Административная ответственность за нарушение закона о тишине: Ответственность за нарушение тишины и покоя граждан

Разное

Содержание

Депутат МГД Семенников: Предложенные Госдумой санкции за нарушение тишины актуальны для столицы

Этот закон поможет решить некоторые острые вопросы

Разработанный в Госдуме законопроект, которым предлагается ввести на федеральном уровне штрафы для шумных соседей, актуален для Москвы и поможет решить некоторые острые вопросы, связанные с нарушением тишины в городе. Об этом в беседе с журналистами Агентства городских новостей «Москва» сообщил депутат Мосгордумы Александр Семенников.

«Инициатива федеральных депутатов — это ответ законодателей на проблему шума в неурочное время, которая с каждым годом становится все острее. Особенно важна эта проблема для Москвы с ее плотностью населения и многообразием источников шума. Горожанам мешают в том числе автомобили и мотоциклы ночных гонщиков, расположенные по соседству рестораны и магазины, шум стройплощадок. Значительная часть жалоб, поступающих на шум, связана и с соседями, нарушающими требования закона. Соблюдение тишины в ночное время — это вопрос, напрямую связанный со здоровьем людей, поэтому решить его как можно скорее особенно важно. И силами одной Мосгордумы здесь не обойтись: как известно, юридическая проблема состоит в том, что нарушения, входящие в региональный Кодекс об административных правонарушениях, не администрируются федеральной полицией, если нет специальных соглашений между МВД и регионом. Федеральный законопроект, который будет обсуждаться в Госдуме осенью, призван разрешить эти противоречия», — отметил Александр Семенников.

Депутат напомнил, что федеральные законодатели предложили изменить алгоритм административной ответственности за нарушение закона о тишине.

«В частности, предлагается штрафовать за такие правонарушения собственников квартир, даже если шум в неурочное время допускали не они лично, а их квартиросъемщики. Кроме того, Госдума планирует увеличить суммы штрафов за нарушение режима тишины. Напомню, что по московскому закону „О соблюдении покоя граждан и тишины в городе Москве“ издавать громкие звуки (например, петь так, чтобы это было слышно соседям) в квартирах запрещается с 23:00 по 7:00, а проводить ремонтные работы, нарушающие тишину, нельзя с 19:00 до 9:00», — уточнил он.

По словам Александра Семенникова, механизм возложения на собственников квартир ответственности за режим тишины аналогичен административной ответственности за нарушения на дорогах, зафиксированные видеокамерами.

«Кто бы ни был за рулем, за превышение скорости или другой проступок несет ответственность владелец автомобиля. В условиях, когда невозможно, да и абсолютно неэтично, отслеживать поведение всех без исключения граждан, у правоохранителей нет способа точно установить виновника и юридически доказать состав нарушения. Поэтому ответственность собственника помещения за все, что происходит на его территории, выглядит логичным шагом», — пояснил парламентарий.

Депутат также отметил, что за нарушение режима тишины в договоре аренды можно предусмотреть санкции вплоть до одностороннего расторжения контракта.

«Если удастся разработать механизм доказывания и наложения ответственности на арендатора, то эту ответственность можно сделать обоюдной официально — тогда съемщики будут рисковать не только расторжением аренды, но и штрафами. При таких условиях суммы штрафов не так важны, как неотвратимость наказания — очевидно, что никому, и прежде всего владельцам квартир, не нужны постоянные визиты полиции и административные протоколы. Подобные меры, как мы знаем и из российской, и из международной практики, хорошо помогают воспитывать бытовую культуру», — заключил Александр Семенников.

Как ранее сообщалось, депутаты Госдумы разработали законопроект, дополняющий Жилищный кодекс РФ статьей, которая предполагает обязать собственников жилых и нежилых помещений соблюдать требования пожарной безопасности, санитарно-гигиенические и другие правила, в том числе «режим тишины» по ночам.

Опубликован Закон Саратовской области «Об обеспечении тишины и покоя граждан на территории Саратовской области»

Положения настоящего Закона не распространяются на действия граждан, должностных и юридических лиц, связанные с предотвращением и пресечением правонарушений, проведением спасательных, аварийно-восстановительных, коммунальных и других неотложных работ, необходимых для обеспечения безопасности граждан либо функционирования объектов жизнеобеспечения населения; проведением религиозных мероприятий, а также культурно-массовых, спортивных и других массовых мероприятий, организованных органами государственной власти области или органами местного самоуправления; действиями, за совершение которых административная ответственность установлена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

На территории области запрещается нарушение тишины и покоя граждан с 21 часа 00 минут до 8 часов 00 минут ежедневно на следующих защищаемых объектах: жилые помещения и помещения общего пользования в многоквартирных домах, жилые дома, жилые помещения и помещения общего пользования в общежитиях; придомовые территории, в том числе внутридворовые проезды, детские, спортивные, игровые площадки, расположенные в жилых зонах, определяемых в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации; территории садоводческих или огороднических некоммерческих товариществ.
С 21 часа 00 минут до 9 часов 00 минут с понедельника по четверг, с 23 часов 00 минут до 10 часов 00 минут в пятницу, субботу, воскресенье и установленные в соответствии с федеральным законодательством, законодательством области нерабочие праздничные дни — на следующих защищаемых объектах: территории объектов торговли, общественного питания, стоянок автомобильного транспорта, расположенные в общественно-деловых зонах, определяемых в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации; территории, занятые городскими лесами, скверами, парками, городскими садами, прудами, озерами, водохранилищами, пляжами, береговыми полосами водных объектов общего пользования, а также иные территории, используемые и предназначенные для отдыха, туризма, занятий физической культурой и спортом, расположенные в зонах рекреационного назначения, определяемых в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации.

К действиям, нарушающим тишину и покой граждан, относятся:
1) использование на повышенной громкости аудио-, теле-, видео- и иной звуковоспроизводящей, звукоусиливающей аппаратуры, в том числе установленной на транспортных средствах, в помещениях, в которых реализуются услуги в сфере торговли и общественного питания, досуга, повлекшее нарушение тишины и покоя граждан;
2) применение пиротехнических средств (за исключением периодов с 22 часов 00 минут 31 декабря до 3 часов 00 минут 1 января, с 21 часа 00 минут до 24 часов 00 минут 9 Мая), повлекшее нарушение тишины и покоя граждан;
3) проведение переустройства, перепланировки, ремонтных работ в жилом помещении в многоквартирном доме или ремонтных работ в нежилом помещении, расположенном в многоквартирном доме, не принадлежащем на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме (кроме случаев, когда указанные работы осуществляются в течение полутора лет со дня ввода многоквартирного дома в эксплуатацию), повлекшее нарушение тишины и покоя граждан.


Ответственность за нарушение тишины и покоя граждан
Совершение гражданами, должностными лицами, юридическими лицами предусмотренных настоящим Законом действий, нарушающих тишину и покой граждан, влечет административную ответственность в соответствии с Законом Саратовской области от 29 июля 2009 года № 104 ЗСО «Об административных правонарушениях на территории Саратовской области».

Правительство Саратовской области

Открыть меню раздела

  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3657-ЗПО
    О внесении изменений в отдельные законы Пензенской области
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3656-ЗПО
    О внесении изменений в Закон Пензенской области «О звании «Почетный гражданин Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3655-ЗПО
    О внесении изменений в Закон Пензенской области «О профилактике правонарушений и участии граждан в охране общественного порядка в Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 12. 05.2021 № 3654-ЗПО
    О внесении изменения в статью 11 Закона Пензенской области «О Правительстве Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3653-ЗПО
    О внесении изменений в Закон Пензенской области «О наделении органов местного самоуправления Пензенской области отдельными государственными полномочиями Пензенской области и отдельными государственными полномочиями Российской Федерации, переданными для осуществления органам государственной власти Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3652-ЗПО
    О внесении изменений в Закон Пензенской области «О введении патентной системы налогообложения на территории Пензенской области и установлении размеров потенциально возможного к получению индивидуальным предпринимателем годового дохода по видам предпринимательской деятельности, в отношении которых применяется патентная система налогообложения»
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3651-ЗПО
    О внесении изменения в статью 11 Закона Пензенской области «О Правительстве Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 12. 05.2021 № 3650-ЗПО
    О внесении изменений в Закон Пензенской области «О мерах социальной поддержки многодетных семей, проживающих на территории Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3649-ЗПО
    О внесении изменения в Закон Пензенской области «Об обеспечении отдельных категорий граждан, проживающих на территории Пензенской области, протезно-ортопедическими изделиями»
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3648-ЗПО
    О внесении изменений в статью 3 Закона Пензенской области «О порядке признания граждан малоимущими в целях постановки на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и порядке ведения учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, в Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3647-ЗПО
    О внесении изменений в отдельные законы Пензенской области
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3646-ЗПО
    Об утверждении дополнительного соглашения к соглашениям о предоставлении бюджету Пензенской области из федерального бюджета бюджетного кредита для частичного покрытия дефицита бюджета Пензенской области
  • Закон Пензенской области от 12. 05.2021 № 3645-ЗПО
    О внесении изменения в статью 25 Закона Пензенской области «О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3644-ЗПО
    О присвоении мостовому переходу через реку Сура и железную дорогу для эвакуации населения в случае чрезвычайных ситуаций на объекте уничтожения химического оружия на территории Пензенской области Муниципального казенного учреждения «Департамент жилищно-коммунального хозяйства города Пензы» имени генерал-полковника Валерия Петровича Капашина
  • Закон Пензенской области от 12.05.2021 № 3643-ЗПО
    О внесении изменения в статью 15 Закона Пензенской области «О Правительстве Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 04.05.2021 № 3642-ЗПО
    О присвоении муниципальному бюджетному общеобразовательному учреждению средней общеобразовательной школе № 58 города Пензы имени Георга Васильевича Мясникова
  • Закон Пензенской области от 29.04.2021 № 3641-ЗПО
    О внесении изменений в Закон Пензенской области «О бюджете Пензенской области на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов»
  • Закон Пензенской области от 29. 04.2021 № 3640-ЗПО
    О внесении изменений в Закон Пензенской области «О наделении органов местного самоуправления Пензенской области отдельными государственными полномочиями Пензенской области и отдельными государственными полномочиями Российской Федерации, переданными для осуществления органам государственной власти Пензенской области»
  • Закон Пензенской области от 02.04.2021 № 3639-ЗПО
    О реализации молодежной политики в Пензенской области
  • Закон Пензенской области от 02.04.2021 № 3638-ЗПО
    О внесении изменений в Закон Пензенской области «О бюджете Территориального фонда обязательного медицинского страхования Пензенской области на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов»

1 2 3 4 5

Закон СК «Об административных правонарушениях в СК»

 

28 декабря 2011 года N 102-кз

 

ЗАКОН

СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

 

О КОНТРОЛЬНО-СЧЕТНОЙ ПАЛАТЕ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

 

Принят

Думой Ставропольского края

22 декабря 2011 года

 

(в ред. Закона Ставропольского края

от 10.04.2012 N 26-кз)

 

Статья 1. Статус Контрольно-счетной палаты Ставропольского края

 

1. Контрольно-счетная палата Ставропольского края (далее — Контрольно-счетная палата) является постоянно действующим органом внешнего государственного финансового контроля, образуемым Думой Ставропольского края и подотчетным ей.

2. Контрольно-счетная палата обладает организационной и функциональной независимостью и осуществляет свою деятельность самостоятельно.

3. Деятельность Контрольно-счетной палаты не может быть приостановлена, в том числе в связи с досрочным прекращением полномочий Думы Ставропольского края.

4. Контрольно-счетная палата является государственным органом Ставропольского края, обладает правами юридического лица, имеет гербовую печать, бланки со своим наименованием и с изображением герба Ставропольского края.

Местонахождение Контрольно-счетной палаты — город Ставрополь.

 

Статья 2. Правовая основа деятельности Контрольно-счетной палаты

 

В своей деятельности Контрольно-счетная палата руководствуется Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, Бюджетным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», Федеральным законом от 7 февраля 2011 года N 6-ФЗ «Об общих принципах организации и деятельности контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований» (далее — Федеральный закон), другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края, настоящим Законом, иными нормативными правовыми актами Ставропольского края.

 

Статья 3. Принципы осуществления деятельности Контрольно-счетной палаты

 

Деятельность Контрольно-счетной палаты основывается на принципах законности, объективности, эффективности, независимости и гласности.

 

Статья 4. Состав Контрольно-счетной палаты

 

1. Контрольно-счетная палата образуется в составе председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты, пяти аудиторов Контрольно-счетной палаты и аппарата Контрольно-счетной палаты.

2. Должности председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты относятся к государственным должностям Ставропольского края.

Правовой статус председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты регулируется настоящим Законом и Законом Ставропольского края от 29 декабря 2006 г. N 98-кз «О статусе лиц, замещающих государственные должности Ставропольского края».

3. В состав аппарата Контрольно-счетной палаты входят инспекторы Контрольно-счетной палаты и иные штатные работники Контрольно-счетной палаты. На инспекторов Контрольно-счетной палаты возлагаются обязанности по организации и непосредственному проведению внешнего государственного финансового контроля в пределах компетенции Контрольно-счетной палаты.

Права, обязанности и ответственность работников аппарата Контрольно-счетной палаты определяются Федеральным законом, законодательством Российской Федерации о государственной гражданской службе и законодательством Ставропольского края о государственной гражданской службе, трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

4. Структура и штатная численность Контрольно-счетной палаты устанавливаются Думой Ставропольского края по предложению председателя Контрольно-счетной палаты.

5. Штатное расписание Контрольно-счетной палаты утверждается председателем Контрольно-счетной палаты с учетом требований, установленных настоящей статьей, исходя из возложенных на Контрольно-счетную палату полномочий.

 

Статья 5. Порядок назначения на должность председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты

 

1. Председатель Контрольно-счетной палаты, заместитель председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторы Контрольно-счетной палаты назначаются на должность Думой Ставропольского края сроком на шесть лет.

2. Предложения о кандидатурах на должность председателя Контрольно-счетной палаты и заместителя председателя Контрольно-счетной палаты вносятся в Думу Ставропольского края:

1) председателем Думы Ставропольского края;

2) Губернатором Ставропольского края;

3) депутатами Думы Ставропольского края (не менее одной трети от установленного числа депутатов Думы Ставропольского края).

3. Предложения о кандидатурах на должность председателя Контрольно-счетной палаты вносятся в Думу Ставропольского края не позднее чем за три месяца до истечения полномочий действующего председателя Контрольно-счетной палаты.

Предложения о кандидатурах на должность заместителя председателя Контрольно-счетной палаты вносятся в Думу Ставропольского края не позднее чем за два месяца до истечения полномочий действующего заместителя председателя Контрольно-счетной палаты.

4. Предложения о кандидатурах на должность аудитора Контрольно-счетной палаты вносятся в Думу Ставропольского края:

1) председателем Думы Ставропольского края;

2) Губернатором Ставропольского края.

5. Предложения о кандидатурах на должность аудитора Контрольно-счетной палаты вносятся в Думу Ставропольского края не позднее чем за два месяца до истечения срока полномочий действующего аудитора Контрольно-счетной палаты.

6. При внесении в Думу Ставропольского края предложений о кандидатурах на должность председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудитора Контрольно-счетной палаты представляются следующие учетно-характеризующие документы:

анкета, содержащая биографические сведения о кандидате;

копия документа, подтверждающего наличие у кандидата высшего образования;

копия трудовой книжки или иного документа, подтверждающего соответствие кандидата требованиям, предъявляемым к опыту работы кандидатур на должности председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудитора Контрольно-счетной палаты Федеральным законом и настоящим Законом;

характеристика с последнего места работы;

медицинская справка о состоянии здоровья (форма N 086 У).

7. Постановление о назначении председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудитора Контрольно-счетной палаты принимается Думой Ставропольского края большинством голосов от установленного числа депутатов Думы Ставропольского края.

8. Порядок рассмотрения предложений о кандидатурах на должность председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты устанавливается Регламентом Думы Ставропольского края.

 

Статья 6. Требования к кандидатурам на должности председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты

 

1. На должность председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты назначаются граждане Российской Федерации, имеющие высшее образование и опыт работы в области государственного и (или) муниципального управления, государственного и (или) муниципального контроля (аудита), экономики, финансов, юриспруденции не менее пяти лет.

2. Гражданин Российской Федерации не может быть назначен на должность председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты или аудитора Контрольно-счетной палаты в случае:

1) наличия у него неснятой или непогашенной судимости;

2) признания его недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу;

3) отказа от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну, если исполнение обязанностей по должности, на замещение которой претендует гражданин, связано с использованием таких сведений;

4) выхода из гражданства Российской Федерации или приобретения гражданства иностранного государства либо получения вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства.

3. Председатель Контрольно-счетной палаты, заместитель председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторы Контрольно-счетной палаты не могут состоять в близком родстве или свойстве (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители и дети супругов) с председателем Думы Ставропольского края, Губернатором Ставропольского края, руководителями органов исполнительной власти Ставропольского края, в назначении которых на должность принимала участие в соответствии с Уставом (Основным Законом) Ставропольского края Дума Ставропольского края, с руководителями судебных и правоохранительных органов, осуществляющих деятельность на территории Ставропольского края.

4. Председатель Контрольно-счетной палаты, заместитель председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторы Контрольно-счетной палаты не могут заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности. При этом преподавательская, научная и иная творческая деятельность не может финансироваться исключительно за счет средств иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации.

5. Председатель Контрольно-счетной палаты, заместитель председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторы Контрольно-счетной палаты, а также лица, претендующие на замещение указанных должностей, обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей в порядке, установленном нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами Ставропольского края.

 

Статья 7. Гарантии правового статуса должностных лиц Контрольно-счетной палаты

 

1. Председатель Контрольно-счетной палаты, заместитель председателя Контрольно-счетной палаты, аудиторы Контрольно-счетной палаты и инспекторы Контрольно-счетной палаты являются должностными лицами Контрольно-счетной палаты и обладают гарантиями профессиональной независимости.

2. Воздействие в какой-либо форме на должностных лиц Контрольно-счетной палаты в целях воспрепятствования осуществлению ими должностных полномочий или оказания влияния на принимаемые ими решения, а также насильственные действия, оскорбления, а равно клевета в отношении должностных лиц Контрольно-счетной палаты либо распространение заведомо ложной информации об их деятельности влекут за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации и (или) законодательством Ставропольского края.

3. Председатель Контрольно-счетной палаты, заместитель председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторы Контрольно-счетной палаты досрочно освобождаются от должности на основании решения Думы Ставропольского края в случаях, установленных частью 5 статьи 8 Федерального закона.

4. Решение о досрочном освобождении от должности председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты по основаниям, установленным частью 5 статьи 8 Федерального закона, принимается большинством голосов от установленного числа депутатов Думы Ставропольского края и оформляется постановлением Думы Ставропольского края, в котором определяется день освобождения их от должности.

5. Предложения о кандидатурах на должность председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты вносятся в Думу Ставропольского края субъектами, указанными в частях 2 и 4 статьи 5 настоящего Закона, в течение одного месяца со дня принятия постановления Думы Ставропольского края о досрочном освобождении от должности председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты.

6. Должностные лица Контрольно-счетной палаты подлежат государственной защите в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

 

Статья 8. Коллегия Контрольно-счетной палаты

 

1. Для рассмотрения наиболее важных вопросов деятельности Контрольно-счетной палаты, включая вопросы планирования и организации ее деятельности, методологии контрольной и аналитической деятельности, а также других вопросов деятельности Контрольно-счетной палаты образуется коллегия Контрольно-счетной палаты.

2. В состав коллегии Контрольно-счетной палаты входят:

1) председатель Контрольно-счетной палаты;

2) заместитель председателя Контрольно-счетной палаты;

3) аудиторы Контрольно-счетной палаты.

3. Коллегия Контрольно-счетной палаты рассматривает на своих заседаниях следующие вопросы:

1) годовой отчет о деятельности Контрольно-счетной палаты;

2) итоги контрольных и экспертно-аналитических мероприятий;

3) другие вопросы, предусмотренные регламентом Контрольно-счетной палаты.

4. В исключительной компетенции коллегии Контрольно-счетной палаты находятся:

1) рассмотрение и внесение на утверждение председателю Контрольно-счетной палаты планов работы Контрольно-счетной палаты;

2) утверждение программы контрольных мероприятий, проводимых на основании поручений Думы Ставропольского края, предложений и запросов Губернатора Ставропольского края;

3) разработка и внесение на утверждение председателю Контрольно-счетной палаты стандартов внешнего государственного финансового контроля и общих требований к стандартам внешнего муниципального финансового контроля в соответствии с общими требованиями, утвержденными Счетной палатой Российской Федерации.

5. Порядок работы коллегии Контрольно-счетной палаты определяется регламентом Контрольно-счетной палаты.

 

Статья 9. Основные полномочия Контрольно-счетной палаты

 

1. Контрольно-счетная палата осуществляет следующие основные полномочия:

1) контроль за исполнением бюджета Ставропольского края и бюджета Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования;

2) экспертиза проектов законов Ставропольского края о бюджете Ставропольского края и проектов законов Ставропольского края о бюджете Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования;

3) внешняя проверка годового отчета об исполнении бюджета Ставропольского края, годового отчета об исполнении бюджета Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования; внешняя проверка годовых отчетов об исполнении бюджетов муниципальных образований Ставропольского края в случаях, установленных Бюджетным кодексом Российской Федерации;

4) организация и осуществление контроля за законностью, результативностью (эффективностью и экономностью) использования средств бюджета Ставропольского края, средств бюджета Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования и иных источников, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

5) контроль за соблюдением установленного порядка управления и распоряжения имуществом, находящимся в государственной собственности Ставропольского края, в том числе охраняемыми результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации, принадлежащими Ставропольскому краю;

6) оценка эффективности предоставления налоговых и иных льгот и преимуществ, бюджетных кредитов за счет средств бюджета Ставропольского края, а также оценка законности предоставления государственных гарантий и поручительств или обеспечения исполнения обязательств другими способами по сделкам, совершаемым юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями за счет средств бюджета Ставропольского края и имущества, находящегося в государственной собственности Ставропольского края;

7) финансово-экономическая экспертиза проектов законов Ставропольского края и нормативных правовых актов органов государственной власти Ставропольского края (включая обоснованность финансово-экономических обоснований) в части, касающейся расходных обязательств Ставропольского края, а также государственных программ Ставропольского края;

8) анализ бюджетного процесса в Ставропольском крае и подготовка предложений, направленных на его совершенствование;

9) контроль за законностью, результативностью (эффективностью и экономностью) использования межбюджетных трансфертов, предоставленных из бюджета Ставропольского края бюджетам муниципальных образований Ставропольского края, а также проверка бюджетов муниципальных образований Ставропольского края в случаях, установленных Бюджетным кодексом Российской Федерации;

10) подготовка информации о ходе исполнения бюджета Ставропольского края, бюджета Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования, о результатах проведенных контрольных и экспертно-аналитических мероприятий и представление такой информации в Думу Ставропольского края и Губернатору Ставропольского края;

11) участие в пределах своих полномочий в мероприятиях, направленных на противодействие коррупции в Ставропольском крае;

12) выступление в качестве стороны по делам в судебных органах в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

13) иные полномочия в сфере внешнего государственного финансового контроля, установленные федеральными законами, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края, настоящим Законом и иными законами Ставропольского края.

2. Внешний государственный финансовый контроль осуществляется Контрольно-счетной палатой в отношении:

1) органов государственной власти Ставропольского края и государственных органов Ставропольского края, Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования, органов местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края, государственных учреждений и государственных унитарных предприятий Ставропольского края, а также иных организаций, если они используют имущество, находящееся в государственной собственности Ставропольского края;

2) иных организаций путем осуществления проверки соблюдения условий получения ими субсидий, гарантий за счет средств бюджета Ставропольского края в порядке контроля за деятельностью главных распорядителей (распорядителей) и получателей средств бюджета Ставропольского края, предоставивших указанные средства, в случаях, если возможность проверок указанных организаций установлена в договорах о предоставлении субсидий, гарантий за счет средств бюджета Ставропольского края.

 

Статья 10. Полномочия председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты

 

1. Председатель Контрольно-счетной палаты:

1) осуществляет общее руководство деятельностью Контрольно-счетной палаты и организует ее работу в соответствии с настоящим Законом и регламентом Контрольно-счетной палаты;

2) представляет ежегодные отчеты о деятельности Контрольно-счетной палаты (далее — ежегодные отчеты) на рассмотрение в Думу Ставропольского края, а также информацию по ежегодным отчетам Губернатору Ставропольского края;

3) представляет информацию о ходе исполнения бюджета Ставропольского края, бюджета Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования, о результатах проведенных контрольных и экспертно-аналитических мероприятий в Думу Ставропольского края и Губернатору Ставропольского края;

4) представляет Контрольно-счетную палату в отношениях с органами государственной власти Российской Федерации и государственными органами Российской Федерации, органами государственной власти Ставропольского края и государственными органами Ставропольского края, органами местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края, контрольными органами иностранных государств, международными и иными организациями;

5) утверждает результаты контрольных и экспертно-аналитических мероприятий Контрольно-счетной палаты, подписывает представления и предписания Контрольно-счетной палаты;

6) утверждает положения о структурных подразделениях аппарата Контрольно-счетной палаты и должностные регламенты работников аппарата Контрольно-счетной палаты;

7) осуществляет полномочия представителя нанимателя в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной гражданской службе и законодательством Ставропольского края о государственной гражданской службе, полномочия по найму и увольнению работников, не являющихся государственными гражданскими служащими Ставропольского края;

8) утверждает регламент Контрольно-счетной палаты;

9) утверждает стандарты внешнего государственного финансового контроля и общие требования к стандартам внешнего муниципального финансового контроля в соответствии с общими требованиями, утвержденными Счетной палатой Российской Федерации;

10) утверждает планы работы Контрольно-счетной палаты;

11) издает в пределах своих полномочий приказы Контрольно-счетной палаты и распоряжения Контрольно-счетной палаты, заключает государственные контракты, гражданско-правовые и иные договоры (соглашения).

2. Заместитель председателя Контрольно-счетной палаты исполняет свои обязанности в соответствии с регламентом Контрольно-счетной палаты. Заместитель председателя Контрольно-счетной палаты исполняет в отсутствие председателя Контрольно-счетной палаты его функции, по поручению председателя Контрольно-счетной палаты представляет Контрольно-счетную палату в органах государственной власти Российской Федерации и государственных органах Российской Федерации, Думе Ставропольского края, Правительстве Ставропольского края, иных органах исполнительной власти Ставропольского края и государственных органах Ставропольского края, контрольных органах иностранных государств, международных и иных организациях.

3. Аудиторы Контрольно-счетной палаты исполняют свои обязанности в соответствии с регламентом Контрольно-счетной палаты. Аудиторы Контрольно-счетной палаты организуют контрольные и экспертно-аналитические мероприятия, самостоятельно решают вопросы в пределах своей компетенции и несут ответственность за результаты своей деятельности.

4. Председатель Контрольно-счетной палаты, а также заместитель председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторы Контрольно-счетной палаты имеют право участвовать в заседаниях Думы Ставропольского края, ее комитетов, комиссий и рабочих групп, заседаниях Правительства Ставропольского края, иных органов исполнительной власти Ставропольского края и государственных органов Ставропольского края, а также в заседаниях координационных и совещательных органов при Губернаторе Ставропольского края.

 

Статья 11. Формы осуществления Контрольно-счетной палатой внешнего государственного финансового контроля

 

1. Внешний государственный финансовый контроль осуществляется Контрольно-счетной палатой в форме контрольных и экспертно-аналитических мероприятий.

2. При проведении контрольного мероприятия Контрольно-счетная палата составляет соответствующий акт (соответствующие акты), который доводится (которые доводятся) до сведения руководителей проверяемых органов и организаций. На основании акта (актов) Контрольно-счетной палатой составляется отчет.

3. При проведении экспертно-аналитического мероприятия Контрольно-счетная палата составляет отчет или заключение.

 

Статья 12. Стандарты внешнего государственного и муниципального финансового контроля

 

1. Контрольно-счетная палата при осуществлении внешнего государственного финансового контроля руководствуется Конституцией Российской Федерации, законодательством Российской Федерации, законодательством Ставропольского края, стандартами внешнего государственного финансового контроля.

2. Стандарты внешнего государственного финансового контроля для проведения контрольных и экспертно-аналитических мероприятий утверждаются Контрольно-счетной палатой в отношении:

1) органов государственной власти Ставропольского края и государственных органов Ставропольского края, Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования, органов местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края, государственных учреждений и государственных унитарных предприятий Ставропольского края — в соответствии с общими требованиями, утвержденными Счетной палатой Российской Федерации;

2) иных организаций — в соответствии с общими требованиями, установленными федеральным законом.

3. При подготовке стандартов внешнего государственного финансового контроля учитываются международные стандарты в области государственного контроля, аудита и финансовой отчетности.

4. Контрольно-счетная палата вправе утверждать общие требования к стандартам внешнего муниципального финансового контроля для контрольно-счетных органов муниципальных образований Ставропольского края.

5. Стандарты внешнего государственного финансового контроля не могут противоречить законодательству Российской Федерации и законодательству Ставропольского края.

 

Статья 13. Планирование работы Контрольно-счетной палаты

 

1. Контрольно-счетная палата осуществляет свою деятельность на основе планов работы Контрольно-счетной палаты, которые разрабатываются и утверждаются ею самостоятельно.

2. Планирование деятельности Контрольно-счетной палаты осуществляется с учетом результатов контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, а также на основании поручений Думы Ставропольского края, предложений и запросов Губернатора Ставропольского края.

3. Обязательному включению в планы работы Контрольно-счетной палаты подлежат поручения Думы Ставропольского края, предложения и запросы Губернатора Ставропольского края (далее — поручение Контрольно-счетной палате).

 

Статья 14. Регламент Контрольно-счетной палаты

 

Регламентом Контрольно-счетной палаты определяются распределение обязанностей между аудиторами Контрольно-счетной палаты, функции и порядок взаимодействия структурных подразделений аппарата Контрольно-счетной палаты, порядок подготовки и проведения контрольных и экспертно-аналитических мероприятий и иные внутренние вопросы деятельности Контрольно-счетной палаты.

 

Статья 15. Обязательность исполнения требований должностных лиц Контрольно-счетной палаты

 

1. Требования и запросы должностных лиц Контрольно-счетной палаты, связанные с осуществлением ими своих должностных полномочий, установленных законодательством Российской Федерации, законодательством Ставропольского края, являются обязательными для исполнения органами государственной власти Ставропольского края и государственными органами Ставропольского края, Ставропольским краевым фондом обязательного медицинского страхования, органами местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края, организациями, в отношении которых осуществляется внешний государственный финансовый контроль (далее — проверяемые органы и организации).

2. Неисполнение законных требований и запросов должностных лиц Контрольно-счетной палаты, а также воспрепятствование осуществлению ими возложенных на них должностных полномочий, влекут за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации и законодательством Ставропольского края.

 

Статья 16. Права, обязанности и ответственность должностных лиц Контрольно-счетной палаты

 

1. Должностные лица Контрольно-счетной палаты при осуществлении возложенных на них должностных полномочий имеют право:

1) беспрепятственно входить на территорию и в помещения, занимаемые проверяемыми органами и организациями, иметь доступ к их документам и материалам, а также осматривать занимаемые ими территории и помещения;

2) в случае обнаружения подделок, подлогов, хищений, злоупотреблений и при необходимости пресечения данных противоправных действий опечатывать кассы, кассовые и служебные помещения, склады и архивы проверяемых органов и организаций, изымать документы и материалы с учетом ограничений, установленных законодательством Российской Федерации. Опечатывание касс, кассовых и служебных помещений, складов и архивов, изъятие документов и материалов производятся с участием уполномоченных должностных лиц проверяемых органов и организаций и составлением соответствующих актов;

3) в пределах своей компетенции направлять запросы должностным лицам территориальных органов федеральных органов исполнительной власти и их структурных подразделений, органов государственной власти Ставропольского края и государственных органов Ставропольского края, Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования, органов местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края, организаций;

4) в пределах своей компетенции требовать от руководителей и других должностных лиц проверяемых органов и организаций представления письменных объяснений по фактам нарушений, выявленных при проведении контрольных мероприятий, а также необходимых копий документов, заверенных в установленном порядке;

5) составлять акты по фактам непредставления или несвоевременного представления должностными лицами проверяемых органов и организаций документов и материалов, запрошенных при проведении контрольных мероприятий;

6) в пределах своей компетенции знакомиться со всеми необходимыми документами, касающимися финансово-хозяйственной деятельности проверяемых органов и организаций, в том числе в установленном порядке с документами, содержащими государственную, служебную, коммерческую и иную охраняемую законом тайну;

7) знакомиться с информацией, касающейся финансово-хозяйственной деятельности проверяемых органов и организаций и хранящейся в электронной форме в базах данных проверяемых органов и организаций, в том числе в установленном порядке с информацией, содержащей государственную, служебную, коммерческую и иную охраняемую законом тайну;

8) знакомиться с технической документацией к электронным базам данных;

9) составлять протоколы об административных правонарушениях по делам, отнесенным к компетенции Контрольно-счетной палаты в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством Ставропольского края.

2. Руководители проверяемых органов и организаций обязаны создавать необходимые условия для работы должностных лиц Контрольно-счетной палаты, предоставлять им необходимые помещения, оргтехнику.

3. Должностные лица Контрольно-счетной палаты в случае опечатывания касс, кассовых и служебных помещений, складов и архивов, изъятия документов и материалов в случае, предусмотренном пунктом 2 части 1 настоящей статьи, должны уведомить об этом председателя Контрольно-счетной палаты незамедлительно (в течение 24 часов) посредством использования телефонной связи, а также посредством направления ему в этот же срок письменного уведомления по форме согласно приложению к настоящему Закону.

4. Должностные лица Контрольно-счетной палаты не вправе вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность проверяемых органов и организаций, а также разглашать информацию, полученную при проведении контрольных мероприятий, предавать гласности свои выводы до завершения контрольных мероприятий и составления соответствующих актов и отчетов.

5. Должностные лица Контрольно-счетной палаты обязаны сохранять государственную, служебную, коммерческую и иную охраняемую законом тайну, ставшую им известной при проведении в проверяемых органах и организациях контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, проводить контрольные и экспертно-аналитические мероприятия объективно и достоверно отражать их результаты в соответствующих актах, отчетах и заключениях Контрольно-счетной палаты.

6. Должностные лица Контрольно-счетной палаты несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за достоверность и объективность результатов проводимых ими контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, а также за разглашение государственной и иной охраняемой законом тайны.

 

Статья 17. Представление информации по запросам Контрольно-счетной палаты

 

1. Контрольно-счетная палата по установленной ею форме направляет запросы о представлении информации, документов и материалов, необходимых для проведения контрольных и экспертно-аналитических мероприятий (далее — запрос Контрольно-счетной палаты) в органы государственной власти Ставропольского края и государственные органы Ставропольского края, орган управления Ставропольским краевым фондом обязательного медицинского страхования, органы местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края, организации, в отношении которых Контрольно-счетная палата вправе осуществлять внешний государственный финансовый контроль, их должностным лицам, а также в территориальные органы федеральных органов исполнительной власти и их структурные подразделения.

Органы и организации, указанные в абзаце первом настоящей части, в течение 10 рабочих дней со дня получения запроса Контрольно-счетной палаты обязаны представить в Контрольно-счетную палату указанные в ее запросе информацию, документы и материалы.

2. При проведении Контрольно-счетной палатой контрольных и экспертно-аналитических мероприятий на основании поручений Контрольно-счетной палате срок представления информации, документов и материалов, необходимых для проведения указанных мероприятий, составляет пять рабочих дней.

3. При проведении контрольных и экспертно-аналитических мероприятий Контрольно-счетная палата взаимодействует с министерством финансов Ставропольского края.

Министерство финансов Ставропольского края по запросам Контрольно-счетной палаты в установленные в них сроки представляет в Контрольно-счетную палату информацию, документы и материалы, необходимые для проведения контрольных и экспертно-аналитических мероприятий.

4. Непредставление или несвоевременное представление органами и организациями, указанными в абзаце первом части 1 настоящей статьи, в Контрольно-счетную палату по ее запросу информации, документов и материалов, необходимых для проведения контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, а равно представление информации, документов и материалов не в полном объеме или представление недостоверных информации, документов и материалов влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

5. Контрольно-счетная палата не вправе запрашивать информацию, документы и материалы, если такие информация, документы и материалы ранее уже были ей представлены.

 

Статья 18. Представления и предписания Контрольно-счетной палаты

 

1. Контрольно-счетная палата по результатам проведенных контрольных мероприятий вправе вносить в органы государственной власти Ставропольского края и государственные органы Ставропольского края, органы местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края, проверяемые органы и организации и их должностным лицам представления, подписанные председателем Контрольно-счетной палаты либо его заместителем, для их рассмотрения и принятия мер по устранению выявленных нарушений и недостатков, предотвращению нанесения материального ущерба Ставропольскому краю, муниципальному образованию Ставропольского края или возмещению причиненного вреда, по привлечению к ответственности должностных лиц, виновных в допущенных нарушениях, а также мер по пресечению, устранению и предупреждению таких нарушений.

Органы государственной власти Ставропольского края и государственные органы Ставропольского края, органы местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края, проверяемые органы и организации в течение одного месяца со дня получения представления Контрольно-счетной палаты обязаны уведомить в письменной форме Контрольно-счетную палату о принятых по результатам рассмотрения представления Контрольно-счетной палаты решениях и мерах.

2. В случае выявления нарушений, требующих безотлагательных мер по их пресечению и предупреждению, а также в случае воспрепятствования проведению должностными лицами Контрольно-счетной палаты контрольных мероприятий Контрольно-счетная палата направляет в органы государственной власти Ставропольского края и государственные органы Ставропольского края, органы местного самоуправления муниципальных образований Ставропольского края, проверяемые органы и организации и их должностным лицам предписание с указанием сроков его исполнения.

Предписание Контрольно-счетной палаты должно содержать указание на конкретные допущенные нарушения и конкретные основания вынесения такого предписания.

3. Предписание Контрольно-счетной палаты подписывается председателем Контрольно-счетной палаты или заместителем председателя Контрольно-счетной палаты.

4. Неисполнение или ненадлежащее исполнение предписания Контрольно-счетной палаты влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации и (или) законодательством Ставропольского края.

5. В случае если при проведении контрольных мероприятий Контрольно-счетной палатой выявлены факты незаконного использования средств бюджета Ставропольского края и (или) бюджета муниципального образования Ставропольского края, а также средств бюджета Ставропольского краевого фонда обязательного медицинского страхования, в которых усматриваются признаки преступления или коррупционного правонарушения, Контрольно-счетная палата незамедлительно передает материалы контрольных мероприятий в правоохранительные органы в установленном порядке.

 

Статья 19. Гарантии прав проверяемых органов и организаций

 

1. Акты, составленные Контрольно-счетной палатой при проведении контрольных мероприятий (далее — акты), доводятся до сведения руководителей проверяемых органов и организаций. Пояснения и замечания руководителей проверяемых органов и организаций, представленные в течение пяти рабочих дней со дня получения акта, прилагаются к акту и в дальнейшем являются его неотъемлемой частью.

2. Проверяемые органы и организации и их должностные лица вправе обратиться с жалобой на действия (бездействие) Контрольно-счетной палаты в Думу Ставропольского края.

 

Статья 20. Основы взаимодействия Контрольно-счетной палаты с органами государственной власти и государственными органами, органами местного самоуправления, организациями и контрольно-счетными органами

 

1. Контрольно-счетная палата при осуществлении своей деятельности вправе взаимодействовать с органами государственной власти Ставропольского края, территориальными управлениями Центрального банка Российской Федерации, территориальными органами Федерального казначейства, налоговыми органами, органами прокуратуры, иными правоохранительными, надзорными и контрольными органами Российской Федерации, Ставропольского края, заключать с ними соглашения о сотрудничестве и взаимодействии.

2. Контрольно-счетная палата при осуществлении своей деятельности вправе взаимодействовать с контрольно-счетными органами других субъектов Российской Федерации, контрольно-счетными органами муниципальных образований Ставропольского края, со Счетной палатой Российской Федерации, с Союзом муниципальных контрольно-счетных органов, заключать с ними соглашения о сотрудничестве и взаимодействии, вступать в объединения (ассоциации) контрольно-счетных органов Российской Федерации, объединения (ассоциации) контрольно-счетных органов Ставропольского края.

3. Контрольно-счетная палата вправе устанавливать и поддерживать связи со счетными и контрольными палатами и органами парламентского контроля субъектов иностранных федеративных государств, а также административно-территориальных образований иностранных государств, с их международными объединениями, заключать с ними соглашения о сотрудничестве и взаимодействии, вступать в указанные международные объединения органов финансового контроля.

4. В целях координации своей деятельности Контрольно-счетная палата, органы государственной власти Ставропольского края и государственные органы Ставропольского края могут создавать как временные, так и постоянно действующие совместные координационные, консультационные, совещательные и другие рабочие органы.

5. Контрольно-счетная палата по письменному обращению контрольно-счетных органов других субъектов Российской Федерации вправе принимать участие в проводимых ими контрольных и экспертно-аналитических мероприятиях.

6. Контрольно-счетная палата вправе:

1) организовывать взаимодействие с контрольно-счетными органами муниципальных образований Ставропольского края, в том числе при проведении на территориях соответствующих муниципальных образований Ставропольского края совместных контрольных и экспертно-аналитических мероприятий;

2) оказывать контрольно-счетным органам муниципальных образований Ставропольского края организационную, правовую, информационную, методическую и иную помощь;

3) содействовать профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации работников контрольно-счетных органов муниципальных образований Ставропольского края;

4) осуществлять совместно с контрольно-счетными органами муниципальных образований Ставропольского края планирование совместных контрольных и экспертно-аналитических мероприятий и организовывать их проведение;

5) по обращению контрольно-счетных органов муниципальных образований Ставропольского края или представительных органов муниципальных образований Ставропольского края осуществлять анализ деятельности контрольно-счетных органов муниципальных образований Ставропольского края и давать рекомендации по повышению эффективности их работы.

 

Статья 21. Обеспечение доступа к информации о деятельности Контрольно-счетной палаты

 

1. Контрольно-счетная палата в целях обеспечения доступа к информации о своей деятельности размещает на своем официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и опубликовывает в бюллетене Контрольно-счетной палаты информацию о проведенных контрольных и экспертно-аналитических мероприятиях, о выявленных при их проведении нарушениях, о внесенных представлениях и предписаниях, а также о принятых по ним решениях и мерах.

(в ред. Закона Ставропольского края от 10.04.2012 N 26-кз)

2. Контрольно-счетная палата ежегодно подготавливает отчеты о своей деятельности и представляет их на рассмотрение в Думу Ставропольского края, а также представляет информацию по ежегодному отчету Губернатору Ставропольского края.

Ежегодные отчеты подлежат опубликованию в газете «Ставропольская правда» или размещению на официальном сайте Контрольно-счетной палаты в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» после их рассмотрения Думой Ставропольского края.

(в ред. Закона Ставропольского края от 10.04.2012 N 26-кз)

3. Опубликование в средствах массовой информации или размещение в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» информации о деятельности Контрольно-счетной палаты осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации, законами Ставропольского края и регламентом Контрольно-счетной палаты.

(в ред. Закона Ставропольского края от 10.04.2012 N 26-кз)

 

Статья 22. Финансовое обеспечение деятельности Контрольно-счетной палаты

 

1. Финансовое обеспечение деятельности Контрольно-счетной палаты осуществляется за счет средств бюджета Ставропольского края и предусматривается в объеме, позволяющем обеспечить возможность осуществления возложенных на нее полномочий (включая расходы на финансирование членских взносов в объединения (ассоциации) контрольно-счетных органов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, международные объединения органов финансового контроля, а также представительские расходы).

2. Контрольно-счетная палата, наделенная в соответствии с настоящим Законом организационной и функциональной независимостью при осуществлении финансово-хозяйственной деятельности, обладает полномочиями государственного заказчика и вправе самостоятельно размещать заказы на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд Ставропольского края.

3. Контроль за использованием Контрольно-счетной палатой бюджетных средств, государственного имущества осуществляется на основании постановлений Думы Ставропольского края.

 

Статья 23. Материальное и социальное обеспечение председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты, аудиторов Контрольно-счетной палаты и работников аппарата Контрольно-счетной палаты

 

1. Председателю Контрольно-счетной палаты, замещающему государственную должность Ставропольского края, устанавливаются денежное вознаграждение и иные выплаты в размере денежного вознаграждения и иных выплат по должности первого заместителя председателя Правительства Ставропольского края.

2. Заместителю председателя Контрольно-счетной палаты, замещающему государственную должность Ставропольского края, устанавливаются денежное вознаграждение и иные выплаты в размере денежного вознаграждения и иных выплат по должности заместителя председателя Правительства Ставропольского края.

3. Аудиторам Контрольно-счетной палаты, замещающим государственные должности Ставропольского края, устанавливаются денежное вознаграждение и иные выплаты в размере денежного вознаграждения и иных выплат по должности министра Ставропольского края.

4. Работникам аппарата Контрольно-счетной палаты, замещающим должности государственной гражданской службы Ставропольского края, устанавливаются должностные оклады на уровне должностных окладов государственных гражданских служащих Ставропольского края, замещающих соответствующие должности государственной гражданской службы Ставропольского края в аппарате Правительства Ставропольского края.

5. Оплата труда лиц, занимающих должности в Контрольно-счетной палате, не отнесенные к должностям государственной гражданской службы Ставропольского края, производится в размерах, установленных для соответствующих работников органов исполнительной власти Ставропольского края.

6. Инспекторам Контрольно-счетной палаты, осуществляющим непосредственное проведение внешнего государственного финансового контроля, дополнительно устанавливается надбавка в размере 20 процентов должностного оклада.

7. Медицинское, санаторно-курортное, бытовое и транспортное обслуживание председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты и аудиторов Контрольно-счетной палаты производится в порядке и на условиях, установленных соответственно для первого заместителя председателя Правительства Ставропольского края, заместителя председателя Правительства Ставропольского края и министра Ставропольского края.

8. Государственные гарантии работникам аппарата Контрольно-счетной палаты, замещающим должности государственной гражданской службы Ставропольского края, предоставляются в порядке и на условиях, установленных для государственных гражданских служащих Ставропольского края, замещающих соответствующие должности государственной гражданской службы Ставропольского края в аппарате Правительства Ставропольского края.

 

Статья 24. Переходные положения

 

1. Со дня вступления в силу настоящего Закона и до сформирования Контрольно-счетной палаты в соответствии с настоящим Законом устанавливается переходный период.

2. Предложения о кандидатурах на должность председателя Контрольно-счетной палаты, заместителя председателя Контрольно-счетной палаты, аудиторов Контрольно-счетной палаты вносятся в Думу Ставропольского края не позднее 1 февраля 2012 года.

3. Решение о назначении председателя Контрольно-счетной палаты принимается Думой Ставропольского края в течение месяца со дня истечения срока для внесения предложений, указанного в части 2 настоящей статьи.

Решения о назначении заместителя председателя Контрольно-счетной палаты, аудиторов Контрольно-счетной палаты принимаются Думой Ставропольского края в течение двух месяцев со дня истечения срока для внесения предложений, указанного в части 2 настоящей статьи.

4. Полномочия председателя Счетной палаты Ставропольского края, заместителя председателя Счетной палаты Ставропольского края, образованной в соответствии с Законом Ставропольского края от 27 июля 2006 г. N 67-кз «О Счетной палате Ставропольского края», прекращаются со дня принятия Думой Ставропольского края решений в соответствии с частью 3 настоящей статьи.

5. Полномочия аудиторов Счетной палаты Ставропольского края, образованной в соответствии с Законом Ставропольского края от 27 июля 2006 г. N 67-кз «О Счетной палате Ставропольского края», прекращаются индивидуально в течение срока, указанного в части 3 настоящей статьи.

6. Формирование аппарата Контрольно-счетной палаты в соответствии с настоящим Законом осуществляется председателем Контрольно-счетной палаты после установления Думой Ставропольского края структуры и штатной численности Контрольно-счетной палаты в порядке, определенном частью 4 статьи 4 настоящего Закона.

7. Полномочия Счетной палаты Ставропольского края, образованной в соответствии с Законом Ставропольского края от 27 июля 2006 г. N 67-кз «О Счетной палате Ставропольского края», прекращаются с 1 апреля 2012 года.

 

Статья 25. Заключительные положения

 

1. Настоящий Закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

2. Со дня вступления в силу настоящего Закона признать утратившими силу:

части 1 — 3 статьи 5, части 1 — 3, 5 статьи 6, статьи 7, 24, 25, 31, 32, части 3 — 5 статьи 33, статьи 36 и 37 Закона Ставропольского края от 27 июля 2006 г. N 67-кз «О Счетной палате Ставропольского края»;

пункт 39 статьи 1 Закона Ставропольского края от 24 декабря 2010 г. N 108-кз «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Ставропольского края в связи с изменением наименования законодательного (представительного) органа государственной власти Ставропольского края».

3. С 1 апреля 2012 года признать утратившими силу:

статьи 1 — 4, части 5 — 7 статьи 5, часть 6 статьи 6, статьи 8, 10 — 23, 26 — 30, части 1 и 2 статьи 33, статьи 34 и 35 Закона Ставропольского края от 27 июля 2006 г. N 67-кз «О Счетной палате Ставропольского края»;

статью 4 Закона Ставропольского края от 15 июля 2009 г. N 43-кз «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Ставропольского края».

4. Установить, что в переходный период статьи 1 — 4, части 5 — 7 статьи 5, часть 6 статьи 6, статьи 8, 10 — 23, 26 — 30, части 1 и 2 статьи 33, статьи 34 и 35 Закона Ставропольского края от 27 июля 2006 г. N 67-кз «О Счетной палате Ставропольского края» применяются в части, не противоречащей Федеральному закону.

 

Губернатор

Ставропольского края

В.В.ГАЕВСКИЙ

г. Ставрополь

28 декабря 2011 г.

N 102-кз

 

 

Региональная полиция не может наказывать шумных соседей

Территориальные органы МВД России уже год с момента внесения соответствующих поправок в закон не могут составлять протоколы об административных правонарушениях в сфере общественного порядка и общественной безопасности, ответственность за которые установлена законом субъекта Федерации, без наличия соответствующего соглашения между МВД и главой региона. А соглашений нет, потому что их типовой проект, разработанный МВД, предусматривает обязательное выделение субъектом материальных и финансовых средств для исполнения полномочий полиции. Нарушившие закон субъекты – например, нарушители тишины в ночное время – остаются безнаказанными, так как полиция отказывается составлять протокол.

Региональные нарушения

Помимо запретов на шум в жилых домах в выходные дни и в позднее время региональные кодексы наказывают за нарушение правил выгула собак, регламентируют эвакуацию автомобилей и т. д.

«В рамках партийного проекта «Комфортная правовая среда» к нам обратились сразу из нескольких регионов с просьбой помочь в разрешении ситуации. В связи с поправками в законодательство органы полиции не могут выносить постановления о нарушениях в соответствии с региональными кодексами об административных правонарушениях. Конечно, они выезжают на вызов, но юридической ответственности для правонарушителя не наступает», – объясняет координатор проекта депутат Госдумы Рафаэль Марданшин («Единая Россия»). В сентябре единороссы планируют провести круглый стол для решения проблемы с участием всех сторон, Марданшин также направит в МВД письмо с просьбой ответить на ряд вопросов. «Если потребуются изменения в законодательство, нужно будет оперативно их внести», – подчеркнул депутат. МВД настаивает на заключении типового соглашения на возмездных условиях: они готовы работать, если им компенсируют все расходы на эту деятельность, добавляет соруководитель «Среды» Игорь Судец. По его словам, в некоторых регионах МВД не согласно с рядом статей регионального кодекса и настаивает на их изменении, при этом страдают граждане, нарушаются их права.

В МВД в пятницу не смогли оперативно подготовить ответ на запрос «Ведомостей». Источник в одном из региональных управлений МВД говорит, что ведомство готово к диалогу, но не может исполнять те функции, для которых не предусмотрен законный порядок их выполнения.

Возможности региональных бюджетов в разных регионах различны, объясняет нежелание регионов заключать соглашения на таких условиях руководитель комитета по вопросам госустройства Владимирской облдумы Роман Кавинов. В регионах считают, что решать проблему необходимо на федеральном уровне: одним из решений может быть принятие поправок о включении статьи, предусматривающей ответственность за нарушение тишины в ночное время, в КоАП России, так как это нарушение встречается почти во всех субъектах. Это позволит полиции без передачи необходимых полномочий привлекать виновных, полагает Кавинов.

Закон о полиции не предусматривает исполнения законодательства субъектов, но в рамках мониторинга законодательства о полиции многие губернаторы обращались с просьбой возложить эту обязанность на них, объясняет зампред комитета Госдумы по безопасности Александр Хинштейн («Единая Россия»), однако «в условиях текущих сокращений это представляется нереалистичным». Метод с соглашениями не работает, так как полиция финансируется из федерального бюджета, а деньги из регионов, если они на это соглашаются, не доходят до МВД, говорит депутат: «Сотрудничество между МВД и субъектами сейчас нормально функционирует только на уровне ПДД и штрафов по фото- и видеофиксации». У субъектов есть право устанавливать дополнительную административную ответственность по незначительным вопросам, объясняет адвокат Владислав Кочерин: «В каждых субъектах это свое, местное законодательство, которое, получается, не работает из-за отсутствия соглашений с МВД».

Последствия административного молчания в государственном управлении по JSTOR

Abstract

В статье рассматривается проблема административного молчания, которая имеет значительные негативные последствия для администрирования и выполнения основных принципов административных процедур, связанных с правами граждан. В статье освещается ситуация, когда гражданин или юридическое лицо подали заявление в административный орган, который затем не издал административный акт в разумные сроки.В статье поднимаются вопросы о последствиях и юридических последствиях административного молчания и правовых инструментах, необходимых для защиты прав граждан в таких случаях. Статья начинается с завершения административной процедуры, предусмотренной соответствующими правилами, продолжается рассмотрением последствий административного молчания и завершается юридическими документами, защищающими права граждан. В этой статье комментируется, что в большинстве стран ЕС «фиктивные решения» чаще выбираются как средство решения проблемы административного молчания, учитывая влияние международных обязательств, таких как директивы ЕС, отчеты ОЭСР и другие соответствующие международные инструменты.

Информация журнала

SEER направлена ​​на стимулирование обмена информацией между исследователями, профсоюзными деятелями и людьми, которые особенно заинтересованы в политическом, социальном и экономическом развитии региона Восточной Европы. Он стремится привлечь внимание к новым результатам исследований и последнему анализу происходящего процесса политических и социальных изменений в более широком восточноевропейском регионе, а также пытается создать более глубокое понимание важности развития демократических структур в производственных отношениях.SEER стремится стимулировать обмен информацией между исследователями, профсоюзными деятелями и людьми, которые особенно заинтересованы в политическом, социальном и экономическом развитии региона Восточной Европы. Он стремится привлечь внимание к новым результатам исследований и последнему анализу происходящего процесса политических и социальных изменений в более широком восточноевропейском регионе, а также пытается создать более глубокое понимание важности развития демократических структур в производственных отношениях.SEER стремится стимулировать обмен информацией между исследователями, профсоюзными деятелями и людьми, которые особенно заинтересованы в политическом, социальном и экономическом развитии региона Восточной Европы. Он стремится привлечь внимание к новым результатам исследований и последнему анализу происходящего процесса политических и социальных изменений в более широком восточноевропейском регионе, а также пытается создать более глубокое понимание важности развития демократических структур в производственных отношениях.SEER стремится стимулировать обмен информацией между исследователями, профсоюзными деятелями и людьми, которые особенно заинтересованы в политическом, социальном и экономическом развитии региона Восточной Европы. Он стремится привлечь внимание к новым результатам исследований и последнему анализу происходящего процесса политических и социальных изменений в более широком восточноевропейском регионе, а также пытается создать более глубокое понимание важности развития демократических структур в производственных отношениях.SEER стремится стимулировать обмен информацией между исследователями, профсоюзными деятелями и людьми, которые особенно заинтересованы в политическом, социальном и экономическом развитии региона Восточной Европы. Он стремится привлечь внимание к новым результатам исследований и последнему анализу происходящего процесса политических и социальных изменений в более широком восточноевропейском регионе, а также пытается создать более глубокое понимание важности развития демократических структур в производственных отношениях.

Информация об издателе

Nomos Publishing является одним из ведущих научных издательств в немецкоязычном мире в области права, социальных и гуманитарных наук. С 2002 года Nomos был частью Beck-Group, но оставался независимым от других издателей Группы в отношении разработки своих программ. С 2015 года Edition Sigma принадлежит Nomos Publishing. В 2017 году Tectum Publishing стала частью семьи Nomos, а в 2018 году последовали Ergon Publishing и Academia Publishing.Nomos издает более 60 профессиональных журналов, которые отражают всю нашу издательскую программу и варьируются от журналов для практиков до узкоспециализированных научных периодических изданий. Многие из этих журналов являются лидерами в своих областях, например Zeitschrift für Urheber- und Medienrecht (Журнал авторского права и права СМИ), Zeitschrift für Umweltrecht (Журнал экологического права), Medien & Kommunikationswissenschaft (Медиа и коммуникационные науки), Blätter der Wohlegeahrtsp (Бюллетень общественного благосостояния) или Soziale Welt (Социальный мир).Особого внимания заслуживают также многочисленные междисциплинарные и междисциплинарные журналы, такие как Leviathan, Kritische Justiz (Критическое правосудие) и Rechtswissenschaft (Юриспруденция).

5.2 Гражданская и уголовная ответственность — Основы предпринимательского права I

Судебное дело может быть гражданским или уголовным. В каждом кейсе есть разные компоненты и требования. Прежде чем можно будет понять гражданскую и уголовную системы, важно понять аспекты как гражданского, так и уголовного права.Объем, последствия и методы лечения каждого из них различаются.

Конституционные права

Важно понимать Конституцию, которая является основой всех законов. Государствам разрешено создавать и классифицировать преступления и наказания, если они не нарушают права, защищенные Конституцией США. Например, в недавнем деле Верховного суда США Лоуренс против Техаса ответчики утверждали неконституционность закона Техаса (принятого законодательным собранием Техаса) в отношении конкретного акта.Когда Верховный суд Соединенных Штатов признал его неконституционным, Техас больше не мог обеспечить его соблюдение.

Частые вопросы, рассматриваемые в судах:

  • Должны ли доказательства быть скрыты (не разрешены к представлению в суде), потому что они были получены в результате необоснованного обыска и изъятия (нарушение Четвертой поправки). Эта категория может включать подвопрос о том, были ли у офицеров достаточно вероятные причины для проведения обыска без санкции. Без ордера и согласия подозреваемого офицеры, как правило, могут проводить обыски только в том случае, если у них есть «вероятная причина» для этого; любое доказательство, полученное без согласия или вероятной причины, может быть опротестовано и в конечном итоге признано неприемлемым судом, если оно получено незаконным путем.
  • Следует ли скрывать доказательства, поскольку они были получены, когда подозреваемый находился «под стражей», без уведомления подозреваемого о его правах хранить молчание, разговаривать с адвокатом и назначать адвоката, если он не может себе этого позволить (Пятая поправка (право не свидетельствовать против самого себя и право на адвоката согласно Шестой поправке), как того требует Верховный суд в знаменитом деле Miranda v. Arizona . Для описания этих прав часто используется термин «Мирандизация», названный в честь дела.
  • Обеспечивает ли закон штата или конституционное положение большую защиту, чем Конституция США.

Рис. 5.4 Приговоры по гражданским и уголовным делам основаны на прецедентах. (Кредит: PactoVisual / pixabay / Лицензия: CC0)

Составные части преступления

Обычно преступное поведение имеет две составляющие, которые должны быть доказаны прокурором. Прокурор ведет дело против обвиняемого: mens rea (преступный, или виновный, или «неправомерный» разум) и actus reus (преступное, или виновное, или «противоправное» действие).

Каждый статут, устанавливающий преступление, должен включать описание:

  1. психическое состояние (mens rea), необходимое для установления того, что подозреваемый совершил преступление, вместе с
  2. Описание поведения (actus reus), которое должен был совершить подозреваемый.

В статуте также указывается категория преступления (тяжкое преступление / проступок / грубый проступок).

Уголовно-процессуальный кодекс

Как правило, первое ходатайство прокурора называется информационным.(Этот шаг можно охарактеризовать как уголовный аналог гражданской «жалобы».)

Следующая стадия называется предъявлением обвинения, когда обвиняемый появляется в суде, чтобы суд мог установить или подтвердить его или ее личность, проинформировать подсудимого об обвинении, выдвинутом прокурором против него или ее, и заслушать заявление ответчика.

Потом будет открытие и испытание. В уголовных делах присяжные выносят приговор только в том случае, если они «вне всякого разумного сомнения» будут убеждены в том, что обвиняемый совершил преступление, и приговор должен быть единогласным.В делах этого типа бремя доказывания выше, чем в гражданских делах.

Уголовное и гражданское право

Уголовное право рассматривает поведение, которое является преступлением против общества, общества или государства. Примеры уголовных преступлений включают нападение, вождение в нетрезвом виде и кражу. Напротив, гражданское законодательство рассматривает поведение, которое наносит ущерб частным правам людей в таких областях, как алименты, развод, контракты, собственность и личность. Примеры гражданских правонарушений включают клевету, клевету или нарушение контрактов.

Уголовные и гражданские дела различаются по тому, кто возбуждает дело, как по делу решается, какие наказания или наказания назначаются, требования доказывания и предоставляемые меры правовой защиты.

Диаграмма 5.5 Гражданские и уголовные дела связаны с судебной системой. (Кредит: Brett Sayles / pexels / Лицензия: CC0)

Инициирование и роли

Уголовные и гражданские дела возбуждаются по-разному, а звания фигурантов несколько различаются. Уголовные дела возбуждаются только федеральным правительством или правительством штата в ответ на нарушение закона.Федеральное правительство или правительство штата известны как органы прокуратуры. Обвинение — это поверенный или группа поверенных, нанятых государством для представления дела против обвиняемого. Уголовные дела обычно называются примерно так: «Государство против [фамилия обвиняемого, обвиняемого в преступлении]». В уголовном преследовании потерпевший не является стороной в судебном процессе, но может быть свидетелем от государства в суде.

Напротив, частные стороны возбуждают гражданские дела, когда чувствуют, что кто-то причинил им вред.Опять же, гражданские дела возникают из-за нарушения контракта, случаев опеки и нападок на личность. Частные стороны могут включать отдельного человека, группу или компанию. Лицо, группа или предприятие, возбудившее дело, называется истцом или истцом. Обвиняемый упоминается как ответчик как в уголовном, так и в гражданском судопроизводстве.

Обычно бремя доказывания различается по двум типам дел. В уголовном деле обвиняемый должен быть доказан «вне разумных сомнений».В гражданском деле ответственность ответчика должна быть доказана посредством «преобладания доказательств». Другими словами, обвинение по гражданскому делу должно доказать, что более вероятно, чем нет, что ответчик несет ответственность.

В уголовных делах обвиняемый имеет право на адвоката и может быть назначен адвокатом, если он или она не может себе этого позволить. Государство назначает поверенного. Напротив, все стороны, участвующие в гражданском деле, должны иметь собственное юридическое представительство.

Обычно в гражданском и уголовном законодательстве используется разная терминология, и признание виновным или привлеченным к ответственности по каждому типу дел влечет за собой разные последствия.

В гражданском иске (судебном процессе) истец — это лицо, которое утверждает, что ему или ей действительно был причинен вред (физический, финансовый или иным образом), а ответчиком является тот, кого просят возместить ущерб или иным образом. возместить истцу. Помимо финансовой компенсации, истцу может быть приказано что-то сделать или воздержаться от каких-либо действий, что называется судебным запретом.

В деле Liebeck v. McDonald’s женщина подала в суд на McDonald’s за подачу горячего кофе. Женщина пролила горячий кофе себе на колени, пытаясь добавить сливки и сахар. Женщина подала в суд на McDonald’s за халатность в гражданском иске. Проблема заключалась в том, была ли определенная температура кофе неоправданно горячей. McDonald’s проиграл судебный процесс. Компенсационный приговор — 160 тысяч долларов. McDonald’s был признан виновным.

И наоборот, если обвиняемый признан виновным в совершении преступления, последствиями обычно являются лишение свободы (тюрьма / тюрьма) и / или штраф (выплата денег государству).

Слово, используемое для описания юридической ответственности за вред в гражданском деле, — это ответственность, а не вина. Виновный — это слово, используемое для описания лица, признанного виновным в совершении преступления по уголовному делу.

Компании также могут быть привлечены к уголовной ответственности. В 2017 году был арестован Оливер Шмидт, бывший менеджер инженерного бюро Volkswagen недалеко от Детройта. Ему грозили годы тюремного заключения за попытки обмануть Соединенные Штаты, мошенничество с использованием электронных средств связи, нарушение Закона о чистом воздухе и обвинение в даче ложных показаний в соответствии с Законом о чистом воздухе.Действия Шмидта прямо нарушили закон о предпринимательстве, и, поскольку его действия нарушали установленный закон, он был привлечен к уголовной ответственности. В декабре 2017 года Шмидта приговорили к семи годам лишения свободы.

Профессиональная халатность

Профессиональную халатность часто называют злоупотреблением служебным положением. Обязанность профессионала проявлять осторожность, как правило, заключается в проявлении той степени осторожности, навыков, усердия и знаний, которой обычно обладает и проявляет разумный, осторожный и осмотрительный профессионал того же типа в штате (или иногда в обществе).Помимо адвокатов и поставщиков медицинских услуг, следующие специалисты могут быть привлечены к ответственности за злоупотребления служебным положением: бухгалтеры, архитекторы, инженеры, геодезисты, страховые брокеры, агенты по недвижимости и брокеры, а также духовенство.

В случае халатности, обычным видом возмещения ущерба является компенсация или деньги для компенсации травм / повреждений, понесенных для выздоровления человека (например, деньги на медицинские счета, потерю заработной платы, потерю способности зарабатывать в будущем, боль и страдания, эмоциональное состояние). бедствие, материальный ущерб и т. д.).

Клевета и клевета | Энциклопедия Первой поправки

Граждане уже давно могут подавать иски о клевете на опубликованные произведения в соответствии с законами штата о клевете. Но только в 1964 году, в разгар Движения за гражданские права в деле, связанном с рекламой, комментирующей действия полиции в Монтгомери, штат Алабама, Верховный суд заявил, что законы штата о клевете подлежат защите свободы слова Первой поправкой. .В этом знаменательном деле «Нью-Йорк Таймс против Салливана» Верховный суд признал, что законы о клевете могут оказывать сдерживающее воздействие на дебаты по общественным вопросам, и установил, что государственное должностное лицо должно проявить реальную злобу, чтобы выиграть дело о диффамации. На этой фотографии от 7 марта 1960 года полиция и пожарные обучают пожарным шлангам толпу чернокожих в Монтгомери, штат Алабама, когда они собрались в церкви для запланированного марша к столице штата. Власти заблокировали их, пока разъяренная белая толпа проходила мимо. (AP Photo / Horace Cort, использовано с разрешения Associated Press)

Клевета — это гражданское правонарушение, включающее ложные утверждения о фактах, наносящие вред репутации другого человека.

Существует две основные категории диффамации: (1) клевета и (2) клевета. Клевета обычно относится к письменной клевете, в то время как клевета относится к устной клевете, хотя многие устные выступления, имеющие письменную расшифровку, также подпадают под категорию клеветы.

Права на свободу слова и свободную прессу к Первой поправке часто вступают в противоречие с интересами, которым служит закон о диффамации. Пресса существует в основном для того, чтобы освещать общественные вопросы. Однако люди имеют право не подвергаться фальсификациям, порочащим их характер.Столкновение двух прав может привести к дорогостоящим судебным разбирательствам, приговорам присяжных на миллион долларов и негативному общественному мнению о прессе.

Право на защиту своего доброго имени — это суть закона о диффамации

Клеветнические комментарии могут включать ложные комментарии о том, что человек совершил определенное преступление или участвовал в определенных сексуальных действиях.

Отличительным признаком иска о диффамации является нанесение ущерба репутации. Бывший судья Верховного суда США Поттер Стюарт однажды написал, что суть иска о диффамации заключается в праве на защиту доброго имени.В деле Rosenblatt v. Baer (1966) он объяснил, что правонарушение в виде диффамации «отражает не более чем нашу базовую концепцию существенного достоинства и ценности каждого человека — концепцию, лежащую в основе любой достойной системы упорядоченной свободы».

Иск о клевете может сдерживать свободу слова

Однако иски о диффамации могут поставить под угрозу и проверить жизнеспособность прав Первой поправки. Если человек опасается, что ему могут предъявить иск за клевету за публикацию или произнесение заявления, он или она может избегать произнесения этого выражения, даже если такое высказывание должно быть защищено Первой поправкой.

Этот «сдерживающий эффект» на речь — одна из причин, по которым наблюдается распространение так называемых исков против SLAPP, позволяющих людям дать отпор этим необоснованным судебным искам, призванным заставить замолчать самовыражение. Профессора Джордж Принг и Пенелопа Ханаан называют их «стратегическими исками против участия общественности» или SLAPP.

Из-за сдерживающего воздействия исков о диффамации судьи Уильям О. Дуглас, Хьюго Блэк и Артур Голдберг выступили за абсолютную защиту, по крайней мере, в отношении высказываний по вопросам, вызывающим общественный интерес, или выступлений о государственных должностных лицах.Большинство членов Суда никогда не заходили так далеко и вместо этого пытались найти баланс между защитой репутации и обеспечением «передышки» для свобод согласно Первой поправке. Если бы прессу можно было наказывать за каждую ошибку, это привело бы к остановке публикаций по любой спорной теме.

Клевета когда-то считалась незащищенной Первой поправкой

До 1964 года деликтные иски по закону штата о диффамации имели больший вес в правовом балансе, чем конституционное право на свободу слова или печати, защищенное Первой поправкой.Клевета, как и многие другие гражданские правонарушения, не подчиняется конституционным нормам.

Фактически, Верховный суд, как известно, сослался на клевету в деле Chaplinsky v. New Hampshire (1942) как на незащищенную категорию высказываний, схожую с непристойными или яростными словами. Судья Фрэнк Мерфи написал для единогласного суда, что «[t] здесь есть определенные четко определенные и узко ограниченные классы высказываний, предотвращение и наказание которых никогда не считалось созданием каких-либо конституционных проблем.К ним относятся непристойные и непристойные, непристойные, клеветнические, оскорбительные или «драные» слова ».

В начале Америки клевета каралась уголовным наказанием

В американском и английском законодательстве существует давняя традиция рассматривать клевету как полностью лишенную каких-либо гарантий свободы слова. Фактически, законы о клевете в Англии и американских колониях предусматривают уголовное, а не гражданское наказание. Людей признали виновными в крамольной клевете за выступления или письма против короля Англии или колониальных лидеров.Людей могли привлечь к ответственности за кощунственную клевету за критику церкви.

Даже правда не может служить защитой для обвинения в клевете. Фактически, некоторые комментаторы использовали фразу «чем больше правды, тем сильнее клевета», чтобы описать закон штата о клевете. Знаменитый процесс над Джоном Питером Зенгером в 1735 году показал опасности, с которыми сталкивается типограф, осмелившийся критиковать лидера правительства.

Зенгер опубликовал статьи с критикой губернатора Нью-Йорка Уильяма Косби. Косби предъявил издателю обвинение в крамольной клевете.Адвокат Зенгера Эндрю Гамильтон убедил присяжных принять участие в одном из первых актов об отмене присяжных и игнорировать принцип, согласно которому истина не является защитой.

Дело Зенгера было скорее исключением, чем тенденцией. Это не открыло новую эру свободы. Вместо этого, как объяснил историк Леонард Леви в своей книге Появление свободной прессы (1985), «стойкое представление о колониальной Америке как об обществе, в котором лелеется свобода выражения мнений, — это галлюцинация, игнорирующая историю.… Американский народ просто не верил и не понимал, что свобода мысли и выражения означает равную свободу для другого человека, особенно для человека с ненавистными идеями ».

Акт о подстрекательстве к мятежу от 1798 года, принятый, чтобы заставить замолчать оппозицию в отношении Франции

Несмотря на то, что Первая поправка была ратифицирована как часть Билля о правах в 1791 году, Конгресс, в котором преобладали федералисты, принял Закон 1798 года о подстрекательстве, который был разработан, чтобы заставить замолчать политическую оппозицию в лице тех демократов-республиканцев, которые поддерживали лучших американских отношения с Францией.

Драконовский закон запрещал «публиковать фальшивые, скандальные и злонамеренные произведения или статьи против правительства… с намерением опорочить… или навлечь на них… презрение или дурную репутацию». Закон использовался, чтобы заставить замолчать политическую оппозицию.

New York Times Co. против Салливана изменила закон о клевете на национальном уровне

До второй половины 90–149 годов 90–150 века казалось, что закон благоприятствовал тем, кто подавал иск о нанесении ущерба репутации. На протяжении большей части 20-го века ответчик мог нести гражданскую ответственность за клевету за публикацию клеветнических заявлений в отношении истца (или «в отношении и в отношении»).Ответчик за клевету может нести ответственность, даже если он или она выразили свой клеветнический комментарий как мнение. Во многих штатах заявление считалось ложным, и обвиняемый должен был доказать истинность своего заявления. По сути, клевета ближе к понятию строгой ответственности, чем к халатности или вине.

Однако в знаменитом деле New York Times Co. против Салливана (1964 г.) Верховный суд США конституировал закон о клевете. Дело возникло на фоне Движения за гражданские права. «Нью-Йорк Таймс» опубликовала в 1960 году редакционную рекламу Комитета по защите Мартина Лютера Кинга под названием «Прислушайтесь к их набирающим голосам». В объявлении на всю страницу подробно описаны злоупотребления, которым подвергались черные студенты-южане со стороны полиции, особенно полиции в Монтгомери, штат Алабама.

Объявление в газете содержало фактические ошибки

Два абзаца объявления содержали фактические ошибки. Например, третий абзац гласил:

.

«В Монтгомери, штат Алабама, после того, как студенты спели« Моя страна, это о тебе »на ступенях Капитолия штата, их лидеров выгнали из школы, и грузовики полиции, вооруженные дробовиками и слезоточивым газом, окружили кампус государственного колледжа Алабамы.Когда все студенты заявили протест властям штата, отказавшись перерегистрироваться, их столовая была заблокирована висячим замком в попытке заморить их голодом и заставить подчиняться ».

В деле «Нью-Йорк Таймс против Салливана» городской комиссар Монтгомери, штат Алабама, подал в суд на «Нью-Йорк Таймс» из-за рекламы 1960 года под названием «Прислушивайтесь к их набирающим голосам». В рекламе рассказывается о борьбе с полицией во время Движения за гражданские права. Поскольку реклама содержала фактические ошибки, иск о клевете нельзя было отклонить, указав истину.Верховный суд постановил, что неточные заявления в рекламе не отменяют право на свободную прессу, и сказал, что для защиты ошибочных заявлений, которые «неизбежны в свободных дебатах» о государственных делах, государственные должностные лица должны проявить действительную злобу, прежде чем возмещать убытки. (Изображение объявления опубликовано 29 марта 1960 г., общественное достояние)

Абзац содержал неоспоримые ошибки. Девять студентов были отчислены за то, что требовали обслуживания в столовой в здании суда округа Монтгомери, а не за пение «My Country,‘ Tis of Thee »на ступенях Капитолия.Полиция никогда не закрывала на замок столовую кампуса. Полиция не «звонила» в кампус колледжа. В другом абзаце объявления говорилось, что полиция арестовывала доктора Мартина Лютера Кинга-младшего семь раз. Кинга арестовывали четыре раза.

Несмотря на то, что его имя в статье не упоминается, Л. Салливан, городской комиссар, отвечающий за полицейское управление, подал в суд на газету New York Times и четырех чернокожих священнослужителей, которые числялись офицерами Комитета по защите Мартина Лютера Кинга.

Салливан выиграл иск о клевете в суде штата Алабама

Салливан потребовал опровержения из Times , в котором было отказано. Газета действительно напечатала опровержение губернатора Алабамы Джона Паттерсона. Не получив опровержения, Салливан затем подал в суд на газету и четырех священнослужителей за клевету в суд штата Алабама.

Судья представил дело присяжным, обвинив их в том, что комментарии были «клеветническими сами по себе», а не конфиденциальными. Судья проинструктировал присяжных, что ложь и злой умысел допускаются.Он также сказал, что газета и отдельные ответчики могут быть привлечены к ответственности, если присяжные решат, что они опубликовали эти заявления и что эти утверждения были «касались» Салливана.

Жюри штата, состоящее исключительно из белых, присудило Салливану 500 000 долларов. После того, как это решение было поддержано апелляционными судами Алабамы, T he New York Times подала апелляцию в Верховный суд США.

Верховный суд США считает, что закон Алабамы о клевете не может нарушать Первую поправку

Высокий суд отменил это постановление, установив, что «закон, применяемый судами Алабамы, является конституционно несовершенным, поскольку не обеспечивает гарантий свободы слова и печати, которые требуются Первой и Четырнадцатой поправками к иску о клевете, возбужденному общественностью. чиновник против критиков его служебного поведения.”

Впервые Верховный суд постановил, что «клевета не может требовать магического иммунитета от конституционных ограничений», но должна «измеряться стандартами, удовлетворяющими Первой поправке». Часто цитируемым языком судья Уильям Бреннан написал для Суда:

Таким образом, мы рассматриваем этот случай на фоне глубокой национальной приверженности принципу, согласно которому дебаты по общественным вопросам должны быть свободными, энергичными и широко открытыми, и что они вполне могут включать яростные, едкие, а иногда и неприятно резкие нападки на правительство и государственные служащие.

Суд пришел к выводу, что «ошибочное заявление неизбежно при свободном обсуждении» и что наказание критиков государственных должностных лиц за любые фактические ошибки остановит разговор о вопросах, представляющих общественный интерес. Высокий суд также установил то, что стало известно как «действительное правило злого умысла». Это означает, что государственные должностные лица, подающие в суд за клевету, должны с помощью четких и убедительных доказательств доказать, что оратор сделал ложное заявление с «действительным злым умыслом», определяемым как «знание того, что оно было ложным, или с безрассудным игнорированием того, было оно ложным или нет.”

Уолли Баттс, спортивный директор Университета Джорджии (показан здесь в 1943 году, когда он был тренером), был обвинен в журнальной статье в подтасовке футбольного матча. Его дело о клевете привело к расширенному постановлению Верховного суда США о том, что общественные деятели также должны соответствовать стандарту «фактического злого умысла», чтобы получить компенсацию, хотя сам Баттс выиграл его дело. (AP Photo, использовано с разрешения Associated Press)

Верховный суд распространяет новый стандарт «фактического злого умысла» в отношении государственных должностных лиц на общественных деятелей

Высокий суд расширил правило для истцов о диффамации публичных должностных лиц в консолидированных делах Curtis Publishing Co.против Баттса и Ассошиэйтед Пресс против Уокера (1967) .

В этих делах фигурировали истцы Уолли Баттс, бывший спортивный директор Университета Джорджии, и Эдвин Уокер, бывший генерал, который командовал федеральными войсками во время школьной десегрегации в Литл-Рок, штат Арканзас, в 1950-х годах.

Поскольку Спортивная ассоциация штата Джорджия, частная корпорация, наняла Баттса, а Уокер уволился из вооруженных сил на момент подачи иска, они не считались государственными должностными лицами.Перед Верховным судом стоял вопрос, распространить ли правило Times против Салливана на государственных чиновников на общественных деятелей.

Пять членов Суда продлили действие правила Times против Салливана в делах с участием «общественных деятелей».

Судья Джон Маршалл Харлан II и три других судьи применили бы другой стандарт и спросили бы, совершил ли обвиняемый в диффамации «крайне необоснованное поведение, представляющее собой крайнее отклонение от стандартов расследования и отчетности, которых обычно придерживаются ответственные издатели.В конечном итоге суд постановил, что Баттс и Уокер были общественными деятелями.

Однако иногда Суд находил, что отдельные лица были более частными, чем публичными.

Суд устанавливает иной стандарт для частных лиц

Верховный суд разъяснил пределы стандарта «фактического злого умысла» и разницу между публичными и частными фигурами в делах о диффамации в деле Герц против Роберта Велча, Inc . (1974).

Дело касалось известного чикагского юриста по имени Элмер Герц, который представлял семью молодого человека, убитого полицейским Ричардом Нуччио.Герц не участвовал в уголовном деле Нуччо, по которому офицер был признан виновным в убийстве второй степени.

Robert Welch, Inc. издает ежемесячный журнал American Opinion , в котором выражаются взгляды консервативного общества Джона Берча. Журнал предупредил о общенациональном заговоре сторонников коммунистов с целью подставить полицейских. В журнале была статья, в которой говорилось, что Герц помог создать Нуччо. В статье говорилось, что Герц был коммунистом.

Статья содержит несколько фактических искажений.Герц никоим образом не участвовал в создании Нуччо. Скорее всего, он не фигурировал в уголовном деле. Он тоже не был коммунистом.

Герц подал в суд за клевету. Суд должен был определить, какой стандарт применять к частным лицам и так называемым общественным деятелям ограниченного назначения. Затем суд должен был определить, был ли Элмер Герц частным лицом или каким-то общественным деятелем.

Роберт Уэлч (вверху) основал ультраконсервативное общество Джона Берча и был издателем его ежемесячного журнала American Opinion.В его журнале была опубликована статья об адвокате из Чикаго Элмере Герце, которая привела к возбуждению дела о клевете, в котором Верховный суд определил категории общественных деятелей. В журнале говорилось, что Герц был участником коммунистического заговора с целью дискредитации полиции. Герц победил, а Верховный суд США заявил, что он является частным лицом и не должен соответствовать действительным стандартам злого умысла. В конечном итоге Герцу была присуждена компенсация в размере 400 000 долларов США. (AP Photo, использовано с разрешения Associated Press) Журнал

утверждает, что заявления, касающиеся общественного беспокойства, должны иметь более высокую степень защиты от клеветы

Ответчик СМИ утверждал, что Times v.Стандарт Sullivan должен применяться к любому истцу о диффамации, если опубликованные заявления касаются вопроса, имеющего общественное значение. Судья Бреннан занял эту позицию в своем мнении большинства в деле Rosenbloom v. Metromedia (1971).

Суд встал на сторону Герца в этом вопросе и нашел разницу между публичными и частными лицами.

Суд отметил два отличия:

  1. Государственные чиновники и общественные деятели имеют больший доступ к СМИ, чтобы противостоять клеветническим заявлениям; и
  2. Государственные чиновники и общественные деятели в определенной степени стремятся к общественному признанию и берут на себя риск более пристального внимания общественности.

Суд разъясняет стандарты для частных лиц, общественных деятелей с ограниченным назначением

По этим причинам суд установил другой стандарт для частных лиц:

Мы считаем, что до тех пор, пока они не налагают ответственность без вины, государства могут определять для себя соответствующий стандарт ответственности для издателя или вещателя за клеветническую ложь, наносящую ущерб частному лицу.

Этот стандарт означает, что частное лицо не должно доказывать, что ответчик действовал со злым умыслом, чтобы выиграть иск о диффамации.Частный истец обычно должен просто показать, что ответчик проявил халатность или виноват. Однако высокий суд также постановил, что частные истцы о диффамации не могут взыскать штрафные убытки, если они не предъявят доказательства действительного злого умысла.

В своем заключении Суд также определил, что определенные лица могут быть классифицированы как общественные деятели ограниченного назначения в отношении определенного противоречия. Суд отметил, что полноценные общественные деятели добиваются «всеобщей известности или известности.Однако суд отметил, что иногда человек «вводит себя или вовлекается в конкретную общественную полемику и, таким образом, становится публичной фигурой по ограниченному кругу вопросов». Важно отметить, что эти общественные деятели ограниченного назначения также должны соответствовать стандарту фактического злого умысла.

Затем Верховный суд рассмотрел статус Герца. Высокий суд постановил, что он был частным лицом, а не общественным деятелем с ограниченными возможностями. «Он не принимал участия в уголовном преследовании офицера Нуччио», — написал суд.«Более того, он никогда не обсуждал с прессой ни уголовные, ни гражданские тяжбы, и ни разу не упомянул, что делал это».

Наиболее важным вопросом в деле о диффамации является определение статуса истца

Эти дела показывают, что, возможно, наиболее важным юридическим вопросом в деле о диффамации является определение статуса истца. Если истец является государственным должностным лицом, общественным деятелем или общественным деятелем ограниченного назначения, истец должен доказать, что ответчик действовал со злым умыслом, с четкими и убедительными доказательствами.Однако, как писал судья Роберт Сак в своем трактате о законе о диффамации: «Определение того, кто является« публичной фигурой », поднимает более сложные вопросы». (Мешок, §1.5).

В нескольких делах о диффамации Суд установил, что физические лица были частными лицами, а не государственными должностными лицами. Например, Суд постановил, что ученый, получивший исследовательский грант от федерального правительства, был частным лицом в деле Hutchinson v. Proxmire (1979). Точно так же в деле Time v. Firestone (1976) Суд постановил, что жена богатого промышленника была частным лицом.

Если истец является просто частным лицом, истец обычно должен только доказать, что ответчик действовал небрежно. Если частное лицо желает взыскать штрафные убытки, оно должно предъявить доказательства действительного злого умысла.

Основные требования к делу о диффамации

Истец о диффамации обычно должен указать следующие элементы для взыскания:

  • Идентификация : Истец должен показать, что публикация была «о нем или о ней».
  • Публикация : Истец должен доказать, что клеветнические заявления были переданы третьей стороне. В случаях клеветы это обычно означает, что клеветнические комментарии говорящего должны быть услышаны третьей стороной.
  • Клеветническое значение : Истец должен доказать, что рассматриваемые утверждения носили клеветнический характер. Например, язык должен делать больше, чем просто раздражать человека или задевать его чувства. Но один суд рассудил, что наименование адвоката «преследователем скорой помощи» действительно имеет клеветническое значение, поскольку, по сути, обвиняет адвоката в нарушении правил профессионального поведения, которые ограничивают ходатайство.
  • Ложь : Утверждения должны быть ложными; правда — это защита от иска о диффамации. Как правило, истец несет бремя доказательства установления лжи.
  • Изложение фактов : Рассматриваемые утверждения должны быть объективно проверены как ложные изложения фактов. Другими словами, утверждения должны быть доказуемы как ложные.
  • Ущерб : ложные и клеветнические заявления должны причинять реальные травмы или особый ущерб.

Защита и привилегии в деле о диффамации

У иска о клевете есть множество возражений и привилегий. Эти защиты могут быть абсолютными или квалифицированными. Многие из них варьируются от штата к штату. Иногда у определенной партии есть карт-бланш на определенные заявления, даже если они ложны. Это называется абсолютной привилегией. Другие привилегии могут быть установлены при соблюдении определенных условий. Это называется квалифицированными привилегиями. Вот некоторые из наиболее распространенных защит и привилегий:

Истина или существенная правда: Истина обычно является полной защитой.Другими словами, ложь является обязательным элементом иска о диффамации, и, таким образом, истина является защитой. Многие юрисдикции приняли доктрину существенной истины, которая защищает обвиняемого в диффамации до тех пор, пока «суть» истории верна. Доктрина существенной истины означает, что, пока основная часть утверждения является правдой, ответчик не совершал клеветы.

Заявления в судебном, законодательном и административном порядке: Клеветнические высказывания, сделанные участниками в таких условиях, считаются абсолютно конфиденциальными.Например, адвокат по делу о разводе не может быть привлечен к ответственности за клевету за комментарии, которые он или она сделали во время судебного разбирательства. Точно так же законодатель не может быть привлечен к ответственности за клевету за высказывания, сделанные при обсуждении законопроектов.

Справедливый отчет или объективный комментарий: Привилегия объективного отчета, которая варьируется от юрисдикции к юрисдикции, обычно обеспечивает меру защиты обвиняемому в диффамации, который обычно точно сообщает о обсуждениях в государственном органе, таком как городской совет или школа заседание правления.Чтобы воспользоваться этой привилегией, освещение репортера, как правило, должно быть точным сокращением того, что на самом деле произошло на правительственном заседании.

Истцы, защищенные от клеветы: Эта защита считает, что у некоторых истцов настолько плохая репутация, что они, по сути, защищают от клеветы. Теория состоит в том, что нельзя навредить чьей-либо репутации, если репутация этого человека уже испорчена. Например, лица с большим количеством судимостей могут считаться защищенными от клеветы.

Риторическая гипербола: Риторическая гипербола — это защита, основанная на Первой поправке, которая иногда может обеспечить защиту обвиняемому в диффамации, который проявляет преувеличенное и гиперболическое выражение.Например, Верховный суд США однажды постановил в деле Letter Carriers v. Austin (1974), что использование профсоюзами слова «струп» было формой риторического преувеличения. Некоторые суды будут считать, что определенный язык в определенных контекстах (редакционная статья / колонка мнения) воспринимается читателями как образный язык, а не интерпретируется буквально.

Закон об отзыве: Практически каждый штат имеет закон об отзыве, который позволяет обвиняемому в диффамации отозвать или забрать клеветническую публикацию.Некоторые из этих законов запрещают взыскание, в то время как другие не позволяют истцу взыскать так называемые штрафные убытки, если ответчик должным образом соблюдает закон.

Клевета, как и многие другие правонарушения, варьируется от штата к штату. Например, штаты признают разные привилегии и применяют разные стандарты в отношении истцов-физических лиц. Заинтересованные стороны или практикующие специалисты должны внимательно изучить прецедентное право своего государства.

Иски о клевете могут способствовать важным интересам тех, кто стал жертвой злонамеренной лжи.Однако иски о клевете также могут угрожать ценностям Первой поправки, сдерживая свободный поток информации. Еще раз, вот почему многие штаты ответили на угрозу исков о необоснованной диффамации, приняв так называемые законы против SLAPP.

Дэвид Л. Хадсон-младший — научный сотрудник по Первой поправке в Институте Форума свободы и профессор права в Бельмонте, который широко публикует статьи по темам Первой поправки. Он является автором аудиокурса из 12 лекций по Первой поправке под названием «Свобода слова: понимание Первой поправки» (Now You Know Media, 2018).Он также является автором многих книг о Первой поправке, в том числе «Первая поправка: свобода слова» (Thomson Reuters, 2012) и «Свобода слова: декодированные документы» (ABC-CLIO, 2017). Эта статья была опубликована 14 мая 2020 г.

Отправить отзыв об этой статье

Административная юриспруденция: верховенство закона в административном государстве

Введение

Верховенство закона, как и демократия, является одним из наших основных политических обязательств.Хотя верховенство закона — старый идеал, Интерес к нему в последние годы приобрел новую энергию, отчасти потому, что он обеспечивает основу для оценки широкого спектра современных институциональных механизмов. Некоторые ученые указали требования верховенства закона к судебной процедуре. Другие обращали внимание на его цвет лица в конституционном дискурсе. Некоторые определили ценности верховенства закона для новых наборов институтов, таких как глобальные административные институты, или новые модели действий правительства.Третьи исследовали его роль в укреплении законности в раздираемых конфликтами обществах.

В свете объема законотворческой деятельности административных институтов, наша форма правления — это, что важно, административное управление. — требования верховенства закона к административному правительству являются важной областью исследования. Когда ученые обсуждали, как верховенство закона применяется к административному государству, разговор чаще всего принимает две формы. Некоторые ученые действовали индуктивно.Они стремились ввести набор принципов законности, которые структурируют определенные административные практики или институты. Следуя этому курсу, учет ограничений законности, действующих в административном государстве, строится на основе тематических исследований, которые выделяют оперативные ограничения для конкретных административных субъектов. С другой стороны, работа сосредоточилась на разрыве между административными институтами и некоторыми историческими идеями верховенства закона. Эти ученые понимают верховенство закона с точки зрения отличительных достоинств судебных или законодательных решений и считают, что административные институты создают проблему.Но ни более индуктивные исследования, ни исторически укоренившиеся усилия не уделяют много внимания современному административному праву — и способам, с помощью которых оно обеспечивает или может обеспечить спецификацию требований верховенства закона. Это оставляет без ответа некоторые основные вопросы: каким образом современные доктрины административного права определяют требования верховенства закона к административному правительству? Есть ли такой отчет о нашем административном праве, в котором особое внимание уделяется ценностям верховенства закона?

Чтобы отважиться ответить на эти вопросы, трудно представить себе более сильного наставника, чем профессор Питер Л.Штраус. Его проницательные исследования в области административного управления и права всеобъемлющи по своему охвату и на каждом шагу глубоко связаны с ценностями, лежащими в основе наших обязательств перед законом. В этом эссе излагаются требования верховенства закона к административному правительству с использованием работы профессора Штрауса как основы для понимания того, как административное право соответствует — или должно соответствовать — самым основным принципам верховенства закона.

Это эссе подходит к решению этой задачи в два этапа.Первым шагом, предпринимаемым в Части I, является определение принципов верховенства закона, которые наиболее актуальны для административного государства. Акцент на административные институты позволяет оставить в стороне некоторые принципы, например, касающиеся запрета уголовных преступлений. Другие принципы, такие как объем разрешения, процедурная справедливость и уведомление, являются повторяющимися проблемами, вызывающими озабоченность административных учреждений, и поэтому заслуживают большего внимания. В результате этого анализа основное внимание уделяется пяти измерениям верховенства права: (1) разрешение, (2) уведомление, (3) обоснование, (4) согласованность и (5) процессуальная справедливость.На втором этапе, в части II, с помощью работы профессора Штрауса разрабатывается отчет о том, как административное право воплощает или должно отражать эти принципы. Возникает очерк административной юриспруденции.

Основные элементы этой юриспруденции можно резюмировать следующим образом. Первое измерение, разрешение, является основным требованием того, чтобы действия правительства имели действительный законный источник. Исходная посылка этой административной юриспруденции заключается в том, что полномочия являются личными для должностного лица, а не безличным наделением властью правительства в целом.Идея состоит в том, что каждое должностное лицо, наделенное законными полномочиями, несет ответственность за вынесение независимого суждения о том, что требует статут, причем суждение не должно быть заменено суждением вышестоящего руководства. Эта ответственность исключает призрак бюрократии, продиктованной ролевым соответствием наверху цепочки командования, в которой только должностное лицо самого высокого уровня несет подлинную ответственность. Другими словами, когда роль определяется в терминах независимого суждения, соответствие на основе ролей дает преимущество независимой оценке должностного лица над политической лояльностью или бюрократическим порядком.Если индивидуальное суждение должностных лиц агентства является структурной предпосылкой верховенства закона в административном государстве, то имеет смысл, что другие аспекты верховенства закона будут применяться к тому, как должностные лица агентства осуществляют свое усмотрение. Это относится к принципам уведомления, обоснования и согласованности.

Второе измерение, совокупность ценностей, относящихся к уведомлению — принципы публичности, ясности, перспективности и стабильности, характерные для описания достоинств права профессором Лоном Фуллером. — считалось, что это создает особые проблемы для регулирующего государства.Нормативные акты — уставы, которые создают и делегируют органам полномочия по принятию закона — широко распространены и расплывчаты. Но поскольку ценности уведомления направлены на защиту способности закона руководить действиями, они должны применяться к источникам права, которые прямо связывают частные стороны. В нашем правительстве это означает, что критическим полем битвы за эти принципы является закон, изданный агентствами, потому что этот регулирующий закон, а не закон, разрешающий агентствам действовать, несет тяжесть возложения обязательств на частных лиц.Как только эти значения уведомлений будут признаны применимыми к проблеме юридических агентств, есть основания задаться вопросом, насколько хорошо агентства выполняют эти требования. В этом ключе, если правила, как правило, лучше относятся к значению уведомления, чем к вынесению судебного решения, то есть причины требовать от агентств, как минимум, обоснования выбора судебного решения вместо нормотворчества. Этот акцент также предполагает, что агентства обязаны, когда нормотворчество нецелесообразно, выпустить какой-то руководящий документ, отражающий наилучшее представление агентства о требованиях устава.

Третье и четвертое измерения, обоснование и последовательность, также влияют на то, как агентства выносят свои суждения. Согласованность права — закон, составляющий целостную систему — не встроен в американский стиль создания законов. В результате бремя обеспечения согласованности в области верховенства закона ложится на органы и суды; они несут ответственность за выполнение статутов, которыми они управляют, таким образом, чтобы способствовать согласованности закона, включая выполнение своих уставов в соответствии с конституционными соображениями и другими исходными ценностями.Это предлагает основание верховенства закона для понимания интерпретации закона агентства как вовлекающее то, что ученые назвали административным конституционализмом. То же самое относится и к требованию верховенства закона о аргументированном обосновании. Если агентства являются главными исполнителями статутного права, то требование закона об обосновании в значительной степени зависит от их практики. Это обеспечивает правовую основу для высоких требований административного права к аргументированному обоснованию.

Последнее измерение, процессуальная справедливость, предъявляет особые требования к судебным органам.Хотя верховенство закона не диктует конкретную структуру правительства — будь то парламент или разделение полномочий — оно настаивает на справедливости процедур для судей. Подразумевается, что это основание верховенства закона для изоляции судей от политического надзора.

Прежде чем продолжить, необходимо сделать две квалификации. Во-первых, в учении профессора Штрауса постоянно подчеркивается важность контекстного понимания событий и, в частности, юридических событий. Контекст появляется на каждом шагу и очень информативен.Соответственно, взгляд на работу профессора Штрауса с прицелом на определение набора принципов верховенства закона для административного управления вызывает некоторое напряжение с его постоянным упором на понимание контекста, в том числе в тематических исследованиях. Во-вторых, определив этот проект, но не тот, который во многих отношениях напрямую приглашал профессор Штраус, должно быть ясно, что любые его недостатки отражаются на настоящем авторе. Действительно, местами в «Эссе» подчеркиваются принципы верховенства закона в утверждениях, которые защищает профессор Штраус; в других случаях он основывается на его идеях, чтобы определить принципы, выходящие за рамки тех, которые он принял.По-прежнему остается надежда, что отступление на этом пути откроет широкие возможности как для оценки аспектов вклада профессора Штрауса, так и, в то же время, для достижения определенного прогресса в формулировании общих контуров требований верховенства закона, предъявляемых нашими административными органами. правительство.

I. Измерения верховенства закона

В этой части дается краткое описание идеала верховенства закона и его основных целей, а затем переходит к описанию пяти измерений верховенства закона, особенно важных для оценки административного управления.

Верховенство закона остается в центре нашей политической морали; это идеал, как и демократия, который находится в небольшой группе наших основных обязательств. Но для того, чтобы определить элементы этого идеала, нужно иметь представление о том, каким целям служит верховенство закона. Другими словами, нам нужно знать, что такое верховенство закона для — какие ценности оно защищает, — прежде чем мы сможем определить его основные принципы.

Хотя цели идеала оспариваются, можно выделить несколько основных ценностей, общих для большинства концепций верховенства права.Во-первых, возможно, самая основная, это идея принуждения, которая применяется как к чиновникам, так и к гражданам. В этом отношении верховенство закона часто отождествляется с принятием решений, ограниченным каким-либо источником, кроме личных предпочтений, идеологии или личного чувства справедливости. Это ограничение защищает от произвольного принятия решений, противоречащих закону. Во-вторых, закон направлен на то, чтобы позволить людям планировать с некоторой степенью уверенности в своей способности знать правовые последствия своих действий.Таким образом, закон должен надлежащим образом уведомлять частные стороны и иметь форму, понятную для них, чтобы они могли привести свое поведение в соответствие с его требованиями. В-третьих, закон должен обеспечивать справедливый механизм разрешения споров. Даже когда закон доступен и ясен, и даже когда процесс принятия решений надлежащим образом ограничен, разрешение споров справедливым с процедурной точки зрения имеет независимую ценность.

Современные отчеты об идеале определяют элементы или принципы, которые воплощают или продвигают эти цели верховенства закона.В этом отношении теории верховенства закона имеют тенденцию к составлению списков элементов. Профессор Фуллер, основоположник современной мысли о верховенстве права, определяет восемь принципов, которые имеют решающее значение для права: (1) всеобщность, (2) публичность, (3) перспективность, (4) ясность, (5) последовательность, (6) ) стабильность, (7) способность к выполнению, и (8) согласие со стороны официальных лиц. Профессор Джозеф Раз предлагает отчет с более институциональной окраской. В дополнение к достоинствам стабильности, открытости и ясности как достоинствам закона и законотворчества, которые имеют некоторые родственные связи в рамках принципов профессора Фуллера, профессор Раз также выделяет (1) независимость и беспристрастность судебной власти, (2) доступность судов, и (3) ограниченное усмотрение органов по предупреждению преступности.В дополнение к этим ценностям или вместо них, другие подчеркивали, что закон должен (1) разрешаться, (2) связная или часть системы, (3) с обоснованием, и (4) справедливый с процедурной точки зрения.

Сосредоточившись на требованиях верховенства закона к административным учреждениям, некоторые принципы можно оставить в стороне, а некоторые имеют большее значение. Те элементы, которые относятся к уголовным санкциям и процессам, имеют меньшее значение, по крайней мере, если мы сосредоточимся на тех аспектах административного управления, которые не связаны с уголовным правосудием.Точно так же другие общие достоинства, такие как соблюдение закона, не имеют особого отношения к административным учреждениям. Условия, в которых действуют административные органы, делают другие элементы верховенства закона более важными. Тот факт, что агентства имеют только делегированные им полномочия, предполагает критическую важность принципа санкционирования официальных действий. Тот факт, что многие законодательные акты, делегирующие регулирующие полномочия, предоставляют должностным лицам широкие полномочия по усмотрению, свидетельствует о важности уведомления, согласованности и обоснования.Если должностные лица агентства создают закон в соответствии с широкими стандартами, они обязаны делать это таким образом, чтобы обеспечить надлежащее уведомление и обоснование, а также соответствовать ценностям согласованности. Наконец, в той степени, в которой агентства участвуют в рассмотрении судебных решений, применяются ценности процессуальной справедливости. Это предполагает сосредоточение внимания на следующих пяти элементах или измерениях верховенства закона.

(1) Авторизация . Разрешение — это основополагающий принцип либерализма и верховенства закона; он гарантирует, что государство действует или ограничивает свободу человека только в том случае, если оно уполномочено на это.Авторизация требует наличия источника позитивного права, который дает правительству право действовать. Система, которая соответствует разрешению, — это система, в которой официальные действия находятся в пределах разрешенных полномочий или не соответствуют ultra vires

.

(2) Уведомление . Многие из наиболее часто определяемых черт верховенства закона относятся к группе характеристик, которые помогают гарантировать, что закон обладает способностью быть практичным в том смысле, что он дает руководство к действиям человека и позволяет людям планировать с некоторыми знаниями закон.Принципы гласности, ясности, последовательности, перспективности и стабильности являются одними из самых важных из этих ценностей. Некоторые из этих принципов почти категоричны. Не может быть оснований требовать соблюдения непубличных или секретных законов. Чтобы направлять действия, законы должны быть известными и публичными. Точно так же закон обратной силы не может претендовать на то, чтобы определять поведение. Некоторые из этих ценностей зависят от степени; труднее соблюдать неясные, непоследовательные или изменяющиеся законы, которые так быстро меняются, что они не могут (обоснованно) утверждать, что могут руководить действиями.

(3) Обоснование. Важное направление мысли о верховенстве права сосредоточено на роли оправдания и аргументации в законе. Обоснование обеспечивает защиту от произвола; часть того, что определяет произвольные действия, — это действия, которые не оправданы. Как пишет профессор Джереми Уолдрон,

[L] aw — дисциплина аргументации, и никакая аналитическая теория того, что такое право и что отличает правовые системы от других систем управления, не может позволить себе игнорировать этот аспект нашей юридической практики и ту особую роль, которую он играет в трактовке правовой системы рядовых граждан уважают как активные центры разведки.

Или, как выразились профессора Дэвид Дайзенхаус и Майкл Таггарт, наша правовая система отражает «тягу к оправданию, означающую, что государственная власть считается авторитетной тогда и только тогда, когда она оправдывает свое осуществление перед теми, кого она затрагивает». Это требование обоснования и, следовательно, практика обоснования и процессы аргументации основаны на уважении закона к человеческой деятельности и достоинству и на обращении с субъектами права как «носителями разума и интеллекта».

(4) Согласованность. Закон представляет собой систему, в которой нормы сочетаются друг с другом. Согласованность имеет значение с точки зрения частной стороны — физического или юридического лица, подчиняющегося требованиям закона. «Для граждан закон неизбежно является целостной системой, основанной на современных социальных ожиданиях и политических суждениях; человек, заинтересованный в своих юридических обязательствах, смотрит на всю окружающую среду, а не на беспорядочный набор фрагментарных, изолированных, взаимно независимых частей ». Это не говорит о том, как достигается согласованность, но подчеркивает важность рассмотрения согласованности с точки зрения частного лица, подчиняющегося обязательствам закона.

(5) Процедурная справедливость. Центральным достоинством верховенства закона является процессуальная справедливость, то есть набор институциональных механизмов, обеспечивающих беспристрастное определение прав и обязанностей человека посредством прозрачных процедур с определениями, основанными на доказательствах. Здесь верховенство закона объединяет компанию с самыми основными элементами надлежащей правовой процедуры, хотя она может быть более сложной.

* * *

II. Принципы верховенства закона в административном управлении

Вопрос, который нужно задать сейчас — с помощью профессора Штрауса, — заключается в том, как мы можем конкретизировать эти общие принципы верховенства закона в контексте административного управления.Каким образом эти принципы применяются в нашем административном праве? Каким образом они обосновывают аргументы в пользу этого закона? Эта Часть берет на себя эту задачу, организованную вокруг пяти только что обсужденных аспектов верховенства закона.

A. Разрешение

Авторизация — это центральный принцип верховенства закона, а также центральное занятие административного права. Принцип верховенства закона заключается в том, что правительство может действовать и может ограничивать свободу человека только в том случае, если оно уполномочено на это.То есть действия правительства должны быть санкционированы каким-то достоверным источником. В рамках нашей системы ограниченного правительства, где Конституция создает правительство только с перечисленными полномочиями, административный орган имеет только те полномочия, которые ему дает Конгресс. Таким образом, административное право должно содержать отчет о том, какие должностные лица могут осуществлять делегированные законом полномочия и как следует оценивать объем этих полномочий. Ответы профессора Штрауса на эти широко оспариваемые вопросы основаны на соображениях верховенства закона и предполагают два принципа верховенства закона для административного управления.Эти принципы разделяют общую концепцию ценности независимого судебного решения для административных должностных лиц и судов.

1. Распределение по решению . — Одним из столпов подхода профессора Штрауса к публичному праву является утверждение, что распределение решений — внимание к тому, какое должностное лицо наделено властью — имеет значение для шансов правительства в соответствии с законом. Чтобы было ясно, критический вопрос не в том, что происходит, когда одно агентство выполняет полномочия, делегированные другому агентству.Основная проблема также не в обычной практике подчиненных должностных лиц, действующих под общим руководством и руководством своего начальства; это простой факт организационной жизни. Скорее, в Соединенных Штатах важный вопрос о распределении решений возникает в отношении объема полномочий президента по отношению к должностным лицам, которым делегированы полномочия и наделены неминистерскими обязанностями по закону, независимо от того, защищены ли они от смещения защитой по уважительной причине. Какие полномочия наделен президентом, чтобы юридически ограничить дискреционные полномочия, например, министра транспорта, администратора Агентства по охране окружающей среды или членов Комиссии по ценным бумагам и биржам?

Профессор Штраус является ведущим современным защитником мнения о том, что, когда Конгресс налагает обязанности и предоставляет свободу усмотрения офисам или агентствам, эти обязанности и это усмотрение являются личными для должностного лица.Другими словами, при отсутствии особых обстоятельств президент не имеет юридических полномочий ни отменять действие этого должностного лица, ни принуждать должностное лицо к определенному действию, когда этому должностному лицу были предоставлены установленные законом полномочия. Власть, наделенная законом, принадлежит должностному лицу, а не президенту. Как лаконично выразился профессор Штраус, в этих случаях президент является «надзирателем, а не принимающим решения». Эта позиция имеет как конституционное, так и законодательное измерение. Что касается Конституции, то эта позиция отвергает мнение, обычно связанное с строго унитарной концепцией исполнительной власти, согласно которому Конституция требует, чтобы любое предоставление полномочий должностному лицу разрешало президенту действовать вместо этого должностного лица.Что касается законодательной конструкции, то эта должность предполагает делегирование полномочий должностным лицам исполнительной власти, а также независимым агентствам, как наделение властью полномочий избранного должностного лица, а не президента. Таким образом, акцент на распределении полномочий предполагает, что Конгресс, делегируя полномочия, может делать осмысленный выбор среди делегатов, включая предоставление полномочий Президенту, а также другим должностным лицам.

В то время как эта позиция в отношении распределения полномочий широко обсуждалась в конституционных и законодательных терминах, ее можно рассматривать как основанную на особом наборе обязательств о перспективах правительства в соответствии с законом.«[T] Здесь есть разница между обычным уважением и политическим почтением, с одной стороны, и послушанием по закону, с другой», — пишет профессор Штраус; «Понимание подчиненным, за что из этого причитается, и какова его личная ответственность , имеет значение для того, что значит иметь правительство, подчиняющееся законам». Предполагается, что когда должностное лицо рассматривает свои обязанности по уставу как свои собственные, это в корне формирует «настроение» или «психологию должности». в котором чиновник получает наставления от начальства (и других лиц).На самом базовом уровне «кто-то сказал мне это сделать» исключается как достаточное основание для действий со стороны должностного лица, наделенного делегированными полномочиями. Такой делегат обычно должен с уважением относиться к мнению начальства, но обязанность и право принимать решения, в конечном счете, принадлежат ему самому. Чтобы решение было собственностью чиновника, она должна быть независимо убеждена в законности и целесообразности своего действия.

Таким образом, настаивание на распределении решений может рассматриваться как основанное на прагматическом принципе, согласно которому существует большая вероятность принятия решения в соответствии с законом, когда должностные лица рассматривают свои обязанности и полномочия как личные, требующие их независимого суждения и не подлежащие замене другие.Эту идею можно выразить в терминах определения роли административных субъектов. Когда юридическая роль тех, кому делегированы законодательные полномочия, определяется как требующая их независимого суждения, спектр ролевого соответствия наверху иерархии уменьшается. Институционально такая спецификация ролей распределяет ответственность через бюрократию. Все лица, обладающие законно делегированными полномочиями, должны выносить собственное независимое судебное решение; в результате административные действия будут отражать взгляды многих участников, и ответственность не может быть ограничена должностными лицами, находящимися на вершине институциональной иерархии.Эти идеи относительно основы для принятия решений могут быть сформулированы в терминах следующего принципа верховенства закона для администрации: юридические полномочия (и обязанности) относятся к должностным лицам, а не к безличным полномочиям для правительства в целом.

Хотя этот принцип сформулирован на относительно высоком уровне обобщения, он отражает позицию по оспариваемому вопросу о полномочиях президента в отношении исполнения закона. Понимание этого юридического распределения — что усмотрение и обязанность являются личными для должностного лица — проясняет, как должностное лицо, наделенное законными полномочиями, должно понимать подстрекательства со стороны президента или его непосредственных советников.Должностное лицо не должно идти в этом направлении «как приказ, который она имеет как юридическое, так и политическое обязательство выполнять, и за оправдания которого она, таким образом, не несет особой ответственности». В отличие от иерархического военного командования, принцип распределения решений утверждает, что диалог между президентом и агентством обязательно основан на требовании разрешения и, следовательно, на целях основного законодательства о делегировании полномочий, которые являются ключевыми положительными основами законодательного регулирования. исполнение закона.Если ответственность лежит на должностном лице, его необходимо убедить, и он в конечном итоге несет ответственность за принятое решение. В таком случае президент должен убедить чиновника.

Эта должность не отрицает, что политически назначаемые должностные лица отбираются и проверяются для выполнения своих обязанностей в соответствии с приоритетами президента. ни то, что многие из них могут быть уволены президентом по собственному желанию за невыполнение этого требования. Он также не отрицает существенных различий между весомостью президентских приоритетов для исполнительных и независимых агентств.Но он по-прежнему настаивает на том, что даже для должностных лиц исполнительной власти, а также тех, кто находится ниже по институциональной иерархии, существует различие, которое стоит сохранить в отношении того, чьи обязанности и полномочия являются предметом спора. Хотя такая позиция увеличивает место разногласий внутри администрации, перспектива разногласий свидетельствует и дает уверенность в том, что было вынесено независимое суждение, как правило, от нескольких лиц.

Таким образом, изучение основополагающего требования верховенства закона на авторизацию в административном контексте выявляет необходимость проводить различие между авторизацией как безличным предоставлением полномочий правительству и авторизацией как делегированием определенным должностным лицам.Рассмотрение обязательств как личных для должностного лица открывает перспективу юридической ответственности в рамках иерархических институтов, которая исключается из-за игнорирования или отрицания этого различия.

2. Объем полномочий . — Но каков объем полномочий? Поскольку агентства имеют полномочия, предоставленные им только законом, верховенство закона явно требует, чтобы агентство действовало в рамках делегированных им полномочий. Действительно, этот принцип ultra vires, согласно которому правомерны только санкционированные действия, является и не может быть ничем иным, как краеугольным камнем административного права.

Хотя все согласны с тем, что агентства могут действовать только в рамках своих полномочий, существуют большие разногласия по поводу того, как этот объем должен быть определен. Этот вопрос находится в центре постоянных и плодотворных дебатов по поводу Chevron и его «первого шага» расследования законной допустимости действий агентства. Chevron просит пересматривающий суд сначала оценить, «обращался ли Конгресс напрямую к конкретному рассматриваемому вопросу». Многие рассматривают это первое расследование объема законных разрешений как то, что суд может запросить только de novo, без какого-либо уважения к позиции агентства.Другие, обеспокоенные судебными злоупотреблениями и микроменеджментом агентств, предполагают, что передача агентству технических и других вопросов квалифицирует судебное расследование.

В этом вопросе, имеющем основополагающее значение для применения верховенства закона, профессор Штраус занимает среднюю позицию, которая, с одной стороны, признает основные причины создания агентств как части правительства и, с другой стороны, не отказывается от настаивание на независимом судебном определении объема полномочий агентства.Профессор Штраус считает фундаментальным, что структура правительства — структура, созданная законом, — должна определять подход судов к задаче определения законности действий правительства, которые они рассматривают. Таким образом, его отчет предлагает описание формы проверки ultra vires в административном контексте.

Профессору Штраусу ясно, что вопрос об объеме полномочий агентства, то есть о том, действует ли агентство в своих «границах» — это неизбежно и уместно вопрос для независимой судебной оценки.Но он в равной степени ясно понимает, что независимое судебное решение не исключает — и действительно должно включать — то, что суд придает «вес» решению агентства. «Линии, определяющие пространство Chevron агентства, должны быть определены в судебном порядке, и это определение, которое не может быть сокращено, является констатацией закона. Но это безошибочное судебное решение должно подкрепляться постановлениями ведомства способами, которые были общепринятыми, по крайней мере, с 1827 года ». Короче говоря, суды должны проверить, действовало ли агентство в рамках своих полномочий — вопрос первого шага Chevron — путем приведения веса Skidmore к решениям агентства. Скидмор считает, что «постановления, толкования и мнения» агентства представляют собой «совокупность опыта и информированных решений, к которым суды и стороны в судебном процессе могут должным образом прибегать для руководства», в зависимости от «тщательности, очевидной при его рассмотрении, действительности его рассуждений, его согласованности с более ранними и более поздними заявлениями, а также всех тех факторов, которые дают ему силу убеждать, если не хватает силы для контроля ».

Профессор Штраус защищает эту позицию как лучшее прочтение прецедента, но также и как подход, который лучше всего объясняет позицию агентства в правительстве.Конгресс возлагает на агентство статутную обязанность окончательно внедрить установленную законом схему и разобраться в ней по отношению к другим законам. Обоснование предоставления агентствам взглядов, имеющих обязательную силу в пределах их полномочий, не исчезает, когда вопрос заключается в объеме полномочий агентства. Другими словами, тот факт, что статут наделяет агентство полномочиями по толкованию для уточнения значения устава, не подрывает, а, скорее, дает основания для серьезного отношения к мнению агентства относительно объема этих полномочий.Таким образом, эта точка зрения подчеркивает, что категоризация этих вопросов для целей судебного надзора — например, определение объема полномочий в отличие от проверки действий в рамках этой сферы — не должна отменять лежащую в основе преемственность, заключающуюся в том, что действует одно и то же должностное лицо или агентство. .

Эта средняя позиция обеспечивает спецификацию проверки ultra vires для административного управления. Действия в рамках законного разрешения слишком просты для правительства в соответствии с законом, чтобы избежать независимого судебного надзора.Но структура этого обзора должна отражать, а не противоречить основному месту агентства в правительстве. Соответственно, оправдание признания судом того, что агентство наделено полномочиями принимать авторитетные решения в пределах своей сферы полномочий — оправдание, вытекающее из выбора Конгресса и опыта агентства — не исчезает, когда вопрос заключается в объеме этих полномочий. В этом смысле приверженность суда обеспечению соблюдения закона не отрывается от понимания правовой системы в целом и места агентства в ней.Эта спецификация может рассматриваться как основанная на более общем принципе верховенства закона для административного управления: форма проверки ultra vires должна отражать лежащее в основе правовое распределение полномочий, так что независимая проверка может по-прежнему включать уважительное рассмотрение мнений тем, кто делегировал власть в первую очередь.

Такое понимание судебной роли имеет глубокие корни в публичном праве США. В частности, он имеет четкие параллели с классической позицией профессора Джеймса Тейера относительно узкой роли судов в проверке конституционности законодательства.Профессор Тайер утверждал, что в отношении «важной» власти судебного надзора за конституционностью законодательства суды должны уважать взгляды Конгресса, поскольку Конституция прямо возложила на Конгресс осуществление законодательных полномочий, «а не просто принятие законов, но толкование конституции, которое окажет глубокое влияние на всю страну, внесет, коренным образом изменит, даже революционизирует самые серьезные дела ». Для профессора Тайера это «уважение» было не просто вопросом вежливости, а основывалось на «очень твердых» основаниях «политики и закона».” Конституция наделяет Конгресс не только правом принятия предварительных или временных мер, но и предположительно окончательных действий, для профессора Тайера сужает судебную роль. Во многом такая же логика применима в отношении судебного надзора за объемом полномочий агентства. Хотя агентства не имеют прямой избирательной связи с Конгрессом, при многих уставных делегациях их действия также предположительно окончательны. Соответственно, уважение к их суждениям — это не просто вопрос вежливости, но и основано на законе.Придание «веса» взглядам агентств даже при определении их полномочий предлагает верность закону в понимании профессора Тейера — это признание того, что распределение ответственности заключается в том, что агентство должно действовать с предположительной окончательностью. Короче говоря, то, как оцениваются полномочия, частично зависит от того, как они изначально распределяются.

Как признает профессор Штраус, эта перспектива сегодня сталкивается с проблемами. Независимый судебный пересмотр действий агентства часто рефлекторно понимается как исключающий придание какой-либо значимости мнению агентства.В качестве одного примера рассмотрим, как Верховный суд понимает судебную задачу в первом шаге Chevron . Как пишет профессор Штраус, как большинство, так и несогласные в деле City of Arlington v. FCC исключить возможность того, что один из традиционных инструментов толкования закона, применяемый на первом этапе расследования Chevron , в некоторой степени соответствует мнению агентства. Вместо этого оба мнения требуют независимого судебного расследования, чтобы исключить вес мнения агентства.В результате совет Skidmore уделить должное внимание взглядам агентства становится актуальным только за пределами заявки Chevron , а не внутри нее. Что теряется, так это перспектива большего согласования лежащего в основе распределения юридических полномочий в рамках судебного надзора.

3. Заключение . — Рассмотрение вместе этих двух принципов авторизации — распределение решений и уважение к сфере действия — обнаруживает интересную общность в отношении ценности независимого судебного решения для административного управления.Независимое суждение проявляется как достоинство, применимое к более широкому кругу должностных лиц в сфере юриспруденции, но позволяет больше учитывать мнения других, чем многие думают. Принцип распределения решений частично основан на идее, что независимое суждение является фундаментальной ценностью исполнительной власти и неизбежной обязанностью должностных лиц исполнительной власти, а не просто достоинством, закрепленным за судами или только отдельными «независимыми» агентствами. Таким образом, пошлина имеет широкое применение. В то же время вынесение независимого суждения не препятствует приданию веса взглядам других участников — независимо от того, выносится ли это независимое суждение должностным лицом исполнительной власти или судом, — и поэтому требует меньших усилий, чем некоторые предполагают.Таким образом, эта точка зрения видит основную общность в юридических обязанностях должностных лиц агентства и судов; оба работают под бременем независимого суждения, но в соответствии с верховенством закона такая работа не требует изоляции или исключения должного учета взглядов других.

B. Уведомление

В основе большинства описаний верховенства права лежит совокупность формальных характеристик, которые помогают закону определять действия людей. Принципы гласности, ясности, последовательности, перспективности и стабильности являются одними из самых важных.В той мере, в какой закон не соответствует этим принципам, трудно добиться того, чтобы отдельные лица были уведомлены в разумные сроки.

Считалось, что административное правительство создает особые проблемы для этого кластера формальных ценностей. В частности, ученые утверждают, что чрезвычайно широкое делегирование законодательных полномочий агентствам подрывает эти ценности уведомления. В результате, в административном контексте, первая проблема заключается в разъяснении типа закона, к которому применяются эти принципы.В этом разделе сначала утверждается, что эти принципы уведомления применяются к закону, который связывает общественность, которым в нашей системе часто являются правила и другие законы, разработанные агентствами. Основываясь на этой посылке, в этом разделе обсуждаются еще два следствия. Если нормотворчество лучше, чем судебное решение, в отношении этих ценностей уведомления, то эти принципы могут налагать на агентства prima facie обязательство участвовать в нормотворчестве. Кроме того, в нем утверждается, что агентства также обязаны выпускать перспективные инструкции как второй лучший вариант, когда нормотворчество нецелесообразно.

1. Место подачи уведомлений . — Если эти заметные принципы верховенства закона — гласность, ясность, последовательность, перспективность и стабильность — применяются непосредственно к регулирующему законодательству, такое законодательство не соблюдается в нескольких важных отношениях. Основной чертой нашего административного управления является широкое законодательное делегирование полномочий административным должностным лицам и агентствам, которые не только имеют общие формулировки, но и не налагают обязательств непосредственно на частные стороны — характеристики, для которых профессор Эдвард Рубин предлагает термин «непереходный».” Современное законодательство «по своей сути является институциональной практикой, посредством которой законодательный орган, как наш основной орган, определяющий политику, издает директивы правительственным механизмам, реализующим политику». Безусловно, Конгресс принимает некоторые законы, которые налагают обязательства непосредственно на частных лиц, а некоторые законодательные акты написаны с большой степенью конкретности. Но, как давно признали административные юристы и политологи, огромное значение современного законодательства «регулирует поведение государственных органов, а не частных лиц.” В отличие от установления основных обязательств для частных лиц, нормативные акты структурируют процессы, средства и соображения для агентств. Эти знакомые особенности нормативных актов имеют важные последствия для принципов уведомления о верховенстве закона: если соответствие правовой системы этим ценностям зависит от текста нормативных актов, мы были бы вынуждены сделать вывод, что система резко не соответствует этим требованиям. принципов или что эти принципы требуют пересмотра.

Однако тот же результат не следует, если мы понимаем эти принципы уведомления, как утверждает профессор Штраус, как «обязательства, применимые к системе». в отличие от самого регулирующего законодательства. С этой точки зрения, «разработка агентством и провозглашение административной политики» конкретизирует то, что закон требует от частных лиц. Эта позиция — что мы должны спросить, насколько действия агентства, налагающие обязательства на частные стороны, соответствуют этим формальным ценностям верховенства закона — имеет прочную теоретическую основу.Как отмечалось выше, фундаментальный аспект права заключается в том, что он дает указания относительно поведения частных лиц — он направлен на установление практических обязательств. Однако, чтобы руководить действиями, закон должен быть доступным, последовательным, достаточно ясным, стабильным и перспективным. Исходя из предпосылки, что эти принципы верховенства закона направлены на защиту руководящих качеств закона, имеет смысл, что эти требования в отношении уведомления применяются к действиям агентства, которые связывают частные стороны, а не просто к делегированию законодательства.Соответственно, принципы уведомления должным образом применяются к действиям агентства, которые создают обязательные обязательства для частных лиц, а также к тем аспектам законодательных актов, которые это делают. Таким образом, система в целом все еще находится на крючке для удовлетворения этих формальных требований. Но эти требования относятся к юридическим источникам, которые связывают общественность, которые включают, в значительной степени, правила и решения, принимаемые административными органами.

На практическом уровне это понимание устраняет некоторые проблемы административного управления, которые сосредоточены на законодательстве как на центре этих ценностей верховенства закона.Но что еще более важно, признание того, что эти формальные ценности применимы ко всем источникам права, регулирующим частное поведение в обществе, представляет собой критический вопрос о том, насколько хорошо агентства соблюдают эти принципы в своей законотворческой деятельности. Другими словами, важнейшим элементом соблюдения административных органов власти закона является то, каким образом их законотворчество воплощает ценности гласности, перспективности, ясности и т. Д., То есть требования закона профессора Фуллера должны быть реализованы. в траншеи агентства.

Профессор Штраус уже давно настаивает на фундаментальных требованиях закона о публичности действий агентства. и был в авангарде яростной критики того, что агентства полагаются на частные стандарты, которые практически недоступны без платы, в их правилах. Но вопросы необходимой ясности, перспективности и стабильности, требуемые для нормативных актов и других действий ведомства, остаются областями для дальнейшего изучения в рамках проекта определения требований верховенства закона к административному управлению.

2. Последствия для «выбора» среди форм разработки политики . — Многие агентства могут реализовывать свои уставы в различных формах разработки политики. Агентства могут обнародовать правила, проводить судебные разбирательства, выпускать пояснительные заявления или руководящие документы, составлять и публиковать руководства по обеспечению соблюдения, создавать схемы разрешений, проводить аукционы, предоставлять гранты, создавать пилотные проекты, участвовать в исследованиях и т. Д. Реализация политики посредством нормотворчества или вынесения судебных решений часто является результатом организационной и институциональной динамики внутри ведомства, а не сознательного выбора одного лица, принимающего решения.Тем не менее, по-прежнему логично просить агентства как институты разработать структуры для информированного распределения между формами разработки политики.

Разные формы разработки политики действуют лучше и хуже других в отношении этих принципов уведомления о верховенстве закона. Как отмечает профессор Штраус, индивидуальные судебные решения, особенно если они не подкрепляются строгой внутренней политикой ведомства, не только дороги, но и могут угрожать «нежелательными отклонениями в отдельных случаях». В более общем плане процессы принятия судебных решений, такие как процессы общего права, создают нагрузку на этот кластер добродетелей верховенства закона.В судебном решении по общему праву «правила [создаются] в самом процессе применения» и, таким образом, применяются «задним числом к ​​фактам, возникшим до установления правила». Что касается ценностей перспективности, ясности, гласности и общности, судебное решение по общему праву часто оказывается хуже, чем предполагаемое законодательство. Эти же недостатки, по-видимому, также применимы к административным решениям по сравнению с нормотворчеством.

Исходя из предположения, что не все процедурные формы созданы равными с точки зрения их соответствия формальным принципам верховенства закона — и, более конкретно, что нормотворчество в целом предпочтительнее, — эти принципы должны определять, как агентство распределяет свою деятельность между процессуальные формы.Хорошо зарекомендовавшая себя судебная доктрина фактически не позволяет судам сомневаться в выборе агентством наилучшей формы выработки политики для использования. В самом деле, как подчеркнула декан Элизабет Мэджилл, право агентства по своему усмотрению выбирать различные формы разработки политики остается исключением из общего требования о том, что агентство должно использовать свои дискреционные полномочия на разумной основе. Согласно действующему законодательству, агентству не нужно предлагать обоснование своего выбора среди альтернативных процедурных форм.

Разнообразие организационных структур агентств и практическая необходимость получения дополнительной информации о нормативно-правовой среде перед разработкой правила, среди прочего, советник против ограничения установленной судебной терпимости к выбору агентством среди форм разработки политики с требованием, чтобы агентства использовали нормотворчество в максимально возможной степени.Но преимущества нормотворчества перед судебным решением накладывают определенные обязательства на агентство. Один минимальный способ указать это обязательство — это обязательство, согласно которому агентство обосновывает свой выбор процессуальной формы. Такое требование обоснования, независимо от того, подлежит ли его исполнению в судебном порядке, создаст возможность для агентств осознанно оценивать выбранную ими форму разработки политики по сравнению с другими доступными формами. Агентство может оправдать свой выбор в пользу вынесения судебного решения, например, тем, что еще недостаточно знает о том, как закон влияет на регулируемое сообщество, чтобы выработать общее правило, или исходя из соображений времени.Но требование провести некоторую сравнительную оценку, чтобы оправдать свой выбор, устраняет разрозненность внутреннего ведомства и требует от ведомства принятия осознанного решения в свете полного набора его полномочий. Если не все формы разработки политики созданы равными, и если агентства могут принять структуры, позволяющие обсуждать формы разработки политики, Требование обосновать выбор формы является скромным средством обеспечения соблюдения этих законных ценностей уведомления.

3. Обязательство выпустить руководство .- Внимание к этим значениям уведомлений также имеет значение для руководящих документов. Руководящие документы включают интерпретации и заявления о политике законодательных и нормативных актов, которые не имеют полномочий связывать с силой закона, но могут инструктировать должностных лиц агентства, как изложить интерпретацию агентством закона или постановления, или осуществлять свое усмотрение в соответствии с законом. схема. Использование агентством руководящих документов вызвало серьезную критику и требует более тщательной проверки.

Но руководящие документы могут иметь значительные преимущества с точки зрения верховенства закона. Как замечает профессор Штраус: «Обычное взаимодействие между представителем общественности и агентством связано не с главой агентства, а с сотрудником относительно невысокого уровня. . . . » Этот интерфейс изобилует возможностью несогласованности в применении и, таким образом, поднимает вопросы о том, как лучше всего передать свободу усмотрения бюрократа. Общественность и те, кого регулируют, утверждает профессор Штраус, как правило, предпочли бы режим, при котором бюрократы нижнего уровня обязаны применять инструкции, опубликованные публично в форме руководящих документов, даже если эти инструкции сами по себе не «связывают» общественность и не были изданы. посредством уведомлений и комментариев.Короче говоря, опубликованные руководящие документы, которые определяют, как агентства будут осуществлять свое усмотрение, имеют ясность, последовательность и публичные преимущества для общественности и регулируемых организаций — они создают форму внутреннего закона, которая структурирует процесс принятия решений агентством. Просвещая общественность о том, как агентство намеревается действовать или как оно понимает свои полномочия, такие руководящие документы также «позволяют [] существенно повысить эффективность тех, кто должен иметь дело с правительством». Преимущества опубликованного руководства предполагают, что агентства имеют твердое обязательство выпускать руководящие документы, которые предоставляют общественности и регулируемым органам лучшее изложение агентством того, как агентство планирует применять свои законодательные и нормативные источники, особенно когда нормотворчество нецелесообразно.Короче говоря, общественность и регулируемые органы «предпочли бы иметь правила публикации, а не их отсутствие», и это предпочтение во многом основано на ценностях верховенства закона.

Признание наличия достаточных оснований для выпуска руководства является особенно своевременным. В течение многих лет в соответствии с принципами Alaska Professional Hunters Ass’n v. FAA и Парализованные ветераны Америки против D.C. Arena L.P. , агентство могло изменить авторитетное руководство только с помощью нового правила для уведомлений и комментариев.Профессор Штраус критикует эту доктрину как плохое понимание Закона об административных процедурах (APA) и из-за ограничений, которые он вводит между центральным агентством и его полевыми офисами; по сути, он запрещает чиновникам более низкого уровня издавать перспективные инструкции, требуя от агентства действовать посредством нормотворчества, чтобы отменить его. В марте 2015 года решением Верховного суда по делу Perez v. Mortgage Bankers Ass’n было отменено решение Paralyized Veterans и Alaska Professional Hunters .В результате агентства больше не сталкиваются с препятствием для выпуска, а также для переоценки и обновления своих рекомендаций, чтобы гарантировать, что они отражают лучшее понимание агентством установленной законом схемы. Perez , таким образом, дает агентствам возможность соблюдать это обязательство по соблюдению верховенства закона и предоставлять перспективное заявление о том, насколько агентство лучше всего понимает закон, когда нормотворчество нецелесообразно.

4. Заключение . — Рассмотрение того, как эти правовые принципы уведомления применяются в административном контексте, дает один теоретический момент и подчеркивает важность нескольких других проектов.Теоретический момент состоит в том, что эти требования верховенства закона надлежащим образом применяются к закону, который связывает частные стороны, и очень часто юридические агентства выпускают, а не уполномочивающие агентства законы. Этот теоретический момент избавляет административное государство от осуждения, которое возникает в результате применения этих ценностей к регулирующему законодательству. Но этот момент также привлекает внимание к последовательности более конкретных запросов. Во-первых, он предполагает, что ученым, а также политикам необходимо оценивать правила и решения агентств в отношении этих фуллеровских добродетелей — проект, инициированный профессором Штраусом.Во-вторых, ввиду общего превосходства нормотворчества над этими ценностями, этот теоретический пункт предполагает обязанность агентств обосновывать свой выбор при реализации политики вне нормотворчества. В-третьих, это предполагает, что, когда нормотворчество практически неосуществимо, агентства обязаны предоставлять руководство, доводя до общественности свое лучшее понимание того, как действуют их уставы и нормативные акты.

C. Обоснование

Требование обоснования — центральная черта административного права и работы административных органов.Сложный вопрос заключается в том, в какой степени процедурное оформление этих требований в конечном итоге подрывает надежду, что оправдание своих действий агентством следует из участия общественности и отвечает ему.

На формальном уровне административные институты представляют собой парадигму разумных институтов. Действительно, до того, как суды наложили эти требования, к административным органам предъявлялись требования об обосновании, что заставляло суды подчиняться. Административное право издавна требовало от агентств обоснованной разработки оснований для своих действий как необходимой для обоснованности действий агентства и возлагало на агентства более высокие обязанности по аргументированной разработке, чем на других государственных субъектов, таких как суды низшей инстанции или Конгресс.Давние принципы административного права требуют, чтобы действия агентства были поддержаны только на основании оснований, которыми агентство оправдало свои действия, рассматривая использование апостериорных обоснований как исключение. APA также налагает процедурные требования, согласно которым агентства должны указывать причины своих действий, независимо от того, действуют ли они посредством создания правил уведомления и комментариев, официальное судебное решение, или иным образом. Частично то, как административное право защищает от произвольных действий агентства, заключается в этих требованиях обоснования и судебного пересмотра действий агентства в соответствии со стандартом «произвольного и капризного».Все, что требует верховенство закона в виде аргументированного обоснования, по-видимому, уже является частью административного права и встроено в методы ведения бизнеса административными агентствами.

Эти принципы аргументированного обоснования тесно связаны с принципами авторизации, описанными выше. Требование обоснования усиливает принцип распределения решений, требуя от лица, принимающего решения, мотивов, а не только действий. Требование обоснования затрудняет уклонение от ответственности за независимое суждение; действительно, развитие причин уводит лицо, принимающее решение, к вынесению независимого суждения.Кроме того, когда обоснованная разработка работает в компании с принципом распределения решений, становится ясно, что обязанность объяснять причины — это не общее требование о причинах, которые должно приводить правительство, а требование о причинах от лица, ответственного за действие. Если рассматривать в этом свете, часть проблемы с президентом, имеющим право на законных основаниях направлять действия агентства, состоит в том, что это направление разорвало бы связь между действием агентства и его оправданием.Это привело бы к иску агентства без его собственного оправдания. Если действительное действие агентства требует обоснования, то президент должен не просто руководить агентством, но, скорее, убеждать должностное лицо агентства в конкретном действии с точки зрения его собственных обязанностей согласно статуту. В рамках этих условий встреча становится одной из убеждений, основанных на причинах, причинах, которые должностное лицо агентства имеет независимую обязанность оценивать.

Обоснованная проработка также лежит в основе уважения — или веса, — данного агентствам со стороны судов и других лиц.Как пишут профессора Дизенхаус и Таггарт: «Требовать от таких [административных] должностных лиц причин — значит подразумевать, что они играют важную роль в толковании закона, роль, которую судьи вместе с другими должны уважать, пока эти должностные лица делают достойные работа по обоснованию своих решений ». Рассуждение можно рассматривать как монету, с помощью которой агентства платят за почтение.

Хотя обоснование может быть хорошо отражено в текущих требованиях административного права к аргументированной разработке, возникают сложные вопросы в отношении связи между обоснованием и реальными возможностями для участия.В принципе, ценность аргументации с точки зрения верховенства закона — это не просто требование к государственному должностному лицу или органу предоставить свое собственное оракульное обоснование, но также предоставить обоснование, которое является продуктом процесса участия, посредством которого заинтересованные стороны имеют возможность представить свою позицию правительственным политикам. Оправдание — это кульминация процедуры и участие, а не ее замена. Но что касается нормотворчества агентством, то требование об обосновании информированности посредством участия поднимает знакомые, острые вопросы, когда это требование становится исполнимым в судебном порядке.С одной стороны, судебное исполнение обязанности агентства привлекать комментаторов может расширить возможности тех сотрудников агентства, которые больше всего заботятся о аргументированном обосновании. Как пишет профессор Штраус, «должностные лица государственных органов не могут знать, кто будет их судебными надзирателями», поэтому они не могут «подчинять свою науку определенным предполагаемым судебным вкусам». В результате ожидание того, что их решения будут подвергнуты судебному пристальному рассмотрению, дает эффект «тем, кто заботится о принятии хорошо задокументированных и аргументированных решений, рычагом, с помощью которого можно сдвинуть с мертвой точки тех, кто этого не делает.” Таким образом, есть веские причины для нежелания «отказаться от этого рычага». С другой стороны, по крайней мере в контексте нормотворчества, когда проверка судебного надзора сочетается с требованием, чтобы правило агентства не отклонялось значительно от его предложений, агентство будет проводить наиболее существенную проверку своих предложений с избранными заинтересованными сторонами до появления публичных возможностей. комментировать. Соответственно, задача судебного надзора за нормотворчеством состоит в том, чтобы стимулировать хорошо задокументированные и обоснованные решения, а также сделать публичный процесс таким, в котором возможно значимое участие.

Таким образом, требование верховенства закона об оправдании имеет два разных аспекта в административном контексте. С одной стороны, если принцип касается подробного обоснования оснований для действий, административные органы и административное право являются моделями. С другой стороны, проблема обоснования, особенно в отношении нормотворчества с уведомлением и комментарием, заключается в том, чтобы найти способ совместить участие с судебным контролем, который не противоречит целям участия общественности.

D. Когерентность

Закон представляет собой систему, в которой нормы сочетаются друг с другом. Что требование закона о согласованности требует административного управления? Принимая во внимание американский стиль создания законов, это требование согласованности ложится не только на суды, но и на агентства, требуя, чтобы агентства использовали синтетическую и интегрирующую форму толкования законов.

1. Локус спроса на согласованность . — Размышляя об этом требовании системной согласованности в правовой системе, важно, какой тип или источник права преобладает.Статуты давно признаны доминирующей формой права. А в США статутное право носит особый характер. Он не принимает форму гражданского кодекса. Гражданский кодекс призван обеспечить комплексное и исчерпывающее изложение регулирующих норм. В результате потребность в согласованности в стране с таким кодексом сильно ложится на составителей и разработчиков кодекса. В Соединенных Штатах, напротив, законодательные акты преследуют менее всеобъемлющие цели; они предлагают конкретные направления для решения конкретных проблем и даже в этой более ограниченной области часто несут явные следы политического торга.

Этот фундаментальный контраст между гражданским кодексом и более гибким, ситуативным и откровенно политическим характером законодательства в Соединенных Штатах имеет очевидные последствия для правовых институтов, наиболее ответственных за обеспечение согласованности закона. Если системная согласованность не встроена в законодательный процесс и разработку законопроектов, тогда она ложится на учреждения, ответственные за толкование и исполнение статутного права, а именно на административные органы и суды. В той мере, в какой стремление к достижению и реализация этой ценности системной согласованности неизменно включает синтез и конструктивное суждение, мы можем ожидать, что согласованность послужит основанием для роли законодательных исполнителей, которая предполагает вынесение широкого спектра решений в режиме суда общего права, даже при работе с нормативными материалами.

2. Обязанность Агентства обеспечивать системную согласованность . — Профессор Штраус дает яркую картину ситуации, в которой агентство выполняет свой уставный мандат, в котором описывается основная обязанность агентства делать это таким образом, чтобы обеспечить согласованность. Агентство, как объясняет профессор Штраус, сталкивается с особыми потребностями в посредничестве между прошлыми и настоящими обязательствами. Персонал агентства часто играет роль в разработке собственного законопроекта. Задача агентства ограничена и закреплена этим уставным текстом, а также руководствуется набором понятий, отчасти сформированных в его законодательной истории, которые информируют, «что статут« всегда »понимался как означавший.” Тем не менее, выполнение этого устава агентством по замыслу учитывает интересы современных политических надзирателей. Иногда взгляды политических надзирателей какого-либо ведомства могут подавлять развивающееся в ведомстве понимание устава и его требований. Но даже когда это влияние носит исключительно надзорный характер, считается, что оно надлежащим и законным образом формирует подход агентства. Как пишет профессор Штраус, «что отличает агентства от судов в деле чтения статутов, так это то, что мы принимаем законную роль текущей политики в работе агентств.” В результате работа агентства отчасти заключается в обеспечении максимальной согласованности между прошлыми обязательствами, отражены в уставе и прошлой практике агентства, с одной стороны, и текущих политических предпочтениях, с другой. Конечно, иногда происходят резкие изменения в правилах, но даже в этом случае работа (или обязанность) агентства состоит в том, чтобы выявить согласованность законодательного режима, лежащего в основе этих изменений.

Это указывает на большее отношение, в котором агентство сталкивается с требованием согласованности.Поскольку многие нормативные акты непереходны, агентства обладают особыми законотворческими полномочиями. Столкнувшись с широким кругом суждений, агентство «обязано оказывать помощь». . . последовательной и понятной реализации ». Можно было бы рассматривать обязанность согласованности как необходимое свойство терпимости к широкому делегированию. Так же, как агентство не имеет прерогатив Конгресса в отношении мракобесия, агентство также не может уклоняться от обязанности реализовывать законодательные полномочия таким образом, чтобы показать, как статут сочетается друг с другом, создавая интегрированный набор юридических требований.Эта согласованность — одно из самых основных требований, которые принудительно исполняются в судебном порядке путем произвольного и произвольного пересмотра.

Применяется ли эта обязанность согласованности только к осмыслению конкретных уставных полномочий агентства или включает более широкое обязательство читать статут в свете правовой системы в целом? Предоставление профессором Штраусом обязательств агентства по достижению согласованности в рамках его уставной области предоставило другим ученым основу для изучения более широких обязанностей агентства по включению конституционных и базовых правовых норм в его аргументацию.В рамках исследования административного конституционализма профессор Джиллиан Мецгер подчеркивает обязанность агентств серьезно относиться к конституционным нормам при исполнении законодательных актов, а также их институциональную компетенцию в этом отношении. Профессор Кеннет Бамбергер также защищает способность агентств учитывать общие исходные нормы, включая конституционные последствия их решений. Эта более широкая обязанность согласуется с методами толкования законов, разработанными Генри Хартом и Альбертом Саксом.В основе работы Харта и Сакса лежит посылка о том, что обязанности агентств как действующих лиц в рамках нашей конституционной схемы требуют, чтобы они читали свои уставы в свете основных конституционных обязательств и, таким образом, добивались системной согласованности в нашей системе управления, а не просто согласованности законов.

Этот акцент на обязанности агентств принимать во внимание ценность системной согласованности не дает полного представления о том, что включает в себя согласованность и может быть предметом различных спецификаций.Некоторые определяют согласованность закона с большим упором на его текстовые особенности, а другие с большим упором на его политический контекст. Но признание этой обязанности проясняет, что требование согласованности следует оценивать с точки зрения отдельного лица или фирмы, на которую распространяются обязательства по закону. Такой взгляд на частную партию закрепляет правовое развитие в рамках ряда социальных ожиданий и политических суждений. Эта перспектива также обеспечивает основу для того, чтобы агентство включило свое понимание Конституции в число соображений, касающихся выполнения закона.В целом, учитывая ограниченные интегральные устремления законодательства в Соединенных Штатах, агентства несут особую ответственность, основанную на ценности согласованности с точки зрения верховенства закона, за реализацию своей уставной схемы таким образом, чтобы она была понятной в свете их уставного законодательства. полномочия, окружающие статутное право, а также конституционные и основные правовые ценности.

E. Процедурная справедливость

Верховенство закона не требует и не поддерживает какую-либо конкретную модель разделения или баланса государственных полномочий.Это согласуется с парламентской системой правления и президентской системой, которая разделяет выборы исполнительной и законодательной власти. Но это предъявляет требования к структуре судебных решений агентства. На самом базовом уровне ценность процессуальной справедливости с точки зрения верховенства закона требует беспристрастного лица, принимающего решения. Это основное требование имеет значение для организации административного судебного разбирательства. В частности, предлагается разделение персонала; те, кто расследует и преследует по закону, также не должны принимать решения.Принцип разделения лиц — и, в частности, отделение сотрудников правоохранительных органов от тех, кто решает, — соблюдается АПА, хотя и не полностью.

Беспристрастность (и ее видимость) также находится под угрозой, когда судья сталкивается с перспективой отстранения от должности на основании его или ее решений. Это предполагает наличие верховенства закона для защиты судей от отстранения. Эта защита четко прослеживается в терпимости Верховного суда к защите от смещения для тех должностных лиц агентства, которые выносят решения, и даже к ее последствиям.Как объясняет профессор Штраус, поддержание защиты от вывоза Федеральной торговой комиссией (FTC) в деле Humphrey’s Executor v. United States может быть объяснено как предоставление защиты от смещения для органа, занятого судебными, квазисудебными задачами.

Принцип, согласно которому полномочия по принятию судебных решений оправдывают защиту от удаления по уважительной причине, находит дальнейшую поддержку в деле Wiener v. United States . Несмотря на то, что в статуте Wiener ничего не говорилось о защите от удаления, Суд постановил, что у президента не было полномочий безосновательно отстранить члена Комиссии по рассмотрению претензий в связи с войной.Суд подчеркнул, что задача Комиссии заключалась в «вынесении судебного решения в соответствии с законом», что включало вынесение решений «по существу каждой претензии, подкрепленное доказательствами и регулирующими юридические соображения, органом, который был« полностью свободен от. . . контроль или принудительное влияние, прямое или косвенное ».

Хотя последнее решение Верховного суда о высылке можно интерпретировать как ослабление принципа, согласно которому судебные задачи являются достаточным основанием для защиты от высылки, этот принцип по-прежнему прочно закреплен и отражает ключевой элемент верховенства закона, а именно то, что беспристрастность судебного решения повышается, когда судья не действует под «дамокловым мечом смещения президентом» исходя из содержания своих решений.И действительно, сегодня большинство первых судей в административных органах — это судьи по административным делам, которые пользуются уважительной защитой от смещения. Эта структурная защита является элементом требований верховенства закона в отношении внутренней организации агентства и дает основания для защиты от дальнейшего ослабления защиты от смещения для судей.

F. Резюме

Оценка административного права через призму этих пяти измерений верховенства права выявляет некоторые давно установившиеся практики как имеющие проблемную основу верховенства закона и показывает, что другие оспариваемые практики хорошо основаны на ценностях верховенства закона.Наиболее близкое соответствие между принципами верховенства закона и нынешней доктриной и практикой — это оправдание; Административное право и практика представляют, как и любая область права, тот смысл, в котором право в конечном итоге является аргументативным.

Идея о том, что агентства несут обязанности по содействию интеграции статутного права в более широкую структуру права, и, таким образом, быть партнерами судам в последовательном применении закона, хотя и не столь устоявшаяся, как обязанности агентства по аргументированной разработке, неуклонно получает признание.Этот анализ подчеркивает правовую основу этой обязанности.

Что касается принципов уведомления, требуется более новаторская работа. Некоторые из них будут принимать форму удержания агентств в отношении основных принципов уведомления, как это сделано в настоящее время в отношении фундаментальной ценности публичности в правилах агентств. Дальнейшая работа может также сформировать исполнительное или судебное требование к агентствам, чтобы оправдать свое решение, когда они предпочитают не продолжать нормотворчество, что является отходом от давно устоявшегося закона.Это также может быть полезно для принятия или даже возложения на агентства обязанности издавать в форме руководящих указаний их наилучшее общее изложение требований закона, когда нормотворчество нецелесообразно.

Пожалуй, самый противоречивый анализ относится к принципу авторизации. Оба принципа — распределение решений в рамках исполнительной власти и судов, придающих вес представлению агентств о масштабах их собственных полномочий — с точки зрения закона усиливались и ослабевали.Сегодня эти позиции, по крайней мере, исходя из предположений Верховного суда, могут пойти на убыль. Если это так, то есть еще больше причин подчеркивать, каким образом должностные лица воспринимают свои уставные обязательства как личные якоря и укрепляют приверженность правительства закону. И при таком понимании основания для признания этой независимой проверки — будь то со стороны должностных лиц агентства или судов — не требуют отказа от уважительного рассмотрения позиций других государственных должностных лиц, становятся все более сильными.

Заключение

Закон приносит пользу обществу, но также несет в себе риски. Некоторые считают, что эти риски усиливаются, когда суды или административные органы слишком широко понимают свою роль. Профессор Штраус считает, что эти риски усиливаются, когда суды и агентства слишком узко понимают свою роль. Эта оценка основывается не на широком взгляде на размер государства, а, скорее, на объеме требований закона к судебным и административным агентам. Для профессора Штрауса на агентства и суды возложены тяжелые обязанности.Им поручено разобраться в стоящей перед ними проблеме, разрешив ее таким образом, чтобы интегрировать ее в более широкую структуру права; это часто требует рассмотрения понятности статутного права, его отношения к другим законам и текущего контекста. Выполнение этой обязанности также требует оправдания и взаимодействия с теми, кого это касается. Поскольку обязанности правительства носят личный характер, они создают систему подотчетности — подотчетности через постоянную опору на индивидуальное суждение.Признание обязанностей такого широкого диапазона может быть частью того, что позволяет обществу приспосабливаться к изменениям, не отказываясь от своей лучшей структуры.

Когда государственные чиновники нарушают закон, они часто уходят с ним

В 2017 году Верховный суд постановил по делу Зиглар против Аббаси, что мусульманские иммигранты, которые были задержаны после 11 сентября, месяцами заключены в одиночные камеры и во многих случаях подвергались физическому насилию, не имели права подавать иски в соответствии с Бивенсом. В этом году в деле Hernández v.Меса, суд проголосовал 5-4 за прекращение судебного процесса против агента пограничной службы за стрельбу и убийство 15-летнего мексиканского ребенка по имени Серхио Адриан Эрнандес Герека. В результате родители мальчика остались без средств правовой защиты, поскольку Министерство юстиции отказалось привлечь к ответственности агента пограничного патруля, а Соединенные Штаты отказались его экстрадировать для предъявления обвинений в Мексике.

Если суд считает, что люди не могут подавать в суд в этих крайних случаях, трудно представить, что потребуется суду, чтобы разрешить судебный процесс против федеральных чиновников.Эти прецеденты сделают чрезвычайно трудным для ненасильственных протестующих привлечь к ответственности сотрудников федеральных правоохранительных органов за нарушение их конституционных прав путем отравления их газом на площади Лафайет в Вашингтоне или выстрела им в голову резиновыми пулями в Портленде.

(В некоторых случаях истцы могут попытаться обойти некоторые из этих препятствий к привлечению к ответственности, предъявив иск либо отдельным правительственным чиновникам, либо самому правительству за ущерб в соответствии с деликтным законом штата.Эти иски являются предметом другого сложного набора средств защиты, которые выходят за рамки данной статьи.)

У судов есть еще больше способов закрыть свои двери для истцов в делах, связанных с секретной информацией и национальной безопасностью. Федеральное правительство может утверждать, что дела о национальной безопасности представляют собой «политический вопрос», что означает, что суды вообще не могут их решать, или могут ссылаться на привилегию государственной тайны, чтобы не раскрывать важные доказательства или полностью отклонить эти иски.Суды неоднократно отклоняли дела, возбужденные жертвами пыток ЦРУ, ударов беспилотников США и правительственного наблюдения на этих основаниях. У правительства есть абсолютная возможность избежать любой ответственности, классифицируя свои незаконные действия. Суды не только отклоняли запросы истцов о предоставлении доказательств, но и полностью перекрывали доступ жертв к правосудию, даже когда большая часть соответствующих доказательств уже была обнародована.

Иски о судебном запрете

Если правительственные чиновники не будут привлечены к ответственности за незаконные действия, а истцы не смогут подать иск о возмещении ущерба, могут ли они, по крайней мере, добиться от суда постановления правительства о прекращении нарушения их прав? Теоретически да, но это легче сказать, чем сделать.

Чтобы подать в суд на правительство за нарушение ваших прав, вам необходимо иметь то, что суды называют «правоспособностью»: доказательства того, что вам самому причинен ущерб или вам будет нанесен ущерб в результате незаконного поведения правительства. Вам также необходимо показать, что вы подаете иск не слишком рано (в этом случае суды могут отклонить иск как «незрелый») или слишком поздно (в этом случае суды могут отклонить его как «спорное»). Эти требования вытекают из статьи III Конституции, которая уполномочивает суды разрешать только «дела» или «разногласия», находящиеся на их рассмотрении.

Суды имеют смысл ограничивать рассмотрение судебных дел людьми, права которых фактически поставлены на карту, но часто люди, которым действия правительства причиняют наибольший ущерб, находятся в худшем положении, чтобы бросить им вызов. Вы не можете подавать в суд, пока не найдете адвоката, который будет представлять вас, а это дорого и требует много времени. Это также практически невозможно, если вы подверглись избиению со стороны полиции, содержались в убогой камере пограничного патруля или были разлучены со своим ребенком и депортированы.Если вы находитесь в заключении или вам грозит депортация, вы также можете опасаться возмездия за подачу иска. Чтобы подать иск, вам и вашему адвокату также необходимо собрать доказательства нарушения правительством ваших прав, но эти доказательства обычно находятся в распоряжении правительства.

К тому времени, когда вы окажетесь в достаточно безопасной ситуации, чтобы найти адвоката, собрать доказательства и подать в суд, может быть уже слишком поздно. Причина — решение Верховного суда 1983 года по делу «Город Лос-Анджелес против Лиона» о полицейских удушающих захватах, которое имеет трагический резонанс после смерти Джорджа Флойда.

Адольф Лайонс был остановлен за нарушение правил дорожного движения в 1976 году. Несмотря на то, что он попытался подчиниться полиции, офицер схватил Лайонса за горло и заставил его потерять сознание. Судья Тергуд Маршалл выразил несогласие:

В течение 5-10 секунд офицер начал душить Лайонса, приложив предплечье к его горлу. Пока Лайонс боролся за воздух, офицер надел на него наручники, но продолжал применять удушающий захват, пока он не потерял сознание. Когда Лайонс пришел в сознание, он лежал лицом вниз на земле, задыхаясь, хватал ртом воздух и хлестал кровью и грязью.Он мочился и испражнялся. Ему выдали дорожное сообщение и отпустили.

Законы и ответственность | Контроль за алкогольными напитками

Введение

Как лицо, работающее в лицензированном бизнесе, к вам относится ряд прав, обязанностей и обязательств.

Права — это действия, которые вы можете выбрать для ответственного ведения своего бизнеса. Многие из них указаны в законе (например, Кодекс о бизнесе и профессиях и Правительственный кодекс).Например, вы имеете право отказать в обслуживании, если кто-то не предоставит вам соответствующие удостоверения личности.

Обязанности — это действия, которые вы должны предпринять при определенных обстоятельствах. Опять же, многие из них прописаны в законе. ·

Ответственность возникает, когда вы несете ответственность за травмы и ущерб, причиненный вашим клиентам или по их вине. Некоторые формы ответственности указаны в законе — это известно как установленная законом ответственность.Другие формы развиваются через общее право — набор принципов, которые определяют возложение ответственности в каждом конкретном случае.

Этот тренинг разработан, чтобы дать вам навыки и знания, которые помогут вам избежать нарушения закона и снизить риск ответственности.

Лицензиаты несут строгую ответственность за всю деятельность, осуществляемую в лицензируемом бизнесе, и за действия своих агентов / сотрудников.

Стандарты работы в розничной торговле (типы лицензий 20, 21, 40, 42, 48, 61)

Следующие требования распространяются только на магазины, бары и таверны:

  • Знаки — «запрещается слоняться» и «запрещается открывать контейнеры» по требованию правоохранительных органов
  • Запрещается употреблять алкоголь внутри помещений вне продажи (магазина) или вне помещения торговой точки (бара)
  • Хорошее внешнее освещение
  • Ежедневно убирать подстилку; уборка еженедельно
  • Удаление граффити — 3 дня
  • Не закрывать 2/3 окон и дверей
  • Таксофоны — без входящих звонков по требованию правоохранительных органов
  • Раздел «Только для взрослых» для видео
  • Соблюдайте стандарты в помещениях

Нежелательные условия (все типы лицензий)

По уведомлению окружного прокурора, городского прокурора, окружного юрисконсульта или ABC лицензиаты должны принять разумные меры для исправления нежелательных, неприятных условий в лицензированных помещениях или около них, а также на примыкающих к общественным тротуарам на расстоянии до 20 футов от помещения в течение разумного периода времени. времени.

Ниже приводится список нежелательных условий:

  • Нарушая покой
  • Бродяжничество
  • Распитие или алкоголь в общественных местах
  • Мочеиспускание
  • Преследование прохожих
  • Активность лекарственного средства
  • Громкая музыка
  • Проституция
  • Непристойное поведение
  • Азартные игры

Виды ответственности

Ответственность возникает, когда вы несете ответственность за телесные повреждения и ущерб, причиненный вашим покровителям или ими.Сюда могут входить травмы и повреждения от таких вещей, как поскользнуться и упасть, драки или наезды в нетрезвом виде.

Ответственность лицензиатов и их сотрудников подпадает под три области права: уголовное, административное и гражданское. Одна ситуация, которая потенциально может привести к возникновению всех трех видов ответственности, — это продажа алкоголя несовершеннолетнему.

Виды ответственности

Тип ответственности Арена Результаты
Уголовный Суд Штраф, общественные работы, тюрьма
Административное наказание Штраф ABC Гражданский Иск Денежное решение

Уголовная ответственность (суд / к серверу)

  • Отдельный продавец / сервер, несущий ответственность за преступление, обнаруженное сотрудником правоохранительных органов
  • Пенальти
    • штраф
    • общественные работы
    • тюрьма
  • См. ABC-608, Краткое изложение общих законов ABC

Административная ответственность (ABC / против лицензиата)

  • Штрафы варьируются от 750 до 20 000 долларов
  • Приостановление действия лицензии
  • Отзыв лицензии
  • Лицензиат может принять рекомендацию о наложении штрафа или запросить слушание.
  • Штрафы определяются в индивидуальном порядке
  • Вид нарушения, обстоятельства дела и прошлое досье лицензиата с учетом
  • Административная дисциплина защищает общественное благосостояние и нравственность

Гражданская ответственность (иски к каждому)

Законодательная гражданская ответственность

Гражданская ответственность означает потенциальную гражданско-правовую ответственность лицензиатов и их продавцов / серверов за травмы, причиненные их посетителями в состоянии алкогольного опьянения.Раздел 25602.1 Кодекса бизнеса и профессий определяет установленную законом гражданскую ответственность в Калифорнии. Согласно статуту, ответственность существует только в том случае, если посетитель был явно в состоянии алкогольного опьянения и в возрасте до 21 года на момент продажи или обслуживания.

Обязанности по общему праву по уходу

Согласно общему праву, лицензиат обязан проявлять разумную заботу о безопасности своих покровителей. Когда лицензиат проявляет небрежность при проявлении разумной осмотрительности, потерпевшая сторона может подать иск в суд по общему праву, что может повлечь за собой гражданский ущерб.Таким образом, в случае халатного обслуживания алкогольных напитков, ответственность по общему праву может повлечь за собой ответственность по общему праву, независимо от возраста покупателя .

Безрассудное поведение также может повлечь за собой судебный процесс по общему праву. Безрассудное поведение выходит за рамки простой небрежности. Безрассудное поведение — это когда человек умышленно совершил действие необоснованного характера; проигнорировал риск, о котором знал или должен был знать; и весьма вероятно, что последует вред.Обычно это сопровождается сознательным безразличием к последствиям.

Если употребление алкоголя можно охарактеризовать как безрассудное, пьющий — будь то несовершеннолетний или взрослый — может поправиться после травм, нанесенных самому себе. Или, как минимум, не препятствовать подаче иска о неправомерной смерти его или ее бенефициарами.

Снижение риска ответственности

Рекомендации по снижению риска ответственности:

  • Продвигать продукты питания и безалкогольные напитки
  • Продвигайте безопасные поездки
  • Реализовать политику запрета питья при исполнении служебных обязанностей
  • Проведите ответственное продвижение
  • Обучение персонала
  • Поддерживать укомплектование кадрами
  • Имеют письменные полисы
  • Нанять квалифицированных сотрудников
  • Поддержка решений сотрудников

Соответствующие законы

Раздел 25658 (а) Кодекс бизнеса и профессий (Продажа несовершеннолетним):
Каждое лицо, которое продает, обставляет, передает или заставляет продавать, обставлять или раздавать любые алкогольные напитки любому лицу, не достигшему совершеннолетия. 21 год виновен в проступке.

Раздел 25658 (b) Кодекса бизнеса и профессий (покупка / потребление несовершеннолетними):
Любое лицо в возрасте до 21 года, которое покупает алкогольные напитки или потребляет алкогольные напитки в любых торговых помещениях, виновно в проступок.

Раздел 25665 Кодекс бизнеса и профессий (лица младше 21 года не допускаются):
Любой лицензиат бара или таверны, который разрешает несовершеннолетнему входить и оставаться без законного ведения бизнеса, виновен в проступке.Несовершеннолетний также виновен в проступке.

Раздел 13202.5 (а) Код транспортного средства (Закон о запрещении использования и потери):
Лицо в возрасте 13–20 лет, осужденное за преступление, связанное с наркотиками или алкоголем, суд приостанавливает действие его водительских прав на один год или задерживает выдачу на один год.

Использование права хранить молчание

В целом, права Miranda включают два основных права: право хранить молчание и право на присутствие адвоката во время допроса.Как и в случае с правом на адвоката, чтобы получить полную защиту права хранить молчание, подозреваемый должен недвусмысленно ссылаться на право хранить молчание. Простое молчание не дает права на прекращение допроса.

Ниже приводится краткое изложение того, что означает ссылаться на право хранить молчание, с информацией о правах Miranda в соответствии с Пятой поправкой.

Ссылка на право хранить молчание и полицейский протокол

Сотрудники правоохранительных органов должны сообщить подозреваемым об их праве хранить молчание и иметь адвоката.Пока подозреваемый понимал эти права в том виде, в каком они были объяснены, показания, сделанные на последующем допросе, могут быть допустимы в качестве доказательства против подозреваемого, если он или она явно не ссылались на право хранить молчание или право на адвоката.

Практически это означает, что если полиция зачитывает подозреваемому его или ее права Miranda , подозреваемый понимает (и даже хранит молчание в течение некоторого времени), полиция может продолжить или позже попытаться допросить подозреваемого. Пятая поправка не препятствует использованию заявлений, сделанных после периода молчания, в качестве доказательства, если подозреваемый явно не выразил желание ссылаться на право хранить молчание.

Даже когда подозреваемый не использует должным образом право хранить молчание, необходимо установить, что подозреваемый отказался от права, чтобы показания, сделанные во время допроса, были приемлемыми в качестве доказательства против подозреваемого. Однако этот отказ не обязательно должен быть явным. Подозреваемые могут отказаться от своего права хранить молчание, если они начнут делать добровольные заявления после того, как будут проинформированы о своих правах Miranda и поймут их.

Как вы можете четко заявить о своем праве хранить молчание?

Поскольку молчание и язык тела неоднозначны, возможно, самый ясный способ заявить о вашем праве хранить молчание — это сказать следователю: «Я призываю мое право Miranda хранить молчание.»Однако есть и другие способы явного вызова. Например, среди прочего, вы можете указать:

  • То, что вы пользуетесь своим правом хранить молчание;
  • То, что вы хотите промолчать;
  • Что вы хотите поговорить только со своим поверенным; или
  • Что вы хотите сначала поговорить со своим адвокатом.

Хотя нет никаких конкретных слов, требующихся для ссылки, Верховный суд постановил, что ссылки достаточно, если «разумный полицейский в данных обстоятельствах будет понимать, что заявление является просьбой о привлечении адвоката.«

Следует быть осторожным с заявлениями, указывающими на вероятное намерение или намерение в будущем ссылаться на ваше право на молчание. Например, Верховный суд постановил, что утверждение «может быть, мне следует поговорить с адвокатом» является двусмысленным и не является призывом. Кроме того, хотя утверждение «Я планирую использовать свое право на молчание» можно рассматривать как призыв, его также можно интерпретировать как означающее, что вы будете ссылаться на это право в будущем, а не в настоящее время.

Квалифицированные следователи понимают, как разбирать ваши слова и создавать двусмысленность, поэтому лучше всего не оставлять им места для маневра при использовании ваших прав.Кроме того, вам не нужно ждать, пока вам будут прочитаны ваши права Miranda , прежде чем вызывать. Фактически, вы можете ссылаться на свои права сразу после ареста, даже до того, как вам будут оглашены ваши права. Хотя это не всегда требуется, также не мешает продолжать ссылаться на свои права, особенно если у вас есть основания полагать, что ваше обращение не было услышано или понято.

Что происходит, когда вы заявляете о своем праве на молчание?

Как только вы воспользуетесь своим правом хранить молчание, все полицейские допросы должны прекратиться.Ваше право не зависит от человека, который вас допрашивает, поэтому правоохранительные органы не могут просто переключить следователей и продолжить допрос. Если полиция продолжит допрос после того, как вы четко заявили о своем праве хранить молчание, это будет нарушением ваших прав Miranda , и любые последующие заявления, которые вы сделаете, не могут быть использованы против вас в суде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *