Чем лечить пневмококки: Пневмококковая инфекция

Разное

Содержание

Профилактика пневмококковой инфекции — Официальный сайт Администрации Санкт‑Петербурга

                                                                                

Пневмококковая инфекция у детей – бремя болезни и возможности профилактики. 

В 2013 году в соответствии с Постановлением Правительства Санкт‑Петербурга от 06.06.2013 № 393 «О проведении дополнительной иммунизации детей против пневмококковой инфекции, гепатита А, коклюша бесклеточными вакцинами в Санкт‑Петербурге в 2013 году» и Постановлением Главного государственного санитарного врача по городу Санкт‑Петербургу от 06.06.2013 № 5 «О вакцинации детей Санкт‑Петербурга против пневмококковой инфекции» Санкт‑Петербургу, в том числе и  администрации Адмиралтейского района Санкт‑Петербурга были выделены средства на закупку вакцины против пневмококковой инфекции, гепатита А, коклюша (бесклеточные вакцины).

Мало кто знает, что пневмококковая инфекция является частой причиной таких опасных заболеваний как менингит, пневмония, сепсис.
Пневмококк вызывает и такие распространенные болезни, как воспаление среднего уха (средний отит) и воспаление пазух носа (синусит). Многие люди являются носителями пневмококка, даже не подозревая об этом. Бактериальное носительство пневмококка особенно распространено в детских садах (до 60%) и начальных классах школы (до 35%).Наиболее опасен пневмококк для маленьких детей из-за особенности строения этой бактерии. Она имеет прочную полисахаридную оболочку, справиться с которой могут только иммунные клетки взрослого человека, но не ребенка. Дело в том, что первые полгода от рождения, младенцы становятся наиболее подвержены инфекциям, потому что иммунитет ослабевает. Вследствие этого столь высока летальность детей от пневмококковых инфекций именно в возрасте до двух лет.

Новорожденные дети получают от матери антитела ко многим типам пневмококковой инфекции. Однако, по мере снижения уровней антител, пневмококковая заболеваемость повышается взрывоподобно – со второго полугодия жизни.
Именно поэтому большинство жертв пневмококковой инфекции – дети. По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно в мире заболевания, вызванные пневмококком, уносят 1,6 миллиона жизней, 800 тысяч из них — дети до двух лет и 200 тысяч – дети от 2 до 5 лет.
Пневмококки являются причиной 80% случаев скрытой бактериемии у детей 0-5 лет жизни, которая протекает с высокой лихорадкой без видимого очага инфекции.
В России ежегодно пневмококковыми менингитами заболевает 324 ребенка в возрасте от 0 до 2 лет (10 случаев на 100 000 детей), пневмококковой бактериемией (заражение крови) – 3 243 ребенка (100 случаев на 100 000 детей), пневмококковой пневмонией – 38 960 детей (1200 на 100 000), пневмококковыми отитами – 713 460 детей (22000 на 100 000).
Пневмококковая инфекция распространяется воздушно-капельным путем, например при кашле, особенно при тесном контакте. Источником инфекции может быть человек без всяких клинических проявлений. Чаще всего это случается зимой или ранней весной. Инкубационный период длится от 1 до 3 дней.

Симптомы пневмококковой инфекции.

Симптомы пневмококковой пневмонии включают лихорадку, кашель, одышку и боль в груди, пневмококкового гнойного менингита — уплотнение затылочных мышц, лихорадка, спутанность сознания и нарушение ориентации, светобоязнь.
Начальные проявления пневмококковой бактериемии (заражение крови, самая тяжелая форма с летальностью до 50 %) могут быть сходны с некоторыми симптомами пневмонии и менингита, а также включать боли в суставах и озноб.
Самая высокая заболеваемость тяжелыми пневмококковыми инфекциями регистрируется у детей в возрасте до 5 лет.

Лечение пневмококковой инфекции  

Основным методом лечения пневмококковой инфекцией является антибиотикотерапия. В 60-х годах практически все выделенные штаммы пневмококковой инфекции были чувствительны к бензилпенициллину. Однако, на протяжении последних лет в Европе и в США неуклонно повышается процент штаммов, в той или иной степени устойчивых к бензилпенициллину; многие из них одновременно устойчивы и к другим антибиотикам. Устойчивость появляется в результате спонтанных мутаций или приобретения бактерией нового генетического материала, ведущих к уменьшению сродства пенициллинсвязывающих белков к бензилпенициллину. Приобретая новые гены, бактерии становятся устойчивыми и к другим антибиотикам.

Профилактика пневмококковой инфекции.

Предупредить болезнь можно, только если хорошо знаком с «врагом».
Решить проблему заболеваемости пневмококковой инфекцией можно, только объединив усилия врачей, общественных организаций, представителей власти и каждой семьи.

Впервые вакцинация против пневмококковой инфекции новорожденных детей и детей раннего возраста была внедрена в США в 2000 году. К концу 2009 года она была включена в национальные календари прививок в 45 странах. С 2000 года более чем 265 миллионов доз вакцины против пневмококковой инфекции было введено детям по всем миру.
В учреждениях здравоохранения, подведомственных администрации Адмиралтейского района, имеется возможность вакцинации детей против пневмококковой инфекции. Вакцина против пневмококковой инфекции хорошо переносится и является безопасной, формирует выраженный иммунный ответ. Вакцинации подлежат дети 1-2 года жизни, недоношенные дети, часто болеющие и ослабленные.  Вакцинация начинается с 2 месячного возраста. Схема вакцинации зависит от возраста ребенка и определяется лечащим врачом-педиатром.

Уважаемые родители! Защитите своих детей от пневмококковой инфекции!

Иммунизация детей против пневмококковой инфекции в Адмиралтейском районе           Санкт‑Петербурга началась с 1 августа 2013 года. Вы можете обратиться в дни и часы приема участковых врачей-педиатров детских поликлинических отделений Санкт‑Петербургских государственных бюджетных учреждениях здравоохранения  «Городская поликлиника № 24» и «Городская поликлиника № 27».  Время работы участковых врачей-педиатров можно уточнить на сайте администрации,  поликлиник или непосредственно в самих учреждениях.

Регулярное применение антибиотиков для профилактики пневмококковой инфекции у маленьких детей с серповидно-клеточной анемией

Вопрос обзора

Мы рассмотрели доказательства о влиянии профилактических схем антибиотиков на профилактику пневмококковой инфекции у детей с серповидно-клеточной анемией. Это обновленная версия ранее опубликованного Кокрейновского обзора.

Актуальность

Люди с серповидно-клеточной анемией особенно подвержены респираторным инфекциям и инфекциям крови. Эти инфекции часто вызваны микробами (бактериями), такими как Streptococcus pneumoniae, , также известным как пневмококк, которые могут вызывать многие серьезные заболевания. Люди с серповидно-клеточной анемией более восприимчивы к инфекциям, чем люди без этого заболевания, так как их селезенка (орган, который фильтрует кровь) не работает должным образом, а также в связи с тем, что поврежденная ткань и кость в результате серповидно-клеточной анемии могут содержать бактерии. Поэтому профилактика инфекций является одним из основных способов улучшения здоровья людей с серповидно-клеточной анемией и снижения риска смерти. Наибольший риск заражения наблюдается у детей в возрасте до трех лет, но специальные вакцины, которые помогают предотвратить болезни, вызванные Streptococcus pneumoniae

, имеют ограниченное применение в этой возрастной популяции. Поэтому для предотвращения инфекции необходимы антибиотики в дополнение к этим специальным вакцинам. Поскольку риск заражения уменьшается с возрастом, возможно, есть определенный момент времени, когда профилактическое лечение антибиотиками может быть прекращено.

Дата поиска

Доказательства актуальны до 19 декабря 2016 года.

Характеристика исследований

Мы собрали доказательства для этого Кокрейновского обзора, изучив три клинических испытания с участием более 800 детей.

Основные результаты и качество доказательств

Все три клинических испытания показали снижение частоты пневмококковой инфекции у детей с серповидно-клеточной анемией, получавших пенициллин в профилактических целях. В двух из этих испытаний рассматривали эффективность лечения. Третье исследование было продолжением одного из ранних испытаний, и в нем рассматривали, когда было безопасно прекратить лечение. Неблагоприятные эффекты лекарств были редкими и незначительными. Однако у детей были проблемы с соблюдением графика лечения и развитием резистентности к антибиотикам. Качество доказательств как для первичных, так и для вторичных исходов (конечный результат), было оценено как низкое.

Мы пришли к выводу, что применение пенициллина в профилактических целях снижает частоту пневмококковых инфекций у детей с серповидно-клеточной анемией в возрасте до пяти лет. Риск развития инфекций у детей старшего возраста ниже, и последующее испытание не показало значимого увеличения риска, когда регулярное применение пенициллина было прекращено в возрасте пяти лет. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы рассмотреть, как часто у бактерий развивается устойчивость к лечению, и насколько это клинически значимо.

Чувствительность пневмококка к антибактериальным препаратам | #09/09

Инфекции дыхательных путей (ИДП) являются основной причиной обращаемости за медицинской помощью и обусловливают наибольший объeм амбулаторного потребления антибактериальных препаратов (АБ). Типичными возбудителями нетяжeлых ИДП являются Haemophilus influenza, Streptococcus pneumoniae и Moraxella catarrhalis. Преобладание пневмококка при внебольничной пневмонии — факт, не вызывающий сомнений. В то же время при остром риносинусите и обострении хронической обструктивной болезни лeгких (хроническом обструктивном бронхите) пневмококк уступает этиологическую нишу грамотрицательным микроорганизмам, в том числе продуцирующим бета-лактамазы H. influenzae и M. catarrhalis. Очевидно, что на фоне неблагоприятной эпидемиологической обстановки для лечения указанной патологии обосновано применение препаратов, обладающих как высоким антигемофильным, так и антипневмококковым потенциалом.

В данном случае оправдано применение пероральных цефалоспоринов и ингибиторозащищeнных аминопенициллинов (ИЗА), устойчивых к действию гидролитических ферментов. Однако ситуация с эмпирическим применением ИЗА может осложняться присутствием H. influenzae, устойчивой к ИЗА за счет мутаций пенициллинсвязывающих белков (ПСБ-3; штаммы BLNAR — бета-лактамазонегативные, устойчивые к ампициллину, и BLPAСR — бета-лактамазопозитивные, устойчивые к ко-амоксиклаву).

Известно, что частота BLNAR-фенотипа в Европе достигает 8,8% (от 0% в Нидерландах и Франции (по другим данным 22,8%), до 11,8% в Германии, 12,8% в Польше, 33,9%–66,4% в Испании). Высока распространeнность BLNAR-фенотипа в Азиатско-Тихоокеанском регионе: 29,3% в Южной Корее, 40–65% в Японии. В то же время их распространeнность в России, по данным 6-летней давности, составляет 2,5% в Екатеринбурге и 1,8% в Москве. Вполне вероятно, что для достижения более неблагоприятной ситуации требуется некоторое, судя по мировой динамике, незначительное время. Этот факт определяет крайнюю необходимость оценки перспектив применения анти-BLNAR препаратов, в том числе цефиксима.

Цефиксим (CFX), пероральный цефалоспорин III поколения, в последние годы широко используется при лечении внебольничных ИДП, так как удовлетворяет вышеперечисленным требованиям. Универсально высокая активность против грамотрицательных бактерий, в том числе синтезирующих бета-лактамазы H. influenzae, M. catarrhalis, Escherichia coli и Klebsiella pneumoniae, а также против устойчивой к ко-амоксиклаву H. influenza определяет его эффективность при нетяжeлых ИДП: остром риносинусите, остром среднем отите и обострении хронической обструктивной болезни лeгких (оХОБЛ).

Поскольку одним из возбудителей перечисленных ИДП является S. pneumoniae, для безопасного применения CFX необходим постоянный мониторинг чувствительности клинических штаммов возбудителя.

Целью настоящего исследования явилась оценка чувствительности внебольничных штаммов S. pneumoniae к CFM и другим пероральным АБ, традиционно применяемым на амбулаторном этапе оказания медицинской помощи.

Материал и методы

Штаммы получены в 2005–2006 гг. от пациентов с нетяжeлыми ИДП в возрасте 18–60 лет. Условием включения являлось отсутствие в анамнезе предшествующей госпитализации и проведения антибактериальной терапии (АТ) в предшествующие 3 мес. От каждого пациента исследован штамм, полученный до начала АТ. Хранение и тестирование выделенных культур методом микроразведений в бульоне выполнено в соответствии с рекомендациями Института клинических и лабораторных стандартов США (Clinical and Laboratory Standards Institute) CLSI 2007 и по критериям Британского общества по антимикробной химиотерапии (BSAC), согласно которым к чувствительным отнесены штаммы с МПК ≤ 1 мкг/мл, к устойчивым — ≥ 4 мкг/мл.

Результаты исследования и обсуждение

Отобрано 250 респираторных штаммов S. pneumoniae. Структура клинического материала и обобщенные результаты определения чувствительности S. pneumoniae представлены в табл., распределение минимальных подавляющих концентраций цефиксима — на рис. 1.

Наблюдаемое с течением времени повышение резистентности S. pneumoniae к АБ определяет необходимость проведения систематического микробиологического мониторинга. Поскольку бета-лактамные антибиотики составляют основу терапии респираторных, в том числе пневмококковых инфекций, распространение резистентных штаммов оказывает существенное влияние на выбор АБ для эмпирической терапии.

На настоящий момент география распространенности устойчивых к АБ пневмококков не однозначна. Наибольшую актуальность устойчивость пневмококков приобрела в странах Юго-Восточной Азии, в ряде стран Европы (Испания, Франция). С другой стороны, существуют страны с низким уровнем пенициллинорезистентности, особенно высокой степени (R ≥ 2 мг/л). К ним традиционно относят Германию, Великобританию и Россию. По данным нашего исследования пневмококк характеризовался высокой чувствительностью к амоксициллину. В то же время данный препарат, как показано в ряде исследований, обеспечивает минимальный безинфекционный интервал при хроническом обструктивном бронхите, что ограничивает его применение при данной патологии. Аналогичные результаты, при коррекции на современные критерии CLSI, приводятся в исследовании Pegas.

Цефиксим, пероральный цефалоспорин III поколения, характеризуется крайне высокой бактерицидной активностью против грамотрицательных микроорганизмов, преобладающих при обострениях ХОБЛ, остром среднем отите и остром риносинусите. По антигемофильной активности практически не уступает респираторным фторхинолонам; его активность в 32 раза превышает таковую цефуроксима и в 128 раз цефаклора — распространенных в амбулаторной практике цефалоспоринов, в том числе используемых при внебольничной пневмонии.

Известно, что CFX эффективно подавляет жизнедеятельность чувствительных к пенициллину штаммов пневмококка, преобладающих в России. Активность CFX в отношении пневмококка, одного из потенциальных респираторных возбудителей, по результатам нашего исследования может быть оценена как высокая. При анализе распределения МПК видно, что данный показатель для большинства протестированных штаммов не приближается к верхней границе зоны чувствительности (рис. 1). С клинической точки зрения, практически одинаковый уровень чувствительности пневмококка к CFX, цефуроксиму и макролидам позиционирует его в один ряд с указанными АБ при лечении нетяжeлых случаев острого риносинусита, среднего отита и обострений хронического обструктивного бронхита, вызванных пневмококком. В то же время более высокая антигемофильная активность придаeт препарату определeнные преимущества. Последние, в частности, касаются полноты и длительности эрадикации возбудителя, а значит, и длительности безинфекционного интервала при хроническом обструктивном бронхите.

С фармакодинамической (ФД) точки зрения, эффективность CFX определяется временем, в течение которого концентрация несвязанного препарата в 4–5 раз превышает значение минимальной подавляющей концентрации (МПК) в очаге инфекции (fT > МПК). Для оптимального бактерицидного эффекта CFX необходимо, чтобы этот показатель перекрывал интервал между введениями не менее чем на 50–60%. С этой точки зрения препарат, даже при однократном суточном приeме, обеспечивает требуемые показатели в отношении основных возбудителей: Haemophilus spp. (МПК чувствительных штаммов ≤ 1 мкг/мл), чувствительного к пенициллину S. pneumoniae (МПК Ч ≤ 1 мкг/мл) и M. catarrhalis (рис. 1).

Цефиксим продемонстрировал достаточную антипневмококковую активность и в фармакодинамической/фармакокинетической модели. Показано, что симуляция воздействия реально достижимой сывороточной и тканевой концентрацией обеспечивает, к 12 часу, уверенное подавление роста микроорганизмов (рис. 2). В клинической практике это означает купирование инфекционно-воспалительного процесса, в том числе за счeт оптимизации саногенетических процессов на фоне блокированной логарифмической фазы роста бактерий.

Выводы

Среди пациентов с ИДП отмечен высокий, 82% уровень чувствительности пневмококка к цефиксиму, что сравнимо с показателями, выявленными для цефуроксима и макролидов. Выявленное распределение МПК CFX против пневмококка подтверждает возможность однократного суточного приeма препарата.

Применение цефиксима при внебольничных инфекциях, где преобладающими возбудителями являются грамотрицательные микроорганизмы, а роль пневмококка не исключается, является безопасным и эффективным.

Литература

  1. Tristram S. G., Burdach J. G. Effect of cloned inhibitor-resistant TEM beta-lactamases on the susceptibility of Haemophilus influenzae to amoxicillin/clavulanate // J Antimicrob Chemother. Nov 2007; 60 (5):1 151–1154.

  2. Farrell D. J., Couturier C. European survey of antibacterial activity against H. influenzae from 2006–2007: focus on fluoroquinolones [P2067] // Clin Microbiol Infect. 2008; 14 (Suppl. 7).

  3. Alou L., Gimenez M. J,. Sevillano D. et al. Are beta-lactam breakpoints adequate to define non-susceptibility for all Haemophilus influenzae resistance phenotypes from a pharmacodynamic point of view? // The Journal of antimicrobial chemotherapy. Apr 2007; 59 (4): 652–657.

  4. Dabernat H., Seguy M., Faucon G., Delmas C. Epidemiology of Haemophilus influenzae strains collected in 2004 in France and in vitro assessment of their susceptibility to antibiotics // Med Mal Infect. Jun 2007; 37 (6): 320–324.

  5. 5. Skoczynska A., Kadlubowski M., Wasko II., Fiett J., Hryniewicz W. Resistance patterns of selected respiratory tract pathogens in Poland // Clin Microbiol Infect. Apr 2007;13 (4): 377–383.

  6. Jansen W. T., Verel A., Beitsma M., Verhoef J., Milatovic D. Longitudinal European surveillance study of antibiotic resistance of Haemophilus influenzae // The Journal of antimicrobial chemotherapy. Oct 2006;
    58 (4): 873–877.

  7. Garcia-Cobos S., Campos J., Lazaro E. et al. Ampicillin-resistant non-beta-lactamase-producing Haemophilus influenzae in Spain: recent emergence of clonal isolates with increased resistance to cefotaxime and cefixime // Antimicrobial agents and chemotherapy. Jul 2007; 51 (7): 2564–2573.

  8. Kim II. S., Ki C. S., Kim S. et al. Diversity of ampicillin resistance genes and antimicrobial susceptibility patterns in Haemophilus influenzae strains isolated in Korea // Antimicrobial agents and chemotherapy. Feb 2007;51 (2): 453–460.

  9. Hotomi M., Fujihara K., Billal D. S. et al. Genetic Characteristics and Clonal Dissemination of {beta}-Lactamase-Negative Ampicillin-Resistant Haemophilus influenzae Strains Isolated from the Upper Respiratory Tract of Patients in Japan // Antimicrobial agents and chemotherapy. 2007; 51 (11): 3969–3976.

  10. Hasegawa K., Kobayashi R., Takada E. et al. High prevalence of type b beta-lactamase-non-producing ampicillin-resistant Haemophilus influenzae in meningitis: the situation in Japan where Hib vaccine has not been introduced // The Journal of antimicrobial chemotherapy. Jun 2006; 57 (6): 1077–1082.

  11. Боронина Л. Г., Блинова С. М. Антибиотикорезистентность штаммов Н. influenzae, выделенных в Екатеринбурге в 2000–2005 гг. у детей с инфекцией различной локализации // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. 2007; 9 (2): 187–192.

  12. Филимонова О. Ю., Грудинина С. А., Сидоренко С. В. et al. Антибиотикорезистентность штаммов Haemophilus influenzae, выделенных в Москве с 2002 по 2004 гг. // Антибиотики и химиотерапия. 2004; 49 (12): 14–20.

  13. Clinical and Laboratory Standards Institute. Performance Standards for Antimicrobial Susceptibility Testing; Seventeenth Informational Supplement. CLSI document M100-S17 [ISBN 1–56238–625–5]. Clinical and Laboratory Standards Institute, 940 West Valley Road, Suite 1400, Wayne, Pennsylvania 19087–1898 USA, 2007.

  14. Козлов Р. С., Сивая О. В., Шпынев К. В. et al. Антибиотикорезистентность Streptococcus pneumoniae в России в 1999–2005 гг.: результаты многоцентровых проспективных исследований ПеГАС-I и ПеГАС-II // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. 2006; 8 (1): 33–47.

  15. Jansen W. T. M., Verel A., Beitsma M., Verhoef J., Milatovic D. Longitudinal European surveillance study of antibiotic resistance of Haemophilus influenzae // Journal of Antimicrobial Chemotherapy. 2006;
    58 (4): 873–877.

  16. 16. Fenoll A., Robledo O., Lerma M. et al. [Activity of cefpodoxime and other oral beta-lactams against Haemophilus influenzae and Streptococcus pneumoniae with different susceptibilities to penicillin] // Rev Esp Quimioter. Mar 2006; 19 (1): 39–44.

  17. Craig W. A., Ebert S. C. Killing and regrowth of bacteria in vitro: a review // Scand J Infect Dis Suppl. 1990; 74: 63–70.

  18. Liu P., Rand K. H., Obermann B., Derendorf H. Pharmacokinetic-pharmacodynamic modelling of antibacterial activity of cefpodoxime and cefixime in in vitro kinetic models // International journal of antimicrobial agents. Feb 2005; 25 (2): 120–129.

  19. Nakamura T., Takahashi H. Antibacterial activity of oral cephems against various clinically isolated strains and evaluation of efficacy based on the pharmacokinetics/pharmacodynamics theory // The Japanese journal of antibiotics. Dec 2004; 57 (6): 465–474.

И. А. Гучев, кандидат медицинских наук 421 Военный госпиталь Московского военного округа, Московская область

Результаты определения чувствительности Streptococcus pneumoniae к антибиотикам

Рис. 1. Распределение МПК цефиксима

Рис. 2. Сывороточная концентрация цефиксима 400 мг

Профилактика пневмококковой инфекции — mon-crb

Памятка по профилактике пневмокковой инфекции

  Пневмококковая инфекция является одной из самых распространенных и тяжелых инфекционных патологий у детей во всем мире. Пневмококк может вызвать разные болезни, в том числе отит, пневмония, менингит и сепсис.

 В нашей стране пневмококк занимает по частоте третье место среди возбудителей менингитов после менингококка и гемофильной палочки. Доля пневмококковых менингитов в разных городах РФ составляет до 20%. Однако частота летальных исходов пневмококкового менингита и осложнений этого заболевания, приводящих к инвалидизации, значительно превышает аналогичные показатели по другим менингитам. Пневмококковая инфекция является ведущей причиной смертности от инфекционных заболеваний во всем мире. Ежегодно от заболеваний, вызванных пневмококком, в мире умирает более 1,6 млн. человек, из которых около  1 млн. – дети моложе 5 лет.

 В Смоленской области заболеваемость у детей внебольничными пневмониями остается стабильно высокой. В 60-70% случаев возбудителем внебольничной пневмонии является пневмококк. Не снижается заболеваемость гнойными бактериальными менингитами не менингококковой этиологии, так за последние 3 года зарегистрировано 32 случая, из них 14 у детей раннего возраста.

 Источником инфекции всегда является человек: больной или носитель пневмококка. Инфекция передается воздушно-капельным путем. Главными ее разносчиками являются дети, посещающие ясли, детский сад и начальную школу. Наибольшую угрозу пневмококк представляет для малышей младше 2 лет и людей с хроническими заболеваниями.

 Самый эффективный метод защиты от пневмококковой инфекции – своевременная вакцинация. С 2014 г. вакцинация против этой инфекции включена в Национальный календарь профилактических прививок РФ и проводится бесплатно в детских поликлиниках. Первая вакцинация детей проводится в 2 месяца, вторая в 4,5 месяца, ревакцинация против пневмококковой инфекции в возрасте – 15 месяцев.

 Вакцина против пневмококковой инфекции сочетается с любой другой прививкой в рамках Национального календаря.

Памятка по профилактике пневмокковой инфекции

  Пневмококковая инфекция является одной из самых распространенных и тяжелых инфекционных патологий у детей во всем мире. Пневмококк может вызвать разные болезни, в том числе отит, пневмония, менингит и сепсис.

 В нашей стране пневмококк занимает по частоте третье место среди возбудителей менингитов после менингококка и гемофильной палочки. Доля пневмококковых менингитов в разных городах РФ составляет до 20%. Однако частота летальных исходов пневмококкового менингита и осложнений этого заболевания, приводящих к инвалидизации, значительно превышает аналогичные показатели по другим менингитам. Пневмококковая инфекция является ведущей причиной смертности от инфекционных заболеваний во всем мире. Ежегодно от заболеваний, вызванных пневмококком, в мире умирает более 1,6 млн. человек, из которых около  1 млн. – дети моложе 5 лет.

 В Смоленской области заболеваемость у детей внебольничными пневмониями остается стабильно высокой. В 60-70% случаев возбудителем внебольничной пневмонии является пневмококк. Не снижается заболеваемость гнойными бактериальными менингитами не менингококковой этиологии, так за последние 3 года зарегистрировано 32 случая, из них 14 у детей раннего возраста.

 Источником инфекции всегда является человек: больной или носитель пневмококка. Инфекция передается воздушно-капельным путем. Главными ее разносчиками являются дети, посещающие ясли, детский сад и начальную школу. Наибольшую угрозу пневмококк представляет для малышей младше 2 лет и людей с хроническими заболеваниями.

 Самый эффективный метод защиты от пневмококковой инфекции – своевременная вакцинация. С 2014 г. вакцинация против этой инфекции включена в Национальный календарь профилактических прививок РФ и проводится бесплатно в детских поликлиниках. Первая вакцинация детей проводится в 2 месяца, вторая в 4,5 месяца, ревакцинация против пневмококковой инфекции в возрасте – 15 месяцев.

 Вакцина против пневмококковой инфекции сочетается с любой другой прививкой в рамках Национального календаря.

Пневмококковая инфекция: как защитить малыша!

Профилактическая вакцинация снизила заболеваемость в развитых странах более чем на 30%.

Все чаще при обследовании детей с пневмониями, отитами, менингитами и более редкими  заболеваниями (артритами и миокардитами) выявляется причина их возникновения — пневмококковая инфекция. Более того, появляется все больше форм пневмококка, устойчивых к воздействию современных антибиотиков. То есть лечить инфекцию довольно сложно. Опасность  пневмококковой инфекции еще и в том, что ребенок может быть  носителем пневмококка, создавая угрозу заражения для контактирующих с ним ослабленных детей, детей грудного возраста, а также для пожилых людей, особенно с сопутствующей хронической патологией.

С 2014 года вакцинация от пневмококка внесена в Национальный календарь прививок РФ и проводится у детей, начиная с 2-месячного возраста. Она внесена в Национальные календари прививок в 38 странах (в том числе в США, Германии, Нидерландах, Японии). В Великобритании прививают только взрослых, но в этой островной стране масштабы распространения инфекции значительно  меньше.

Профилактическая вакцинация от пневмококковой инфекции позволила снизить заболеваемость в развитых странах более чем на 30%.

Для  защиты детей от пневмококковой инфекции и создания устойчивого иммунитета в Детской клинике ЕМС используется современная конъюгированная вакцина ПРЕВЕНАР (производство PfizerInc, USA).  В отличие от других вакцин, кроме полисахаридов пневмококков тринадцати штаммов, в ней есть белок-носитель. Именно за счет этой комбинации и создаётся прочный, длительный иммунитет.

Первую прививку рекомендовано делать малышам в возрасте от 2 до 6 месяцев, далее она вводится еще два раза с интервалом в 1-1,5 месяца. Прививка против пневмококковой инфекции переносится хорошо. Можно сочетать ее с прививками против дифтерии, коклюша, полиомиелита, гемофильной инфекции. На втором году жизни (оптимально с 12 до 15 месяцев) для поддержания уровня антител против пневмококка в организме ребенка, вводится дополнительная доза препарата.  

Не переживайте, если вы не успели сделать прививку до 6 месяцев. Существуют альтернативные схемы для каждого конкретного возрастного периода.

Детям в возрасте от 7 до 11 месяцев две дозы вводятся с интервалом в 1 месяц, а третья доза (т.е. ревакцинация) — на втором году жизни.

Детям в возрасте от 12 до 23 месяцев вводятся две дозы, с интервалом между введениями не менее 2 месяцев. Детям в возрасте от 2 до 5 лет вакцина вводится только один раз.

Направление на вакцинацию дает педиатр после проведения обследования с обязательной термометрией и детального опроса о состоянии здоровья ребенка. О необходимости приходить на очередную вакцинацию напомнит ассистент врача.

Защитите своего малыша от пневмококковой инфекции!  

как защититься и что делать, чтобы не заболеть

На фоне пандемии коронавируса и в связи с ростом заболеваемости внебольничными пневмониями особое значение приобретает профилактика пневмококковой инфекции. О том, как защититься от коварной болезни, «Кубанским новостям» рассказала врач-терапевт Центра общественного здоровья и медицинской профилактики министерства здравоохранения Краснодарского края Рита Хатхе.

Опасный «букет»

Тяжелее всего пневмококк протекает у детей раннего возраста (с 6 месяцев до 2 лет иммунитет не способен бороться с возбудителем), у пожилых людей старше 65 лет, а также у курящих и пьющих.

При ослаблении защитных свойств организма и иммунитета, попадая в верхние дыхательные пути, бактериальная инфекция бурно размножается, вызывая всевозможные заболевания, такие как синуситы, отиты, бронхиты, эндокардиты, артриты.

Рита Хатхе

Очень часто наблюдается развитие тяжелых форм пневмококковой инфекции: пневмонии, менингита и сепсиса.

Инкубационный период пневмококковой инфекции длится до трех суток. Заразиться ей можно от больного человека, причем без видимых признаков заболевания, в основном воздушно-капельным путем при чихании, кашле, во время разговора с носителем, при рукопожатиях. Непривитые дети в 70 процентах случаев являются носителями пневмококков, заражая взрослых.

По заболеваемости пневмококковой инфекцией в группе риска дети и взрослые с хроническими болезнями органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, сахарным диабетом, болезнями печени, почечной недостаточностью, болезнями крови, иммунодефицитными состояниями.

Вспышки пневмококковой инфекции могут наблюдаться в местах скученного пребывания людей, например в армии, студенческих общежитиях, местах заключения, домах инвалидов и престарелых, интернатах.

Лучше уколоться и забыть

Единственным и наиболее эффективным способом защиты от пневмококковой инфекции остается вакцинопрофилактика.

Вакцинация по эпидемическим показаниям проводится детям в возрасте от 2 до 5 лет, взрослым старше 60 лет, относящимся к группе риска, страдающим хроническими заболеваниями органов дыхания, призывникам и лицам старшего трудоспособного возраста.

Неспецифическая профилактика заключается в прекращении контакта с больным человеком, поддержании иммунитета, витаминопрофилактике, своевременном лечении очагов хронической инфекции, мытье рук, ежедневной влажной уборке, проветривании, закаливании, занятиях спортом, отказе от вредных привычек, полноценном сне, соблюдении режима труда и отдыха.

Ни в коем случае не следует заниматься самолечением! При первых признаках заболевания необходимо обратиться к врачу и следовать его рекомендациям.

Особую тревогу должны вызвать наиболее часто встречающиеся проявления пневмококковой инфекции, такие как лихорадка, озноб, потливость, одышка, боль в груди, кашель, боли в суставах.

Помните, что переохлаждение, переутомление, постоянный стресс, снижение иммунитета, хронические заболевания и наличие вредных привычек способствуют развитию пневмококка.

Семь основных условий неспецифической профилактики пневмококковой инфекции и внебольничной пневмонии

  • Поддерживайте иммунитет

Сильный иммунитет защищает организм от различного рода болезней: вирусов, инфекций и простудных заболеваний. Наша иммунная система ведет активнейшую борьбу с болезнетворными вирусами. Если же вирус или инфекция проникает в организм, то крепкий иммунитет намного быстрее с ними справляется. При вирусной инфекции, конечно, если у вас сильный иммунитет, риск заболеть воспалением легких намного меньше. Поэтому очень важно всяческими способами укреплять и поддерживать свою иммунную систему.

  • Одевайтесь тепло и не мерзните

Чтобы исключить переохлаждение организма, одевайтесь в соответствии с погодными условиями. Даже если выходите на улицу на пару минут, особенно в период с поздней осени до начала весны, одевайтесь тепло, так как именно такая человеческая халатность провоцирует переохлаждение и в итоге приводит к воспалению легких. Если вы на улице и ждете автобус, зайдите погреться в кафе или магазин, если есть автомат с кофе – выпейте его, чтобы согреться.

  • Ведите здоровый образ жизни

Старайтесь придерживаться здорового образа жизни. В первую очередь это отказ от вредных привычек: алкоголя и особенно курения. Также вы должны организовать физическую активность: больше двигаться и заниматься спортом. Кроме того, очень полезно закаливание, так как если ваш организм привыкнет к холоду, то и переохлаждения ему будут не особо страшны.

  • Поддерживайте здоровый микроклимат в жилье

Проветривайте помещение, в котором вы находитесь, благодаря этому у вас будет свежий влажный воздух, который очень полезен для организма и, в частности, легких. Если же вы пользуетесь обогревателями в зимний период времени, то проветривание комнаты нужно производить чаще, так как большинство обогревателей сжигают кислород. Также для того, чтобы убить бактерии в квартире, используйте аромалампы.

  • Избегайте контакта с больными людьми

Старайтесь сократить до минимума общение с больными людьми, чтобы не заболеть самим, а особенно не подходите к людям, больным воспалением легких, без защитных средств.

  • Вовремя лечите инфекционные и воспалительные заболевания

Если вы заболели вирусной или простудной инфекцией, то ее нужно сразу же лечить, причем организовав постельный режим.

  • Хорошо питайтесь

Необходимо сбалансированное здоровое питание с достаточным содержанием белков, витаминов и микроэлементов. В период массового распространения инфекции рекомендуются мед и чеснок, которые являются прекрасными иммуностимулирующими средствами.

Соблюдение этих простых правил если не исключит, то сведет к минимуму развитие опасного заболевания в вашем организме.

Все, что вам необходимо знать о вакцинопрофилактике пневмококка

С 2014 года вакцинация против пневмококковой инфекции входит в Национальный календарь профилактических прививок. Ее рекомендуется проводить детям на первом году жизни – в 2 и 4,5 месяца, а затем ревакцинацию в 15 месяцев.

Пневмококковая инфекция может окончиться тяжелой пневмонией или менингитом с необратимым повреждением мозга или смертельным исходом. Вакцинация позволяет сформировать иммунитет без возникновения заболеваний и предотвратить их потенциально серьезные осложнения.

Пневмококковая вакцина является инактивированной (то есть не содержит живых бактерий). Поэтому заразиться пневмококковой инфекцией при вакцинации невозможно. Контроль качества вакцин на предприятиях-изготовителях предусматривает обязательный поэтапный контроль материала на безопасность на разных стадиях технологического процесса (входной контроль исходного сырья, контроль полуфабриката и готовой продукции).

Пневмококк можно «приручить». По прогнозам Всемирной организации здравоохранения, внедрение вакцинации от пневмококка поможет сократить детскую смертность на 5,4–7,7 млн случаев к 2030 году.

Лекарственно-устойчивый Streptococcus pneumoniae (DRSP) — Медицинский округ Южного Невады

Что такое DRSP?

DRSP означает устойчивость к лекарствам Пневмококк, бактерия, у которой развилась устойчивость по крайней мере к одному лекарству, которое обычно используется при пневмококковых инфекциях.

Антибиотик, который больше всего подходит для DRSP обычно устойчив к пенициллину, но DRSP также может быть устойчивым к другим антибиотикам, включая:

  • эритромицин
  • Триметоприм / сульфаметоксазол
  • ванкомицин
  • тетрациклин
  • Хлорамфеникол
  • Офлоксацин

Как люди страдают от DRSP?

DRSP может воздействовать на людей двумя разными способами — колонизацией или инфекцией.

  • Когда человек несет DRSP как часть его или ее обычно присутствующих бактерий (также известных как нормальная флора), человек считается колонизированным.
  • Если у человека есть инфекция, вызванная DRSP, он считается инфицированным.

Насколько распространены инфекции, вызванные Пневмококк?

Пневмококк инфекции входят в число основных причин болезней и смерти детей младшего возраста, людей с тяжелыми заболеваниями и пожилых людей во всем мире.

Ежегодно в Соединенных Штатах пневмококковая инфекция считается причиной:

  1. 3,000 случаев менингит (инфекция оболочки головного и спинного мозга)
  2. 50,000 случаев бактериемии (инфицирование крови)
  3. 7 миллионов случаев среднего отита (инфекция среднего уха)

Как DRSP передается от человека к человеку?

Наиболее распространенные пути распространения DRSP — это крупные респираторные капли (например, кашель или чихание) или прямой контакт от человека к человеку.

Люди, которые несут Пневмококк как часть их нормальной флоры может передавать инфекцию другим, даже не чувствуя себя больным.

Как остановить распространение DRSP от человека к человеку?

Те же методы, которые могут предотвратить распространение пневмококковых инфекций, эффективны для предотвращения распространения DRSP.

Они включают в себя:

  • Прикрывать рот и нос при чихании или кашле
  • Регулярное мытье рук
  • Выявление и лечение лиц, несущих Пневмококк бактерии как часть их нормальной флоры

Доступна вакцина, защищающая от 23 наиболее распространенных серотипов Пневмококк.

Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP) рекомендует вводить вакцину людям в возрасте 2 лет и старше, у которых есть определенные сопутствующие заболевания, связанные с повышенным риском пневмококковой инфекции и ее осложнений, а также всем людям старше 65 лет. старый.

Является ли DRSP более серьезной проблемой, чем другие инфекции?

Да и нет. Инфекции DRSP не более опасны, чем другие пневмококковые инфекции. Однако пневмококковые инфекции могут быть чрезвычайно серьезными, и все инфекции беспокоят медицинских работников и пациентов.

DRSP имеет особое значение, поскольку инфекции, вызванные DRSP, может быть очень трудно лечить с помощью доступных в настоящее время антибиотиков.

Как можно предотвратить распространение DRSP?

Число пневмококковых инфекций, вероятно, уменьшится, если больше людей будут вакцинированы против этого заболевания. Поговорите со своим врачом, чтобы узнать, может ли вам помочь вакцинация против пневмококковой инфекции.

Проблема лекарственной устойчивости могла бы уменьшиться, если бы антибиотики применялись более осторожно. Если вам прописали антибиотик от пневмококковой инфекции (или любой другой инфекции), обязательно принимайте весь рецепт в соответствии с указаниями. (Если лекарство вам не подходит, обратитесь к своему врачу, и он или она сможет прописать другой антибиотик).

Никогда давайте антибиотик тому, кому он не был назначен, и никогда не сохраняйте «остатки» антибиотика для использования в будущем.

Где я могу получить больше информации?

Обратитесь к врачу или в отдел эпидемиологии Южного Невады по телефону (702) 759-1300.

Этот информационный бюллетень основан на публикации Центров по контролю и профилактике заболеваний «Определение воздействия на общественное здоровье лекарственно-устойчивого Streptococcus pneumoniae: отчет рабочей группы». MMWR 1996; 45 (№ RR-1).

Пневмококковый менингит — обзор

Туберкулезный менингит

Во всем мире туберкулез остается ведущей причиной заболеваемости и смертности детей. В Соединенных Штатах туберкулез составляет менее 5% случаев бактериального менингита у детей, но чаще встречается там, где санитарные условия плохие. Заражение детей происходит при вдыхании организма от взрослых. Туберкулез сначала поражает легкие, а затем распространяется на другие органы в течение 6 месяцев.

Клинические характеристики

Пик заболеваемости туберкулезным менингитом приходится на возраст от 6 месяцев до 2 лет. Первые симптомы, как правило, более коварны, чем при других бактериальных менингитах, но иногда они прогрессируют стремительно. Туберкулезный менингит, в отличие от грибкового менингита, не является причиной хронического менингита. Если не лечить, ребенок с туберкулезным менингитом умирает в течение 3-5 недель.

Чаще всего сначала развивается лихорадка, и ребенок становится вялым и раздражительным.Головная боль может вызвать раздражительность. Иногда к симптомам сопутствуют рвота и боль в животе. Головная боль и рвота становятся все более частыми и сильными. Признаки менингизма развиваются на второй неделе после начала лихорадки. Инфаркт головного мозга встречается у 30–40% пострадавших детей. Судороги могут возникать на ранней стадии, но чаще они возникают после установления менингизма. Сознание постепенно снижается, отмечаются очаговые неврологические нарушения. Чаще всего встречаются черепные невропатии и гемипарезы.Отек зрительного нерва возникает относительно рано.

Диагноз

Рассмотрите диагноз туберкулеза у любого ребенка, имеющего семейный контакт. Повсеместное использование туберкулиновой кожной пробы у детей имеет решающее значение для раннего выявления. На ранних стадиях у детей с туберкулезным менингитом может быть только лихорадка. Количество лейкоцитов в периферической крови обычно повышено (10000–20000 клеток / мм 3 ). Гипонатриемия и гипохлоремия часто возникают из-за ISADH. СМЖ обычно мутная и повышенное давление.Количество лейкоцитов в спинномозговой жидкости может составлять от 10 до 250 клеток / мм 3 и редко превышает 500 клеток / мм 3 .

Преобладают лимфоциты. Концентрация глюкозы снижается на протяжении всего заболевания и обычно составляет менее 35 мг / дл (<1,8 ммоль / л). И наоборот, концентрация белка постоянно увеличивается и обычно превышает 100 мг / дл (> 1 г / л).

Мазки спинномозговой жидкости, окрашенные кислотостойким методом, обычно выявляют бациллы, если они получены из больших образцов спинномозговой жидкости, приготовленных на центрифуге.Восстановление организма из спинномозговой жидкости не всегда бывает успешным, даже если используется прививка морской свинки. Новые диагностические тесты включают метод полимеразной цепной реакции с зарегистрированной чувствительностью 70–75%, а также иммуноферментный анализ и тесты радиоиммуноанализа на антимикобактериальные антигены в спинномозговой жидкости.

Менеджмент

Раннее лечение улучшает прогноз выживаемости и неврологического восстановления. Положительная кожная проба является причиной для начала терапии изониазидом у бессимптомного ребенка.Тем не менее, иммигранты из эндемичных районов могут иметь положительный результат кожной пробы, поскольку они часто были вакцинированы против туберкулеза. Когда ребенок впадает в кому, полное неврологическое выздоровление маловероятно. Уровень смертности 20% регистрируется даже при раннем начале лечения.

Рекомендуемая начальная схема лечения туберкулезного менингита в первые 2 месяца — изониазид, 20 мг / кг / день перорально до 500 мг / день; стрептомицин, 20 мг / кг / день внутримышечно до 1 г / день до установления лекарственной чувствительности; рифампицин, от 15 мг / кг / день перорально до 600 мг / день; и пиразинамид 30 мг / кг / день.Продолжайте терапию изониазидом и рифампицином еще 10 месяцев. Использование кортикостероидов уместно для уменьшения воспаления и отека мозга.

Сообщающаяся гидроцефалия — частое осложнение туберкулезного менингита из-за нарушения реабсорбции спинномозговой жидкости. Периодическая КТ-оценка размера желудочков является рутинной и особенно показана при ухудшении психической функции. Прежде чем инфекция будет куплена, лечение сообщающейся гидроцефалии проводится путем повторных люмбальных проколов и приема ацетазоламида.Во многих случаях обструктивная гидроцефалия развивается позже; в этих случаях требуется хирургический шунт.

Пневмония | Johns Hopkins Medicine

Что такое пневмония?

Пневмония — это инфекция одного или обоих легких, вызванная бактериями, вирусами или грибками. Это серьезная инфекция, при которой воздушные мешочки наполняются гноем и другой жидкостью.

Что вызывает пневмонию?

Существует более 30 различных причин пневмонии, сгруппированных по причинам.Основные виды пневмонии:

  • Бактериальная пневмония. Этот тип вызывается различными бактериями. Самый распространенный — это Streptococcus pneumoniae . Обычно это происходит, когда организм каким-либо образом ослаблен, например, из-за болезни, плохого питания, старости или нарушения иммунитета, и бактерии могут проникать в легкие. Бактериальная пневмония может поражать людей любого возраста, но вы подвергаетесь большему риску, если злоупотребляете алкоголем, курите сигареты, ослаблены, недавно перенесли операцию, страдаете респираторным заболеванием или вирусной инфекцией или имеете ослабленную иммунную систему.

  • Вирусная пневмония. Этот тип вызывается различными вирусами, включая грипп (грипп), и является причиной примерно одной трети всех случаев пневмонии. У вас может быть больше шансов заболеть бактериальной пневмонией, если у вас вирусная пневмония.

  • Микоплазменная пневмония. Этот тип имеет несколько иные симптомы и физические признаки и называется атипичной пневмонией. Это вызвано бактерией Mycoplasma pneumoniae .Обычно это вызывает легкую, широко распространенную пневмонию, которая поражает все возрастные группы.

  • Пневмонии прочие. Существуют и другие, менее распространенные пневмонии, которые могут быть вызваны другими инфекциями, включая грибки.

Кто подвержен риску пневмонии?

Пневмонией может заболеть любой. Однако наибольшему риску подвержены следующие группы:

Каковы симптомы пневмонии?

Симптомы бактериальной пневмонии включают:

  • Голубоватый цвет губ и ногтей

  • спутанное психическое состояние или делирий, особенно у пожилых людей

  • Кашель с выделением зеленой, желтой или кровянистой слизи

  • Лихорадка

  • Сильное потоотделение

  • Потеря аппетита

  • Низкая энергия и сильная усталость

  • Учащенное дыхание

  • Учащенный пульс

  • Озноб

  • Острая или колющая боль в груди, усиливающаяся при глубоком дыхании или кашле

  • Одышка, усиливающаяся при физической активности

Ранние симптомы вирусной пневмонии такие же, как и при бактериальной пневмонии, за которыми могут следовать:

Микоплазменная пневмония имеет несколько другие симптомы, в том числе сильный кашель с выделением слизи.

Как диагностируется пневмония?

Диагноз обычно ставится на основании вашего недавнего анамнеза (например, операция, простуда или путешествия) и степени заболевания. Основываясь на этих факторах, ваш лечащий врач может диагностировать пневмонию просто на основе тщательного анамнеза и физического осмотра. Для подтверждения диагноза можно использовать следующие тесты:

  • Рентген грудной клетки. Этот тест позволяет сфотографировать внутренние ткани, кости и органы, включая легкие.

  • Анализы крови. Этот тест можно использовать, чтобы определить, присутствует ли инфекция и распространилась ли инфекция в кровоток (посев крови). Анализ газов артериальной крови проверяет количество кислорода в кровотоке.

  • Посев мокроты. Этот тест проводится на материале, который кашляет из легких и попадает в рот. Его часто используют, чтобы узнать, есть ли в легких инфекция.

  • Пульсоксиметрия. Оксиметр — это небольшой прибор, который измеряет количество кислорода в крови. Небольшой датчик приклеен или прикреплен к пальцу. Когда машина включена, на датчике виден небольшой красный свет. Тест безболезненный, красный свет не нагревается.

  • КТ грудной клетки. Эта процедура визуализации использует комбинацию рентгеновских лучей и компьютерных технологий для получения четких, подробных горизонтальных или осевых изображений (часто называемых срезами) тела.Компьютерная томография показывает подробные изображения любой части тела, включая кости, мышцы, жир и органы. КТ более детализирована, чем обычные рентгеновские снимки.

  • Бронхоскопия. Это прямой осмотр бронхов (основных дыхательных путей легких) с помощью гибкой трубки (называемой бронхоскопом). Это помогает оценить и диагностировать проблемы с легкими, оценить закупорку и взять образцы ткани и / или жидкости для тестирования,

  • Посев плевральной жидкости. В этом тесте образец жидкости берется из плевральной полости. Это пространство между легкими и грудной стенкой. Через кожу между ребрами в плевральную полость вводится длинная тонкая игла. Жидкость набирается в шприц, прикрепленный к игле. Его отправляют в лабораторию, где проверяют, какие бактерии вызывают пневмонию.

Как лечится пневмония?

Лечение зависит от типа пневмонии. В большинстве случаев пневмонию лечат дома, но в тяжелых случаях можно лечить в больнице.Антибиотики используются при бактериальной пневмонии. Антибиотики также могут ускорить выздоровление от микоплазменной пневмонии и в некоторых особых случаях. Большинство вирусных пневмоний не требуют специального лечения. Обычно они поправляются сами.

Другое лечение может включать хорошее питание, увеличение потребления жидкости, отдых, кислородную терапию, обезболивающие, контроль температуры и, возможно, лекарства от кашля, если кашель сильный.

Можно ли предотвратить пневмонию?

Проконсультируйтесь с вашим лечащим врачом о вакцинации.Грипп — частая причина пневмонии. По этой причине ежегодная прививка от гриппа может помочь предотвратить как грипп, так и пневмонию.

Есть еще пневмококковая вакцина. Он защитит вас от распространенной формы бактериальной пневмонии. Детям младше 5 лет и взрослым 65 лет и старше следует делать эту прививку.

Прививка от пневмококка также рекомендуется всем детям и взрослым, которые подвержены повышенному риску пневмококковой инфекции из-за других заболеваний.

Какие осложнения пневмонии?

Большинство людей с пневмонией хорошо поддаются лечению, но пневмония может быть очень серьезной и даже смертельной.

У вас больше шансов получить осложнения, если вы пожилой человек, очень маленький ребенок, у вас ослабленная иммунная система или у вас серьезные медицинские проблемы, такие как диабет или цирроз. Осложнения могут включать:

  • Острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС). Это тяжелая форма дыхательной недостаточности.

  • Абсцессы легких. Это карманы гноя, которые образуются внутри или вокруг легкого. Возможно, их потребуется опорожнить хирургическим путем

  • Дыхательная недостаточность. Это требует использования дыхательного аппарата или вентилятора.

  • Сепсис. Это когда инфекция попадает в кровь. Это может привести к органной недостаточности.

Основные сведения о пневмонии

  • Пневмония — это инфекция одного или обоих легких, вызванная бактериями, вирусами или грибками.

  • Существует более 30 различных причин пневмонии, сгруппированных по причинам.Основными видами пневмонии являются бактериальная, вирусная и микоплазменная пневмония.

  • Кашель с выделением зеленой, желтой или кровянистой слизи — наиболее частый симптом пневмонии. Другие симптомы включают жар, озноб, одышку, упадок сил и сильную усталость.

  • Пневмонию часто можно диагностировать на основании тщательного анамнеза и физического осмотра. Также можно использовать тесты, используемые для проверки легких, анализы крови и анализы мокроты, которую вы откашливаете.

  • Лечение зависит от типа пневмонии. Антибиотики используются при бактериальной пневмонии. Это также может ускорить выздоровление от микоплазменной пневмонии и в некоторых особых случаях. Большинство вирусных пневмоний не требуют специального лечения и проходят самостоятельно. Другое лечение может включать здоровую диету, больше жидкости, отдых, кислородную терапию и лекарства от боли, кашля и контроля температуры.

  • Большинство людей с пневмонией хорошо поддаются лечению, но пневмония может вызвать серьезные проблемы с легкими и инфекционные заболевания.Это может быть даже смертельно опасно.

Эксперты-медики

Что такое Streptococcus Pneumoniae?

Streptococcus pneumoniae (S. pneumoniae) является наиболее частой причиной внебольничной пневмонии (ВП), а также бактериальной пневмонии у детей во всем мире. Имея более 90 известных подтипов (серотипов), S. Pneumoniae — это грамположительные бактерии, которые обычно обитают в дыхательных путях, но не являются патогенными.Это основная причина пневмонии у пожилых и детей, но также вызывает другие респираторные инфекции (например, ринит, бронхит, синусит), а также средний отит, менингит, эндокардит, перитонит, сепсис, перикардит и остеомиелит, среди прочего. Большинство серотипов S. pneumoniae могут вызывать заболевание, но только несколько серотипов могут вызывать пневмонию. S. pneumoniae также известен как пневмококк и любая инфекция, вызванная штаммом бактерий S.pneumoniae известна как пневмококковая инфекция.

Помимо пневмонии, S. pneumoniae также является частой причиной других тяжелых инфекций:

  • Менингит

  • Инфекции уха (острый средний отит)

  • Инфекции носовых пазух (синусит) (например, ринит, бронхит, синусит)

  • Бактериемия и потенциально сепсис / сепсис

Что такое пневмония?

Пневмония — это респираторное инфекционное заболевание, поражающее одно или оба легких; воспалительное заболевание, поражающее альвеолы ​​легких.Альвеолы ​​- это крошечные воздушные мешочки в легких. В нормальных условиях альвеолы ​​наполняются воздухом при вдохе. При пневмонии в альвеолах происходит скопление жидкости и гноя, что ограничивает поступление кислорода и приводит к болезненным проблемам с дыханием и неспособности насыщаться кислородом (1).

Пневмония может быть вызвана бактериями, вирусами или грибками. Наиболее распространенными инфекционными агентами, вызывающими пневмонию, являются (1):

По данным Центров по контролю за заболеваниями (CDC) , около 150 , 000 госпитализации из пневмококковая пневмония возникает ежегодно в США Штатах.Пневмококки составляют до 30% внебольничных пневмоний у взрослых. Бактериемия встречается у 25–30% пациентов с пневмококковой пневмонией. Смертность составляет 5–7% и может быть намного выше среди пожилых пациентов.

Что такое менингит?

Менингит — это воспаление оболочки, называемой мозговой оболочкой, которая действует как защитное покрытие для головного и спинного мозга. Менингит может поражать людей любой возрастной группы. Помимо S. pneumoniae, менингит также может быть вызван вирусами.Состояние может иметь долгосрочные неблагоприятные последствия. Если вовремя не лечить менингит, он может привести к летальному исходу. Хотя вакцины доступны, они не обеспечивают 100% защиты. В тяжелых случаях менингит может прогрессировать до сепсиса, то есть заражения крови.

Пневмококки вызывают более 50% всех случаев бактериального менингита в США. По оценкам, ежегодно происходит 2000 случаев пневмококкового менингита. Некоторые пациенты с пневмококковым менингитом также страдают пневмонией. Смертность от пневмококкового менингита составляет около 8% у детей и 22% у взрослых.В Соединенных Штатах пневмококки стали основной причиной бактериального менингита у детей.

Что такое гайморит?

Инфекция носовых пазух (заполненные воздухом карманы на лице) известна как синусит. Хотя в большинстве случаев синусит вызывается вирусами, пневмококки также могут вызывать инфекцию носовых пазух.

Что такое острый средний отит?

Острый средний отит — это инфекция среднего уха. Пневмококки являются частой причиной острого отита СМИ составляют около 20% этих инфекций.Среди младенцев (до первых 12 месяцев) более 60% имеют хотя бы один эпизод острого среднего отита. Инфекции среднего уха — наиболее частая причина посещений педиатра к врачу в Соединенных Штатах, при этом ежегодно их посещают более 18 миллионов человек. Это также самая частая причина, по которой дети получают антибиотики. Осложнения пневмококкового среднего отита могут включать мастоидит и менингит.

Что такое бактериемия?

Бактериемия означает присутствие бактерий в кровотоке.По оценкам, ежегодно в США происходит 5000 случаев пневмококковой бактериемии (без пневмонии). Общая смертность от бактериемии составляет около 20%, но может достигать 60% среди пожилых пациентов. Бактериемия может быть опасной для жизни у пациентов с аспелезией (отсутствие селезенки).

У детей в возрасте 2 лет и младше бактериемия без известного места инфекции является наиболее частым инвазивным клиническим проявлением пневмококковой инфекции, составляющей примерно 70% инвазивных заболеваний.Бактериемия пневмонии вызывает около 12–16% инвазивных пневмококковых заболеваний у детей этой возрастной группы.

Каковы факторы риска заражения S. pneumoniae ?

В нормальных условиях пневмококки — обычные обитатели дыхательных путей. Эти бактерии могут быть изолированы из носоглотки у 5–90% здоровых людей, в зависимости от населения и страны; они чаще встречаются у взрослых с детьми, поскольку только 5–10% взрослых без детей являются носителями.Большой процент детей школьного возраста — 20–60% — являются носителями пневмококков. Среди военнослужащих до 50–60% могут быть перевозчиками. Продолжительность носительства бактериального штамма варьируется и обычно дольше у детей, чем у взрослых. Пневмококковая инфекция не всегда встречается у носителей бактерий. Развитие болезни обычно связано с ослаблением иммунной системы. Факторы риска заражения S. pneumoniae следующие:

  • Возраст: S.pneumoniae может возникнуть в любой возрастной группе и полу, однако дети (<2 лет) и пожилые люди (> 65 лет) подвержены более высокому риску заражения инфекцией, поскольку у них относительно более слабая иммунная система, чем у здоровых взрослых

  • Сезоны: зима и ранняя весна

  • Курение

  • Злоупотребление алкоголем

  • Сопутствующие респираторные заболевания, такие как астма, хроническое обструктивное заболевание легких (ХОБЛ)

  • Аспления: люди без селезенки или здоровой функциональной селезенки .

Каковы признаки и симптомы инфекции S. pneumoniae ?

Признаки и симптомы различных инфекций, вызванных S. pneumoniae , следующие:

Пневмония

  • Внезапное начало лихорадки и озноба

  • Продуктивный кашель (мокрота)

  • Одышка

  • Боль в груди

  • Слабость

  • Учащение пульса

  • Учащенное и поверхностное дыхание

Менингит

  • Лихорадка

  • Раздражительность

  • Летаргия

  • Кома

Синусит

Острый средний отит

Бактериемия

  • Лихорадка и озноб

  • 9005

    Слабое дыхание
  • Учащенное сердцебиение

  • Головокружение

  • Потеря аппетита

  • Потеря сознания

Кто диагностирует и лечит S.pneumoniae инфекция?

Врачи разных специальностей диагностируют и лечат S. pneumoniae :

  • Внутренние болезни, педиатрия, семейная медицина, неотложная медицина и амбулаторная медицина, для первичного обращения.

  • Пульмонология, поскольку инфекция чаще всего возникает в нижних дыхательных путях

  • Инфекционное заболевание или детское инфекционное заболевание, для более серьезных случаев

  • Реанимационная медицина, для более серьезных случаев

  • Неврология, для лечения менингита

  • Отоларингология, синусит и ринит, отология / нейротология, средний отит

  • Патология, для диагностики образцов крови или жидкости

  • Радиология, для диагностической визуализации

Как это S.диагностирована инфекция pneumoniae ?

Как правило, окончательный диагноз инфекции Streptococcus pneumoniae основан на выделении микроорганизма из образцов крови или других обычно стерильных участков тела. Также доступны тесты для обнаружения капсульного полисахаридного антигена, который продуцируется S. pneumoniae , и сигнализирует о его присутствии.

Для взрослых коммерчески доступен тест на антиген в моче, основанный на иммунохроматографическом мембранном методе для обнаружения капсульного полисахаридного антигена Streptococcus pneumoniae .Тест быстрый и простой в использовании. Он также имеет разумную специфичность у взрослых. Антиген может также обнаруживать пневмококковую пневмонию после начала антибактериальной терапии.

Какие методы лечения доступны в настоящее время для инфекции S. pneumoniae ?

Антибиотикотерапия остается основой лечения пневмококковой инфекции. Однако эффективность лечения варьируется из-за множественной лекарственной устойчивости.

Лечение для Пневмония

Для лечения пневмококковой пневмонии в амбулаторных условиях Американское общество инфекционных заболеваний рекомендует макролид, доксициклин, амоксициллин (с клавулановой кислотой или без нее) или хинолон.Для стационарного лечения пневмококковой пневмонии пациентам обычно вводят пенициллин (один миллион единиц внутривенно в течение 4 часов), ампициллин (1 г каждые 6 часов) или цефтриаксон (1 г каждые 24 часа). Улучшение симптомов можно увидеть в течение 48 часов.

Лечение менингита

Пневмококковый менингит лечили с помощью от 12 до 24 миллионов единиц пенициллина каждые 24 часа, 2 г цефтриаксона каждые 12 часов или 2 мг цефотаксима каждые 6 часов. Все эти схемы лечения эффективны против чувствительных к антибиотикам S.пневмония .

Лечение среднего отита

У детей для лечения среднего отита рекомендуется 30 мг / кг амоксициллина. Взрослым рекомендуется принимать таблетки амоксициллина по 500 мг четыре раза в день. Курс лечения рекомендуется 5 дней.

Лечение синусита

Амоксициллин — это терапия первой линии для лечения синусита. Примерно в 80-90% случаев препарат эффективен.

Медицинская халатность и S.pneumoniae Инфекция

Медицинская халатность и халатность у пациентов с инфекцией S. pneumoniae могут включать в себя следующее:

  • Отказ заказать соответствующие диагностические тесты

  • Отказ исключить похожие заболевания

  • Неправильный диагноз состояния

  • Задержка начала лечения, ведущая к серьезным осложнениям

  • Ошибки в диагностической оценке (неверное считывание результатов визуализации, ошибки в лабораторных исследованиях)

  • Небрежность в мониторинге лечения пациентов

  • Ошибки в дозировке лекарств

  • Отсутствие последующего наблюдения и мониторинга результатов лечения пациента

ЕСЛИ ВАМ НУЖЕН МЕДИЦИНСКИЙ ЭКСПЕРТ Strep pneumoniae , ПОЗВОНИТЕ В MEDILEX по телефону (212) 234-1999.

Лечение тяжелой пневмонии хинокитиолом у мышей, устойчивой к противомикробным препаратам, пневмококковой пневмонии, модель

Abstract

Streptococcus pneumoniae часто выделяют у пациентов с внебольничной пневмонией. Антибиотики являются основным средством лечения пневмококковой пневмонии; однако рост устойчивости к противомикробным препаратам становится все более распространенным. Было продемонстрировано, что хинокитиол, выделенный из деревьев семейства кипарисовых, проявляет антибактериальную активность против S . pneumoniae in vitro независимо от устойчивости к противомикробным препаратам. В этом исследовании эффективность хинокитиола изучали на модели пневмонии мышей. Самцов мышей BALB / c в возрасте 8 недель интратрахеально инфицировали S . pneumoniae штаммов D39 (чувствительные к антимикробным препаратам) и NU4471 (устойчивые к макролидам). Через 1 ч через трахею вводили хинокитиол. Хинокитиол значительно уменьшил количество S . pneumoniae в жидкости бронхоальвеолярного лаважа (ЖБАЛ) и концентрация пневмококковой ДНК в сыворотке крови, независимо от того, были ли бактерии устойчивыми или чувствительными к макролидам.Кроме того, хинокитиол уменьшал инфильтрацию нейтрофилов в легких, а также концентрацию воспалительных цитокинов в ЖБАЛ и сыворотке. Повторные инъекции хинокитиола с интервалами 18 ч показали тенденцию к снижению количества S . pneumoniae в БАЛ и концентрация S . pneumoniae ДНК в сыворотке с количеством введений хинокитиола. Эти данные свидетельствуют о том, что хинокитиол снижает бактериальную нагрузку и подавляет чрезмерный иммунный ответ хозяина на мышиной модели пневмонии.Соответственно, хинокитиол требует дальнейшего изучения в качестве потенциального кандидата для лечения пневмококковой пневмонии.

Образец цитирования: Isono T, Domon H, Nagai K, Maekawa T., Tamura H, Hiyoshi T. и др. (2020) Лечение тяжелой пневмонии хинокитиолом на мышиной модели устойчивой к противомикробным препаратам пневмококковой пневмонии. PLoS ONE 15 (10): e0240329. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329

Редактор: Ю. Питер Ди, Питтсбургский университет, США

Поступила: 30 апреля 2020 г .; Дата принятия: 23 сентября 2020 г .; Опубликовано: 15 октября 2020 г.

Авторские права: © 2020 Isono et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи и ее файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Эта работа была поддержана грантом KAKENHI Японского общества содействия науке (JSPS) (номера JP20H03858 — YT; JP20K09903 — HD).Полный список финансирования грантов доступен на сайте JSPS KAKENHI (https://kaken.nii.ac.jp/en/). HD получил финансирование от Международного стипендиального фонда Кобаяши (https://www.kisf.or.jp/english/) и Научного фонда Такеда (https://www.takeda-sci.or.jp/business/abroad_e.html). ). Компания Kobayashi Pharmaceutical, Co., Ltd предоставила поддержку в виде заработной платы для EK. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.Конкретные роли этих авторов сформулированы в разделе «Авторский вклад».

Конкурирующие интересы: Я прочитал политику журнала, и у авторов этой рукописи есть следующие конкурирующие интересы: Доктор Эйдзи Кунитомо — сотрудник Kobayashi Pharmaceutical, Co., Ltd. для автора EK, но не имел какой-либо дополнительной роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, решении о публикации или подготовке рукописи.Конкретные роли этих авторов сформулированы в разделе «Авторский вклад».

Введение

Пневмония представляет собой серьезную угрозу в глобализованном обществе, поскольку она легко распространяется воздушно-капельным путем. Существует очень мало терапевтических агентов, которые могут бороться с инфекциями, вызываемыми лекарственно-устойчивыми бактериями или появляющимися вирусами [1]. Кроме того, при тяжелой пневмонии также может возникать повреждение органов из-за чрезмерного иммунитета хозяина [2]. Следовательно, лечение тяжелой пневмонии требует как устранения устойчивых к лекарствам микроорганизмов, так и подавления гипериммунитета, который повреждает легкие хозяина.

Хинокитиол, соединение, родственное трополону, было выделено из Chamaecyparis obtusa и Thuja plicata Donn ex D. Don, которые являются деревьями семейства кипарисовых, как β-туяплицин [3, 4]. Предыдущие исследования показали противоопухолевую, противовоспалительную, антиоксидантную и антибактериальную активность хинокитиола [5–9]. Недавно мы показали, что хинокитиол эффективен против Streptococcus pneumoniae in vitro , независимо от устойчивости к противомикробным препаратам [10]. В настоящее время нет исследований, изучающих влияние хинокитиола на пневмококковую инфекцию in vivo .

S . pneumoniae — грамположительный диплококк, резидентный в верхних дыхательных путях человека [11]. Эта бактерия вызывает не только пневмонию, но и средний отит, синусит, бронхит и эмпиему [12], а также инвазивные пневмококковые заболевания, включая менингит, бактериемию и сепсис [13]. Первичное лечение пневмококковых заболеваний основывается на использовании эффективных антибиотиков. В начале 2000-х годов настоятельно рекомендовали макролиды при пневмококковой пневмонии [14–16]; однако их широкое использование увеличило риск заражения устойчивым к макролидам S . pneumoniae [17, 18]. Наше предыдущее исследование показало, что более 80% из S . pneumoniae , изолированные в городских больницах, были нечувствительны к макролидам [19]. В дополнение к соответствующему назначению и потреблению антибиотиков необходимо разработать новые терапевтические средства.

В этом исследовании мы исследовали влияние хинокитиола на бактериальную нагрузку и проанализировали подходящий способ введения хинокитиола с использованием модели мышиной пневмококковой инфекции.Кроме того, мы также исследовали влияние хинокитиола на воспаление на мышиной модели с тяжелой пневмонией.

Материалы и методы

Штаммы бактерий

Чувствителен к антимикробным препаратам S . pneumoniae штамм D39 (серотип 2) был приобретен из Национальной коллекции типовых культур (Солсбери, Великобритания). Устойчив к макролидам S . pneumoniae Клинический штамм NU4471 (серотип 19, минимальная ингибирующая концентрация азитромицина (МИК) ≥ 1 мг / мл) был выделен от пациентов с инфекциями дыхательных путей [20].Все штаммы выращивали в триптическом соевом бульоне (Becton Dickinson, Franklin Lakes, Нью-Джерси, США) при 37 ° C, как описано ранее [21].

Животные и реактивы

Самцов мышей BALB / c в возрасте 8-10 недель были получены из Nihon CLEA Tokyo, Japan. Мышей содержали в стандартных условиях в соответствии с нашими институциональными рекомендациями. Все эксперименты на животных были одобрены Комитетом по уходу и использованию животных Университета Ниигаты (SA00223). Хинокитиол был приобретен в FUJIFILM Wako Pure Chemical Industries (Осака, Япония) и растворен в фосфатно-солевом буфере (PBS), содержащем 10% этанола.Бромид тиазолилового синего тетразолия (МТТ) был приобретен у Sigma-Aldrich (Сент-Луис, Миссури, США). Анестезирующая смесь состояла из гидрохлорида медетомидина (Domitol; Meiji Seika Pharma Co., Ltd., Токио, Япония), мидазолама (Dormicum; Astellas Pharma Inc., Токио, Япония) и буторфанола (Vetorphale; Meiji Seika Pharma Co., Ltd. .), смешанные в дозе 0,15, 2,0 и 2,5 мг / кг веса тела с физиологическим раствором (Otsuka Pharmaceutical Factory, Inc., Токио, Япония) [22].

Оценка системной токсичности хинокитиола

in vivo Мышам

BALB / c вводили внутрибрюшинно один раз в день 0, 10, 20, 30, 50 и 100 мг / кг хинокитиола в течение 7 дней.Масса тела контролировалась каждый день. Изменение массы тела считалось показателем системной токсичности хинокитиола. Для оценки токсичности хинокитиола, вводимого интратрахеально, мышам вводили 500 мкг / мл хинокитиола в 50 мкл PBS.

Оценка

in vitro цитотоксичность хинокитиола

Линия альвеолярных эпителиальных клеток человека A549 (ATCC CCL-185) была получена из банка клеток RIKEN (Ибараки, Япония). Клетки высевали в 96-луночный планшет (Becton Dickinson) и выращивали до 90% слияния в среде Игла, модифицированной Дульбекко (FUJIFILM Wako Pure Chemical Industries) с добавлением 10% фетальной бычьей сыворотки (Japan Bio Serum, Хиросима, Япония) и 100 Ед / мл пенициллина и 100 мкг / мл стрептомицина (оба FUJIFILM Wako Pure Chemical Industries) при 37 ° C в 5% CO 2 .Клетки A549 обрабатывали хинокитиолом в различных концентрациях (10–1000 мкг / мл) или 0,5% Triton X-100 в течение 3 ч. МТТ-анализы были выполнены для определения жизнеспособности клеток, как описано ранее [23].

Модель мыши

Pneumonia с

S . pneumoniae и хинокитиол

Мышей ( n = 8 на группу) анестезировали смесью гидрохлорида медетомидина, мидазолама и буторфанола и интратрахеально инфицировали S . pneumoniae штамм D39 или штамм NU4471 [1,0 × 10 9 колониеобразующих единиц (КОЕ) в 50 мкл PBS] с использованием аэрозольного распылителя MicroSprayer (Penn-Century Inc., Филадельфия, Пенсильвания, США). Неинфицированным контрольным мышам ( n = 5 на группу) интратрахеально вводили 50 мкл PBS (группа незараженных PBS) или 500 мкг / мл хинокитиола (группа неинфицированных хинокитиолов). Через 1 час после заражения всех инфицированных мышей снова анестезировали и 500 мкг / мл хинокитиола (инфицированная группа хинокитиола) вводили интратрахеально инфицированным мышам, в то время как контрольным мышам вводили 50 мкл PBS (инфицированная группа PBS).Чтобы оценить эффективность повторного введения хинокитиола на мышиной модели пневмонии, всех мышей интратрахеально инфицировали S . pneumoniae штамм NU4471 (3,0 × 10 8 КОЕ / мышь). Через 1 час в дыхательные пути вводили 50 мкл PBS (группа без лечения; n = 5) с последующей интратрахеальной инъекцией PBS каждые 24 часа. В группе, получавшей инъекцию хинокитиола, всем мышам первоначально вводили хинокитиол интратрахеально через 1 час после заражения.Группе однократного введения ( n = 5) вводили PBS после первоначального введения хинокитиола с 24-часовыми интервалами. В группе двойного введения ( n = 5) второе введение хинокитиола проводили через 24 часа после заражения, а PBS вводили через 48 часов после заражения. В группе с тремя дозами ( n = 5) хинокитиол вводили интратрахеально каждые 24 часа после первого введения. Всех мышей умерщвляли через 72 часа после пневмококковой инфекции.

Бактериологическое и патологическое исследование легких мышей

Через 18 ч после заражения у пяти мышей были взяты образцы BALF и сыворотки. Образцы ткани легких были взяты у трех мышей. Образцы BALF помещали на чашки с кровяным агаром и культивировали в аэробных условиях для подсчета КОЕ. Для определения концентрации пневмококковой ДНК в мышиной сыворотке ДНК выделяли из 50 мкл сыворотки, полученной от инфицированных мышей, с использованием спин-колонок QIAamp (QIAGEN, Hilden, Германия). Затем была проведена абсолютная количественная оценка с помощью ПЦР в реальном времени с использованием системы ПЦР в реальном времени StepOnePlus с использованием протокола обнаружения SYBR Green (Thermo Fisher Scientific, Уолтем, Массачусетс, США).Праймеры, используемые для ПЦР в реальном времени, нацелены на фрагмент гена, кодирующего пневмолизин, S . pneumoniae [24]. Последовательность прямого праймера была 5′-AGCGATAGCTTTCTCCAAGTGG-3 ‘, а последовательность обратного праймера была 5′-CTTAGCCAACAAATCGTTTACCG-3’.

Для патологических исследований образцы легочной ткани фиксировали 4% параформальдегидом (FUJIFILM Wako Pure Chemical Industries). Залитые в парафин срезы были изготовлены Biopathology Institute Co., Ltd (Оита, Япония). Срезы легких окрашивали гематоксилином и эозином (Sakura Finetek Japan Co., Ltd., Токио, Япония). Их наблюдали под микроскопом BIOREVO BZ-9000 (Keyence, Осака, Япония). Для обнаружения нейтрофильной эластазы (NE) в ткани легких залитые парафином срезы обрабатывали кроличьими антителами против NE мыши (Abcam, Cambridge, UK) в блокирующем растворе (Thermo Fisher Scientific). После инкубации в течение ночи при 4 ° C добавляли вторичное козье антитело против кроличьего IgG, конъюгированное с AlexaFluor 488 (Thermo Fisher Scientific), в блокирующем буфере с последующей 2-часовой инкубацией в темноте.Затем образцы промывали PBS и наносили на среду для окрашивания ядер (ProLong TM Diamond Antifade Mountant с DAPI; Thermo Fisher Scientific). Наконец, образцы наблюдали с помощью конфокального лазерного сканирующего микроскопа (Carl Zeiss, Йена, Германия).

Анализ проточной цитометрии

Число нейтрофилов в ЖБАЛ подсчитывали методом проточной цитометрии. Перед окрашиванием клеток в ЖБАЛ их поверхность блокировали антителом к ​​CD16 / 32 (Thermo Fisher Scientific) при 4 ° C в течение 5 мин [25].Затем клетки окрашивали анти-CD11b-аллофикоцианином и антителом к ​​Ly-6G-фикоэритрину (Thermo Fisher Scientific) в PBS, содержащем 1% бычий сывороточный альбумин (Sigma-Aldrich), при 4 ° C в течение 40 минут в темноте [26]. Образцы промывали и фиксировали 4% параформальдегидом в PBS. Анализ проточной цитометрии выполняли на проточном цитометре NovoCyte с программным обеспечением NovoExpress (ACEA Biosciences, Сан-Диего, Калифорния, США) [26]. Камеры закрывались за счет их прямого и бокового рассеяния. Нейтрофилы были идентифицированы по экспрессии как Ly-6G, так и CD11b [26].

Анализ активности эластазы нейтрофилов

Активность

NE в BALF определяли с использованием специфического субстрата N, -метоксисукцинил Ala-Ala-Pro-Val п-нитроанилида (Merck Millipore, Billerica, MA, USA), как описано ранее [27]. Вкратце, образцы инкубировали в 0,1 М трис-HCl (pH 8,0), содержащем 0,5 М NaCl и 1 мМ субстрат, при 37 ° C в течение 24 часов, после чего измеряли поглощение при 405 нм.

Анализ цитокинов и хемокинов в ЖБАЛ и сыворотке

Для измерения цитокинов и хемокинов образцы BALF центрифугировали при 2000 × g при 4 ° C в течение 15 мин.Затем был проведен иммуноферментный анализ для определения концентраций (i) хемокинового лиганда l с мотивом CXC (CXCL-1; ProteinTech Group, Чикаго, Иллинойс, США), (ii) интерлейкина (IL) -1β, IL-6. и фактор некроза опухоли (TNF) (BioLegend Inc., Сан-Диего, Калифорния, США) в ЖБАЛ и сыворотке в соответствии с инструкциями производителей.

Статистический анализ

Данные были проанализированы статистически с помощью дисперсионного анализа с помощью теста множественного сравнения Тьюки. При необходимости (сравнение только двух групп) были проведены непарные т -тесты.Все статистические анализы были выполнены с использованием программного обеспечения GraphPad Prism Software версии 8.03 (GraphPad Software, Inc., Ла-Хойя, Калифорния, США). Значения P <0,05 считались значимыми.

Результаты

Системное введение хинокитиола не улучшает пневмококковую пневмонию у мышей

Сначала мы оценили системную токсичность хинокитиола. Мышам BALB / c внутрибрюшинно вводили хинокитиол один раз в день в течение 7 дней, как указано в дополнительной информации.Как показано на фиг. S1, введение хинокитиола ≥20 мг / кг значительно снизило массу тела через 3 дня после первого введения ( P <0,05). Следовательно, мы снизили максимальную концентрацию хинокитиола для системного введения мышам до 10 мг / кг. Мы использовали эту дозу, чтобы проверить, улучшает ли внутрибрюшинное введение хинокитиола пневмонию на модели интратрахеальной пневмококковой инфекции у мышей. Не было значительного снижения пневмококковых КОЕ в жидкости бронхоальвеолярного лаважа (ЖБАЛ) (S2 Рис; P > 0.05) и незначительное влияние на уровни транскрипции различных генов цитокинов, таких как Cxcl1 , Il1b , Il6 и Tnf , в легочной ткани (S3 Fig; P > 0,05).

До 500 мкг / мл (833 мкг / кг) хинокитиола не вызывает токсичности

in vitro и in vivo

Отрицательные результаты системного введения хинокитиола побудили нас проверить, является ли интратрахеальное введение хинокитиола лучшим способом терапевтического вмешательства при пневмококковой пневмонии.Оценка цитотоксичности хинокитиола в отношении альвеолярных эпителиальных клеток A549 in vitro не выявила значительного снижения жизнеспособности, за исключением 1000 мкг / мл, в результате чего жизнеспособность клеток снизилась на 54% (рис. 1A; P <0,05). Кроме того, по сравнению с инъекцией PBS, интратрахеальное введение хинокитиола вызывало незначительные морфологические изменения в тканях легких у мышей (рис. 1B).

Рис. 1. Цитотоксичность хинокитиола.

(A) Жизнеспособность клеток A549, обработанных различными концентрациями (10–1000 мкг / мл) хинокитиола или 0.5% Triton X-100 (TX) в течение 3 часов и подвергали анализу МТТ. Данные представляют собой среднее значение ± стандартное отклонение пяти повторяющихся детерминант и были оценены с использованием теста множественных сравнений Даннета; * P <0,05 по сравнению с группой, не получавшей лечения. (B) Типичные срезы ткани легких, окрашенные гематоксилином и эозином, от мышей, которым вводили PBS или хинокитиол (500 мкг / мл). Увеличение: 20 ×; масштабная линейка: 50 мкм.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.g001

Интратрахеальная инъекция хинокитиола улучшает пневмококковую пневмонию у мышей

Наше предыдущее исследование in vitro показало, что 0.Хинокитиол с концентрацией 3 мкг / мл оказывал антибактериальное действие в отношении S . pneumoniae независимо от устойчивости к противомикробным препаратам [10]. Здесь, по сравнению с инъекцией PBS, интратрахеальное введение 500 мкг / мл хинокитиола на мышиной модели пневмококковой пневмонии уменьшало миграцию воспалительных клеток и предотвращало разрушение альвеолярной ткани (рис. 2). Кроме того, интратрахеальное введение хинокитиола значительно снижает КОЕ в ЖБАЛ как чувствительного к противомикробным препаратам штамма D39, так и устойчивого к макролидам штамма NU4471 (рис. 3A; P <0.05). Поскольку тяжесть пневмококковой пневмонии связана с бактериемической пневмонией [28], далее мы исследовали, подавляет ли лечение хинокитиолом S . пневмония . Фиг. 3B показывает, что по сравнению с инъекцией PBS мышам введение хинокитиола значительно снизило S . pneumoniae концентрация ДНК в сыворотке ( P <0,05).

Рис. 2. Инъекция хинокитиола подавляет воспаление в легких.

Типичные срезы ткани легких, окрашенные гематоксилином и эозином, от 8-недельных мышей BALB / c, интратрахеально инфицированных чувствительным к антимикробным препаратам S . pneumoniae штамм D39 или устойчивый к макролидам штамм NU4471 (1,0 × 10 9 КОЕ в 50 мкл PBS), а затем интратрахеально вводили PBS или хинокитиол (500 мкг / мл) через 1 час после заражения. Увеличение: 20 ×; масштабная линейка: 50 мкм.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.g002

Рис. 3. Внутритрахеальная инъекция хинокитиола снижает бактериальную нагрузку в ЖБАЛ и сыворотке.

(A) Количество КОЕ чувствительных к противомикробным препаратам S . pneumoniae штамм D39 или устойчивый к макролидам штамм NU4471 в образцах ЖБАЛ, помещенных на чашки с кровяным агаром и культивированных в аэробных условиях.(B) Результаты ПЦР в реальном времени, показывающие S . pneumoniae ДНК ( ген пневмолизина ) в сыворотке крови. Данные представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего ( n = 5) и были проанализированы с использованием теста Стьюдента t ; * P <0,05.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.g003

Интратрахеальная инъекция хинокитиола снижает рекрутирование нейтрофилов в легкие мышей, инфицированных

S . пневмонии

Предыдущие исследования показали, что чрезмерная активация нейтрофилов вызывает высвобождение NE, что способствует тяжелому повреждению легких [28].Следовательно, контроль чрезмерного накопления нейтрофилов может быть важной терапевтической стратегией для борьбы с тяжелой пневмонией [28, 29]. На фиг.4А показано количество клеток Ly6G + , CD11b + , которые считали нейтрофилы в провоспалительных клетках в ЖБАЛ. Не наблюдалось значительного увеличения нейтрофилов между группой неинфицированных PBS и группой неинфицированных хинокитиол. Между тем, количество нейтрофилов было значительно снижено в ЖБАЛ в группе инфицированного хинокитиола по сравнению с группой инфицированного PBS ( P <0.05). На рис. 4В показаны типичные панели проточной цитометрии для одной из пяти мышей в каждой группе. Доля нейтрофилов была снижена в группе, получавшей хинокитиол (D39: 63,69%, NU4471: 83,83%), по сравнению с группой без введения (D39: 92,91%, NU4471: 93,37%). Кроме того, обработка хинокитиолом снижала уровень NE в легких мыши по сравнению с необработанной мышью в инфицированной группе (фиг. 4C). Точно так же активность NE в BALF была значительно снижена в группе, получавшей хинокитиол и инфицированной пневмококком, по сравнению с группой, получавшей PBS (фиг. 4D; P <0.05).

Рис. 4. Инфильтрация нейтрофилов в легких мышей.

(A) Количество нейтрофилов в ЖБАЛ определяли методом проточной цитометрии. (B) Были выбраны репрезентативные участки FACS. (C) Типичные изображения флуоресцентной микроскопии легких мышей, инфицированных S . pneumoniae штамм D39 или штамм NU4471 в присутствии или в отсутствие интратрахеальной инъекции хинокитиола: эластаза нейтрофилов (NE: зеленый), DAPI (синий). Увеличение: 40 ×; масштабная линейка: 50 мкм. (D) Активность NE в ЖБАЛ мышей, инфицированных чувствительным к антимикробным препаратам S . pneumoniae штамм D39 или устойчивый к макролидам штамм NU4471, а затем их обрабатывали PBS или хинокитиолом. Данные представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего ( n = 5) и были оценены с использованием одностороннего дисперсионного анализа с помощью теста множественных сравнений Тьюки. * Значительно отличается от инфицированной контрольной группы при P <0,05. ND: не обнаружено, NS: не значимо; * P <0,05.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.g004

Лечение хинокитиолом снижает уровень воспалительных цитокинов в ЖБАЛ и сыворотке крови

Чрезмерное производство воспалительных цитокинов или хемокинов является признаком повреждения тканей и тяжелой пневмонии [30, 31].Концентрация CXCL-1, IL-1β, IL-6 и TNF была значительно ниже в ЖБАЛ из группы инфицированного хинокитиола по сравнению с таковой из группы инфицированного PBS (фиг. 5; P <0,05). Уровни сывороточного IL-6 и TNF связаны со смертностью пациентов с пневмонией [32]. Наше предыдущее исследование показало, что пневмококковая бактериемия вызывает повышение уровня цитокинов в сыворотке [33]. Здесь концентрация CXCL-1, IL-1β и IL-6, но не TNF, была значительно снижена в сыворотке группы инфицированных хинокитиолом по сравнению с таковой в группе инфицированных PBS (фиг.6; P <0.05). Между тем концентрации хемокинов и цитокинов в ЖБАЛ и сыворотке неинфицированных контрольных групп были либо ниже (IL-6), либо чуть выше предела обнаружения (CXCL-1, IL-1β и TNF). Взятые вместе, эти данные свидетельствуют о том, что антибактериальное действие хинокитиола в легких мышей с пневмонией снижает продукцию цитокинов или хемокинов в ЖБАЛ и сыворотке.

Рис. 5. Концентрации хемокинов и цитокинов в ЖБАЛ мыши.

Концентрация CXCL-1, IL-1β, IL-6 и TNF в ЖБАЛ от мышей, инфицированных (A) S . pneumoniae штамм D39 или (B) S . pneumoniae штамм NU4471, а затем обработали либо PBS, либо хинокитиолом, как определено с помощью иммуноферментных анализов. Необработанным наивным мышам вводили только PBS или хинокитиол. Данные представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего ( n = 5) и были оценены с использованием одностороннего дисперсионного анализа с помощью теста множественных сравнений Тьюки. * Значительно отличается от инфицированной контрольной группы при P <0,05. ND: не обнаружено, NS: не значимо.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.g005

Рис. 6. Концентрации хемокинов и цитокинов в сыворотке мышей.

Концентрация CXCL-1, IL-1β, IL-6 и TNF в ЖБАЛ от мышей, инфицированных (A) S . pneumoniae штамм D39 или (B) S . pneumoniae штамм NU4471, а затем обработали либо PBS, либо хинокитиолом, как определено с помощью иммуноферментных анализов. Необработанным наивным мышам вводили только PBS или хинокитиол.Данные представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего ( n = 5) и были оценены с использованием одностороннего дисперсионного анализа с помощью теста множественных сравнений Тьюки. * Значительно отличается от инфицированной контрольной группы при P <0,05. ND: не обнаружено, NS: не значимо

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.g006

Повторная инъекция хинокитиола облегчает пневмококковую пневмонию у мышей

Приведенные выше результаты предполагают, что интратрахеальное введение хинокитиола было эффективным в ингибировании S . pneumoniae в легких мыши. Однако в клинических условиях противомикробные агенты вводятся несколько раз для лечения пневмококковой пневмонии, и поэтому мы попытались выяснить, снижает ли повторная инъекция хинокитиола бактериальную нагрузку в ЖБАЛ и сыворотке. Схема экспериментов представлена ​​на рис. S4. У экспериментальных мышей, которым трижды вводили хинокитиол в течение трех дней, был значительно более низкий BALF и S . pneumoniae уровней ДНК через 72 часа после заражения по сравнению с необработанной группой (рис.7; P <0.05). Между тем, не наблюдалось значительных различий в бактериальной нагрузке ЖБАЛ и сыворотке через 72 часа после инфицирования в группе между необработанной группой и группами, которым вводили хинокитиол один или два раза. Эти результаты позволяют предположить, что для эффективного лечения пневмококковой пневмонии требуется повторное введение хинокитиола.

Рис. 7. Влияние повторной инъекции хинокитиола на бактериальную нагрузку в легких и сыворотке.

Мышей интратрахеально инфицировали S . pneumoniae NU4471 (3,0 × 10 8 КОЕ в 50 мкл PBS). Хинокитиол (500 мкг / мл) или только PBS вводили интратрахеально один, два или три раза с 24-часовыми интервалами. Образцы BALF и сыворотки были собраны через 72 часа после заражения. (A) Количество КОЕ в образцах ЖБАЛ, помещенных на чашки с кровяным агаром и культивированных в аэробных условиях. (B) Результаты ПЦР в реальном времени, показывающие S . pneumoniae Концентрация ДНК ( слой ) в сыворотке. Данные представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего ( n = 5) и были проанализированы с использованием ANOVA с тестом множественных сравнений Турции; * P <0.05.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.g007

Обсуждение

Настоящее исследование показало, что интратрахеальное введение хинокитиола снижает бактериальную нагрузку на модели пневмонии у мышей независимо от устойчивости к макролидам S . пневмония . В результате производство воспалительных цитокинов и высвобождение NE также снизилось, что в конечном итоге предотвратило разрушение легочной ткани. Эти результаты предполагают, что антибактериальная активность хинокитиола имеет потенциал для лечения пневмококковой пневмонии.

Важным аспектом при выборе препарата является оценка и сравнение его терапевтического индекса [34]. Хотя хинокитиол проявляет антибактериальный эффект против различных патогенных организмов [10], было показано, что дозы выше 12,7 и 14,8 мг / кг / день для самцов и самок крыс соответственно вызывают системные побочные эффекты, такие как хроническая токсичность [35]. Основываясь на наших наблюдениях и этих значениях, внутрибрюшинная инъекция 10 мг / кг хинокитиола будет максимальной концентрацией для системного введения мышам.Однако это количество не уменьшало бактериальную нагрузку в нашей модели пневмонии у мышей, что позволяет предположить, что эта концентрация недостаточна для достижения МИК против S . pneumoniae в легких.

Местное применение антибактериальных средств было успешно апробировано в клинике для профилактики, а также терапевтического лечения инвазивных легочных инфекций. Наши результаты in vitro показывают, что хинокитиол проявлял небольшую цитотоксичность в отношении легочных альвеолярных эпителиальных клеток.Формулировки аминогликозидов для ингаляции были разработаны, чтобы максимизировать доставку лекарства в дыхательные пути и минимизировать токсичность [36–38]. Выбор альтернативного пути, такого как интратрахеальное введение хинокитиола, позволил достичь МИК против S . pneumoniae , уменьшая разрушение легочной ткани и подавляя бактериемию без системных побочных эффектов.

Интратрахеальное введение продемонстрировало эффективность хинокитиола на модели пневмонии у мышей; однако это не обязательно может указывать на успешное и полное лечение пневмонии.Клинически лечение инфекционных заболеваний требует тщательного бактерицидного воздействия до разрешения инфекционного воспаления [39, 40]. Поэтому часто назначают повторную дозу антибиотиков для поддержания адекватной концентрации препарата в очаге инфекции [41–43]. Наш эксперимент с повторным введением показал, что, хотя однократное или двукратное введение хинокитиола не привело к значительному снижению бактериальной нагрузки через 4 дня после заражения, повторение процедуры три раза успешно снизило бактериальную нагрузку на модели пневмонии у мышей.Это открытие предполагает, что хинокитиол, вводимый интратрахеально, не проявляет антибактериальной активности в течение длительного периода времени, и для лечения пневмококковой пневмонии может потребоваться повторное введение. Эффективное использование хинокитиола потребует дальнейших исследований для оптимизации интервала приема и периода лечения.

Устойчивость к противомикробным препаратам — глобальная проблема [44]; один из способов борьбы с этим — разработка альтернативных противомикробных препаратов [45], в том числе из растительных эфирных масел [46].Было показано, что хинокитиол подавляет рост устойчивых к противомикробным препаратам организмов in vitro , таких как устойчивый к метициллину Staphylococcus aureus и мультирезистентный S . pneumoniae [10, 27, 47]. В этом исследовании интратрахеальное введение хинокитиола подавляло бактериальную пневмонию, вызванную макролидорезистентными пневмококками. Таким образом, хинокитиол может стать новым оружием против растущего класса устойчивых к макролидам S . пневмония .

Нейтрофилы быстро попадают в легкие больных пневмонией [48]. Предыдущие исследования показали, что S . pneumoniae индуцировало высвобождение NE из нейтрофилов, что приводило к разрушению альвеолярных эпителиальных клеток [28]. Более того, в нескольких исследованиях на животных сообщалось, что ингибирование активности NE подавляет повреждение легких при пневмококковой пневмонии [49, 50]. В этом исследовании интратрахеальное введение хинокитиола уменьшало инфильтрацию нейтрофилов и высвобождение эластазы в легких мышей с пневмонией, следовательно, уменьшая повреждение легких и обнаружение пневмококковой ДНК в сыворотке.

Чрезмерное производство медиаторов воспаления вызывает тяжелую системную реакцию при пневмонии [51]. Хотя антибактериальное лечение является важным методом борьбы с пневмонией, регулирование чрезмерного воспаления не менее важно [52, 53]. Ранее было показано, что хинокитиол снижает транскрипцию воспалительных цитокинов из эпителиальных клеток in vitro [6, 54]. В этом исследовании интратрахеальное введение хинокитиола снижало концентрацию цитокинов и хемокинов в ЖБАЛ и сыворотке.Эти данные свидетельствуют о том, что противовоспалительные свойства хинокитиола, помимо его антибактериальной активности, могут уменьшить тяжесть пневмонии за счет подавления выработки медиаторов воспаления.

Определенные ограничения отмечены в данном исследовании. Прежде всего, введение хинокитиола через 1 час после бактериальной инокуляции не является репрезентативным для клинического сценария, когда антибиотики и другие методы лечения часто начинаются через несколько дней после начала инфекции. Кроме того, большинство экспериментов на мышах оценивали только в один момент времени в этом исследовании, поскольку получение BALF и тканей легких требует умерщвления мышей.Наконец, в исследование не включены какие-либо традиционные препараты сравнения антибиотиков. Результаты многократных доз указывают на предел антибактериального эффекта хинокитиола и, как ожидается, будут играть роль дополнения к другим антибактериальным препаратам. Следовательно, необходимы дальнейшие исследования для применения хинокитиола для лечения пневмонии, включая хинокитиол отдельно, а также в комбинации с существующими антибактериальными препаратами и хинокитиолом.

В заключение, настоящее исследование показало, что интратрахеальное введение хинокитиола подавляет острую пневмококковую пневмонию in vivo , независимо от того, чувствительны ли бактерии к макролидам.В случае тяжелой пневмонии, вызванной устойчивыми к противомикробным препаратам пневмококками, системная доза только существующих противомикробных препаратов может оказаться безуспешной [55, 56]. Дополнительное применение хинокитиола может облегчить лечение пневмококковой пневмонии и сократить использование существующих противомикробных препаратов.

Дополнительная информация

S1 Рис. Изменения массы тела у мышей, которым внутрибрюшинно вводили хинокитиол.

Самцам 8-недельных мышей BALB / c внутрибрюшинно вводили один раз в день 0, 10, 20, 30, 50 и 100 мг / кг хинокитиола в PBS, содержащем 10% этанольный буфер, в течение 7 дней.Масса тела контролировалась каждый день. Данные представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего ( n = 4) и были проанализированы с использованием двухфакторного дисперсионного анализа с тестом множественного сравнения Даннета; * P <0,05.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.s001

(TIF)

S2 Рис. Внутрибрюшинная инъекция хинокитиола не снижает количество живых бактерий в ЖБАЛ.

Самцов 8-недельных мышей BALB / c интратрахеально инфицировали S . pneumoniae штамм D39 (1.0 × 10 9 КОЕ в 50 мкл PBS) и через 1 час после заражения им ( n = 5) внутрибрюшинно вводили хинокитиол (10 мг / кг, n = 5) или PBS (содержащий 10% этанол, n = 5). Через 18 ч образцы BALF помещали на чашки с кровяным агаром и культивировали в аэробных условиях для подсчета КОЕ. Данные представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего ( n = 5) и были проанализированы с использованием теста Стьюдента t ; * P <0,05.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.s002

(TIF)

S3 Рис. Хинокитиол не влияет на транскрипцию генов хемокинов и цитокинов у мышей.

ПЦР в реальном времени выполняли для количественной оценки транскрипции Cxcl1 , Il1b , Il6 и Tnf в ткани легких мыши. Тотальную РНК экстрагировали из ткани легких мыши с использованием реагента TRI (Molecular Research Center, Inc., Цинциннати, Огайо, США), и качество оценивали спектрофотометрически при 260 и 280 нм.РНК подвергали обратной транскрипции с использованием SuperScript VILO Master Mix (Thermo Fisher Scientific, Уолтем, Массачусетс, США), а кДНК количественно определяли с использованием системы ПЦР в реальном времени StepOnePlus в соответствии с протоколом производителя. Значения были нормализованы к значениям мРНК GAPDH и представлены как кратное изменение относительно уровней транскриптов мРНК в контрольной группе. Данные представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего ( n = 5) и были проанализированы с использованием теста Стьюдента t ; * P <0,05.

https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0240329.s003

(TIF)

S4 Рис. Экспериментальный график повторных инъекций хинокитиола.

Все мыши были интратрахеально инфицированы S . pneumoniae штамм NU4471 (3,0 × 10 8 КОЕ / мышь). Инъекция PBS или инъекция хинокитиола (500 мкг / мл в PBS) через трахею начинали через 1 час после инфицирования. Введение PBS или хинокитиола в дыхательные пути проводили с интервалом в 24 часа. Всех мышей умерщвляли, и образцы собирали через 72 часа после заражения.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0240329.s004

(TIF)

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Editage (www.editage.com) за редактирование на английском языке.

Ссылки

  1. 1. Дей С.К., Рахман М.М., Сиддики У.Р., Ховладер А. Анализ эпидемиологической вспышки COVID-19: подход визуального исследовательского анализа данных. J Med Virol. 2020. Epub 2020/03/04. pmid: 32124990.
  2. 2. Лоугран А.Дж., Ориуэла С.Дж., Туоманен Э.И. Streptococcus pneumoniae : инвазия и воспаление. Microbiol Spectr. 2019; 7 (2). Epub 2019/03/16. pmid: 30873934; PubMed Central PMCID: PMC6422050.
  3. 3. Наканиси К. Тэцуо Нозоэ «Автографы химиков 1953–1994»: эссе. Chem Rec. 2013. 13 (3): 343–52. Epub 2013/06/06. pmid: 23737463.
  4. 4. Эрдтман Х., Грипенберг Дж. Антибиотические вещества из сердцевины древесины Thuja plicata Don. Природа. 1948; 161 (4097): 719. Epub 1948/05/08. pmid: 18860272.
  5. 5. Ямато М., Хасигаки К., Исикава С., Кокубу Н., Иноуэ Ю., Цуруо Т. и др. Синтез и противоопухолевая активность производных трополона. 2. J. Med Chem. 1985. 28 (8): 1026–31. dispoEpub 1985/08/01. pmid: 4020825.
  6. 6. Ли Дж.Х., Мун Дж.Х., Ли Й.Дж., Пак Си. SIRT1, гистоновая деацетилаза класса III, регулирует LPS-индуцированное воспаление в кератиноцитах человека и опосредует противовоспалительные эффекты хинокитиола. J Invest Dermatol. 2017; 137 (6): 1257–66. Epub 2017/03/05.pmid: 28257794.
  7. 7. Сюй И, Ван С., Мяо Кью, Джин К., Лу Л., Е Икс и др. Защитная роль хинокитиола против повреждений, вызванных h3O2, в эпителии роговицы человека. Curr Eye Res. 2017; 42 (1): 47–53. Epub 2016/06/09. pmid: 27269503.
  8. 8. Доверьтесь TJ, Coombs RW. Антибактериальная активность бета-туяплицина. Может J Microbiol. 1973; 19 (11): 1341–6. Epub 1973/11/01. pmid: 4588652.
  9. 9. Vanderkamp BJ. Влияние сердцевины грибов на содержание туяплицина и устойчивость к гниению западного редедра (Thuja-Plicata Donn).Wood Fiber Sci. 1986. 18 (3): 421–7. WOS: A1986D524700008.
  10. 10. Домон Х., Хиёси Т., Маэкава Т., Йонезава Д., Тамура Х., Кавабата С. и др. Антибактериальная активность хинокитиола в отношении как устойчивых к антибиотикам, так и чувствительных к патогенным бактериям, преобладающих в полости рта и верхних дыхательных путях. Microbiol Immunol. 2019; 63 (6): 213–22. Epub 2019/05/21. pmid: 31106894.
  11. 11. Brooks LRK, Mias GI. Streptococcus pneumoniae Вирулентность и иммунитет хозяина: старение, диагностика и профилактика.Фронт Иммунол. 2018; 9: 1366. Epub 2018/07/11. pmid: 29988379; PubMed Central PMCID: PMC6023974.
  12. 12. Богерт Д., Де Гроот Р., Херманс П. В.. Streptococcus pneumoniae колонизация: ключ к пневмококковой инфекции. Lancet Infect Dis. 2004. 4 (3): 144–54. Epub 2004/03/05. pmid: 14998500.
  13. 13. Marrie TJ, Tyrrell GJ, Majumdar SR, Eurich DT. Инвазивное пневмококковое заболевание: еще многое предстоит изучить и необходимы стандартизированные инструменты для сбора данных.Кан Респир Дж. 2017; 2017: 2397429. Epub 2017/04/21. pmid: 28424565; PubMed Central PMCID: PMC5382326.
  14. 14. Mandell LA, Wunderink RG, Anzueto A, Bartlett JG, Campbell GD, Dean NC, et al. Общество инфекционных болезней Америки / Американское торакальное общество согласовали руководящие принципы ведения внебольничной пневмонии у взрослых. Clin Infect Dis. 2007; 44 Приложение 2: S27–72. Epub 2007/02/06. pmid: 17278083; PubMed Central PMCID: PMC7107997.
  15. 15. Бартлетт Дж. Г., Доуэлл С. Ф., Манделл Л. А., File TM Jr., Мушер Д.М., Штраф MJ. Практические рекомендации по ведению внебольничной пневмонии у взрослых. Общество инфекционных болезней Америки. Clin Infect Dis. 2000. 31 (2): 347–82. Epub 2000/09/15. pmid: 10987697; PubMed Central PMCID: PMC7109923.
  16. 16. Heffelfinger JD, Dowell SF, Jorgensen JH, Klugman KP, Mabry LR, Musher DM и др. Ведение внебольничной пневмонии в эпоху пневмококковой резистентности: отчет терапевтической рабочей группы по лекарственной устойчивости Streptococcus pneumoniae .Arch Intern Med. 2000. 160 (10): 1399–408. Epub 2000/05/29. pmid: 10826451.
  17. 17. Шредер MR, Стивенс DS. Устойчивость к макролидам у Streptococcus pneumoniae . Front Cell Infect Microbiol. 2016; 6: 98. Epub 2016/10/07. pmid: 27709102; PubMed Central PMCID: PMC5030221.
  18. 18. Стивенс Д.С., Цугайер С.М., Уитни К.Г., Бауман В.С., Баркер Л., Гей К. и др. Распространенность устойчивости к макролидам у Streptococcus pneumoniae после введения пневмококковой конъюгированной вакцины: популяционная оценка.Ланцет. 2005; 365 (9462): 855–63. Epub 2005/03/09. pmid: 15752529.
  19. 19. Нагаи К., Кимура О, Домон Х, Маэкава Т., Йонезава Д., Терао Ю. Антимикробная чувствительность Streptococcus pneumoniae , Haemophilus influenzae и Moraxella catarrhalis клинических изолятов от детей с острым средним отитом в Японии с 2014 по 2017 год .J Infect Chemother. 2019; 25 (3): 229–32. Epub 2018/10/04. pmid: 30279114.
  20. 20. Фукуда Й., Янагихара К., Хигасияма Й., Миядзаки Й., Хираката Й., Мукаэ Х. и др.Влияние макролидов на пневмолизин устойчивых к макролидам Streptococcus pneumoniae . Eur Respir J. 2006; 27 (5): 1020–5. Epub 2006/02/04. pmid: 16455827.
  21. 21. Нагаи К., Домон Х., Маэкава Т., Ода М., Хиёси Т., Тамура Х. и др. Пневмококковые ДНК-связывающие белки, высвобождаемые в результате автолиза, индуцируют продукцию провоспалительных цитокинов через toll-подобный рецептор 4. Cell Immunol. 2018; 325: 14–22. WOS: 000425862700002. pmid: 29366563
  22. 22. Каваи С., Такаги Ю., Канеко С., Куросава Т.Эффект трех типов смешанных анестетиков, альтернативных кетамину у мышей. Exp Anim Tokyo. 2011; 60 (5): 481–7. WOS: 000296174

    7.

  23. 23. Хиёси Т, Домон Х, Маэкава Т, Йонезава Д., Кунитомо Э, Табета К. и др. Защитный эффект хинокитиола против потери костной массы пародонта при экспериментальном периодонтите у мышей, вызванном лигатурой. Архивы оральной биологии. 2020; 112. АРТН 10467910.1016 / j.archoralbio.2020.104679. WOS: 000523655800012.
  24. 24. Уокер Дж. А., Аллен Р. Л., Фалмань П., Джонсон М. К., Булнуа Г. Дж.Молекулярное клонирование, характеристика и полная нуклеотидная последовательность гена пневмолизина, сульфгидрил-активированного токсина Streptococcus pneumoniae . Инфекция и иммунитет. 1987. 55 (5): 1184–1184. WOS: A1987G978800027. pmid: 3552992
  25. 25. Zhang T, Yang WX, Wang YL, Yuan J, Qian Y, Sun QM и др. Прекондиционирование электроакупунктуры ослабляет острую ишемию миокарда за счет ингибирования активации инфламмасомы NLRP3 у мышей. Life Sci. 2020; 248. АРТН 11745110.1016 / j.lfs.2020.117451. WOS: 000524467100005.
  26. 26. Flemming S, Luissint AC, Nusrat A, Parkos CA. Анализ трансэпителиальной миграции лейкоцитов с использованием модели in vivo мышиной петли толстой кишки. Jci Insight. 2018; 3 (20). АРТН e9972210.1172 / jci.insight.99722. WOS: 000447709700004.
  27. 27. Ши Й.Х., Чанг К.В., Хсиа С.М., Ю.К.С., Фух Л.Дж., Чи Т.Й. и др. In vitro антимикробный и противораковый потенциал хинокитиола против патогенов полости рта и линий клеток рака полости рта.Микробиологические исследования. 2013. 168 (5): 254–62. WOS: 000320074200002. pmid: 23312825
  28. 28. Domon H, Oda M, Maekawa T., Nagai K, Takeda W, Terao Y. Streptococcus pneumoniae нарушает легочную иммунную защиту посредством высвобождения эластазы после пневмолизин-зависимого лизиса нейтрофилов. Sci Rep-Uk. 2016; 6. АРТН 3801310.1038 / srep38013. WOS: 000388569800001.
  29. 29. Стэндиш AJ, Weiser JN. Человеческие нейтрофилы убивают Streptococcus pneumoniae через сериновые протеазы.Журнал иммунологии. 2009. 183 (4): 2602–9. WOS: 000268

    0048. pmid: 19620298

  30. 30. Накамура С., Янагихара К., Изумикава К., Секи М., Какея Х., Ямамото Ю. и др. [Эффективность сивелестата при остром повреждении легких из-за тяжелой бактериальной пневмонии с синдромом системной воспалительной реакции]. Нихон Кокюки Гаккай Засши. 2008. 46 (10): 793–7. Epub 2008/12/03. pmid: 1

    28.

  31. 31. vanderPoll T, Keogh CV, Guirao X, Buurman WA, Kopf M, Lowry SF. У мышей с дефицитом гена интерлейкина-6 наблюдается нарушение защиты от пневмококковой пневмонии.J Infect Dis. 1997. 176 (2): 439–44. WOS: A1997XW85
    7. pmid: 9237710
  32. 32. Bacci MR, Leme RCP, Zing NPC, Murad N, Adami F, Hinnig PF и др. Уровни IL-6 и TNF-alpha в сыворотке крови связаны с ранней смертью пациентов с внебольничной пневмонией. Braz J Med Biol Res. 2015; 48 (5): 427–32. WOS: 000354186100008. pmid: 25714883
  33. 33. Домон Х., Нагай К., Маэкава Т., Ода М., Йонезава Д., Такеда В. и др. Нейтрофильная эластаза разрушает иммунный ответ, расщепляя толл-подобные рецепторы и цитокины при пневмококковой пневмонии.Границы иммунологии. 2018; 9. АРТН 73210.3389 / fimmu.2018.00732. WOS: 000430849300001.
  34. 34. Пог Дж. М., Ортвайн Дж. К., Кэй К. С.. Клинические соображения для оптимального использования полимиксинов: основное внимание уделяется выбору агента и дозировке. Clin Microbiol Infec. 2017; 23 (4): 229–33. WOS: 000400295300005. pmid: 28238870
  35. 35. Чо Ю.М., Хасумура М., Таками С., Имаи Т., Хиросе М., Огава К. и др. 13-недельное исследование субхронической токсичности хинокитиола, вводимого с пищей крысам F344.Food Chem Toxicol. 2011. 49 (8): 1782–6. WOS: 000292788700017. pmid: 21557982
  36. 36. Rohwedder RW, Bergan T, Thorsteinsson SB, Scholl H. Трансинтестинальное удаление ципрофлоксацина. Диагностика Micr Infec Dis. 1990. 13 (2): 127–33. WOS: A1990DL77700007.
  37. 37. Бадиа Дж. Р., Сой Д., Адровер М., Феррер М., Сараса М., Аларкон А. и др. Распределение инстиллированного тобрамицина и имипенема в вентилируемых отделениях интенсивной терапии (ОИТ) по сравнению с небулайзерами. J Antimicrob Chemoth. 2004. 54 (2): 508–14.WOS: 000223372100035. pmid: 15215224
  38. 38. Каку Н., Моринага Й., Такеда К., Косай К., Уно Н., Хасегава Х. и др. Эффективность и фармакокинетика ME1100, нового оптимизированного препарата арбекацина для ингаляции, по сравнению с амикацином на мышиной модели респираторно-ассоциированной пневмонии, вызванной Pseudomonas aeruginosa. J Antimicrob Chemoth. 2017; 72 (4): 1123–8. WOS: 000402070800025. pmid: 27999047
  39. 39. Ван Бекель Т.П., Гандра С., Ашок А., Кодрон К., Гренфелл Б.Т., Левин С.А. и др.Мировое потребление антибиотиков с 2000 по 2010 год: анализ данных о национальных продажах фармацевтических препаратов Cross Mark 742. Ланцетные инфекционные болезни. 2014; 14 (8): 742–50. WOS: 000339461700033. pmid: 25022435
  40. 40. Uranga A, Espana PP, Bilbao A, Quintana JM, Arriaga I, Intxausti M и др. Продолжительность лечения антибиотиками при внебольничной пневмонии: многоцентровое рандомизированное клиническое испытание. Jama Intern Med. 2016; 176 (9): 1257–65. Epub 2016/07/28. pmid: 27455166.
  41. 41. Мацнеллер П., Лакнер Э., Лаглер Х., Вулкерсдорфер Б., Остеррайхер З., Цайтлингер М.Фармакокинетика однократного и многократного введения цефтаролина в плазме и мягких тканях здоровых добровольцев для двух различных режимов дозирования цефтаролина фосамила. Противомикробные агенты Chemother. 2016; 60 (6): 3617–25. Epub 2016/04/06. pmid: 27044549; PubMed Central PMCID: PMC4879389.
  42. 42. Кирби Б.Д., Аль Ахмар Р., Уизерс Т.Р., Валентин М.Э., Валентович М., Лонг Т.Э. и др. Эффективность аэрозольного рифаксимина по сравнению с тобрамицином для лечения пневмонии Pseudomonas aeruginosa у мышей.Противомикробные агенты Chemother. 2019; 63 (7). Epub 2019/04/24. pmid: 31010865; PubMed Central PMCID: PMC65
  43. .
  44. 43. Бхалоди А.А., Крэндон Дж.Л., Бик Д., Николау Д.П. Эффективность цефтаролина фозамила на модели мышиной стафилококковой пневмонии. Противомикробные агенты Chemother. 2012. 56 (12): 6160–5. Epub 2012/09/19. pmid: 22985880; PubMed Central PMCID: PMC3497181.
  45. 44. Laxminarayan R, Duse A, Wattal C, Zaidi AK, Wertheim HF, Sumpradit N, et al. Устойчивость к антибиотикам — необходимость глобальных решений.Lancet Infect Dis. 2013; 13 (12): 1057–98. Epub 2013/11/21. pmid: 24252483.
  46. 45. Карлет Дж., Коллиньон П., Гольдманн Д., Гуссенс Х., Гиссенс И.С., Харбарт С. и др. Неспособность общества защитить драгоценный ресурс: антибиотики. Ланцет. 2011. 378 (9788): 369–71. WOS: 000293615800035. pmid: 21477855
  47. 46. Олива А., Костантини С., Де Анжелис М., Гарцоли С., Божович М., Машеллино М. Т. и др. Высокая эффективность эфирного масла Melaleuca alternifolia в отношении грамотрицательных бактерий с множественной лекарственной устойчивостью и золотистого стафилококка, устойчивого к метициллину.Молекулы. 2018; 23 (10). АРТН 258410.3390 / молекулы 23102584. WOS: 000451201400180.
  48. 47. Мацунага Т., Хасэгава М., Рюно К., Омайю С., Кавамицу С., Мурасаки Ю. и др. [Об антибактериальном действии хинокитиола против Staphylococcus aureus , демонстрирующего феномен двойной зоны]. Kansenshogaku Zasshi. 1995. 69 (1): 21–7. Epub 1995/01/01. pmid: 7751731.
  49. 48. Borregaard N, Cowland JB. Гранулы нейтрофильного полиморфноядерного лейкоцита человека. Кровь.1997. 89 (10): 3503–21. Epub 1997/05/15. pmid:
  50. 55.
  51. 49. Янагихара К., Фукуда Ю., Секи М., Изумикава К., Миядзаки Ю., Хираката Ю. и др. Эффекты специфического ингибитора нейтрофильной эластазы, сивелестата натрия гидрата, на мышиной модели тяжелой пневмококковой пневмонии. Exp Lung Res. 2007. 33 (2): 71–80. Epub 2007/04/25. pmid: 17454103.
  52. 50. Хагио Т., Кишикава К., Кавабата К., Тасака С., Хашимото С., Хасэгава Н. и др. Ингибирование эластазы нейтрофилов снижает повреждение легких и количество бактерий у хомяков.Pulm Pharmacol Ther. 2008. 21 (6): 884–91. Epub 2008/11/11. pmid: 18992355.
  53. 51. Dinarello CA. Провоспалительные и противовоспалительные цитокины как медиаторы патогенеза септического шока. Грудь. 1997; 112 (6): 321с – 9с. WOS: 000071035500006. pmid: 9400897
  54. 52. Рестрепо М.И., Мортенсен Е.М., Уотерер Г.В., Вундеринк Р.Г., Коулсон Дж. Дж., Анзуето А. Влияние терапии макролидами на смертность пациентов с тяжелым сепсисом из-за пневмонии. Европейский респираторный журнал.2009. 33 (1): 153–9. WOS: 000264988000023. pmid: 18768577
  55. 53. Мартинес Дж. А., Хоркахада Дж. П., Алмела М., Марко Ф., Сориано А., Гарсия Е. и др. Добавление макролида к эмпирической схеме приема антибиотиков на основе бета-лактама связано с более низкой внутрибольничной смертностью у пациентов с бактериемической пневмококковой пневмонией. Клинические инфекционные болезни. 2003. 36 (4): 389–95. WOS: 000180778700001. pmid: 12567294
  56. 54. Е Дж, Сюй ЮФ, Лу LX, Джин К., Мяо Кью, Е Икс и др. Противовоспалительное действие хинокитиола на эпителиальные клетки роговицы человека: исследование in vitro .Глаз. 2015; 29 (7): 964–71. WOS: 000357728300019. pmid: 25952949
  57. 55. Rzeszutek M, Wierzbowski A, Hoban DJ, Conly J, Bishai W, Zhanel GG. Обзор клинических неудач, связанных с устойчивым к макролидам Streptococcus pneumoniae . Int J Antimicrob Ag. 2004. 24 (2): 95–104. WOS: 000223648200001. pmid: 15288306
  58. 56. Appelbaum PC. Устойчивость Streptococcus pneumoniae : значение для выбора лекарств. Клинические инфекционные болезни.2002. 34 (12): 1613–20. WOS: 000176006400011. pmid: 12032897

Лечение лекарственно-устойчивого пневмококкового менингита

  • 1.

    Тункель А.Р., Хартман Б.Дж., Каплан С.Л. и др.: Практическое руководство по ведению бактериального менингита. Clin Infect Dis 2004, 39: 1267–1284.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 2.

    Центры по контролю и профилактике заболеваний: эффекты новых контрольных точек чувствительности к пенициллину для Streptococcus pneumoniae — Соединенные Штаты, 2006–2007.MMWR 2008, 57: 1353–1355.

    Google Scholar

  • 3.

    • Hsu HE, Shutt KA, Moore MR и др .: Эффект пневмококковой конъюгированной вакцины на пневмококковый менингит. N Engl J Med 2009, 360: 244–256. Это исследование продемонстрировало снижение заболеваемости пневмококковым менингитом в Соединенных Штатах после введения гептавалентной пневмококковой конъюгированной вакцины. Несмотря на снижение заболеваемости менингитом, вызванным серотипами вакцины, наблюдается рост заболеваемости пневмококковыми серотипами, не представленными в вакцине, некоторые из которых устойчивы к противомикробным агентам.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 4.

    Appelbaum PC: устойчивость среди Streptococcus pneumoniae : значение для выбора лекарства. Clin Infect Dis 2002, 34: 1613–1620.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 5.

    Meyer CN, Samuelsson JS, Galle M, et al .: Острый бактериальный менингит: этиология, чувствительность к пенициллину, факторы риска, прогностические факторы и рекомендации по эмпирической антибиотикотерапии.Clin Microbiol Infect 2004, 10: 709–717.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 6.

    Lustar I, McCracken GH Jr: Фармакодинамика антибиотиков в спинномозговой жидкости. Clin Infect Dis 1998, 27: 1117–1129.

    Артикул Google Scholar

  • 7.

    Андес Д. Р., Крейг В. А.: Фармакокинетика и фармакодинамика антибиотиков при менингите. Infect Dis Clin North Am 1999, 13: 595–618.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 8.

    Sinner SW, Tunkel AR: Противомикробные средства в лечении бактериального менингита. Infect Dis Clin North Am 2004, 18: 581–602.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 9.

    • Миранда Дж., Тункель А.Р.: Стратегии и новые разработки в лечении бактериального менингита. Infect Dis Clin North Am 2009, 23: 925–943. В этой статье представлен обновленный обзор принципов противомикробной терапии, включая экспериментальные и клинические данные о новых средствах лечения бактериального менингита .

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 10.

    Лустар И., Ахмед А., Фридланд И. Р. и др.: Фармакодинамика и бактерицидная активность цефтриаксоновой терапии при экспериментальном цефалоспорин-резистентном пневмококковом менингите. Противомикробные агенты Chemother 1997, 41: 2414–2417.

    Google Scholar

  • 11.

    Виладрих П.Ф., Кабеллос С., Палларес Р. и др .: Высокие дозы цефотаксима при лечении менингита у взрослых, вызванного Streptococcus pneumoniae , с пониженной чувствительностью к цефалоспоринам широкого спектра. Антимикробные агенты Chemother 1996, 40: 218–220.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 12.

    Гербер С.М., Коттагнуд М., Нефтель К. и др.: Оценка цефепима отдельно и в комбинации с ванкомицином против пенициллин-резистентных пневмококков на модели менингита кроликов и in vitro. Журнал Antimicrob Chemother 2000, 45: 63–68.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 13.

    Коттагнуд П., Акоста Ф, Коттагнуд М. и др .: Цефепим эффективен против пневмококков, устойчивых к пенициллину и хинолонам, при экспериментальном менингите. Журнал Antimicrob Chemother 2002, 49: 327–330.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 14.

    Lodise TP Jr, Nau R, Kinzig M, et al .: Сравнение вероятности достижения цели между цефтриаксоном и цефепимом в спинномозговой жидкости и сыворотке против Streptococcus pneumoniae . Диагностика Microbiol Infect Dis 2007, 58: 445–452.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 15.

    Саез-Льоренс X, О’Райан М: Цефепим в эмпирическом лечении менингита у детей. Pediatr Infect Dis J 2001, 20: 356–361.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 16.

    Ахмед А. Критическая оценка ванкомицина для лечения бактериального менингита. Pediatr Infect Dis J 1997, 16: 895–903.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 17.

    Friedland IR, Paris M, Ehrett S, et al .: Оценка антимикробных схем лечения экспериментального пневмококкового менингита, устойчивого к пенициллину и цефалоспоринам. Антимикробные агенты Chemother 1999, 43: 2372–2375.

    Google Scholar

  • 18.

    Cottagnoud P, Cottagnoud M, Täuber MG: Ванкомицин действует синергетически с гентамицином против пенициллинорезистентных пневмококков, увеличивая внутриклеточное проникновение гентамицина.Противомикробные агенты Chemother 2003, 47: 144–147.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 19.

    Виладрих П.Ф., Гудиол Ф., Линарес Дж. И др.: Оценка ванкомицина для лечения пневмококкового менингита у взрослых. Противомикробные агенты Chemother 1991, 35: 2467–2472.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 20.

    Klugman KP, Friedland IR, Bradley JS: Бактерицидная активность против цефалоспорин-резистентных Streptococcus pneumoniae в спинномозговой жидкости детей с острым бактериальным менингитом.Противомикробные агенты Chemother 1995, 39: 1988–1992.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 21.

    • Ricard JD, Wolff M, Lacherade JC и др .: Уровни ванкомицина в спинномозговой жидкости взрослых пациентов, получающих дополнительные кортикостероиды для лечения пневмококкового менингита: проспективное многоцентровое обсервационное исследование. Clin Infect Dis 2007, 44: 250–255. Это исследование продемонстрировало, что соответствующие концентрации в спинномозговой жидкости могут быть достигнуты у пациентов с пневмококковым менингитом, леченных дополнительным дексаметазоном, при условии введения соответствующих парентеральных доз ванкомицина .

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 22.

    Ахмед А., Джафри Х, Лустар И. и др.: Фармакодинамика ванкомицина для лечения экспериментального пневмококкового менингита, устойчивого к пенициллину и цефалоспорину. Противомикробные агенты Chemother 1999, 43: 876–881.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 23.

    Новак Р., Энрикес Б., Шарпантье Е. и др.: Появление толерантности к ванкомицину у Streptococcus pneumoniae . Nature 1999, 399: 590–593.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 24.

    McCullers JA, English BK: Выделение и характеристика толерантного к ванкомицину Streptococcus pneumoniae из спинномозговой жидкости пациента, у которого развился рецидивирующий менингит. Журнал Infect Dis 2000, 181: 369–373.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 25.

    Родригес CA, Аткинсон Р., Битар В. и др.: Толерантность к ванкомицину в пневмококках: обнаружение с помощью молекулярного маркера и оценка клинического воздействия. J Infect Dis 2004, 190: 1481–1487.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 26.

    • Рыбак М., Ломаэстро Б., Ротшафер Дж. С. и др .: Терапевтический мониторинг ванкомицина у взрослых пациентов: согласованный обзор Американского общества фармацевтов систем здравоохранения, Американского общества инфекционных болезней и Общество фармацевтов-инфекционистов.Am J Health-Syst Pharm 2009, 66: 82–98. В этой статье описаны научно обоснованные рекомендации по использованию ванкомицина в лечении серьезных инфекций .

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 27.

    Cabellos AF, Tubau F, Maiques JM и др .: Экспериментальное исследование тейкопланина, отдельно и в комбинации, в терапии цефалоспорин-устойчивого пневмококкового менингита. Журнал Antimicrob Chemother 2005, 55: 78–83.

    PubMed Google Scholar

  • 28.

    Гербер Дж., Смирнов А., Веллмер А. и др.: Активность LY333328 при экспериментальном менингите, вызванном штаммом Streptococcus pneumoniae , чувствительным к пенициллину. Противомикробные агенты Chemother 2001, 45: 2169–2172.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 29.

    Cabellos C, Fernandez A, Maiques JM: Экспериментальное исследование LY333329 (оритаванцин), отдельно и в комбинации, в терапии цефалоспорин-резистентного пневмококкового менингита.Противомикробные агенты Chemother 2003, 47: 1907–1911.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 30.

    Штуки А., Гербер П., Акоста Ф и др.: Эффективность телаванцина против пневмококков, устойчивых к пенициллину, и золотистого стафилококка на модели менингита кролика и определение кинетических параметров. Антимикробные агенты Chemother 2006, 50: 770–773.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 31.

    Paris MM, Hickey SM, Uscher MI, et al .: Влияние дексаметазона на терапию экспериментального пневмококкового менингита, устойчивого к пенициллину и цефалоспорину. Противомикробные агенты Chemother 1994, 38: 1320–1324.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 32.

    Мартинес-Лакаса Дж., Кабельос С., Мартос А. и др.: Экспериментальное исследование эффективности ванкомицина, рифампицина и дексаметазона в терапии пневмококкового менингита. Журнал Antimicrob Chemother 2002, 49: 507–513.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 33.

    Сунтур Б.М., Юрцевен Т., Сипахи О.Р. и др .: Рифампицин + цефтриаксон в сравнении с ванкомицином + цефтриаксоном в лечении пенициллин- и цефалоспорин-устойчивого пневмококкового менингита на экспериментальной модели кролика. Int J Antimicrob Agents 2005, 26: 258–260.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 34.

    Ли Х., Сонг Дж. Х., Ким С. В. и др.: Оценка тройной лекарственной комбинации для лечения экспериментального пневмококкового менингита с множественной лекарственной устойчивостью. Int J Antimicrob Agents 2004, 23: 307–310.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 35.

    Вонг В.К., Райт Х.Т. младший, Росс Л.А. и др.: Лечение бактериального менингита у детей имипенемом / циластатином. Pediatr Infect Dis J 1991, 10: 122–125.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 36.

    Cottagnoud P, Pfister M, Cottagnoud M, et al .: Активность эртапенема, нового карбапенема длительного действия, против чувствительных к пенициллину или резистентных пневмококков при экспериментальном менингите. Противомикробные агенты Chemother 2003, 47: 1943–1947.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 37.

    Force E, Taberner F, Cabellos C и др .: Экспериментальное исследование меропенема в терапии пневмококкового менингита, чувствительного к цефалоспоринам и резистентного к ним.Eur J Clin Microbiol Infect Dis 2008, 27: 685–690.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 38.

    Schmutzhard E, Williams KJ, Vukmirovits G, et al .: рандомизированное сравнение меропенема с цефотаксимом и цефтриаксоном для лечения бактериального менингита у взрослых: группа исследования меропенемного менингита. J Antimicrob Chemother 1995, 36 (Suppl A): 85–97.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 39.

    Клугман К.П., Даган Р. Рандомизированное сравнение меропенема и цефотаксима для лечения бактериального менингита. Антимикробные агенты Chemother 1995, 39: 1140–1146.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 40.

    Odio CM, Puig JR, Feris JM и др.: Проспективное, рандомизированное, слепое исследование эффективности и безопасности меропенема по сравнению с терапией цефотаксимом при бактериальном менингите у детей. Pediatr Infect Dis J 1999, 18: 581–590.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 41.

    Джон CC, Ауад Г., Берман Б. и др .: Успешное лечение меропенемом полирезистентного пневмококкового менингита. Pediatr Infect Dis J 1997, 16: 1009–1011.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 42.

    Buckingham SC, Davis Y, English BK: Восприимчивость пневмококков к меропенему в детской больнице Среднего Юга.South Med J 2002, 95: 1293–1296.

    PubMed Google Scholar

  • 43.

    Schmidt H, Dalhoff A, Steurtz K, et al .: Моксифлоксацин в терапии экспериментального пневмококкового менингита. Антимикробные агенты Chemother 1998, 42: 1397–1401.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 44.

    Ostergaard C, Sorensen TK, Knudsen JD и др .: Оценка моксифлоксацина, нового 8-метоксихинолона, для лечения менингита, вызванного устойчивым к пенициллину пневмококком у кроликов.Антимикробные агенты Chemother 1998, 42: 1706-1712.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 45.

    Kanellakopoulou K, Pagoulatou A, Stroumpoulis K и др.: Фармакокинетика моксифлоксацина в невоспаленной спинномозговой жидкости у людей: значение для бактерицидного эффекта. J Antimicrob Chemother 2008, 61: 1328–1331.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 46.

    Cottagnoud P, Cottagnoud M, Acosta F и др .: Меропенем предотвращает левофлоксацин-индуцированную резистентность у пенициллин-устойчивых пневмококков и действует синергетически с левофлоксацином при экспериментальном менингите. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 2003, 22: 656–662.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 47.

    Kuhn F, Cottagnoud M, Acosta F и др .: Цефотаксим синергетически действует с левофлоксацином при экспериментальном менингите, вызванном устойчивыми к пенициллину пневмококками, и предотвращает отбор мутантов, устойчивых к левофлоксацину, in vitro.Антимикробные агенты Chemother 2003, 47: 2487–2491.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 48.

    Flatz L, Cottagnoud M, Kuhn F, et al .: Цефтриаксон действует синергетически с левофлоксацином при экспериментальном менингите и снижает резистентность к левофлоксацину у устойчивых к пенициллину пневмококков. Журнал Antimicrob Chemother 2004, 53: 305–310.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 49.

    Saez-Llorens X, McCoig C, Feris JM и др.: Лечение хинолоном бактериального менингита у детей: сравнительное исследование тровафлоксацина и цефтриаксона с ванкомицином или без него. Pediatr Infect Dis J 2002, 21: 14–22.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 50.

    Коттагнуд П., Пфистер М., Акоста Ф. и др.: Даптомицин очень эффективен против пенициллин-резистентных и пенициллин- и хинолон-резистентных пневмококков при экспериментальном менингите.Антимикробные агенты Chemother 2004, 48: 3928–3933.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 51.

    Штуки А., Коттагнуд М., Винкельманн В. и др .: Даптомицин обладает повышенной бактерицидной активностью по сравнению с цефтриаксоном, измеренной по высвобождению [ 3 H] холина в спинномозговой жидкости при экспериментальном менингите, вызванном: штамм пневмококка, устойчивый к пенициллину, без лизирования его клеточной стенки. Противомикробные агенты Chemother 2007, 51: 2249–2252.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 52.

    Grandgirard D, Schurch C, Cottagnoud P, и др .: Профилактика повреждения мозга небактериолитическим антибиотиком даптомицином при экспериментальном пневмококковом менингите. Противомикробные агенты Chemother 2007, 51: 2173–2178.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • 53.

    Cottagnoud P, Gerber CM, Acosta F, et al.: Линезолид против пенициллин-чувствительных и резистентных пневмококков на модели менингита кроликов. J Antimicrob Chemother 2000, 46: 981–985.

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • Изучение метаболической адаптации Streptococcus pneumoniae к антибиотикам

    Инвентаризация метаболического профиля пневмококков

    Для анализа метаболической адаптации S. pneumoniae TIGR4Δ cps к различным антимикробным соединениям, бактериальные клетки во время экспоненциальной фазы роста подвергались воздействию антибиотиков. .Быстрое удвоение бактерий во время этой фазы обеспечивает быстрый обмен метаболитов в бактериях и, таким образом, прекрасные условия для изучения влияния некоторых антибиотиков на метаболом пневмококка. Образцы внеклеточного и внутриклеточного метаболома были взяты в течение 2 часов (начальная точка OD = 0,5) для наблюдения быстрых и разрешенных во времени изменений. Наибольшая разница в росте между контролем и лечением препаратом наблюдалась через 90 мин после добавления противомикробных соединений (рис.1а). Помимо определения МИК (см. Рис. S1 в дополнительном материале), подсчитывали КОЕ (см. Рис. S2 в дополнительном материале). Кроме того, стрессовые и контрольные бактерии были исследованы с помощью просвечивающей электронной микроскопии в t 90 после антимикробного стресса, чтобы выявить, какие морфологические изменения могут быть связаны с изменениями в метаболоме (рис. S3). Клеточная стенка была изменена только в клетках, подвергнутых стрессу от моксифлоксацина и тейксобактина-Arg10 (рис. S3). Бактериальные клетки, обработанные тейксобактином-Arg10, по-видимому, показали дефектную клеточную стенку, и, таким образом, клеточные компоненты покинули клетки.Кроме того, все подвергнутые стрессу клетки, за исключением клеток, обработанных азитромицином, показали внутри все более и более длинные белые области по сравнению с контролем. В контрольных клетках и клетках, подвергнутых стрессу азитромицином, области были очень слабыми.

    Рис. 1

    Кривые роста ( a ) S. pneumoniae TIGR4 Δcps в RPMI modi и заряды энергии аденилата ( b ). Кривые и столбцы окрашены в соответствии со стрессами антибиотиков: контроль (черный), цефотаксим (желтый), азитромицин (синий), комбинация цефотаксима и азитромицина (зеленый), моксифлоксацин (оранжевый) и тейксобактин-Arg10 (серый).Данные представлены как средние значения ± стандартное отклонение ( n = 4–5)

    AEC определяли для каждого образца. В этом исследовании AEC составлял 0,84 ± 0,02 для пневмококковых клеток в контрольных и стрессовых условиях (рис. 1b).

    Используя спектроскопию ЯМР 1 H, ВЭЖХ-МС и ГХ-МС, было идентифицировано и проанализировано 124 соединения (см. Таблицы дополнительных материалов S3 – S6), чтобы охватить широкий диапазон химически разнообразных метаболитов. Используя 1 H ЯМР, было идентифицировано и количественно определено 37 метаболитов с использованием библиотеки стандартных спектров.Количественное определение 90 метаболитов с помощью ГХ-МС и ВЭЖХ-МС было подтверждено с использованием меченых аналитических стандартных соединений (см. Дополнительную таблицу S2). Таким образом, были затронуты различные метаболические пути, такие как гликолиз, пентозофосфатный путь, биосинтез пептидогликана, метаболизм пуриновых и пиримидиновых нуклеотидов, метаболизм кофакторов и аминокислот (таблица 1). Наблюдались два типа метаболических изменений: с одной стороны, метаболические изменения, зависящие от времени, а с другой стороны, были видны изменения, зависимые от антибиотического стресса.

    Таблица 1 Таблица, показывающая количество внутриклеточных метаболитов, значительно изменившееся по количеству ( p ≤ 0,05)

    Метаболические изменения, зависящие от лечения цефотаксимом

    Обработка пневмококков цефотаксимом значительно изменила уровни 63 внутриклеточных метаболитов по сравнению с контрольными условиями. При этом количество метаболитов увеличилось до 32 (таблица 1). Цефотаксим как ингибитор синтеза клеточной стенки вызывал значительное снижение количества предшественников клеточной стенки UDP-GlcNAc, GlcNAc-6-P и UDP-MurNAc-Ala-Glu-Lys при t 90 (рис.2). Неожиданно были обнаружены сильные эффекты стресса цефотаксимом на гликолиз, аминокислотный и нуклеотидный метаболизм. Уровни всех гликолитических метаболитов после 1,3-бисфосфоглицерата (1,3-bP-глицерата) были повышены по сравнению с контролем на t 15 . Увеличение количества пирувата также было более чем двукратным, но незначительным ( p > 0,05) (рис. 3). Повышенная внутриклеточная концентрация пирувата может вызывать наблюдаемые изменения количества ассоциированных метаболитов, наблюдаемые для аланина, а также ацетил-КоА и лактата (оба p > 0.05). Внутриклеточная концентрация аланина увеличивалась при t 15 и t 30 в стрессовых условиях. Фенилпируват и связанный с ним метаболит тирозин показали такие же внутриклеточные эффекты. Количество тирозина увеличилось в 3 раза и составило 15 т. Кроме того, количества аспартата, аспарагина и треонина были увеличены при t 15 внутриклеточно. Более того, глутамин и родственные метаболиты, такие как глутамат, 2-оксоглутарат и пролин, обладали одинаковыми внутриклеточными адаптациями метаболома с FC ≥ 3 для всех метаболитов (рис.3).

    Рис. 2

    Промежуточные продукты биосинтеза пептидогликанов S. pneumoniae TIGR4 Δcps . Относительные количества внутриклеточных метаболитов представлены в виде столбчатых диаграмм. Столбцы ( n = 4–5) окрашены в соответствии с антибиотическими стрессами: контроль (черный), цефотаксим (желтый), азитромицин (синий), комбинация цефотаксима и азитромицина (зеленый), моксифлоксацин (оранжевый) и тейксобактин- Arg10 (серый). Звездочки указывают на существенные различия ( α = 0.05 после коррекции Сидака) между обработанными клетками и контролем. * p ≤ 0,05; ** p ≤ 0,01; *** p ≤ 0,001; **** p ≤ 0,0001

    Рис.3

    Внутриклеточные метаболиты ( a ) пурина и пиримидиновый метаболизм, ( b ) углеродный метаболизм и ( c ) аминокислотный метаболизм S. pneumoniae TIGR4 Δcps . На иллюстрированных тепловых картах со кратными изменениями (FC) концентраций метаболитов в условиях лечения антибиотиками, относящимися к контролю, метаболиты с повышенными концентрациями по сравнению с нестрессовыми бактериями показаны желтым цветом и со сниженными концентрациями синим цветом в разные моменты времени (t 15 –t 90 ).Серые поля: метаболиты не были обнаружены в стрессовых и / или контрольных условиях

    Большинство проанализированных нуклеотидов были значительно уменьшены в количестве внутриклеточно при t 90 (рис. 3), что, по-видимому, является общим эффектом всех стрессовых условий с Исключение составляет ингибитор ДНК-гиразы моксифлоксацин. Только количество GTP ( p > 0,05) не показало изменений по сравнению с контрольными условиями. Суммы ВВП и IMP (оба p > 0,05) уменьшились по сравнению с контролем.Были обнаружены вдвое более высокие концентрации азотистых оснований аденина и урацила при t 15 по сравнению с контрольными условиями. В заключение, внутриклеточные количества метаболитов гликолиза и аминокислот были изменены в t 15 , а нуклеотиды были изменены в основном в t 90 после индукции стресса.

    Макролидный азитромицин

    В целом лечение азитромицином вызывало наименьшие метаболические изменения по сравнению с другими протестированными антибиотиками.В целом, содержание 32 метаболитов подверглось значительному влиянию по сравнению с нелеченными пневмококками. Тем не менее, четыре внутриклеточных метаболита показали значительное увеличение, а 28 метаболитов — уменьшение количества (таблица 1). Пневмококки, подвергшиеся стрессу азитромицином, не показали значительных изменений в метаболоме аминокислот, за исключением измененных уровней метионина, лизина и изолейцина, на которые так же повлияли все другие виды лечения антибиотиками в этом исследовании. Количество 2-оксоглутарата как промежуточного продукта метаболизма глутамина / глутамата увеличивалось внутриклеточно в два-пять раз во все моменты времени (рис.3). Кроме того, гликолиз был менее подвержен влиянию по сравнению с другими стрессовыми состояниями. Гликолитические метаболиты, такие как фруктозо-1,6-бисфосфат (frc-1,6-bP) и фосфоенолпируват (PEP), показали повышенные концентрации через 90 минут после добавления азитромицина (t 90 ) (рис. 3). И пируват как конечный продукт гликолиза, и лактат продукта ферментации были обнаружены в тех же количествах, что и в контрольных образцах.

    Ингибитор синтеза белка азитромицин значительно снижал количества всех обнаруженных внутриклеточных метаболитов пурина и пиримидина при t 90 (XMP ( p > 0.05)) (рис.3). Только пуриновые нуклеотиды GDP, GTP и IMP, по-видимому, не подвержены влиянию азитромицинового стресса.

    Лечение комбинацией антибиотиков — цефотаксима и азитромицина

    После воздействия цефотаксима и азитромицина на пневмококки, внутриклеточное содержание 73 метаболитов значительно изменилось по сравнению с контрольными клетками. К ним относятся 41 повышенный и 32 пониженный метаболиты. Бактериальная обработка комбинацией антибиотиков вызывала самые большие изменения в метаболоме по сравнению с другими состояниями антимикробного стресса.Удивительно, но семь метаболитов показали значительные изменения только при лечении комбинацией двух антибиотиков азитромицина и цефотаксима, а не при однократном применении: треонина (t 90 ), 4-P-пантотената (t 15 и t 30 ), ацетил-КоА (t 15 –t 60 ), малонил-КоА (t 15 ), дисульфид глутатиона (GSSG) (t 15 ), UDP-MurNAc (t 60 ) и UDP- MurNAc-Ala (t 90 ) (рис.2, 3). Кроме того, UDP-MurNAc-Ala-Glu-Lys-Ala-Ala показал повышенное количество ( p > 0.05) по t 90 , что противоречит чередованиям при лечении только цефотаксимом. Другими заметными эффектами комбинированного лечения были усиление гликолитических метаболических изменений по сравнению с однократным применением. Количество 1,3-bP-глицерата и последующих метаболитов гликолиза до пирувата значительно увеличилось, а также количества фенилпирувата, лактата, ацетил-КоА и малонил-КоА.

    Изменения внутриклеточного метаболизма аминокислот, вызванные лечением цефотаксимом, также были обнаружены при комбинированном лечении цефотаксимом и азитромицином.Кроме того, все обнаруженные нуклеотиды, за исключением GDP и GTP, показали снижение внутриклеточного содержания, что было сопоставимо со стрессом цефотаксима. Кроме того, аналогичные эффекты наблюдались для аденина и урацила (рис. 3).

    Таким образом, клетки, подвергшиеся стрессу от комбинированного лечения, в основном демонстрировали метаболические изменения, аналогичные клеткам, подвергнутым стрессу от цефотаксима (рис. 3).

    Ингибитор ДНК-гиразы моксифлоксацин

    Фторхинолон моксифлоксацин оказывает значительное влияние на количество 48 метаболитов.Содержание 29 метаболитов увеличилось и 19 метаболитов уменьшилось.

    Наибольшие изменения были обнаружены в метаболизме пуриновых и пиримидиновых нуклеотидов. Уровни аденина, АМФ, 2-дАДФ, 2-дАТФ, урацила, а также ди- и трифосфатов уридина, цитидина и гуанозина были увеличены внутриклеточно. Уменьшение количества других обнаруженных нуклеотидов было обнаружено после лечения антибиотиками по сравнению с контрольными клетками, за исключением 2-dTMP, AMP, CMP и UMP, не показывающих изменений (рис.3).

    Промежуточные продукты гликолиза, такие как 3-фосфоглицерат (t 30 , t 60 и t 90 ), 2-фосфоглицерат (t 30 , t 60 ), PEP (t 90 ) , и пируват (t 15 ). Пневмококки, обработанные моксифлоксацином, показали изменения в нескольких аминокислотах, таких как лейцин, пролин, глицин, серин, треонин, аспартат, глутамат, триптофан и другие ( p > 0,05) (рис. 3). Также были обнаружены изменения концентрации метаболитов клеточной стенки (рис.2). Количество UDP-GlcNAc значительно увеличивалось при t 15 –t 60 , а UDP-GlcNAc-енолпируват (t 90 ) и GlcNAc-6-P (t 30 ) уменьшалось. Мы обнаружили, что пневмококки, подвергшиеся стрессу моксифлоксацином, содержат повышенные концентрации трех строительных блоков тейхоевых кислот, а именно глицерин-1-фосфата, CDP-рибита (оба p <0,05 во все моменты времени) и CDP-холина ( p > 0,05. ) (Рис.3). Так же специфично, как и в случае строительных блоков для тейхоевой кислоты, количество 4-P-пантотената увеличивалось в клетках при t 15 и t 30 после индукции стресса.

    Стрессовые метаболические изменения тейксобактина-Arg10

    Связывающее липид II тейксобактин-Arg10 вызывало изменения в концентрациях 65 пневмококковых метаболитов по сравнению с контролем. Количество 29 метаболитов было увеличено и 36 метаболитов значительно уменьшилось. Тейксобактин-Arg10 вызывал обогащение предшественниками клеточной стенки UDP-MurNAc, UDP-MurNAc-Ala-Glu-Lys и UDP-MurNAc-Ala-Glu-Lys-Ala-Ala, а также влиял на концентрации других промежуточных продуктов синтеза пептидогликанов, таких как GlcNAc. -6P, UDP-GlcNAc и UDP-GlcNAc-енолпируват (рис.2). Содержание глицерин-1-фосфата увеличилось с 15 до 60 после индукции стресса.

    Внутриклеточные количества промежуточных продуктов гликолиза и лактата были увеличены у пневмококков вскоре после индукции стресса, например фосфоенолпирувата ( p > 0,05) и пирувата при t 15 и t 30 после обработки и фенилпирувата, а также ацетил- CoA по т. 15 . Однако через 90 мин после индукции стресса уровень пирувата снизился по сравнению с контрольными условиями (рис.3). Повышенные концентрации пирувата также были обнаружены внеклеточно (рис. 4). Другой эффект аналога тейксобактина наблюдался в изменении регуляции аргинин-орнитинового антипортера. Секреция орнитина прекратилась после лечения тейксобактином-Arg10, но поглощение аргинина не изменилось по сравнению с контролем и другими стрессовыми условиями (рис. S4). Таким образом, тейксобактин-Arg10 вызвал большинство метаболических изменений в экзометаболоме, например, наблюдаемых для фенилаланина (t 15 и t 60 ), тирозина (t 15 ), серина (t 15 ), аспарагина (t 15 ).Уровни аминокислот, таких как глицин, серин, тирозин, пролин, аспартат и аспарагин, были увеличены внутриклеточно вскоре после начала стресса (t 15 –t 30 ). Такие же наблюдения были сделаны для глутамина и лейцина ( p > 0,05). Поглощение или секреция аминокислот не изменились. Напротив, концентрации большинства аминокислот падали внутриклеточно в стрессовых условиях по сравнению с контролем при t 90 ( p > 0,05) (фиг.3, 4).

    Фиг.4

    Внеклеточные метаболиты S. pneumoniae TIGR4 Δcps . На иллюстрированной тепловой карте с кратными изменениями (FC) количеств метаболитов после добавления антибиотиков, относящихся к контрольным условиям, как с нормализацией к оптической плотности (600 нм), метаболиты с более высокими концентрациями по сравнению с контролем показаны желтым цветом, так и с более низкими концентрациями синим цветом в различных условиях. моменты времени (t 15 –t 90 ). Серые поля: метаболиты не были обнаружены в стрессовых и / или контрольных условиях

    Среди 36 метаболитов с пониженными количествами было много метаболитов пурина и пиримидина, например, все обнаруженные нуклеотиды и дезоксинуклеотиды показали более низкие концентрации при t 60 и t 90 после стресса тейксобактин-Arg10 по сравнению с контролем.Кроме того, более низкое содержание было обнаружено для 6-фосфоглюконата. Только уровень аденина ( p <0,05 для всех временных точек) и урацила ( p <0,05 для t 15 –t 60 ) был увеличен внутриклеточно по сравнению с контрольными условиями (рис. 3).

    Общие стресс-зависимые метаболические изменения

    Количество аминокислот и предшественников клеточной стенки, а также нуклеотидов изменялось у пневмококков при всех стрессовых условиях. Количество внутриклеточного метионина увеличивалось при t 15 и t 30 .Напротив, концентрации других аминокислот были снижены при t 90 , например, концентрации лизина, изолейцина (оба p <0,05), глутамина и орнитина (оба p > 0,05). Количество нуклеотидов АДФ, АДФ-рибоза, АТФ, c-ди-АМФ, GMP, UMP, 2-dCTP, 2-dTDP и 2-dTTP снижалось внутриклеточно во всех стрессовых условиях при t 90 (рис. 3) . Кроме того, уровни рибозы-5-P, малонил-КоА и UDP-GlcNAc-енолпирувата снижались внутриклеточно при t 90 (фиг.2, 3). Общее увеличение концентрации наблюдалось только для НАДФ + во все моменты времени, за исключением лечения азитромицином, вызывая только повышение уровня НАДФ + при t 90 (рис. 3).

    Описание пневмококковой пневмонии — Просмотр полного текста

    Целью исследования является охват примерно 2000 пациентов с ВП. Приблизительно 1000 рентгенположительных пациентов и 1000 рентгенотрицательных пациентов будут включены в исследование в течение 18 месяцев.

    Врачи общей практики выявляют пациентов с клиническими признаками, указывающими на ВП, при посещении клиники.

    Рентген грудной клетки будет назначен в соответствии с местными стандартами оказания медицинской помощи пациентам, которым не требуется немедленная госпитализация. Рентген грудной клетки должен быть выполнен в течение 6 часов после его назначения.

    Для 1000 пациентов (набор пациентов будет контролироваться централизованно) с положительным рентгеновским снимком грудной клетки все процедуры будут проводиться в соответствии с протоколом.Пациенты будут посещать местную лабораторию медицинских анализов для взятия биологических образцов (кровь, мокрота, мазок из ротоглотки для ПЦР и моча). Если пациент принимал антибиотики до визита в клинику, при котором подозревается ВП, будут взяты только образцы мочи.

    В качестве диагностического подтверждения результатов рентгенологического исследования грудной клетки из 1000 пациентов, у которых местный радиолог диагностировал помутнение паренхимы, совместимое с ВП, 200 пациентов будут случайным образом выбраны клинической исследовательской организацией (CRO Paris Descartes Necker Cochin) .Центральный независимый торакальный рентгенолог перечитает рентгенограмму грудной клетки. В случае недостаточного согласия все рентгеновские снимки грудной клетки будут перечитаны.

    Пациентам будет предложено заполнить и вернуть анкету для самооценки на 7-й день (D7) и на 14-й день (D14) с указанием количества пропущенных рабочих дней, если таковые имеются, перерыва в профессиональной деятельности и количества дней ограниченного доступа. повседневные занятия или отдых.

    С пациентами свяжутся по телефону на 28-й и 90-й дни, если они госпитализированы в период с 0 по 28 день.

    Для 1000 пациентов (набор пациентов будет контролироваться централизованно) с отрицательными результатами рентгенологического исследования грудной клетки, медицинский анализ не будет проводиться. Будут записаны только данные клинического обследования. С пациентами свяжутся по телефону на 28-й день.

    С пациентами, которые будут госпитализированы напрямую до завершения дополнительных обследований, с ними свяжутся по телефону на 28-й день, чтобы получить отчет о госпитализации, и на 90-й день.

    Контрольные пациенты будут включены для оценки анализа на определение антигена пневмококка в моче (UAD): в течение двух недель после включения пациента с ВП исследователи должны включить контрольного пациента в соответствии с критериями включения / исключения контрольных пациентов.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *