Кроме того, сбор и использование обширных данных о работниках создает возможности для других форм дискриминации, предоставляя компаниям прямой или косвенный доступ к конфиденциальной или защищенной информации. Это может включать биометрические данные и другие формы данных о здоровье, а также информацию о религии, структуре семьи или сексуальной ориентации работника.

Эта зависимость от непрозрачных алгоритмов с сомнительными прогностическими способностями, в том числе созданных и поддерживаемых третьими сторонами, также открывает новые возможности для непреднамеренной дискриминации фирм по расе, полу, возрасту и другим факторам.Это может включать программное обеспечение и приложения, обещающие прогнозировать «надежность» или измерять межличностные навыки кандидатов на работу, или использование алгоритмов найма для сортировки кандидатов на вакансии.

Наблюдение на рабочем месте подрывает власть работников из-за изменения структуры рабочих мест и работы

Инвазивный и эксплуататорский надзор на рабочем месте в значительной степени стал неконтролируемым из-за отсутствия правовой защиты или нормативных ограничений на такое поведение. Повсеместное распространение технологического мониторинга на рабочем месте и отсутствие защиты конфиденциальности продолжают пагубный цикл: повсеместное наблюдение не только подрывает власть работников, но и усиливает и без того ослабленное состояние власти работников в Соединенных Штатах, что позволяет фирмам продолжать наблюдение и эксплуатировать работников.

В Соединенных Штатах отсутствует исчерпывающая или последовательная концепция права на неприкосновенность частной жизни из-за отсутствия федеральных законов и непоследовательного толкования судами существующих законов и причинения вреда неприкосновенности частной жизни. Большинство существующих правовых средств защиты, как правило, сосредоточены на правах частных лиц как потребителей, а не как работников. Текущие федеральные меры защиты конфиденциальности на рабочем месте в узком смысле сосредоточены на данных, собираемых и используемых в определенных контекстах, таких как защита от слежки во время деятельности по объединению в профсоюзы или для определенных типов данных, таких как данные о здоровье сотрудников.

Эта слабая правовая база для защиты частной жизни в Соединенных Штатах означает, что работники имеют очень мало прав на неприкосновенность частной жизни на рабочем месте, особенно если компания может заявить, что для слежки есть коммерческая причина.

Рабочие вряд ли даже будут знать обо всех способах наблюдения за ними. Компании, как правило, не информируют их о методах наблюдения, и вред от этого наблюдения может быть трудно точно идентифицировать или количественно оценить.Например, работники могут не знать о каком-либо слежении до тех пор, пока оно не будет использовано против них в виде дисциплинарных мер или увольнения, или могут вообще не знать об этом, но по-прежнему сталкиваться с дискриминацией или контролем со стороны слежки.

Рабочие, конечно, могут знать в общем смысле, что за ними наблюдают. Это приводит к стрессу от повсеместного наблюдения без обращения за помощью. Или же работники могут быть полностью проинформированы об обширном наблюдении, за которым они находятся, и о том, как оно используется для отслеживания и количественной оценки их действий с одинаково тяжелыми последствиями.Последствия такого наблюдения могут распространяться далеко в будущее, так как в большинстве штатов эти данные могут храниться, использоваться, перенаправляться и даже продаваться в любой момент времени на неограниченный срок.

Отсутствие у рабочих контроля над своими данными и конфиденциальностью на рабочем месте также в основном является результатом общего ослабления власти рабочих в Соединенных Штатах. Многие методы инвазивного наблюдения используются для наблюдения за рабочими, которые не являются сотрудниками следящей компании, из-за того, что компания неверно классифицирует их как независимых подрядчиков или из-за договоренностей о франшизе или субподряде, которые снижают подотчетность ведущей фирмы.

Рабочие, классифицируемые как наемные, имеют больше правовой защиты, чем независимые подрядчики или рабочие, но все же имеют мало возможностей противостоять работодателям. По данным Института экономической политики, в 2020 году только 12,1 процента рабочих США и всего 7,2 процента работников частного сектора были представлены профсоюзами. Но даже работники, входящие в профсоюзы, не имеют определенного законного права вести переговоры о слежке или других технологиях.

Еще один важный фактор нехватки власти у сотрудников в сфере наблюдения — это U.S. система найма «по желанию», что означает, что работники могут быть уволены внезапно и без объяснения причин. Работников нельзя увольнять прямо из-за их расы, пола, религии или национального происхождения, но отсутствие защиты «по справедливой причине» для большинства работников означает, что уволенные никогда не узнают, какова действительная причина их увольнения.

Работа по желанию также еще больше смещает баланс сил в пользу работодателей. Как поясняется в Национальном проекте закона о занятости, «занятость по собственному желанию подрывает способность работников говорить о жестоком обращении и увековечивает давнее расовое неравенство на рабочем месте и на рынке труда.Это пересекается с преобладанием надзора, в частности, на низкооплачиваемых работах, где работники имеют меньше возможностей отказаться от инвазивного мониторинга и могут быть уволены по причинам «производительности» даже за незначительные отклонения от требуемых квот.

Исследование Университета Рутгерса показывает, что мощность работников также снижается во время экономического стресса, такого как высокий уровень безработицы во время Великой рецессии 2007–2009 годов. А рабочая сила почти наверняка снизилась на фоне пандемии коронавируса и последовавшей за ней рецессии, поскольку миллионы рабочих — особенно низкооплачиваемые, цветные и женщины, которые и без того были более уязвимы для дискриминации, — потеряли работу из-за экономического кризиса. .

Падение власти рабочих в Соединенных Штатах означает, что у рабочих мало возможностей противодействовать инвазивному надзору, продолжая цикл надзора и уменьшая силу рабочего. Некоторые работники могут выразить свое несогласие с изменениями внутри компании или привлечь внимание общественности к ситуации. В некоторых случаях работники успешно оказывали давление на производителей программного обеспечения, чтобы те удалили инвазивные функции. Например, программное обеспечение для видеоконференций Zoom, популярность которого резко возросло во время пандемии, изначально имело функцию «отслеживания внимания», которая показывала, когда приложение не было «активным» окном пользователя, но эта функция была удалена его разработчик, Zoom Video Communications Inc.в результате публичного противодействия в апреле 2020 года. Однако во многих других случаях даже попытки избежать слежки могут рассматриваться как «подозрительные».

Без правовой защиты или значимой переговорной силы единственный выход, который есть у многих рабочих, — это поиск работы и лучших условий труда в другом месте — непривлекательный вариант для многих работников, учитывая, что рост концентрации работодателей в Соединенных Штатах затрудняет их успешную работу. найти новую работу. Это особенно верно для низкооплачиваемых работников в большей части сельских районов, у которых меньше возможностей трудоустройства.

Наблюдение на рабочем месте является препятствием для профсоюзной деятельности работников, даже если оно явно не является частью антипрофсоюзной деятельности

Как обсуждалось в предыдущих разделах, существует несколько средств защиты конфиденциальности на рабочем месте, к которым работники могут обратиться в ответ на наблюдение на рабочем месте. Однако одним из исключений является случай, когда наблюдение направлено на защищенную согласованную деятельность сотрудников по улучшению условий труда в соответствии с Национальным законом о трудовых отношениях 1935 года.

Наблюдение за рабочими местами долгое время было незаконным, поскольку оно явно является частью усилий работодателя по подавлению права работников на объединение.В соответствии с правилами и положениями NLRA компании не могут шпионить за деятельностью по объединению в профсоюзы или за другой защищенной деятельностью или создавать впечатление, что они шпионят. Это относится как к сбору секретной информации — антипрофсоюзная слежка не обязательно должна быть видимой для сотрудников, чтобы нарушить NLRA, согласно Национальному совету по трудовым отношениям, — так и к очень заметной слежке, которая носит принудительный характер.

Согласно отчету Института экономической политики, «работодатели обвиняются в нарушении федерального закона в 41 году.5 процентов всех предвыборных кампаний профсоюзов »и 13,9 процента выборов профсоюзов включали обвинения в принудительном слежке. Недавний рабочий документ от получателя гранта Equitable Growth Анны Стэнсбери, доктора философии. кандидат экономических наук в Гарвардском университете, показывает, что относительно небольшие штрафы и текущие правоприменительные подходы оставляют у фирм мало стимулов для соблюдения правил NLRA в целом, что еще больше затрудняет организационные усилия.

Более того, нормализация надзора на рабочем месте ослабляет власть работников, предоставляя компаниям больше возможностей для оправдания своего антипрофсоюзного надзора, а также создавая общую атмосферу, в которой работники знают, что за ними всегда следят.В решении NLRB 1941 г. указывалось, что компании не могут проводить нестандартное наблюдение за деятельностью по объединению в профсоюзы. Тем не менее, инвазивное наблюдение быстро становится «исходным уровнем». Это означает, что работникам может быть сложнее доказать, что действия работодателя конкретно связаны с их профсоюзной деятельностью.

Одним из недавних примеров этого является глобальная слежка Amazon за рабочими и рабочими группами с целью выявления бизнес-угроз, таких как профсоюзы. Вильма Либман, бывший председатель NLRB при президенте Бараке Обаме, заявила Recode , что усилия Amazon по сбору профсоюзных данных сами по себе, скорее всего, не являются незаконными, «но как только сотрудники узнают о таком наблюдении за профсоюзами и другими« согласованными » ‘, представлены возможные юридические вопросы.Она добавила в электронном письме к Recode :

Открытое наблюдение носит незаконный характер и носит принудительный характер, даже если руководители напрямую не угрожают местью или не принимают меры на основании полученной информации. Подразумевается, что сотрудники компании будут вознаграждены, а сторонники профсоюзов пострадают.

Еще одна проблема для внедрения прав работников в цифровую эпоху заключается в том, что защита NLRA основана на различиях между нахождением на физическом рабочем месте или вне его, или действиями в рабочее время или во время перерывов, которые сбиваются с толку из-за того, что они постоянно работают. мобильные и цифровые технологии.В настоящее время в руководстве на веб-сайте NLRB говорится, что социальные сети считаются «в киберпространстве», а не концептуально в рабочем пространстве, и подтверждается, что социальные сети могут быть формой «защищенной согласованной деятельности».

В то же время, однако, NLRB при президенте Дональде Трампе расширил права работодателей на поиск выпущенных компанией устройств или сетей, а также личных вещей на собственности компании, включая машину рабочего. В постановлении от 2019 года NLRB также ограничил возможность сотрудников использовать компьютеры и устройства, выпущенные компанией, для связи, защищенной иным образом.

Сочетание внезапного изменения методов работы из-за пандемии коронавируса и снижения мощности работников во время последовавшей рецессии ускоряется и добавляет новые методы наблюдения за рабочими, от которых будет трудно отказаться.

Из-за пандемии до половины рабочей силы США внезапно перешло на полностью удаленную работу в первые дни пандемии. Многие менеджеры быстро обратились к агрессивному цифровому мониторингу, чтобы следить за своими сотрудниками. В рабочем документе Гарвардской школы бизнеса 2020 года о влиянии COVID-19 на рабочем месте эти методы называются «виртуальными линиями обзора».«Когда эти работники вернутся к работе на месте или если многие офисы перейдут к более гибридному подходу к удаленной работе, фирмы, скорее всего, оставят эту практику на месте.

Рабочие, работавшие на месте во время пандемии, также часто подвергались усиленному мониторингу. Ранее многие работодатели или связанные с ними третьи стороны собирали данные о здоровье работников либо посредством биометрического сбора, либо через «добровольные» программы медицинского страхования или оздоровления, предоставляемые работодателем. Это одна из областей, где работники имеют более формальную правовую защиту, но защита может не применяться, когда в игру вступают технологии или если сбор является «добровольным», но экономически поощряется.

Биометрическое отслеживание, в частности, уже используется в некоторых отраслях в качестве формы идентификации, например, позволяя работникам розничной торговли «наблюдать» через сканирование отпечатков пальцев. Он также используется как часть отслеживания производительности, как описано выше, в попытках контролировать внимание сотрудников или эмоциональные эмоции.

Совсем недавно многие компании внедрили новый или расширенный мониторинг медицинских и биометрических данных для рабочих на местах во имя защиты безопасности рабочих и клиентов во время пандемии.Это практика, которая затрагивает рабочих, от сотрудников продуктовых магазинов до игроков Национальной баскетбольной ассоциации. Например, многие компании начали проводить температурные проверки рабочих в начале пандемии, часто используя тепловизионные камеры для более эффективного наблюдения за сотрудниками, хотя их точность вызывает сомнения.

Медицинские тесты также по своей природе инвазивны, но они могут быть необходимы для защиты работников и клиентов при определенных обстоятельствах и с соответствующими инструкциями.Но эти и другие меры могут стать более вредными из-за их структурного контекста. Большинству американских рабочих не хватает оплачиваемого отпуска для удовлетворения семейных и медицинских потребностей: только 18 процентов работников частного сектора имеют оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам, и только 44 процента имеют оплачиваемый личный отпуск. Кроме того, отсутствует достаточное пособие по безработице для тех, кто потерял работу не по своей вине. Все эти структурные условия на рынке труда США означают, что безопасность работы ненадежна, если работники берут неоплачиваемый отпуск, а также потому, что работники, которые проходят такое медицинское обследование на своих рабочих местах, рискуют быть отправленными домой без оплаты из-за потенциально неточной проверки температуры.

В контексте пандемии COVID-19 меры, якобы применяемые работодателями в целях охраны здоровья и безопасности, часто были необходимы только потому, что правительство США не платило работникам, чтобы они оставались дома без потери работы, как это было во многих европейских странах. которые субсидировали уволенных рабочих. Отсутствие прямого вмешательства со стороны федерального правительства по причинам общественного здравоохранения вынудило многих низкооплачиваемых работников продолжать работать из-за экономической необходимости, а многие из их работодателей не предоставили достаточные средства индивидуальной защиты или отпуск по болезни, как объясняет Айха Нгуен из Data & Society. .

Кроме того, пишет Нгуен, основанный на наблюдении подход к мерам охраны здоровья и безопасности является результатом более широкой системной неспособности защитить рабочих. Это перекладывает риск и ответственность за здоровье и безопасность на рабочем месте с фирм на работников, за которыми в настоящее время ведется наблюдение.

Существует множество моделей законодательных действий, в том числе Закон о конфиденциальности работников, предложенный Центром конфиденциальности и технологий Юридического центра Джорджтаунского университета. Некоторые аспекты этих предложений по политике нацелены на использование технологий для наблюдения и на то, как работники могут торговаться по поводу соответствующих практик.А некоторые аспекты касаются основных проблем, связанных с властью работников и трудовыми отношениями, которые фундаментально связаны с мониторингом рабочего места и его последствиями. К ним относятся:

  • Широкие меры защиты того, как собираются, используются и хранятся данные работников
  • Значимый надзор и обеспечение соблюдения вопросов конфиденциальности работников
  • Структурные причины, которые сформировали текущую практику наблюдения и подрывают власть работников

Без всеобъемлющих федеральных законодательных и нормативных актов, направленных на устранение основных факторов, искажающих динамику рынка труда, надзор за рабочими местами будет продолжать расширять и увековечивать цикл ослабления власти работников и экономических результатов в ущерб всему U.С. рабочие. В этом заключительном разделе отчета выделены потенциальные области для политических вмешательств, которые могут устранить эти диспропорции и заложить основу для защиты всех рабочих США.

Защита данных и конфиденциальности сотрудников

Прозрачность — первый ключевой шаг во многих из этих моделей, требующий, чтобы фирмы уведомляли работников о том, какие данные они собирают о них и как, а также о том, как эти данные будут использоваться и храниться. Например, в соответствии с предлагаемым Законом о конфиденциальности работников компании должны будут уведомлять работников о том, как эти данные анализируются и используются при принятии решений, касающихся часов, заработной платы, найма, льгот, продвижения по службе или увольнения, и позволяли бы вести переговоры о том, как данные собираются и используются.

Поскольку работникам часто приходится гадать, как будут использоваться собранные о них данные, в соответствии с предлагаемым Законом о конфиденциальности работников компаниям также необходимо заранее уведомлять работников о действиях, предпринятых в результате этого сбора и анализа данных, а также способность оспаривать эти решения. Эти юридические шаги не позволят компаниям внедрить методы алгоритмического управления, которые автоматически увольняют сотрудников без возможности обращения за помощью.

Некоторые штаты уже приняли законодательство, которое предусматривает некоторые из этих элементов прозрачности данных в контексте занятости.Калифорния приняла широкие законы о защите конфиденциальности потребителей, в том числе Закон Калифорнии о правах на конфиденциальность от 2020 года. Этот закон защищает многих работников благодаря правилам сбора и хранения данных и дает людям право требовать их удаления.

Многие политические рекомендации также призывают предоставить профсоюзам явную возможность торговаться по поводу внедрения технологий наблюдения на рабочих местах. В прошлом профсоюзы вели переговоры по связанным вопросам, а сегодня торгуются по новым технологиям наблюдения.Как говорится в рабочем документе Центра труда Калифорнийского университета в Беркли за 2020 год, некоторые профсоюзы в США уже ведут переговоры об использовании биометрической информации, о праве отключать GPS-слежение во время перерывов и в нерабочее время, обучении менеджеров, которые могут просматривать данные о работниках, ограничения на использование данных и права работников на подачу жалоб.

Рост раздробленных трудовых отношений означает, что работники могут подвергаться экстремальному надзору и автоматизированным методам управления со стороны фирм, которые не являются прямыми работодателями.Таким образом, меры защиты конфиденциальности должны применяться независимо от трудовых отношений. Например, Закон о конфиденциальности рабочих определяет, что его защита распространяется на работников, которые классифицируются как независимые подрядчики или которые работают в качестве субподрядчиков или на франчайзи.

Это необходимо, учитывая, как наблюдение используется для контроля работников в разрозненных цепочках поставок. И такая политика уже применяется повсюду. Новое законодательство в Испании, например, предоставит профсоюзам доступ к алгоритмам управления персоналом, используемым компаниями по запросу, такими как Uber, даже если эти компании классифицируют своих сотрудников как независимых подрядчиков.

Надзор и обеспечение соблюдения мер защиты рабочего места

Подрыв авторитета рабочих и их организованности в Соединенных Штатах означает, что работники могут оказаться не в состоянии осмысленно противодействовать инвазивным методам наблюдения, даже если они проинформированы о них, что подчеркивает роль более активного правительственного надзора за этими методами. Например, в недавнем отчете Института открытых рынков о методах слежки Amazon также рекомендуется требовать, чтобы компании «раскрывали и обосновывали каждый из своих методов слежки перед государственными и федеральными агентствами», которые затем должны были бы одобрить эти методы.

Такое обязательное раскрытие информации позволит более активно общественный надзор за практикой наблюдения за рабочими местами и предоставит государственным и федеральным агентствам информацию о секретных и непрозрачных методах работы компаний.

Подобно тому, как действующие законы и нормативные акты США ограничивают сбор и использование определенных типов конфиденциальных данных, таких как данные о здоровье, на рабочем месте, многие модели также рекомендуют ограничения на конкретные виды практики наблюдения и типы информации, которая может быть собрана. по компаниям.Это потребует сочетания федерального закона и нормативных изменений, включая обновленное руководство Национального совета по трудовым отношениям в отношении использования технологий для наблюдения и организации на рабочем месте.

Наконец, внедрение этих изменений, а также полное применение существующих средств защиты от дискриминации и защита прав трудящихся на организацию снова требует упреждающего и надежного правоприменения.

Структурные причины, разрушающие трудовые отношения и подрывающие власть работников

В дальнейшем каждое рабочее место будет сталкиваться с разными проблемами, и доступная технология и ее реализация со временем будут меняться.Для решения проблемы эволюции роли технологий в работе и борьбы с дисбалансом сил, который приводил к этому ущербу в прошлом, жизненно важно устранить структурные причины, которые пересекаются с мониторингом рабочего места, чтобы подорвать власть работников и ухудшить рабочие места.

Значимый государственный контроль и сильные профсоюзы могут определять то, как новые технологии внедряются на рабочем месте, но другие изменения в политике также могут сместить баланс сил в сторону от работодателей и обратно к более сбалансированным отношениям.Например, лица, определяющие политику, могут принять меры защиты рабочих мест по принципу «правого дела», как недавно сделал Нью-Йорк для работников быстрого питания, что может укрепить способность работников бороться с вредными методами мониторинга, не опасаясь возмездия.

Тем не менее, «повсеместный мониторинг работников также означает, что незначительные нарушения могут быть легко обнаружены и использованы для обхода защиты справедливого дела», как отмечается в Национальном проекте закона о занятости. Многие штаты начинают решать эту проблему, рассматривая различные формы законодательства об уважительной причине, которое запрещало бы работодателям в разной степени полагаться на данные, собранные посредством повсеместного наблюдения, при принятии решений, касающихся дисциплины, увольнения, компенсации или других решений, связанных с трудоустройством.

Ошибочная классификация работников и расхождение в организации труда в Соединенных Штатах также тесно переплетены со многими практиками надзора и управления, которые стимулируют ведущие фирмы к использованию этих методов, и предотвращают их ответственность за причиненный вред. Устранение основных факторов, которые способствуют внедрению и последующему воздействию этой практики, требует борьбы с незаконными трудовыми отношениями, повышения качества работы для всех работников и повышения способности работников формировать свои условия труда.

Помимо борьбы с ошибочной классификацией работников посредством принудительных мер, необходимы более строгие правила в отношении того, кого можно считать независимым подрядчиком, наряду с внедрением стандартов совместных работодателей для защиты работников в рамках соглашений о франшизе. Также необходимы правила, позволяющие независимым подрядчикам вести коллективные переговоры об условиях работы, например, те, которые включены в предлагаемый Закон о защите права на организацию, или PRO, Act.

Наконец, исследования показывают, что практика эксплуатации внутри и вне физического U.S. рабочие места также более распространены, когда безработица высока и у рабочих меньше альтернативных вариантов трудоустройства. Таким образом, директивным органам необходимо поднять минимальную заработную плату, а затем инвестировать в ключевые элементы социальной инфраструктуры, такие как поддержка по уходу, страхование по безработице и прямая поддержка доходов, чтобы облегчить работникам выход из ситуации, когда трудоустройство не устраивает. Политики могут также усилить внешние возможности работников, приняв антимонопольные меры, направленные на борьбу с концентрацией работодателей.

Кэтрин Зикур — аналитик по вопросам политики рынка труда Вашингтонского центра справедливого роста. До прихода в Equitable Growth Зикур работал директором по политике в Политическом центре округа Колумбия, местной исследовательской организации в Вашингтоне. Ранее она работала аналитиком в исследовательском центре Pew Research Center, где изучала социальное влияние технологий.

Автор хотел бы поблагодарить Энн Бернхардт, Райана Герети, Синтию Кху, Мэри Мэдден и Айху Нгуен за их полезные комментарии и отзывы при подготовке этого отчета.

Этика (или нет) массового государственного надзора

Этика слежки


Введение в наблюдение

Проще говоря, наблюдение — это наблюдение и / или наблюдение за человеком. Произошедший от французского слова «смотрящий», этот термин охватывает не только визуальное наблюдение, но и изучение всего поведения, речи и действий. Яркие примеры наблюдения включают камеры наблюдения, прослушивание телефонных разговоров, GPS-слежение и наблюдение через Интернет.

Одностороннее наблюдение в некотором смысле является выражением контроля. Подобно тому, как посторонний пристальный взгляд на вас в течение длительного периода времени может быть неудобным и враждебным, это ничем не отличается от постоянного наблюдения, за исключением того, что наблюдение часто осуществляется тайком и по указанию какого-либо авторитета.

Современные технологические возможности выводят наблюдение на новый уровень; Подзорные трубы и «падение» с карниза крыши больше не являются необходимыми для наблюдения за людьми — правительство может использовать и использует методы для наблюдения за всем поведением и действиями людей без необходимости физического присутствия шпиона.Очевидно, что эти достижения в области технологий оказывают глубокое влияние на этику помещения человека под наблюдение & emdash; в нашем современном обществе, где так много наших действий наблюдаются, регистрируются, доступны для поиска и отслеживаются, пристальное наблюдение гораздо более навязчиво, чем оно было в прошлом.

Наблюдение и физический досмотр

В отношении государственного наблюдения особенно интересно то, что в Соединенных Штатах наблюдение не проводится в соответствии с теми же стандартами ответственности & emdash; поскольку Конституция защищает американских граждан от необоснованных обысков и конфискований, физические обыски людей не могут проводиться без ордера, выданного судьей.Однако после принятия FISA и последующих законов гражданам не была предоставлена ​​такая же защита в отношении электронного наблюдения. Поскольку с 1970-х годов произошли огромные изменения в технологиях и образе жизни, электронное наблюдение можно считать гораздо более инвазивным, чем физический поиск, но, как было ясно указано в юридическом разделе этого веб-сайта, на самом деле это намного проще для государственных агентов. для выполнения наблюдения. Почему существует такое несоответствие между этими стандартами, нас вызывает серьезную озабоченность.

«Если ты не сделал ничего плохого, тебе нечего бояться».

Это типичный аргумент, используемый правительствами и другими группами для оправдания своей шпионской деятельности. При беглом осмотре это кажется логичным — поскольку большинство людей являются законопослушными гражданами, большинство из них якобы не станут объектом слежки и не повлияют на их жизнь, делая их жизнь более комфортной и безопасной за счет устранения преступников. Таким образом, использование правительством камер видеонаблюдения в общественных местах, прослушивание телефонных разговоров без санкции и проверка библиотечных документов могут спасти жизни от преступников и террористов при минимальном вмешательстве в частную жизнь своих граждан.

Во-первых, в качестве мысленного упражнения мы просим читателя учесть, что эти аргументы могут быть легко применены к тому, чтобы попросить всех граждан иметь устройства для отслеживания местоположения & emdash; это значительно упростит отслеживание преступных действий, и что можно легко утверждать, что люди отказываются носите эти устройства только потому, что им есть что скрывать. Само собой разумеется, что большинство людей в нашем обществе будут возражать против этого решения не потому, что они хотят совершить какие-либо проступки, а потому, что оно агрессивно и склонно к злоупотреблениям.А теперь подумайте, что, учитывая современные технологии, правительство уже имеет возможность в разумной степени отслеживать движения известной цели и имеет легкий доступ к такой информации, как покупательские привычки, онлайн-активность, телефонные разговоры и почта. Хотя внедрение обязательных устройств отслеживания местоположения для всего населения, безусловно, более агрессивно, чем описанное выше, мы утверждаем, что нынешние методы аналогичны, экстремальны и в равной степени неприемлемы.

Далее, этот аргумент не принимает во внимание ряд важных вопросов при сборе данных или записей, позволяющих установить личность; во-первых, такая практика создает архив информации, уязвимый для злоупотреблений со стороны доверенных инсайдеров; Один из примеров возник в сентябре 2007 года, когда Бенджамину Робинсону, специальному агенту Министерства торговли, было предъявлено обвинение в использовании правительственной базы данных под названием Система коммуникаций при исполнении служебных обязанностей (TECS) для отслеживания маршрутов поездок бывшей девушки и ее семьи.Записи показывают, что он использовал систему незаконно, по крайней мере, 163 раза, прежде чем его поймали (Mark 2007). С расширением слежки такие злоупотребления могут стать более многочисленными и вопиющими по мере увеличения объема собираемых персональных данных.

Кроме того, разрешение тайного наблюдения в одной форме, даже ограниченного по масштабу и на определенный случай, побуждает правительство расширять такие программы наблюдения в будущем. На наш взгляд, опасность сценария «скользкого пути» нельзя сбрасывать со счетов как паранойю — в качестве яркого примера можно отметить, что за последние несколько лет набор биометрических данных значительно расширился.Многие школы в Великобритании собирают отпечатки пальцев детей в возрасте шести лет без согласия родителей (Doward, 2006), а снятие отпечатков пальцев в американских школах широко распространено с середины восьмидесятых (NYT National Desk, 1983). Теперь дискуссия сместилась в сторону сбора ДНК, и британская полиция теперь настаивает на сборе ДНК детей, которые «демонстрируют поведение, указывающее на то, что они могут стать преступниками в более позднем возрасте» (Townsend and Asthana 2008), в то время как бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани сделал это. поощрял сбор данных ДНК новорожденных (Lambert 1998).

Когда данные собираются, остаются ли такие данные используемыми для заявленной цели после того, как их сбор был поставлен под сомнение даже правительственными чиновниками: Европейский надзорный орган по защите данных признал, что даже когда две базы данных информации создаются для конкретных, разных целей, в явлении, известном как «ползучесть функций», они могут быть объединены друг с другом, чтобы сформировать третью с целью, для которой не были созданы первые два (eGov Monitor Weekly 2006).Эта неуникальность и неизменность информации создает большой потенциал для злоупотреблений со стороны отдельных лиц и организаций.

Когда целесообразно наблюдение?

Многие разные группы по-разному определяют соответствующие границы для наблюдения. Одна точка зрения, которая нам показалась интересной, — это точка зрения M.I.T. профессор Гэри Маркс, который утверждал, что перед внедрением слежки мы должны оценить предлагаемые методы, задав ряд вопросов, которые мы перечисляем ниже:

А.Средства

Вред: причиняет ли техника неоправданный физический или психологический вред?

Граница: пересекает ли техника личную границу без разрешения (будь то принуждение, обман или телесная, родственная или пространственная граница)?

Доверие: нарушает ли метод предположения, сделанные о том, как будет обрабатываться личная информация, например, о том, что записи не являются секретными?

Личные отношения: применяется ли тактика в личной или безличной обстановке?

Недействительность: дает ли метод неверные результаты?

Б.Контекст сбора данных

Осведомленность: осведомлены ли люди о том, что собирается личная информация, кто ее ищет и почему?

Согласие: соглашаются ли люди на сбор данных?

Золотое правило: согласятся ли лица, ответственные за наблюдение (как решение о его применении, так и его фактическое применение), стать его субъектами в условиях, в которых они применяют его к другим?

Минимизация: применим ли принцип минимизации?

Принятие публичных решений: было ли решение об использовании тактики было принято в результате публичного обсуждения и процесса принятия решений?

Человеческий обзор: есть ли человеческий обзор результатов, созданных машиной?

Право на проверку: осведомлены ли люди о выводах и о том, как они были созданы?

Право на оспаривание и выражение претензии: существуют ли процедуры для оспаривания результатов или для внесения в протокол альтернативных данных или интерпретаций?

Возмещение и санкции: если с человеком обошлись несправедливо и были нарушены процедуры, существуют ли соответствующие средства правовой защиты? Существуют ли средства для выявления нарушений и наказания для поощрения ответственного поведения надзорных органов?

Адекватное управление данными и защита: можно ли должным образом защитить безопасность данных?

Равенство-неравенство в отношении доступности и применения: а) широко ли доступны средства или ограничены только самыми богатыми, влиятельными или технологически развитыми? б) широко применяется ли тактика ко всем людям или только к тем, кто менее могущественен или неспособен сопротивляться; в) если есть средства противодействия предоставлению личной информации, доступны ли они в равной степени или ограничиваются наиболее привилегированными?

Символическое значение метода: что дает использование метода в более общем плане?

Создание нежелательных прецедентов: возможно ли создание прецедентов, которые приведут к его применению нежелательными способами?

Негативное влияние на наблюдателей и третьих лиц: есть ли отрицательное влияние на тех, кто не входит в тему?

С.Использует

Бенефициар: служит ли применение данной тактики широким целям сообщества, целям объекта наблюдения или личным целям сборщика данных?

Соразмерность: существует ли соответствующий баланс между важностью цели и стоимостью средств?

Альтернативные средства: доступны ли другие менее дорогостоящие средства?

Последствия бездействия: там, где средства очень дороги, каковы последствия бездействия слежки?

Защита: приняты ли адекватные меры для минимизации затрат и рисков?

Соответствующий vs.несоответствующие цели: законны ли цели сбора данных?

Степень соответствия средств и цели: существует ли четкая связь между собранной информацией и преследуемой целью?

Информация, используемая для исходных или других несвязанных целей: используется ли личная информация по причинам, предложенным для ее сбора и по которым могло быть дано согласие, и остаются ли данные у исходного сборщика или переносятся в другое место?

Неспособность поделиться вторичной прибылью от информации: используются ли собранные персональные данные для получения прибыли без разрешения или выгоды для лица, которое их предоставило?

Несправедливый ущерб: используется ли информация таким образом, чтобы причинить необоснованный вред или ущерб ее субъекту?

В целом, мы считаем, что наблюдение может быть этичным, но должны существовать разумные, общедоступные записи и подотчетность для тех, кто одобряет и проводит данное наблюдение.

Видеонаблюдение — обзор

Резюме

Видеонаблюдение служит удаленным взором для управления и сил безопасности. Он обеспечивает заблаговременное уведомление сотрудников службы безопасности о нарушениях безопасности, в том числе о враждебных и террористических актах, и является частью плана по защите персонала и активов. Это критически важная подсистема для любого комплексного плана безопасности. В этой главе было описано введение в большинство современных видеотехнологий и оборудования.

Освещение играет важную роль в определении того, будет ли получено удовлетворительное видеоизображение с помощью монохромных и цветных камер и камер LLL ICCD. Тепловые ИК-камеры нечувствительны к свету и требуют только разницы температур между целью и фоном.

Для видеосистем доступно множество типов линз: FFL, варифокальный, зум, точечный, панорамный и т. Д. Варифокальный и зум-объективы увеличивают угол обзора объектива FFL. Панорамный объектив на 360 градусов обеспечивает полный обзор сцены.Правильный выбор объектива необходим для получения максимального интеллекта от сцены.

Доступны многие типы видеокамер, такие как цветные, монохромные (с или без ИК-подсветки), усиленные LLL, тепловые ИК, аналоговые и цифровые, простые и полнофункциональные, дневные и ночные. Существуют камеры со встроенным VMD, чтобы предупреждать охранников и улучшать их способность обнаруживать и определять местонахождение персонала, а также предупреждать об активности на месте происшествия.

Важным компонентом видеосистемы является средство передачи аналогового или цифрового видеосигнала от камеры к удаленному объекту и к месту наблюдения и записи.Лучше всего использовать жесткий провод или оптоволокно, если позволяет ситуация. Аналоговый работает на короткие расстояния, а цифровой — на большие. Интернет работает по всему миру.

В системах с несколькими камерами квадрокоптер и мультиплексоры позволяют отображать изображения с нескольких камер на одном мониторе. Меньшее количество мониторов в комнате охраны может улучшить работу охраны.

ЭЛТ-монитор по-прежнему является хорошим выбором для многих видеоприложений. ЖК-дисплей — это твердотельная цифровая замена ЭЛТ. Плазменный дисплей представляет собой полностью твердотельную конструкцию с высочайшим разрешением, яркостью и наибольшим углом обзора, но при самой высокой стоимости.

Примерно до 2000 года единственным практическим средством для записи постоянного изображения сцены был видеомагнитофон реального времени или TL-рекордер. Теперь новые и модернизированные системы заменяют видеомагнитофон на видеомагнитофон с его повышенной надежностью и возможностями быстрого поиска и извлечения для распространения записанного видео по LAN, WAN, интрасети или Интернету или по беспроводной сети с помощью Wi-Fi с использованием одного из протоколов 802.11.

Термопринтеры, струйные и лазерные копировальные принтеры производят монохромные и цветные отпечатки для немедленного распространения изображений и постоянные записи для архивирования.

Доступны все типы корпусов камер / объективов для внутреннего и наружного применения. Специальные камеры / кожухи доступны для лифтов, лестничных клеток, общественных мест, казино, торговых центров, экстремальных условий на открытом воздухе и т. Д.

Узлы панорамирования / наклона для сценариев использования в помещении и на улице значительно увеличивают общий угол обзора системы камер. Небольшие компактные скоростные купольные камеры нашли широкое применение во многих помещениях и на открытом воздухе видеонаблюдения.

Камеры видеонаблюдения Plug and Play позволяют быстро устанавливать и включать и доступны практически в любой конфигурации корпуса и типе камеры.

Видеокомпоненты, описанные выше, используются в большинстве приложений видеонаблюдения, включая: (1) розничные магазины, (2) производственные предприятия, (3) торговые центры, (4) офисы, (5) аэропорты, (6) морские порты, ( 7) автобусный и железнодорожный вокзалы и (8) государственные объекты. Широко распространены небольшие видеокамеры и аксессуары для временного скрытого применения. Небольшой размер и простота развертывания многих видеокомпонентов, а также гибкость средств передачи на короткие и большие расстояния сделали оборудование быстрого развертывания для портативных систем защиты персонала практичным и важным.Очевидно, что направление, в котором движется индустрия видеонаблюдения, — это интеграция функции видеонаблюдения с цифровыми вычислительными технологиями и другими частями системы безопасности: контроль доступа, сигнализация вторжения, пожарная и двусторонняя связь. Видеобезопасность быстро переходит от устаревшей аналоговой технологии к цифровой технологии автоматического видеонаблюдения.

Ответственное наблюдение за коронавирусом возможно, говорят эксперты по конфиденциальности

Менее чем за , чем за десять лет, такие информаторы, как Эдвард Сноуден из АНБ и Кристофер Вайли из Cambridge Analytica, помогли ускорить глобальное изменение отношения общественности к конфиденциальности и глобальным потокам данных.Возможно, сейчас мы находимся в разгаре другого сейсмического момента в истории цифровой конфиденциальности: методы массового наблюдения могут спасти жизни во всем мире, позволяя властям отслеживать и сдерживать распространение нового коронавируса со скоростью и точностью, невозможной во время предыдущих пандемий.

Это исключительный момент, который может потребовать применения экстраординарных методов наблюдения. Но защитники конфиденциальности заявляют The Intercept, что продолжающийся кризис общественного здравоохранения не обязательно должен означать, в свою очередь, кризис гражданских свобод.

Активизация отслеживания коронавируса уже идет полным ходом во всем мире. В Южной Корее, Тайване и Израиле власти используют данные о местоположении смартфонов для обеспечения соблюдения индивидуальных карантинов. Московская милиция заявляет, что уже задержала 200 нарушителей карантина, задержанных с помощью камер с функцией распознавания лиц. Подрядчик АНБ и постоянный нарушитель конфиденциальности Palantir помогает Национальной службе здравоохранения Великобритании отслеживать инфекции. В Сингапуре, Польше и Кении были развернуты приложения, которые используют множество встроенных в смартфон высокоточных датчиков для обеспечения социального дистанцирования или отображения перемещений инфицированных; Исследователи Массачусетского технологического института сейчас предлагают похожее, но более «дружественное к конфиденциальности» приложение.В Мексике Uber отправил правительственным властям данные о пассажирах, чтобы отследить маршрут зараженного туриста, а также запретил 240 пользователям ездить с одним и тем же водителем.

В США должностные лица общественного здравоохранения, надеясь оценить общее соблюдение приказов о том, чтобы оставаться дома, и выявить опасное скопление людей, массово получают данные о личном местонахождении от слабо регулируемых онлайн-рекламодателей и обсуждают получение их от Google. к сводкам новостей. Компания Kinsa Health, производитель «умных» термометров, создала специальный веб-сайт, чтобы обеспечить доступ к географическим кластерам лихорадки и другим данным, загруженным из сотен тысяч домов, в которых используются его устройства с поддержкой приложений, что вызвало у Kinsa некоторый шум, в том числе недавний Статья в New York Times, в которой эксперты в области общественного здравоохранения высоко оценили предсказательную силу своих пользовательских данных.

Эти методы наблюдения стали возможными благодаря появлению смартфонов и облачных вычислений, а также всей экосистемы отслеживания вокруг них. За последнее десятилетие или около того единомышленники из рекламной индустрии и разведывательного сообщества неустанно и параллельно работали над совершенствованием использования невообразимо обширных цепочек личных данных, собранных с помощью различных мобильных приложений. Способность узнавать ваше местоположение и предсказывать свое поведение бесценна как для Кремниевой долины, так и для Пентагона, независимо от того, является ли конечная цель нацеливаться на вас с помощью рекламы Warby Parker или ракеты Hellfire.

По мере усугубления пандемии Covid-19 и увеличения числа погибших само собой разумеется, что идея переназначения этих технологий войны и прибыли для сохранения человеческой жизни только сделает массовое наблюдение более приемлемым для напуганной публики, особенно для тех, кто лишен чувствительности. десятилетие повсеместного распространения смартфонов и приложений для перекачки данных.

Чрезвычайные ситуации могут пережить свои чрезвычайные ситуации.

Есть вопиющая проблема: все это мы уже слышали.После терактов 11 сентября американцам сказали, что усиление мониторинга и обмена данными позволит государству остановить терроризм до того, как он начнется, что привело к тому, что Конгресс предоставил беспрецедентные полномочия по наблюдению, которые часто ничего не упускали. Постоянство и расширение этого шпионажа в течение почти двух десятилетий с тех пор, а также злоупотребления, разоблаченные Сноуденом и другими, напоминают нам, что чрезвычайные полномочия могут пережить свои чрезвычайные ситуации.

Подобно тому, как эрозии гражданских свобод в результате так называемой войны с террором можно было избежать, основанный на данных подход к реагированию на пандемию совместим с правами человека, говорят защитники гражданских свобод — если и только если мы требуем ограничений и оправданий на каждом шагу пути.Вот некоторые из их предложений:

Должностные лица здравоохранения должны принимать решения о данных

«Какие бы решения или стратегии ни были реализованы в отношении этой катастрофы, они должны быть теми, которые требуются должностными лицами и экспертами общественного здравоохранения», в отличие от других в правительстве, особенно «людей, занятых в сфере безопасности или правоохранительных органов», — сказал Мохаммед. Тайсар, поверенный Американского союза гражданских свобод Южной Калифорнии.

«Правительства, как правило, очень ненасытны, когда дело касается данных.

Это, по словам Таджсара, поможет гарантировать, что правительства будут собирать только действительно полезную информацию, а не безумно хвататься за все, что потенциально может помочь. «Правительства, как правило, имеют довольно ненасытный аппетит, когда дело доходит до данных, без реального понимания ограничений [информации], а также того, как и каковы варианты использования для реагирования на кризисы, подобные этому», — сказал он.

Надзор за коронавирусом должен быть четко оправдан с точки зрения затрат

Только потому, что государство или агентство заявили, что им нужен доступ к данным X или технологии Y, это не значит.

«Пороговый вопрос: продемонстрировало ли правительство, что предлагаемый им инструмент надзора может эффективно и существенно решить проблему кризиса?» сказал поверенный Electronic Frontier Foundation Адам Шварц. «Если нет, то EFF возражает. Если да, мы спрашиваем: перевешивают ли выгоды от наблюдения его затраты на конфиденциальность, свободу слова и равные возможности? Если нет, то EFF возражает против этого ».

Таджсар добавил, что подобный скептицизм должен относиться даже к расширенному доступу к «агрегированным и анонимным» данным.«Должен быть второй разговор, — сказал он, — даже в контексте, когда сообщество общественного здравоохранения говорит:« Нам нужны данные определенного типа »».

Срок действия данных, собранных для целей Covid-19, истекает

«Любая программа должна быть строго ограничена по времени», — сказала Фаиза Патель, директор Центра Бреннана по программе свободы и национальной безопасности Центра права Нью-Йорка. «Наша физическая безопасность имеет первостепенное значение, но в какой-то момент мы окажемся по другую сторону этого кризиса». Когда это произойдет, добавила она, законодатели и граждане должны проявлять бдительность и следить за тем, чтобы не было ущемления конституционных гражданских свобод и чтобы данные, собранные для Covid-19, не сохранялись.

Данные, собранные для Covid-19, должны быть ограждены, как и перепись США

Персональные данные, собранные для указанной цели, имеют тенденцию передаваться другим пользователям; старые снимки кружек обрабатываются системами распознавания лиц, электронные письма пользователей продаются от одного рекламодателя к другому. Возможность аналогичного дрейфа с данными о коронавирусе может удерживать определенные маргинальные группы — например, иммигрантов без документов или людей с криминальным прошлым — от участия в усилиях по сбору данных согласия.

Один из способов обойти это — рассматривать данные о Covid-19 как данные переписи населения США, сказал Альберт Фокс Кан, основатель и исполнительный директор проекта по надзору за технологиями наблюдения. Жесткие ограничения на использование данных переписи фактически побуждают людей добровольно их использовать. «Вы не можете использовать его, чтобы сажать людей в тюрьму», — сказал он о переписи. «Вы не можете использовать его для иммиграционного контроля. Вы не можете использовать его для сбора налогов ».

«У нас такие строгие гарантии конфиденциальности, не потому, что эта информация не будет полезна другим агентствам — она ​​была бы чрезвычайно полезна, — а потому, что они знают, что [в противном случае] американцы никогда не дадут нам точный подсчет.»

« Любые данные, собранные для мер реагирования на болезни, не должны быть доступны правоохранительным органам ».

Линдси Барретт, поверенный из Джорджтаунского юридического института по вопросам общественного представительства, также подчеркнула важность блокирования доступа к данным общественного здравоохранения от тех, чья миссия не связана с общественным здравоохранением. «Очень четкое [ограничение] заключается в том, что любые данные, собранные для мер реагирования на болезни, не должны быть доступны правоохранительным органам», — пояснил Барретт. «По сообщениям, CDC, правительства штата и местные органы власти используют данные о местоположении от рекламодателей для отслеживания перемещений людей, которые, как они подозревают, являются переносчиками COVID19.Что мешает им передавать эти данные в ICE, который, как сообщается, пытается отслеживать людей, покупая данные о местоположении у агрегаторов? »

Остерегайтесь попыток «отмывания репутации»

Пандемия коронавируса предоставляет корпоративным и государственным субъектам прекрасную возможность изменить ранее неприятное поведение как спасительное вмешательство. NSO Group, компания, занимающаяся корпоративным вредоносным ПО, известная тем, что позволяет слежку за журналистами и активистами по всему миру, как сообщается, обращается к так называемым инструментам отслеживания контактов, чтобы отслеживать людей, с которыми мог пересекаться зараженный человек.Комиссар таможни и пограничного патруля недавно переосмыслил противоречивую систему распознавания лиц в аэропортах как «бесконтактный, гигиеничный способ подтверждения вашей личности, а также защиты от заражения COVID-19».

Саид Эдин Оманович, директор по адвокации Privacy International, сказал: «Компании наблюдения, такие как Palantir и NSO Group, компании социальных сетей и крупные телекоммуникационные компании, решили, что сейчас самое время рассказать о своей работе и клиентах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.