Территориальное управление восточного административного округа: Территориальное управление департамента земельных ресурсов города Москвы в Восточном административном округе (ТУ ДЗР ВАО)

Разное

Содержание

kapfond, Автор в О фонде капитального ремонта Москвы — справка

Территориальное управление Фонда капремонта Северо-Восточного административного округа города Москвы Посетите указанное территориальное отделение ФКР Москвы по адресу: 127322, г. Москва, ул. Милашенкова, д.14 Ситник Александр Витальевич – начальник управления Фонда капитального ремонта Москвы по СВАО Телефон Фонда капремонта г Москвы в СВАО: 8 (495) 610-51-19  

Continue reading

Территориальное управление Фонда капитального ремонта Москвы в Юго-Восточном административном округе Вы можете посетить по адресу: 109378, г. Москва, Волгоградский проспект, д.163, корп.3 Начальник территориального управления Юго-Восточного административного округа Фонда капитального ремонта многоквартирных домов города Москвы – Цыганков Владимир Михайлович Телефон Фонда капремонта г Москвы в ЮВАО: 8 (495) 379-42-48 (доб. 5041) …

Continue reading

Территориальное управление ФКР Западного административного округа Москвы Доступно для личного посещения по адресу: 121351, г.

Москва, ул. Ярцевская, д.22, стр.1 Колесникова Людмила Александровна – возглавляет территориальное управление ФКР Москвы по ЗАО. Телефон Фонда капремонта г Москвы в ЗАО: 8 (499) 141-00-07  

Continue reading

Территориальное управление Фонда капремонта Южного административного округа Москвы Находится по адресу: 117587, г. Москва, Варшавское шоссе, д.116 Начальник территориального управления Южного административного округа Фонда капитального ремонта г. Москвы – Гусев Илья Александрович Телефон Фонда капремонта г Москвы в ЮАО: 8 (499) 610-13-53

Continue reading

Территориальное управление ФКР Восточного административного округа Москвы Можно найти по адресу: 107076, г. Москва, Колодезный пер., д.14 C мая 2017 года  начальником территориального управления ВАО Фонда капитального ремонта многоквартирных домов города Москвы назначен Юдов Владимир Иванович Телефон Фонда капремонта г Москвы в ВАО: 8 (499) 268-03-13

Continue reading

Фонд капитального ремонта Северного округа Москвы Располагается данное территориальное управление по адресу: 127474, г. Москва, ул. Дубнинская, д.37, корп.2 Начальник Территориального управления Фонда капремонта Москвы по САО – Козленков Вадим Михайлович Телефон Фонда капремонта г Москвы в САО: 8 (499) 480-67-65   

Continue reading

Территориальное управление Фонда капитального ремонта Центрального административного округа Москвы Находится по адресу: 121069, г. Москва, ул. Поварская д.11, стр.2 Начальник Территориального управления Центрального административного округа Фонда капитального ремонта многоквартирных домов города Москвы Адайкин Андрей Петрович Телефон Фонда капремонта ЦАО Москвы 8 (495) 697-48-06

Continue reading

ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 29 декабря 2014 г. N 833-ПП   ОБ УСТАНОВЛЕНИИ МИНИМАЛЬНОГО РАЗМЕРА ВЗНОСА НА КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ ОБЩЕГО ИМУЩЕСТВА В МНОГОКВАРТИРНЫХ ДОМАХ НА ТЕРРИТОРИИ ГОРОДА МОСКВЫ   В соответствии со статьей 167 Жилищного кодекса Российской Федерации и частью 2 статьи 7 Закона города Москвы от 27 января 2010 …

Continue reading

Территориальные органы МЧС России по г. Москве в ЮВАО

Распоряжение префектуры ЮВАО № 1497 от 14 ноября 2016 года «О мерах по обеспечению безопасности людей в местах массового и зимнего отдыха Юго-Восточного административного округа города Москвы в зимний период 2016-2017 гг.»

Территориальные органы МЧС России по г. Москве в ЮВАО

1. Управление по ЮВАО ГУ МЧС России по г.Москве

109651, г.Москва, ул.Люблинская, д.94 (м.Марьино/Братиславская)

Начальник: Шестаков Николай Андреевич

Тел.: (495)349-64-78

e-mail: [email protected]

Тел.доверия ГУ МЧС России по г.Москве: (495)637-22-22

2. ФГКУ «24 отряд ФПС по г.Москве»

109377, г.Москва, ул.Академика Скрябина, д.15, корп.1 (м.Рязанский пр-т)

Заместитель начальника: Пименов Юрий Викторович

Тел.: (495)348-33-56

e-mail: [email protected]

3. 1 региональный отдел надзорной деятельности и профилактической работы (подведомственные районы — Кузьминки, Текстильщики, Рязанский, Выхино-Жулебино, Некрасовка)

109153, г.Москва, Хвалынский б-р, д.9 (м.Лермонтовский пр-т)

Начальник: Осокин Владимир Сергеевич

Тел.: (495)704-14-35,

e-mail: [email protected]

4. 2 региональный отдел надзорной деятельности и профилактической работы (подведомственные районы – Южнопортовый, Лефортово, Нижегородский)

111024, г.Москва, шоссе Энтузиастов, д.11 (м.Авиамоторная)

Начальник: Долганин Андрей Владимирович

Тел.: (495)362-81-17

e-mail: [email protected]

5. 3 региональный отдел надзорной деятельности и профилактической работы (подведомственные районы – Марьино, Люблино, Капотня, Печатники)

109651, г.Москва, ул.Люблинская, д.94 (м.Марьино/Братиславская)

Начальник: Крикуненко Дмитрий Вячеславович

Тел.: (495)348-02-91

e-mail: [email protected]

Управление по Юго-Восточному административному округу Департамента по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности города Москвы (Управление по ЮВАО Департамента ГОЧСиПБ)

111024, г.Москва, шоссе Энтузиастов, 22/18 (м.Авиамоторная)

Начальник Управления по Юго-Восточному административному округу: Добряков Герман Игоревич

Тел.: (495)918-19-49

e-mail: [email protected]

ОНФ в Москве добился компенсации за некачественный капремонт для собственника квартиры в Восточном округе

Активисты регионального отделения Общероссийского народного фронта в Москве добились возмещения ущерба одному из собственников квартиры, расположенной в доме на Большом Купавенском проезде, которую в числе других затопило после разрыва труб горячего и холодного водоснабжения. Ранее в региональное отделение ОНФ поступило обращение от одного из жильцов этого дома с просьбой оказать содействие в том вопросе.

По словам заявителя, после проведенного капитального ремонта, во время которого в доме поменяли в том числе и трубы горячего и холодного водоснабжения, в одной из квартир на четвертом этаже произошел их разрыв. Авария оказалась настолько серьезна, что даже квартира на первом этаже, где живет автор обращения, была затоплена практически полностью.

«Пострадали не только потолок, стены и пол, но разбухли межкомнатные двери и пришло в негодность некоторое имущество, – рассказал эксперт регионального отделения ОНФ в Москве, модератор тематической площадки «Жилье и городская среда» Никита Матвеенков. – Несмотря на то что виновник аварии – подрядчик, выполнявший капремонт, был выявлен сразу, компенсацию пострадавшим выплачивать не спешили».

По словам эксперта, поначалу пострадавших «кормили» обещаниями, но когда по прошествии четырех месяцев денег они так и не получили, потерпевший стал писать письма руководителю территориального управления Фонда капитального ремонта Восточного административного округа и звонить в единую справочную службу правительства Москвы с просьбой о помощи в получении компенсации. Последней инстанцией, куда обратился заявитель, стало региональное отделение Народного фронта в Москве.

«Эксперты регионального штаба ОНФ в Москве изучили ситуацию и написали обращение в Фонд капитального ремонта с просьбой ускорить получение компенсации. Просьба была услышана, и причиненный собственникам ущерб был компенсирован», – отметил Матвеенков.

На сегодняшний день Фонд капитального ремонта Москвы запустил процедуру расторжения договора на проведение работ по капитальному ремонту дома с нерадивым подрядчиком. Региональное отделение ОНФ держит ситуацию на контроле.

Департамент земельных ресурсов города Москвы

Департамент земельных ресурсов города Москвы

 — орган исполнительной власти города Москвы в области земельных отношений, управления землями на территории города, включая участки, находящиеся в собственности города Москвы, и участки, государственная собственность на которые не разграничена.

История

Первоначальное название — Московский земельный комитет. Образован совместным постановлением Госкомзема РСФСР и Правительства Москвы от 15 октября 1991 года № 126-2 во исполнение совместного распоряжения Госкомзема РСФСР, Моссовета и Мосгорисполкома от 15.02.1991 года № 7-280р-184р «О создании органов управления по проведению земельной реформы в г. Москвы».

Переименован в Департамент земельных ресурсов города Москвы в соответствии с постановлением Правительства Москвы от 03.02.2004 года № 51-ПП.

Структура

В состав Департамента входят аппарат управления и территориальные управления в административных округах города Москвы:

  • управление регулирования землепользованием в Центральном административном округе;
  • управление регулирования землепользованием в Северном административном округе;
  • управление регулирования землепользованием в Северо-Восточном административном округе;
  • управление регулирования землепользованием в Восточном административном округе;
  • управление регулирования землепользованием в Юго-Восточном административном округе;
  • управление регулирования землепользованием в Южном административном округе;
  • управление регулирования землепользованием в Юго-Западном административном округе;
  • управление регулирования землепользованием в Западном административном округе;
  • управление регулирования землепользованием в Северо-Западном административном округе;
  • управление регулирования землепользованием в Зеленоградском административном округе.

Возглавляет Департамент Ефимов Владимир Владимирович — министр Правительства Москвы. Заместители руководителя:

  • Синицын Игорь Андреевич;
  • Соловьева Екатерина Александровна;
  • Афоничева Полина Борисовна;
  • Прохоров Александр Владимирович;
  • Тетушкин Дмитрий Николаевич;
  • Ткачева Ирина Васильевна;
  • Гаман Максим Федорович.

Деятельность

Основные задачи

  • Осуществление государственной политики в области земельных отношений и использования земель на территории города Москвы.
  • Учет, управление в установленном порядке земельными участками, находящимся в собственности города Москвы.
  • Осуществление межотраслевой координации управления земельными участками на территории города Москвы, земельными участками, находящимися в собственности города Москвы и расположенными вне границ города Москвы, в целях их наиболее эффективного использования для реализации социально-экономических программ развития города Москвы.

Функции

  • Утверждает проекты границ земельных участков (схемы расположения земельных участков на кадастровых планах (картах) соответствующих территорий).
  • Производит межевание земельных участков и других объектов землеустройства.
  • Организует проведение землеустроительных работ по поручению Правительства Москвы, организаций и физических лиц.
  • Выступает арендодателем, заключает и расторгает договоры аренды земельных участков.
  • Заключает в соответствии с законодательством договоры купли-продажи и оформляет акты приема-передачи земельных участков.
  • Предоставляет в соответствии с законодательством согласие на сделки с земельными участками и правами аренды земельных участков.
  • Приобретает в соответствии с законодательством земельные участки в собственность города Москвы и осуществляет передачу земельных участков, находящихся в собственности города Москвы, и земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена, расположенных на территории города Москвы, другим собственникам.
  • Заключает и расторгает договоры безвозмездного срочного пользования земельными участками, соглашения об ограниченном пользовании земельными участками и готовит решения о резервировании земель и об изъятии земельных участков для государственных нужд города Москвы.
  • Взаимодействует с уполномоченными федеральными органами исполнительной власти в соответствии с законодательством, иными нормативными правовыми актами и подготовленными на его основе регламентами.
  • Осуществляет ведение реестра земель и реестра единых объектов недвижимости города Москвы, создание и сопровождение автоматизированных информационных систем, накопление информационных ресурсов по учёту земельных участков в границах города Москвы и административно подчиненных Правительству Москвы территорий, а также земельных участков, являющихся собственностью города на территориях других субъектов Российской Федерации и других государств.
  • Осуществляет оформление, учёт, выдачу и хранение правоудостоверяющих и иных документов на землю, а также в соответствии с законодательством предоставляет юридическим и физическим лицам, органам власти информацию по вопросам землепользования.
  • Готовит проекты распорядительных документов о предоставлении земельных участков в соответствии с законодательством.
  • Разрабатывает проекты нормативных правовых актов по вопросам земельных отношений и использования земель.
  • Издает в пределах своей компетенции распорядительные документы по вопросам формирования, учёта, управления и распоряжения земельными участками.
  • Организует работу по проведению независимой оценки стоимости земельных участков, а также стоимости права на заключение договоров их аренды.
  • Вносит предложения по утверждению результатов государственной кадастровой оценки земель города Москвы.
  • Осуществляет ведение лицевого учёта поступлений арендной платы за землю, средств от продажи прав на заключение договоров аренды, продажи земельных участков и взаимодействие по данным вопросам с уполномоченными федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти города Москвы.
  • Представляет в установленном порядке интересы Правительства Москвы при проведении процедуры банкротства арендаторов земельных участков, интересы города Москвы и Департамента в арбитражных судах, судах общей юрисдикции и иных судебных и правоохранительных органах.
  • Осуществляет в пределах своей компетенции необходимые действия по устранению выявленных нарушений действующего законодательства в области управления и распоряжения земельными участками.
  • Обеспечивает контроль за соблюдением условий договоров аренды земельных участков.
  • Обеспечивает защиту интересов и имущественных прав города Москвы на земельные участки на территории Российской Федерации и за рубежом.

Основные работы

  • Оформление земельных отношений с юридическими и физическими лицами, имеющими имущественные права на здания, сооружения.
  • Оформление земельных отношений для строительства (размещения) на земельных участках объектов капитального строительства.
  • Оформление договоров аренды земельных участков (на срок до 49 лет).
  • Оформление согласия арендодателя на сделку, совершаемую арендатором с правом аренды земельных участков (в том числе на заключение договора субаренды земельного участка).
  • Оформление дополнительных соглашений по заключенным договорам аренды земельных участков.
  • Выдача копий документов о предоставлении земельных участков, а также договоров аренды и дополнительных соглашений к ним.
  • Оформление земельных участков в частную собственность физическим и юридическим лицам.

Студенческое правительство Москвы (Молодежный кадровый резерв)

В соответствии с распоряжением мэра Москвы дублером руководителя Департамента земельных ресурсов назначен магистрант гуманитарного факультета Московского государственного университета геодезии и картографии Васякин Сергей Александрович.

В состав кабинета дублера министра вошли:

  • Салашинский Артем Иванович — студент 5-го курса юридического факультета Государственного университета по землеустройству;
  • Сивцов Иван Алексеевич — аспирант, магистрант юридического факультета Государственного университета по землеустройству;
  • Белорусцева Екатерина Викторовна — аспирант Государственного университета по землеустройству, обучается по специальности «Землеустройство, кадастр и мониторинг земель»;
  • Пожидаева Вера Ивановна — студентка 5-го курса факультета экономики и управления территориями МИИГАиК.

Ссылки

Министерство здравоохранения Республики Коми

Место рождения

г. Бугуруслан Оренбургской области.

Дата рождения

28.02.1977

Образование

Высшее

Биография

Дягилев Игорь Владимирович родился 28 февраля 1977 года в городе Бугуруслане Оренбургской области.

Образование высшее. В 2000 году окончил Московский институт медико-социальной реабилитологии, специальность – «Лечебное дело». В 2013 году — Российский новый университет, специальность – «Менеджмент организации». В 2017 году прошел профессиональную переподготовку в Московском городском университете управления Правительства Москвы по специальности «Управление в здравоохранении».

С ноября 1998 года по сентябрь 1999 года работал фельдшером-эвакуатором приемного отделения для неинфекционных больных в Больнице им. С.П. Боткина.

С сентября 2000 года по август 2001 года проходил интернатуру по специальности «Травматология и ортопедия» в Городской клинической больнице № 1 имени Н.И. Пирогова.

С сентября 2001 года по август 2003 года работал городским клиническим ординатором по специальности «Травматология и ортопедия» в Городской клинической больнице № 1 имени Н.И. Пирогова.

С сентября 2003 года по ноябрь 2008 года занимал должность врача травматолога-ортопеда в Городской поликлинике № 86 Управления здравоохранения Восточного административного округа города Москвы.

С ноября 2008 года по март 2010 года работал заведующим травматологическим отделением Городской поликлиники № 9 Управления здравоохранения Юго-Восточного административного округа города Москвы.

С марта 2010 года по март 2013 года занимал должности исполняющего обязанности заместителя главного врача по медицинской части, заместителя главного врача по медицинской части Городской поликлиники № 91 Управления здравоохранения Восточного административного округа города Москвы.

С апреля 2013 года по август 2013 года исполнял обязанности заведующего филиала №1, занимал должности заведующего филиала №1, заместителя главного врача по работе с филиалом № 1, заместителя главного врача по медицинской части в Диагностическом центре № 3 Департамента здравоохранения города Москвы.

С августа 2013 года по февраль 2015 года работал директором клинико-диагностического центра, руководителем клинико-диагностического центра руководителем Администрации клинико-диагностического центра «Медси» и директором Бизнес-единицы «Международная клиника «Медси».

С марта 2015 года по февраль 2020 года замещал должность главного врача Диагностического центра №3 Департамента здравоохранения города Москвы.

С апреля 2020 года по октябрь 2020 года работал заместителем главного врача обособленного подразделения клинического научного центра Администрации АО «К 31СИТИ».

С октября 2020 года по ноябрь 2020 года занимал должность заместителя главного врача по организации стационарной помощи в Московском клиническом научно-практическом центре имени А.С. Логинова Департамента здравоохранения города Москвы

С ноября 2020 года по февраль 2021 года работал заместителем генерального директора Администрации АО «К 31 СИТИ».

С марта 2021 года по апрель 2021 года занимал должность начальника управления организации лекарственного обеспечения и государственных закупок Центра обеспечения деятельности Министерства здравоохранения Республики Коми.

Распоряжением Главы Республики Коми от 19 апреля 2021 года № 101-р Дягилев Игорь Владимирович назначен исполняющим обязанности министра здравоохранения Республики Коми.

Военные округа России — Военный вестник

Создание территориальных военно-административных объединений применяется во многих государствах мира. Целью таких объединений является обеспечение безопасности страны на случай войны.

20.09.2010г. Президент РФ издал Указ №1144 «О военно-административном делении РФ», и тем самым постановил:

— военно-административное деление РФ с 1.09.2010г. согласно приложению 1;

— военно-административное деление РФ с 1.12.2010г. согласно приложению 2.

С 1 декабря 2010 года и по настоящее время в России сформированы 4 Военных округа и Объединенного стратегического командования «Север».

Западный военный округ

1. Западный военный округ – это самый первый округ, сформированный в новой системе военно-административного деления РФ. Он образован в сентябре 2010 года слиянием Московского и Ленинградского военных округов. В состав ЗВО вошли Северный флот, Балтийский флот, 1-ое командование ВВС и ПВО. Численность войск ЗВО составляет примерно 40% от общего числа ВС РФ.

Войска ЗВО располагаются в административных границах Северо-Западного, Центрального и части Приволжского федеральных округов, на территории: г. Москвы, г. Санкт-Петербурга, Республики Карелия, Республики Коми, Архангельской, Белгородской, Владимирской, Вологодской, Воронежской, Ивановской, Калининградской, Калужской, Костромской, Курской, Ленинградской, Липецкой, Московской, Мурманской, Нижегородской, Новгородской, Орловской, Псковской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Тульской, Ярославской областей, Ненецкого автономного округа.

Командующему войсками ЗВО подчинены все виды и роды войск ВС РФ, размещенные на территории округа, за исключением Ракетных войск стратегического назначения и Воздушно-космических сил РФ. Кроме того, в его управлении находятся воинские формирования Федеральной службы войск национальной гвардии, Пограничной службы ФСБ, а также части МЧС и других ведомств и министерств РФ, выполняющие задачи на территории округа.

Штаб ЗВО

Штаб ЗВО находится в г. Санкт-Петербурге.

Командующий ЗВО генерал-полковник Картаполов Андрей Валерьевич

Командующий войсками ЗВО – генерал-полковник, Картаполов Андрей Валерьевич.

Начальник штаба — генерал-лейтенант В.Б. Астапов.

Начальник пресс-службы — И.М. Мугинов.

Почтовый адрес: 191055, г. Санкт-Петербург, Дворцовая пл., д.10.

Справочная штаба: 8 (812) 494-20-00;

Архив штаба: 8 (812) 494-21-51; 8 (812) 494-21-78; 8 (812) 494- 26- 97.

Южный военный округ

2. Южный военный округ был сформирован 4 октября 2010 года на базе Северо-Кавказского военного округа. В его состав вошли: Черноморский флот, Каспийская флотилия и 4-е командование ВВС и ПВО.

 

Согласно изменениям по Указу Президента РФ В.В. Путина №199 от 2 апреля 2014 г., Республика Крым и г. Севастополь включены в состав ЮВО.

Армии ЮВО дислоцируются в административных границах Южного и Северо-Кавказского федеральных округов, на территории: Республики Адыгея, Республики Дагестан, Республики Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республики, Республики Калмыкия, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Крым, Республики Северная Осетия-Алания, Чеченской Республики, Краснодарского и Ставропольского краёв, Астраханской, Волгоградской, Ростовской областей, г. Севастополь.

Также, согласно международным договорам за пределами РФ сформированы три военных базы ЮВО: в Южной Осетии и Абхазии, которые были основаны 1 февраля 2009 года, и в Армении.

Командующему войсками ЮВО подчинены все виды и роды войск ВС РФ, размещенные на территории округа, за исключением Ракетных войск стратегического назначения, ВДВ и других частей центрального подчинения. Кроме того, в его управлении находятся воинские формирования Федеральной службы войск национальной гвардии, Пограничной службы ФСБ, а также части МЧС и других министерств и ведомств РФ, выполняющие задачи на территории округа.

Здание штаба ЮВО

Штаб ЮВО находится в г. Ростов-на-Дону.

Командующий ЮВО генрал-полковник А.В. Дворников

Командующий войсками ЮВО – генерал- полковник А.В. Дворников.

Начальник штаба — генерал-лейтенант М.Ю. Теплинский.

Начальник пресс-службы — полковник И.А. Горбуль.

Почтовый адрес: 344011, г. Ростов-на-Дону, Буденовский проспект, д.43.

Справочная штаба: 8 (863) 282-77-91; 8 (863) 240-93-91;

Архив штаба: 8 (863) 282-78-44; e-mail: [email protected]

Центральный военный округ

3. Центральный военный округ объединяет в себе войска РФ, расположенные в Поволжье, в Сибири и на Урале. Округ был образован 1 декабря 2010 года, в его состав вошли: 2-ое командование ВВС и ПВО. Территория округа охватывает более 40% всей территории России.

 

Войска ЦВО располагаются в административных границах Приволжского, Уральского и части Сибирского федеральных округов, на территории: Республики Алтай, Республики Башкортостан, Республики Марий Эл, Республики Мордовия, Республики Татарстан, Республики Тува, Удмуртской Республики, Республики Хакасия, Чувашской Республики, Алтайского, Красноярского, Пермского краёв, Иркутской, Кемеровской, Кировской, Курганской, Новосибирской, Омской, Оренбургской, Пензенской, Самарской, Саратовской, Свердловской, Томской, Тюменской, Ульяновской, Челябинской областей, Ханты-Мансийского автономного округа- Югра, Ямало-Ненецкого автономного округа.

Также, за пределами РФ, в Республике Таджикистан, дислоцируется 201-ая военная Гатчинская база ордена Жукова, вошедшая в состав ЦВО.

Командующему войсками ЦВО подчинены все виды и роды войск ВС РФ, размещенные на территории округа, за исключением Ракетных войск стратегического назначения РФ. Кроме того, в его управлении находятся воинские формирования Федеральной службы войск национальной гвардии, Пограничной службы ФСБ, а также части МЧС и других ведомств и министерств РФ, выполняющие задачи на территории округа.

Здание штаба ЦВО

Штаб ЦВО находится в г. Екатеринбурге.

Командующий ЦВО генерал-лейтенант Александр Павлович Лапин

Командующий войсками ЦВО – генерал-лейтенант А. Лапин.

Начальник штаба — генерал-лейтенант Е.А. Устинов.

Начальник пресс-службы – полковник Я.В. Рощупкин.

Почтовый адрес: 620219, г. Екатеринбург ГСП-184, ул. Ленина, д.71.

Справочная штаба: 8 (343) 359-32-70; e-mail: [email protected]

Архив штаба: 8 (343) 359-35-65.

Восточный военный округ

4. Восточный военный округ объединяет в себе войска РФ, расположенные в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Округ был образован 21 октября 2010 года, в его состав вошли: Тихоокеанский флот, 3-ое командование ВВС и ПВО.

Войска ВВО располагаются в административных границах Дальневосточного и части Сибирского федеральных округов, на территории: Республики Бурятия, Республики Саха (Якутия), Забайкальского, Камчатского, Приморского, Хабаровского краёв, Амурской, Магаданской, Сахалинской областей, Чукотского автономного округа.

Командующему войсками ВВО подчинены все виды и роды войск ВС РФ, размещенные на территории округа, за исключением Ракетных войск стратегического назначения и ВДВ. Кроме того, в его управлении находятся воинские формирования Федеральной службы войск национальной гвардии, Пограничной службы ФСБ, а также части МЧС и других ведомств и министерств РФ, выполняющие задачи на территории округа.

Здание штаба Восточного военного округа

Штаб ВВО находится в г.Хабаровске.

Командующий ВВО генерал-полковник Александр Александрович Журавлев

Командующий войсками ВВО – генерал-полковник А.А. Журавлев.

Начальник штаба — генерал-лейтенант А.Ю. Чайко.

Начальник пресс-службы – полковник А.Ю. Гордеев.

Почтовый адрес: 680038, г. Хабаровск-38, ул. Серышева, д.15.

Справочная штаба: 8 (4212) 39-51-00; e-mail: [email protected]

Архив штаба: 8 (4212) 39-56-15; 8 (4212) 39-73-21; 8 (4212) 39-74-40.

24 ноября 2014 г. Президент РФ объявил о формировании новой военной структуры- Объединенного стратегического командования «Север», которое функционирует с 15 декабря 2014г. Фактически это пятый военный округ РФ, основой командования которого стал Северный флот (выведен из состава ЗВО). Данное командование обеспечит безопасность арктического региона России.

Такое реформирование Российской армии повысило боеспособность, оперативность, слаженность действий различных видов и родов войск РФ.

Дирекция по координации деятельности медицинских организаций

Наименование поселения

Наименование медицинской организации

Наименование аптечной организации

Адрес аптечной организации ‘

Московский ГБУЗ «Городская больница г. Московский Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 8 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-903-232-61-08
г.Москва, г. Московский, микрорайон 1, д. 54
Филимонковское Филиал № 4 ГБУЗ «Городская больница г. Московский Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 21 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-903-201-69-81
г. Москва, Филимонковское
шоссе,
п. Марьино д.22
Кокошкино, Марушкинское Поликлиника Кокошкино (подразделение ГБУЗ «Городская больница г. Московский Департамента здравоохранения города Москвы») Аптечный пункт N 11 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-495-847-11-43
г. Москва, поселение Кокошкино, ул. Дзержинского
Мосрентген Филиал № 3 ГБУЗ «Городская больница г. Московский Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 9 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-906-094-46-84
г. Москва, поселение Мосрентген, поселок Мосрентген
Воскресенское, Сосенское Филиал № 2 ГБУЗ «Троицкая городская больница Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 9 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-906-094-46-84
г. Москва, поселение Мосрентген, поселок Мосрентген
Внуковское ГБУЗ «Внуковская больница Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 10 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-903-201-83-53
г. Москва, поселение Внуковское, пос. Внуково, д. Абабурово, ул. Маяковского, д. 1
Щербинка ГБУЗ «Щербинская городская больница Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 16 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-495-8-67-33-31
г. Москва, г. Щербинка, ул. Театральная, д. 15
Щаповское, Кленовское, Рязановское ГБУЗ «Больница «Кузнечики» Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 13 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-903-201-96-09
г. Москва, поселение
Рязановское,
пос. Знамя Октября,
стр. 5 а
г. Москва, г. Троицк, микрорайон «В», д. 37
г.Москва, поселение Щаповское, поселок
Щапово, д. 49
Рязановское ГБУЗ «Больница «Кузнечики» Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 16 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-495-8-67-33-31
г. Москва, г. Щербинка, ул. Театральная, д. 15
Щаповское, Кленовское, Краснопахорское ГБУЗ «Больница «Кузнечики» Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 12 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-903-199-69-06
г. Москва, поселение Вороновское, пос. ЛМС
Михайлово-Ярцевское ГБУЗ «Больница Кузнечики» Департамента здравоохранения города Москвы Аптека N 78 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-903-202-15-44
г. Москва, поселение Михайлово-Ярцевское, поселок Шишкин Лес, стр. 32
Вороновское, Роговское ГБУЗ «Вороновская больница Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт N 12 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-903-199-69-06
г. Москва, поселение Вороновское, пос. ЛМС
г. Москва, поселение Роговское, пос. Рогово, ул. Школьная, д. 8а
Десеновское Филиал № 1 ГБУЗ «Троицкая городская больница Департамента здравоохранения города Москвы» Аптечный пункт ЗАО «Ветка»
8-495-541-69-91
г. Москва, поселение Десеновское, пос. Ватутинки, Ватутинки-1, стр. 34
Троицк ГБУЗ «Троицкая городская больница Департамента здравоохранения города Москвы» Аптека N 77 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8 (495)840-72-17
г. Москва, г. Троицк, микрорайон «В», д. 37
г. Москва, г. Троицк, ул. Юбилейная, д. 5
г. Москва, поселение Первомайское, поселок Птичное, ул. Центральная, д. 100
г. Москва, поселение Новофедоровское, д. Яковлевское, 30
Первомайское Амбулатория Первомайское (подразделение ГБУЗ «Троицкая городская больница ДЗМ») Аптека N 77 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8 (495)840-72-17
г. Москва, г: Троицк, микрорайон «В», д. 37
г. Москва, поселение Первомайское, пос. Птичное, ул. Центральная, д. 100
Новофедоровское Рудневская амбулатория (подразделение ГБУЗ «Троицкая городская больница ДЗМ») Аптечный пункт N 7 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-495-842-02-69
г. Москва, поселение Новофедоровское, дер. Яковлевское, 30
г. Москва, г. Троицк, г. Троицк, микрорайон «В», д. 37
Киевский НУЗ «Узловая поликлиника на станции Бекасово ОАО «РЖД» Аптечный пункт N 7 ГБУЗ «ЦЛО и КК ДЗ г. Москвы»
8-495-842-02-69
г. Москва, поселение Новофедоровское, дер. Яковлевское, 30

Правительство Руанды: Административная структура

THE CELLS

The Cell — это организация, которая предоставляет основные услуги и помогает населению в достижении устойчивого развития.

На уровне ячеек созданы следующие административные структуры:

1 ° A Совета;

2 ° Исполнительный секретариат;

3 ° A Консультативный комитет по развитию.

  1. Совет ячейки (CC)

Совет ячейки — высший орган ячейки.Он принимает решения по всем вопросам, связанным с обязанностями Ячейки, в соответствии с законами, приказами и инструкциями, принятыми вышестоящими органами.

Совет Ячейки мобилизует жителей Ячейки, выявляет, обсуждает и определяет приоритеты проблем Ячейки, а также принимает решения по их разрешению.

Совет ячейки состоит из следующих членов:

1 ° Советники, избираемые населением деревень, составляющих ячейку. Каждая Ячейка избирает одного члена совета, который будет представлять ее в Совет Ячейки;

2 ° Женщины-советники должны составлять не менее тридцати процентов (30%) членов Совета;

3 ° Координатор Национального совета женщин на уровне ячейки;

4 ° Координатор Национального молодежного совета на уровне ячейки;

5 ° Представитель заведующих детскими садами в ячейке;

6 ° Представитель учителей начальных школ в ячейке;

7 ° Представитель частного сектора в ячейке.

(ii) Исполнительный секретариат ячейки

Исполнительный секретариат состоит из Исполнительного секретаря и другого необходимого персонала.

Члены исполнительного секретариата ячейки являются сотрудниками округа, назначаемыми районным советом. Они назначаются в Сектор и должны иметь как минимум шестилетнее среднее образование или эквивалент

.

В ячейке работают два технических сотрудника: исполнительный секретарь ячейки и сотрудник по социально-экономическому развитию.

  1. Консультативный комитет по развитию

Консультативный комитет по развитию состоит из следующих членов:

1 ° Главы всех сел в камере;

2 ° представителей Инторе, проживающих в каждом поселке Ячейки;

3 ° представитель форума или ассоциации неправительственных организаций, действующих в Ячейке;

4 ° представитель учителей всех средних школ в камере, если таковые имеются;

5 ° другие лица, которых администрация Ячейки сочтет необходимыми.

Члены Консультативного комитета по развитию избирают из своего состава председателя. Исполнительный секретарь ячейки является докладчиком заседаний Консультативного комитета по развитию.

ОБЯЗАННОСТИ

1. Консультирование ячейки по вопросам экономического развития;

2 ° Оценить выполнение программ, утвержденных вышестоящими компетентными органами, и программ, утвержденных Советом ячейки;

3 ° Консультировать комитеты 1 ° по развитию сообществ (CDC) по вопросам развития, относящимся к обязанностям ячейки;

4 ° Мониторинг предоставления услуг населению;

5 ° Определить приоритетные мероприятия по сокращению бедности и предоставлению услуг;

6 ° Наблюдать за реализацией программ сокращения бедности в ячейке;

7 ° Консультации по справедливому распределению развивающей деятельности в камере;

ДЕРЕВНИ

Деревня — это административная единица, в которой население напрямую участвует в своих делах и где они могут примирить свои разногласия.Это основная организация по мобилизации населения, на которую возложены следующие обязанности:

1 ° собирать основные статистические данные и передавать их в ответственные офисы для базы данных

2 ° Обеспечение безопасности и разрешение конфликтов

3 ° Распространять среди населения фактическую информацию о государственных программах, мобилизовать население для их реализации, собирать информацию об этих программах и передавать ее в Ячейку;

4 ° Мониторинг и оценка договоров об исполнении с домашними хозяйствами и подготовка договоров об исполнении села;

5 ° Обеспечить просвещение сельского населения и его отличное поведение, синергизм и солидарность.

6 ° привить населению культуру патриотизма;

7 ° Принимать решения по другим вопросам, делегированным вышестоящим органом.

В Руанде 14 837 деревень. Деревня — самая маленькая политико-административная единица страны и, следовательно, самая близкая к людям. Следовательно, это тот орган, через который будут выявляться и решаться проблемы, приоритеты и потребности людей на низовом уровне. Это также основная единица мобилизации и взаимодействия населения.

Село возглавляют три органа: Совет и Исполнительный комитет. Сельский совет является высшим органом всех трех, поскольку в его состав входят все жители деревни в возрасте от 18 лет и старше. Кроме того, он также отвечает за избрание членов исполнительного комитета села. С другой стороны, исполнительный комитет села состоит из главы села, ответственного за социальное обеспечение и семейные отношения, ответственного за безопасность, иммиграцию и эмиграцию в деревне, ответственного за информацию и обучение. и Ответственный за развитие.

Лидеры на уровне села — это добровольцы, избранные для служения своей стране прямым и всеобщим голосованием всех жителей села в возрасте старше 18 лет. Они не решают никаких технических вопросов.

Сельский исполнительный комитет

Деревня находится в ведении Исполнительного комитета в составе 5 (пяти) человек:

1 ° Координатор деревни;

2 ° Ответственный за социальное обеспечение и семейные отношения

3 ° Ответственный за безопасность, иммиграцию и эмиграцию в деревне;

4 ° Ответственный за информацию и обучение;

5 ° Ответственный за развитие.

Члены сельского исполкома избираются из числа честных жителей села в соответствии с избирательным законодательством данного уровня. Они служат пять (5) лет в офисе. Они приносят присягу, предусмотренную статьей 16 Конституции Руандийской Республики от 4 июня 2003 года с поправками, внесенными на сегодняшний день. Это делается перед избирателями сразу после выборов.

Исполнительный комитет поселка собирается один раз в пятнадцать дней и в любое время, когда это необходимо. Созывает и возглавляет Координатор деревни.

Децентрализация в Руанде

С 2001 года, когда Руанда начала свой путь децентрализации и создания сильных местных органов власти, многое произошло в плане наращивания потенциала для эффективного руководства.

Сегодня местные органы власти в Руанде способны решать сложные задачи, о которых раньше никто не слышал; это результат инициатив по наращиванию потенциала с самого начала децентрализации. Разработаны стратегия наращивания потенциала местных органов власти и план ее реализации, проведена оценка потребностей местных органов власти и разработан план наращивания потенциала отдельных районов.Кроме того, наращивание местного потенциала является одним из приоритетных направлений стратегического плана сектора децентрализации на 2013-2018 годы, который соответствует EDPRS2. Что наиболее важно, институт местного самоуправления, ответственный за развитие потенциала местных органов власти, находится в процессе создания.

Местные органы власти в Руанде осуществили процесс децентрализации, и многое было достигнуто с точки зрения xiii конституционного и юридического признания местной демократии, политической свободы избирать местных представителей, партнерства и сотрудничества между сферами управления; определенная законодательная база, участие граждан в принятии решений на местном уровне, открытое местное самоуправление с точки зрения подотчетности и прозрачности, контроль со стороны исполнительной власти, инклюзивность, адекватное и справедливое распределение ресурсов и равные услуги.

Административное деление Польши — 25-летний опыт системной трансформации

  • 1 Территориальное самоуправление существовало в Польше на уровне коммун в межвоенный период 1919- (…)

1При переходе от коммунизма к демократии и рыночной экономике одной из целей преобразований в Польше была децентрализация власти и управления посредством восстановления территориального самоуправления1 и новых территориальных рамок для его функционирования.В 2015 году исполнилось 25 лет с момента возвращения органов территориального самоуправления на уровень коммун. Реформа управления местными единицами явилась импульсом для дальнейшей децентрализации, которая произошла в 1999 г. на промежуточном уровне управления, на уровне повята, и на региональном уровне, на уровне воеводства. Эта двухэтапная реформа изменила административное деление страны. Он стал одним из основных атрибутов децентрализованного государственного управления, а также обеспечивает пространственную основу для функционирования экономики, социальной жизни и активности граждан (Sack, 1986).

2 Увеличение требований, которым должно соответствовать государственное управление, вынуждает его неуклонно повышать свою эффективность, в том числе за счет рационализации своей территориальной структуры, чтобы соответствовать меняющимся пространственно-функциональным системам. На административное деление влияет множество факторов, как внутренних, связанных с демографическими изменениями и изменениями, связанными с поселениями (пространственное развитие, в основном крупных городов), так и внешних, таких как глобализация экономики и политика Европейский Союз.Их эффект заключается в различиях в динамике демографического и социально-экономического развития территориальных единиц, при этом процессы региональной конвергенции поддерживаются структурными фондами ЕС, предназначенными для их выравнивания. Поэтому неудивительно, что со временем раздались голоса о необходимости исправить или даже реформировать территориальную организацию Польши. Обладающие полномочиями сообщества территориальных единиц имеют растущее чувство локализма (или регионализма) и отстаивают свое право на самоопределение, в то время как те, у которых нет самоуправляющегося представительства, требуют исправлений в территориальном делении и права на самоуправление.

3 В данной статье представлены основные черты административного (территориального) деления Польши и дана его оценка на трех уровнях: воеводства, повята и коммуны. Критериями оценки являются количество и размер административных единиц, протяженность их границ и отдельные отношения между территориальной структурой и социально-экономическими процессами, происходящими в Польше за последние 25 лет. Ориентиром также являются территориальные подразделения других государств ЕС, особенно тех, которые, как Польша, имеют трехуровневую структуру.

4Основной тезис статьи состоит в том, что территориальная организация государственного управления должна меняться, чтобы идти в ногу с политическими, экономическими, социальными и пространственными процессами, последние имеют для нее особое значение (Kaczmarek, 2005). Их динамика за последние 25 лет заставляет задуматься о дальнейшей трансформации территориальной организации страны. Статья завершается выводами и рекомендациями относительно направлений изменения местных административных структур.Методически статья основана на обзоре наиболее важной отечественной и зарубежной литературы, правительственных отчетов и экспертных заключений по территориальному делению и наиболее важным законодательным актам по этому вопросу.

5 На уровне коммуны территориальная структура Польши в ее нынешнем виде является результатом территориальной реформы 1973 года и первого этапа реформы самоуправления 1990 года с небольшими изменениями до настоящего времени. На уровне повятов и воеводств нынешнее административное деление является результатом второго этапа реформы самоуправления 1999 года.Закон от 24 июля 1998 г., вводящий фундаментальное трехуровневое территориальное деление государства, предусматривает, что единицами деления являются коммуны, повяты и воеводства. Когда разделение вступило в силу 1 января 1999 года, оно включало 16 воеводств, 373 повятов (65 муниципальных и 308 муниципальных) и 2 489 коммун. По состоянию на 1 января 2015 года в базовое территориальное деление Польши входило:

.
  • на региональном уровне, 16 воеводств,

  • на субрегиональном уровне, 380 повятов, в том числе 66 повятов ранга (муниципальные) и 314 муниципальных повятов, и

  • На местном уровне

    , 2 478 гмин, из них 304 городских, 611 городско-сельских и 1563 сельских.

6 Таким образом, административное деление Польши было довольно стабильным с момента его введения и до сих пор претерпело лишь незначительные изменения. Количество воеводств не изменилось, но были созданы 7 новых повятов и одна новая гмина, а 12 гмин были ликвидированы (за последние 10 лет).

7 В опросе общественного мнения 2000 г. из четырех социальных реформ, осуществленных к тому времени: пенсионной системы, школьного образования, здравоохранения и децентрализации государственного управления, именно реформа самоуправления получила наивысшую оценку ( Чстеры Реформи …, 2000). После реформы территориальные правительства пользовались большим общественным доверием, гораздо большим, чем центральная администрация. Исследование 2004 года показало, что 52% опрошенных выражают доверие местным властям, в то время как только 21% доверяют любой из центральных властей — парламенту и правительству. Для сравнения, о доверии к Европейскому Союзу тогда заявили 46% респондентов ( Zaufanie …, 2004). Аналогичное исследование, проведенное в 2014 году, показало, что в польском обществе выросло доверие к государственным учреждениям.Территориальным правительствам доверяют до 60% опрошенных, в то время как парламент — 34%, правительство — 33%, а Европейский союз — 68% ( Stosunek …, 2014). Поскольку территориальное правительство действует в определенных границах, похоже, что поляки также удовлетворены этим аспектом его деятельности. Еще до введения трехуровневого территориального деления значительная часть общества (40%) однозначно выступала за сокращение количества воеводств (тогда их было 49) и за создание промежуточной единицы — самоуправляемого повята ( Polacy oformie ,… 1998).

8 Польское административное деление было объектом многих анализов и оценок в академической литературе, как во время его трансформации (например, Chojnicki, Czy, 2000; Karliński, Nelicki, Płoskonka, 2000, Kaczmarek 2001, Ocena …, 2001). , Miszczuk 2003), и после более длительного периода (например, Izdebski 2009; Zaborowski, 2009; Ustrój …, 2012; Walczak, 2012). Большинство процитированных ссылок подтверждают директиву, сформулированную в ст. 15, раздел 1. Конституции Польши: «Территориальная форма правления Польской Республики обеспечивает децентрализацию государственной власти».Но один из выводов, который можно сделать на основе проведенных оценок, заключается в том, что нынешнее территориальное деление Польши больше не полностью соответствует потребностям и задачам развития страны. Поэтому, по мнению многих авторов, это не оптимальная пространственно-функциональная конструкция, если рассматривать ее с точки зрения задач, возложенных на государственное управление, и императива, зафиксированного в разделе 2 статьи 15 Конституции Польской Республики относительно способности территориальных единиц выполнять общественные задачи.

  • 2 Постановление Сената Польской Республики от 11 января 2001 г. об оценке нового государственного образования (…)

9Изменился также диагноз территориального деления государственных учреждений. В 2000 году Совет министров Польской Республики решил, что новое административное деление является правильным. Но даже тогда было сочтено необходимым предпринять шаги по объединению повятовых городов и повятов, чьи органы власти находятся в этих городах, и внести необходимые коррективы в существующее территориальное деление с целью устранения локальных конфликтов, укрепления социальных связей и улучшения условий жизни. использование общественных средств.В 2001 г. Сейм и Сенат единогласно приняли решение о новом базовом территориальном делении государства, отвечающем требованиям реформы государственного управления2.

10 В отчете Министерства администрации и оцифровки за 2013 год ( Ocena … 2013) говорится, что «несколько общинных и повятовых органов управления являются небольшими и финансово слабыми единицами. задачи для дряхлой страны ».Также в Докладе о состоянии территориального самоуправления в Польше (2013 г.) утверждается, что «демографические процессы будут все больше подрывать финансовую основу деятельности самых маленьких самоуправляющихся сообществ, все больше обременять государственный бюджет трансфертами органам самоуправления. и подрывают их способность предлагать общественные услуги «.

11 Не вдаваясь в подробности приведенных выше оценок и точек зрения, в данной статье основное внимание уделяется эволюции территориально-административной структуры Польши за последние 25 лет и представлены ее ключевые проблемы, важные также с точки зрения будущих изменений.

12Один из критериев, используемых для оценки территориального деления Польши, — это сравнение с административными структурами других государств, особенно тех, которые строили местную и региональную демократию намного дольше, чем Польша.

13 Польша с тремя уровнями управления (воеводство-повят-коммуна) входит в число 13 европейских стран со столь сложной территориальной структурой. В Европейском Союзе аналогичную систему можно найти в 11 странах (таблица 1).Как в федеративных, так и в унитарных странах существует три уровня территориального управления. Эта модель территориальной структуры обычно характерна для больших стран со значительной численностью населения. Этим условиям отвечает Польша, занимая восьмое место в Европе по численности населения (38,5 млн. Человек) и девятое место по площади (312,7 тыс. Км 2 ). По численности населения польское воеводство сопоставимо с регионами крупных стран ЕС (позади Германии и Италии, перед Испанией и Францией).Значительные различия в населении или площади, аналогичные значительным различиям между польскими воеводствами (например, небольшие воеводства: Опольская или Любушская земля по сравнению с крупными воеводствами: Мазовецкое или Силезское), также можно найти в других европейских странах. Средние значения региональных единиц в отдельных странах не отражают их внутренних различий. Особенно они видны в случае с районами территориальных единиц. Крайний случай — Германия, где оба города ( Stadtland ) и большие Länder ( Flächenland ) могут иметь статус штатов.Таким образом, самый маленький Бремен — 0,4 тыс. Кв. км площадью 2 , а Бавария — ок. 70 тыс. км 2 (пропорция 1: 150). В Италии в регионе Валле-д’Аоста, расположенном на севере, проживает всего 3,3 тыс. км 2 , а Сицилия на юге — 26 тыс. км 2 (1: 8). Во Франции в регионе Эльзас проживает 8 тыс. км 2 против 45 тыс. км 2 Юг-Пиренеи (1: 6), а в Испании Страна Басков занимает 7 тыс. км 2 и район Кастилия-Леон, 94 тыс.км 2 (1:13). На этом фоне различия в площади польских воеводств не кажутся такими уж большими. Самый маленький регион — Опольское воеводство — имеет площадь 9,5 тыс. Кв. км 2 , а самый крупный — Мазовецкий — насчитывает 35,6 тыс. км 2 (1: 4).

14 Когда размер региона измеряется количеством его жителей, регионы, как правило, являются самыми крупными в странах со сложной (трехуровневой) территориальной структурой и, как правило, большими по площади.Это в среднем не менее 2 млн человек, а площадь превышает 10 тыс. км 2 . Исключение составляют лишь небольшие страны Центральной Европы: Чехия и Словакия, для которых трехуровневое территориальное деление означает сильную фрагментацию единиц как на региональном, так и на местном уровнях.

Таблица 1 — Средний размер региона в отдельных странах Европейского Союза

Страны

Население (млн)

Площадь (тыс.км 2 )

Великобритания *

14,6

61,0

Германия *

5.1

22,3

Бельгия *

3,4

10,3

Италия *

2.9

15,1

Польша *

2,4

19,5

Румыния *

2.4

29,6

Испания *

2,3

29,4

Франция *

2.2

20,9

Нидерланды

1,3

3,5

Австрия *

0.9

9,4

Греция

0,8

10,2

Дания

0.4

3,1

Ирландия

0,4

8,8

Словакия *

0.7

6,1

Чехия *

0,7

5,7

Швеция

0.4

22,5

Финляндия

0,3

17,8

* = страны с трехуровневым территориальным делением.

Источник: собственные расчеты на основе данных Европейской комиссии и Комитета регионов ЕС.

15 В странах с территориальным управлением, расширенным до трех уровней, размер промежуточной единицы, такой как повят, провинция, департамент или район, также варьируется (таблица 2). Здесь наблюдается определенная закономерность. Страны, которые ввели разделение на подразделения по образцу французской модели (кроме Франции, а также Испании, Италии, Бельгии, Нидерландов, Португалии и Греции), имеют промежуточную единицу, сильную с точки зрения размера и численности населения.До регионализации в некоторых из них эти подразделения играли ключевую роль на субгосударственном уровне управления, выполняя некоторые региональные задачи.

16 Следует подчеркнуть слабую позицию — небольшой размер — Польского повята (площадь, численность населения) по сравнению с административными единицами второго уровня в других крупных европейских странах с трехуровневой структурой территориального управления (таблица 2 ).

Таблица 2 — Средний размер субрегиональной единицы в отдельных странах Европейского Союза

Страны

Население (тыс.)

Площадь (км 2 )

Бельгия *

1013

3100

Испания *

783

10120

Франция *

580

5440

Италия *

558

2925

Португалия

551

5132

Великобритания *

502

2104

Румыния

460

5820

Греция

205

2588

Германия *

186

813

Чехия *

134

1024

Польша *

104

838

Словакия *

68

620

* = страны с трехуровневым территориальным делением.

Источник: собственные расчеты на основе данных Европейской комиссии и Комитета регионов ЕС.

17 При характеристике территориального деления Польши на фоне других стран ЕС следует также отметить так называемый «диапазон управления» или количество уровней территориального управления и соответствующих административных единиц (см. Kaczmarek, 2001). Мерой здесь является среднее количество единиц нижнего уровня на единицу более высокого уровня.В Польше соотношение 1 (воеводство): 23 (повяты в воеводстве): 7 (коммуны в повят) сильно отличается от пропорций, существующих в других европейских странах с трехуровневой структурой. В Германии эти отношения составляют 1: 27: 33, в Бельгии 1: 3: 59, в Италии 1: 5: 79, в Греции 1: 4: 106, в Испании 1: 3: 161 и во Франции 1: 4: 365. Таким образом, в этих странах преобладает система «пирамиды» с небольшими коммунами в основе и меньшим количеством крупных субрегионов на более высоком уровне управления (подразделения типа департамент / повят / провинция).Если допустить, что эта модель «диапазона управления» будет распространена в Европе, административное деление Польши должно рассматриваться как имеющее слишком большое количество повятов в качестве промежуточных единиц самоуправления.

18Количество и размер административных единиц на местном уровне являются одной из ключевых проблем, касающихся территориальных структур и их преобразования. Как отмечает Моуритцен (1989), этот вопрос активно обсуждался со времен греческого полиса до сегодняшних дебатов о цели и характере территориальных реформ.В современных исследованиях размера местных единиц ключевым вопросом является соотношение между размером коммуны, с одной стороны, и эффективностью местных властей в предоставлении общественных услуг и участием местных сообществ в общественной жизни, с другой. Обсуждения по этому поводу ведутся с 1950-х годов, когда несколько европейских стран решили перестроить свои местные территориальные структуры. С проведением первых территориальных реформ в послевоенной Европе связь между повышением операционной эффективности местных единиц по мере их роста и ослаблением участия граждан в общественной жизни стала очевидной (Sharpe 1995).Там, где местные подразделения большие (скандинавские государства, Великобритания, страны Бенилюкса), объем их компетенции значителен. При оказании многих услуг появляется эффект масштаба, и местные подразделения имеют в своем распоряжении больше финансовых средств, в основном получаемых за счет их собственных доходов. Несмотря на самые высокие расходы на душу населения, небольшие общинные правительства не обладают большими возможностями развития и не могут напрямую влиять на качество жизни своих жителей. Более крупный размер подразделения упрощает реализацию местной политики и снижает неблагоприятный побочный эффект, т.е.е. несоответствие между местами предоставления услуг и местами проживания и уплаты налогов в коммуне (Keating, 1995; Kaczmarek, 2005; Territorial … 2010).

19 Территориальная структура Польши на уровне коммун в ее нынешнем виде является следствием реформы 1973 года, когда советская модель небольших местных единиц (громад) была заменена многосельскими коммунами. Консолидация коммун в 1973 году превратила их в социально-экономические микрорегионы с центральным сельским или городским ядром и местной системой расселения, охватывающей в среднем с десяток с лишним деревень.Произведенное тогда разделение на коммуны в своей основной форме сохранилось до наших дней. В результате реформы самоуправления 8 марта 1990 года 2121 община получила статус местного самоуправления с выборными властями. С 2002 года местные общины избирают не только членов советов коммуны, но и руководящие ими органы из одного человека: wójt (глава сельской общины), burmistrz (мэр городской общины) и президента. (более крупные города). Разделение на сельские, городско-сельские и городские коммуны носит чисто формальный характер и не предполагает иной организации местной власти.Это следствие единообразия системных решений относительно правового статуса единиц общинного самоуправления. Только крупные города (66) — в основном более 100 тыс. жители — выполняют задачи как коммунального, так и повятового уровней (повятовские города).

  • 3 Как замечает Свяневич (2002), из-за авторитарного характера территориальных изменений в (…)

20 Что касается изменений в местных территориальных структурах после периода системной трансформации, наиболее значительным было увеличение количества коммун.Это произошло из-за фрагментации коммуны в результате демократизации общественной жизни после 1990 года. Этот процесс казался неизбежным3. Восстановление территориального самоуправления, свободные выборы в местные органы власти, возрождение местного патриотизма и первоначальное отсутствие государственного видения относительно преобразования территориального управления на более высоких уровнях были главными факторами появления новых коммун. В отсутствие серьезных законодательных ограничений на разделение коммуны в первой половине 1990-х гг. В период с 1990 по 2000 г. количество коммун спонтанно выросло с 2 121 до 2 489, т.е.е. на 17%. Среди причин раздробленности гмин следует отметить:

  1. отсутствие законодательных норм в отношении критериев разделения коммун, что привело к тому, что это разделение произошло спонтанным и неконтролируемым образом;

  2. появление новых локальных единиц как проявление восходящих социальных движений и демократизация жизни в новых системных условиях;

  3. восстановление коммун, когда-то исчезнувших с административной карты в результате консолидационных реформ; и

  4. подразделения местных единиц по политическим мотивам, вытекающим из разногласий во взглядах на развитие коммуны в советах коммуны и соответствующих территориях.

21 Разделение коммун особенно касалось урбанизированных территорий и включало подразделения городов и коммун, искусственно объединенных до 1989 года (так называемые «города-конгломераты» — Szmytke 2009). Следовательно, при восстановлении самоуправляющихся коммун в основном участвовали пригородные коммуны, ранее входившие в состав городов. Особенно это можно было наблюдать в Верхней Силезии, где соседние сельские коммуны были частью городов в 1970-х и 1980-х годах (Kaczmarek, 2005).

22 Новые коммуны перестали образовываться после 1998 г. с восстановлением второго уровня местного самоуправления: повята. Затем Совет министров ввел более строгие критерии создания коммун с учетом демографических, инфраструктурных и экономических факторов. Более строгое толковались положения Закона об общинном самоуправлении (статья 4, раздел 3), требующие максимального единообразия и территориальной сплоченности, а также способности выполнять общественные задачи.Заявления о возобновлении работы коммуны все чаще встречали отрицательное решение органа, выражающего мнение. Позиция Министерства внутренних дел и администрации заключалась в том, что разделение коммуны противоречило государственной политике сохранения больших и сильных единиц, поскольку такие единицы имели большие бюджетные возможности, могли лучше поглощать средства Сообщества и использовали общественные средства. более эффективно. В 2002-2015 годах в Польше была создана только одна коммуна: Яслиска в Подкарпатском воеводстве.

23 В действующем Законе о общинном самоуправлении ст. 4d говорит, что Совет министров не даст согласия на создание коммун, в которых:

  1. налоговых поступлений на одного жителя коммуны с измененными границами или вновь созданной коммуны будут ниже, чем самые низкие налоговые поступления на душу населения, установленные для отдельных коммун, и

  2. Коммуна в измененных границах или вновь созданная коммуна будет меньше самой маленькой коммуны в Польше по численности населения.

24 Эти два положения представляют собой серьезное препятствие для создания коммун, карликовые и экономически неэффективные в польских условиях, особенно после внесения в качестве поправки к Закону о коммунальном самоуправлении 2011 года правил, позволяющих жителям выходить с инициатива по созданию, объединению, разделению или ликвидации коммуны и определению ее границ. Он принимает форму местного референдума.

25 С точки зрения рационализации государственного управления наиболее спорным является тот факт, что 158 сельских коммун (около 10%) имеют места, расположенные в соседних городских коммунах.Офис такой коммуны часто находится не только в том же городе, что и городской офис, возглавляемый мэром или президентом, но даже в том же здании. Существование сельской общины, особенно небольшой, вокруг отдельной городской единицы нерационально, поскольку большая часть услуг сосредоточена и осуществляется в городе, который является центральной единицей также для сельской глубинки. Таким образом, сельская община имеет политическое, а не экономическое оправдание. Как отмечает Вальчак (2012), одновременное функционирование обоих этих субъектов приводит к необходимости сохранения двойного самоуправления и ухудшает координацию мер, стратегий и планов физического развития.В случае крупных городов это также означает экономические проблемы, вызванные переносом инвестиций (связанных с жильем и производством) в сельские районы. Любые изменения или даже их обсуждение часто рассматриваются сельскими коммунами как посягательство на их самоуправление. Их жители также беспокоятся о возможном повышении сельскохозяйственного налога или налога на недвижимость. В принципе, есть три возможных выхода из этой ситуации:

  1. объединяет городскую и сельскую общины в городско-сельскую;

  2. включение сельской коммуны в черту города и создание одной крупной городской коммуны; и

  3. , включающий некоторые части сельской общины в город, сохраняя при этом обе самоуправляющиеся единицы в измененных границах.

26 Несмотря на трудности с социальной точки зрения, слияние коммун и их объединение в более сильные и эффективные образования пользуется экономической поддержкой государства. Добровольное слияние коммун гарантированно будет иметь большую долю поступлений от НДФЛ с физических лиц (доля на 5 процентов выше в течение пяти лет подряд). Возможность такого бонуса указана в ст. 41. Cl. 1 Закона о доходах территориальных единиц самоуправления 2003 года.Финансовый механизм, с 2003 года специально предназначенный для слабых экономических коммун, еще не заработал. В последние годы произошло только одно объединение органов местного самоуправления, в 2014 году: повятовый город Зелена-Гура и гмина Зелена-Гура слились в территориальную единицу самоуправления повятового города Зелена-Гура.

27 Приведенные выше примеры показывают, что территориальная организация коммун в Польше очень динамична. За последние 25 лет изменилось их количество, границы и административный статус.Это свидетельствует как о законодательной возможности внесения изменений, так и о восходящих инициативах по реорганизации территориальных структур, которые появляются вместе с изменяющимися местными условиями.

28 Из опыта европейских стран (например, Hoffmann, Jacob, 1980; Gustafsson, 1992; Mouritzen, 1989; Consolidation or fragmentation, 2002) следует, что фрагментированная территориальная организация коммун порождает множество проблем: структурно-экономических (эффективность и экономика масштаба деятельности административной единицы), финансовая (отсутствие самодостаточности, отсутствие собственного дохода, отсутствие возможности финансировать инвестиции) и политическая (необходимость сотрудничества с соседними единицами).Принимая во внимание эти факторы, ожидается, что территориально-административные изменения приведут к определенным политическим, экономическим и социальным последствиям. Большой размер единиц облегчает реализацию стратегии местного развития и снижает неблагоприятный побочный эффект, то есть несоответствие между местами в коммуне, предлагающими услуги, и местами проживания и уплаты налогов (Keating, 1995). Таким образом, основная цель реорганизации коммун — укрепить местную демократию и предоставить жителям большее влияние на то, как решать местные проблемы в своей жизненной среде.

29Одним из самых спорных вопросов территориального деления Польши является структура повятов и территориальная организация вокруг крупнейших городов (агломераций). В 2000 году правительство решило, что необходимо принять срочные меры для слияния повятовых городов и повятов, органы управления которых находились в этих городах, из-за значительных различий в институциональном потенциале этих двух типов повятовых единиц.Государственный анализ показал, что потенциал повятовых городов значительно выше, а потенциал повятов без крупных городских центров особенно низок. В частности, у муниципальных повятов без средних и крупных городов были определенно более бедные ресурсы для выполнения общественных задач повятового уровня. Было подчеркнуто, что негосударственные повяты вокруг средних городов не имеют собственных крупных доходов и не имеют услуг более высокого уровня, сосредоточенных в центральных районах. Поэтому сокращение количества повятов должно, прежде всего, включать объединение слабых городских и сельских повятов.

30 В 2001 году Сейм Польши постановил поддержать инициативы, направленные на рационализацию территориального деления страны на повяты, и посчитал некоторые повяты слишком слабыми с экономической точки зрения и, следовательно, довольно неэффективными. Анализ потенциала развития повятовых единиц показал, что между повятовыми городами и повятами без городских центров существуют большие различия. Сейм решил, что объединение повятовых городов с соседними повятами, имеющими места в этих городах, будет благоприятным для выполнения общественной функции.На сегодняшний день существует только одно слияние повятового города с негосударственным повятом (Валбжих и его повят). Этот эксперимент продлился всего 10 лет (2003-2012). В результате финансового анализа было решено, что разделение нового единого повята снова было экономически более жизнеспособным.

31Одной из ключевых нерешенных проблем административного устройства в Польше является территориальная организация городских районов. Как отмечает Издебски (2012), трехуровневое территориально-административное деление — подобное тому, которое действует с 1998 года — не основывается на модели поляризационно-диффузионного развития, принятой в развитых странах.В этой модели особая роль развития — мест концентрации потенциала развития — отводится городским территориям, в частности мегаполисам, которые по своей природе должны выполнять избранные региональные функции. Эти функции определены в соответствии со статистическими стандартами Европейского Союза на уровне регионов NUTS 3.

32 В Польше городские агломерации организованы, как и в Германии, в соответствии с повятской моделью, т. Е. Большой город — это повятовая коммуна (напр.грамм. Краков, Познань, Вроцлав, Лодзь). Административное деление вокруг большого города либо концентрическое, т.е. есть один повят, окружающее город (например, Познанский повят), либо секторное, с городом, граничащим с несколькими повятами (например, Варшава с 7 прилегающими повятами или Вроцлав, Лодзь, Краков). Некоторые пригородные повяты располагаются в центре города.

33 В городской агломерации разделение полномочий повята между двумя или обычно более административными единицами вызывает множество проблем планирования и администрирования.На уровне коммуны их еще больше. Вокруг крупных городов расположены десятки коммун, различающихся по экономическому потенциалу, инвестиционной привлекательности и т. Д. Взаимная конкуренция и разные интересы в отношениях с крупным городом делают более тесное сотрудничество на всей территории мегаполиса трудным, а то и вообще невозможным. Соседние подразделения готовят отдельные, плохо скоординированные документы планирования и следуют разным, часто противоречивым, антагонистическим стратегиям развития. Сегодня города и окружающие их коммуны образуют редкие созвездия ассоциаций и соглашений, часто однозадачных и различающихся по пространственному диапазону.Ограниченные полномочия фрагментированных повятов здесь не являются интегрирующим фактором.

34 Одним из предложений по улучшению этого положения дел является разделение статуса мегаполисов в административной системе самоуправления. В 2007-2015 годах появилось пять предложений законодательных актов, регулирующих этот статус. Как правило, они стремились установить уровень столичного самоуправления и наделить его полномочия и средства как коммуны, так и повяты, а также некоторые полномочия на уровне воеводства.Это похоже на ситуацию в административных системах в некоторых городских регионах Германии (например, в регионе Ганновер).

35 9 октября 2015 года Сейм принял Закон об ассоциациях метрополий, который дает функциональные городские территории площадью не менее 500 тыс. Кв. жители некоторые задачи местного самоуправления: организация общественного транспорта и создание надлокальных документов физического планирования (исследования метрополий). Этот важный акт, которого ждали местные органы власти, еще не имел исполнительных правил, когда писалась эта статья.

36 Следует отметить рост числа восходящих форм городской интеграции в Польше (подробнее см. Kaczmarek, Ryder, 2015). Например, Ассоциация метрополий Познани, созданная в 2011 году, заявляет в своем уставе, что она будет стремиться создать ассоциацию метрополий повят-коммуны, целевой моделью которой является будущий городской повят. В течение нескольких лет Ассоциация следовала общей стратегии развития и координировала пространственную политику коммун, и в первую очередь была бенефициаром европейских фондов в рамках Интегрированного территориального инвестиционного инструмента.Ключевой инвестицией в рамках этого проекта стала Познанская столичная железная дорога. Средства ITI поглощаются 18 общинными ассоциациями, сгруппированными вокруг столиц всех воеводств.

37 Таким образом, существует вероятность того, что системная модель столичных ассоциаций будет внедрена в Польше, что пока не удалось во многих европейских странах (см. Norris, 2001; Local Power …, 2000; Metropolitan management .. ., 2005). После более чем десяти лет бесполезных дискуссий инаугурация столичных ассоциаций в 2016 году станет серьезным шагом на пути к интеграции управления большими городами и их функциональными областями.

38 В случае Польши можно выдвинуть политические, экономические и социальные аргументы в пользу введения региональной реформы в 1999 году. В политическом плане это было продолжением системных преобразований 1990-х годов и программы децентрализации власть, развитие территориального самоуправления и демократизация общественной жизни. Важным стимулом для регионализации была также перспектива членства Польши в Европейском Союзе и приведение ее территориальной структуры в соответствие со стандартами, имеющимися в крупных региональных государствах.С экономической точки зрения, территориальная реформа стала ключевым элементом, позволяющим лучше управлять государственными средствами, улучшать работу офисов и учреждений, оказывающих государственные услуги, вводить правила региональной политики и повышать конкурентоспособность регионов в наднациональном измерении. Социальным аспектом реформы было ускорение построения гражданского общества, повышение уровня общественного контроля над бюджетными средствами и возможность формулирования политических программ на уровнях между коммуной и парламентом.

39 При оценке территориального деления Польши на региональном уровне следует отметить прагматические эффекты, достигнутые после его введения в 1999 году. Среди прочего, это:

  • Обеспечение государства лучших организационно-производственных условий,

  • Устранение внутренних барьеров на пути развития экономики региона,

  • более эффективная работа расчетной системы страны,

  • более эффективное использование государственного бюджета,

  • создание условий для развития международного сотрудничества на уровне регионов,

  • больших возможностей развития гражданского общества и увеличения демократизации общественной жизни, и

  • создание основы для региональной политики в соответствии с предпосылками структурной политики Европейского Союза.

40 Региональное самоуправление, несмотря на ограниченность задач, благодаря перераспределению около 25% помощи ЕС для Польши, играет важную политическую и символическую роль в процессе политической децентрализации. Польша в настоящее время разделена на 16 воеводств (польский: województwo). Ранее (в период с 1975 по 1998 год) было 49 небольших воеводств (см. Иллюстрации 1 и 2). Административная власть на уровне воеводства разделена между губернатором, назначаемым центральным правительством, называемым воевода (обычно политическим назначенцем), выборным собранием, называемым сеймиком, и исполнительной властью, избранной этим собранием.Лидер этой исполнительной власти — маршал (польский marszałek).

41 При оценке разделения страны на воеводства наиболее спорным является количество этих единиц и, следовательно, их границы. Когда система 16 воеводств вступила в силу, она не была полностью принята обществом, особенно в регионах с давними административными традициями (Кошалинское воеводство, 1956-1975, разделенное в 1975-1998 годах на Кошалинское и Слупское). Также в регионах с большими и растущими диспропорциями в развитии (Варшава и оставшаяся часть Мазовецкого воеводства) недавно продолжалась дискуссия о выделении Варшавы как отдельной единицы на региональном уровне (столичное воеводство).

Иллюстрация 1 — Реформа административного деления на воеводства 1999 г.

Agrandir Оригинал (jpeg, 64k)

Источник: сборник автора.

Иллюстрация 2 — Современное административное деление на воеводства и повяты

Аграндир Оригинал (jpeg, 75k)

Источник: сборник автора.

42 Против ликвидации Кошалинского воеводства в Северной Польше в 1999 г. выступили его жители, которые высказались за создание воеводства в Средней Померании, но обсуждение, несмотря на участие местных кругов, пока не привело к каким-либо изменениям. на административной карте страны. В 2000 году было проведено исследование административных предпочтений жителей Средне-Поморского региона. В него вошли 2483 респондента, проживавшие в бывшем (1975–1998) Кошалинском воеводстве, и 2316 жителей бывшего Слупского воеводства.Он показал, что 75% респондентов предпочитают создание нового воеводства в Средней Померании (Partacz 2005). В 2003 году были начаты процедуры создания Центрально-Поморского воеводства в рамках гражданской инициативы, известной как Ассоциация интеграции для развития.

43 2 марта 2006 г. Совет Министров выступил против проекта создания нового воеводства из-за значительного увеличения операционных расходов администрации, которое это могло бы привести.В свою очередь, сторонники Центрально-Поморского воеводства цитируют официальную позицию правительства, в которой оно провозглашает «особую защиту конституционных прав местных и региональных сообществ на участие в осуществлении власти» и рекомендует Сейму провести референдум в площадь предлагаемого воеводства. Их также беспокоит периферизация Средне-Поморского региона, например посредством политики осушения, которую проводят здесь власти Поморского и Западно-Поморского воеводств (высасывание средств, человеческого капитала или даже материальных ресурсов).Вопрос о 17-м воеводстве Польши поднимается особенно в ходе избирательных кампаний в польский парламент. Так было и во время парламентской кампании 2015 года, поэтому вопрос, кажется, остается открытым.

44 Основной вывод, вытекающий из приведенных выше размышлений, заключается в следующем: государственное управление должно меняться, чтобы идти в ногу с политическими, экономическими и социальными процессами. Повышение эффективности государственного управления требует рационализации территориальных структур и требует большей эластичности правовых норм (например,грамм. относительно сотрудничества единиц самоуправления) и установление территориальных рамок, адаптированных к новым пространственно-функциональным системам. Рационализация не требует еще одной крупной административно-территориальной реформы. Хотя одним из основных условий хорошей работы территориальной системы является ее стабильность, это не исключает исправлений и модификаций.

45 Конституция Польской Республики (статья 15, раздел 2) предусматривает, что основное территориальное деление государства должно учитывать социальные, экономические и культурные связи и обеспечивать способность территориальных единиц выполнять общественные задачи.С учетом этого положения необходимо разработать документ, который проанализировал бы преимущества и недостатки создания 17 -го воеводства (Центральная Померания) в экономическом, пространственно-функциональном и социальном плане. Регион, по мнению сторонников его восстановления в качестве независимого самоуправляющегося воеводства, получил бы лучший доступ к средствам ЕС и мог бы идти своим собственным путем развития более динамично, чем регион делал до сих пор.

46 Стоит изучить концепцию столичной реформы в Польше, предпочтительно поэтапно, от столичных ассоциаций до столичных повятов, предполагая большую эластичность территориальных и системных решений в масштабе страны (моно- и полицентрические агломерации).

47 Обдумывая возможные изменения в территориальном делении, следует рассмотреть вариант объединения городских и сельских повятов, в первую очередь в малонаселенных районах и районах с сильной концентрацией инфраструктуры обслуживания в центральном городе. Всем изменениям должны предшествовать экспертные и общественные дебаты. Решения, оправданные по существу и получившие общественное признание, могут быть реализованы поэтапно или посредством административных экспериментов.Эксперимент в администрировании обычно включает тестирование более сложных изменений (реформ) и их внедрение в выбранных административных единицах (как правило, лучше подготовленных к изменениям, например, в крупных городах). Он также может быть реализован во всех подразделениях, но на ограниченной территории (например, в регионах, более эффективных с административной точки зрения). Эксперимент позволяет наблюдать за результатами реформы и вносить коррективы в ее реализацию в следующих блоках (Kaczmarek, 2005).

48 Территориальные структуры, если они представляют собой жесткий корсет, в котором территориальные правительства выполняют общественные задачи, не всегда приспособленные к их размеру, также могут претерпевать эластичные изменения.Вот почему, создавая пространственные рамки для деятельности территориальных корпораций, следует учитывать возможности или варианты этих задач, выполняемых в других пространственных системах, дополняющих основное административное деление и использующих все формы межтерриториального сотрудничества. Эластичная территориальная структура ad hoc может помочь в решении текущих вопросов, не отвечая ни требованиям постоянства, ни стабильности. Правовые нормы, разрешающие создание территориальных объединений по восходящей линии, свидетельствуют о децентрализации управления и доверия к территориальному самоуправлению.

Особый административный район Гонконг

Район, составляющий Гонконг, расположен на юго-восточном побережье Китая, к востоку от устья Жемчужной реки и граничит с городом Шэньчжэнь в провинции Гуандун. Он состоит из острова Гонконг, Коулуна и Новых территорий, общей площадью 1092 кв. Км. Гонконг был территорией Китая с древних времен.

Гонконг был оккупирован Великобританией после опиумной войны 1840 года. В соответствии с Совместной китайско-британской декларацией по вопросу о Гонконге, подписанной 19 декабря 1984 года, правительства двух стран провели церемонию передачи 1 июля 1997 года. , объявив о возобновлении суверенитета Китая над Гонконгом.Таким образом сбылось общее, давнее желание китайского народа вернуть Гонконг. Тем временем был официально учрежден Специальный административный район Гонконг (ОАРГ) КНР. Вступил в силу Основной закон Особого административного района Гонконг, принятый в апреле 1990 года на третьей сессии Седьмого Всекитайского собрания народных представителей. Основной закон содержит четкие и определенные характеристики высокой степени автономии, а также политической, экономической, культурной и образовательной систем ОАРГ.

Высокая степень автономии Китайское правительство проводит базовую политику «одна страна, две системы», «управление Гонконгом жителями Гонконга» и «высокая степень автономии». «Одна страна, две системы» относится к тому факту, что в Китае, единой стране, на материке действует социалистическая система, а предыдущая капиталистическая система и образ жизни Гонконга останутся неизменными в течение 50 лет; «управление Гонконгом народом Гонконга» означает, что САРГ управляется народом Гонконга самостоятельно, и центральные власти не должны посылать должностных лиц в САРГ для заполнения местных официальных должностей; и «высокая степень автономии * означает, что помимо иностранных и национальных оборонных дел, которые должны находиться в ведении центральных властей, ОАРГ в полной мере обладает полномочиями принимать решения по вопросам, относящимся к его автономной юрисдикции, включая исполнительную, законодательную, независимую судебную и окончательные судебные полномочия.

Высокая степень автономии ОАРГ имеет следующие особенности: Во-первых, центральные власти не должны вмешиваться в дела, относящиеся к сфере автономии ОАРГ. Во-вторых, последнее слово по вопросам, относящимся к его автономной юрисдикции, остается за правительством ОАРГ, как это предписано в Основном законе, и не требует одобрения со стороны центральных властей. И, в-третьих, правительство ОАРГ может в пределах, установленных Основным законом, выбирать собственные средства выполнения своих функций и полномочий.

Политическая система В ОАРГ действует демократическая политическая система. Его основными органами власти являются глава исполнительной власти, правительство, Законодательный совет и Апелляционный суд последней инстанции. Кроме того, есть Исполнительный совет, орган, который помогает главному исполнительному директору в принятии решений, а также Комиссия по борьбе с коррупцией и Ревизионная комиссия, которые действуют независимо и подотчетны генеральному директору. При Правительстве, исполнительном органе власти ОАРГ, есть Департамент администрации, Департамент финансов, Департамент юстиции, а также различные бюро, отделы и комиссии.В условиях и в соответствии с процедурами, установленными законом, глава исполнительной власти имеет право распускать законодательные органы; законодательные органы имеют право отводить от должности главу исполнительной власти; административные органы подотчетны законодательным органам; Главный исполнительный, административный и законодательный органы должны контролировать и сотрудничать друг с другом.

Глава исполнительной власти ОАРГ является главой ОАРГ, а также главой правительства ОАРГ.Его или ее двойной статус дает ему или ей обширные функции и полномочия. Глава исполнительной власти избирается из числа жителей ОАРГ путем выборов или консультаций, проводимых на местном уровне, и назначается центральным правительством. Срок полномочий Генерального директора составляет пять лет. Он или она может служить не более двух сроков подряд. Тунг Чи Хва был избран первым исполнительным директором ОАРГ.

Экономическая система В ОАРГ действует свободная экономическая система.Механизмы функционирования этой экономической системы в основном проявляются в сферах финансов, банковского дела, торговли, промышленности и коммерции, недвижимости, судоходства и гражданской авиации. Например, в соответствии с законом ОАРГ защищает имущественные права отдельных лиц и должен иметь независимые финансы, используя свои финансовые доходы исключительно для своих собственных целей. Финансовые доходы центральному правительству не передаются. Центральное правительство не взимает налоги в ОАРГ; ОАРГ применяет независимую систему налогообложения и политику низких налогов, а также самостоятельно принимает законы, касающиеся видов налогов, налоговых ставок, налоговых скидок, льгот и освобождений, а также других вопросов налогообложения.ОАРГ должен поддерживать свой статус международного финансового центра, самостоятельно разрабатывать денежно-кредитную и финансовую политику и обеспечивать свободное функционирование финансового бизнеса и финансового рынка. В ОАРГ не применяется валютный контроль. Гонконгский доллар останется свободно конвертируемым. Рынки иностранной валюты, золота, ценных бумаг, фьючерсов и т.п. продолжат работу. Правительство ОАРГ должно гарантировать свободный поток капитала внутри, в и из Региона.ОАРГ будет поддерживать свой статус свободного порта, проводить политику свободной торговли и гарантировать свободное передвижение товаров, нематериальных активов и капитала. ОАРГ сохраняет свой статус международного центра судоходства и может самостоятельно определять конкретные функции и обязанности в этой области. ОАРГ сохраняет свой статус международного и регионального авиационного центра и несет ответственность за повседневную работу и технологическое управление гражданской авиации.

В качестве отдельной таможенной территории ОАРГ может, используя название «Гонконг, Китай», присоединиться к ВТО и другим соответствующим международным организациям и международным торговым соглашениям.

Культурные и образовательные системы ОАРГ самостоятельно разрабатывает политику в области образования, культуры, науки и технологий. Учебные заведения всех видов сохраняют свою автономию и пользуются академической свободой. Они могут продолжать набор персонала и использовать учебные материалы за пределами ОАРГ. Студенты пользуются свободой выбора учебных заведений и свободой продолжать свое образование за пределами ОАРГ. Правительство ОАРГ не может ограничивать свободу вероисповедания и вмешиваться во внутренние дела религиозных организаций.Религиозные организации и верующие в ОАРГ могут поддерживать и развивать свои отношения со своими коллегами в других местах; религиозные организации могут, в соответствии с их предыдущей практикой, продолжать управлять семинариями и другими школами, больницами, социальными учреждениями и т. д. Неправительственные организации в различных областях, включая образование, науку, технологии, культуру, искусство, спорт, медицину и здравоохранение. в ОАРГ могут поддерживать и развивать свои отношения с соответствующими организациями других стран и регионов, а также с международными организациями.Они также могут участвовать в соответствующих мероприятиях от имени «Конг Конг, Китай».

Помимо китайского языка, английский также может использоваться в качестве официального языка исполнительными, законодательными и судебными органами ОАРГ.

Административная децентрализация


Административная децентрализация

Подтемы:


Административный децентрализация направлена ​​на перераспределение полномочий, ответственности и финансовые ресурсы для оказания государственных услуг на разных уровнях правительства.Это передача ответственности за планирование, финансирование и управление некоторыми государственными функциями из центрального правительство и его агентства на местах подразделений государственных агентств, подчиненных единицы или уровни правительства, полуавтономные органы государственной власти или корпорации, региональные или функциональные органы власти на всей территории.

Три основные формы административной децентрализации — деконцентрация, делегирование, и деволюция — у каждого разные характеристики.

Деконцентрация. Деконцентрация, которая часто считается самой слабой формой децентрализация и чаще всего используется в унитарных государствах — перераспределяет полномочия по принятию решений, а также финансовые и управленческие обязанности между разными уровнями центрального правительства. Это может просто сдвинуть обязанности должностных лиц центрального правительства в столице тем, кто работает в регионах, провинциях или районах, или может создавать сильная местная администрация или местный административный потенциал в надзор за министерствами центрального правительства.

Делегация. Делегирование — это более обширная форма децентрализации. Через делегирование центральные правительства передают ответственность за принятие решений и управление публичными функциями полуавтономным организациям не полностью контролируется центральным правительством, но в конечном итоге подотчетен к нему. Правительства делегируют обязанности, когда они создают общественные предприятия или корпорации, жилищные органы, транспортные службы, округа особого обслуживания, полуавтономные школьные округа, региональные корпорации развития или подразделения по реализации специальных проектов.Как правило эти организации имеют большую свободу действий при принятии решений. Они могут быть освобождены от ограничений для штатного персонала государственной службы. и может иметь возможность взимать плату с пользователей напрямую за услуги.

Деволюция. Третий тип административной децентрализации — это децентрализация. Когда правительства передают функции, они передают полномочия по принятию решений, финансы и управление квазиавтономным органам местного самоуправления с корпоративным статусом.Деволюция обычно передает обязанности за услуги муниципалитетам, которые избирают своих мэров и советы, получать собственные доходы и иметь независимые полномочия делать инвестиции решения. В децентрализованной системе органы местного самоуправления четко и юридически признанные географические границы, над которыми они осуществляют власть и в котором они выполняют общественные функции. Именно этот тип административного децентрализация, лежащая в основе большей части политической децентрализации.

Гражданский Реформа услуг и децентрализация

Государственная служба реформа обычно является вспомогательной стратегией для более общей децентрализации в государственных операциях или предоставлении услуг. Не децентрализовать государственная служба как самоцель — это делается для того, чтобы услуги лучше, более эффективно управлять ресурсами или поддерживать другие общие итоговые цели.Государственную службу в целом можно рассматривать как единое целое. основных инструментов, с помощью которых государство выполняет свои обязательства. В контексте децентрализации этот инструмент часто нужно менять. чтобы выполнять новый набор обязанностей эффективно, справедливо и эффективно. Таким образом, реформа государственной службы — это процесс. изменения правил и стимулов для получения более эффективных, специализированных и производительность государственной рабочей силы в недавно децентрализованной среде.

Эта записка сначала обсудим различные вопросы государственной службы, которые отраслевые или общие стратегии децентрализации повышаются. Затем он сосредоточится на различных приоритеты реформ, чтобы справиться с изменениями, которые может принести децентрализация.

Как влияет ли децентрализация на государственную службу?

Государственные службы на всех уровнях государственного управления нуждаются в способном, мотивированном и эффективном персонал для оказания качественных услуг своим гражданам.Когда гражданский сервисные функции и структуры децентрализованы, существующие бюрократические шаблоны должны быть реорганизованы по мере смены ролей и подотчетности. Таким образом, децентрализация усиливает потребность в квалифицированном персонале и увеличивает важность программ наращивания потенциала.

В процесс децентрализации:

Рассеивается власть, как географически, так и институционально: децентрализация неизбежно меняет расположение силовых и рабочих мест.Движение географически или по территории правительственным уровням часто препятствуют вопросы, связанные со статусом, престижем и низкая мобильность рабочей силы. В странах Восточной Европы с переходной экономикой например, делегитимация центрального государства и появление представительного правительства на местном и промежуточном уровнях власти усложняет распределение человеческих ресурсов. Поощрительные программы и механизмы для мобильности между должностями, что увеличивает затраты на децентрализацию, может потребоваться для обеспечения гибкости.

создает новые обязанности для неопытных участников: децентрализация создает больше возможностей для местной автономии и реагирования на более специализированные округов, но это также дает субнациональным правительствам больше возможностей потерпеть неудачу, если не будут предприняты конкретные шаги для создания местных технических и управленческий потенциал.

Может разойтись экономия на масштабе / экспертные группы: потребность в специализированном персонале отчасти зависит от размера территории, на которой действует организация.Ниже определенного размера это может быть контрпродуктивным или неэффективным с точки зрения затрат. иметь специалистов или технический персонал. Есть методы, которые может использоваться для решения этой проблемы, одна из которых — разрешить в контексте схем децентрализации возможность расширения прав и возможностей местных единицы самоуправления для создания ассоциаций и объединения своих ресурсов для того, чтобы покрыть деятельность, требующую специализированного персонала.

представляет больше уровней в государстве: децентрализация, особенно политическая децентрализация создает класс государственных служащих, которые на основании конкретной информации которые они получают (обратная связь со своими избирателями), могут иметь разные предпочтения, чем у работников следующего более высокого уровня. Это расхождение в взгляды и убеждения могут вызвать конфликт внутри государственной службы, который потребуются механизмы для эффективного управления.

создает противоречие между местной автономией и национальными стандартами: децентрализация ослабляет национальный контроль и создает потенциал для более региональных изменение условий государственной службы. Некоторая возможность для вариаций позволяет регионам гибкость при найме государственной службы, которая соответствует потребности и бюджетные ограничения. Национальная зарплата, право на участие и производительность стандарты могут гарантировать постоянное качество, но они также могут привести к кадровому расходы (особенно на образование и здравоохранение на местном уровне). секторов) за пределами некоторых местных возможностей; системы передачи грантов потребуют учитывать различные возможности финансирования в этих и других виды обязательных расходов.Филиппины, Индонезия и Пакистан являются примерами децентрализованных состояний с по существу единообразными условиями и условия службы государственных служащих в разных регионах.

Может увеличиваться административные расходы: создание дополнительных слоев правительства — это дорогое предложение, а центральное правительство — в лучшем случаев — может снизить его роль и уволить персонал в контексте децентрализации, эмпирические данные свидетельствуют о том, что эти работники часто повторно поглощается местными органами власти.Таким образом, нет чистого изменения в занятость в государственном секторе. В худшем случае центральное правительство занятость остается неизменной, в то время как занятость в местных органах власти растет.

Гражданский Реформа услуг для поддержки децентрализации

Основная вопросы оценки приоритетов реформы государственной службы параллельно те, которые относятся к более общей политике децентрализации: при каких условиях деконцентрирует или передает управление человеческими ресурсами или организационную обязанности перед нижними уровнями правительства? Какая необходимая мощность нужны ли разные уровни, чтобы система работала?

Близнец задачи по наращиванию местного потенциала и адаптации к изменениям в межправительственном потребности в координации могут быть пугающими, даже если бюджеты позволяют обучение и все заинтересованные стороны поддерживают реформы.Более частые реалии бюджетных ограничений и смешанной поддержки, однако практически обеспечить, чтобы масштабная реформа государственной службы затянулась, дорогостоящий процесс, который не успевает за темпами обслуживания или децентрализация сектора.

Дом Местная емкость

Местный (или по крайней мере, на субнациональном уровне) потенциал является одним из наиболее важных факторов создание хорошо функционирующей децентрализованной государственной службы.В странах там, где уже существуют местные институты, проблема будет заключаться в усилении их институционально и юридически, а также укрепить их персонал возможности управления. В местах, где находятся в зачаточном состоянии или существуют только на неформальном уровне, институциональные и правовая база должна быть создана до проведения любых реформ администрации.

Степень местного потенциала определяет вид стратегии управления человеческими ресурсами это будет осуществимо и желательно. Децентрализация человеческих ресурсов руководство имеет больше шансов на успех в тех случаях, когда органы нижнего уровня иметь финансовые и управленческие возможности для установления конкурентоспособного вознаграждения пакеты и уровни заработной платы, которые будут привлекать местные таланты. В этих случаев, преимущества гибкости, позволяющие местным органам власти установление уровней найма может перевесить риск увеличения межрегиональных неравенства.Если на местном уровне отсутствуют таланты и навыки, унитарная система найма может быть предпочтительнее для обеспечения необходимого навыки присутствуют на местном уровне во всех регионах. В тех случаях, когда центр сохраняет больший контроль над человеческими ресурсами, следует соблюдать осторожность оплачиваются, чтобы гарантировать, что варианты управления местных заинтересованных сторон не урезан.

Регулировка к децентрализации: Общие руководящие принципы для страновых стратегий

Юридический рамки должны четко определять обязанности и стандарты.В создание прочной правовой базы — для решения вопросов, связанных с финансированием и отчетности, чтобы определить тип механизмов контроля (особенно финансовые), которые необходимы, и кто за них несет ответственность, чтобы оценить методы найма и схемы компенсации, а также решение вопросов связанных с закупкой общественных работ — должно быть приоритетом в любом усилия по реформированию для обеспечения рационального использования государственных ресурсов и минимизации коррупция.

Последовательность и прозрачность получают поддержку. По вопросам укомплектования персоналом, компенсаций или надзор местной администрации, а главное в доставке услуг, очень важно обеспечить прозрачность и что изменения в администрации (и, следовательно, на государственной службе) не рассматриваются как инструмент для лишения избирательных прав некоторых групп или поддержки Другая.

Отчетность механизмы должны быть ясными и точными.Четкие процедуры отчетности необходимо будет внедрить в отношении более высоких уровней правительства (центральное правительство, например, в случае региональных администраций) и по горизонтали, по отношению к другим государственным учреждениям на тот же уровень. В среднесрочной и долгосрочной перспективе аудиторские суды могут быть полезным регуляторный механизм. Переходы от существующей системы к новым системам должны быть тщательно спланированы, чтобы избежать конфликта между новыми отчетами устройства и долговечные механизмы.

каналов для общения гражданин-госслужащий необходимо создать. Включая больше граждан в процессе мониторинга работы государственной службы, децентрализация создает больше возможностей для трений между гражданскими слуги и граждане. Преследование со стороны частных групп интересов может предотвратить честных и самоотверженных государственных служащих от выполнения своих обязанностей, в то время как государственные служащие могут использовать свое положение для угроз гражданам.Эти противоречия можно избежать с помощью относительно быстрых и недорогих методов и структур для рассмотрения жалоб, исходящих от государственных служащих или от граждан.

Обучение должны способствовать формированию новых рабочих отношений. В Помимо наращивания местного потенциала, обучение может быть инструментом для создания личные сети между различными уровнями власти, регионами или типами государственных служащих.Одна из рекомендаций, например, может заключаться в вместе обучать профессиональных государственных служащих и местных политиков, чтобы застраховать что они лучше понимают, чего от них ждут и что они могут ожидать друг от друга.

Все уровни правительства следует поощрять к определению и планированию типов работников, которые им понадобятся для выполнения новых обязанностей. В краткосрочной перспективе такие грубые планы заменят компьютеризированные планы. управленческий потенциал предприятия и персонал по управлению человеческими ресурсами что так много стран не хватает и может помочь устранить дублирующих работников, ненужный найм и другие дорогостоящие ошибки.По крайней мере, они могут быть упражнением в долгосрочном планировании и определении ролей.

Заключение

Децентрализация может быть способом улучшения доступа к услугам, адаптации действий правительства к частным потребностям, и увеличивая возможности для государства-общества взаимодействия. Однако субнациональные правительства будут эффективны только когда у них есть доступ к необходимым человеческим и финансовым ресурсам взять на себя предоставленные им услуги.

Государственная служба реформа — как наращивание потенциала, так и адаптация к децентрализации — отвечает первому из этих требований. Есть довольно распространенный согласие с тем, что наращивание потенциала на всех уровнях государственного управления является важным компонент децентрализации. Последовательность и уровни приоритета обучение — будь то обучение в первую очередь местных или центральных органов власти для пример — зависит от самой страны, хотя субнациональные правительства как правило, были первыми, кого научили принимать на себя новые обязанности.Меньше согласия по поводу того, как предоставить соответствующие человеческие ресурсы пакет для соответствующих уровней правительства и как координировать управление человеческими ресурсами на разных уровнях государственного управления. В решение о децентрализации или сохранении централизованного контроля над человеческими ресурсами менеджмент — набор, найм, установление заработной платы и т. д. — сильно зависит от существующей степени субнационального потенциала.Предложения выше изложить некоторые общие механизмы координации, но конкретные институциональные меры по обеспечению последовательной и эффективной государственной службы должны реагировать на институциональные изменения, которые вызывает децентрализация принес.

Информация и мониторинг

Подотчетность является предпосылкой для повышения эффективности государственного сектора, а информация ключ к ответственности.Систематический сбор, анализ и предоставление информации является важнейшим элементом программ децентрализации потому что эту информацию можно использовать для проверки соответствия политике целей, чтобы анализировать альтернативные результаты и руководить будущими решениями. Информация о финансовых потоках (например, составление бюджета и отчетность о расходах) а также на другие входы, выходы и, где возможно, результаты. Такой информация важна как на местном уровне — для информирования местных избирателей и поощрять участие общественности в политической процесс — и на центральном уровне — для мониторинга и надзора за местными деятельность, финансируемая (хотя бы частично) из центральных источников.

Если местная общественность осведомлена о том, какие общественные товары и услуги предоставляются, насколько они обеспечены, кто их получатели, насколько стоимость товаров и услуг, и кто за них заплатил, местные округа не будет поощрять эффективное правительство. Централизованный мониторинг и оценка местного исполнения, имеет тот же эффект, за исключением национального интересы заменяют конкретные местные интересы.Без централизованного мониторинга не может быть уверенности в том, что функции государственной важности адекватно выполняются после того, как они были децентрализованы, чтобы макроэкономические понимаются последствия децентрализации или то, что последствия предлагаемых изменений в межбюджетных или административных отношениях адекватно проанализированы.

Много децентрализации страны имеют слабые или неадекватные механизмы для граждан и выше уровни правительства для мониторинга, оценки и поддержки децентрализации — это не мешает децентрализации достичь некоторых из свои цели, но это ограничивает его способность создавать большую эффективность прибыль.Задача мониторинга и оценки субнациональных финансов может значительно укрепиться за счет улучшения финансового учета и отчетности, а также создание аналитических возможностей для мониторинг и оценка. Но необходимость тщательного контроля идет помимо финансов. В зависимости от цели предоставления услуги потребность для мониторинга будет отличаться. Например, разные аспекты децентрализации могут по-разному влиять на строительство и обслуживание различных типы инфраструктуры, или программы здравоохранения, или образования.Если цель состоит в том, чтобы системы социальной защиты доходили до бедных, требуется информация относительно того, кто такие бедные и где они находятся, и сколько выгоды от программы достигают этой целевой группы. В в подавляющем большинстве случаев страны тратят значительные ресурсы на сети безопасности, но не в состоянии собирать данные и отслеживать, кто получает выгоду и как они пострадали. (Заметным исключением из этого правила являются ценные оценка адресности бедности в аргентинской программе социальной защиты, см. Ravallion, 1998).

Улучшить финансовый учет и отчетность, подробные налоговые данные должны регулярно собраны и представлены для субнациональных органов власти. В идеале эти данные будут основаны на единых финансовых системах и системах отчетности. На как минимум, эти данные должны собираться и обрабатываться регулярно и своевременная основа. Данные должны иметь следующие характеристики:

  • ширина охвата: информация должна быть широко репрезентативной, как по единиц субнационального правительства и по финансовым классификациям (е.г., доходы, расходы, долг)

  • Консистенция

    : минимальные ошибки отчетности и классификации

  • сопоставимость: одни и те же виды деятельности должны отражаться во всех государственных единицах

  • ясность: следует сообщать о фактических мероприятиях, а не о запланированных мероприятиях, и в идеале данные должны быть проверены

Развитие и внедрение финансовой отчетности и информационных систем часто требует существенной технической помощи, обучения, времени и ресурсов.Внедрение этих систем может также потребовать, чтобы центральные учреждения быть созданы для разработки и поддержки систем отчетности, для обучения и поддерживать местных чиновников, а также отслеживать и анализировать события в субнациональных финансах.

Создание перепись правительств — аналогичная по охвату переписям населения, промышленность и занятость, существующие во многих странах, и издательское дело субнациональные финансовые данные создадут основу для мониторинга системы, а также предоставляют важные исходные данные для оценки доходов, экономических исследования и оценка кредитоспособности.Исторически сложилось так, что США Консультативная комиссия по межправительственным отношениям (ACIR) предоставила исчерпывающий данные о субнациональных финансах и учреждениях. Данные, представленные в Ежегодная публикация ACIR — Важные особенности бюджетного федерализма — были составлены на основе данных переписи населения США, опросов специалистов местных органов власти. ассоциации и другие источники. К сожалению, сокращение федерального финансирования для ACIR привело к прекращению выпуска этой публикации в 1995 году.

Это очень сложно постоянно отслеживать децентрализацию в разных странах. Например, фискальная информация, такая как та, что сообщается в МВФ. Статистика государственных финансов часто используется для отслеживания международных тенденции децентрализации между разными странами. Проблема с эти данные, однако, заключается в том, что аналитики часто используют процент от общего государственные расходы на местном уровне как индикатор децентрализация.На самом деле в некоторых странах местные органы власти решают о распределении этих ресурсов, в то время как в других расходы утверждены на центральном уровне и осуществляются только на местный уровень. Первое соответствует децентрализации, а последнего нет. Тем не менее, пока это часто лучшие данные. доступны для межстрановых сравнений. Тематика децентрализации Группа Всемирного банка находится в процессе согласования нескольких данных усилия по сбору платежей по всему Банку, чтобы сформировать единый всеобъемлющий, подробный база данных фискальных и институциональных переменных по странам.

Местный Технический и управленческий потенциал

Банка местные органы власти и сообщества выполняют свои новые обязанности?

Последние международная тенденция к децентрализации вызвала оживленные дискуссии о способности местных органов власти и сообществ планировать, финансировать и управлять своими новыми обязанностями. Оценка, улучшение и приспособление разная степень местного потенциала становится все более и более важной поскольку политика децентрализации также передает большие обязанности как бюджеты национальных правительств местным органам власти и общинам.

Пока один общих доводов в пользу децентрализации предполагает, что органы местного самоуправления близость к своим избирателям заставит их быть лучше, чем центральные правительства в управлении ресурсами и согласовании предпочтений своих избирателей, совсем не ясно, обладают ли местные органы власти и сообщества способность преобразовать это информационное преимущество в преимущество в эффективности. Неопытные, небольшие органы местного самоуправления могут не иметь технических возможностей для реализации и поддержки проектов, и они могут не пройти обучение для эффективного управления большими бюджетами.

Эта записка обсуждает два основных направления дебатов о «местном потенциале»: во-первых, вопрос о том, какова местная емкость; и во-вторых, проблема о том, что делать с разной степенью местной пропускной способности, когда она была идентифицированы. «Местное самоуправление» означает уровень правительства, где некоторая степень повседневного личного взаимодействия между гражданами / бенефициарами и правительством возможно.

Оценка Местная емкость

Децентрализация специалисты по планированию использовали общее руководство, что центральные агентства должны сосредоточиться на создании и поддержании благоприятной среды и в целом стратегические вопросы, в то время как местные организации должны сосредоточиться на адаптации конкретные механизмы предоставления услуг и пакеты государственных расходов чтобы соответствовать местным потребностям и обстоятельствам.На самом деле, однако, в той или иной степени местного потенциала — как местные органы власти, так и гражданское общество / частный сектор — очевидно, влияют на решения о том, какие уровни власти может лучше всего выполнять какие задачи. В большинстве случаев децентрализация базовых услуг не означает оптовую передачу местным агентствам всех задачи, связанные с этими услугами. Оценка местного потенциала является неотъемлемой частью проектирования децентрализации.

Что такое «Емкость?»

Измерение местный потенциал может быть трудным, и дебаты по его количественной оценке часто мотивированы политическими соображениями, а также техническими соображениями о способности местного правительства предоставлять услуги. (Дж. Виднер, 1994). Центральные правительства использовали оправдание «нехватки мощностей» за отказ передать свои полномочия, финансовые ресурсы и сопутствующие привилегии местным подразделениям.Например, А. Фисбейн (1997) обнаружил в Колумбии, что «то, что характеризовалось (национальными агентств), поскольку плохое планирование в муниципалитетах на самом деле было настоящим разногласием между местными и национальными приоритетами «. демонстрируя значительную местную емкость путем отказа от условных совместные гранты от центральных агентств и заемные средства на местном уровне в рыночные ставки для реализации собственных приоритетов.

Для этого причина, полезно изложить некоторые из актуальных вопросов в объективной измерение местной емкости. Тот факт, что сообщество и его правительство Существование указывает на наличие некоторых навыков. Вызов для развития агентствам и их партнерам заключается в выявлении скрытых возможностей в местное правительство, гражданское общество и частный сектор, и привнести его в программы развития.

Первый Задача состоит в том, чтобы определить конкретные задачи, которые органы местного самоуправления и гражданам нужно будет проводить. Ниже приведены лишь некоторые из компоненты планирования, внедрения и поддержки основных услуг.

  • анализирующий и решение локальных проблем

  • определение общественные потребности

  • организация местная и национальная политическая поддержка программ

  • мобилизация национальные ресурсы для программ

  • повышение налоговые поступления или сборы с пользователей

  • письмо спецификации технических элементов программ

  • обслуживание и поддержание службы

  • оценка влияние программы на окружающую среду

  • предоставление для пострадавших от программы

  • подрядных на услуги и покупку оборудования

Uphoff предположил, что есть четыре основных функции, которые организации (и системы организаций) должны уметь делать, чтобы достичь свои цели.

Эти функции являются:

  • принятия решений, что включает в себя планирование и оценку;

  • ресурс мобилизация и управление;

  • связь и координация; и,

  • конфликт разрешающая способность.

Таким образом, вопрос становится: «Могут ли местные сообщества и их правительства организовываются для выполнения четырех функций и обеспечивают основные услуги для своих жителей? »

Второй задача состоит в том, чтобы разработать соответствующие комплексные меры для местных групп. способность выполнять требуемые функции. Есть несколько проблем учитывать при измерении емкости:

Выходы против.Результаты: Последствия государственной политики зависят от так много неконтролируемого внешнего влияния (например, погоды), что результаты обычно являются ненадежным индикатором того, насколько хорошо правительство обеспечивает Сервисы.
Способность варьируется в зависимости от задачи и сектора: одна из самых важных Задачей при планировании децентрализации является выявление сравнительного преимущества органов местного самоуправления в различных задачах.

Люди по сравнению с учреждениями: Наблюдатели должны учитывать, есть ли «местный потенциал» состоит из людей, которые могут или не могут продолжать играть роль в правительство или существуют ли институционализированные механизмы (такие как конкурентоспособная оплата, престиж, договоренности или обучение процедуры) для обеспечения непрерывной поставки технических и управленческих экспертиза. При оценке возможностей сообщества хотелось бы взглянуть на глубину и историю организаций гражданского общества, а также как количество частных подрядчиков и концентрация навыков (т.е.Есть ли только один подрядчик, который может переехать в любое время?) В этом районе.

Бюрократический и техническая инфраструктура: Процессы, с помощью которых принимаются, обрабатываются и хранятся в основе большинства функций органов местного самоуправления. Наличие соответствующих технологий — баз данных, файловых систем, важен, например, для возможности сбора налогов или использования сборы.

The Роль гражданского общества: НПО часто могут быть источником обученных, опытных кадровые и местные строительные, бухгалтерские и др. фирмы могут предоставить услуги в индивидуальном порядке. Отношения с местным самоуправлением с частным сектором и продемонстрированная способность заключать контракты — это важная, часто упускаемая из виду часть «емкости». При оценке долгосрочные возможности сообщества, хотелось бы посмотреть на глубина и история организаций гражданского общества (есть ли один искусный лидер сообщества или сеть?), а также количество частных подрядчиков и концентрация навыков (т.е., есть ли только один подрядчик, который могут переехать в любое время или есть несколько фирм, которые могут предоставить техническая помощь) в этой области.
Децентрализовать или создать местный потенциал? Что на первом месте?

В ответ: «Делайте и то, и другое одновременно»

Традиционный подход к децентрализации заключался в наращивании потенциала до передачи обязанности или доходы.Этот осторожный метод подпитывался беспокойством. о безответственных расходах, местной коррупции, региональном неравенстве, и коллапс услуг, а также нежелание многих центральных правительств передать власть. Некоторые авторы, такие как Бал и Линн, даже утверждали, что что отсутствие местного потенциала, среди других факторов, привело к децентрализации неэффективно и даже нежелательно в развивающихся странах.

Это традиционный подход меняется, однако все больше данных показывает, что возможности всех уровней увеличиваются по мере того, как децентрализованные системы обслуживания зрелый.Растет понимание того, что «управление — это результат искусство «лучше учиться, делая, чем слушая. Rondinelli, et al. (1984) сообщает, что Индонезия, Марокко, Таиланд и Пакистан возможности местного самоуправления увеличились незначительно, но ощутимо в лет после децентрализации. Деволюция в Папуа-Новой Гвинее увеличилось участие населения в правительстве и улучшилось планирование, управленческий и координационный потенциал провинциальных администраторов.Текущее исследование Боливии, проводимое Фаге, показывает, что местные органы власти инвестиции в образование более рациональны и в большей степени соответствуют местным потребности, чем расходы национального правительства. В общем, много свидетельств указывает на то, что децентрализация увеличила местное участие и, следовательно, рычаги воздействия местных властей на получение доступа к национальным ресурсам и способствовал развитию государственных и частных навыки планирования и управления.

Реализация Ответ: Выполнение обоих одновременно

Децентрализация сам по себе может быть лучшим способом наращивания местного потенциала. Центральная поддержка может быть важна для поддержания справедливости в расходах в разных юрисдикциях и уделите должное внимание тренировкам. Тендлер (1997), например, указывает, что эффективное предоставление местных услуг зависит от партнерства пересекая уровни правительства и государственного, частного и гражданского секторов.Тем не менее, наращивание потенциала не должно зависеть от предложения. который предоставляет один и тот же пакет поддержки в самых разных юрисдикциях. Также не всегда ясно, что национальный потенциал больше, чем местный. емкость. Например, исследование Патнэма показывает, что итальянцы оценивают эффективность местного самоуправления выше, чем потенциал национального правительства.

По запросу программы наращивания потенциала.Один из способов увеличения местного потенциала — это обучение и практика позволяют местным учреждениям использовать часть программных средств или собственных средств, чтобы заключить контракт на технические опыт, который, по их мнению, соответствует их конкретным требованиям. Эту техническую помощь часто можно найти на месте, и ее можно получить быстрее. и дешевле, чем из центральных или региональных источников. Аналогично сообщества (или региональным группам сообществ) могут быть предоставлены блочные гранты для свои собственные учебные программы по наращиванию потенциала.Они могут купить обучение им необходимо, чтобы заполнить пробелы, которые они выявили в своих собственный менеджмент и технический потенциал. Они могут решить, покупать ли обучение в местных, региональных или центральных учреждениях. Когда местные используются источники, развивается локальная сеть технической экспертизы. Этот локальная сеть может быть более эффективно задействована для обслуживания существующих и новые программы в будущем.

Местное участие может быть сильным мотиватором для изменений: недавние данные из Колумбии и Боливия показывает, что надзор со стороны граждан / избирателей может быть важным стимул для местных органов власти к активному повышению их потенциала. Обычный, справедливые, выборы и советы граждан могут усилить давление на местные лидеры, чтобы превратить популярные требования в результаты.

Ясность в распределении ответственности имеет важное значение.Технически и амбициозное в плане управления Агентство развития мелких фермеров и Отсутствие в Шри-Ланке указаний по надлежащему использованию района бюджеты, например, привели к низкому уровню успеха. Более успешный Однако усилия по децентрализации в Индонезии и Таиланде порядок распределения и ответственности местного бюджета.

Заключение

Преобладающий мудрость сегодня можно резюмировать следующим утверждением из Рабочей Группа 5 (институциональный потенциал) на технической консультации по децентрализации и развитие сельских районов, ФАО, Рим, декабрь 1997 г .: «Вместо того, чтобы планировать и делать крупные авансовые инвестиции в наращивание местного потенциала в качестве предварительного условия что касается передачи ответственности, был широкий консенсус, что это было бы быстрее и рентабельнее начать процесс передачи полномочий, позволять учиться на практике и наращивать потенциал на практике.» Свидетельства все чаще показывают, что местный потенциал может быть увеличен за счет процесс децентрализации, особенно когда соответствующие программы для увеличения взаимодействия с частным сектором включены в децентрализацию дизайн.

Подотчетность, Прозрачность и коррупция в децентрализованном управлении

Отчетность

В своем демократический политический аспект, децентрализация в нынешнем понимании и все чаще практикуются в международном сообществе развития состоит из двух основных компонентов: участие и подотчетность.Участие в первую очередь озабочен повышением роли граждан в выборе своим местным лидерам и указав этим лидерам, что им делать — в другими словами, внесение вклада в местное самоуправление. Подотчетность составляет обратную сторону процесса; это степень, в которой местные органы власти должны объяснить или оправдать то, что они сделали, или не удалось сделать. Улучшенная информация о местных потребностях и предпочтениях является одним из теоретических преимуществ децентрализации, но есть нет гарантии, что лидеры действительно будут действовать в соответствии с этими предпочтениями если только они не чувствуют какой-то ответственности перед гражданами.Местные выборы являются наиболее распространенной и действенной формой подотчетности, но другие механизмы например, советы граждан могут иметь ограниченное влияние.

Подотчетность можно рассматривать как подтверждение участия в том, что проверка оказались ли успешными попытки увеличить участие, насколько перед которыми люди могут использовать участие, чтобы возложить ответственность на местные органы власти за свои действия.

Типы подотчетности

Подотчетность проявляется в двух измерениях: от государственных служащих до выборных должностных лиц; а второй — избирающим их гражданам.

Правительство От рабочих к местным чиновникам

Первый может оказаться труднодостижимым для государственных служащих, особенно профессионалов в таких областях, как здравоохранение, образование, сельское хозяйство — очень часто децентрализованные отрасли — часто имеют значительные стимул уклоняться от контроля со стороны местных избранных должностных лиц.Таких людей как правило, имеют высшее образование и сложные жизненные практики трудно поддерживать в маленьких городах и деревнях карьерные амбиции, которые выходят за рамки местного уровня, и цели в образовании своих детей что местные школы не могут удовлетворить. Они также могут опасаться этого качества стандарты оказания услуг пострадают, если оказание услуг будет локализованным. Наконец, они часто находят больше возможностей для коррупции, если они контролируются удаленными менеджерами через длинные цепочки команд, чем если они должны сообщить начальству под рукой.По всем этим причинам они, как правило, имеют сильное побуждение поддерживать связи со своими родительскими министерствами в центральном правительстве и противодействовать инициативам по децентрализации. И понятно, что у их коллег из центра есть параллельный интерес. в поддержании этих связей, поскольку они очень озабочены сохранением национальные стандарты в предоставлении услуг и часто о возможностях на продажность (многие коррупционные схемы предусматривают обмен поднимается вверх по бюрократическим каналам наверх).

Учитывая все эти причины и хорошие, и плохие для оппозиции, неудивительно что инициативы по децентрализации так часто наталкиваются на тяжелую бюрократическую сопротивление, и дизайнеры вынуждены сохранять значительную связи между отраслью и центральными министерствами, особенно в отношении такие вопросы, как объявления, продвижение по службе и зарплаты. Разумеется, такие связи, как правило, подрывают способность выборных должностных лиц контролировать госслужащие, предположительно, работающие на них.Некоторые децентрализованные системы управления (например, штат Карнатака в Индии), похоже, работали через эти проблемы установить народный контроль над бюрократией, но на это потребовалось много лет.

Избранный Лидеры гражданам

Второй тип ответственности — это ответственность выборных должностных лиц перед гражданами. Выборы (при условии, что они будут свободными и справедливыми) обеспечивают наиболее очевидное подотчетность, но это довольно грубый инструмент, применяемый только в широко распространенных интервалы и предлагая только самый широкий гражданский контроль над правительством.Избиратели могут сохранить или отклонить своих губернаторов, решение, которое, безусловно, может благотворно влияют на управление, но эти действия являются суммарными суждениями, как правило, это не реакция на определенные действия или бездействие. И когда местные выборы действительно вращаются вокруг определенного вопроса, например, школ, они обязательно оставьте все остальное вне поля зрения. Гражданам нужно больше разборчивости инструменты для обеспечения подотчетности.К счастью, некоторые из них доступны.

  • Политические партии могут быть мощным инструментом подотчетности, когда они созданы и энергично на местном уровне, как и во многих странах Латинской Америки. У них есть встроенный стимул раскрывать и предавать гласности правонарушения. правящей партией и постоянно представлять альтернативный набор государственной политики избирателям.

  • Гражданский общество и его предшественник социальный капитал позволяют гражданам четко сформулировать их реакция на местное самоуправление и на то, чтобы лоббировать чиновников, чтобы они были отзывчивыми. Эти заявления обычно поступают через НПО (хотя и спонтанно протесты также можно считать гражданским обществом), которое, как и политические партии, часто имеют головные организации на провинциальном или национальном уровне. уровень.
  • Если граждане должны привлекать к ответственности свое правительство, они должны уметь чтобы узнать, что он делает. На уровне непосредственного соседства, молва, возможно, достаточно для передачи такой информации, но на любом более высоком уровне некоторая форма СМИ становится существенной. В некоторых страны, печатные СМИ могут выполнять эту функцию, но обычно их охват минимален за пределами крупных населенных пунктов.Возможный заменой во многих настройках является AM-радио с низким энергопотреблением, которое местный, дешевый в эксплуатации и может предлагать новости и ток-шоу, посвященные местные проблемы.

  • Общественное собрания могут быть эффективным механизмом для поощрения граждан к выражают свое мнение и обязывают должностных лиц отвечать на них. Cabildos abiertos, проводимые во многих странах Латинской Америки, являются хороший пример.В некоторых условиях такие встречи могут быть немного больше, чем брифингов, но в других случаях они могут быть эффективными в получении публичные должностные лица защищать свои действия.

  • Формальный процедуры возмещения ущерба были включены в качестве механизма подотчетности в некоторых инициативах по децентрализации. В Боливии, наверное, больше всего разработать инструмент в этом направлении с его муниципальной бдительностью Комитеты, основанные на традиционных местных социальных структурах и им поручено следить за избранными советами, им предлагается подавать иски при необходимости жалобы на более высокие уровни.

Другое системы, формальные процедуры отзыва доступны для недовольных граждан со своими чиновниками.

  • Мнение опросы обычно считались слишком сложными и изощренными использовать на местном уровне, но удобные и доступные технологии разрабатываются на Филиппинах, позволяя местным НПО использовать такие опросы для оценки общественного мнения о предоставлении услуг.

Недавний Результаты оценки USAID демократического местного управления в шести странах что в каждой стране используется разное сочетание этих механизмов, в то время как ни одна страна не использовала их всех. Ни один инструмент не оказался эффективным во всех шести параметрах настройки, но различные комбинации были многообещающими. Некоторые могут хотя бы частично заменить другие, когда они слабые. или отсутствует.Гражданское общество и СМИ, например, могли бы вместе уметь компенсировать слабость партийной системы на местном уровне.

Прозрачность и коррупция

Теоретически эти два явления должны быть обратно связаны, чтобы большая прозрачность в местном управлении должно означать меньше возможностей для коррупции в этой нечестной поведение станет легче обнаруживать, наказывать и обескураживать в будущем.История промышленно развитых стран показывает, что это, как правило, верно в долгосрочной перспективе, но недавний опыт показывает что эта связь вовсе не обязательно верна в краткосрочной перспективе. В странах бывшего Советского Союза, например, органы местного самоуправления стали гораздо более открытыми для общественного контроля в 1990-х годах, но в в то же время не может быть никаких сомнений в том, что коррупция на всех уровнях сильно увеличился.Остается надеяться, что местные механизмы подотчетности обсужденное выше будет в тандеме с большей честностью на национальном уровень повышают степень честности на всех уровнях, но в лучшем случае это потребуется время. Послание международному сообществу разработчиков состоит в том, чтобы продвигать как можно больше этих механизмов подотчетности как это возможно.

Секунда вид связи между прозрачностью и коррупцией был отмечен Поместье, когда он отмечает, что в Индии, в то время как большая прозрачность в местных управление не сопровождалось ростом коррупции, оно действительно привело к популярным представлениям о более серьезных публичных преступлениях просто потому, что граждане стали лучше понимать, что происходит.Этот узор наверняка повторился во многих других местах. Со временем по мере того, как механизмы подотчетности начинают действовать, и начинается коррупция чтобы отказаться, граждане должны оценить улучшение.

Заключение

Демократический инициативы местного самоуправления, реализуемые в настоящее время во многих странах, многообещающе для разработки эффективных систем общественной подотчетности это обеспечит ответственность государственных служащих перед избранными должностных лиц, и что последние, в свою очередь, несут ответственность перед общественностью который выбрал их в первую очередь.В процессе работы эти системы подотчетность должна усилить давление на более прозрачные местные управление, при котором коррупция будет легче выявить и таким образом свернуть. Но так же, как потребовалось много десятилетий, чтобы такие усилия добиться больших успехов в индустриальных странах, поэтому слишком быстрые результаты нельзя ожидать в другом месте.

CoR — Египет

Арабская Республика Египет — трансконтинентальное государство на северо-востоке Африки и юго-западе Азии через Синайский полуостров.Республика расположена между Средиземным морем на севере, сектором Газа и Израилем на северо-востоке, Красным морем на востоке, Суданом на юге и Ливией на западе. Большинство населения проживает на пахотных землях на берегу реки Нил. 90% населения составляют мусульмане, а 99,6% — этнические египтяне.
Республика — унитарное государство с одной из самых давних централизованных традиций. Организация местного уровня в Египте восходит к концу 18 века. В настоящее время Закон 43/1979 по-прежнему является правовой основой системы местного управления.Египетская администрация организована на основе сильной иерархической вертикальной структуры. Примечательно, что в 2005 году президент Мубарак одобрил Политический манифест « Децентрализация для демократии» [1].

Местная администрация организована на 3 субнациональных уровнях, включая пять территориальных единиц: 1) провинции 2) области 3) районы 4) города 5) села.
После арабской весны 2011 года произошла революция и последующий государственный переворот. Нижеследующее не учитывает фактическую ситуацию, которая может измениться, и не учитывает вмешательство со стороны элементов Исламского государства на северо-востоке страны.Однако в январе 2014 года новая Конституция была одобрена большинством в 98% голосов.

2011: Арабская весна и эпоха после Мубарака г., г.
После двухнедельного народного восстания с 25 января по 11 февраля 2011 года Верховный совет вооруженных сил принял власть в государстве, приостановил действие Конституции и объявил о создании конституционного комитета для подготовки отчета для обзора некоторых статей Конституции. . Референдум 19 марта 2011 года одобрил проект Конституции, предложенный Комитетом.30 марта 2011 года была опубликована конституционная декларация, после которой в течение шести месяцев должно было быть создано Учредительное собрание в составе ста членов для разработки проекта новой конституции. Однако процесс занял почти год, поскольку заинтересованные стороны не могли согласовать его состав.

2012 г .: на парламентских и президентских выборах, состоявшихся в январе и мае, соответственно, исламистская Партия свободы и справедливости «Братья-мусульмане» превратилась в доминирующую политическую силу.После учреждения новый парламент должен был подготовить более постоянную конституцию Египта. В октябре 2012 года Скупщина объявила, что завершила работу над первым проектом Конституции. Последовала кампания по информированию общественности о Конституции. Собрание завершило процесс разработки 29 ноября 2012 года.
Конституция 2012 года содержала конкретную главу о местной администрации, в которой государство разделено на пять « местных административных единиц, обладающих правосубъектностью » (статья 183), а именно « провинций, области, города, районы и села «.

Основная ссылка на децентрализацию была сделана в той же статье, в соответствии с которой система местного управления должна была быть организована в соответствии с законом «таким образом, чтобы поддерживать децентрализацию, что дает административным единицам полномочия в предоставлении местных услуг и объектов, что укрепляет их. и улучшает их администрирование »[2].

Конституционная декларация от 8 июля 2013 года приостановила действие Конституции 2012 года [3] и, в свою очередь, была заменена новой Конституцией, которая вступила в силу 18 января 2014 года [4] после того, как она была одобрена на общенациональном референдуме 98 годом.1% избирателей при явке 38,6%. Новая конституция упрощает организационную структуру местного управления в Египте, сокращая количество местных административных единиц с пяти до трех, включая провинции, города и деревни (статья 175). . [5]

В то же время Конституция 2014 года идет намного дальше, чем предыдущие конституции, в продвижении децентрализации, заявляя, что государство должно обеспечить « административную, финансовую и экономическую децентрализацию» (статья 176) и «обеспечить выполнение потребностей местные единицы с точки зрения научной, технической, административной и финансовой помощи, а также справедливого распределения помещений, услуг и ресурсов, и должны привести уровни развития в этих единицах к общему стандарту и достичь социальной справедливости между этими единицами .»(Статья 177)

Конституция 2014 года предоставляет местным единицам право на» независимые финансовые бюджеты «(статья 178), средства, получаемые за счет сочетания местных налогов и ресурсов, выделяемых им государством. Каждый местный совет должен развивать собственный бюджет и окончательные отчеты (статья 182).

Местные советы избираются прямым и тайным голосованием сроком на четыре года (статья 180), при этом четверть мест выделяется молодым людям в возрасте до 35 лет. и четверть — кандидатам-женщинам.Половина мест в местных советах должна быть занята рабочими и фермерами, и должно быть обеспечено соответствующее представительство христиан и людей с ограниченными возможностями.

В рамках своей компетенции местные советы должны следить за выполнением плана развития, контролировать деятельность и осуществлять надзор за органами исполнительной власти, используя такие инструменты, как представление предложений и вопросов, информирование ходатайств, запросы и т. Д. может лишить доверия руководителей местных единиц (статья 180).
Конституция прямо гласит, что «Решения местных советов , принятые в рамках их соответствующих полномочий, являются окончательными. Они не подлежат вмешательству со стороны исполнительной власти ». (Статья 181)

Хотя новая конституция была принята в 2014 году, многие области политики не были полностью разработаны соответствующими министерствами. Губернаторы часто назначались повторно, а министры назначались только недавно. Многие веб-сайты министерств в настоящее время недоступны.На следующих страницах описывается ситуация, которая существует на данный момент:

  • Децентрализация в Египте ограничивается системой, в которой местные единицы выполняют только административные функции, без какого-либо реального участия в процессе принятия политических решений [6].
  • Центральные органы власти, за которыми «последнее слово в управлении местными делами» [7] осуществляют жесткий контроль над местными советами. Основанный на строгой иерархической модели, народный совет провинции контролирует нижние советы в соответствии с Законом No.124/1960. Районные и городские местные народные советы, в свою очередь, осуществляют одинаковый уровень контроля над народными советами более низкого уровня.
  • Конституция 1971 года учредила двухпалатный парламент, законодательными ветвями которого были Народное собрание и Совет шура.

Такая же структура была подтверждена Конституцией 2012 года, в которой было подтверждено, что Народное собрание будет состоять не менее чем из 350 членов, избираемых прямым голосованием на пятилетний срок. Совет Шура состоял по крайней мере из 150 членов, избираемых прямым голосованием, и Президент назначил дополнительных членов, составляющих максимум одну десятую всего тела.Члены Совета Шура должны были занимать свои должности в течение шести лет, и каждые три года половина его членов должна была предстать перед выборами или повторным назначением [8]. Однако Конституция 2014 г. упразднила Совет шура. [9]

Хотя ожидалось, что национальные выборы 2002 года предоставят больше возможностей для развития процесса децентрализации в Египте, двухлетняя задержка в организации местных выборов, которая должна была состояться 15 апреля 2006 года, высветила слабые места системы выборов. местная демократия [10].
Последние парламентские и президентские выборы состоялись соответственно в январе и мае 2012 года. На обоих выборах исламистская Партия свободы и справедливости «Братья-мусульмане» стала доминирующей политической силой в Египте, получив 70% мест в парламенте, в то время как их кандидат в президенты Мохаммед Морси занял пост президента. Это был также первый случай избрания исламиста на пост президента [11]. «Президент Морси был свергнут в результате военного переворота 5 июля 2013 года.Председатель Верховного конституционного суда Адли Мансур исполнял обязанности президента до проведения новых выборов 26-28 мая. Бывший министр обороны и главнокомандующий вооруженными силами Абдель Фаттах аль-Сиси вступил в должность нового президента Египта 8 июня 2014 года.

На местном уровне есть городские и сельские муниципалитеты с местными Местные народные советы обладают ограниченными полномочиями и подлежат надзору со стороны назначенных местных исполнительных советов.Местные народные советы избираются прямым голосованием, и половина членов советов должны быть фермерами и рабочими. Закон 1979 года о системе местного самоуправления также регулирует выборы в местные органы власти. В состав советов входит от 10 до 24 членов в зависимости от размера и уровня единицы местного самоуправления.
Кандидаты депонируют документы о выдвижении кандидатов в губернаторство или местное правительственное учреждение в течение периода, определяемого губернатором, и должны внести относительно небольшой финансовый депозит.
Избиратели выбирают столько кандидатов, сколько имеется мест для избрания.Для того чтобы бюллетень считался действительным, избиратели должны проголосовать не менее чем за половину числа кандидатов в качестве вакантных мест (статья 75 бис).
Кандидатам, набравшим наивысшие баллы, предоставляются места. Срок их полномочий — четыре года. Результаты объявляет губернатор.

Ключевые принципы и иерархия между уровнями


Египетская администрация организована на основе сильной иерархической вертикальной структуры [12]. Согласно Закону 43 1979 года местная администрация организована на основе трех субнациональных уровней, включая пять территориальных единиц [13].На каждом уровне существует структура управления, объединяющая представительные советы и назначаемые правительством исполнительные органы, возглавляемые соответственно губернаторами, районными должностными лицами и мэрами. Губернаторы назначаются президентом, а они, в свою очередь, назначают подчиненных исполнительных должностных лиц. Основа государственного аппарата проходит вниз от Министерства внутренних дел через исполнительную власть губернаторов.

Независимо от конкретного статуса (провинции, области, города, районы или деревни) местные административные единицы состоят из двух важных органов [14]:

1.местные исполнительные советы
2. местные народные советы

Перспективы и перспективы


Децентрализация в Египте — одна из реформ, необходимых для перехода к действительно демократическому режиму управления [15]. В 2012 году бывший совет Шура (верхняя палата парламента) представил учредительному собранию свое видение демократической структуры и реформы местного управления [16], которое будет обсуждено и включено в новую Конституцию.

Совет Шура согласовал несколько ключевых принципов для проведения реформ в местном управлении, в том числе [17]:

a) передача полномочий с центрального уровня на местный;
b) избранные местные народные советы, наделенные всеми полномочиями и средствами для надзора за деятельностью местных исполнительных советов, включая право задавать вопросы членам исполнительного совета и губернаторам, а также право требовать вотума недоверия таким частные лица;
в) децентрализация налоговой и бюджетной власти.
Конституция 2014 года включает многие рекомендации Совета Шура.

1.1. Центральный уровень

На национальном уровне Парламент принимает законы, устанавливающие распределение полномочий местных властей, и осуществляет строгий законодательный, исполнительный и налоговый / бюджетный надзор.

· Парламентский надзор
Народное собрание обладает главными полномочиями над местными советами [18]:
— Члены Народного собрания имеют право проверять собрания народных советов, участвовать в дебатах, задавать вопросы, вносить предложения и запрашивать информацию ;
— Министр, отвечающий за местную администрацию, должен представлять ежегодный отчет Председателю Народного собрания о деятельности и достижениях местных народных советов;
— Ассамблея может принимать форму комиссии, отвечающей за оценку деятельности и достижений каждого местного подразделения.
· Надзор со стороны исполнительной власти
Центральные органы власти несут ответственность и имеют право создавать и распускать местные органы власти. Независимо от установленного принципа избрания местных советов, де-факто «возможность выдвижения определенных членов — центральными властями — не исключена» [19].
Губернаторы назначаются Президентом Республики.
Выдвижение мэров и глав городских административных единиц, а также изменения и переводы внутри или между местными органами власти осуществляются по решению Премьер-министра с согласия соответствующих губернаторов.

· Надзор за налогообложением / бюджетными вопросами
Центральные органы власти осуществляют надзор за деятельностью местных советов и властей, особенно за деятельностью, связанной с финансовыми вопросами.
Бесплатная передача движимого и недвижимого имущества или арендная плата, осуществляемая народным советом провинции на сумму более 50 000 египетских фунтов, должна быть одобрена Советом министров [20].

1.2. Региональный уровень

Закон № 475 1977 г. также разделил республику на 7 экономических районов без какой-либо административной / политической функции [21].До 1975 года регионы были по существу территориальным подразделением для выполнения надлежащих функций государства (например, в целях безопасности и регистрации для прохождения военной службы). В настоящее время регионы имеют автономный правовой статус.

На региональном уровне, в провинциях губернаторы и местные советы провинций обладают широкими полномочиями по отношению к местным советам низшего уровня, особенно на законодательном и бюджетном уровнях. [22]
В частности, они могут одобрять или противодействовать решениям, принятым низшими народными советами.Кроме того, местные народные советы провинций имеют право замещать местные народные советы, находящиеся под контролем провинции, в проектах, которые советы не могут реализовать сами.
Что касается финансовых вопросов, требуется одобрение губернатора для любых налогов, которые местный городской совет планирует взимать. Более того, губернаторы внимательно изучают бюджеты местных советов и закрывают свои счета. Они также имеют право выступать против решений местных народных советов.

27 провинций: созданы по решению Президента Республики, состоят как минимум из одного города [23].Однако глава Управления городского планирования Египта недавно подтвердил, что к 2017 году в Египте появится пять новых мухафаз, в результате чего их количество достигнет 32; это сделано для поддержки усилий по развитию за счет перекраивания административных границ [24]. В восточной части, простирающейся через Синай до берегов Суэца и Акабы, будет создана мухафаза Центральный Синай; В окрестностях Каира появятся две новые провинции (известные как «10 рамадан» и «25 января»; в западной части будет создана провинция Аль-Аламейн.

Губернаторы либо полностью «городские», либо представляют собой сочетание «городского» и «сельского», и официальное различие отражается на нижних уровнях; фактически, в полностью городских губернаторствах нет регионов, которые изначально представляли собой скопление деревень [25]. Вместо этого они разделены на районы.

Остальные провинции делятся на регионы. В Египте около 166 регионов, включая столицу, возможно, другие города и группу деревень. В настоящее время каждый регион имеет автономный правовой статус как местная единица, контролирующая нижние деревни [26].

1.3. Местный уровень

Районные местные народные советы осуществляют надзор за деятельностью местных городских и сельских советов в пределах района и могут утверждать их решения.
Они также контролируют различные местные службы, охватывающие более одного местного подразделения в рамках округа [27].
Они также могут выполнять другие функции:

o Предлагать создание различных служб, представляющих общий интерес в районе;
o Определение и утверждение общих положений, касающихся использования имущества округа;
o Утверждение организации местных общественных служб округа.
Городские народные советы: осуществляют надзор за советами городских образований и обеспечивают координацию их деятельности. Они также контролируют местные службы в рамках города или городского округа.

Народные советы городского округа имеют обязанности и полномочия, аналогичные полномочиям и обязанностям городских народных советов.

Деревенские народные советы осуществляют контроль над различными местными службами в рамках общей политики округа. Деревни несут основную ответственность за поддержание безопасности и разрешение социальных и земельных конфликтов, вопросов ирригации и т. Д.

[1] См. F.P. Кулипосса, «Децентрализация и демократия в развивающихся странах: обзор», «Развитие на практике», т. 14 (2004) 6, стр. 768-779.

[2] Проект Конституции Арабской Республики Египет от 30 ноября 2012 г., неофициальный перевод доступен по адресу: www.constitutionnet.org/vl/item/new-constitution-arab-republic-egypt-approved-30-nov -2012 (EN). См. Также SIS, «Обзор Конституции», доступный по адресу: www.sis.gov.eg/En/Templates/Articles/tmpArticles.aspx?CatID=206 (EN).

[3] Конституционная декларация, приостанавливающая действие конституции 2012 года и устанавливающая новую дорожную карту для страны, 8 июля 2013 года, доступна по адресу: www.constitutionnet.org/vl/item/unofficial-english-translation-constitutional-declaration-egypt -июль-08-2013 (RU).

[4] Там же.

[5] Конституция Египта 2014 г. стр.35 доступна по адресу: http://www.sis.gov.eg/Newvr/consttt%202014.pdf (AR) и http://www.sis.gov.eg/ En / Templates / Articles / tmpArticles.aspx? CatID = 2603 # .Uxne0uIzJ8E (EN)

[6] См. Департамент по экономическим и социальным вопросам Организации Объединенных Наций (UNDESA), Арабская Республика Египет — страновой профиль государственного управления, февраль 2004 г., доступно по адресу: http: // unpan1.un.org/intradoc/groups/public/documents/un/unpan023261.pdf, стр. 7 (EN).

[7] ОГМВ, Глобальная обсерватория местной демократии и децентрализации (GOLD), Египет — страновой профиль, 2007 г., доступно по адресу: www.cities-localgovernments.org/gold/country_profile_africa.asp, стр. 2 (EN), где даже подтверждается, что «местные советы также подпадают под юрисдикционный контроль». См. Также Дж. Б. Мэйфилд, Местное самоуправление в Египте (Американский университет Каира, Press, 1996).

[8] Арт. 195 Конституции 1971 года гласит, что «Совет Шура должен состоять из определенного числа членов, определенного законом, но не менее 132 членов, из которых две трети членов избираются прямым тайным голосованием, половина из которых по крайней мере должны быть рабочие и фермеры.Второй третий президент Республики назначает ». Для всестороннего анализа избирательной системы в Египте, включая соответствующие данные, см. «Democracy Reporting International», «Оценка избирательной базы — Арабская Республика Египет», Заключительный отчет, апрель 2007 г., доступно по адресу: www.democracy-reporting.org/files /dri_egypt.pdf (EN).

[9] http://www.aljazeera.com/news/middleeast/2014/01/what-egypt-proposed-new-constitution-201411312385987166.html (EN).

[10] Там же.Для получения информации о выборах посетите веб-сайт: https://www.elections.eg/ (AR).

[11] См. Международную IDEA, Конституционную историю Египта, доступно по адресу: www.constitutionnet.org/country/constitutional-history-egypt (EN).

[12] Дж. Мартинес Васкес, А. Тимофеев, «Децентрализация Египта: не просто еще одна экономическая реформа», Рабочий документ программы международных исследований 08-33, декабрь 2008 г., доступно по адресу: http://aysps.gsu.edu/ isp / files / ispwp0833.pdf, стр. 10 (EN).

[13] Дж.Мартинес Васкес, А. Тимофеев, «Децентрализация Египта: не просто еще одна экономическая реформа», Рабочий документ программы международных исследований 08-33, декабрь 2008 г., доступно по адресу: http://aysps.gsu.edu/isp/files/ispwp0833.pdf , п. 10 (EN) и А. Сави, «Губернаторы без управления, конституционные, правовые и административные основы местного самоуправления в Египте», доступно по адресу: http://www.mafhoum.com/press4/114P6.pdf, стр. 6 и далее (EN).

[14] ОГМВ, Глобальная обсерватория местной демократии и децентрализации (GOLD), Египет — страновой профиль, 2007 г., доступно на: www.City-localgovernments.org/gold/country_profile_africa.asp, стр. 2 (EN).

[15] Для дальнейших ссылок см. M. Lavergne, «Monde arabe: pas de démocratisation sans décentralisation», Confluences Méditerranée, 85 (2013), стр. 20-32

[16] Совет Шура, Первоначальный отчет Комитет по развитию человеческих ресурсов и местного самоуправления, Предлагаемые главы о местном управлении в Конституции, представленные Комитетом », Тридцать вторая сессия, 2012 г.

[17] См. Дополнительные ссылки: S.Тоббала, «Местное управление и демократизация: дорожная карта для ответственного и подотчетного Египта», доклад, представленный Лондонской школой экономики и политических наук, Лондонская школа экономики, сентябрь 2012 г., доступен по адресу: www.lse.ac.uk/middleEastCentre/research/Collaboration -Projects / Collaboration-2011-2012 / LSE-Collaboration-with-FEPS / Salwa-Tobbala-Egypt — Демократическое управление-FEPS-15-10-12.pdf (EN).

[18] ОГМВ, Глобальная обсерватория местной демократии и децентрализации (GOLD), Египет — страновой профиль, 2007 г., доступно на: www.City-localgovernments.org/gold/country_profile_africa.asp, стр. 3-4 (EN).

[19] Там же.

[20] Там же.

[21] ДЭСВ ООН, Арабская Республика Египет — страновой профиль государственного управления, февраль 2004 г., доступно по адресу: http://unpan1.un.org/intradoc/groups/public/documents/un/unpan023261.pdf, p. 8 (EN).

[22] ОГМВ, Глобальная обсерватория местной демократии и децентрализации (GOLD), Египет — страновой профиль, 2007 г., доступно по адресу: www.cities-localgovernments.org/gold/country_profile_africa.жерех, стр. 5 (EN).

[23] В настоящее время в 27 провинций входят: Александрия, Асуан, Асьют, Бехейра, Бени Суэф, Каир, Дакалия, Дамиетта, Файюм, Гарбия, Гиза, Исмаилия, Кафр-эль-Шейх, Матрух, Минья, Менофия, Новая Долина, Северный Синай, Порт-Саид, Куалиубия, Кена, Красное море, Эль-Шаркия, Соха, Южный Синай, Суэц, Луксор. См. Веб-портал Государственной информационной службы (ГИС) на следующей странице: http://www.sis.gov.eg/En/Templates/Articles/tmpArticles.aspx?CatID=2631 (EN).

[24] См. Ahram Online, воскресенье, 21 октября 2012 г., доступно по адресу: http: // english.ahram.org.eg/NewsContent/3/12/56122/Business/Economy/Egypt-to-create—new-governorates-to-push-decentra.aspx (EN).

[25] Там же.

[26] Там же.

[27] ОГМВ, Глобальная обсерватория местной демократии и децентрализации (GOLD), Египет — страновой профиль, 2007 г., доступно по адресу: www.cities-localgovernments.org/gold/country_profile_africa.asp, стр. 6 (EN).

Принцип территориальной справедливости в административном делении стран Центральной Европы

Abstract

В статье обычно используется концепция справедливости в социальных науках.Он пытается интерпретировать это понятие в географическом и, в частности, в пространственном контексте. В статье используется концепция доступности для определения принципа пространственного равенства . Основная цель статьи — предложить подход к оценке уровня пространственной справедливости в административном делении территории. Для достижения этой цели в статье теоретически обсуждается концепция пространственного равенства и соотносится с другими соответствующими концепциями, такими как пространственная эффективность.В документе предлагаются некоторые меры пространственной справедливости и используются территории четырех стран Центральной Европы (Австрия, Чешская Республика, Венгрия, Словакия) в качестве примера применения предлагаемых мер и подтверждения предлагаемого подхода. Анализ основан на административном делении четырех стран и проводится на разных иерархических уровнях, как это определено Номенклатурой единиц территориальной статистики (NUTS).

Образец цитирования: Халас М., Клапка П., Бачик В., Клобучник М. (2017) Принцип пространственной справедливости в административном делении стран Центральной Европы.PLoS ONE 12 (11): e0187406. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0187406

Редактор: Даниэла Флавия Хозбор, Национальный университет де ла Плата, АРГЕНТИНА

Поступила: 17 марта 2017 г .; Одобрена: 3 октября 2017 г .; Опубликовано: 1 ноября 2017 г.

Авторские права: © 2017 Halás et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Эта работа была поддержана Чешским научным фондом в рамках гранта «Пространственная неопределенность и нечеткие региональные системы: идентификация, анализ и последствия пульсирующих функциональных областей» [номер 16-13502S] для MH.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Концепция социальной справедливости требует справедливого отношения ко всем членам общества во многих сферах жизни, таких как занятость, здравоохранение, образование, право на информацию, личную свободу, политические взгляды, свободное время и т. Д.Он задуман как одна из высших концепций функционирующего общества и тесно связан с идеей равенства [1]. Эта концепция была явно введена в географию [2], который также развил ее далее [3]. С тех пор были установлены два взгляда на социальную справедливость: распределение бремени и выгод и экологическая справедливость [1]. В своей совокупной форме социальная справедливость касается не только членов общества в целом, но и различных социальных групп в зависимости от их экономического статуса, пола и этнической принадлежности.Этот подход более интересен для некоторых суб-дисциплин географии, поскольку он позволяет географам определять пространственное распределение социальной справедливости (см., Например, [4, 5]) и применять количественные методы в его оценке.

Здесь статья достигает своей сути. Поскольку его намерение состоит в том, чтобы смотреть на справедливость в пространстве, он основан на решающем факте, что каждая социальная группа привязана к пространству; социальная группа может быть локализована, и можно оценить пространственное распределение социальной справедливости. Эта точка зрения поддерживает мнение о том, что социальная справедливость и пространство неразделимы в определенных аспектах.Таким образом, есть возможность применить различные географические и количественные методы, и в статье мы переходим от социальной справедливости через отношения между справедливостью и пространством к пространственной справедливости, или, точнее, к концепции пространственного равенства . Если концепция справедливости рассматривается в пространственных терминах, роль расстояния и доступности, в частности, возникает немедленно (см., Например, [6–10]). Доступность можно представить как более широкое понятие, которое по своей сути включает расстояние. Взаимосвязь между доступностью и пространственной справедливостью (или социальной / пространственной справедливостью в целом) в географических исследованиях является сложной.Это обсуждается в связи с доступностью различных учреждений [11–14], в основном связанных со здравоохранением (например, [15–17]). Помимо расположения медицинских и образовательных учреждений, проблема также связана с их доступностью для тех, кто в них больше всего нуждается [18]. Таким образом, доступность можно понимать как уровень экологической или социальной изоляции [19, 20].

Статья преследует три основные цели. Во-первых, он направлен на строго «пространственное» рассмотрение общей проблемы справедливости в социальных науках с использованием количественных показателей для оценки.Во-вторых, он направлен на то, чтобы предложить и представить общую количественную оценку решения проблемы пространственной справедливости, для целей данной статьи, называемой пространственной справедливостью, в административном делении территории. В-третьих, он стремится использовать в качестве примеров применения предлагаемого подхода административные единицы четырех стран Центральной Европы (Австрия, Чешская Республика, Венгрия, Словакия) с разной историей и контекстом в развитии своих административных единиц.Уровень пространственной справедливости измеряется и оценивается для трех различных иерархических уровней Номенклатуры единиц территориальной статистики (NUTS). Для достижения этих целей статья основывается на концепции доступности, как она понимается в географии, где расстояние является важной характеристикой в ​​различных географических исследовательских проектах.

В документе утверждается, что концепция пространственной справедливости тесно связана с концепцией пространственной эффективности (см. Обсуждение ниже).Правильный баланс между принципами пространственной справедливости и пространственной эффективности является ключевым вопросом, особенно для определения административных регионов, которые обеспечивают эффективное и справедливое управление территорией, а также удовлетворяют потребности своих граждан. Оба принципа дополняют друг друга, но концептуально могут иметь противоположные требования. Поэтому в теоретическом разделе вопросы пространственной справедливости и пространственной эффективности обсуждаются более подробно, с упором на их взаимосвязь и факторы, которые помогают нам оценить уровень пространственной справедливости.Следующий методологический раздел кратко, но достаточно описывает меры доступности, которые используются для оценки уровня пространственной справедливости, и пространственные единицы (административные единицы), которые определены для анализа четырех стран Центральной Европы (Австрия, Чешская Республика, Венгрия). , Словакия). В следующем разделе представлены результаты, полученные с применением теоретических и методологических подходов, определенных в предыдущих разделах. Наконец, в заключительном разделе мы возвращаемся к целям документа, оцениваем обоснованность предложенного подхода и комментируем результаты с более общей точки зрения.

Теоретические основы

Пространственная справедливость и пространственная эффективность тесно связаны со структурой городских и региональных систем. Вертикальная структура городской системы (иерархия) и горизонтальная структура городской системы (пространственное распределение) играют важную роль. В новаторском исследовании [21] признается, что исследование этих вопросов является одной из основных тем региональной науки. Тесная интеграция городов в систему означает, что значительные изменения в одном городе могут иметь последствия для всей системы.[21] также указывает, что развитие компьютерных технологий во время количественной революции в географии предоставило нам подходящую платформу для эмпирической проверки старых неоклассических теорий и моделей и их потенциальных обобщений (например, теории центрального места). В связи со структурой городских систем необходимо указать, что их нынешняя форма может быть обусловлена ​​частично дизайном и планированием, а частично самоорганизацией [22].

Термины пространственная справедливость и пространственная эффективность имеют несколько значений в научной литературе.Часто они связаны с развитием транспортных сетей и транспортной инфраструктуры. Это реакция на требования, содержащиеся в документах европейской транспортной и региональной политики [23, 24]. В этом случае количественный анализ пытается оценить доступность и сделать существующие транспортные сети более эффективными (см., Например, [25–27]), указывает в этом отношении, что принципы и интересы пространственной эффективности могут противоречить принципам и интересам. пространственного равенства.Пространственная эффективность концентрируется на хорошем, быстром и эффективном соединении центральных городских районов с самой высокой плотностью населения, в то время как пространственное равенство, чтобы предотвратить маргинализацию и пространственную изоляцию людей, подчеркивает тот факт, что самые периферийные районы имеют минимальный уровень подключение к транспортным сетям.

Очевидно, что по разным причинам необходим компромисс между принципами пространственной справедливости и эффективности. Одна из причин — локализация сервисов, независимо от того, являются ли они публичными или частными, хотя публичные сервисы более важны с точки зрения данной статьи.Более старые неоклассические и родственные им неолиберальные теории утверждали, что в случае коммерческих услуг эта проблема будет решаться рынком, невмешательством [28]. Их мнения основывались на предположении о пространственной однородности и совершенном информационном потоке. На основе этих предпосылок были сформулированы многие неоклассические модели (например, закон розничного тяготения Рейли), и они использовались до настоящего времени, но их полезность ограничена [29–31].

Все эти модели предполагают автоматическое рыночное выполнение принципа пространственной эффективности, но игнорируют принцип пространственной справедливости.В отличие от коммерческих услуг принцип пространственной справедливости является или должен иметь решающее значение для сектора государственных услуг в самом широком смысле. Типичными примерами являются безопасность базовых сетей и доступ к здравоохранению (доступность врачей общей практики и больниц для самых периферийных районов) и образования (детские сады, начальные и средние школы). В контексте массового переселения в пригороды доступ к учебным заведениям более низкого уровня (требующим большого расстояния, которым могут легко управлять дети) является проблемой даже на микрорегиональном уровне, потому что в пригородных районах создание общественных объектов отстает от жилых пригородов [ 32, 33].

В региональной политике установление оптимальных отношений между стратегической и страховой региональной политикой может представлять определенную аналогию с компромиссом между пространственной эффективностью и пространственной справедливостью. Стратегическая региональная политика в первую очередь поддерживает центральные районы, развитие которых также стимулирует развитие периферийных территорий. Страховая региональная политика в первую очередь поддерживает отстающие регионы [34, 35]. В этом контексте [33] использовали термины пространственная эффективность и пространственная справедливость при оценке перераспределения инвестиций между провинциями Китая.Однако в данном случае оба термина, в отличие от других упомянутых значений, не имеют отношения к доступности отдаленных и периферийных территорий и регионов из районных центров.

В теориях локализации принципы минимума и минимаксной локализации напоминают принципы пространственной эффективности и пространственного равенства [36, 37]. С точки зрения оптимальности существуют два доминирующих критерия, определяющих дальнейшие подходы: минимальная сумма и минимакс. Проще говоря, локализацию новой точки можно считать оптимальной, согласно minisum (медиане), когда минимизируется сумма расстояний от существующих точек до новой точки.Локализация новой точки может считаться оптимальной согласно минимаксу (центр), когда минимизируется наибольшее расстояние между существующими точками и новой точкой. Однако этих двух критериев может быть недостаточно. Если происходит промышленная локализация или какой-либо объект добавляется к окружающей среде, несмотря на то, что он не должен быть локализован в непосредственной близости от населенных пунктов, необходима совсем иная целевая функция. Определение оптимального местоположения основано на максимизации, а не минимизации целевой функции.

Аналогично теориям локализации, пространственная эффективность и пространственная справедливость также могут быть определены для оценки административных регионов. Центр административного района можно рассматривать как аналог «новой точки», а муниципалитеты в регионе — как аналогии «существующих точек». Пространственная эффективность и пространственная справедливость могут быть количественно определены с помощью минимума и минимакса, но эти числа приведут к излишнему упрощению. [38] утверждает, что в целом пространственная эффективность выражает взаимосвязь между пространственным расположением, пространственной организацией и экономической эффективностью.В контексте данной статьи это выражается в требовании определить такую ​​схему, которая обеспечивает максимизацию или, по крайней мере, улучшение выгод для населения данной территории, т.е. которая приносит максимальную выгоду (уровень доступности) для населения. большая часть населения данной территории.

Такое расположение не обязательно должно подходить для всех жителей данной территории [39]. Результат можно измерить количественно, но это не обязательно; это будет минимизация значений показателя доступности, выражающего общую или среднюю доступность центра административного региона для населения всех его муниципалитетов.Вообще говоря, цель состоит в поиске административного устройства, которое наилучшим образом учитывает естественную организацию пространства в отношении распределения транспортных коммуникаций, сети коммерческих услуг, образовательных, медицинских и социальных объектов и т. Д. Количественная оценка также требует использования альтернативной доступности меры по центрам (например, доступность времени), которые могут отличаться от простых метрических расстояний.

Принцип пространственной справедливости можно рассматривать как применение принципа социальной справедливости к территориальным единицам [38].Для целей данной статьи принцип выражает усилия по определению таких пространственных договоренностей, которые позволили бы удовлетворить относительные потребности населения каждого муниципалитета, независимо от их местоположения. Если анализируется доступность центров административных единиц, два требования являются разумными: относительно достаточный доступ к центру для населения всех муниципалитетов, которые образуют административную единицу, и достаточный доступ к центру каждой административной единицы независимо от ее местоположения в пределах административной единицы. Ед. изм.Для выполнения этих требований необходимо обеспечить максимально возможный доступ для населения самых удаленных муниципальных образований в каждой административной единице, а также сгладить региональные различия в доступности центров административных единиц [39, 40].

Пространственная эффективность и пространственная справедливость долгое время считались двумя отдельными вопросами. [41] был одним из первых, кто поместил их в контекст и искал связи между ними. Оба принципа можно рассматривать как тесно взаимосвязанные; в большинстве случаев они могут дополнять друг друга, но иногда оказывается, что они конфликтуют.Хорошим примером является тот факт, что в крупнейших региональных центрах страны, естественно, находятся более крупные внутренние районы и притоки. Различия в размерах между внутренними районами больших и малых центров могут быть весьма значительными. Принцип пространственной эффективности имеет тенденцию учитывать эти различия (например, административные районы на самом низком региональном уровне должны в наибольшей степени отражать естественное распределение ежедневных потоков населения), но принцип пространственной справедливости требует, чтобы регионы на одном и том же иерархическом уровне были сопоставимы по размеру. (В этом отношении следует отметить, что размер относится к области, а не к населению данного региона.Сравнимый размер популяции не может быть достигнут, потому что популяция распределена неравномерно и имеет относительно высокую степень концентрации). Следовательно, административное устройство должно искать подходящий компромисс и гармонию между принципами пространственной эффективности и пространственной справедливости.

В целом пространственное равенство при определении административных регионов зависит от следующих факторов:

  1. размер области,
  2. форма (компактность) области,
  3. расположение центра в регионе.

Основное практическое правило оценки принципа территориальной справедливости основано на требовании, чтобы наиболее удаленные муниципалитеты в каждой административной единице имели сопоставимое расстояние до соответствующих центров этих административных единиц. Важность сопоставимого размера административных единиц очевидна. Увеличение размера единицы вызывает прямо пропорциональное увеличение расстояния до самого периферийного муниципалитета от центра этой единицы.

Влияние формы (компактности) административной единицы и расположения ее центра на принцип пространственной справедливости (а также на принцип пространственной эффективности) показано на рис. 1. Все четыре варианта изображают единицы с одинаковыми размер и одинаковые сочетания критериев компактности объекта и расположения центра внутри объекта. Компактность может быть высокой (а, б) или низкой (в, г), расположение центра может быть центральным (а, в) или периферийным, эксцентричным (б, г).На рис. 2 показаны идеальные кривые частот муниципальных образований в зависимости от расстояния от центра. Площадь под каждой кривой в целом и приблизительно совпадает с суммой всех расстояний от каждого муниципалитета до центра, и различия между всеми четырьмя вариантами довольно очевидны.

Повторяемость муниципальных образований в зависимости от удаленности от центра равномерно увеличивается, а затем резко уменьшается в компактных единицах. У менее компактных агрегатов уменьшение не такое резкое; есть некоторое количество муниципалитетов, более удаленных от центра, и их расположение невыгодно.Такие агрегаты часто имеют удлиненную или неправильную форму. Частота муниципальных образований в зависимости от расстояния от центра увеличивается не во всех направлениях географического пространства, а только вдоль более длинных осей и на большие расстояния (рис. 1 и 2).

Расположение центра внутри единицы также важно для оценки пространственной справедливости и пространственной эффективности. Относительно центральное расположение центра является преимуществом в обоих отношениях; напротив, эксцентричное расположение — недостаток.Расстояния от самых периферийных муниципалитетов до центра увеличиваются, и эти муниципалитеты оказываются в невыгодном положении (рис. 1 и 2). При определении административных единиц это можно компенсировать построением более мелких единиц, если их центр расположен эксцентрично.

Здесь также может быть приведен теоретический пример. Поскольку круг является наиболее компактной формой (круг является наиболее компактной двумерной формой, поскольку из всех двумерных форм с одинаковой площадью он имеет наименьшую окружность, а из всех двумерных форм с такой же длиной окружности он имеет самая большая площадь.), и если центр расположен в центре такой единицы, количество муниципалитетов (в данном случае взятых как точки, а не многоугольники) линейно увеличивается с увеличением расстояния от центра (рис. 3). Однако географические единицы такой формы практически не существуют, потому что географическое пространство по своей природе неоднородно и потому, что круглые объекты не могут быть соединены вместе, чтобы образовать плоскость. Эта теоретическая и идеальная форма помогает нам только в качестве справочной формы для оценки формы единицы и распределения поселений внутри этой единицы, а также для дальнейшей оценки пространственной справедливости и пространственной эффективности этих единиц.

Вышеупомянутые факты предполагают, что асимметрия статистического распределения расстояний от контрольной точки важна и что принцип пространственного равенства способствует отрицательному (смещенному влево) асимметричному распределению частот (рис. 2 и 3). Все приведенные выше примеры являются теоретическими: они учитывают относительно правильные выпуклые формы и равномерно рассредоточенное распределение муниципальных образований. Для географического пространства характерны явные неравномерности: в распределении муниципалитетов, в наличии вогнутых форм и т. Д.Эти нарушения могут укрепить положение муниципалитетов с хорошим доступом и ослабить положение тех, у кого доступ к ним затруднен. Разница между обеими группами увеличивается, и, следовательно, уровень пространственной справедливости уменьшается в результате неравномерного пространственного распределения муниципальных образований (поселений).

Метод

Оценка доступности центров административных единиц в целом, а также с учетом принципа пространственной справедливости может включать широкий спектр мер [9, 42, 43].Хотя существует обширная литература, в которой используется теория временной географии (например, [9, 44, 45]), в статье будут использоваться классические меры доступности. Основным параметром является максимальное расстояние max (d ci ) между центром административной единицы c и самым удаленным муниципалитетом i в административной единице. С точки зрения пространственного равенства важна изменчивость этого показателя, при этом более низкая изменчивость указывает на повышенный уровень пространственного равенства, а — наоборот .Интегрированное расстояние центра административной единицы c представляет собой взвешенную сумму расстояний всех муниципалитетов от центра и указывает на пространственную эффективность административного устройства. Он рассчитывается по: где P i — население муниципального образования i ; n — количество муниципальных образований в административном районе. Придание большей значимости расстоянию d ci в этой нотации повысит важность доступа наиболее удаленных муниципалитетов к центру и в большей степени будет учитывать требования принципа пространственной справедливости.В этом отношении можно использовать аналогию момента инерции с доступностью. Этот термин происходит от точной механики и в данном случае может служить мерой распределения населения вокруг центра административной единицы [46]. Он рассчитывается по: где роль расстояния d ij подчеркнута квадратом.

Вышеупомянутые индексы ds и dm также могут использоваться в релятивизированной форме как средневзвешенное расстояние от центра: и релятивизированная аналогия с моментом инерции:

Преимущество релятивизированных индексов dsr и dmr заключается в том, что их расчет не ставит в невыгодное положение крупные по численности населения регионы с высокой плотностью населения (административные районы, как правило, имеют сопоставимые площади, но различное население 1 ).

Во всех предыдущих примерах можно заменить параметры расстояния параметрами доступности. Самый простой способ — заменить метрическое расстояние расстоянием по времени, которое лучше соответствует фактическому распределению муниципальных образований (поселений). Можно предположить, что единицы времени лучше выражают качество пространства с точки зрения его физико-географических характеристик, качества транспортных сетей и т. Д. Большая разница между значениями метрического расстояния и доступности времени указывает на пространственные деформации в том смысле, что значения доступности не всегда соответствуют значениям расстояния.Мера пространственной деформации может быть обозначена как относительная доступность и может быть выражена как пропорция временной доступности dt ij и метрического расстояния d ij , т.е. dr = dt ij / d ij .

В документе будут использоваться вышеупомянутые меры вместе с анализом частот расстояния от муниципалитета до центра для оценки административного деления, уделяя особое внимание пространственному равенству в четырех оценках административного деления, уделяя особое внимание пространственному акции в четырех странах: Австрии, Чехии, Венгрии и Словакии.Анализ будет проводиться для трех иерархических уровней: LAU 1, NUTS 3 и уровень штата, в то время как средний уровень, то есть средний уровень по отношению к иерархии регионов, который фактически отражает размер регионов (NUTS 3 ) служит также региональным самоуправлением. Австрия — исключение, которое требует пояснения. Регионы NUTS 3 в Австрии значительно меньше по размеру по сравнению с тремя другими странами; в отличие от NUTS 2 регионов больше. В данном случае предпочтение было отдано уровню NUTS 2, поскольку он представляет собой региональное самоуправление в Австрии (Bundesländer).

Терминология статьи состоит из двух слов: муниципалитет и регион. Как самые маленькие самоуправляющиеся территориальные единицы, муниципалитеты значительно различаются по своему характеру и площади в разных странах. Например, в Европе они самые большие по площади в Великобритании, Ирландии и скандинавских странах [47]. В Австрии, Чехии, Венгрии и Словакии они сопоставимы по площади и являются одними из самых маленьких единиц в Европе. Поэтому в данной статье они выступают в качестве основных пространственных единиц для измерения расстояний от центров административных регионов.В данном исследовании под регионами в первую очередь понимаются районы с региональным самоуправлением (регионы NUTS 3 в Чешской Республике, Венгрии и Словакии; регионы NUTS 2 в Австрии). Если термин «регион» используется для областей разного размера (например, LAU 1) и функций (например, исторических регионов), это правильно указано в тексте. На рис. 4 показана контурная карта регионов Австрии, Чехии, Венгрии и Словакии. На следующих картах для ясности не указаны названия регионов.

Расстояние и доступность муниципалитетов к соответствующим центрам (в зависимости от иерархического уровня) во всех четырех странах были получены с помощью скрипта, который использовал сервисы Google Distance и Google Geocoding.Локализация муниципалитетов на основе геокодированных координат использовалась для определения расстояния по прямой воздушной линии (инструмент Spider Graph в программе MapInfo). Дорожное расстояние и доступность по времени получены в графическом интерфейсе с помощью Google Distance API (запрос SQL). Все расстояния измерены от центров муниципалитетов. Под центром понимается центр тяжести застроенной территории самого большого населенного пункта в пределах муниципального образования. В наших четырех странах каждый муниципалитет имеет либо только одно поселение, либо одно поселение значительно доминирует в большинстве других случаев.

В заключение методологического раздела необходимо вкратце остановиться на критическом методологическом вопросе проблемы модифицируемых площадных единиц (MAUP — как рассмотрено, например, в [48, 49]) в контексте представленного анализа. MAUP является неотъемлемой частью практически любого пространственного анализа, поскольку в этих случаях произвольные и изменяемые объекты (пространственные единицы) сгруппированы в более крупные области. Один из основных вопросов касается того, какую форму агрегирования следует использовать, чтобы результаты наилучшим образом объясняли реальное пространственное распределение изучаемого явления.В нашем случае это важно, потому что: анализ проводится на нескольких иерархических уровнях (а), а анализ проводится в четырех странах (б). Что касается (а), были проанализированы три иерархических уровня, и, естественно, административные регионы были предпочтительнее (пространственная справедливость оценивалась с точки зрения административного деления). Что касается пункта (b), использование иерархических уровней в четырех странах описано и объяснено в предыдущем тексте.

Результаты

Два примечания должны предшествовать представлению результатов.Во-первых, следует признать, что результаты не полностью сопоставимы для четырех проанализированных стран, однако изменчивость индексов внутри стран очень взаимно сопоставима. Несмотря на то, что вся территория была частью монархии Габсбургов в течение сотен лет, каждая страна в настоящее время имеет собственное административное деление, которое отличается по своему происхождению, назначению и параметрам. Напротив, членство всех стран в ЕС дает некоторые базовые ограничения на их административное деление, определяемое номенклатурой единиц территориальной статистики.Основные статистические данные приведены в таблице 1. Это более общее примечание. Во-вторых, методы, описанные в предыдущем разделе, дали большее количество результатов, и только некоторые из них представлены в этом разделе. Карты основаны на временном расстоянии, а графики основаны на метрическом расстоянии дороги. Причина этого в том, что расстояние во времени представляет собой форму пространственной деформации, если в качестве меры, не деформирующей пространство, принимаются метрические единицы, а карты — лучшее средство для выражения пространственной деформации.Метрическое расстояние, показанное на графиках, представляет собой выражение недеформированности и одну из основных характеристик пространства. Функции убывания расстояния, изображаемые графиками, чаще всего выражаются уменьшением объема взаимодействия в зависимости от увеличения метрического расстояния от центра. Если бы временное расстояние было показано на графиках, пространственные деформации оставались бы скрытыми по сравнению с картами. Наконец, это намерение позволяет нам представить большее разнообразие результатов. На самом деле распределение данных по метрическому расстоянию и временному расстоянию (доступность) очень похоже; коэффициент корреляции для различных уровней иерархии во всех четырех странах достигает значений от 0.95 и 0,99. Сводные данные по всем странам и соответствующим характеристикам, связанным с концепцией пространственного равенства, представлены в таблице 2.

Таблица 2 показывает некоторые основные результаты оценки пространственного равенства в столбцах для средневзвешенного квадрата среднего расстояния. На уровне LAU 1 влияние ландшафта хорошо видно для Австрии и Словакии. Помимо физико-географических условий, в случае Словакии наибольшее значение имеют политические влияния.На уровне NUTS 3 разница между значениями значительно меньше. Территория Чешской Республики находится на самом высоком уровне с точки зрения пространственной справедливости на этом уровне.

На рис. 5 и 6 показано время и метрическая доступность из соответствующих муниципалитетов в центры регионов LAU 1. На этом иерархическом уровне различия между четырьмя проанализированными странами несущественны (см., В частности, рис. 6). Три важнейших характеристики доступности (размер и форма административных единиц, расположение их центров) не сильно влияют на эту доступность.Тем не менее, в Австрии роль физико-географических условий (в частности, местности), как и в Чешской Республике, можно рассматривать как влияние размера регионов LAU 1 (они больше, чем в других 2 странах).

На рис. 7 и 8 показано время и метрическая доступность из соответствующих муниципалитетов в центры регионов NUTS 3 в Чешской Республике, Венгрии и Словакии, а также в центры регионов NUTS 2 в Австрии. В этом случае различия между четырьмя странами наиболее заметны.Косвенная роль физической географии (опять же, в особенности местности) значительна в Австрии и Словакии. Влияние ландшафта и, как следствие, неравномерность в распределении поселений документально подтверждено, в частности, графиком, показывающим частоту муниципальных образований в зависимости от удаленности от региональных административных центров (рис. 8). Рельеф отвечает за большинство областей с плохой доступностью к региональным столицам вместе с эксцентричным расположением некоторых, например. Грац (в Штирии), Зальцбург (в Зальцбурге) и Инсбрук (в Тироле) в Австрии, Банска-Бистрица (в регионе Банска-Бистрица) в Словакии.Эксцентричное расположение региональных столиц также наблюдается в отдельных случаях в Чешской Республике (Оломоуц в Оломоуцком крае) и Венгрии (Кечкемет в Бач-Кишкуне), хотя эти две страны представляют очень похожие цифры и модели друг для друга, но которые отличаются от тех. записано для Австрии и Словакии.

Австрия — это хорошо задокументированный пример, показывающий, что местность (рельеф) не ограничивает доступность и пространственное равенство из-за уровня его расчлененности. Доступности центров из самых отдаленных районов или регионов способствует хорошая транспортная инфраструктура.Однако существуют явные различия в доступности центров, особенно при сравнении отдельных регионов Австрии; продукт их различных областей, которые также обусловлены историческим развитием. Большинство австрийских государств ( bundesländer ) берут свое начало в средневековье (кроме Форарльберга — 19 -й век, Вены и Бургенланда — 1920-е годы). Границы этих единиц также стабильны. Они были и определяются в первую очередь физико-географическими условиями, в частности рельефом (горные хребты).Таким образом, были сформированы исторические регионы, напоминающие нынешние административные районы, что оказало влияние, например, на распределение слабо дифференцированных культурных групп населения.

На рис. 9 и 10 показано время и метрическая доступность всех муниципалитетов к столицам страны (Вена, Прага, Будапешт, Братислава). Снова ясно видны два случая, и они, в частности, вызваны расположением столиц и, во-вторых, формой территории: Чешская Республика и Венгрия с одной стороны, Австрия и Словакия с другой.Рис. 10 показывает, что доступность столицы приближается к наиболее идеальному случаю, представленному на рис. 4, в случае Венгрии, столица которой расположена в самом центре и форма которой наиболее компактна. Более того, фрикционные эффекты пространства (расстояния) наименее важны на территории Венгрии, в частности, благодаря однородным физико-географическим особенностям. Все четыре страны имеют территории вытянутой формы в направлении восток-запад. В этом случае умеренно эксцентричное расположение столицы в направлении север-юг (Венгрия) не ухудшает пространственной справедливости ее доступности, умеренно эксцентричное расположение в направлении восток-запад (Чешская Республика) вызывает лишь умеренные недостатки для некоторые районы и значительно эксцентричное расположение в направлении восток-запад (Австрия, Словакия) вызывают полную асимметрию в доступности столицы (рис. 9).

Поскольку предыдущие шесть рисунков дали читателю базовое представление о проблеме доступности административных центров на трех иерархических уровнях, следующие две карты, рисунки 11 и 12 выражают уровень пространственной справедливости с использованием релятивизированной аналогии с моментом инерции. dmr как инструмент. Из анализа уровня LAU 1 можно вывести два важных факта (рис. 11). Принцип пространственной справедливости, по-видимому, меньше в Австрии и Чешской Республике по сравнению с Венгрией и Словакией.В случае Австрии это, в частности, вызвано косвенной ролью физико-географических особенностей, которые особенно сокращают временную доступность соответствующих центров, а также большим размером менее населенных регионов в горных частях территории. В случае Чешской Республики это вызвано размером регионов LAU 1, а также в некоторых случаях их формой.

Второй интересный результат появляется в Словакии на границе с Венгрией. Снижение уровня пространственной справедливости в соответствующих регионах LAU 1 является явным результатом политической халатности, начавшейся еще в середине 1990-х годов, которая преднамеренно поставила в невыгодное положение венгерское меньшинство, проживающее на юге Словакии.Административное деление Словакии многие авторы считают плохо спроектированным (см. Далее). Он был сформирован примерно в середине 1990-х годов и является продуктом политической ситуации и интересов во время правления Владимира Мечьяра (1994–1998). Сразу после введения он был подвергнут резкой критике со стороны экспертов (например, [50, 51]). Например, неподходящее и предвзятое определение LAU 1 (округа — okresy ) не соблюдает принципы функциональной принадлежности и организации пространства.В южной части территории районы с венгерским населением (Новые Замки, Левице в Нитранском районе; Рожнява, Требишов в Кошицком крае и т. Д.) Намного больше, чем некоторые районы в других частях Словакии (Бытча, Кисуцкие Нове Место , Турчианске Теплице в Жилинском крае и др.). При этом существенно нарушается принцип пространственной справедливости [52].

Что касается уровня NUTS 3 (NUTS 2 в Австрии), все три характеристики, предложенные в теоретическом разделе статьи, проявляют свое влияние, как видно на Рис. 12 (причины указаны в скобках).Сниженный уровень пространственной справедливости наблюдается в Тироле (удлиненная форма, разделенная территория), Нижней Австрии (размер) и Бургенланде (чрезвычайно удлиненная форма) в Австрии; в районе Банска-Бистрица (эксцентричное расположение административного центра г. Банска-Бистрица) в Словакии; и, наконец, в Бач-Кишкуне (опять же эксцентричное расположение административного центра Кечкемет) в Венгрии.

Заключение

В статье предложен количественный и строго «пространственный» подход к проблеме пространственной справедливости, или, точнее, пространственной справедливости.В документе вполне логично предполагалось, но также и обосновывались теоретические предположения о том, что существуют пространственные (с некоторыми резервными «геометрическими») аспектами концепции капитала, которые можно относительно легко измерить количественно. Было предложено три таких аспекта: размер области, форма (компактность) области и расположение центра области. Чтобы доказать их влияние на уровень пространственной справедливости, была использована концепция доступности, которая выражалась как в метрической, так и в временной дистанции, а также в пропорции времени и метрической дистанции.Включение временного расстояния в анализ имеет особенно важные теоретические причины и следствия. Проблема, решаемая в статье, не только сводится к геометрической проблеме, но временное расстояние также охватывает характер географического пространства с точки зрения однородности и неоднородности его физико-географических особенностей, которые, следовательно, отражаются, например, в характере и качество транспортных сетей. Таким образом, влияние пространства на доступность рассматривается в более реальном контексте.

Теоретические предположения, выдвинутые в статье, были задокументированы на территории четырех стран Центральной Европы (Австрии, Чешской Республики, Венгрии и Словакии). Выбор этих стран дает возможность выделить несколько рамок для анализа и интерпретации. Эти страны представляют собой разнообразные физико-географические условия (Альпийская Европа, Герцинская Европа, обширный бассейн), а также политико-географическое и экономико-географическое развитие, выраженное существованием «железного занавеса» и их развитием после его падения.Напротив, вся территория имеет давнюю традицию нахождения под общим управлением, а части территории имеют еще более долгую общую историю (разделение Чехословакии началось только в 1993 году, Венгрия и Словакия были объединены почти тысячу лет).

Даже несмотря на большое разнообразие контекстов, которые могут повлиять на интерпретацию результатов, теоретические предположения относительно роли размера и формы административной единицы и местоположения ее центра были подтверждены, а также использования предложенных мер оценить уровень пространственной справедливости.Более того, это подтверждение было основано на анализе на разных иерархических уровнях административных единиц (LAU 1, NUTS 3 или NUTS 2 в случае Австрии) и на государственном уровне. Использование европейской номенклатуры для административных единиц дополнительно поддержало анализ, поскольку оно обеспечило, по крайней мере, базовый уровень для межгосударственных сравнений, несмотря на различные исторические и политические аспекты построения административного деления каждой страны.

Если пространственная справедливость и пространственная эффективность рассматриваются как два основных принципа, которым необходимо следовать при разграничении административных регионов, в документе более подробно рассматривается принцип пространственной справедливости.Однако не менее важен принцип пространственной эффективности. В этом случае разграничение административных регионов следует сравнить с пространственным распределением экономической деятельности. Некоторые авторы рассматривали этот вопрос еще в 1970-х годах. Например, в [53] говорится о так называемых функциональных городских районах, то есть о регионах, основанных на ежедневных пространственных потоках населения. Такие регионы являются точным отображением пространственной организации экономики, и административные районы должны в значительной степени уважать их разграничение.Проблема функциональных регионов также рассматривается в более поздних работах: с точки зрения их определения [54], их развития во времени [55] и тестирования их пригодности для пространственного анализа по сравнению с административными регионами [37]. Анализ пространственной эффективности административных регионов с использованием существующих функциональных пространственных потоков выходит далеко за рамки данной статьи и потребует дальнейшего отдельного исследования.

Благодарности

Эта работа была поддержана Чешским научным фондом в рамках гранта «Пространственная неопределенность и нечеткие региональные системы: идентификация, анализ и последствия пульсирующих функциональных областей» [номер 16-13502S].

Ссылки

  1. 1. Грегори Д., Джонстон Р., Пратт Дж., Уоттс М.Дж., Уатмор С., редакторы. Словарь по географии человека, 5 -е издание . Чичестер: Вили-Блэквелл; 2009.
  2. 2. Харви Д. Социальная справедливость и город. Оксфорд: Блэквелл; 1973.
  3. 3. Харви Д. Справедливость, природа и география различия. Оксфорд: Блэквелл; 1996.
  4. 4. Смит DM. География и социальная справедливость. Оксфорд: Блэквелл; 1994 г.
  5. 5. Смит DM. Возвращение к социальной справедливости. Окружающая среда и планирование А. 2000; 32 (7): 1149–1162.
  6. 6. Марш М.Т., Шиллинг Д.А. Измерение капитала при анализе местоположения объекта: обзор и основы. Европейский журнал операционных исследований. 1994; 74 (1): 1–17.
  7. 7. Кван депутат, Джанель Д.Г., Гудчайлд М.Ф. Доступность в пространстве и времени: тема пространственно интегрированной социальной науки. Журнал географических систем. 2003; 5 (1): 1–3.
  8. 8.Кван М.П., ​​Мюррей А.Т., О’Келли М.Э., Тифельсдорф М. Последние достижения в исследовании доступности: представление, методология и приложения. Журнал географических систем. 2003; 5 (1): 129–138.
  9. 9. Кван М.П., ​​Вебер Дж. Повторный визит к индивидуальной доступности: значение для географического анализа в двадцать первом веке. Географический анализ. 2003; 35 (4): 341–353.
  10. 10. Миллер HJ. Первый закон Тоблера и пространственный анализ. Летопись Ассоциации американских географов.2004; 94 (2): 284–289.
  11. 11. Тален Э., Анселин Л. Оценка пространственной справедливости: оценка показателей доступности общественных игровых площадок. Окружающая среда и планирование A. 1998; 30 (4): 595–613.
  12. 12. Виттен К., Эксетер Д., Филд А. Качество городской среды: отображение изменений в доступе к ресурсам сообщества. Городские исследования. 2003; 40 (1): 161–177.
  13. 13. Haugen K, Holm E, Strömgren M, Vilhelmson B, Westin K. Близость, доступность и выбор: вопрос вкуса или состояния? Статьи по региональной науке.2012; 91 (1): 65–84.
  14. 14. Хауген К., Вильхельмсон Б. Дивергентная роль пространственного доступа: изменение предложения и местоположения услуг и расстояние перемещения услуг в Швеции. Транспортные исследования. Часть A: Политика и практика. 2013; 49: 10–20.
  15. 15. Haynes R, Lowett A, Sünnenberg G. Потенциальная доступность, время в пути и выбор потребителя: географические различия в регистрации в общей медицинской практике в восточной Англии. Окружающая среда и планирование A.2003; 35 (10): 1733–1750.
  16. 16. Guagliardo MF. Пространственная доступность первичной медико-санитарной помощи: концепции, методы и проблемы. Международный журнал географии здоровья. 2004; 3 (1): 3. pmid: 14987337
  17. 17. Паес А., Меркадо Р.Г., Фарбер С., Моренси С., Рорда М. Доступность медицинских учреждений на острове Монреаль: применение показателей относительной доступности с точки зрения пожилых и не пожилых жителей. Международный журнал географии здоровья.2010; 9 (1): 52.
  18. 18. Далтон А.М., Джонс А., Огилви Д., Петтикрю М., Уайт М., Камминс С. Использование анализа пространственной справедливости в оценке процесса экологических мероприятий по борьбе с ожирением: программа здоровых городов в Англии. Международный журнал справедливости в отношении здоровья. 2013; 12: 43. pmid: 23773457
  19. 19. Чакраборти Дж., Швейцер Л.А., Форкенброк диджей. Использование ГИС для оценки последствий изменения транспортной системы для экологической справедливости. Сделки в ГИС.1999; 3 (3): 239–258.
  20. 20. Schönfelder S, Axhausen KW. Пространства деятельности: меры социальной изоляции? Транспортная политика. 2003; 10 (4): 273–286.
  21. 21. Берри БЖЛ. Города как системы в системах городов. Материалы Региональной научной ассоциации. 1964; 13 (1): 147–163.
  22. 22. Бретаньоль А., Пумайн Д., Ваккиани-Маркуццо С. Организация городских систем. В: Lane D, Pumain D, Van der Leeuw S, West G, редакторы. Перспектива сложности в инновациях и социальных изменениях.Springer; 2009. с. 197–220.
  23. 23. Питерс Д. Сплоченность, политическая ориентация, недостающие звенья и узкие места: противоречивые пространственные сюжеты для общеевропейских транспортных инвестиций. Европейские исследования планирования. 2003; 11 (3): 317–339.
  24. 24. Брекер Дж., Корженевич А., Шюрманн К. Оценка пространственной справедливости и воздействия проектов транспортной инфраструктуры на эффективность. Транспортные исследования, часть B. 2010; 44: 795–811.
  25. 25. Мартин Дж. К., Гутьеррес Дж., Роман К.Анализ охвата данных (DEA) Индекс для измерения воздействия инвестиций в новую инфраструктуру на доступность: пример коридора скоростных поездов Мадрид-Барселона-французская граница. Региональные исследования. 2004. 38 (6): 697–712.
  26. 26. Лопес Э., Гутьеррес Дж., Гомес Г. Измерение эффектов региональной сплоченности крупномасштабных инвестиций в транспортную инфраструктуру: подход доступности. Европейские исследования планирования. 2008; 16 (2): 277–301.
  27. 27. Монсон А, Ортега Э, Лопес Э.Влияние расширения высокоскоростных железных дорог в городских районах на эффективность и пространственную справедливость. Города. 2013; 30: 18–30.
  28. 28. Прествич Р., Тейлор П. Введение в региональную и городскую политику в Соединенном Королевстве. Лондон: Лонгман; 1990.
  29. 29. Řehák S, Halás M, Klapka P. Několik poznámek k možnostem aplikace Reillyho modelu. География Моравика. 2009; 1: 47–58.
  30. 30. Крафт С., Блажек Я. Пространственные взаимодействия и регионализация региона Высочина с использованием гравитационных моделей.Acta Universitatis Palackianae Olomucensis — Geographica. 2012; 43: 65–82.
  31. 31. Халас М., Клапка П. Пространственное влияние региональных центров Словакии: анализ на основе функции распада расстояния. Rendiconti Lincei, Scienze Fisiche e Naturali. 2015; 26 (2): 169–185.
  32. 32. Де ла Фуэнте Х., Рохас С., Саладо М.Дж., Карраско Дж. А., Нойтенс Т. Социально-пространственное неравенство в образовательных учреждениях в столичном районе Консепсьон (Чили). Текущие урбанистические исследования. 2013; 1 (4): 117–129.
  33. 33. Guiwen L, Lijuan W. Оценка относительной пространственной справедливости образовательных учреждений на основе моделей доступности. Международный журнал прикладной математики и статистики. 2013; 43 (13): 37–44.
  34. 34. Горжелак Г., Куклински А., редакторы. Дилеммы региональной политики в Восточной и Центральной Европе. Варшава: Институт космической экономики; 1992.
  35. 35. Blažek J, Uhlíř D. Teorie regionálního rozvoje. Nástin, kritika, implikace. Прага: Nakladatelství Karolinum; 2011 г.
  36. 36. Хансен П., Питерс Д., Ричард Д., Тисс Дж. Ф. Возвращение к проблемам с минимальным и минимаксным расположением. Оперативное исследование. 1985; 33: 1251–1265.
  37. 37. Даскин М.С. Сеть и дискретное расположение. Модели, алгоритмы и приложения. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc .; 1995.
  38. 38. Гудолл Б. Словарь пингвинов по географии человека. Хармондсворт: Пингвин; 1987.
  39. 39. Михняк Д. Dostupnosť okresných miest na Slovensku.Geografický časopis. 2003; 55 (1): 21–39.
  40. 40. Клапка П., Халас М., Нетрдова П., Носек В. Эффективность территориальных единиц в пространственном анализе: оценка эффективности функциональных и административных регионов. Моравские географические отчеты. 2016; 24 (2): 47–59.
  41. 41. Bezák A. Priestorová организация spoločnosti a územno-správne členenie štátu. Acta Universitatis Matthiae Belii, Geografické štúdie. 1997; 3: 6–13.
  42. 42. Миллер HJ. Измерение преимуществ доступности пространства-времени в транспортных сетях: основы теории и вычислительные процедуры.Географический анализ. 1999; 31 (1): 1-26.
  43. 43. Паес А., Скотт Д.М., Моренси С. Измерение доступности: позитивные и нормативные реализации различных показателей доступности. Журнал транспортной географии. 2012; 25: 141–153.
  44. 44. Кван МП. Пространственно-временные и интегральные меры индивидуальной доступности: сравнительный анализ с использованием точечной структуры. Географический анализ. 1998; 30 (3): 191–216.
  45. 45. Ким Х.М., Кван депутат. Меры пространственно-временной доступности: геокомпьютерный алгоритм с акцентом на возможный набор возможностей и возможную продолжительность деятельности.Журнал географических систем. 2003; 5 (1): 71–91.
  46. 46. Мичняк Д. Доступность географической категории и выходных при ходьбе земно-справнего члена Словенской (Диссертация). Братислава: GÚ SAV; 2002.
  47. 47. Клобучник М., Бачик В. Структура местного самоуправления в странах-членах ЕС в 2011 году. Картографический журнал. 2015; онлайн; 10.1080 / 17445647.2015.1060181.
  48. 48. Опеншоу С. Проблема изменяемых единиц площади. КАТМОГ 38.Норвич: GeoBooks; 1984.
  49. 49. Анвин DJ. ГИС, пространственный анализ и пространственная статистика. Прогресс в человеческой географии. 1996; 20 (4): 540–551.
  50. 50. Славик В. Územnosprávne usporiadanie Slovenskej republiky v medzinárodných porovnaniach. География. 1998; 6 (1): 4–7.
  51. 51. Бучек Ю. Баланс функциональной и этнической регионализации: уроки Словакии. В: Китинг М., Хьюз Дж., Редакторы. Региональный вызов в Центральной и Восточной Европе — территориальная реструктуризация и европейская интеграция.Брюссель: P.I.E. — Питер Ланг; 2003. с. 141–178.
  52. 52. Халас М., Клапка П. Функциональность против джерримандеринга и национализма в административной географии: уроки Словакии. Региональные исследования. 2017; 51 (10): 1568–1579.
  53. 53. Берри БЖЛ. Центры роста в американской городской системе. Кембридж, Массачусетс: издательство Ballinger Publishing Company; 1973.
  54. 54. Фермер CJQ, Fotheringham AS. Сетевые функциональные области. Окружающая среда и планирование A.2011; 43 (11): 2723–2741.
  55. 55. Озкул Б.Д. Изменение путешествия из дома на работу в Англию и Уэльс. Краеведение, краеведение. 2014; 1 (1): 32–39.

Система территориального управления

Система территориального управления

Формирование административно-территориальных единиц началось параллельно с утверждением советской системы, которая была характерна для Советского Союза.Это регулировалось Постановлением Верховного Совета «О порядке решения вопросов административно-территориального устройства Армянской ССР». Согласно действующим правовым актам, поселения разделены на городские и сельские. При этом города и поселки республиканского подчинения считались городскими поселениями, а села и районы — сельскими поселениями независимо от административного подчинения. Республика Армения была разделена на 37 административных единиц.

Реформа территориального управления в Республике Армения началась с 1995 года. Создание государственных институтов и административной системы было актуальным для новой независимой Армянской Республики. Изменения в системе государственного управления предусмотрены Конституцией Республики Армения, принятой на референдуме 5 июля 1995 года.

Административно-территориальное деление в системе государственного управления занимает свое особое место, и не случайно среди числа законы, направленные на демократизацию системы государственного управления Закон РА «Об административно-территориальном делении РА» (4 декабря 1995 г.) был одним из первых законов, который был принят с учетом того, что статья 104 Конституции РА определяет административно-территориальные единицы, то есть марзы (области) и общины, а также те области, которые состоят из сельских и городских общин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *