Заключение сэс на вид деятельности: Получение СЭЗ Санитарно Эпидемиологическое Заключение Роспотребнадзора СЭС

Разное

Содержание

СЭС заключение бессрочно., Киров | вопрос №9119856 от 10.10.2021

В соответствии с Приказ ом Роспотребнадзора от 18.07.2012 N 775

(ред. от 25.05.2015)

«Об утверждении Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по предоставлению государственной услуги по выдаче на основании результатов санитарно-эпидемиологических экспертиз, расследований, обследований, исследований, испытаний и иных видов оценок, оформленных в установленном порядке, санитарно-эпидемиологических заключений»

Вам надо написать заявление на переоформление заключения

Заявление

о переоформлении санитарно-эпидемиологического заключения

о соответствии санитарным правилам факторов среды обитания,

условий деятельности юридических лиц, индивидуальных

предпринимателей, а также используемых ими территорий,

зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования,

транспортных средств; проектной документации

Наименование юридического лица или Ф.И.О. индивидуального предпринимателя

___________________________________________________________________________

Адрес места нахождения юридического лица (адрес места жительства

индивидуального предпринимателя) __________________________________________

ИНН _______________________________________________________________________

ОГРН ______________________________________________________________________

Ф.И.О., телефон, адрес электронной почты контактного лица

___________________________________________________________________________

Номер и дата выдачи санитарно-эпидемиологического заключения

___________________________________________________________________________

Причины переоформления ____________________________________________________

К заявлению прилагаются следующие документы:

___________________________________________________________________________

Заявитель: ________________________________________________________________

(должность, подпись, Ф.И.О., печать (в случае, если имеется))

Заполняется уполномоченным должностным лицом Роспотребнадзора

(территориального органа Роспотребнадзора)

Заявление принято «__» _____ 20__ г., зарегистрировано в журнале под N ____

___________________________________________________________________________

(подпись, Ф.И.О., должность сотрудника, принявшего заявление)

Вам помог ответ?ДаНет

Документы для СЭС — Перечень документов

Перечень документов

необходимых для оформления санитарно-эпидемиологического заключения на вид деятельности

  1. Копия свидетельства о государственной регистрации, заверенная печатью организации;
  2. Копия свидетельства ИНН, заверенная печатью организации
  3. Копия договора аренды, заверенная печатью организации на первом и последнем листах
  4. Копия выписки из единого государственного реестра, заверенная печатью организации (не позднее одного месяца со дня получения)
  5. Копия акта ввода в эксплуатацию объекта (для вновь построенных объектов)
  6. Копия плана (программы) производственного контроля;
  7. Копия договора на проведение лабораторных исследований в рамках плана производственного контроля
  8. Копии протоколов лабораторных исследований в рамках плана производственного контроля
  9. Копия штатного расписания
  10. Копия договора на вывоз пищевых отходов
  11. Копия договора на вывоз ТБО
  12. Копия договора на вывоз и утилизацию ртутьсодержащих отходов
  13. Копия договора на проведение работ по дератизации, дезинфекции и дезинсекции объектов
  14. Копия договора на проведение работ по обслуживанию систем вентиляции и
    кондиционирования
  15. Копия договора на проведение медицинских осмотров сотрудников, и личные медкнижки сотрудников
  16. Копия договора на стирку и химическую чистку спецодежды

В зависимости от вида деятельности могут запрашиваться дополнительные документы

Скачать список документов, с ценами для вашего вида деятельности

Обратите внимание, что в соответствии с Приказом Роспотребнадзора от 19 июля 2007 г. N 224, не вся деятельность требует оформления санитарно-эпидемиологического заключения.

Подробнее об этом читайте в приказе, или позвоните нам, консультация по телефону бесплатна.

Гигиенический сертификат (санитарно эпидемиологическое заключение – СЭС)

Гигиенический сертификат или санитарно-эпидемиологическое заключение, является гарантом того, что определённый вид товаров соответствует санитарным правилам и нормам законодательства.  Получение данного сертификата возможно в том случае, когда соблюдаются все требования, установленные соответствующим Положением. Гигиенический сертификат выдаётся на один вид продукции, но в сертификационном заключении может быть указано несколько единиц продукции, которые объединяются по схожести технологии производства и гигиеническим требованиям.  Санитарно-гигиенический сертификат может выдаваться сроком до пяти лет.  Однако, если в производство продукта внедряют новые технологии, срок действия сертификата может измениться. Этот документ является обязательным для предъявления на таможне при транспортировке продукции. Гигиенический сертификат на продукцию отражает требования по производству и реализации продукции. Это, в свою очередь, позволяет оформлять различные виды сертификатов.

Гигиенический сертификат соответствия бывает нескольких видов. Это гигиенический сертификат на различную продукцию, заключение СЭС на вид деятельности и на соблюдение технических условий производства. Помимо гигиенического заключения на продукцию, зачастую требуется получить заключение СЭС. Оно в обязательном порядке  нужно для ведения деятельности, подлежащей лицензированию. Таким образом, если организация занимается медицинской, фармацевтической, образовательной деятельностью, либо торговлей (оптовой и розничной) алкогольной продукцией, то ей необходимо  получение заключения СЭС. Если Вас интересует получение заключения СЭС, обратитесь к нам. Наши специалисты проконсультируют и гарантировано помогут в самые короткие сроки получить санитарно-эпидемиологическое заключение. Заключение СЭС на вид деятельности выдается Роспотребнадзором бессрочно, т.е. на все время, пока организация занимается лицензируемой деятельностью. Санитарно-эпидемиологическое заключение выдается на конкретный адрес объекта. Если объектов несколько, то нужно получить заключение СЭС на каждый адрес. Стоимость заключения СЭС зависит от вида деятельности организации, площади объекта и др. Необходимые документы:

• Копии учредительных документов организации;
• Правоустанавливающие документы на помещение;
• Договор на вывоз мусора;
• Договор на утилизацию ламп дневного света.

С 2010 года вступил в силу договор таможенного союза по санитарным мерам. С 1 июня был прекращена выдача гигиенических сертификатов. Таможенным союзом был утверждён Единый перечень товаров, подлежащих санитарно-эпидемиологическому надзору. В этом перечне указаны те группы товаров, для которых необходима государственная регистрация. Здесь перечислены многие товары, ранее подлежащие санитарно-эпидемиологической сертификации.  Для тех товаров, которые не вошли в перечень, но ранее так же подлежали государственной сертификации, теперь требуется оформление иных документов, подтверждающих соответствие качества. Роспотребнадзор занимается теперь оформлением и выдачей  экспертных заключений. Получение данного заключения необходимое условие для успешной деятельности производителя на территории России. Получение гигиенического сертификата обязательное условие для законной реализации продуктов, а так же для предъявления на таможне в случае ввоза товаров из-за границы. В случае с импортом товаров гигиенический сертификат должен быть готов заранее.

Мы оформим гигиенический сертификат без посредников за один день. Гигиенический сертификат – это не просто пустая формальность. Это то, что показывает качество продукта, позволяет упростить работу с госорганами и заметно повышает спрос на товар у потребителей. Данный документ внушает доверие и располагает к покупке продукта. Так же гигиенический сертификат является необходимым в случаях, когда речь идёт об обязательной сертификации. Гигиенический сертификат важен для подтверждения безопасности продукта и его производства для жизни людей и окружающей среды.  Гигиенический сертификат можно получить почти на все виды товаров. Для этой процедуры необходимо подать заявление на проведение экспертизы и выдачу заключения по результатам исследований. Перечень документов для российских товаров отличается от перечня документов для зарубежной продукции. Так, для получения сертификата на российский продукт нужно представить документ о статусе юридического лица, документы на продукт, паспорт с техническими характеристиками, документы, описывающие технологию производства, акт обследования условий производства, договор аренды производственных площадей, документы, подтверждающие безопасность продукции, а так же образцы продукции. Порядок проведения экспертизы и выдачи заключения обычно такой:

• Прием заявки и регистрация
• Определения необходимого объёма работ
• Оформление договора на оплату работ
• Проведение экспертизы документации
• Проведение лабораторных исследований
• Принятие решения по результатам экспертизы
• Выдача заключения и внесение его в соответствующий Реестр

Возникает вопрос, а какие именно товары подлежат гигиенической экспертизе. Если ответить просто, то это все товары, которые используются человеком в быту, то, что человек ест, пьёт, носит, то, что контактирует непосредственно с человеческим телом. Если вам нужна сертификация перечисленных товаров, обращайтесь к нам.

Санэпидзаключение 🛑 документы на вид деятельности в Москве

Кому нужно оформлять санэпидзаключение на вид деятельности?

 

В соответствии с действующим санитарным законодательством, экспертизе, с последующей выдачей Санэпидзаключения, подлежат следующие виды деятельности:

 

  • Медицинская и фармацевтическая деятельность;
  • Производство лекарственных средств;
  • Деятельность, связанная с использованием возбудителей инфекционных заболеваний;
  • Производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции;
  • Образовательная деятельность;
  • Деятельность, связанная с использованием источников ионизирующего излучения;
  • Деятельность по сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, размещению отходов I-IV класса опасности;
  • Деятельность по организации отдыха детей и их оздоровления.

 

На остальные виды деятельности оформлять санэпидзаключение не требуется!

 
Чем регламентируется необходимость оформления санэпидзаключения?

 

  • Приказ №224 от 19 июля 2007 года «О санитарно-эпидемиологических экспертизах, обследованиях, исследованиях, испытаниях и токсикологических, гигиенических и иных видах оценок»
 
Срок действия санэпидзаключения на вид деятельности:

 

  • на деятельность по организации отдыха детей и их оздоровления — 1 год
  • на работу с источниками ионизирующего излучения — не более 5 лет
  • на соответствие условий выполнения работ с биологическими веществами, биологическими и микробиологическими организмами и их токсинами, в том числе условия работы в области генной инженерии — 5 лет
  • на остальные виды деятельности — бессрочно

 

Срок оформления — 30 дней !

 

Мы оперативно оформим любую документацию для Вашего бизнеса. Вам не нужно никуда ехать — оформленные документы привезёт наш курьер! Просто позвоните нам по телефону +7 (495) 22-33-595 или оставьте заявку на сайте.

Санитарно-эпидемиологическое заключение Роспотребнадзора в Крыму

Санитарно эпидемиологическое заключение Роспотребнадзора сегодня имеет статус удостоверяющего документа. По условиям действующих положений законов № 52 и 61 от 2012 года, оно подтверждает соответствие или несоответствие общегосударственным санитарным нормам вида деятельности предприятия, продукции или проектной документации.

Как получить заключение Роспотребнадзора можно узнать лично в местном отделении госслужбы на всей территории РФ и Крымской Республики, на официальном портале службы или поручить процедуру оформления специалистам другой компании. Выбирать наиболее подходящий вариант рекомендуется исходя из собственного опыта и возможности личного контроля процесса госпроверки.

Какие документы нужно иметь для получения санитарно эпидемиологического заключения

Для начала процедуры оформления сертификата предприятие обязано обратиться с заявлением в местное отделение Роспотребнадзора на территории Крымской Республики или в любой другой части страны.

Санитарно эпидемиологическое заключение Роспотребнадзора требует подачи заявления установленного образца, с примером оформления которого можно ознакомиться на официальном портале госслужбы. В нем заполняется стандартная информация о наименовании предприятия, юр/физическом адресе, структуре и прилагаемых документах о прохождении необходимых экспертиз и проверок.

Вместе с заявлением подается сформированный пакет документов, перечень которых установлен в положениях о выдаче санитарно эпидемиологического заключения на вид деятельности. К ним относят:

  • Копии всех учредительных документов.
  • Договор на аренду/субаренду здания, в котором размещено предприятие или же документа на владение им.
  • План помещений здания (официально утвержденный, без внесения неузаконеных архитектурных изменений).
  • Документы, подтверждающие прохождение экспертного контроля, а именно протоколы, экспертные заключения и другое.
  • Утвержденный план действия производственного контроля за соблюдением санитарных норм на предприятии.
  • Перечень профессий сотрудников, которые должны проходить периодический плановый осмотр. При наличии у предприятия лицензии на фармацевтическую деятельность, этому пункту уделяется особое внимание.
  • Утвержденный журнал прививок сотрудников, согласно которому предусмотрена периодическая обязательная вакцинация.
  • Журнал расхода дезинфицирующих средств, дозировки и сроков их применения.
  • Личные медицинские книжки всех сотрудников, с действующими датами последнего медосмотра.

Подача документов в СЭС

Санитарно эпидемиологическое заключение на вид деятельности предполагает обязательную подачу договоров/заверенных копий договоров с контрагентами на проведение работ по проверке эффективности работы вентиляции, утилизацию ТБО и люминесцентных ламп, дезинсекцию, дератизацию, стирку спецодежды, белья и т.д.

Проведение названных работ по установленному графику на предприятии подтверждается специальными актами. Если такие производственные документы для получения санитарно эпидемиологического заключения отсутствуют, то Роспотребнадзор не имеет право его выдать.

Обратите внимание, что для работы персонала с такими источниками физических факторов воздействия как ионизирующие и неионизирующие излучения, предприятию необходима также лицензия на источники ионизирующего излучения согласно ФЗ 52 (статья 1).

В отдельных случаях, например, таких как лицензирование медицинской деятельности, потребуется оформление более специфических документов для санитарно эпидемиологическое заключение на медицинскую деятельность. К ним можно отнести договора на аренду или покупку оригинального дорогостоящего оборудования, привлечения иностранных специалистов и т.д.

Санитарно эпидемиологическое заключение: срок действия по видам деятельности

Санитарное заключение Роспотребнадзора имеет разный срок действия в зависимости от вида деятельности предприятия. Если в организации предполагается работа с ионизирующими источниками, то срок действия сертификата составляет не более пяти лет. При оформлении проектной документации заключение СЭС не теряет силу все время действия этой документации. На другие виды работ, кроме сезонных, срок действия заключения не ограничен.

[Отношение социально-экономического статуса к состоянию здоровья, поведению в отношении здоровья у пожилых людей]

Цели: Анализировать взаимосвязь социально-экономического статуса (СЭС) с состоянием здоровья и поведением в отношении здоровья у пожилых людей.

Методы: Данные были получены в результате самостоятельного анкетирования 4587 человек старше 65 лет, проживающих в сообществе.Мы измерили социально-демографические характеристики, социально-экономический статус, состояние здоровья (субъективное состояние здоровья, острое заболевание, опыт госпитализации, состояние зубов, хроническое заболевание и т. Д.), Повседневную активность (ADL), инструментальную повседневную активность (IADL) и мини -ментальный государственный экзамен-корейский язык (MMSE-K). Бинарный и мультиноминальный логистический регрессионный анализ использовался для анализа факторов, влияющих на социально-экономический статус пожилых людей.

Полученные результаты: Что касается SES и состояния здоровья, у людей с низким SES субъективное состояние здоровья хуже и они меньше удовлетворены своим физическим здоровьем.Кроме того, случаи острого заболевания, частота госпитализаций и частота разрушения зубов были выше у пациентов с низким СЭС. Что касается физических и когнитивных функций, показатели ADL, IADL и MMSE-K также были ниже при низком уровне SES. Тем не менее, что касается поведения, связанного со здоровьем, в группе с низким СЭС были обнаружены более низкие уровни курения и употребления алкоголя, и аналогичная тенденция была продемонстрирована с регулярными физическими упражнениями, завтраком и регулярным осмотром физического здоровья. Исходя из этих результатов, мы предполагаем, что люди с низким SES имеют более плохое состояние здоровья и меньше денег, которые можно тратить на здоровье, поэтому они не могут курить или употреблять алкоголь, заниматься спортом и / или проходить обследование физического здоровья.

Заключение: Это исследование предполагает, что социально-экономический статус играет важную роль в поведении в отношении здоровья и статусе пожилых людей. Низкий социально-экономический статус приводит к нездоровому поведению и плохому состоянию здоровья пожилых людей. Следовательно, более конкретные целевые (особенно люди с низким уровнем СЭС) мероприятия по укреплению здоровья пожилых людей очень важны для улучшения не только их состояния здоровья, но и их неравенства в отношении здоровья.

Дети, молодежь, семьи и социально-экономический статус

Социально-экономический статус (SES) включает не только доход, но также уровень образования, престиж профессии и субъективное восприятие социального статуса и социального класса. Социально-экономический статус может включать характеристики качества жизни, а также возможности и привилегии, предоставляемые людям в обществе. В частности, бедность не является единственным фактором, а скорее характеризуется множеством физических и психосоциальных факторов стресса.Кроме того, SES является последовательным и надежным средством прогнозирования широкого спектра результатов на протяжении всей жизни, включая физическое и психологическое здоровье. Таким образом, SES актуален для всех сфер поведенческих и социальных наук, включая исследования, практику, образование и защиту.

SES влияет на наше общество

SES влияет на общее функционирование человека, включая наше физическое и психическое здоровье. Низкий SES и связанные с ним факторы, такие как низкий уровень образования, бедность и плохое здоровье, в конечном итоге влияют на наше общество.Неравенство в распределении здоровья, ресурсов и качества жизни увеличивается в Соединенных Штатах и ​​во всем мире. Общество выигрывает от повышенного внимания к основам социально-экономического неравенства и усилий по сокращению глубоких разрывов в социально-экономическом статусе в Соединенных Штатах и ​​за рубежом.

SES влияет на жизнь детей, молодежи и семей

Исследования показывают, что СЭС является ключевым фактором, влияющим на качество жизни на протяжении всей жизни детей, молодежи и семей (CYF).

Психологическое здоровье

Все больше данных подтверждают связь между более низким SES и негативными последствиями для психологического здоровья, в то время как более позитивные психологические результаты, такие как оптимизм, самооценка и предполагаемый контроль, связаны с более высокими уровнями SES для молодежи.

Нижние уровни SES связаны со следующим:

  • Более высокий уровень эмоциональных и поведенческих трудностей, включая социальные проблемы, симптомы делинквентного поведения и синдром дефицита внимания / гиперактивности среди подростков (DeCarlo Santiago, Wadsworth, & Stump, 2011; Russell, Ford, Williams, & Russell, 2016; Spencer, Kohn , & Woods, 2002).
  • Более высокий уровень депрессии, беспокойства, попыток самоубийства, сигаретной зависимости, употребления запрещенных наркотиков и эпизодического пьянства среди подростков (Newacheck, Hung, Park, Brindis, & Irwin, 2003).
  • Более высокий уровень агрессии (Молнар, Серда, Робертс и Бука, 2008), враждебность, предполагаемая угроза и дискриминация в отношении молодежи (Чен и Патерсон, 2006).
  • Более высокая заболеваемость болезнью Альцгеймера в более позднем возрасте (Evans et al., 1997; Fratiglioni & Roca, 2001; Fratiglioni, Winblad, & von Strauss, 2007; Karp et al., 2004). Однако социально-экономические различия в старении клеток очевидны в раннем возрасте, задолго до начала возрастных заболеваний (Needham, Fernández, Lin, Epel, & Blackburn, 2012).
  • Повышенный уровень заболеваемости и смертности от хронических заболеваний в более старшем возрасте (Miller, Chen, & Parker, 2011).
Физическое здоровье

Исследования продолжают связывать более низкое СЭС с различными негативными последствиями для здоровья при рождении и на протяжении всей жизни.

Нижние уровни SES связаны со следующим:

  • Повышенная младенческая смертность.В США младенцы, рожденные от белых матерей, имеют ожидаемый уровень смертности 5,35 на 1000 рождений. Для сравнения: младенцы, рожденные от чернокожих матерей, имели коэффициент смертности 12,35 на 1000 рождений (Haider, 2014).
  • Более высокая вероятность вести малоподвижный образ жизни (Newacheck et al., 2003) и более высокий индекс массы тела у подростков (Chen & Paterson, 2006), возможно, из-за нехватки местных ресурсов, таких как детские площадки и доступные варианты здорового питания.
  • Более высокий уровень ожирения.В округах США с уровнем бедности менее 35 процентов уровень ожирения на 145 процентов выше, чем в богатых округах (Levine, 2011).
  • Более высокие физиологические маркеры хронического стрессового опыта у подростков (Chen & Paterson, 2006).
  • Более высокие показатели сердечно-сосудистых заболеваний у взрослых (Colhoun, Hemingway, & Poulter, 1998; Kaplan & Keil, 1993; Steptoe & Marmot, 2004).
Образование

Все больше фактов подтверждают связь между SES и результатами обучения.

  • Низкий SES и подверженность неблагоприятным воздействиям связаны со снижением успеваемости (Sheridan & McLaughlin, 2016). Ранний опыт и влияние окружающей среды могут иметь длительное влияние на обучение (языковые, когнитивные и социально-эмоциональные навыки), поведение и здоровье (Shonkoff & Garner, 2012).
  • Дети из семей с низким SES часто начинают детский сад со значительно меньшими лингвистическими знаниями (Purcell-Gates, McIntyre, & Freppon, 1995). Таким образом, дети из малообеспеченных семей поступают в среднюю школу со средним уровнем грамотности на пять лет ниже, чем у учеников с высоким доходом (Reardon, Valentino, & Shores, 2013).
  • Дети из малообеспеченных семей набирают по крайней мере на десять процентов меньше, чем в среднем по стране, по успеваемости по математике и чтению (Hochschild, 2003).
  • Дети, живущие в бедных условиях, с гораздо большей вероятностью будут пропускать школу в течение всего периода обучения (Zhang, 2003), что еще больше увеличивает разрыв в обучении между ними и их более состоятельными сверстниками.
  • В то время как показатели отсева из средней школы по стране неуклонно снижались, показатели отсева детей, живущих в бедности, неуклонно увеличивались.Студенты с низким доходом не получают высшее образование в пять раз чаще, чем семьи со средним доходом, и в шесть раз чаще, чем молодые люди с более высокими доходами (Национальный центр статистики образования, 2016).
Семейное благополучие

Факты указывают на то, что социально-экономический статус влияет на стабильность семьи, включая методы воспитания и результаты развития детей (Trickett, Aber, Carlson, & Cicchetti, 1991).

  • Устойчивость оптимизируется, когда защитные факторы усиливаются на всех социально-экологических уровнях, включая индивидуальный, семейный и общественный уровни (Benzies & Mychasiuk, 2009).
  • Бедность — надежный показатель жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них. Среди семей с низкими доходами наиболее часто подвергаются жестокому обращению и пренебрежению детьми семьи, подвергшиеся воздействию психоактивных веществ (Ondersma, 2002).
  • Более низкий уровень SES связан с скученностью в доме, состоянием, которое имеет негативные последствия для взрослых и детей, включая более высокий психологический стресс и плохие результаты для здоровья (Melki, Beydoun, Khogali, Tamim, & Yunis, 2004).
  • Семь из 10 детей, живущих с матерью-одиночкой, имеют низкий доход по сравнению с менее чем одной третью (32%) детей, живущих в других типах семейных структур (Shriberg, 2013).
  • Все члены семьи, живущие в бедности, чаще становятся жертвами насилия. Расовые и этнические меньшинства, которые также относятся к более низкой категории SES, подвергаются повышенному риску виктимизации (Pearlman, Zierler, Gjelsvik, & Verhoek-Oftedahl, 2004).
  • Поддержание прочной связи между родителями и детьми способствует здоровому развитию детей, особенно детей с низким СЭС (Milteer, Ginsburg, & Mulligan, 2012).
Примите участие

Список литературы

Бензис, К., & Мычасюк, Р. (2009). Содействие устойчивости семьи: обзор ключевых защитных факторов. Социальная работа с детьми и семьей, 14 , 103-114. DOI: 10.1111 / j.1365-2206.2008.00586.x

Чен Э. и Патерсон Л. К. (2006). Соседство, семья и субъективный социально-экономический статус: как они связаны со здоровьем подростков? Психология здоровья, 25, 704-714. DOI: 10.1037 / 0278-6133.25.6.704

Колхун, Х. М., Хемингуэй, Х. и Поултер, Н. Р. (1998). Социально-экономический статус и артериальное давление: обзорный анализ. Journal of Human Hypertension, 12, 91–110. DOI: 10.1038 / sj.jhh.1000558

ДеКарло Сантьяго, К., Уодсворт, М. Э., и Стамп, Дж. (2011). Социально-экономический статус, неблагоприятное окружение и стресс, связанный с бедностью: предполагаемое влияние на психологические синдромы среди различных семей с низкими доходами. Журнал экономической психологии, 32, 218-230. https://doi.org/10.1016/j.joep.2009.10.008

Эванс, Д. А., Хеберт, Л. Е., Беккет, Л. А., Шерр, П. А., Альберт, М.С., Чоун, М. Дж., И Тейлор, Дж. О. (1997). Образование и другие меры социально-экономического статуса и риска возникновения болезни Альцгеймера среди определенной группы пожилых людей. Архив неврологии, 54, 1399-1405. DOI: 10.1001 / archneur.1997.00550230066019

Fratiglioni, L., & Rocca, W. A. ​​(2001). Эпидемиология деменции. В Ф. Боллер и С. Ф. Каппа (ред.), Справочник по нейропсихологии (2-е изд., Стр. 193-215). Амстердам, Нидерланды: Эльзевир.

Fratiglioni, L., Winblad, B., & von Strauss, E. (2007). Профилактика болезни Альцгеймера и деменции: основные выводы проекта Kungsholmen. Physiology & Behavior, 92, 98-104. https://doi.org/10.1016/j.physbeh.2007.05.059

Хайдер, С. Дж. (2014). Разрыв в расовой и этнической детской смертности и социально-экономический статус. Фокус, 31, 18-20. Получено с http://www.irp.wisc.edu/publications/focus.htm

.

Хохшильд, Дж. Л. (2003).Социальный класс в государственных школах. Journal of Social Issues, 59, 821-840.

Каплан Г. А. и Кейл Дж. Э. (1993). Социально-экономические факторы и сердечно-сосудистые заболевания: обзор литературы. Тираж, 88, 1973–1998. DOI: 10.1161 / 01.CIR.88.4.1973

Карп А., Корехольт И., Цю К., Белландер Т., Винблад Б. и Фратиглиони Л. (2004). Связь образования и социально-экономического статуса в зависимости от профессии и заболеваемости болезнью Альцгеймера. Американский журнал эпидемиологии, 159, 175-183.

Левин, Дж. А. (2011). Бедность и ожирение в США Диабет, 60, 2667-2668. DOI: 10.2337 / db11-1118

Мелки, И.С., Бейдун, Х.А., Хогали, М., Тамим, Х., и Юнис, К.А. (2004). Индекс скученности домохозяйства: коррелят социально-экономического статуса и промежутка между беременностями в городских условиях. Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения, 58, 476-480. http://dx.doi.org/10.1136/jech.2003.012690

Миллер Г. Э., Чен Э. и Паркер К.J. (2011). Психологический стресс в детстве и подверженность хроническим заболеваниям старения: переход к модели поведенческих и биологических механизмов. Психологический бюллетень, 137, 959-997. DOI: 10.1037 / a0024768.

Милтир Р. М., Гинзбург К. Р. и Маллиган Д. А. (2012). Важность игры в содействии здоровому развитию ребенка и поддержанию прочной связи между родителями и детьми: Сосредоточьтесь на детях, живущих в бедности. Педиатрия, 129 (1), e204-e213. DOI: 10.1542 / пед.2011-2953

Молнар, Б. Э., Серда, М., Робертс, А. Л., и Бука, С. Л. (2008). Влияние ресурсов района на агрессивное и правонарушительное поведение городской молодежи. Американский журнал общественного здравоохранения, 98, 1086-1093. DOI: 10.2105 / AJPH.2006.098913

Национальный центр статистики образования. (2002). Продольное исследование образования 2002 г. Получено с http://nces.ed.gov/surveys/els2002/bibliography.asp

Нидхэм, Б. Л., Фернандес, Дж.Р., Лин Дж., Эпель Э. С. и Блэкберн Э. Х. (2012). Социально-экономический статус и клеточное старение у детей. Социальные науки и медицина, 74, 1948–1951. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2012.02.019

Ньюачек, П. В., Хунг, Ю. Ю., Парк, М. Дж., Бриндис, К. Д., и Ирвин, К. Э. (2003). Неравенство в здоровье и медицинском обслуживании подростков: имеет ли значение социально-экономический статус? Health Services Research, 38, 1235-1252. DOI: 10.1111 / 1475-6773.00174

Ондерсма, С. Дж. (2002).Предикторы пренебрежения в семьях с низким СЭС: важность злоупотребления психоактивными веществами. Американский журнал ортопсихиатрии, 72, 383-391. DOI: 10.1037 / 0002-9432.72.3.383

Перлман, Д. Н., Цирлер, С., Гьелсвик, А., и Верхук-Офтедаль, В. (2004). Соседство, расовое положение и риск домашнего насилия, о котором сообщает полиция: контекстуальный анализ. Public Health Reports, 118, 44-58. DOI: 10.1093 / phr / 118.1.44

Перселл-Гейтс, В., Макинтайр, Э., И Фреппон П.А. (1995). Изучение письменного языка сборников рассказов в школе: сравнение детей с низким уровнем SES в классах на основе навыков и целых языковых классах. Американский журнал исследований в области образования, 32, 659-685. DOI: 10.3102 / 00028312032003659

Рирдон, С. Ф., Валентино, Р. А., и Шорс, К. А. (2013). Модели грамотности среди студентов США. Будущее детей, 23 (2), 17-37.

Рассел А. Э., Форд Т., Уильямс Р. и Рассел Г. (2016).Связь между социально-экономическим неблагополучием и синдромом дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ): систематический обзор. Детская психиатрия и развитие человека, 47, 440-458. DOI: 10.1007 / s10578-015-0578-3

Шеридан, М.А., и Маклафлин, К.А. (2016). Неврологические модели влияния невзгод на образование. Current Opinion in Behavioral Sciences, 10, 108-113. DOI: 10.1016 / j.cobeha.2016.05.013

Шонкофф, Дж. П. и Гарнер, А. С. (2012).Последствия детских невзгод и токсического стресса на всю жизнь. Американская академия педиатрии, 129, e232-e246. DOI: 10.1542 / peds.2011-2663

Шриберг Д. (2013). Школьная психология и социальная справедливость: Концептуальные основы и инструменты для практики. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Спенсер М. С., Кон Л. П. и Вудс Дж. Р. (2002). Маркировка против раннего выявления: дилемма недостаточного использования служб психического здоровья среди афроамериканских детей с низким доходом. Афро-американские перспективы, 8, 1–14.

Степто, А., и Мармот, М. (2004). Социально-экономический статус и ишемическая болезнь сердца: психобиологическая перспектива. В Л. Дж. Уэйт (ред.), Старение, здоровье и государственная политика: демографические и экономические перспективы (стр. 133-152. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Совет по народонаселению.

)

Трикетт, П. К., Абер, Дж. Л., Карлсон, В., и Чиккетти, Д. (1991). Связь социально-экономического статуса с этиологией и последствиями физического насилия над детьми. Психология развития, 27, 148-158. http://dx.doi.org/10.1037/0012-1649.27.1.148

Чжан, М. (2003). Связь между пропусками занятий в школе и детской бедностью. Пастырское попечение в образовании, 21, 10-17. doi: 10.1111 / 1468-0122.00249

(PDF) Наборы вариаций в управляемой ребенком речи для аргентинских малышей. Влияние SES и типа активности, оцененных в натуралистическом исследовании

МОТИВАЦИЯ

Изучите влияние SES и типа активности на долю слов внутри вариативных наборов в речи

, адресованной аргентинским детям с разнородным социально-экономическим статусом. натуралистическая среда дома.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ И ПРЕДЫДУЩИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

● Отличительной структурной особенностью детской управляемой речи (CDS) является использование «наборов вариаций» (1,2):

последовательных высказываний с частичным повторением, но с постоянным намерением.

● Эта функция CDS оказалась полезной для обучения (3,4).

● Предыдущее исследование было сосредоточено на наборах вариаций на таких языках, как шведский, хорватский, английский, русский и

иврит (5) и было основано на данных диадических взаимодействий ребенок-родитель во время относительно короткой игры, выявило

ситуаций в дома или в лаборатории.

Зачем смотреть на повседневную деятельность в домашней естественной среде?

Игровые ситуации взрослого и ребенка, ограниченные во времени, пространстве и объектах, вызывают плотный языковой ввод, тогда как в языке

приливы и отливы повседневной деятельности протекают естественным образом, демонстрируют колебания, перемежаются с тишиной (6) и могут

присутствовать. частые перекрывающиеся разговоры между участниками (7).

➔В результате качественные свойства CDS в выявленных, всегда структурированных действиях могут отличаться от свойств

ежедневных CDS в разнообразии действий, которые дети разделяют с несколькими участниками.

Зачем смотреть на различия SES в домашней естественной среде?

Исследования показали, что SES различаются приливами и отливами повседневной домашней деятельности. В отличие от домохозяйств со средним уровнем SES

, деятельность в домохозяйствах с низким уровнем SES не часто сосредоточена на детях, которые обычно имеют меньший доступ

к детским объектам (8). Дети вовлечены во взаимодействие со взрослыми, а сверстники — в общих мероприятиях, и

обращенная к ним речь может исходить от этих множественных участников.

➔В результате можно ожидать различия SES в качественных свойствах CDS.

ТЕКУЩЕЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Влияет ли SES на пропорцию слов внутри вариационных наборов в натуралистической домашней среде

малоизученных аргентинских малышей, изучающих испанский язык?

Влияет ли тип деятельности на долю наборов вариаций в натуралистической среде домашнего хозяйства

аргентинских детей ясельного возраста?

МЕТОД

УЧАСТНИКИ

Пример: Корпус: Rosemberg, Alam, Stein, Migdalek, Menti & Ojea, 2015-2016.

Вариация Наборы направленной речи ребенка для аргентинских малышей. Эффекты SES и тип активности

, оцененные в натуралистическом исследовании

Флоренсия Алам, Леандро Гарбер, Селия Роземберг, Алехандра Штайн, Майя Мигдалек — [email protected]; [email protected]

Mid-SES

N = 15

Возраст = 13,4 (4,29)

Ed. матери = 17,13 (3,11)

Размер домохозяйства = 2,66 (0,89)

Low-SES

N = 15

Возраст = 15.2 (3,32)

Изд. По материнской линии = 9,66 (2,76)

Размер домохозяйства = 5,2 (2,59)

РЕЗЮМЕ РЕЗУЛЬТАТОВ И ВЫВОДОВ

● Результаты натуралистических домашних ситуаций в этой популяции повторяют наблюдаемый основной эффект СЭС в пропорции

слов внутри VS в CDS (5).

● Кроме того, наши результаты показали незначительное влияние типа активности на долю слов в вариациях

наборов.

Сфотографируйте на

Загрузите этот плакат

Таблица 1.Средние значения (SD) для выбранных переменных в каждой

групп SES

Переменная Низкая SES Средняя SES

VS 31,4 (23,90) 59,06 (38,16)

CDS 879,20 (574,60) 1736,26 (1218,16)

Таблица 2 Количество мероприятий на социальную группу

Структурированный

акт.

643 1517

Нет

структурированный

акт.

1429 2064

ССЫЛКИ

1. Кюнтай А. и Слобин Д.(1996). Слушаем турецкую маму: загадки для приобретения. В Д. И. Слобин, Дж. Герхард, А. Киратзис и Дж. Го (ред.), Social

, взаимодействие, социальный контекст и язык: эссе в честь Сьюзен Эрвин-Трипп (стр. 265–86). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

2. Кюнтай А. и Слобин Д. (2002). Возвращение взаимодействия к детскому языку: примеры из турецкого. Психология языка и общения, 6 (1), 5–1.

3. Оннис, Л., Водопад, Х. Р., Эдельман, С.(2008). Учите локально, действуйте глобально: изучайте язык с помощью наборов вариаций. Познание, 109 (3), 423–30.

4. Водопад, Х. Р. (2006). Небольшое изменение — это хорошо: теория функций, набор языков и вариаций (докторская диссертация). Чикагский университет.

5. Тал С. и Арнон И. (2018). SES влияет на использование наборов вариаций в речи, ориентированной на детей. Журнал детской речи, 45 (6), 1-16.

6. Бергельсон, Э., Аматуни, А., Дейли, С., Кооратота, С., & Тор, С. (2019). День за днем, час за часом: естественный язык для младенцев. Развитие

наука, 22 (1), e12715.

7. Schegloff, E. A. (2000). Переговоры и организация очереди для разговора. Язык в обществе, 29 (1), 1-63.

8. Вернон-Фиганс, Л., Гаррет-Питерс, П., Уиллоуби, М., Миллс-Кунсе, Р. (2012) Семейный хаос, бедность и воспитание: предикторы раннего развития языка

. Ежеквартальное исследование детей младшего возраста, 27, 339–351.

9. Ньюпорт, Э. Л., Глейтман, Л., и Глейтман, Х. (1977). Мама, я лучше сделаю это сам: некоторые эффекты и не-эффекты материнского стиля речи. В C. Snow & C.

Фергюсон (ред.), Разговор с детьми: языковой ввод и приобретение. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

10. Pace, A .; Luo, R .; Хирш-Пасек, К. и Голинкофф, Р. (2017). Определение путей между социально-экономическим статусом и языковым развитием. Annual Review of

Linguistics, 3, 285-308.

11. MacWhinney, B. (2000). Проект CHILDES: Инструменты для анализа разговора. Третье издание. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Статистические модели — доля токенов

Модель средних коэффициентов с логит-связью

Intercept -0,52 (0,34)

SES 0,28 (0,09) **

Активность 0,15 (0,08).

Возраст 0,01 (0,02)

SES * Активность -0,02 (0,08)

Модель точности коэффициентов со связью журнала

Перехват 0.74 (0,41)

SES -0,17 (0,11)

Активность 0,08 (0,11)

Возраст 0,09 (0,02)

SES * Активность -0,07 (0,11)

PseudoR2 = 0,13 N = 30 ** 0,01 * 0,05. 0,06

Автоматическое извлечение наборов вариаций (VS)

.

Мы разработали алгоритм на Python, который:

— рассматривает VS как два или более последовательных высказывания, адресованных дочернему элементу, который разделяет хотя бы одно слово (9,10).

-Использует уровень MOR из CLAN (11) в файлах CHAT для сравнения лексем существительного, глагола и прилагательного в последовательных высказываниях.

-Учитывает точные повторы.

-Позволяет:

➔ промежуточные высказывания ребенка

➔одно высказывание говорящего, не имеющее общего слова с последовательностью VS

➔ до трех подслушанных высказываний другого говорящего, не адресованного ребенку

— одно промежуточное высказывание другого говорящего, адресованное ребенку.

Все эти решения были приняты из-за специфики натуралистических данных, когда несколько говорящих участвуют и перекрывают

свою речь.

АНАЛИЗ

Мы провели линейный бета-регрессионный анализ со смешанными эффектами, чтобы оценить влияние SES и типа активности на количество

и расширение вариационных наборов, рассматривая ребенка как случайный эффект и учитывая возраст.

РЕЗУЛЬТАТЫ

ПРОЦЕДУРА

4-часовая аудиозапись была собрана с помощью небольшого цифрового записывающего устройства в жилете, который носил каждый ребенок. Второй и третий

час. были расшифрованы в формате ЧАТ (60 часов).

Каждое высказывание было закодировано в соответствии с деятельностью и сгруппировано в:

2) неструктурированные действия

1) структурированные действия

[29] — pato / duck

[34] — dónde está pato? / где утка?

[39] — pato / duck

[41] — a mamá no se le pega /

не пинай маму

[48] — a mamá no se le pega /

не пинай маму

[54] — a mamá no se le pega te estoy diciendo /

Я сказал, не пинайте маму

идей из антропологии и политической экологии

Copyright © 2014, автор (ы).Публикуется здесь по лицензии The Resilience Alliance.
Перейти к версии этой статьи в формате pdf

Ниже приводится установленный формат ссылки на эту статью:
Fabinyi, M., L. Evans, and S.J. Foale. 2014. Социально-экологические системы, социальное разнообразие и власть: выводы из антропологии и политической экологии. Экология и общество 19 (4): 28.
http://dx.doi.org/10.5751/ES-07029-1

Синтез, часть специальной статьи об исследовании социально-экологической устойчивости через призму социальных наук: вклад, критические размышления и конструктивные дебаты

1 Центр передового опыта исследований коралловых рифов Австралийского исследовательского совета, Университет Джеймса Кука, 2 География, Колледж наук о жизни и окружающей среде, Университет Эксетера, 3 Департамент антропологии, археологии и социологии, Университет Джеймса Кука

РЕФЕРАТ

Структура социально-экологической системы (СЭС) все больше подкрепляет «парадигму устойчивости».«Как и все модели, SES имеет определенные предубеждения. Мы исследуем эти ключевые предубеждения. Мы критически исследуем, как литература по устойчивости SES пытается определить и проанализировать социальную арену. Мы утверждаем, что во многих публикациях по SES интересы и средства к существованию людей определяются как связанные в первую очередь с окружающей средой, и тем самым принижается роль других мотиваций и социальных институтов. Мы также подчеркиваем, что в литературе по устойчивости SES внимание уделяется институтам и организованным социальным единицам, при этом упускаются ключевые аспекты социального разнообразия и власти.Наша ключевая предпосылка — важность междисциплинарных и многопрофильных перспектив. Чтобы проиллюстрировать это, мы обращаем внимание на критику более ранней экологической антропологии, которая остается актуальной для нынешних концептуальных представлений о SES, с упором на концепции социального разнообразия и власти. И мы обсуждаем идеи социальной антропологии и политической экологии, которые отреагировали на эту критику, чтобы разработать различные способы включения социального разнообразия и власти в отношения человека и окружающей среды. Наконец, мы обсуждаем, как эти перспективы социальных наук могут помочь улучшить понимание «социального» в исследованиях устойчивости SES.

Ключевые слова: антропология; политическая экология; власть; социальное разнообразие; социально-экологическая система

ВВЕДЕНИЕ

В основе текущего использования «парадигмы устойчивости» лежит акцент на социально-экологической системе (SES). SES — это модель с сопутствующими предубеждениями и особыми сильными и слабыми сторонами, присущими всем моделям (антропологической, экологической, экономической и политической). В частности, социальные элементы ЕЭП остаются слабо теоретизированными, что подчеркивает необходимость такого специального вопроса, как этот.Мы сосредотачиваемся на том, как много литературы по вопросам устойчивости SES имеют тенденцию определять интересы и средства к существованию людей как связанные в первую очередь с окружающей средой. Это недооценивает роль других мотивов и социальных институтов и отражает ограниченное понимание важности социального разнообразия и власти. Мы обсуждаем идеи социальных наук, в частности социальной антропологии и политической экологии, чтобы критиковать концепцию SES, уделяя особое внимание концепциям адаптации человека к окружающей среде, социальному разнообразию и власти.Подчеркивая важность междисциплинарного обучения, мы анализируем, как эти социальные науки решали аналогичные концептуальные проблемы в рамках своей интеллектуальной истории в ответ на критику более ранних форм экологической антропологии. В заключение мы обсудим, в какой степени это может способствовать более широкому интеллектуальному пониманию «социального» в исследованиях устойчивости SES.

По мере того, как модель SES переходит от преимущественно экологической основы и аудитории к очень влиятельной концептуальной структуре в более широких академических и политических кругах (MEA 2003, Béné et al.2012), важно подвергнуть допущения и аргументы в литературе SES о социальной жизни различным дисциплинарным и эпистемологическим точкам зрения. В последние годы растет осознание того, что упор на отношения человека с окружающей средой привел к слабой теоретизации «социального» в модели SES. Ученые-социологи попытались устранить эти концептуальные ограничения, предложив новые версии того, из чего должно состоять социальное (Bohle et al., 2009, Cote, Nightingale, 2012, Armitage et al.2012, Hatt 2013). Среди множества текущих комментариев и дискуссий, касающихся социальных аспектов модели SES, двумя важными темами был широкий акцент на сложности социальной жизни и социальных процессов (Armitage and Johnson 2006, Armitage 2008, Leach 2008, Crane 2010, Hatt 2013 ), а также роль власти и ценностей (Fabinyi 2009, Hornborg 2009, Coulthard 2012, Robards et al. 2011).

Наша ключевая предпосылка — важность междисциплинарных и многопрофильных перспектив. Во многих случаях дебаты в рамках определенных дисциплин уже обсуждались аналогичным образом в других областях.Текущие дискуссии о социальном разнообразии и власти в литературе по устойчивости SES могут быть основаны на том, как другие дисциплины и области пытались решить аналогичные проблемы в прошлом. Мы сосредотачиваемся на том, как концепции внутренней социальной дифференциации (обозначенной здесь как социальное разнообразие) и власти возникли в областях социальной антропологии и политической экологии в ответ на критику более ранней экологической антропологии 1960-х годов. Мы не пытаемся дать исчерпывающий или подробный отчет о том, как использовались эти концепции, но сосредоточимся на том, как отдельные темы в этой литературе сместились от взгляда на окружающую среду как основное структурное влияние на поведение людей к более широкому подходу, который учитывает учитывать социальное разнообразие и власть.Точно так же мы стремимся использовать эти идеи не просто для критики концепции SES, а для того, чтобы подчеркнуть их актуальность для концептуализации социального в исследованиях SES и в какой степени они могут быть использованы.

Мы обсуждаем современные подходы к пониманию социального в литературе SES и более подробно рассматриваем критику ограниченного внимания к социальному разнообразию и власти. Затем мы сосредотачиваемся на том, как эти две концепции рассматривались в социальной антропологии и политической экологии, а затем обсуждаем, в какой степени эти виды перспектив могут быть успешно интегрированы или сопоставлены с перспективой SES.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Изображение социального в устойчивых социально-экологических системах

Хотя концепция устойчивости имеет основы во многих областях, включая психологию, образование и здравоохранение, устойчивость систем, а не отдельных лиц вышла на первый план в первую очередь в науках об окружающей среде. Устойчивость описывает свойство системы — таким образом, упругая система может поглощать возмущения, не претерпевая структурных и функциональных изменений. Мышление устойчивости или наука относится ко многим концепциям, используемым для описания процессов изменений, которые отличаются от общепринятых представлений о «балансе природы» и линейной связи между эксплуатацией и коллапсом (Scoones 1999, Walker et al.2004, 2006, Абель и др. 2006, Folke 2006, Walker and Salt 2006). Как Duit et al. (2010) ясно сформулируйте, мышление устойчивости не является единым понятием. Он используется многогранно и по-разному. Исследователи устойчивости не обязательно разделяют все концепции науки об устойчивости и не предполагают, что изменения всегда происходят нелинейным, адаптивным образом. Однако они утверждают, что признание того, что изменения могут происходить, как описано в науке об устойчивости, имеет важные последствия для того, как мы понимаем, взаимодействуем с окружающей средой и управляем ею.И в этом стремлении почти всегда используется системный подход.

За последнее десятилетие все большее внимание уделяется устойчивости SES. Идея тесно связанной SES возникла параллельно с мышлением о устойчивости (Berkes and Folke, 1998). В SES обратная связь между социальными и экологическими процессами означает, что любое разделение между ними является искусственным. Как сформулировано Берксом и Фолке (1998) в статье Linking Social and Ecological Systems , этот системный подход возник в противоположность господствующим утилитарным взглядам на управление природными ресурсами и коммодификацию природы.«Системный подход заменяет представление о том, что ресурсы можно рассматривать как отдельные объекты, изолированные от остальной экосистемы и социальной системы» (Berkes and Folke 1998: 2). Он подчеркивает, что люди — часть природы, а не внешняя по отношению к ней и не доминирующая над ней. Структура SES — лишь одно из формулировок этой альтернативной точки зрения. Дуалистические изображения природы и культуры критиковались в социальных науках много лет назад (Strathern 1980, Cronon 1995, Descola and Palsson 1996).Но такие взгляды не принимались в то время в традиционной экологии (Berkes, Folke, 1998).

В качестве еще одной точки зрения, имеющей отношение к управлению природными ресурсами, устойчивость слилась с идеями о SES, и теперь эти два понятия фактически синонимичны (Gunderson and Holling 2002). Как и любая концептуальная модель, концепция устойчивости SES имеет сопутствующие предубеждения. Несмотря на то, что недавняя литература более разнообразна (как мы обсуждаем в конце статьи), мы утверждаем, что такие предубеждения по-прежнему сильно влияют на многие взгляды на устойчивость SES.Мы выделяем три основных предубеждения: (1) тенденция полагать, что в рамках СЭС знания, ценности и средства к существованию людей связаны в первую очередь с окружающей средой; (2) тенденция агрегировать или гомогенизировать социальную сложность и тем самым предполагать, что интересы, ожидания и опыт людей одинаковы; и (3) ценностное использование устойчивости в социальной сфере. Эти предубеждения проявляются в литературе по устойчивости в соответствующем акценте на (1) упрощенных представлениях об адаптации человека к окружающей среде и роли традиционных экологических знаний, (2) институтах и ​​организованных социальных единицах и (3) положительных качествах, связанных с устойчивостью. SES.

Мы рассмотрим каждое из этих предубеждений по очереди, прежде чем обсуждать, как социальная антропология и политическая экология исторически справлялись с подобными предубеждениями. Чтобы проиллюстрировать наши три пункта, мы приводим примеры из известных текстов и статей по устойчивости. Эти публикации по-прежнему очень цитируются в данной области и, таким образом, по-видимому, продолжают служить основой для исследований устойчивости SES. Сосредоточение внимания на ключевой литературе помогает внести ясность, но может упростить разнообразие научных исследований, ныне подпадающих под знамя науки устойчивости.В ходе нашего обсуждения мы размышляем о некоторых из более разнообразных литературных источников о границах или границах науки устойчивости (в зависимости от точки зрения).

Адаптация человека к окружающей среде

В глобальном масштабе средства к существованию миллионов людей напрямую зависят от окружающей среды. Часто делается предположение, что институты, связанные с этими средствами к существованию, развиваются в первую очередь как средство для людей, регулирующих использование природных ресурсов. Это распространено в литературе по SES.Например, совокупность исследований традиционных средств к существованию обычно описывает эволюцию институтов и местного адаптивного управления с точки зрения экологических знаний и адаптации к экологическим триггерам. Например, Беркес и Фолке (1998: 17) утверждают: «Полезные уроки управления исходят от обществ, которые пережили нехватку ресурсов. Это общества, которые адаптируются к изменениям и учатся интерпретировать сигналы, поступающие от запасов ресурсов, посредством динамического социально-экологического процесса, тем самым развивая гибкие институты для преодоления кризисов управления ресурсами.Это утверждение не является неверным, но, возможно, представляет собой узкую интерпретацию институциональных изменений, сосредоточенную на роли влияний окружающей среды. Такие интерпретации окрашивают призму многих эмпирических исследований, способствуя, как мы утверждаем, неполному пониманию возникновения и эволюции институтов.

Знаменитые работы Йоханнеса (1978, 2002), Беркеса (1999) и коллег (Berkes et al. 2000) проинформировали много дискуссий в литературе по устойчивости SES о потенциале традиционных знаний для информирования адаптивного управления и традиционных институтов, таких как как системы табу, чтобы функционировать как инструменты сохранения (Castro and Nielson 2001, Olsson and Folke 2001, Drew 2005, Cinner and Aswani 2007, Davidson-Hunt and O’Flaherty 2007).В некоторых из этих публикаций признается, что эти учреждения не обязательно создавались для природоохранных целей per se , но все же часто изображается, что они возникли в первую очередь в результате влияния окружающей среды. По-прежнему существует значительный интерес к документированию знаний местного населения о качестве окружающей среды и ее изменениях, исходя из предположения, что эти знания (или их отсутствие) существенно влияют на нормы и обычаи людей (Kittinger 2013). Эта перспектива отражает функционалистский подход ранней экологической антропологии (см. Ранняя экологическая антропология ).Следовательно, социально-политические и культурные корни многих местных институтов недооцениваются или игнорируются. Другое исследование документально подтвердило, сколько институтов возникает для поддержания определенного социально-политического статус-кво, а не для управления или сохранения ресурсов (Kremer 1994, Vedeld 2000, Neiland et al. 2005). Например, исследования показывают, как режимы открытия и закрытия традиционных табу связаны в первую очередь с культурными практиками, такими как смерть и пиршества, или социальными потребностями, и обычно не зависят от состояния ресурсов или других факторов окружающей среды (Carrier 1987, Lieber 1994, Foale et al.2011, Коэн и Фоул 2013). Например, Glaesel (1997) предполагает, что многие традиционные практики, связанные с рыболовством в Восточной Африке, направлены на успокоение духов, связанных со здоровьем и безопасностью на море. И Chouin (2002) утверждает, что священные леса — это социально-политические артефакты, используемые для поддержания общественного порядка и управления конфликтами — они почитаются потому, что там похоронены предки и лидеры, а не из-за их природных свойств или важности для защиты биоразнообразия. Из-за потенциальных вторичных преимуществ этих культурных норм для управления ресурсами и сохранения биоразнообразия, они часто реконструируются учеными как общественные институты управления.«Зеленая промывка» этих политических, социальных и культурных практик может скрыть влияние, которое они оказывают на различные социальные группы, и искажать причины, по которым они действуют или не действуют эффективно для второстепенных целей, таких как управление окружающей средой.

Акцент на организованных социальных единицах и учреждениях

Литература по устойчивости к внешним воздействиям SES все чаще пополняется информацией и тесно связана с работами таких ученых, как Элинор Остром, Оран Янг и Фрэнсис Уэстли, которые занимаются человеческими измерениями социальных и экологических дилемм (Ostrom 1990, Young 2002, Westley et al. .2006 г.). Однако объединение этих перспектив с подходом SES означает, что социальное обычно рассматривается с точки зрения организованных социальных единиц, таких как агентства, комитеты и сообщества, а также системных структур, особенно институтов, а не человеческого участия и политических и культурных отношений. Например, предлагая эвристику для анализа SES, Беркс и Фолке (1998: 17) объясняют, что «уровень анализа — это не индивидуум или домохозяйство, а социальная группа, которой может быть небольшое сообщество, район, племенная группа или региональное население.Авторы признают, что «даже в пределах небольших, географически ограниченных тематических областей сообщества пользователей будут значительно усложняться …» (Berkes and Folke 1998: 17). Тем не менее, по сравнению с сильно дезагрегированным социальным анализом, проводимым в политической экологии и антропологии, аналитическая линза, рекомендованная исследователями устойчивости, подчеркивает консенсус и однородность, а не споры и различия (Hatt 2013). Согласно принципам институционального дизайна Острома (Ostrom, 1990), небольшие размеры групп и однородность сообщества желательны, потому что они связаны с консенсусом, соблюдением и более устойчивыми правилами.Точно так же в целях развития институциональной теории мириады социальных различий в сообществах могут быть сведены к нескольким переменным по «неоднородности» (Wollenberg et al. 2007). Как сформулировано Брауном (2014), недавние взгляды на устойчивость сообществ продолжают недооценивать динамику социальных различий. Привязка экологических знаний или адаптивной способности к однородным сообществам или социальным группам игнорирует различные точки зрения, убеждения, ценности и опыт людей, вовлеченных в управление ресурсами или затронутых им (Cote and Nightingale 2012).Социальная стратификация по признаку пола, этнической принадлежности, возраста и т. Д. Является чрезвычайно важной характеристикой различий в том, как изменения окружающей среды и управление ими осуществляются и переживаются разными людьми. В разделе «Исторические изменения» описывается, как теория социальных наук выявляла и решала такие расхождения.

Институты также преимущественно фигурируют в концептуализации социального в литературе по устойчивости SES. На это указывает слияние литератур по устойчивости и общему достоянию (Berkes 2006, Cumming et al.2006 г., Folke et al. 2007, Уокер и др. 2009 г., Биггс и др. 2012), растущая концепция адаптивного управления (Olsson et al. 2004, Plummer and Armitage 2007) и развитие структуры SES для институционального анализа (Ostrom 2007). Институты отражают социальные структуры. Как отмечает Култхард (2012), структурные перспективы делают упор на внешние силы, которые направляют поведение людей. Чрезмерный упор на институты может создать слепые пятна вокруг вопросов агентств, которые неравномерно распределены и в основном связаны с властью (определения см. В Coulthard 2012 или Davidson 2010).Власть можно вкладывать в институты, но в большинстве случаев основной институциональный анализ имеет тенденцию отдавать приоритет консенсусу и коллективным действиям, а не оспариванию. Например, большая часть работы Острома (2005) подчеркивает важность коллективного выбора и конституционных институтов, посредством которых люди участвуют в формулировании и сохранении (посредством мониторинга и обеспечения соблюдения) институтов, определяющих их собственное поведение. Эти концепции определяют силу и свободу воли. Однако там, где «пользователи ресурсов» (часто понимаемые как единый коллектив) не вовлечены в коллективный выбор или конституционные институты, проблема выражается в первую очередь в терминах несоблюдения и неэффективного управления природными ресурсами, а не в терминах неравенства, несправедливости, или вредное воздействие на людей.Кроме того, в некоторых исследованиях институтов и SES институты изображаются отдельными от социальной подсистемы или вне ее. Янг (2010: 379) утверждает, что системы управления так же «сложны и динамичны, как и социально-экологические системы, которыми они созданы для управления». Разве это не неизбежно, учитывая, что институты, политика и отношения, составляющие систему управления, являются частью ЕЭП? Отличие институтов или систем управления от SES предполагает, что системы управления могут быть спроектированы рационально, независимо от беспорядка в интересах и взаимодействии людей.Ученые из более критически настроенных дисциплин, такие как Фрэнсис Кливер, утверждают, что институциональные и экономические теории, лежащие в основе большей части работ Острома и других, аполитичны, антиисторичны и в высшей степени нормативны (Cleaver 2000, Cleaver and Frank 2005). Сама Остром (1998) писала об ограничениях моделей рационального экономического поведения, ссылаясь вместо этого на ограниченную рациональность. Ее работа не предполагает пассивных или рациональных отношений между людьми и институтами, но, стремясь раскрыть общие принципы институционального дизайна (заметное, важное и необходимое достижение), она преуменьшает значение локального для глобальной политики и важности культурного контекста. и значение (Agrawal 2005, Crane 2010).

Мощность и ценностное использование термина «устойчивость»

Устойчивость как системное свойство по своей сути нейтрально с точки зрения стоимости. Как желательные, так и нежелательные состояния системы могут быть устойчивыми к возмущениям. Это представлено концепцией ловушек жесткости в науке об устойчивости (Scheffer and Westley 2007). Однако исследования устойчивости по-прежнему склонны связывать положительные атрибуты, такие как разнообразие, автономность, взаимосвязь, знания и обучение, с устойчивыми системами (Berkes and Seixas 2005).Folke et al. (2003, 2005) предлагают стратегии повышения устойчивости SES, включая (1) обучение жизни в условиях изменений и неопределенности, (2) воспитание разнообразия в его различных формах, (3) комбинирование различных типов знаний для обучения и (4) создание возможности для самоорганизации и кросс-масштабных связей. Эти факторы могут способствовать повышению устойчивости желаемых конфигураций системы, но они вряд ли будут связаны с устойчивыми патологиями, такими как бедность и неравенство. Обратите внимание на недавнее утверждение, что «устойчивая социально-экологическая система способствует справедливости, инклюзивности и разнообразию, плюрализму знаний и социальному обучению» (O’Brien et al.2009: 6). Мало исследований было сосредоточено на социальных факторах, повышающих устойчивость ловушек жесткости в SES. Это имеет значение в SES, где противоречие между эксплуатацией и сохранением системы может означать очень разные результаты для разных людей в пространственном и временном масштабах. Что и для кого желательно, как обеспечивается устойчивость и кто решает, — вот важнейшие вопросы власти. Часто оспаривается даже фундаментальный вопрос о том, существует ли «проблема» или «кризис», с которыми нужно справиться (Forsyth 2003, Walker 2004, Cote and Nightingale 2012).

Крейн (2010) утверждает, что устойчивость экологических компонентов системы может быть реализована за счет социальной или культурной устойчивости людей, чьи убеждения и средства к существованию меняются в результате управления. Дэвидсон (2010) указывает на отсутствие разнообразия в устойчивости доминирующих путей развития, таких как система свободного рынка и зависимость от ископаемого топлива (см. Также Shaxson 2011 для анализа долгосрочной оффшорной налоговой системы). А Култхард (2012) подчеркивает потенциал адаптации для повышения устойчивости и значительного снижения благосостояния людей.Исследователи устойчивости могут возразить, что компромисс между экологической и культурной устойчивостью или адаптацией и благополучием является артефактом масштаба, в котором рассматриваются эти вопросы. ЕЭП, при которой утрата культурных ценностей в долгосрочной перспективе подорвет любые преимущества для экологического статуса, не является устойчивой системой. Действительно, перспектива вложенных систем (панархия) и, например, акцент на быстрых и медленных драйверах требуют, чтобы ученые отмечали взаимосвязи и компромиссы в пространственном и временном масштабах.Например, в своем анализе управления водными ресурсами в Южной Африке Эрин Бохенски документирует, как глубокая временная перспектива может уловить меняющиеся социальные ценности, в рамках которых СЭС определяются как более или менее устойчивые (Bohensky and Lynam 2005, Bohensky 2008). На практике даже краткосрочные компромиссы между характеристиками системы и индивидуальными затратами и выгодами имеют значение для людей и, следовательно, должны признаваться. Как мы утверждаем в Обсуждении и Заключении , акцент на социальных победителях и проигравших в устойчивых или преобразованных СЭС может обеспечить гораздо более политически чувствительный подход к науке об устойчивости.

Исторические изменения в осмыслении социального разнообразия и власти в социальной антропологии и политической экологии

Критика модели SES очень похожа на аналогичную критику экологической антропологии 1960-х годов. Мы представляем эти исторические дебаты и обрисовываем, как области антропологии и политической экологии решали некоторые из этих проблем, связанных с социальным разнообразием и властью.

Ранняя экологическая антропология

Основываясь на более ранних работах в области антропологии, особенно на подходе «культурной экологии», разработанном Джулианом Стюардом в 1950-х годах (Steward 1955), большая часть экологической антропологии 1960-х и начала 1970-х годов использовала системный подход для понимания взаимодействия между людьми и окружающей их средой ( Harris 1966, Rappaport 1968, Piddocke 1969, Vayda 1974, Lee and Devore 1969).Наиболее ярким примером такого подхода была работа Роя Раппапорта (1968) Свиньи для предков , в которой анализировались ритуальные практики высокогорного общества Папуа-Новой Гвинеи с точки зрения адаптации к естественной среде. Когда их популяция становилась слишком большой, свиней ритуально забивали на грандиозном пиршестве, что позволяло восстановить соотношение свиней и людей и вернуть окружающей среде свою естественную вместимость. Использование биологических понятий, таких как калории, экологическая ниша, энергия, несущая способность и кибернетика, стало обычным явлением.

Эта форма антропологии получила название функционализма или неофункционализма. Как заметил Орлов (1980: 240) в влиятельной критике: «Термин неофункционализм используется потому, что последователи этого подхода рассматривают социальную организацию и культуру конкретных популяций как функциональные адаптации, которые позволяют им успешно эксплуатировать окружающую среду без превышение их пропускной способности … [Не] функционалисты объясняют определенные аспекты социальной организации и культуры с точки зрения функций, которые они выполняют в адаптации местного населения к окружающей среде.В то время этот подход подвергался множеству критических замечаний (Friedman 1974, Orans 1975, Sahlins 1978). В целом, основным обвинением было обвинение в «экологическом редукционизме», зафиксированное в описании этого подхода Сахлинсом (1978) как исключительно связанного с «белком и прибылью». Экологический редукционизм подразумевал, что социальная организация и культура этих популяций определялись окружающей средой, исключая обсуждение других социальных процессов и структур. Это также имело параллели с более широкой критикой «структурно-функционалистской» социальной антропологии в то время — антропологи начинали признавать, что объектами их исследования были не древние изолированные сообщества, поведение которых было функцией их социальной структуры, а группы людей, чья история были сформированы капитализмом, колониализмом и переменами (Leach 1954, Wolf 1982; см. также Bell 2005, где описывается аналогичная критика, направленная против взгляда Парсонса на функционализм в социологии).Более поздняя критика антропологами книги Джареда Даймонда (2005) «Коллапс» подтвердила аналогичные моменты (McAnany and Yoffee 2010).

Хотя критика «экологического редукционизма» содержала много элементов [1] (Orlove 1980), мы сосредотачиваемся на двух выявленных конкретных слабостях: невнимание к социальному разнообразию и невнимание к властным отношениям. Во-первых, решив сосредоточиться на местных популяциях как на единице исследования — и действительно на единице естественного отбора в явно эволюционном смысле — неофункционалистский подход пренебрегал внутренней дифференциацией, игнорируя разнообразие социальных групп внутри этих локальных популяций.Во-вторых, как должна была подчеркнуть развивающаяся область политической экологии, отсутствовало внимание к более широким социальным, экономическим и политическим структурам, в которые были встроены эти люди. Сосредоточение внимания на таких темах, как калории и энергия, при объяснении адаптации человека и С появлением моделей поведения и институтов более ранняя экологическая антропология игнорировала то, как это поведение часто определялось рынками и бедностью.

Последние годы стали свидетелями аналогичных обвинений в функционализме и недостатке внимания к социальному разнообразию и власти в литературе по устойчивости (Hornborg 2009, Hatt 2013).Хотя очевидно, что в литературе по SES есть много примеров, которые по-разному рассматривают социальное разнообразие и властные отношения в человеческих популяциях (мы обсуждаем новые примеры из этой литературы в заключении), в качестве теоретической модели модель SES сохраняет оба этих ограничения. Решив сосредоточиться на отношениях людей с окружающей их средой и на том, как эта среда формирует поведение, большая часть работы по устойчивости, и наука SES имеет те же теоретические ограничения, что и более ранняя экологическая антропология.Если модель SES должна обеспечивать теоретическое и концептуальное руководство для взглядов и приоритетов людей, социальное разнообразие и власть — это две области, которые необходимо изучить более глубоко. В следующем разделе рассматриваются способы, которыми социальная антропология и политическая экология основывались на этой критике для решения вопросов социального разнообразия и власти.

Социальное разнообразие: выводы из социальной антропологии

Развитие экологической антропологии с конца 1970-х гг. Включило акцент на социальном разнообразии в ответ на многие критические замечания в адрес более ранней экологической антропологии.Как отмечает Орлов (1980: 246), это стало частью более широкого сдвига в социальной антропологии «от социальной структуры к социальному процессу, от рассмотрения популяций как единообразных к изучению разнообразия и изменчивости внутри них, а также от нормативных и правовых аспектов к поведенческим аспектам». социальные отношения.» Мы сосредотачиваемся на одном примере этого сдвига, который имеет особое отношение к модели SES, которая была повторной теорией концепции сообщества. Вместо того чтобы рассматривать сообщества как пространственно ограниченные, организованные социальные единицы, стремящиеся к гармонии и консенсусу, в последнее время упор делался на то, чтобы уделять больше внимания «исторической глубине и пространственному масштабу сообщества» (Dove and Carpenter 2008: 39).Это включало как большее внимание к связям за пределами того, что обычно считается «сообществом» — например, рынки и торговля, — так и социальному разнообразию внутри сообщества (Netting 1990, Brosius et al. 2005). Одно из следствий этого побудило антропологов сделать упор на иерархии, конфликты и напряженность внутри сообществ. Более распространенные антропологические подходы к окружающей среде в настоящее время обычно фокусируются не столько на том, как местное население или сообщество будет вести себя по отношению к физической среде, сколько на том, как различные участники и группы интересов внутри этих сообществ взаимодействуют как со своей социальной, так и с физической средой.Эта точка зрения привела к детальной антропологической критике того, как концепция сообщества использовалась практиками в области сохранения и развития с 1990-х годов (Brosius et al. 2005).

Ярким примером того, как этот сдвиг в теоретизации сообщества произошел в антропологии, является Меланезия, регион мира, где антропология уже давно вызывает особый интерес. Раппапорт (1968), Вайда (1974) и другие неофункционалисты утверждали, что группы на уровне сообщества могут быть достаточно четко ограничены, чтобы обеспечить правдоподобную единицу отбора, в которой экологические ограничения должны управлять эволюцией адаптивных социальных и культурных институтов.Однако обзор значительной части антропологической работы меланезианцев с 1960-х гг., Которая явно сосредоточена на системах родства и землевладения, демонстрирует ключевые недостатки этого предположения. В большинстве меланезийских обществ права на землю заявляются посредством систем исчисления происхождения по происхождению, а также посредством проживания и использования. Права пользования по месту жительства часто со временем укрепляются, чтобы стать равными правам по происхождению. Сквозной характер моделей брака и послеродового проживания с правилами исчисления происхождения привел к очень сложным и гибким системам владения землей и морем, которые допускают множественные и конкурирующие толкования прав на землю и море (Filer 1990, Фоул и Макинтайр 2000, Макинтайр и Фоул 2007).Сложная изменчивость таких систем обычно приводила к глубоким политическим расколам внутри общественных групп в контексте коммодификации древесины, полезных ископаемых и прибрежного рыболовства в постколониальную эпоху, ясно демонстрируя глубокое отсутствие прочной политической сплоченности внутри этих групп (Филер 1990, 1994, 1997, Отто 1997, Латтас 2011). Это очевидное отсутствие социальной и культурной основы для прочной политической сплоченности, достаточной для коллективного новаторства «адаптивных» институтов, представляет собой серьезную проблему для неофункционалистского (и в значительной степени СЭС) мышления в этой культурной сфере.

В более широком смысле различия между людьми разного возраста, пола, класса и этнической принадлежности, которые принадлежат к семьям с разным статусом и которые имеют разный уровень заинтересованности в использовании ресурсов, являются одними из наиболее важных разногласий внутри любого сообщества, которое часто могут быть идентифицированы, но для целей более широкого анализа обычно замалчиваются или упрощаются в рамках общих категорий «местное сообщество» или «рыбак / фермер» (Walker 2001, Eder 2005, Fabinyi et al. 2010).Конкретные последствия этого сдвига во взглядах на «сообщество» для модели SES заключаются в том, что социальный аспект SES состоит из спорных и разнообразных человеческих интересов (Cleaver 2000, Armitage and Johnson 2006). Люди не обязательно действуют сообща на благо общества — напротив, социальный элемент SES содержит широкий спектр спорных интересов. Это может показаться очевидным, но он преуменьшается или игнорируется системной моделью, которая фокусируется на том, как люди адаптируются к своей среде, или предполагает уровень однородности и общие интересы среди человеческих «популяций».«Любая попытка понять и обратиться к социальному элементу SES более глубоко должна найти более продуктивный способ решения проблемы социального разнообразия внутри сообществ.

В недавней социальной антропологии, фокусирующейся на окружающей среде и развитии, важность понятия разнообразных и спорных интересов привела к усилению акцента на понятии компромиссов (Hirsch et al. 2011, Coulthard et al. 2011, McShane et al. al.2011, Coulthard 2012). В академическом и политическом сообществе, занимающемся вопросами окружающей среды, растет признание того, что во многих случаях невозможно достичь «беспроигрышных» результатов, и поэтому целью большей части управления должно быть то, как решать и согласовывать конкурирующие цели и точки зрения различных заинтересованных сторон.Как пишет Coulthard et al. (2011: 460) отмечают: «Все изменения природоохранной политики влекут за собой компромиссы между интересами благополучия различных групп и отдельных лиц, которые зависят от рыболовных экосистем». Обсуждения компромиссов недавно были включены в литературу по SES (Robards et al. 2011). Хотя определение и понимание различных точек зрения, которыми необходимо торговать, — хорошее начало, это только начало процесса. Процесс компромисса неизбежно включает в себя властные отношения и соперничество, что приводит к следующему разделу, посвященному тому, как область политической экологии решает этот вопрос.

Power: идеи из политической экологии

Междисциплинарная область политической экологии имеет широкий спектр интеллектуальных корней, но одна из них была основана на критике более ранней экологической антропологии по поводу недостаточного внимания к властным отношениям (Peet and Watts 2002, Robbins 2004). Мы различаем две широкие формы политической экологии (Brosius 1999 a : 303): первая основывается главным образом на идеях политической экономии; второй рисунок на постструктурной социальной теории.

Ответ на критику экологической антропологии, опирающейся на политическую экономию, включал широкий спектр неомарксистских влияний (Шанин, 1971, Валлерстайн, 1974, Франк, 1975), которые утверждали, что отношения пользователей ресурсов с окружающей средой опосредованы рыночными и капиталистическими отношениями. В ранних работах по политической экологии подчеркивалось, что экологическое поведение обычно определяется не причинами, напрямую связанными с окружающей средой, а бедностью и маргинализацией, обусловленными политико-экономическими силами на более высоких уровнях (Blaikie 1985, Blaikie and Brookfield 1987).В то время как литература по вопросам устойчивости к внешним воздействиям до некоторой степени связана с этими фундаментальными идеями политической экологии (Peterson 2000), меньше внимания уделяется более поздним версиям политической экологии, в которых используется более широкий спектр теоретических подходов. Это отражает присущую этой области фрагментарную природу, поскольку разнообразие подходов, обозначенных как «политическая экология», затрудняет определение ее как таковой (Brosius 1999 a : 303). Одним из важных факторов, оказавших влияние на более поздние формы политической экологии, является постструктурное понимание власти, знания и дискурса Фуко (1972, 1980).Более поздняя политическая экология характеризуется анализом как материальной, так и дискурсивной борьбы, утверждая, что практическая борьба всегда одновременно борьба за «истину» и смысл — борьбу, которая происходит в воображении и репрезентации, в то же время, что и в материальном мире. (Пит и Уоттс 2002: 37). В значительной степени опираясь на работы Фуко (1972, 1980), он подчеркивает способы, которыми репрезентации, повествования и дискурсы формируют то, как люди воспринимают и ведут себя по отношению к окружающей среде (см. Brosius 1997, 1999 a , b , Agrawal 2005, Tsing 2005 и Li 2007 за примеры влиятельных работ, в которых подчеркивается, каким образом власть и знания имеют значение для отношений между человеком и окружающей средой).

Работа

Брозиуса (1999, b , 2006), посвященная кампаниям по защите окружающей среды среди пенанов в Сараваке, Малайзия, подчеркивает важность этих дискурсивных характеристик. Он показывает, как романтические и эссенциальные образы пенанов, представленные защитниками окружающей среды, искажали и дегуманизировали их, сводя сложную ситуацию пенанов к упрощенным повествованиям, которые затем использовались для продвижения стратегических целей защитников окружающей среды. Точно так же в отношении традиционных экологических знаний Брозиус утверждал, что эти местные знания и способы их выражения должны рассматриваться как форма политических знаний, а не просто знаний об окружающей среде.Его работа демонстрирует, как местные знания обычно выражаются местным населением, которое в первую очередь озабочено политическими проблемами экологических прав и доступа. В противоположность точке зрения, что местные экологические знания в первую очередь связаны с управлением окружающей средой или связаны с ним, Брозиус (2006: 136) утверждает, что «[что] важно не в том, насколько Пенан знает о ландшафте, в котором они обитают, а в том, как они поместите это знание и самих себя в более широкие контуры власти »(см. также Filer 2009).Более поздние подходы в политической экологии исследовали, как инициативы по управлению окружающей средой служат для изменения способов, которыми субъекты этих инициатив воспринимают окружающую среду и ведут себя по отношению к ней, вызывая различные мысли и действия (Agrawal 2005, Dressler 2013).

Более широкий и фундаментальный вывод, который делается в большей части этой литературы, заключается в том, что способы управления средой (или SES) не могут быть сведены к предмету объективного анализа.Это нагруженное ценностями упражнение, которое оспаривается группами с разной властью, которые используют ряд стратегий, которые включают обсуждение и обсуждение самих способов, которыми обычно понимаются и представляются экологические проблемы. Таким образом, с этой критической дискурсивной точки зрения модель устойчивости SES может потенциально рассматриваться как перспектива, которая привлекает внимание к определенным интересам (система в целом, человеческие отношения с окружающей средой, внутренняя ценность этой среды), при этом маргинализируя другие ( социальные процессы в мелком масштабе, человеческие интересы за пределами или в противоположность окружающей среде).Как отмечают Кот и Найтингейл (2012: 482), «[t] цель традиционных исследований устойчивости, по-видимому, состоит в том, чтобы получить правильные факты, чтобы их можно было вставить в (смоделированную) систему. С другой стороны, расположение формулировок проблем устойчивости к спорам по поводу знаний выдвигает на первый план вопросы о том, чья устойчивость нас беспокоит и с какой целью ». Изучение того, как создаются знания об окружающей среде, неизбежно играет центральную роль в понимании того, как экологические проблемы, процессы и решения формулируются, нормализуются и оспариваются.

ОБСУЖДЕНИЕ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как отмечали многие критически настроенные социологи, модель SES представляет собой значительную попытку пересечь дисциплины и построить целостную перспективу отношений между человеком и окружающей средой. Однако ключевые ограничения этой точки зрения имеют поразительное сходство с ограничениями более ранних форм экологической антропологии. Мы сосредоточили внимание на трех конкретных элементах, связанных с такой точкой зрения: чрезмерное внимание к тому, как люди адаптируются к окружающей среде, недостаток внимания к социальному разнообразию и недостаток внимания к ценностям и власти.Мы изучили, как различные направления социальной антропологии и политической экологии отреагировали на эти ограничения. Теперь мы обсудим потенциальную ценность этих перспектив для науки об устойчивости и новые примеры в литературе по устойчивости, которые дополняют эти точки зрения.

Во многих отношениях этот документ и многие обсуждения в этом специальном выпуске в более широком смысле отражают проблемы, связанные с попытками интеграции различных форм естественных и социальных наук.Различные интеллектуальные традиции часто имеют принципиально разные допущения и эпистемологии, что может привести к фундаментальным недоразумениям среди ученых относительно природы знания (Flyvbjerg 2001). Например, цель большинства позитивистских естествознаний состоит в том, чтобы постепенно генерировать совокупные знания, которые могут давать объективную, обобщаемую информацию, или, говоря словами Коут и Найтингейл (2012) со ссылкой на большую часть литературы по вопросам устойчивости к внешним воздействиям, «получить правильные факты». Напротив, более интерпретирующие традиции в социальных науках обычно придерживались сильного скептицизма по отношению к «великим нарративам», которые пытаются объяснить реальность так, как если бы она отлична от того, как люди воспринимают, измеряют и взаимодействуют с ней.

Учитывая эти проблемы, возникают трудности при попытке представить одну точку зрения на то, как «социальное» может быть лучше концептуализировано в улучшенной «модели» SES. Как отмечает Белл (2005) в критике системной метафоры, идея поиска «теории всего» сопряжена с серьезными проблемами, и изучение того, как принимать различия в дисциплинарной перспективе, является фундаментальной частью смысла и обучения. Мы предполагаем, что вместо того, чтобы пытаться явно интегрировать формы социальной теории в всеобъемлющее «великое повествование», описывающее природу реальности, может быть более продуктивным принять более скромную цель — просто способствовать более подлинному междисциплинарному диалогу.Хотя этот процесс более беспорядочный, чем создание четких концептуальных моделей и структур, такой междисциплинарный диалог, в котором явно учитываются различные точки зрения и точки зрения, может в конечном итоге оказаться более прагматичным и реалистичным. Хотя критика экологической антропологии, которую мы обсуждали, хорошо известна, исследователи устойчивости SES еще не задумались о ней в явной форме в течение нескольких десятилетий исследований. Простое повторное их явное повышение может помочь ученым понять, что при концептуализации социального им не нужно «изобретать велосипед», но им лучше изучить эволюцию других дисциплин.Мы предложили по крайней мере две отправные точки, где принятие междисциплинарного диалога может иметь значение для исследований устойчивости: важность признания компромиссов и более критическое понимание того, как действует власть.

На сегодняшний день признанию важности разнообразных и оспариваемых интересов в рамках SES уделяется относительно мало внимания, но в последние годы ситуация изменилась благодаря вкладам ученых, занимающихся исследованиями развития (Béné et al. 2012, Coulthard 2012) и антропологией ( Armitage and Johnson 2006, Fabinyi 2009, Leach 2008), а также в самих исследованиях устойчивости (Duit et al.2010, Робардс и др. 2011). Этот упор на компромисс между различными и оспариваемыми интересами в области SES дополняет работу других ученых в области антропологии, окружающей среды и развития (Hirsch et al. 2011, McShane et al. 2011), которые подчеркивали необходимость совершения торговли Отходы в процессе принятия экологических решений должны быть максимально прозрачными и заметными. Повышая акцент на социальном разнообразии в рамках SES, исследования устойчивости смогут лучше понять, как текущие или измененные конфигурации системы по-разному влияют на разных людей.Это важно для понимания устойчивости в различных пространственных (например, индивидуальном, домашнем, общинном) и временном масштабах (историческом, настоящем, межпоколенческом).

Мы также подчеркнули необходимость более критического понимания власти. Хотя понимание различных точек зрения различных групп интересов в SES важно, соотношение сил означает, что эти разные голоса могут быть маргинализованными или привилегированными, легко распознаваемыми или невидимыми (Brosius 1999 b ).Важно отметить, что власть сосредоточена не только на материальном измерении, но и на дискурсивном. Лучшее понимание дискурсивных измерений власти в SES могло бы побудить ученых по устойчивости к деконструкции, чьи голоса становятся привилегированными, а чьи голоса заглушаются и почему, в дебатах по поводу устойчивых SES. Такая деконструкция не должна сводиться к крайним формам постмодернистских философских дебатов, чтобы стать мощным коррективом технократических взглядов, исключающих существование неравенства (Ferguson 1994, Li 2007, Easterly 2014, Fabinyi et al.2014). Несмотря на некоторый прогресс, достигнутый исследователями устойчивости в этом направлении, мы утверждаем, что остается еще много возможностей для более активного взаимодействия с этими проблемами и более широкого использования подходов, которые помогают нам их понять.

Есть четыре способа, с помощью которых компромиссы и власть могут быть лучше интегрированы в науку об устойчивости. Во-первых, и это, возможно, наиболее важно, наше обсуждение показало, как то, как мы формулируем вопросы исследования и определяем единицы анализа, определяет типы задаваемых вопросов и ответов на них.Просто более явное внимание к различным точкам зрения, конфликтам, спорам, динамике микровласти (внутри сообщества и внутри домохозяйства) и динамике макросистем (доминирующие политические и экономические системы) могло бы значительно изменить вклад науки устойчивости в ключевые социальные проблемы с экологическими аспектами ( бедность, неравенство, безопасность). Будучи более осведомленными о таких перспективах, мы предполагаем, что ученые, занимающиеся устойчивостью, обладают способностью проводить более всеобъемлющий анализ, охватывающий большее разнообразие точек зрения.Bohle et al. (2009) ясно демонстрирует, как устойчивость городской продовольственной системы в Дакке поддерживалась за счет доступа к недорогим продуктам питания для наиболее уязвимых лиц в ЕЭП. Это было достигнуто за счет явного аналитического акцента на компромисс между масштабами. Во-вторых, интеграция концептуальных и аналитических идей может предложить новые практические инструменты для анализа. Наука устойчивости все чаще получает информацию об уязвимости (Nelson et al. 2007, Béné et al. 2012), изменении климата (Tompkins and Adger 2004, Adger et al.2011), социальные инновации (Westley et al. 2011), управление (Duit et al. 2010) и исследования развития (Armitage et al. 2012, Marshall et al. 2012). В частности, ученые также попытались объединить такие концепции, как адаптивный цикл и теория структурирования (Pelling and Manuel-Navarette 2011), адаптивный цикл и предпринимательство (Westley et al. 2013), а также социальные и экологические аттракторы (Hatt 2013), чтобы назвать несколько примеров. В-третьих, с методологической точки зрения, использование подходов, которые позволяют людям размышлять о «значении вещей» или их собственных интерпретациях своей и других устойчивости, знаний, адаптивной способности и свободы воли, может добавить новое, малоизученное измерение в науку устойчивости (см. Duit и другие.2010 для дальнейших размышлений о концептуальном и методологическом выборе в исследовании SES). Это может, например, включать более широкое использование этнографических и других качественных методов исследования (Fabinyi et al. 2010, 2014). Наконец, сознательный уход от нормативной предвзятости, часто связанной с мышлением устойчивости, и сосредоточение внимания на практическом применении и эмпирических результатах устойчивости на практике (хороших или плохих в целом и для конкретных обществ, групп и отдельных лиц) может способствовать формированию более обоснованного понимания. устойчивости СЭС.Внедрение концепций устойчивости в политику и практику, которые бросают вызов статус-кво (Brown 2014), создают богатый контекст для более политически чувствительного анализа устойчивости и социальных изменений.

В целом, мы подчеркнули важность понимания того, как другие дисциплины и области подошли к концептуальным проблемам, аналогичным тем, которые в настоящее время занимают многие исследователи устойчивости SES. Мы сосредоточились на том, как социальная антропология и политическая экология исторически решали проблемы, связанные с более ранними экологическими антропологическими концептуализациями социального разнообразия и власти.Мы специально определили концептуальные дискуссии вокруг компромиссов и научную традицию, сосредоточенную на пересечении власти, знания и соперничества, как важные области современных исследований. Взаимодействуя с этими областями исследований, исследователи устойчивости SES могут включить свои идеи в более обоснованные и прагматичные подходы к окружающей среде и развитию.

БЛАГОДАРНОСТИ

Это исследование было поддержано Центром передового опыта исследований коралловых рифов Австралийского исследовательского совета и Сообществом Бранко Вайсса (M.Фабини).

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Абель Н., Д. Х. М. Камминг и Дж. М. Андерис. 2006. Коллапс и реорганизация социально-экологических систем: вопросы, некоторые идеи и последствия для политики. Экология и общество 11 (1): 17. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art17/

Адджер, У. Н., К. Браун, Д. Р. Нельсон, Ф. Беркес, Х. Икин, К. Фолк, К. Галвин, Л. Гандерсон, М. Гоулден, К. О’Брайен, Дж. Руйтенбек и Э. Л. Томпкинс. 2011. Последствия для устойчивости ответных мер политики на изменение климата. Междисциплинарные обзоры Wiley: изменение климата 2 (5): 757–766. http://dx.doi.org/10.1002/wcc.133

Agrawal, A. 2005. Окружающая среда: технологии управления и создание предметов . Издательство Duke University Press, Дарем, Северная Каролина, США.

Армитаж, Д. 2008. Управление и общественное достояние в многоуровневом мире. Международный журнал общин 2 (1): 7–32.

Армитаж Д., К. Бене, А. Т. Чарльз, Д. Джонсон и Э.Х. Эллисон. 2012. Взаимодействие благополучия и устойчивости в применении социально-экологической точки зрения. Экология и общество 17 (4): 15. http://dx.doi.org/10.5751/ES-04940-170415

Армитаж Д. и Д. Джонсон. 2006. Можно ли согласовать устойчивость с глобализацией и усложняющимися условиями деградации ресурсов в прибрежных регионах Азии? Экология и общество 11 (1): 2. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art2/

Белл, М.М. 2005. Жизнеспособность различий: теория систем, окружающая среда и призрак Парсонса. Общество и природные ресурсы 18 (5): 471–478. http://dx.doi.org/10.1080/089419205963

Бене К., Р. Г. Вуд, А. Ньюшем и М. Дэвис. 2012. Стойкость: новая утопия или новая тирания? Размышления о возможностях и ограничениях концепции устойчивости в отношении программ снижения уязвимости. Рабочий документ IDS № 405, Рабочий документ CSP № 6.

Беркс, Ф. 1999. Сакральная экология: традиционные экологические знания и системы управления . Тейлор и Фрэнсис, Филадельфия, Пенсильвания, США и Лондон, Великобритания.

Беркс, Ф. 2006. От управления ресурсами на уровне сообществ до сложных систем. Экология и общество 11 (1): 45. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art45/

Беркес Ф., Дж. Колдинг и К. Фолке. 2000. Новое открытие традиционных экологических знаний как адаптивного управления. Экологические приложения 10: 1251–1262. http://dx.doi.org/10.1890/1051-0761(2000)010 [1251:ROTEKA ]2.0.CO;2

Беркес Ф. и К. Фольке. 1998. Связь социальных и экологических систем: методы управления и социальные механизмы для повышения устойчивости . Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания.

Беркес Ф. и К. С. Сейшас. 2005. Повышение устойчивости социально-экологических систем лагун: перспектива на местном уровне. Экосистемы 8: 967–974.

Биггс, Р., M. Schlüter, D. Biggs, EL Bohensky, S. BurnSilver, G. Cundill, V. Dakos, TM Daw, LS Evans, K. Kotschy, AM Leitch, C. Meek, A. Quinlan, C. Raudsepp-Hearne , М. Д. Робардс, М. Л. Шун, Л. Шульц и П. К. Вест. 2012. К принципам повышения устойчивости экосистемных услуг. Ежегодный обзор окружающей среды и ресурсов 37: 421–448. http://dx.doi.org/10.1146/annurev-environ-051211-123836

Blaikie, P. 1985. Политическая экономия эрозии почв в развивающихся странах .Лонгман, Лондон, Великобритания.

Блейки П. и Х. Брукфилд. 1987. Деградация земель и общество . Метуэн, Лондон, Великобритания.

Бохенски, Э. Л. 2008. Обнаружение устойчивых путей управления водными ресурсами в Южной Африке: две основы для видения. Экология и общество 13 (1): 19. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol13/iss1/art19/

Bohensky, E., and T. Lynam. 2005. Оценка реакции в сложных адаптивных системах: понимание управления водными ресурсами из Оценки экосистем на пороге тысячелетия в Южной Африке (SAfMA). Экология и общество 10 (1): 11. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol10/iss1/art11/

Боле, Х. Г., Б. Эцольд и М. Кек. 2009. Устойчивость как агентство. Обновление 2, Международная программа по человеческому измерению в связи с глобальным изменением окружающей среды .

Брозиус, Дж. П. 1997. Исчезающий лес, исчезающие люди: представления экологов о знаниях коренных народов. Экология человека 25 (1): 47–69. http://dx.doi.org/10.1023/A:1021983819369

Брозиус, Дж.P. 1999 a . Анализ и вмешательства: антропологические взаимодействия с защитой окружающей среды. Современная антропология 40: 277–309. http://dx.doi.org/10.2307/29

Brosius, J. P. 1999 b . Зеленые точки, розовые сердечки: вытеснение политики из дождевых лесов Малайзии. Американский антрополог 101: 36–57. http://dx.doi.org/10.1525/aa.1999.101.1.36

Brosius, J. P. 2006. «Что считается местным знанием в глобальных экологических оценках и конвенциях?» In W.Редакторы В. Рейд, Ф. Беркес, Т. Уилбэнкс и Д. Капистрано. Связующие шкалы и эпистемологии: связь местных знаний и глобальной науки в многоуровневых оценках . Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

Брозиус, Дж. П., А. Л. Цинг и К. Цернер, редакторы. 2005. Сообщества и сохранение: история и политика общинного управления природными ресурсами . АльтаМира Пресс, Уолнат-Крик, Калифорния, США.

Браун, К. 2014. Глобальное изменение окружающей среды: социальный поворот к устойчивости? Прогресс в области географии человека 38 (1): 107–117.http://dx.doi.org/10.1177/03013498837

Карриер, Дж. Г. 1987. Морское владение и сохранение в Папуа-Новой Гвинее. Страницы 142–167 в Б. Дж. Маккей и Дж. М. Ачесон, редакторы. Вопрос общего достояния: культура и экология коммунальных ресурсов . University of Arizona Press, Тусон, Аризона, США.

Кастро, А. П. и Э. Нильсен. 2001. Коренные народы и совместное управление: значение для управления конфликтами. Наука об окружающей среде и политика 4 (4-5): 229–239.http://dx.doi.org/10.1016/S1462-9011(01)00022-3

Чуин, Г. 2002. Священные рощи в истории: пути к социальному формированию лесных ландшафтов в прибрежной Гане. Бюллетень IDS 33 (1): 39–46. http://dx.doi.org/10.1111/j.1759-5436.2002.tb00005.x

Синнер, Дж., Э. и С. Асуани. 2007. Интеграция традиционного управления в охрану морской среды. Биологическая консервация 140 (3–4): 201–216. http://dx.doi.org/10.1016/j.biocon.2007.08.008

Кливер, Ф.2000. Моральная экологическая рациональность, институты и управление ресурсами общей собственности. Развитие и изменения 31 (2): 361–383. http://dx.doi.org/10.1111/1467-7660.00158

Кливер Ф. и Т. Франк. 2005. Как институты ускользают от дизайна: управление речным бассейном и устойчивые средства к существованию. Исследовательский доклад BCID № 12 . Университет Брэдфорда, Брэдфорд, Великобритания.

Коэн, П. Дж. И С. Дж. Фоул. 2013. Поддержание мелкомасштабного рыболовства с периодически вылавливаемыми морскими запасами. Морская политика 37: 278–287. http://dx.doi.org/10.1016/j.marpol.2012.05.010

Кот, М., и А. Дж. Найтингейл. 2012. Мышление устойчивости встречается с социальной теорией: определение положения социальных изменений в исследованиях социально-экологических систем (СЭС). Прогресс в области географии человека 36 (4): 475–489. http://dx.doi.org/10.1177/03011425708

Coulthard, S. 2012. Можем ли мы быть устойчивыми и здоровыми, и какой выбор есть у людей? Включение агентства в дебаты по устойчивости с точки зрения рыболовства. Экология и общество 17 (1): 4. http://dx.doi.org/10.5751/ES-04483-170104

Култхард, С., Д. Джонсон и Дж. А. МакГрегор. 2011. Бедность, устойчивость и благополучие людей: подход к глобальному кризису рыболовства с точки зрения социального благополучия. Глобальное изменение окружающей среды 21 (2): 453–463. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2011.01.003

Крейн, Т. А. 2010. О моделях и значениях: культурная устойчивость в социально-экологических системах. Экология и общество 15 (4): 19.[онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol15/iss4/art19/

Cronon, W. 1995. Необычная почва: к переосмыслению природы . W. W. Norton & Co., Нью-Йорк, США.

Камминг, Г. С., Д. Х. М. Камминг и К. Л. Редман. 2006. Несоответствие масштабов в социально-экологических системах: причины, последствия и решения. Экология и общество 11 (1): 14. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art14/

Дэвидсон, Д. Дж. 2010. Применимость концепции устойчивости к социальным системам: некоторые источники оптимизма и навязчивых сомнений. Общество и природные ресурсы 23 (12): 1135–1149. http://dx.doi.org/10.1080/089413652940

Дэвидсон-Хант, И. Дж. И Р. М. О’Флаэрти. 2007. Исследователи, коренные народы и местные учебные сообщества. Общество и природные ресурсы 20 (4): 291–305. http://dx.doi.org/10.1080/089411161312

Descola, P., and G. Palsson. 1996. Введение. Страницы 1–21 в П. Дескола и Г. Палссон, редакторы. Природа и общество .Рутледж, Лондон, Великобритания.

Даймонд, Дж. 2005. Коллапс: как общества выбирают неудачу или успех. Viking Press, Нью-Йорк, США.

Дав М. и К. Карпентер. 2008. Введение: основные исторические течения в экологической антропологии. В М. Дав и К. Карпентер, редакторы. Экологическая антропология: исторический читатель . Blackwell Press, Малден, Массачусетс, США.

Дресслер, W. 2013. Зеленая управляемость и стремительный упадок на острове Палаван. Труды Института британских географов 39 (2): 250–264. http://dx.doi.org/10.1111/tran.12026

Дрю, Дж. А. 2005. Использование традиционных экологических знаний в охране морской среды. Биология сохранения 19: 1286–1293. http://dx.doi.org/10.1111/j.1523-1739.2005.00158.x

Duit, A., V. Galaz, K. Eckerberg, and J. Ebbesson. 2010. Управление, сложность и устойчивость. Глобальное изменение окружающей среды 20: 363–368. http: //dx.doi.org / 10.1016 / j.gloenvcha.2010.04.006

Истерли, W. 2014. Тирания экспертов: экономисты, диктаторы и забытые права бедных . Basic Books, Нью-Йорк, США.

Эдер, Дж. Ф. 2005. Управление прибрежными ресурсами и социальные различия в филиппинских рыболовных сообществах. Экология человека 33: 147–169. http://dx.doi.org/10.1007/s10745-005-2430-Z

Фабини, М. 2009. Политические аспекты устойчивости. Страницы 971–975 в Труды 11-го Международного симпозиума по коралловым рифам .Форт-Лодердейл, Флорида, 7–11 июля 2008 г. Сессия № 21.

Фабини М., С. Фоул и М. Макинтайр. 2014. Управление неравенством или управление запасами? Этнографический взгляд на управление маломасштабным рыболовством. Рыба и рыболовство DOI: 10.1111 / faf.12069 http://dx.doi.org/10.1111/faf.12069

Фабини М., М. Кнудсен и С. Сеги. 2010. Социальная сложность, этнография и управление прибрежными ресурсами на Филиппинах. Управление прибрежной зоной 38: 617–632.http://dx.doi.org/10.1080/083.2010.523412

Фергюсон, Дж. 1994. Антиполитическая машина: «развитие», деполитизация и бюрократическая власть в Лесото . Университет Миннесоты, Миннеаполис, Миннесота, США.

Filer, C. 1990. Бугенвильское восстание, горнодобывающая промышленность и процесс социальной дезинтеграции в Папуа-Новой Гвинее. Канберрская антропология 13: 1–39. http://dx.doi.org/10.1080/0314909

  • 08487

    Филер, К.1994. Природа человеческой угрозы биоразнообразию Папуа-Новой Гвинеи. В редакторы Н. Сехран и С. Миллер. Страновое исследование биоразнообразия Папуа-Новой Гвинеи: затраты и выгоды от сохранения биоразнообразия Папуа-Новой Гвинеи . Папуа-Новая Гвинея Департамент окружающей среды и охраны природы, Ресурсный центр сохранения, Порт-Морсби, Папуа-Новая Гвинея.

    Filer, C. 1997. Компенсация, рента и энергия в Папуа-Новой Гвинее. Компенсация за освоение ресурсов в Папуа-Новой Гвинее .Национальный центр исследований в области развития (Тихоокеанский программный документ 24), Комиссия по правовой реформе PNG (Монография 6) и Австралийский национальный университет, Бороко и Канберра.

    Filer, C. 2009. Слишком далеко: проблема знаний в оценке тысячелетия. Страницы 84–111 в Дж. Кэрриер и П. Вест, редакторы. Виртуализм, управление и практика: видение и реализация в области охраны окружающей среды . Berghahn Books, Нью-Йорк, США.

    Flyvbjerg, B. 2001. Придание значения социальным наукам: почему социальное исследование терпит неудачу и как оно может снова добиться успеха . Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания. http://dx.doi.org/10.1017/CBO9780511810503

    Фоул, С., П. Коэн, С. Януховски, А. Венгер и М. Макинтайр. 2011. Владение и табу: истоки и последствия для рыболовства в Тихом океане. Рыба и рыболовство 12: 357–369. http://dx.doi.org/10.1111/j.1467-2979.2010.00395.x

    Фоул С. и М. Макинтайр. 2000. Динамические и гибкие аспекты владения недвижимостью в Вест-Нггеле, Соломоновы Острова: последствия для управления морскими ресурсами. Океания 71: 30–45.

    Folke, C. 2006. Устойчивость: появление перспективы для анализа социально-экологических систем. Глобальное изменение окружающей среды 16 (3): 253–267. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2006.04.002

    Фолке, К., Дж. Колдинг и Ф. Беркс. 2003. Синтез: создание устойчивости и адаптивного потенциала в социально-экологических системах. Страницы 352–387 в Ф. Беркес, Дж. Колдинг и К. Фолке, редакторы. Навигация по социально-экологическим системам: повышение устойчивости к сложности и изменениям.Издательство Кембриджского университета, Кембридж.

    Фольке К., Т. Хан, П. Олссон и Дж. Норберг. 2005. Адаптивное управление социально-экологическими системами. Ежегодный обзор окружающей среды и ресурсов 30: 441–473.

    Folke, C., L. Pritchard, Jr., F. Berkes, J. Colding, and U. Svedin. 2007. Проблема соответствия между экосистемами и институтами: десять лет спустя. Экология и общество 12 (1): 30. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol12/iss1/art30/

    Форсайт, Т.2003. Критическая политическая экология: политика науки об окружающей среде . Рутледж, Лондон, Великобритания.

    Фуко М. 1972. Археология знаний . Тависток, Лондон, Великобритания.

    Foucault, M. 1980. Сила / знания: избранные интервью и другие труды 1972–1977 гг. . Винтаж, Лондон, Великобритания.

    Франк А. Г. 1975. О капиталистической отсталости . Издательство Оксфордского университета, Бомбей, Индия.

    Фридман Дж. 1974. Марксизм, структурализм и вульгарный материализм. Man 9: 444–469. http://dx.doi.org/10.2307/2800695

    Глезель, Х. 1997. Подходы сообщества к управлению и сохранению морской среды на побережье Кении . Диссертация. Университет Висконсина, Мэдисон, Висконсин, США.

    Гроуб, Л. М. 1993. Противоречия и малярия в предыстории Меланезии и Австралии. Страницы 164–186 в М. Сприггс, Д. Э. Йен, У. Амброуз, Р. Джонс, А. Торн и А. Эндрюс, редакторы. Культурное сообщество: люди и предыстория Тихого океана .Австралийский национальный университет, Канберра, Австралия.

    Гундерсон, Л. Х. и К. С. Холлинг. 2002. Панархия: понимание трансформаций в человеческих и природных системах . Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

    Харрис, М. 1966. Культурная экология священного скота Индии. Современная антропология 7: 51–59. http://dx.doi.org/10.1086/200662

    Хатт, К. 2013. Социальные аттракторы: предложение по повышению «устойчивости мышления» о социальном. Общество и природные ресурсы 26 (1): 30–43.http://dx.doi.org/10.1080/08941920.2012.695859

    Hirsch, P. D., W. M. Adams, J. P. Brosius, A. Zia, N. Bariola, and J. L. Dammert. 2011. Признание компромиссов сохранения и принятие сложности. Биология сохранения 25 (2): 259–264.

    Хорнборг, А. 2009. Мир с нулевой суммой: проблемы в концептуализации смещения нагрузки на окружающую среду и экологически неравного обмена в мир-системе. Международный журнал сравнительной социологии 50 (3–4): 237–262.http://dx.doi.org/10.1177/00207152041

    Йоханнес Р. Э. 1978. Традиционные методы сохранения морской среды в Океании и их исчезновение. Ежегодный обзор экологии и систематики 9: 349–364. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.es.09.110178.002025

    Йоханнес Р. Э. 2002. Возрождение общинного управления морскими ресурсами в Океании. Ежегодные обзоры экологии и систематики 33: 317–340. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.ecolsys.33.010802.150524

    Киттингер, Дж.Н. 2013. Человеческие аспекты маломасштабного и традиционного рыболовства в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Pacific Science 67: 315–325. http://dx.doi.org/10.2984/67.3.1

    Кремер А. 1994. Акция в рыболовстве: пойма в северо-восточной части страны. Бангладеш. Исследовательская статья R94E . Университет Бата, Бат, Великобритания.

    Латтас, A. 2011. Лесозаготовки, насилие и удовольствие: неолиберализм, гражданское общество и корпоративное управление в Западной Новой Британии. Океания 81: 88–107. http: // dx.doi.org/10.1002/j.1834-4461.2011.tb00095.x

    Лич, Э. 1954. Политические системы горной Бирмы: исследование социальной структуры качинов . Издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, США.

    Лич, М., редактор. 2008. Переосмысление устойчивости: доклад симпозиума . Рабочий документ STEPS 13. Центр STEPS, Брайтон, Великобритания.

    Ли, Р. Б. и И. Деворе, редакторы. 1969. Человек-охотник . Aldine Publishing Co., Чикаго, Иллинойс, США.

    Ли, Т. М. 2007. Воля к совершенствованию: управляемость, развитие и политическая практика . Издательство Duke University Press, Дарем, Северная Каролина, США. http://dx.doi.org/10.1215/9780822389781

    Либер, М. Д. 1994. Больше, чем просто жизнь: рыбалка и социальный порядок на полинезийском атолле . Westview Press, Боулдер, Колорадо, США.

    Макинтайр, М. А. и С. Дж. Фоул. 2007. Владение землей и морем, владение и новые формы прав на Лихир: изменение представлений о собственности в контексте проекта по добыче золота. Человеческая организация 66: 49–59.

    Маршалл, Н. А., С. Е. Парк, В. Н. Адджер, К. Браун и С. М. Хауден. 2012. Трансформационная способность и влияние места и идентичности. Письма об экологических исследованиях 7 (3): 034022. http://dx.doi.org/10.1088/1748-9326/7/3/034022

    Макэнани П. и Н. Йоффи, редакторы. 2010. Под вопросом коллапс: человеческая устойчивость, экологическая уязвимость и последствия империи. Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Нью-Йорк, США.

    МакШейн, Т. О., П. Д. Хирш, Т. К. Трунг, А. Н. Сонгорва, А. Кинциг, Б. Монтеферри, Д. Мутеканга, Х. В. Танг, Дж. Л. Даммерт, М. Пульгар-Видал, М. Велч-Девайн, Дж. П. Брозиус, П. Копполилло , и С. О’Коннор. 2011. Трудный выбор: поиск компромиссов между сохранением биоразнообразия и благосостоянием людей. Биологическая консервация 144: 966–972. http://dx.doi.org/10.1016/j.biocon.2010.04.038

    Оценка экосистем на пороге тысячелетия (MEA). 2003. Экосистемы и благополучие человека: рамки для оценки .Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

    Нейланд, А. Э., С. П. Мадакан и К. Бене. 2005. Традиционные системы управления, бедность и изменения в рыболовстве в засушливых зонах северной Нигерии. Журнал аграрных изменений 5 (1): 117–148. http://dx.doi.org/10.1111/j.1471-0366.2004.00096.x

    Нельсон Д. Р., У. Н. Адгер и К. Браун. 2007. Адаптация к изменению окружающей среды: вклад в структуру устойчивости. Ежегодный обзор окружающей среды и ресурсов 32: 395–419.http://dx.doi.org/10.1146/annurev.energy.32.051807.0

    Netting, R. Mc. 1990. Связи и границы: переосмысление альпийской деревни как экосистемы. Страницы 229–246 в Э. Моран, редактор. Экосистемный подход в антропологии: от концепции к практике . Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, США.

    О’Брайен К., Б. Хейворд и Ф. Беркс. 2009. Переосмысление социальных контрактов: повышение устойчивости в изменяющемся климате. Экология и общество 14 (2): 12.[онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol14/iss2/art12/

    Олссон П. и К. Фольке. 2001. Местные экологические знания и институциональная динамика для управления экосистемами: исследование водосбора озера Ракен, Швеция. Экосистемы 4 (2): 85–104. http://dx.doi.org/10.1007/s100210000061

    Олссон П., К. Фолке и Т. Хан. 2004. Социально-экологические преобразования для управления экосистемами: развитие адаптивного совместного управления ландшафтом водно-болотных угодий на юге Швеции. Экология и общество 9 (4): 2. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol9/iss4/art2/

    Оранс, М. 1975. Одомашнивание функционального дракона: анализ потлача Пиддока. Американский антрополог 77: 312–328. http://dx.doi.org/10.1525/aa.1975.77.2.02a00040

    Орлове Б.С. 1980. Экологическая антропология. Ежегодный обзор антропологии 9: 235–273. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.an.09.100180.001315

    Остром, Э.1990. Управление общим достоянием: эволюция институтов коллективных действий . Издательство Кембриджского университета, Нью-Йорк, США. http://dx.doi.org/10.1017/CBO9780511807763

    Остром, E. 1998. Поведенческий подход к теории коллективного действия рационального выбора. Обзор американской политической науки 92 (1): 1–22. http://dx.doi.org/10.2307/2585925

    Остром, Э. 2005. Понимание институционального разнообразия . Princeton University Press, Принстон, Нью-Джерси, США.

    Остром, Э. 2007. Диагностический подход, выходящий за рамки панацеи. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки. 104 (39): 15181–15187. http://dx.doi.org/10.1073/pnas.0702288104

    Отто Т. 1997. Лицензионные платежи за наживку и обычное морское владение в Манусе, Папуа-Новая Гвинея. Антропологический форум 7: 667–690. http://dx.doi.org/10.1080/00664677.1997.9967479

    Пит Р. и М. Уоттс, редакторы. 2002. Экология освобождения: окружающая среда, развитие, общественные движения. Routledge, Лондон, Великобритания.

    Пеллинг М. и Д. Мануэль-Наваррете. 2011. От устойчивости к трансформации: адаптивный цикл в двух мексиканских городских центрах. Экология и общество 16 (2): 11. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol16/iss2/art11/

    Петерсон, Г. 2000. Политическая экология и экологическая устойчивость: интеграция человеческой и экологической динамики. Экологическая экономика 35 (3): 323–336. http://dx.doi.org/10.1016/S0921-8009(00)00217-2

    Пиддоке, С.1969. Потлачская система южной части квакиутля: новая перспектива. В Вайда А.П., редактор. Окружающая среда и культурное поведение . Издательство Natural History Press, Гарден-Сити, Нью-Йорк, США.

    Пламмер Р. и Д. Р. Армитаж. 2007. Построение новой территории адаптивного совместного управления: исследование Delphi. Экология и общество 12 (2): 10. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol12/iss2/art10/

    Раппапорт Р. А. 1968. Свиньи для предков: ритуальная экология народа Новой Гвинеи .Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут, США.

    Робардс, М. Д., М. Л. Шун, К. Л. Мик и Н. Л. Энгл. 2011. Важность социальных факторов в устойчивом предоставлении экосистемных услуг. Глобальное изменение окружающей среды 21: 522–529. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2010.12.004

    Роббинс, П. 2004. Политическая экология: критическое введение . Blackwell Publishing, Корнуолл, Великобритания.

    Сахлинс, М. 1978. Культура как белок и прибыль. New York Review of Books 25 (18): 45–53.

    Scoones, I. 1999. Новая экология и социальные науки: каковы перспективы плодотворного взаимодействия? Ежегодный обзор антропологии 28: 479–507. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.anthro.28.1.479

    Шеффер М. и Ф. Р. Уэстли. 2007. Эволюционная основа жесткости: замки в клетках, умах и обществе. Экология и общество 12 (2): 36. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol12/iss2/art36/

    Шанин Т., редактор. 1971. Крестьянско-крестьянские общества . Пингвин Современные социологические чтения. Пингвин, Хармондсворт, Англия.

    Шаксон, Н. 2011. Острова сокровищ: налоговые убежища и люди, укравшие мир . Бодли-Хед, Лондон, Великобритания.

    Стюард, Дж. 1955. Теория изменения культуры: методология полилинейной эволюции. Урбана, Университет Иллинойс Пресс, Шампейн, Иллинойс, США.

    Strathern, M. 1980. Ни природы, ни культуры: дело Хагена.Страницы 174–222 в К. К. МакКормак и М. Стрэтерн, редакторы. Природа, культура и гендер . Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания.

    Tompkins, E. L., and W. N. Adger. 2004. Повышает ли адаптивное управление природными ресурсами устойчивость к изменению климата? Экология и общество 9 (2): 10. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol9/iss2/art10/

    Цинг А. Л. 2005. Трение: этнография глобальной связи .Princeton University Press, Принстон, Нью-Джерси, США.

    Вайда, А. П. 1974. Война с экологической точки зрения. Ежегодный обзор экологии и систематики 5: 183–193. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.es.05.110174.001151

    Веделд, Т. 2000. Деревенская политика: неоднородность, лидерство и коллективные действия. Журнал исследований развития 36 (5): 105–134. http://dx.doi.org/10.1080/00220380008422648

    Уокер, А. 2001. Введение: упрощение и двойственность сообщества. Азиатско-Тихоокеанский антропологический журнал 2 (2): 1–20. http://dx.doi.org/10.1080/14442210110001706085

    Уокер, Б., С. Барретт, С. Поласки, В. Галаз, К. Фолк, Г. Энгстром, Ф. Акерман, К. Эрроу, С. Карпентер, К. Чопра, Г. Дейли, П. Эрлих, Т. Хьюз, Н. Каутский, С. Левин, К.-Г. Mäler, J. Shogren, J. Vincent, T. Xepapadeas и A. de Zeeuw. 2009. Надвигающиеся провалы глобального масштаба и пропавшие институты. Science 325 (5946): 1345–1346. http://dx.doi.org/10.1126/science.1175325

    Уокер, Б., К. С. Холлинг, С. Р. Карпентер и А. Кинциг. 2004. Устойчивость, адаптивность и трансформируемость в социально-экологических системах. Экология и общество 9 (2): 5. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol9/iss2/art5/

    Уокер, Б., Л. Гандерсон, А. Кинциг, К. Фолке, С. Карпентер и Л. Шульц. 2006. Несколько эвристик и некоторые предложения для понимания устойчивости социально-экологических систем. Экология и общество 11 (1): 13.[онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art13/

    Уокер, Б. Х. и Д. А. Солт. 2006. Устойчивое мышление . Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

    Уокер, П. А. 2004. Корни кризиса: исторические рассказы о посадке деревьев в Малави. Историческая география 32: 89–109.

    Валлерстайн, И. 1974. Современная мир-система. Vol. I. Капиталистическое сельское хозяйство и истоки европейской мировой экономики в шестнадцатом веке .Academic Press, Нью-Йорк, США.

    Уэстли, Ф., П. Олссон, К. Фолке, Т. Гомер-Диксон, Х. Вреденбург, Д. Лоорбах, Дж. Томпсон, М. Нильссон, Э. Ламбин, Дж. Сендзими, Б. Банерджи, В. Галаз и С. ван дер Леу. 2011. Поворот в сторону устойчивости: новые пути трансформации. Ambio 40 (7): 762–780. http://dx.doi.org/10.1007/s13280-011-0186-9

    Уэстли, Ф., Б. Циммерман и М. К. Паттон. 2006. Как добраться до: как мир изменился . Рэндом Хаус, Торонто, Онтарио, Канада.

    Уэстли, Ф. Р., О. Тьорнбо, Л. Шульц, П. Олссон, К. Фолке, Б. Крона и О. Боден. 2013. Теория трансформирующего действия в связанных социально-экологических системах. Экология и общество 18 (3): 27. http://dx.doi.org/10.5751/ES-05072-180327

    Вольф, Э. 1982. Европа и люди без истории . Калифорнийский университет Press, Беркли, Калифорния, США.

    Волленберг, Э., Л. Мерино, А. Агравал и Э. Остром. 2007. Четырнадцать лет мониторинга лесов, управляемых сообществами: изучение опыта IFRI. Международный обзор лесного хозяйства 9 (2): 670–684. http://dx.doi.org/10.1505/ifor.9.2.670

    Янг, О. 2002. Институциональные аспекты изменения окружающей среды: соответствие, взаимодействие и масштаб. Массачусетский технологический институт, Бостон, Массачусетс, США.

    Янг, О. Р. 2010. Институциональная динамика: устойчивость, уязвимость и адаптация в экологических и ресурсных режимах. Глобальное изменение окружающей среды 20: 378–385. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2009.10.001


    [1] В дополнение к социальной критике ранней экологической антропологии, сильный акцент на «трофической экологии человека» также игнорировал другие биологические факторы, которые серьезно влияли на человеческие популяции, в первую очередь такие болезни, как малярия (Groube 1993) .

    Ассоциация низкого социально-экономического статуса с преждевременной ишемической болезнью сердца у взрослых в США | Кардиология | JAMA Cardiology

    Ключевые моменты

    Вопрос Связан ли низкий социально-экономический статус с ранним инфарктом миокарда и смертностью от ишемической болезни сердца, и какова доля традиционных факторов риска по сравнению с другими факторами?

    Выводы В этом компьютерном моделировании населения США в возрасте от 35 до 64 лет традиционные факторы риска ишемической болезни сердца объясняют 40% дополнительных событий среди лиц с низким социально-экономическим статусом, а остальные 60% связаны с другими факторами риска.Моделирование с участием 1,3 миллиона 35-летних людей с низким социально-экономическим статусом показало, что 250000 из этих людей разовьются ишемической болезнью сердца к возрасту 65 лет, что почти вдвое превышает прогнозируемый показатель для людей с более высоким социально-экономическим статусом.

    Значение Эти результаты показывают, что, хотя устранение традиционных факторов риска может снизить ишемическую болезнь сердца, различия в бремени болезней, вероятно, сохранятся, если не будут устранены предшествующие факторы, связанные с низким социально-экономическим статусом.

    Важность Лица с низким социально-экономическим статусом (СЭС) несут непропорционально большую долю бремени ишемической болезни сердца (ИБС), и ИБС остается основной причиной смертности в округах США с низкими доходами.

    Цель Оценить избыточное бремя ИБС среди людей в США с низким СЭС и пропорции, относящиеся к традиционным факторам риска и другим факторам, связанным с низким СЭС.

    Дизайн, обстановка и участники В этом компьютерном имитационном исследовании использовалась Модель политики в отношении сердечно-сосудистых заболеваний, модель заболеваемости, распространенности и смертности от ИБС и инсульта среди взрослых в Соединенных Штатах, чтобы спрогнозировать избыточное бремя ИБС на ранних стадиях. Доля этого избыточного бремени, связанная с традиционными факторами риска ИБС (курение, высокое кровяное давление, высокий уровень холестерина липопротеинов низкой плотности, низкий уровень холестерина липопротеинов высокой плотности, диабет 2 типа и высокий индекс массы тела) по сравнению с долей, относящейся к другим факторам риска. оценены факторы риска, связанные с низким СЭС.Входные данные для модели были получены из национальных репрезентативных данных в США и когортных исследований случаев ИБС. Все взрослые США в возрасте от 35 до 64 лет, стратифицированные по SES, были включены в моделирование.

    Открытия Низкий SES был определен как доход ниже 150% федерального уровня бедности или уровень образования ниже диплома об окончании средней школы.

    Основные результаты и мероприятия Частота преждевременного (до 65 лет) инфаркта миокарда (ИМ) и смертность от ИБС.

    Результаты Приблизительно 31,2 миллиона взрослых в США в возрасте от 35 до 64 лет имели низкий СЭС, из которых примерно 16 миллионов (51,3%) составляли женщины. По сравнению с людьми с более высоким SES, как мужчины, так и женщины в группе с низким SES имели вдвое больше случаев ИМ (мужчины: 34,8 [95% интервал неопределенности (UI), 31,0–38,8]] против 17,6 [95% UI, 16,0–18,6 ]; женщины: 15,1 [95% UI, 13,4-16,9] против 6,8 [95% UI, 6,3-7,4]) и смертей от ИБС (мужчины: 14,3 [95% UI, 13,0-15,7] против 7,6 [95% UI, 7,3 -7,9]; женщины: 5.6 [95% UI, 5,0–6,2] против 2,5 [95% UI, 2,3–2,6]) на 10 000 человеко-лет. Более высокое бремя традиционных факторов риска ИБС у взрослых с низким СЭС объясняет 40% этих избыточных событий; остальные 60% этих событий были связаны с другими факторами, связанными с низким SES. Среди моделируемой когорты 1,3 миллиона взрослых с низким СЭС, которым в 2015 году было 35 лет, модель прогнозировала, что 250000 человек (19%) разовьются ИБС к возрасту 65 лет, причем 119000 (48%) из этих случаев ИБС будут иметь место. сверх ожидаемых для лиц с более высоким SES.

    Выводы и значимость Это исследование показало, что примерно у четверти взрослого населения США в возрасте от 35 до 64 лет низкий уровень SES в значительной степени связан с ранним бременем ИБС. Хотя биомедицинские вмешательства, направленные на изменение традиционных факторов риска, могут снизить бремя болезней, различия в SES могут сохраняться без решения самой SES.

    Ишемическая болезнь сердца (ИБС) — основная причина смерти в США. 1 Смертность от ИБС снижается на протяжении более 4 десятилетий, отчасти из-за сокращения курения, контроля гиперлипидемии и гипертонии и улучшения лечения острых событий ИБС. 2 К сожалению, улучшения были менее заметными для лиц с низким социально-экономическим статусом (СЭП), которые несут непропорционально большую долю бремени ИБС. 2 Ишемическая болезнь сердца остается основной причиной смертности в округах США с низким доходом, тогда как рак занимает первое место в округах с высоким доходом. 3 Многочисленные исследования продемонстрировали обратную связь между СЭС и смертностью от ИБС. 4 -6 Хотя часть этого избыточного риска связана с более высоким бременем традиционных факторов риска среди лиц с низким СЭС, профили факторов риска могут не полностью учитывать наблюдаемые различия, что позволяет предположить, что низкий уровень СЭС как таковой и другие исходные характеристики могут быть независимыми факторами риска. 7

    Понимание того, какая доля различий в ИБС обусловлена ​​традиционными факторами риска по сравнению с другими аспектами СЭС, имеет важное значение для того, должны ли будущие вмешательства сосредоточиться на традиционном управлении факторами риска или политике, направленной на предшествующие факторы, такие как расширение экономических или образовательных возможностей.В этом исследовании с компьютерным моделированием мы количественно оценили вклад низкого СЭС в бремя преждевременной (в возрасте до 65 лет) ИБС, возникающих у взрослых в США в возрасте от 35 до 64 лет. Эта количественная оценка дает представление о величине несоответствия между взрослыми с низким и более высоким СЭС, которое останется, даже если традиционные факторы риска ИБС будут должным образом учтены.

    В этом компьютерном моделировании использовались входные параметры, взятые из нескольких общедоступных наборов данных, вторичного анализа когортных данных и опубликованной литературы.Отдельные исследования, которые предоставили исходные данные для настоящего исследования, получили информированное согласие их участников. Утверждение этики для настоящего исследования было предоставлено институциональным наблюдательным советом Калифорнийского университета в Сан-Франциско.

    Мы использовали национальные данные для описания различий в факторах риска ИБС и смертности между взрослыми с низким СЭС и людьми с более высоким СЭС. Затем мы использовали Модель политики в отношении сердечно-сосудистых заболеваний, установленную компьютерную симуляцию взрослых в США, для оценки избыточной частоты инфаркта миокарда (ИМ) и избыточной смертности от ИБС у людей с низким СЭС.Мы количественно оценили долю этих дополнительных событий, связанных с традиционными факторами риска, по сравнению с долей, относящейся к другим вышестоящим факторам, связанным с самим низким SES.

    Модель политики в отношении сердечно-сосудистых заболеваний представляет собой компьютерное моделирование, модель перехода между состояниями (марковскую) ИБС и заболеваемости, распространенности, смертности и затрат на здравоохранение среди населения США в возрасте 35 лет и старше (электронная диаграмма в Приложении). 8 -12 Используя данные из национальных репрезентативных баз данных, продольных когортных исследований и исследований естественной истории, модель спрогнозировала ежегодную заболеваемость ИБС, инсультом и несердечно-сосудистой смертью у лиц без сердечно-сосудистых заболеваний на основе возраста, пола, и факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Традиционные факторы риска включали воздействие табачного дыма, систолическое артериальное давление (САД), холестерин липопротеидов низкой плотности (ХС-ЛПНП), холестерин липопротеинов высокой плотности (ХС-ЛПВП), индекс массы тела (ИМТ) (рассчитанный как вес в килограммах). деленный на рост в метрах в квадрате), а также наличие диабета 2 типа.В настоящее исследование мы также включили переменную, представляющую повышенный риск, связанный с низким SES по сравнению с более высоким SES, независимо от традиционных факторов риска. После первоначального сердечно-сосудистого события модель характеризовала событие (стенокардия, инфаркт миокарда [ИМ], остановка или инсульт) вместе с его последствиями в первые 30 дней, период с повышенной вероятностью повторения событий, процедур реваскуляризации и смертности. . Затем модель спрогнозировала количество последующих инфарктов миокарда, инсультов и смертей от конкретных причин в зависимости от возраста, пола и сердечно-сосудистого анамнеза.Риск новых и повторных сердечно-сосудистых событий был повышен в течение года, когда произошел инцидент. Текущая версия модели была откалибрована с точностью до 1% событий и смертей, о которых сообщалось в Национальном обследовании выписки из больниц 2010 г. 13 и статистике естественного движения населения США 14 (таблица 1 в Приложении), что соответствует данным 2010 г. Перепись США 15 данных. Дополнительные сведения приведены в электронных методах в Приложении.

    Мы определили низкий SES как доход домохозяйства ниже 150% федерального уровня бедности или уровень образования ниже диплома средней школы, аналогично определениям, использованным в предыдущих исследованиях. 4 -6,16 Остальная популяция была охарактеризована как более высокая SES. Теоретическая работа предполагает, что использование нескольких показателей SES помогает уловить различные индивидуальные и социальные силы, связанные с сердечными заболеваниями. 17 Мы определили размер популяций с низким и высоким СЭС с помощью исследования американского сообщества 2015 года. 18 Мы использовали данные Национального обследования здоровья и питания 19 за 2011–2016 гг., Чтобы определить стратифицированное SES-распределение традиционных факторов риска по возрасту и полу.

    В анализе использовалась функция риска модели, рассчитанная на основе данных Фрамингема, для моделирования спецификаций с регрессионной моделью пропорциональных рисков Кокса для количественной оценки связи между традиционными факторами риска и случаями ИБС, инсульта, диабета и смерти от причин, отличных от ИБС или инсульта. 20 , 21 Мы использовали относительный риск 1,58 (95% ДИ, 1,31-1,90) для связи низкого СЭС с ИБС (независимо от традиционных факторов риска) на основе опубликованного анализа атеросклеротического риска. в данных исследования сообществ, 16 , в которых определение SES соответствовало определению в настоящем исследовании и контролировалось для всех факторов, включенных в функцию риска модели.Об аналогичной степени связи между СЭС и ИБС сообщалось у лиц моложе 65 лет в когортном исследовании «Причины географических и расовых различий в инсульте». 22

    Мы разработали отдельные версии модели для представления популяций с низким и высоким уровнем SES. Мы ограничили анализ лицами в возрасте от 35 до 64 лет, потому что мы были заинтересованы в описании роли СЭС в развитии ИБС в более молодом возрасте, и потому что СЭС после 65 лет осложняется выходом на пенсию и получением пособий по социальному обеспечению. 22 Чтобы оценить текущее бремя ИБС среди населения с низким СЭС и более высоким СЭС, мы провели моделирование с 2015 по 2024 год, при этом те, кто достиг возраста 35 лет, входили, а те, кому исполнилось 65 лет, выходили из моделирования каждый годовой цикл. Мы также оценили кумулятивную заболеваемость ИБС у лиц с низким СЭС в возрасте 35 лет, не страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями в 2015 году, с прогнозом до 2044 года, когда когорта достигнет возраста 65 лет.

    Мы провели серию симуляций, которые разделили индивидуальные входные данные для распределения событий в популяции с низким СЭС на одно из следующих: (1) различие в традиционных распределениях факторов риска, наблюдаемых у взрослых с низким СЭС по сравнению с теми, у кого СЭС выше; (2) риск, наблюдаемый у лиц с низким SES по сравнению с людьми с более высоким SES, независимо от традиционных факторов риска; (3) события, которые можно было бы предотвратить, если бы факторы риска были улучшены до идеального уровня; и (4) лежащий в основе риск, связанный с возрастом и полом, не объясняемый традиционными факторами риска или СЭС.Идеальные уровни традиционных факторов риска были определены как САД 110 мм рт. болезнь и уровень ХС ЛПНП 100 мг / дл или ниже для других, ХС ЛПВП 50 мг / дл или выше, ИМТ 25 или ниже, а также отказ от курения и диабета. 23 , 24 Лечение для достижения идеального уровня может не дать таких же результатов, как если бы эти пороговые значения факторов риска никогда не превышались изначально.Чтобы сравнить потенциальные результаты теоретических вмешательств по устранению риска низкого SES, независимо от традиционных факторов риска, с вмешательствами по устранению традиционных рисков, мы провели моделирование, которое сначала заменило меры низкого SES на более высокие показатели SES данного фактора риска, как показано в Национальное обследование здоровья и питания. Затем мы улучшили фактор риска до идеального уровня.

    Мы использовали моделирование методом Монте-Карло для создания 95% интервалов неопределенности (UI) для оценок модели.Для каждого моделирования мы провели 1000 итераций, случайным образом выбирая входные данные (с заменой) из стандартных нормальных распределений, масштабированных до среднего и CI для каждого изменяемого параметра (таблица 2 в Приложении). Мы использовали SE, рассчитанный на основе Национального исследования здоровья и питания, чтобы варьировать значения для всех входных факторов риска для людей с низким SES и людей с более высоким SES. Коэффициенты β для ассоциации событий ИБС с курением, САД, ХС ЛПНП, ХС ЛПВП и диабетом варьировали на основе SE, полученного из подобранных регрессий.Мы предположили логарифмическую нормальность для относительного риска ИБС среди взрослых с низким СЭС по сравнению с теми, у кого СЭС выше, получая SE из опубликованных 95% доверительных интервалов. Данные анализировались, начиная с 2015 года.

    Приблизительно 31,2 миллиона взрослых в США в возрасте от 35 до 64 лет имели низкий уровень СЭС в 2015 году, из которых примерно 16 миллионов (51,3%) составляли женщины. По сравнению с людьми с более высоким СЭС, у лиц с низким СЭС уровень смертности от ИБС на 10000 человеко-лет был в 2 раза выше (мужчины: 8.9 [95% ДИ, 8,9–9,0] против 16,6 [95% ДИ, 16,5–16,8]; женщины: 3,4 [95% ДИ, 3,4–3,4] против 7,5 [95% ДИ, 7,4–7,6]) (Таблица 1). Взрослые с низким SES также имели более высокое бремя традиционных факторов риска по сравнению со взрослыми с более высоким SES, с более высокой долей курящих среди мужчин (0,37 против 0,17) и женщин (0,29 против 0,15) с низким SES и худшими метаболическими показателями, особенно среди женщин с низкий SES (средний [SE] ИМТ: 30,8 [0,3] против 29,6 [0,2]; LDL-C: 122,0 [1,6] мг / дл против 116,8 [1,8] мг / дл; HDL-C, 54,2 [0,6] мг / дл против 60.4 [1,4] мг / дл; и доля диабета 0,19 против 0,10) (Таблица 1).

    Моделирование с использованием модели политики в отношении сердечно-сосудистых заболеваний точно воспроизвело наблюдаемое двукратное увеличение частоты раннего ИМ на 10000 человеко-лет (мужчины: 34,8 [95% UI, 31,0–38,8] по сравнению с 17,6 [95% UI, 16,0–18,6] ]; женщины: 15,1 [95% UI, 13,4-16,9] против 6,8 [95% UI, 6,3-7,4]) и смертность от ИБС на 10 000 человеко-лет (мужчины: 14,3 [95% UI, 13,0-15,7] против 7,6 [95% UI, 7,3-7,9]; женщины: 5,6 [95% UI, 5,0-6,2] против 2,5 [95% UI, 2.3–2.6]) среди лиц с низким СЭС по сравнению с людьми соответствующего пола с более высоким СЭС. После учета более высоких уровней традиционных факторов риска моделирование показало, что примерно 60% двукратного превышения смертности от ИМ и ИБС в популяциях с низким СЭС было связано с независимым риском СЭС и другими вышестоящими факторами риска (Таблица 2; Рисунок 1).

    Среди взрослых с низким СЭС 31% случаев ИБС были связаны с риском низкого СЭС независимо от традиционных факторов риска (Рисунок 1).Этот результат представляет собой несоответствие, которое осталось бы, даже если бы были достигнуты идеальные уровни традиционных факторов риска. Между тем, 53% всех случаев ИБС были связаны с традиционными факторами риска ИБС (Рисунок 1).

    Моделирование теоретических вмешательств для каждого отдельного фактора риска показало, что потенциальное улучшение, связанное с устранением независимого риска низкого СЭС, было больше, чем с устранением только одного традиционного фактора риска (рис. 2). Отказ от курения, наряду с профилактикой диабета у женщин, представлял собой высокоэффективную цель для снижения избыточного бремени ИБС у взрослых с низким СЭС по сравнению с теми, у кого СЭП выше.Снижение ИМТ у всех людей с низким СЭС до, по крайней мере, 25 предотвратит 6,6 ИМ и 2,9 смертей от ИБС на 10000 человеко-лет, но это снижение не изменит разрыва в событиях ИБС между людьми с низким СЭС и людьми с более высоким СЭС из-за высокий уровень ожирения в обеих популяциях.

    Среди смоделированной закрытой когорты 1,3 миллиона взрослых с низким СЭС в возрасте 35 лет в 2015 году, по нашим оценкам, 250000 (19%) разовьются ИБС к 65 годам в 2045 году. Из совокупных случаев 119000 (48%) были сверх того, что можно было бы ожидать, если бы когорта состояла из лиц с более высоким SES, причем 84 000 (70%) этого превышения относились к факторам риска, связанным с низким SES, независимо от традиционных факторов риска (Рисунок 3).

    Четверть населения США в возрасте от 35 до 64 лет имела низкий уровень СЭС в 2015 году (31,2 миллиона), при этом уровень смертности от ИМ и ИБС был в два раза выше, чем среди лиц с более высоким СЭС. Хотя значительную часть этого избыточного риска можно объяснить более высокой распространенностью традиционных факторов риска среди взрослых с низким СЭС, мы обнаружили, что 60% избыточного риска сохранится, если эти факторы будут доведены до того же уровня, что и у более высокого уровня риска. -СЭС населения.

    Результаты этого исследования показывают, что клинические вмешательства, направленные на устранение традиционных факторов риска, могут уменьшить бремя ИБС, но они вряд ли устранят социально-экономические различия в ИБС без вмешательств, которые непосредственно направлены на другие предшествующие факторы риска, связанные с низким СЭС, такие как бедность и образование. . 25 Эти социальные условия были названы фундаментальными причинами болезней, 26 и по крайней мере 3 взаимосвязанных пути были теоретически объяснены, чтобы объяснить связь СЭС с ИБС. 27 Первый путь — более сильные психосоциальные стрессоры. Растущее количество литературы предполагает, что совокупный стресс от хронической бедности может быть связан с биологическими изменениями, которые являются атерогенными, возможно, из-за повышенных уровней катехоламинов и кортизола. 28 Аллостатическая нагрузка, совокупная мера реакции организма на стресс, также считается связанной с атмосферным воздействием (преждевременным ухудшением здоровья) и повышенным риском ИБС и смертности. 29 , 30 В Соединенных Штатах, в которых расовая / этническая принадлежность и СЭС тесно связаны, дискриминация и структурный расизм могут быть факторами психосоциального стресса, который, в свою очередь, связан с повышенным риском ИБС для чернокожих и других лиц, не являющихся людьми. -белые группы. 31 -33

    Второй путь — это ограниченные экономические и образовательные возможности, которые могут ограничить доступ к питательной пище, медицинскому обслуживанию и безопасным районам для физической активности. 34 -38 Также считается, что бедность играет роль в снижении когнитивной способности и принятии рискованных решений, касающихся поведения, связанного со здоровьем, таких как курение, употребление алкоголя и наркотиков. 39 -41 Третий путь — социальные нормы; влияние сверстников среди людей с более высоким СЭС связано с решениями о более здоровом образе жизни. 42 , 43 Низкий SES также может иметь последствия для разных поколений: треть детей в США живут в бедности, и многочисленные исследования документально подтвердили ухудшение факторов риска ИБС в детстве среди детей с низким SES, 44 , 45 вероятно связаны со всеми 3 описанными путями. 46

    Для каждого из этих путей часть связи низкого SES с сердечно-сосудистыми исходами может быть опосредована традиционными факторами риска. Например, люди с низким СЭС имеют ограниченный доступ к медицинской помощи, что может быть фактором недостаточного лечения традиционных факторов риска. Ограниченный доступ к медицинскому обслуживанию может быть связан с высокой стоимостью самого медицинского обслуживания, а также с трудностями, связанными с ограничением транспорта и ухода за детьми, а также с плохой медицинской грамотностью. 47 -49 Тем не менее, еще в 1950-х годах в первом Фрамингемском исследовании СЭС была признана важным независимым фактором индивидуального риска. 50 Исследование Уайтхолла британских государственных служащих, все из которых были трудоустроены и имели доступ к медицинскому обслуживанию, обнаружило обратную связь между профессиональным статусом и ИБС. 51 Даже те, кто находился в середине иерархии, демонстрировали повышенный риск ИБС, при этом стрессовая рабочая среда и социальная поддержка рассматривались как потенциальные механизмы. Совсем недавно менделевское рандомизированное исследование более 500000 взрослых показало, что традиционные факторы риска опосредуют лишь около одной трети связи между генетическими вариантами образовательного уровня и ИБС. 52 Хотя несколько исследований непосредственно изучали возможные подходы к устранению вышестоящих детерминант ИБС, 53 , 54 такие вмешательства подтверждаются выводом этого исследования о том, что низкий уровень СЭС усугубляет стойкие различия в ИБС помимо его связи с традиционными факторы риска.

    Устранение традиционных факторов риска остается важной задачей для улучшения здоровья людей с низким СЭС, поскольку на эти факторы приходится 53% общего бремени и 40% избыточного бремени.Например, хотя потребление табака в целом снижается, улучшения менее выражены для взрослых с низким СЭС, что делает борьбу против табака высокоэффективной целью для сокращения неравенства в отношении ИБС. 55 Ориентация на традиционные факторы риска может иметь значимый результат в виде сокращения разрыва в бремени ИБС среди женщин, учитывая, что профили неблагоприятных факторов риска объясняют большую долю дополнительных событий у женщин, чем у мужчин. Тем не менее, социально-экономические факторы могут быть причиной более тяжелого бремени некоторых традиционных факторов риска; например, эпидемия ожирения непропорционально поражает женщин с низким СЭС, 56 и связанные с доходом факторы, такие как отсутствие продовольственной безопасности, связаны с повышенным метаболическим риском. 57 , 58 Эти наблюдения показывают, что усилия, направленные на отказ от курения, снижение уровня ХС-ЛПНП и САД, а также на профилактику и лечение диабета, могут уменьшить диспропорции СЭС, хотя эти усилия должны сочетаться с вмешательствами, нацеленными на вышестоящие социальные детерминанты.

    Подходы, нацеленные исключительно на клинические факторы риска, могут парадоксальным образом увеличить неравенство, потому что группы с более высоким SES с большей вероятностью пожинают плоды вмешательств в медицинских учреждениях. 59 Текущие рекомендации по профилактике Американского колледжа кардиологии и Американской кардиологической ассоциации подчеркивают важность скрининга людей на предмет социально-экономических недостатков, которые могут препятствовать их способности позволить себе полноценную пищу или заниматься физической активностью, хотя не дается никаких рекомендаций о том, как помочь. те, у кого тревожный экран. 60 , 61 Необходимы высококачественные исследования для проверки последующих клинических вмешательств для минимизации традиционных факторов риска в группах населения с низким СЭС (например, адаптированные программы доступного образа жизни или доступные схемы лечения) и вмешательств для улучшения самого СЭС (например, направление в социальные службы облегчается во время клинической встречи). 62 Последнее может быть основано на существующих экспериментальных и квазиэкспериментальных данных о программах и политике, направленных на устранение социально-экономических факторов риска для улучшения результатов в отношении здоровья.

    Результаты этого исследования также имеют клиническое значение для оценки сердечно-сосудистого риска. Современные подходы к профилактике сердечно-сосудистых заболеваний разбиты на уровни в соответствии с предполагаемым сердечно-сосудистым риском. 63 Хотя оценки риска сердечно-сосудистых заболеваний в некоторых странах включают некоторую меру SES, 64 оценки риска Американского колледжа кардиологии и Американской кардиологической ассоциации не включают SES.Однако в этих рекомендациях отмечается, что оценка может недооценивать риск у лиц с низким СЭС. 65 , 66 Раса / этническая принадлежность включена в оценку, что подчеркивает проблему оценки сердечно-сосудистого риска в Соединенных Штатах, где раса / этническая принадлежность связаны с СЭС. Без более полного понимания механизмов, которые лежат в основе более высокого риска среди чернокожих, включая расу / этническую принадлежность, но не SES при оценке сердечно-сосудистого риска, может привести к недостаточному лечению лиц не-чернокожих с низким SES и чрезмерному лечению черных людей с более высоким SES.Из-за отсутствия доступных материалов в литературе мы не смогли смоделировать ассоциации подгрупп с SES в различных расовых / этнических группах. В будущих исследованиях можно было бы использовать моделирование, чтобы оценить эту связь и выделить конкурирующие пути. Точно так же игнорирование СЭС на уровне района может недооценивать сердечно-сосудистый риск и снижать эффективность медицинских вмешательств. 67 , 68 На международном уровне несколько баллов сердечно-сосудистого риска включают социально-экономические депривации на индивидуальном уровне или уровне района 69 , 70 ; будущие исследования должны разработать и проверить такие баллы для Соединенных Штатов.

    Последствия за пределами клинической практики

    Большой размер популяции с низким СЭС и большая доля избыточного риска, необъяснимого традиционными факторами риска, предполагают, что достижение целей общественного здравоохранения по профилактике сердечно-сосудистых заболеваний потребует сосредоточения внимания на предшествующих факторах, связанных с СЭС.Решение проблемы общего бремени ИБС и факторов, объясняющих различия в ИБС, потребует исследования 60-процентного превышения риска, не связанного с традиционными факторами риска среди лиц с низким СЭС, и факторов, которые можно изменить, особенно среди более широких социально-экономических детерминант здоровья в разных странах. жизненный путь. Предыдущие экспериментальные и квазиэкспериментальные исследования продемонстрировали, что образовательные вмешательства и политика в области образования детей младшего возраста, направленные на повышение уровня образования, имеют серьезные долгосрочные последствия для ИБС и связанных с ними факторов риска. 53 , 71 , 72 Аналогичная экспериментальная и квазиэкспериментальная работа позволила предположить преимущества социально-экономических вмешательств для решения проблемы депривации доходов и соседства. 36 , 37,73

    Кроме того, следует оценивать политику, которая напрямую улучшает последующие пути развития, такие как диета и физическая активность на уровне населения, особенно среди лиц с низким СЭС. Эти меры могут включать программы помощи в области питания, такие как Программа дополнительной помощи в области питания и Специальная программа дополнительного питания для женщин, младенцев и детей, 74 , 75 или инициативы по созданию зеленых насаждений для повышения доступности окрестностей. 76

    Это исследование имеет несколько ограничений. Анализ был ограничен неопределенностью входных данных модели. Связь СЭС с ИБС была оценена на основе исследований когорт на уровне сообществ; хотя эти когорты были разнообразными, обобщение этих результатов на все население США сомнительно. Связь СЭС и ИБС наблюдалась в ряде когорт в США, включая исследование Фрамингема. 50 Напротив, оценки в этом исследовании были получены из исследования риска атеросклероза в сообществах, 16 , которое может иметь более высокий риск ИБС, чем другие когорты.Предыдущие исследования определяли SES по-разному, часто включая комбинации показателей дохода, образования, благосостояния и рода занятий. 51 , 77 Учитывая ограниченность данных, мы включили только доход и образование в определение SES в данном исследовании, тем самым ограничив нашу способность исследовать последствия других аспектов SES. Кроме того, большая часть литературы, предоставившей исходные данные для моделирования, разделяет SES на 2 категории, что ограничивает нашу возможность использовать непрерывное воздействие SES для моделирования более детальной связи доза-реакция с ИБС.Тем не менее, предыдущие исследования также показали, что связь между SES и CHD не является линейной 78 , 79 и что для образования, в частности, получение аттестата средней школы и колледжа служит важным порогом. 80 Более того, истинное влияние факторов риска на продолжительность жизни и отклонения, основанные на степени контроля, не могут быть полностью уловлены. Точно так же не учитывались последствия диеты и физической активности для ИБС, независимо от их связи с гипертонией, липидами и диабетом.Мы смоделировали людей в возрасте от 35 до 64 лет, учитывая нашу заинтересованность в выявлении роли СЭП в ранней ИБС; Однако масштабы этих результатов не могут быть экстраполированы на роль SES у пожилых людей.

    Мы считаем, что результаты этого исследования подчеркивают необходимость расширения понимания риска ИБС и разработки вмешательств, выходящих за рамки традиционных клинических факторов риска. Чтобы уменьшить социально-экономическое неравенство при ИБС, мы должны сосредоточить будущие исследования на внедрении и оценке клинических, общинных и популяционных вмешательств, направленных на борьбу с вышестоящими факторами риска, связанными с низким СЭС, такими как бедность и образование.

    Принято к публикации: 12 марта 2020 г.

    Автор для корреспонденции : Кирстен Биббинс-Доминго, доктор философии, доктор медицины, MAS, Центр уязвимых групп населения, Калифорнийский университет, Сан-Франциско, 550 16-я улица, Сан-Франциско, Калифорния 94143 ([email protected]).

    Опубликовано онлайн: 27 мая 2020 г. doi: 10.1001 / jamacardio.2020.1458

    Вклад авторов: Г-жа Пенко и доктор Коксон имели полный доступ ко всем данным в исследовании и несли ответственность за целостность данные и точность анализа данных.

    Концепция и дизайн: Хамад, Пенко, Мейсон, Биббинс-Доминго.

    Сбор, анализ или интерпретация данных: Все авторы.

    Составление рукописи: Хамад, Пенко, Гусман.

    Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания: Кази, Коксон, Вей, Мейсон, Ван, Голдман, Фиселла, Биббинс-Доминго.

    Статистический анализ: Пенко, Кази, Гусман, Вэй, Мейсон.

    Получено финансирование: Фиселла, Биббинс-Доминго.

    Административная, техническая или материальная поддержка: Penko, Wei, Goldman.

    Наблюдение: Кази, Коксон, Ван, Биббинс-Доминго.

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Д-р Голдман сообщил о получении грантов от Агентства по политике и исследованиям в области здравоохранения, Агентства по исследованиям и качеству здравоохранения и Национального центра исследований в области здравоохранения; Фонд семьи Генри Дж. Кайзера; Национальный институт сердца, легких и крови; Научно-исследовательский институт бортпроводников; Семейный фонд Суонсона; Бристол-Майерс Сквибб; Американский колледж кардиологии; и Национальные институты здравоохранения (NIH) во время проведения исследования, а также личные гонорары от Elsevier и Little, Brown за пределами представленных работ.Все гранты были присуждены учреждениям, а не доктору Голдману, и были использованы для разработки, обновления и обновления модели политики в отношении сердечно-сосудистых заболеваний. О других раскрытиях информации не сообщалось.

    Финансирование / поддержка: Эта работа была поддержана грантами R01HL081066 и K24DK103992 (д-р Биббинс-Доминго) и K08HL132106 (д-р Хамад) от NIH; Grant-in-Aid 09GRNT2060096 (Dr Bibbins-Domingo) от филиала Американской кардиологической ассоциации в западных штатах; и фонды институциональных исследований Калифорнийского университета в Сан-Франциско.

    Роль спонсора / спонсора: Спонсоры не играли никакой роли в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

    1. Герон М. Смерти: основные причины в 2016 г. Natl Vital Stat Rep . 2018; 67 (6): 1-77.PubMedGoogle Scholar3.Hastings KG, Бутройд DB, Kapphahn K, и другие.Социально-экономические различия в эпидемиологическом переходе от сердечных заболеваний к раку как основной причине смерти в США, 2003–2015 годы: обсервационное исследование. Энн Интерн Мед. . 2018; 169 (12): 836-844. DOI: 10.7326 / M17-0796 PubMedGoogle ScholarCrossref 4. Мозаффарианец D, Бенджамин EJ, Go КАК, и другие; Члены группы написания; Статистический комитет Американской кардиологической ассоциации; Подкомитет по статистике инсульта. Обновление статистики сердечных заболеваний и инсульта за 2016 г .: отчет Американской кардиологической ассоциации. Тираж . 2016; 133 (4): e38-e360. DOI: 10.1161 / CIR.0000000000000350 PubMedGoogle Scholar6.Hozawa А, Фолсом AR, Шарретт AR, Chambless LE. Абсолютные и относимые риски заболеваемости сердечно-сосудистыми заболеваниями по отношению к оптимальным и пограничным факторам риска: сравнение афроамериканцев с белыми — исследование риска атеросклероза в сообществах. Arch Intern Med . 2007; 167 (6): 573-579. DOI: 10.1001 / archinte.167.6.573 PubMedGoogle ScholarCrossref 10.Кази DS, Моран AE, Коксон PG, и другие. Экономическая эффективность терапии ингибитором PCSK9 у пациентов с гетерозиготной семейной гиперхолестеринемией или атеросклеротическим сердечно-сосудистым заболеванием. JAMA . 2016; 316 (7): 743-753. DOI: 10.1001 / jama.2016.11004 PubMedGoogle ScholarCrossref 12.Bibbins-Domingo К., Коксон П, Плетчер MJ, Лайтвуд J, Гольдман L. Подростковый избыточный вес и будущая ишемическая болезнь сердца у взрослых. N Engl J Med . 2007; 357 (23): 2371-2379. doi: 10.1056 / NEJMsa073166 PubMedGoogle ScholarCrossref 14. Центры по контролю и профилактике заболеваний, Национальный центр статистики здравоохранения. Основная причина смерти 1999-2010 гг. База данных CDC WONDER. По состоянию на 15 января 2013 г. https://wonder.cdc.gov/ucd-icd10.html 17.Winkleby MA, Jatulis DE, Франк E, Fortmann SP. Социально-экономический статус и здоровье: как образование, доход и профессия влияют на факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Am J Public Health . 1992; 82 (6): 816-820. DOI: 10.2105 / AJPH.82.6.816 PubMedGoogle ScholarCrossref 22.Lewis М.В., Ходнева Y, Редмонд N, и другие. Влияние сочетания дохода и образования на частоту ишемической болезни сердца в проспективном когортном исследовании «Причины географических и расовых различий в инсульте» (REGARDS). BMC Public Health . 2015; 15: 1312. DOI: 10.1186 / s12889-015-2630-4 PubMedGoogle ScholarCrossref 23.Lewington С, Кларк Р, Гызылбаш N, Пето Р., Коллинз R; Сотрудничество в перспективных исследованиях. Возрастное значение обычного артериального давления для смертности от сосудов: метаанализ индивидуальных данных для одного миллиона взрослых в 61 проспективном исследовании. Ланцет . 2002; 360 (9349): 1903-1913. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (02) 11911-8 PubMedGoogle ScholarCrossref 24.Stone Нью-Джерси, Робинсон JG, Лихтенштейн А, и другие; Американский колледж кардиологии / Целевая группа Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям.Руководство ACC / AHA 2013 г. по лечению холестерина в крови для снижения риска атеросклеротических сердечно-сосудистых заболеваний у взрослых: отчет Целевой группы Американского колледжа кардиологов / Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям. Дж. Ам Кол Кардиол . 2014; 63 (25, пт B): 2889-2934. DOI: 10.1016 / j.jacc.2013.11.002 PubMedGoogle ScholarCrossref 29.Seeman Т. Э., МакИвен BS, Роу JW, певец BH. Аллостатическая нагрузка как маркер кумулятивного биологического риска: исследования успешного старения MacArthur. Proc Natl Acad Sci U S A . 2001; 98 (8): 4770-4775. DOI: 10.1073 / pnas.081072698 PubMedGoogle ScholarCrossref 30.Geronimus AT, Курица М, Кин D, связанный Дж. «Выветривание» и возрастные закономерности оценки аллостатической нагрузки среди чернокожих и белых в Соединенных Штатах. Am J Public Health . 2006; 96 (5): 826-833. DOI: 10.2105 / AJPH.2004.060749 PubMedGoogle ScholarCrossref 33. Курица MT, Ли H, Моренофф J, дом JS, Уильямс DR.Расовые / этнические различия в распространенности гипертонии: пересмотр роли хронического стресса. Am J Public Health . 2014; 104 (1): 117-123. DOI: 10.2105 / AJPH.2013.301395 PubMedGoogle ScholarCrossref 35. Комитет

    Института медицины по пониманию и устранению расовых и этнических различий в сфере здравоохранения. Неравное обращение: борьба с расовым и этническим неравенством в сфере здравоохранения . Национальная академия прессы; 2003.

    37. Белый JS, Хамад Р, Ли Х, и другие.Долгосрочные эффекты лишения соседства на риск диабета: квазиэкспериментальные данные из политики расселения беженцев в Швеции. Ланцет, диабет, эндокринол . 2016; 4 (6): 517-524. DOI: 10.1016 / S2213-8587 (16) 30009-2 PubMedGoogle ScholarCrossref 38.Bauman AE, Reis RS, Саллис JF, Уэллс JC, Loos RJF, Мартин BW; Рабочая группа Lancet Physical Activity Series. Корреляты физической активности: почему одни люди физически активны, а другие нет? Ланцет .2012; 380 (9838): 258-271. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (12) 60735-1 PubMedGoogle ScholarCrossref 42.

    Berkman LF, Стекло Т. Социальная интеграция, социальные сети, социальная поддержка и здоровье. В: Беркман L, Кавачи I, ред. Социальная эпидемиология . Издательство Оксфордского университета; 2000: 137-173.

    43. Лакон См, хипп Младший, Ван C, окурки CT, Хосе R. Моделирование динамических сетевых моделей и курения среди подростков: влияние разного влияния сверстников и выбора сверстников. Am J Public Health . 2015; 105 (12): 2438-2448. DOI: 10.2105 / AJPH.2015.302789 PubMedGoogle ScholarCrossref 46.Shonkoff JP, Гарнер AS; Комитет по психосоциальным аспектам здоровья детей и семьи; Комитет по раннему детству, усыновлению и уходу на иждивении; Секция развивающей и поведенческой педиатрии. Последствия невзгод раннего детства и токсического стресса на всю жизнь. Педиатрия . 2012; 129 (1): e232-e246. DOI: 10.1542 / peds.2011-2663 PubMedGoogle ScholarCrossref 49.Баттерхэм RW, Хокинс М, Коллинз П.А., Бухбиндер Р., Осборн RH. Грамотность в вопросах здоровья: применение современных концепций для улучшения медицинских услуг и уменьшения неравенства в отношении здоровья. Общественное здравоохранение . 2016; 132: 3-12. DOI: 10.1016 / j.puhe.2016.01.001 PubMedGoogle ScholarCrossref 50.Dawber TR, Каннель ВБ, Ревотские N, Стокса J III, Каган А, Гордон Т. Некоторые факторы, связанные с развитием ишемической болезни сердца: шестилетний опыт наблюдения в Фрамингемском исследовании. Am J Public Health Nations Health . 1959; 49 (10): 1349-1356. DOI: 10.2105 / AJPH.49.10.1349 PubMedGoogle ScholarCrossref 52.Carter AR, Гилл Д, Дэвис НМ, и другие. Понимание последствий неравенства в образовании для сердечно-сосудистых заболеваний: Менделевское рандомизационное исследование. BMJ . 2019; 365: l1855. DOI: 10.1136 / bmj.l1855 PubMedGoogle ScholarCrossref 60.Arnett ДК, Блюменталь RS, Альберт MA, и другие. Руководство ACC / AHA по первичной профилактике сердечно-сосудистых заболеваний 2019 г .: отчет Целевой группы Американского колледжа кардиологов / Американской кардиологической ассоциации по клиническим практическим рекомендациям. Дж. Ам Кол Кардиол . 2019; 74 (10): e177-e232. DOI: 10.1016 / j.jacc.2019.03.010 PubMedGoogle ScholarCrossref 63.Goff ОКРУГ КОЛУМБИЯ Младший, Ллойд-Джонс DM, Беннетт G, и другие; Американский колледж кардиологии / Целевая группа Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям. Рекомендации ACC / AHA по оценке риска сердечно-сосудистых заболеваний, 2013 г .: отчет Целевой группы Американского колледжа кардиологов / Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям. Тираж .2014; 129 (25) (приложение 2): S49-S73. DOI: 10.1161 / 01.cir.0000437741.48606.98 PubMedGoogle ScholarCrossref 64.Collins GS, Альтман DG. Независимая внешняя проверка и оценка прогноза сердечно-сосудистого риска QRISK: проспективное открытое когортное исследование. BMJ . 2009; 339: b2584. DOI: 10.1136 / bmj.b2584 PubMedGoogle ScholarCrossref 65.Lloyd-Jones DM, Braun LT, Ndumele CE, и другие. Использование инструментов оценки риска для принятия решений при первичной профилактике атеросклеротических сердечно-сосудистых заболеваний: специальный отчет Американской кардиологической ассоциации и Американского колледжа кардиологов. Тираж . 2019; 139 (25): e1162-e1177. DOI: 10.1161 / CIR.0000000000000638 PubMedGoogle ScholarCrossref 67.Dalton JE, Perzynski AT, Зидар DA, и другие. Точность прогноза сердечно-сосудистого риска зависит от социально-экономического положения района: ретроспективное когортное исследование. Энн Интерн Мед. . 2017; 167 (7): 456-464. DOI: 10.7326 / M16-2543 PubMedGoogle ScholarCrossref 69.Hippisley-Cox J, Coupland C, Виноградова Y, Робсон J, тигровый П.Эффективность алгоритма прогнозирования сердечно-сосудистого риска QRISK в независимой британской выборке пациентов общей практики: валидационное исследование. Сердце . 2008; 94 (1): 34-39. DOI: 10.1136 / hrt.2007.134890 PubMedGoogle ScholarCrossref 70.Woodward M, тигровый П., Танстолл-Педое H; SIGN Группа оценки рисков. Добавление социальной депривации и семейного анамнеза к оценке риска сердечно-сосудистых заболеваний: оценка ASSIGN из Шотландской расширенной когорты здоровья сердца (SHHEC). Сердце . 2007; 93 (2): 172-176. DOI: 10.1136 / hrt.2006.108167 PubMedGoogle ScholarCrossref 71.Hamad Р, Эльзер H, Тран Округ Колумбия, Рехкопф DH, Гудман SN. Как и почему исследования расходятся во мнениях о влиянии образования на здоровье: систематический обзор и метаанализ исследований законов об обязательном школьном образовании. Soc Sci Med . 2018; 212: 168-178. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2018.07.016 PubMedGoogle ScholarCrossref 72.Hamad Р, Нгуен TT, Бхаттачарья Джей, Глимур MM, Rehkopf DH.Уровень образования и сердечно-сосудистые заболевания в США: квазиэкспериментальный анализ инструментальных переменных. ПЛоС Мед . 2019; 16 (6): e1002834. DOI: 10.1371 / journal.pmed.1002834 PubMedGoogle Scholar74.Hamad R, Батра А, Карасек D, и другие. Влияние пересмотренного пакета продуктов WIC на питание матери во время беременности и в послеродовой период. Am J Epidemiol . 2019; 188 (8): 1493-1502. DOI: 10.1093 / aje / kwz098 PubMedGoogle ScholarCrossref 75.Басу С, Селигман Х, Бхаттачарья Дж. Изменения в политике питания в программе дополнительной помощи в области питания: микромоделирование и анализ экономической эффективности. Принятие решений по медицине . 2013; 33 (7): 937-948. DOI: 10.1177 / 0272989X13493971 PubMedGoogle ScholarCrossref 76.Lovasi GS, Грейди S, Рандл А. Шаги вперед: обзор и рекомендации по исследованиям ходьбы, физической активности и здоровья сердечно-сосудистой системы. Общественное здравоохранение Ред. .2012; 33 (4): 484-506. DOI: 10.1007 / bf033

    PubMedGoogle Scholar77.Loucks ЭБ, Линч JW, пилот L, и другие. Социально-экономическое положение на протяжении всей жизни и частота ишемической болезни сердца: исследование Framingham Offspring. Am J Epidemiol . 2009; 169 (7): 829-836. DOI: 10.1093 / aje / kwn403PubMedGoogle ScholarCrossref 80.Ross СЕ, Мировский Дж. Уточнение связи между образованием и здоровьем: влияние количества, квалификации и избирательности. Демография . 1999; 36 (4): 445-460. DOI: 10.2307 / 2648083 PubMedGoogle ScholarCrossref

    Функция супер-энхансера и ее применение в таргетной терапии рака

  • 1.

    Ким, Т. К. и Шихаттар, Р. Архитектурные и функциональные сходства между энхансерами и промоторами. Cell 162 , 948–959 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 2.

    Banerji, J., Rusconi, S. & Schaffner, W. Экспрессия гена бета-глобина усиливается удаленными последовательностями ДНК SV40. Cell 27 , 299–308 (1981).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 3.

    Grosveld, F., van Assendelft, G. B., Greaves, D. R., Kollias, G. Позиционно-независимая, высокая экспрессия гена бета-глобина человека у трансгенных мышей. Cell 51 , 975–985 (1987).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 4.

    Визель А., Рубин Э. М. и Пеннаккио Л. А. Геномные взгляды на энхансеры дальнего действия. Nature 461 , 199–205 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 5.

    Поббати А. В. и Хонг В. Новые роли факторов транскрипции TEAD и его коактиваторов при раке. Cancer Biol. Ther. 14 , 390–398 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 6.

    Heintzman, N. D. et al. Четкие и предсказуемые сигнатуры хроматина промоторов и энхансеров транскрипции в геноме человека. Nat. Genet. 39 , 311–318 (2007).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 7.

    Лелли К. М., Слэттери М. и Манн Р. С. Распутывание многих слоев эукариотической регуляции транскрипции. Annu. Преподобный Жене. 46 , 43–68 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 8.

    Spitz, F. & Furlong, E. E. Факторы транскрипции: от связывания энхансера до контроля развития. Nat. Преподобный Жене. 13 , 613–626 (2012).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 9.

    Балджер М. и Гроудин М. Функциональное и механистическое разнообразие дистальных энхансеров транскрипции. Cell 144 , 327–339 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 10.

    Шлюева Д., Стампфель Г. и Старк А. Усилители транскрипции: от свойств к предсказаниям на уровне всего генома. Nat. Преподобный Жене. 15 , 272–286 (2014).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 11.

    Deng, W. et al. Контроль дальнодействующих геномных взаимодействий в нативном локусе путем целенаправленного связывания фактора петлеобразования. Cell 149 , 1233–1244 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 12.

    Толхуис, Б., Палстра, Р. Дж., Сплинтер, Э., Гросвельд, Ф. и де Лаат, В. Зацикливание и взаимодействие между гиперчувствительными сайтами в активном бета-глобиновом локусе. Мол. Ячейка 10 , 1453–1465 (2002).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 13.

    Whyte, W. A. ​​et al. Основные факторы транскрипции и медиатор создают суперэнхансеры в ключевых генах клеточной идентичности. Cell 153 , 307–319 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 14.

    Lu, J. et al. MICAL2 опосредует деградацию убиквитина p53 путем окисления метионина 40 и 160 p53 и способствует злокачественному развитию колоректального рака. Theranostics 8 , 5289–5306 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 15.

    Sengupta, S. & George, R. E. Управляемые суперэнхансером транскрипционные зависимости при раке. Тенденции рака 3 , 269–281 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 16.

    Брэднер, Дж. Э., Хниш, Д. и Янг, Р. А. Транскрипционная зависимость при раке. Cell 168 , 629–643 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 17.

    Ли Т. И. и Янг Р. А. Регуляция транскрипции и ее неправильная регуляция при заболеваниях. Cell 152 , 1237–1251 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 18.

    Зарет, К. С. и Кэрролл, Дж. С. Пионерские факторы транскрипции: установление компетентности для экспрессии генов. Genes Dev. 25 , 2227–2241 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 19.

    Buecker, C. & Wysocka, J. Энхансеры как центры интеграции информации в разработке: уроки геномики. Trends Genet .: TIG 28 , 276–284 (2012).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 20.

    Schaffner, W. Энхансеры, энхансеры — от их открытия до сегодняшней вселенной энхансеров транскрипции. Biol. Chem. 396 , 311–327 (2015).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 21.

    Hnisz, D. et al. Супер-энхансеры в контроле идентичности клеток и болезней. Cell 155 , 934–947 (2013).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 22.

    Loven, J. et al. Селективное ингибирование опухолевых онкогенов за счет разрушения суперэнхансеров. Cell 153 , 320–334 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 23.

    Parker, S.C. et al. Состояния энхансеров растяжения хроматина управляют клеточно-специфической регуляцией генов и содержат варианты риска заболеваний человека. Proc. Natl Acad. Sci. США 110 , 17921–17926 (2013).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 24.

    Ernst, J. et al. Картирование и анализ динамики состояния хроматина в девяти типах клеток человека. Nature 473 , 43–49 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 25.

    Khan, A. & Zhang, X. dbSUPER: база данных супер-энхансеров в геноме мыши и человека. Nucleic Acids Res. 44 , D164 – D171 (2016).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 26.

    Pott, S. & Lieb, J. D. Что такое супер-энхансеры? Nat. Genet. 47 , 8–12 (2015).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 27.

    Chen, X. et al. Интеграция внешних сигнальных путей с основной транскрипционной сетью в эмбриональных стволовых клетках. Cell 133 , 1106–1117 (2008).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 28.

    Rada-Iglesias, A. et al. Уникальная сигнатура хроматина позволяет выявить усилители раннего развития у человека. Природа 470 , 279–283 (2011).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 29.

    Visel, A. et al. ChIP-seq точно предсказывает тканеспецифическую активность энхансеров. Nature 457 , 854–858 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 30.

    Creyghton, M. P. et al. Гистон h4K27ac отделяет активные энхансеры от уравновешенных и предсказывает состояние развития. Proc. Natl Acad. Sci. США 107 , 21931–21936 (2010).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 31.

    Neph, S. et al. Обширный человеческий регуляторный лексикон, закодированный в следах факторов транскрипции. Природа 489 , 83–90 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 32.

    Вахараутио, А. и Тайпале, Дж. Рак. Рак супер-энхансером. Наука 346 , 1291–1292 (2014).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 33.

    Chapuy, B. et al. Обнаружение и характеристика зависимостей, связанных с суперэнхансерами, в диффузной крупноклеточной лимфоме. Cancer Cell 24 , 777–790 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 34.

    Oldridge, D. A. et al. Генетическая предрасположенность к нейробластоме, опосредованная полиморфизмом суперэнхансера LMO1. Природа 528 , 418–421 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 35.

    Mansour, M. R. et al. Онкогенная регуляция. Онкогенный суперэнхансер, образованный в результате соматической мутации некодирующего межгенного элемента. Наука 346 , 1373–1377 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 36.

    Хниш, Д.и другие. Конвергенция онкогенных и онкогенных сигнальных путей у суперэнхансеров транскрипции. Мол. Ячейка 58 , 362–370 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 37.

    Niwa, H. et al. Взаимодействие между Oct3 / 4 и Cdx2 определяет дифференцировку трофэктодермы. Cell 123 , 917–929 (2005).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 38.

    Kagey, M.H. et al. Медиатор и когезин связывают экспрессию генов и архитектуру хроматина. Природа 467 , 430–435 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 39.

    Dowen, J. M. et al. Контроль генов клеточной идентичности происходит в изолированных окрестностях хромосом млекопитающих. Cell 159 , 374–387 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 40.

    Groschel, S. et al. Единственная перестройка онкогенного энхансера вызывает сопутствующее нарушение регуляции EVI1 и GATA2 при лейкемии. Cell 157 , 369–381 (2014).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 41.

    Нг, Х. Х. и Сурани, М. А. Транскрипционные и сигнальные сети плюрипотентности. Nat. Cell Biol. 13 , 490–496 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 42.

    Янг, Р. А. Контроль состояния эмбриональных стволовых клеток. Cell 144 , 940–954 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 43.

    Kim, T. K. et al. Широко распространенная транскрипция энхансеров, регулирующих активность нейронов. Природа 465 , 182–187 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 44.

    Лам, М. Т., Ли, В., Розенфельд, М. Г. и Гласс, К. К. Энхансерные РНК и регулируемые программы транскрипции. Trends Biochem. Sci. 39 , 170–182 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 45.

    Hah, N. et al. Чувствительные к воспалению суперэнхансеры образуют домены скоординированно регулируемых энхансерных РНК. Proc. Natl Acad. Sci. США 112 , E297 – E302 (2015).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 46.

    De Santa, F. et al. Большая часть сайтов транскрипции экстрагенной РНК pol II перекрывается энхансерами. PLoS Biol. 8 , e1000384 (2010).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 47.

    Kaikkonen, M.U. et al. Ремоделирование энхансерного ландшафта во время активации макрофагов связано с транскрипцией энхансера. Мол. Ячейка 51 , 310–325 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 48.

    Koch, F. et al. Платформы инициации транскрипции и рекрутирование GTF на тканеспецифичных энхансерах и промоторах. Nat. Struct. Мол. Биол. 18 , 956–963 (2011).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 49.

    Nakamura, Y. et al. Нацеливание на суперэнхансеры и мутантный BRAF может подавлять рост BRAF-мутантных раковых клеток толстой кишки посредством репрессии сигнального пути MAPK. Cancer Lett. 402 , 100–109 (2017).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 50.

    Бабу Д. и Фуллвуд М. Дж. Расширение эффектов ЭРГ на ландшафты хроматина и нарушение регуляции транскрипции при раке простаты. Nat.Genet. 49 , 1294–1295 (2017).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 51.

    Shen, Y. et al. Рекомбинантный слитый белок декорин ослабляет образование и разрыв аневризмы брюшной аорты у мышей. Sci. Отчет 7 , 15857 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 52.

    Дуайт, Т.и другие. Структурные перестройки TERT в метастатических феохромоцитомах. Endocr.-Relat. Рак 25 , 1–9 (2018).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 53.

    Northcott, P. A. et al. Похищение энхансера активирует онкогены семейства GFI1 в медуллобластоме. Природа 511 , 428–434 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 54.

    Wang, Y. et al. CDK7-зависимая транскрипционная зависимость при тройном отрицательном раке молочной железы. Cell 163 , 174–186 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 55.

    Бэйлин, С. Б. и Джонс, П. А. Десятилетие исследования эпигенома рака — биологические и трансляционные последствия. Nat. Rev. Cancer 11 , 726–734 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 56.

    Эльзассер, С. Дж., Аллис, К. Д. и Льюис, П. В. Рак. Новые эпигенетические драйверы рака. Наука 331 , 1145–1146 (2011).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 57.

    Коул П. А. Химические зонды для модифицирующих гистоны ферментов. Nat. Chem. Биол. 4 , 590–597 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 58.

    Доусон М. А. и Кузаридес Т. Эпигенетика рака: от механизма к терапии. Cell 150 , 12–27 (2012).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 59.

    Marks, P. A. & Xu, W. S. Ингибиторы гистон-деацетилазы: потенциал в терапии рака. J. Cell. Biochem. 107 , 600–608 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 60.

    Dawson, M.A. et al. Ингибирование рекрутирования BET на хроматин как эффективное лечение лейкемии слияния MLL. Природа 478 , 529–533 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 61.

    Delmore, J. E. et al. Ингибирование бромодомена BET как терапевтическая стратегия нацеливания на c-Myc. Cell 146 , 904–917 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 62.

    Mertz, J. A. et al. Устранение зависимости MYC при раке путем ингибирования бромодоменов BET. Proc. Natl Acad. Sci. США 108 , 16669–16674 (2011).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 63.

    Zuber, J. et al. Скрининг RNAi идентифицирует Brd4 как терапевтическую мишень при остром миелоидном лейкозе. Природа 478 , 524–528 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 64.

    LeRoy, G., Rickards, B. & Flint, S.J. Двойные бромодоменные белки Brd2 и Brd3 связывают ацетилирование гистонов с транскрипцией. Мол. Ячейка 30 , 51–60 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 65.

    Rahman, S. et al. Экстратерминальный домен Brd4 обеспечивает активацию транскрипции независимо от pTEFb за счет рекрутирования множества белков, включая NSD3. Мол.Клетка. Биол. 31 , 2641–2652 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 66.

    Yang, Z. et al. Рекрутирование P-TEFb для стимуляции удлинения транскрипции белком бромодомена Brd4. Мол. Ячейка 19 , 535–545 (2005).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 67.

    Jang, M. K. et al. Белок бромодомена Brd4 является положительным регуляторным компонентом P-TEFb и стимулирует зависимую от РНК-полимеразы II транскрипцию. Мол. Ячейка 19 , 523–534 (2005).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 68.

    Chipumuro, E. et al. Ингибирование CDK7 подавляет связанную с суперэнхансером онкогенную транскрипцию при раке, управляемом MYCN. Cell 159 , 1126–1139 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 69.

    Trabucco, S.E. et al. Ингибирование белков бромодомена для лечения диффузной крупноклеточной В-клеточной лимфомы человека. Clin. Cancer Res. 21 , 113–122 (2015).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 70.

    Valentijn, L.J. et al. Перестройки TERT часто встречаются при нейробластоме и выявляют агрессивные опухоли. Nat. Genet. 47 , 1411–1414 (2015).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 71.

    Weischenfeldt, J. et al. Пан-рак анализ соматических изменений числа копий предполагает участие IRS4 и IGF2 в захвате энхансеров. Nat. Genet. 49 , 65–74 (2017).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 72.

    Hahn, C.N. et al. Наследственные мутации GATA2, связанные с семейным миелодиспластическим синдромом и острым миелоидным лейкозом. Nat. Genet. 43 , 1012–1017 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 73.

    Ostergaard, P. et al. Мутации в GATA2 вызывают первичную лимфедему, связанную с предрасположенностью к острому миелоидному лейкозу (синдром Эмбергера). Nat. Genet. 43 , 929–931 (2011).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 74.

    Zhang, X. et al. Идентификация фокально амплифицированных суперэнхансеров, специфичных для клонов, при раке эпителия человека. Nat. Genet. 48 , 176–182 (2016).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 75.

    Drier, Y. et al. Онкогенная петля обратной связи MYB управляет альтернативными клеточными судьбами при аденоидно-кистозной карциноме. Nat. Genet. 48 , 265–272 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 76.

    Lin, C. Y. et al. Усиление транскрипции в опухолевых клетках с повышенным c-Myc. Cell 151 , 56–67 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 77.

    Бхагват, А.С. и Вакок, С. Р. Таргетинг на факторы транскрипции при раке. Trends Cancer 1 , 53–65 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 78.

    Nicodeme, E. et al. Подавление воспаления синтетическим имитатором гистонов. Природа 468 , 1119–1123 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 79.

    Filippakopoulos, P. et al. Селективное ингибирование бромодоменов BET. Природа 468 , 1067–1073 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 80.

    Ott, C.J. et al. Ингибирование бромодомена BET нацелено как на c-Myc, так и на IL7R при остром лимфобластном лейкозе высокого риска. Кровь 120 , 2843–2852 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 81.

    Di Micco, R. et al. Контроль идентичности эмбриональных стволовых клеток посредством BRD4-зависимого транскрипционного удлинения генов плюрипотентности, связанных с суперэнхансером. Cell Rep. 9 , 234–247 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 82.

    Dawson, M. A. et al. Повторяющиеся мутации, включая NPM1c, активируют BRD4-зависимую основную программу транскрипции при остром миелоидном лейкозе. Лейкемия 28 , 311–320 (2014).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 83.

    Гаррига Дж. И Грана X. Клеточный контроль экспрессии генов с помощью комплексов циклин / CDK9 Т-типа. Gene 337 , 15–23 (2004).

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 84.

    Nilson, K. A. et al. THZ1 выявляет роли Cdk7 в ко-транскрипционном кэпинге и паузе. Мол. Ячейка 59 , 576–587 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 85.

    Arner, E. et al. Транскрибируемые энхансеры создают волны координированной транскрипции в переходных клетках млекопитающих. Наука 347 , 1010–1014 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 86.

    Core, L. J. et al. Анализ формирующейся РНК определяет единую архитектуру инициирующих областей на промоторах и энхансерах млекопитающих. Nat. Genet. 46 , 1311–1320 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • СЭС, сертификат здоровья Днепр Украина, обязательная сертификация продукции, автомобили, оборудование, услуги, маркировка * Сертификат ISO, CE, сертификация, таможенное оформление, растаможка, доставка, транспортировка, услуги * Таможенная служба Украины

    Свидетельство санитарно-эпидемиологического надзора Украины — документ, подтверждающий соответствие готовой продукции, деятельности или технических условий на производство продукции действующим требованиям, гигиеническим нормам и санитарным нормам, и служащий официальным подтверждением безопасности продукции. для здоровья человека.Кроме того, при получении сертификатов соответствия часто необходимо предварительно получить справку санитарно-эпидемиологического надзора Министерства здравоохранения Украины.

    Свидетельство санитарно-эпидемиологического надзора Министерства здравоохранения Украины выдается в соответствии с правилами, установленными Свидетельством государственной санитарно-эпидемиологической экспертизы от 27.12.2004 № 05.03.02-03 / 52400, и регулируется с Законом Украины «Об обеспечении санитарно-эпидемиологической безопасности населения» №4004-XII от 24.02.94г.

    Сертификат выдается Минздравом Украины на срок от 1 года до 5 лет на:
    — продукцию украинского производства;
    — импортная продукция;
    — вид деятельности (торговля, общественное питание) ;
    — технические условия (производственные спецификации) .

    Разработка, согласование технических условий (ТУ)

    Технические условия — документ, устанавливающий требования, обязательные для выполнения в процессе его производства, реализации, эксплуатации, утилизации, транспортировки, хранения и других видов деятельности.

    Технические условия разрабатываются на один конкретный продукт, вещество, материал. Требования, установленные Техническими условиями (ТУ), не должны противоречить обязательным требованиям государственных стандартов, которые распространяются на данную продукцию.

    Процесс выполнения работ по ТУ включает: разработку проекта ТУ, согласование и согласование технических условий (в том числе изменений в них) с органами государственного надзора.

    Предоставим оптимальные конструкторские решения технического задания, разработанные специально для вашего производства и соответствующие всем действующим стандартам государственных регулирующих органов.

    Разработка технического задания начинается с получения следующей информации:

    1. Реквизиты вашей компании.

    2. Будущий ассортимент вашей продукции с описанием основных технических характеристик.

    3. Технологический заказ производства с описанием основных закупаемых комплектующих.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.