Смертность от гриппа в россии статистика 2019: Смертность от простуды и гриппа в 2016 году выросла более чем в два раза :: Политика :: РБК

Разное

Содержание

Каждый год от респираторных заболеваний, связанных с сезонным гриппом, умирает до 650 тысяч человек

\n

Согласно новым оценкам Центров по контролю и профилактике болезней Соединенных Штатов Америки (ЦКБ США), Всемирной организации здравоохранения и глобальных партнеров в области здравоохранения, каждый год от респираторных заболеваний, вызванных сезонным гриппом, умирает до 650 000 человек.

\n

\n

\n

Это больше предыдущего глобального оценочного показателя в 250 000–500 000 человек, который рассчитывался более десяти лет назад и охватывал все связанные с гриппом случаи смерти, в том числе от сердечно-сосудистых заболеваний и диабета. Новые показатели, составляющие 290 000–650 000 случаев смерти, выведены на основании более свежих данных из более широкого и разнообразного круга стран, в том числе стран с уровнем доходов ниже среднего, и не учитывают случаи смерти от нереспираторных заболеваний.

\n

\n

\n

«Эти цифры говорят о тяжелом бремени гриппа и его серьезных социально-экономических последствиях для мира, — отметил д-р Питер Салама (Peter Salama), Исполнительный директор Программы ВОЗ по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения. — Они убеждают в важности профилактики сезонных эпидемий гриппа, а также обеспечения готовности к пандемиям».\n

\n

\n

\n

В расчетах учтены результаты последних исследований смертности от обусловленных гриппом респираторных заболеваний, в том числе исследования ЦКБ США, результаты которого были опубликованы в журнале “Lancet” в четверг (14 декабря).

\n

\n

\n

По данным ЦКБ США, большинство случаев смерти происходят среди лиц в возрасте старше 75 лет и в самых бедных регионах мира. Самый высокий в мире риск смерти от гриппа существует в странах Африки к югу от Сахары, за которыми следуют Восточное Средиземноморье и Юго-Восточная Азия.

\n

\n

\n

«Все страны — богатые и бедные, большие и малые — должны объединить усилия в борьбе со вспышками гриппа, пока не началась следующая пандемия. Для этого, в частности, требуется наращивать потенциал в области обнаружения вспышек и реагирования на них, а также укреплять системы здравоохранения в интересах улучшения здоровья тех, кто находится в самом уязвимом положении и подвергается наибольшему риску», — уверен д-р Салама.

\n

\n

\n

Почти все случаи смерти детей младше пяти лет от связанных с гриппом инфекций нижних дыхательных путей происходят в развивающихся странах, однако последствия сезонных эпидемий гриппа для беднейшего населения планеты не изучены до конца.

\n

\n

\n

ВОЗ совместно с партнерами прилагает усилия для оценки глобального бремени гриппа, предоставляя государствам-членам рекомендации и экспертную помощь в вопросах определения бремени и экономических последствий гриппа.

\n

\n

\n

Ожидается, что в ближайшие несколько лет существующие оценки будут значительно скорректированы в сторону увеличения, благодаря дальнейшему эпиднадзору и лабораторным исследованиям других потенциально связанных с гриппом заболеваний, включая сердечно-сосудистые.

\n

\n

\n

ВОЗ рекомендует странам уделять приоритетное внимание профилактике гриппа и составлять национальные оценки, чтобы их можно было учитывать при выработке политики в области профилактики. Чтобы не заболеть гриппом и избежать осложнений гриппозной инфекции, рекомендуется вакцинироваться против гриппа. Вакцинация особенно важна для людей, которым угрожает повышенный риск серьезных осложнений и смерти в результате гриппа, а также для работников здравоохранения.

\n

\n

\n

Сезонный грипп — острая вирусная инфекция, которая легко передается от человека к человеку и циркулирует во всем мире. Большинство людей выздоравливает от нее в течение недели без какой-либо медицинской помощи. Распространенные респираторные заболевания, которые связаны с сезонным гриппом и могут привести к смерти, включают в себя пневмонию и бронхит.

\n

\n

\n

В состав Рабочей группы ВОЗ по вопросу о бремени гриппа входят эксперты Всеиндийского института медицинских наук, Национального университета Сингапура, Южноафриканского национального института инфекционных болезней, ЦКБ США, Университета Валье-де-Гватемала и Эдинбургского университета.

«,»datePublished»:»2017-12-13T12:00:00.0000000+00:00″,»image»:»https://www.who.int/images/default-source/imported/influenza-nepal.jpg?sfvrsn=df6a116e_0″,»publisher»:{«@type»:»Organization»,»name»:»World Health Organization: WHO»,»logo»:{«@type»:»ImageObject»,»url»:»https://www.who.int/Images/SchemaOrg/schemaOrgLogo.jpg»,»width»:250,»height»:60}},»dateModified»:»2017-12-13T12:00:00.0000000+00:00″,»mainEntityOfPage»:»https://www.who.int/ru/news/item/14-12-2017-up-to-650-000-people-die-of-respiratory-diseases-linked-to-seasonal-flu-each-year»,»@context»:»http://schema.org»,»@type»:»NewsArticle»};

Пандемия испанки 1918 года в России. Вопросы сто лет спустя | Морозова

Введение

Внимание к теме испанки и ее течения в России вызывают не только актуальные поводы, но и большой перечень пустот в познании этого события. На время пандемии приходится пробел в сведениях отечественной медицинской статистики, связанный с развалом государственного механизма, что было отмечено в коллективной статье, содержащей обобщенные эпидемиолого-статистические данные [1]. Отечественные исследователи, характеризуя распространение вируса в 1918–1919 гг., опирались в основном на документы Народного комиссариата здравоохранения РСФСР, который не мог иметь полную эпидемиологическую картину при наличии, помимо советского центра, изолированных красных и белых анклавов [2, 3]. Попытка реконструировать отсутствующие данные была предпринята в статье «Грипп» первого издания Большой медицинской энциклопедии, когда за счет экстраполяции данных по Москве и Петрограду была получена примерная цифра погибших от испанки [4]. Наряду с дефицитом достоверной статистики о заболевших и умерших отсутствует представление о движении эпидемии испанки по России. В то же время большие результаты достигнуты в изучении борьбы против эпидемий и массовых заболеваний в первые годы советской власти в контексте становления отечественной системы здравоохранения. В числе таких исследований монографии О.В. Барояна, П.Н. Бургасова, К.Г. Васильева, А.Е. Сегала [5–8]. Интерес вирусологов, иммунологов и эпидемиологов к пандемии 1918 г. не ослабевает, поскольку она представляется примером классической пандемии, показав сочетание возбудителя с неизвестными свойствами, высокую вирулентность, несколько волн распространения и нетипичный механизм поражения популяции.

Источники

Наиболее полная медицинская статистика по пандемии существует в странах, не затронутых боевыми действиями, — США, Канаде и Австралии, что и позволило исследователям всесторонне изучить клиническую картину заболевания и параметры пострадавших. Во многих других странах документальное освещение пандемии испанки ограничено. В нашей стране этому мешала Гражданская война. Движение эпидемии по территориям, находившимся под контролем большевиков, частично отражено в материалах Наркомата здравоохранения. В белых анклавах отсутствовала единая система учета. Там, по традиции, сформировавшейся в годы Первой мировой войны, наряду с армейскими военно-санитарными структурами существовали структуры, принадлежавшие Союзам земств и городов, подотчетные командованию лишь формально.

Дискуссионные вопросы пандемии испанки

Подавляющее большинство ученых сходятся в том, что Испания ошибочно связывается с появлением нового штамма вируса гриппа. Версий локализации первичного очага инфекции как минимум три, и если иметь в виду предполагаемое место генерации вируса, то это североамериканская, франко-британская и китайская.

Североамериканская версия. Этот тезис развивается исследователями из США. Альфред В. Кросби утверждает, что один из первых зарегистрированных случаев произошел 11.03.1918 г. в форте Райли в Канзасе [9]. По другим данным, «нулевой пациент» — это повар А. Гитчел в лагере Фанстон в Канзасе, который 04.03.1918 г. начал страдать от кашля, лихорадки и головной боли [10]. Попав в Европу вместе с военнослужащими армии США, вирус быстро распространился, с равной силой поразив армии Антанты и Четверного союза.

Франко-британская версия. Признаки зарождения эпидемии среди солдат военной базы Этапль, на побережье Северной Франции, были обнаружены британскими учеными [11, 12].

Китайская версия. Сравнительно новая теория канадских и американских авторов о происхождении вируса предполагает, что он, так или иначе, восходит к китайскому вирусному резервуару [13, 14]. Дальнейшее распространение вируса связано с перевозкой 90 тыс. китайских рабочих в Европу зимой 1917–1918 гг. [10, 12, 15–17]. Исходя из этой версии, Россия имела все возможности получить возбудителя испанки из Китая, но этого не случилось. Не поддерживая этот подход, китайские исследователи утверждают, что испанка была завезенной инфекцией и ранее мая 1918 г. в Китае не регистрировалась [18].

Нет общего подхода в отношении времени появления вируса A/h2N1 1918. Но раньше 1916 г. искать истоки пандемии большинство исследователей не решаются. Кроме того, генетический анализ вируса 1918 г. указывает на происхождение вируса около 1915 г. [19, 20].

Первая волна пандемии испанки показала высокую контагиозность. Уровень смертности был немного выше, чем средний для весеннего времени. Инфекция охватила страны Антанты, затем нейтральные государства и державы Четверного союза [10, 16]. Вторая волна испанского гриппа, начавшись летом, захлестнула мир осенью 1918 г. Как и первая, она имела широкое и быстрое распространение, но дала, в отличие от нее, высокую смертность. Часто, говоря о пандемии 1918 г., точнее о ее второй волне, упоминают шокирующие цифры — 500 млн инфицированных (треть населения тогдашнего мира) и 50–100 млн умерших. Однако это не соответствует уровню летальности, который указывается в специальной литературе: около 2,5%, но это все равно более чем в 25 раз выше, чем при любой другой вспышке гриппа [21]. Начиная с августа отмечались пневмония с сильным удушьем, цианоз с пятнами цвета красного дерева такой интенсивности, что «трудно бывает отличить цветных мужчин от белых» [10]. Очевидцы повсеместно отмечают этот характерный симптом. При сортировке поступающих больных медсестры часто сначала смотрели на цвет ног пациентов.

К декабрю 1918 г. большая часть северного полушария была уже свободна от пандемического гриппа, но в это время эпидемия пришла в южное полушарие. Австралийским летом 1918–1919 гг. более 12 тыс. человек погибло от третьей волны гриппа, занесенного солдатами, демобилизованными после окончания Первой мировой войны. В последнюю неделю января 1919 г. третья волна вернулась в северное полушарие. Часть авторов склоняются к тому, что уровень смертности был таким же высоким, как и во время второй волны. В мае 1919 г. эта третья пандемия была объявлена завершенной [12, 21].

Вопрос о причинах роста смертности во вторую волну является одним из ключевых для пандемии 1918 г. Существующие версии условно можно разделить на гипотезы о двух типах вируса и о роли вторичной инфекции. После открытия вируса как возбудителя гриппа и его способности к мутации развивалась версия о трансформации вируса в сторону большей вирулентности под влиянием различных факторов. Исследования полученных образцов тканей жертв пандемии обнаружили такие мутации [22]. Ей противостоит позиция, которая отводит главную роль в повышении смертности во время второй волны вторичной бактериальной инфекции дыхательных путей. При этом сторонники данной версии не отрицают мутации вируса. На основе медицинских карт австралийских военнослужащих, находившихся в 1918 г. в Европе и на Ближнем Востоке, они утверждают, что люди, пострадавшие во время первой волны, с такой же вероятностью могли заболеть, но с гораздо меньшей вероятностью — умереть от пневмонии во время второй волны. Защита была обеспечена нейтрализующими антителами против таких же или сходных антигенов вирусной поверхности [15, 23–28].

Уникальной характеристикой «испанского» гриппа является беспрецедентный уровень смертности среди лиц в возрасте 20–40 лет. D.M. Morens и соавт. [22] объясняют «W» смертности по возрастным группам тем, что, возможно, антигенно подобный испанке штамм гриппа циркулировал до 1889 г., обеспечивая защиту от нового пандемического штамма А/h2N1 тем, кто родился до 1889 г. и пережил эпидемию гриппа 1847 г. «Русский» вирус (он может идентифицироваться как h4NX или как h3N2) мог появиться примерно в 1889 г. и циркулировать до 1918 г., оставляя тех, кто не подвергся воздействию менее распространенного в начале ХХ в. вируса подтипа h2, очень восприимчивыми к пандемическому вирусу. В современной популяции пожилые группы также могут давать низкий процент восприимчивости к определенному вирусу гриппа. Исследования 2000-х гг. выявили способность нейтрализующих антител сохраняться в крови выживших в пандемии 1918 г. даже через 90 лет [29]. G.D. Shanks и соавт. [24] считают роль иммунного «опыта» более сложной. По их мнению, высокая смертность могла быть связана с предшествующей встречей организма с гетеросубтипическими штаммами гриппа, что искажало иммунный ответ при заражении пандемическим гриппом 1918 г. в контексте специфических антител против бактериальных штаммов.

Испанка в России

По статистике Наркомата здравоохранения РСФСР, развитие пандемии в России происходило синхронно с общемировыми процессами. В статистической сводке по Москве за 1918 г. определяются две волны: март–июнь и октябрь ноябрь. Случаи крупозной пневмонии, которые почти всегда превосходили по численности диагностированную инфлюэнцу, тоже были увязаны с возбудителем испанки [30]. Как следует из материала [30], в Москве весенняя вспышка инфлюэнцы проявилась одновременно со случаями в фортах Райли и Фанстон. Документы других регионов не показывают первую — весенне-летнюю — волну пандемии. Не исключено, что дело в том, что в России в это время происходили куда более существенные трансформационные процессы, чем пандемия и даже мировая война. Но вторую — осеннюю — волну не увидеть было невозможно.

Первые сообщения на территории бывшей Российской империи относятся к сентябрю 1918 г. (к концу августа по старому стилю). Испанка могла прийти в центральную Россию из Австрии и Германии. Немецкие авторы относят начало второй волны в Германии к сентябрю, а пик — к периоду с середины октября до начала ноября [31]. Опять удивительная синхронность вспышек. В сентябре в оккупированном Киеве горожане уже массово заболевали испанкой и многие умирали1. Всего было зарегистрировано до 700 тыс. заболевших, т.е. почти все население города; смертность составила 1,5% [3].

На примыкающей советской территории, отделенной от оккупационной зоны демаркационной линией, испанка появилась в конце лета 1918 г. В последние дни августа мобилизационный отдел 1-й Красной армии в Саранске столкнулся со вспышкой неизвестной болезни среди мобилизуемых. Местные врачи диагностировали тиф. Но назначенный на должность врач отдела Агарев обратился за помощью в Общество врачей при Московском и Казанском университетах и выявил испанский грипп [32]. Степень вирулентности этой инфекции неясна. В газетном сообщении, датированном октябрем, говорится о тяжелом течении заболевания и о высокой смертности в Курской и Воронежской губерниях2. Оказались пораженными испанкой, хотя и в разной степени, губернии, непосредственно примыкавшие к линии разграничения (Смоленская — 77,3 тыс. заболевших в 1918–1919 гг., Орловская — 73,4 тыс., Псковская — 66 тыс., Калужская — 40,8 тыс., Курская — 31,6 тыс., Воронежская — 27,6 тыс., Витебская — 20 тыс., Новгородская — 20,5 тыс.) и расположенные на основных транзитных путях: Владимирская — 89,7 тыс. (6% населения), Тамбовская — 76,4 тыс., Нижегородская — 51,2 тыс., Костромская — 39,4 тыс. Эти показатели объяснимы, но, как в случае со многими эпидемиями, испанка дала и несколько «аномалий». «Тупиковая» Вятская губерния оказалась среди лидеров — 82,7 тыс. случаев, или 4% населения. Московская губерния, являвшаяся крупнейшим транспортным перекрестком страны, имела средний уровень заболеваемости (30,6 тыс., или 1,25%). Столичная Петроградская губерния была поражена меньше по сравнению с другими (13,4 тыс., или 0,6%) [33]. Таблица А.Н. Перуанского, из которой взяты эти цифры, не может дать полную картину эпидемии. По-видимому, автор руководствовался отчётными документами, которые с территорий, занятых противником, не поступали. Как следует из таблицы, в Архангельской губернии было всего 104 случая, что противоречит известным фактам.

В начале октября 1918 г. инфлюэнца стала подлинным бедствием на Дону. В приказе атамана Всевеликого войска Донского П.Н. Краснова от 27 октября (9 ноября) 1918 г. говорилось, что начавшаяся эпидемия испанки сопровождается паническими и провокационными слухами: «Вследствие отсутствия газет, плохой работы почты агитаторы всякого рода, “бесы тёмной породы” сеют самые нелепые слухи. …Говорили, что испанская болезнь прислана к нам немцами, которые распространяют ее через сахар»3.

Объехавший в октябре 1918 г. станицы Черкасского округа генерал-майор С.С. Попов докладывал атаману: «Положительно во всех станицах и хуторах наблюдаются повальные заболевания испанкою с большой смертностью. Почти в каждом дворе есть больной, а некоторые семьи повально больны, и все хозяйство, как-то: скот, птица и проч[ее], находятся под призрением сердобольных соседей, у кого такие есть. В станице Бессергеневской мне было заявлено, что были случаи вымирания целых семей, и тела находились в домах больше, чем возможно, и предавались земле соседями или обществом. Многие хутора и даже станицы, отдаленные от центра, крайне ограничены медицинскою помощью, так наприм[ер], некоторые станицы (Хомутовская), не говоря о хуторах, не имеют даже фельдшеров, а где есть, то один, и в редких случаях — два, которые совершенно бессильны при настоящей эпидемии»4. В связи с создавшейся ситуацией атаман отменил объявленную ранее мобилизацию в армию земских, станичных, волостных врачей и фельдшеров и приказал подготовить особые летучие отряды, снабдив медикаментами5.

В Царицынской губернии испанка появилась в октябре 1918 г., преодолев фронт, разделявший Донскую армию и обороняющих «красный Царицын».

Испанка была причастна и к драматической судьбе 11-й Красной армии, воевавшей на Северокавказском фронте. Инфекцию, поразившую её осенью 1918 г., обычно именуют сыпным тифом. Так она проходит и в официальных документах, и в воспоминаниях современников. Но в пространных мемуарах бывшего командира 1-го Черноморского революционного отряда А.В. Мокроусовачетко различаются испанка и тиф, указываются даты, когда появилась та или иная болезнь, дается описание заболевших, позволяющее хотя бы предположительно верифицировать инфекционное поражение. Отступающие с территории Дона и Кубани части Красной армии встретились с испанкой в октябре 1918 г., когда они находились в районе Минеральные Воды — Георгиевск — Святой Крест. Наряду с ней набирал силы и сыпной тиф, который вскоре «вытеснил» испанку.

А.В. Мокроусов не был лишен литературных наклонностей, а потому отрывок из его мемуаров стоит привести: «К началу ноября Георгиевская больница была переполнена ранеными; того больничного уюта, что был в первые дни моего туда приезда, не стало, не хватало медикаментов, перевязочного материала, коек и белья. Продовольствие доставалось с трудом. Прежних веселых откормленных матросов-раненых сменили худые грязные с изможденными лицами, ко всему этому прибавилась испанка, люди чернели и умирали. <…> Однажды я пошел проводить на кладбище своего старого товарища морячка Волошина, умершего от испанки… Когда мы вышли за город, то увидели десятки рабочих, копавших землю. <…> Это рылись ямы для революционеров, сотнями гибнущих от тифа, испанки и ран. Размеры выкапываемых ям по своей величине были похожи на морской канал, ширина их была рассчитана на два человеческих роста, глубина — сажени две и саженей 30–40 длины. Привозимых мертвецов складывали в ряд голова к голове, засыпали небольшим слоем земли и ждали следующих. Могильщики были разбиты на две группы: одна из коих копала все новые и новые ямы, другая — засыпала мертвецов»7.

А.В. Мокроусов указал важную деталь, что «люди чернели и умирали», симптом цитокинового шторма. Сам Мокроусов, только дойдя до Астрахани, заболел сыпным тифом. Встает вопрос, почему 31-летнего моряка испанка обошла стороной. Возможно, ответ в его биографии. За пять лет политической эмиграции (1912–1917 гг.) он объездил много стран и континентов: Швецию, Данию, Англию, Австралию, Аргентину. Океаны он пересекал в качестве судового кочегара или пассажира третьего класса. В таких условиях он не мог избежать соприкосновения с разнообразными патогенами и, по-видимому, сформировал поливалентный иммунитет, защитивший его при встрече с вирусом А/h2N1 1918.

Второй путь переноса в Россию вируса испанки проходил через северные порты — Мурманск и Архангельск. В Северной армии генерала Е.К. Миллера и среди населения Архангельской губернии в 1918–1919 гг. почти безраздельно господствовала испанка. Ее завезли военнослужащие интервенциональных войск: американцы, англичане, французы. В первой половине августа 1918 г. из Бостона вышел пароход «Nagoya», который должен был доставить в Архангельск 339-й пехотный полк армии США. Первые заболевшие появились, еще когда пароход был в океане. 5 сентября 1918 г. полк высадился в порту Архангельска. Рядовой, выдвинувшийся на фронт с красными подразделениями, К.Г. Шой писал 10 сентября в дневнике: «Смерть, кажется, начинает входить во вкус и привычку. Сегодня скоропостижно умер еще один солдат из нашей роты. Последовали короткие похороны в ближайшей деревне. Н-да, не очень-то оптимистичное начало для нашего небольшого войска, прореженного гриппом, — 36 человек роты “В” были оставлены больными в Архангельске. И смертельная хворь цепко тянется за нами, помечая могилами несчастных чужие берега» [34]. Но затем испанка отпустила американских солдат, в течение всей зимы их регулярно посещали лишь кишечные расстройства в связи с однообразной пищей и сырой водой.

Вирус перекинулся на местное население. 10 октября 1918 г. правительство Северной области учредило при врачебном инспекторе комиссию по борьбе с инфлюэнцей8. В Кемском уезде инфлюэнца составила 19,5% (3784 человека) от всех случаев заболеваний в сентябре–ноябре. В Шенкурском уезде было зарегистрировано 5130 случаев гриппа, тяжёлых 61, умерло 5; пневмония — 191 больной, тяжёлых 14, умерло 39. При отсутствии унифицированной статистики выводы о смертности затруднены, но очевидно, что она не была экстремально высокой.

В начале октября 1918 г. грипп появился в Холмогорском уезде Архангельской губернии, сначала в селе Тарасовском, которое считалось белым, потому что ориентировалось на Архангельск, на командование Северной армии генерала Миллера. Потом инфекция перекинулась в соседнее село Церковное, с которым тарасовцы образовали фронт и вели бои, ведь там были «большевики». Из-за эпидемии испанки были остановлены военные действия между селами, поскольку противники лежали по домам. Кое-кто укрывался на лесных заимках. В Тарасовском умерло 60 человек, были умершие и в Церковном, а потом эпидемия сама собой прекратилась, и бои возобновились10. Шестьдесят человек — это 3% от менее чем двухтысячного населения волости, что соответствует среднемировым показателям.

Доктор Барминский, служивший в перевязочном госпитале 1-й бригады 18-й стрелковой дивизии РККА, отмечал, что зимой 1918/1919 гг. было много больных испанкой [35].

Грипп не мог не передаться на другую сторону фронта. Этому способствовали отсутствие сплошной линии фронта, контакты в «нейтральных» деревнях «беляков» и «красиков», активный обмен товарами между жителями прифронтовых селений. По воспоминаниям бывших членов красных партизанских отрядов, заболеваемость была поголовная, от нее потери были больше, чем в боях11.

Как свидетельствует доклад Северного областного комитета РКП(б), направленный в Совнарком Северной области в декабре 1918 г., на контролируемой им территории Архангельской губернии господствовали эпидемия испанки и голод: «… Громадное большинство деревенской бедноты голодает. <…> …Население уже умирает — вы очень часто можете встретить картину — у деревенской церкви на улице поставлены в кучу 10–15 гробов умерших от испанки. Белогвардейский поп убежал, а темное население ждет, когда придет “батюшка” и отпоет покойничков»12. В одной из волостей Пинежского уезда — Поганецкой — с 21 октября по 9 ноября заболело 468 человек, умерло 68. К белым убежал не только поп, но и почти все уездные медики. Остался один врач и два фельдшера, которые четыре месяца не получали жалования.

Если к январю 1919 г. на Юге эпидемия испанки прекратилась, то на Севере она давала о себе знать до весны. Осенью 1919 г. испанка вернулась — если на Юге довольно незначительными проявлениями, то в северных губерниях более серьезными, но лишенными признаков пандемического гриппа. В Онежском уезде заболело менее 2% населения, а смертность от гриппа составила 1,0%, от пневмонии — 2,4%. В Шенкурском уезде заболевших гриппом было около 1,1%. О смертности сведений нет, что показательно. Среди военнослужащих, прошедших зимой 1919/1920 гг. через лазарет Северной армии на станции Обозёрская, в 100 верстах южнее Архангельска, больные с диагнозом «инфлюэнция» составляли более трети пациентов (34,2%). Более 60% из них после нескольких дней пребывания под наблюдением выписывались в часть. Среди умерших в лазарете числился только один больной, которого в течение 10 дней лечили от пневмонии, но после смерти диагноз исправили на тиф13.

28 декабря 1919 г. командированный врач Матвеев сообщал начальнику Пинежского уезда о результатах своего обследования, что повальной болезнью, внезапно возникающей и быстро распространяющейся, оказалась инфлюэнца. В деревне Юрола им обнаружено четыре неблагополучных дома. Но умерших не было. Не было и медиков. На уезд остался один фельдшер, остальные были мобилизованы в Северную армию14.

В эти же дни и на советской стороне медики устанавливали природу разыгравшейся эпидемии. Этому было посвящено заседание Научного совещания военных и красно-крестных врачей г. Вологды 16.12.1919 г. Отмечалось, что чаще всего болезнь проявляется в форме гриппозной пневмонии, причем воспалительные фокусы чаще всего гнездятся в нижних долях легкого. Болезнь также проявляется в форме различных расстройств то со стороны желудочно-кишечного тракта, то с преобладанием явлений со стороны нервной системы, то поражаются по преимуществу суставы. Вновь было отмечено, что заболевают главным образом люди «цветущего» возраста, поэтому так много больных среди красноармейцев. Врачи обсуждали вопрос о связи диагноза гриппа и обнаружения палочки Пфейфера в мокроте. Докладчик доктор Розов отмечал легкость получения вторичных заболеваний после только что перенесенной испанки [36]. В зиму 1919/1920 гг. в одной из больниц Пермской губернии испанка дала 35% смертности у больных с этим диагнозом, хотя таких пациентов было немного. Врачи связывали это с общим ослаблением организма из-за недоедания и ухудшения бытовых условий15.

В Архангельской губернии разносу инфекции способствовали перемещение линии фронта и передвижения военных обозов и армейских частей. По данным советской статистики, зарегистрированная смертность от инфлюэнцы составляла около 2%16. Она так же, как и в прошлый сезон, захватывала самый зрелый возраст, от 20 до 40 лет. Зараженные были не только в отдаленных деревнях, но и в тундре среди ненцев. Затем она так же, как и на Юге, была «вытеснена» сыпным тифом [37].

Территории, по которым имеются сведения, показывают разный уровень заболеваемости и смертности, что может быть связано и с отсутствием общих требований к формированию статистики, и с низкой квалификацией больничных служащих, готовивших отчетность. На это могли повлиять и социальные факторы — различная вовлеченность в миграционные процессы. На основе американской статистики установлено, что у жителей сельских районов был низкий уровень смертности, связанной с пандемией, т.к. они относительно редко подвергались бактериальным инфекциям, сопровождавшим вирусное заболевание. Напротив, военнослужащие, выходцы из тех же сельских районов, находясь в армейской среде среди новых бактериальных инфекций, подвергались одновременному заражению новыми для них штаммами бактерий и вирусами, и у них был относительно высокий уровень смертности, связанной с пандемией [38].

В отличие от распространенного мнения, сельское население России было достаточно мобильным. В пореформенное время широко развился отхожий промысел. Целые губернии считались отходническими: Архангельская, Олонецкая, Тамбовская, Ярославская. Столыпинская реформа вовлекла в активный миграционный процесс и зауральские земли. Во многих крупных городах империи работали международные бюро по найму рабочей силы, поэтому обремененный долгами крестьянин-осетин из горной Дигории имел возможность отправиться на заработки в Харбин или в Аргентину.

Из нашей палитры выпадает такая огромная часть России, как Сибирь. По утверждению итальянских авторов М. Мartini и соавт., из России эпидемия распространилась по всей Северной Азии, пришла в сентябре 1918 г. в Индию, а в октябре — в Китай [39]. Но следы испанки в Сибири найти непросто, несмотря на присутствие там интервенциональных войск США, Британии, Канады, Японии, Италии. Современники и исследователи указывают на главную эпидемию в регионе — сыпной тиф. Исследователи, специально интересовавшиеся эпидемической картиной Сибири 1918–1919 гг., не сталкивались со случаями пандемического гриппа [40]. И лишь недавно обнаруженный в Токио архив гарнизонной больницы 5-й японской армии, располагавшейся с марта 1919 г. по апрель 1920 г. в Красноярске, помог вписать в историю испанки сибирскую страницу. Все 132 случая приходились на пехотинцев в возрасте 19–49 лет (средний возраст 22,7 года). Уровень смертности составил 6,0%, самый высокий был в группе от 20 до 30 лет. Медицинские записи показывают, что солдаты жили в казармах, не имея контактов с жителями города. Большинство случаев клинического гриппа в красноярском госпитале относятся к маю–ноябрю 1919 г. По-видимому, инфекция пришла в гарнизон непосредственно из Японии, где с ноября 1918 г. росло число стационарных больных гриппом [41].

Но на этом феномены Сибири не заканчиваются. Тот самый W-образный график смертности от испанки по возрастам можно обнаружить в регионе и без поражения пандемическим гриппом. Материалы санитарной статистики г. Томска показывают отчетливую дифференциацию смертности по половозрастным группам. На долю мужчин в общей совокупности умерших приходилось свыше 81%, что почти в 4 раза выше показателей смертности среди женщин. При этом вымиранию были подвержены главным образом молодые мужчины. Эта возрастная группа оказалась самой «слабой» и наименее устойчивой к негативному влиянию факторов внешней среды. Смертность мужчин 18-летнего возраста достигала 345% (женщин — 19%), 19-летнего — 751% (женщин — 15%). Смертность мужчин возрастной группы 20–24 года составляла 428% (женщин — 17%) [42]. Таким образом, не только вирусная инфекция могла давать эффект поражения молодых и физически сильных организмов. Вопрос о причинах этого явления остается открытым.

Кроме того, в связи с отсутствием явных признаков распространения испанки в Сибири можно оценить шансы на истинность гипотезы о китайском очаге пандемии испанки. Дело в том, что контакты российских территорий с Китаем были активными всегда. В предвоенные годы китайцы и корейцы работали в Сибири на приисках и строительстве железных дорог. За годы Первой мировой войны в Россию было ввезено около 60 тыс. китайских рабочих. С 1916 г. царское правительство разрешило их широкое использование в Европейской части России. Они работали на предприятиях Москвы, Петрограда, Харькова, Донбасса, на строительстве Черноморской и Мурманской железных дорог [43]. В ходе боёв Гражданской войны регулярно совершались трансграничные переходы крупных вооруженных формирований. Так, в мае 1918 г. отряды атамана Г.М. Семёнова были вытеснены в Китай, откуда совершали вылазки на советскую территорию до августа, когда вернулись в Россию, имея в своем составе пехотные полки из китайцев. Не прекращалась трудовая миграция китайских крестьян на территорию Забайкалья и Приморья. Так была занесена летом 1920 г. азиатская холера, но не испанка в 1918 г.

В европейской части России после прекращения боевых действий против Русской армии П.Н. Врангеля эпидемическая обстановка на пространстве недавних боевых действий не пришла в норму, но в известном смысле успокоилась. В дальнейшем грипп традиционно регистрировался на территории СССР. Уровень заболеваемости сильно различался по годам и регионам. Но даже в годы «вспышек» отмечалось, что болезнь не имеет такого грозного характера, как испанка. В 1920-х гг. заболеваемость гриппом регистрировалась на уровне 1,5–2,4%17.

Коинфекции: испанка и другие эпидемии

В России в годы Гражданской войны пересеклись пути нескольких инфекционных патогенов. Замечание американского русиста, что в России «многие не успевали оправиться от одной болезни, как наступала другая» [44], отражает жестокую реальность 1918–1919 гг.

Медикам известно, что обстоятельства «встречи» в организме человека сразу нескольких вирусных и бактериальных инфекций влияют на исход его болезни. Исследования на животных подтвердили, что опосредованные Т-клетками иммунопатологические реакции могут способствовать тяжелому пневмониту, когда организм подвергается воздействию высокогликозилированного вируса гриппа и впоследствии заражается низкогликозилированным штаммом. Замечено, что заражение вирусом сезонного гриппа h2N1 с последующим инфицированием вирусом пандемического гриппа h2N1 2009 вызывало серьезные иммунопатогенные реакции. Инфицирование пневмококком после заражения вирусом гриппа, но не раньше (!), приводило к развитию вторичной летальной пневмонии и других инвазивных осложнений [24].

Существуют обоснованные гипотезы о влиянии эпидемии кори 1916–1917 гг. на восприимчивость к новому вирусу гриппа 1918 г. Недавние исследования показали, что вирус кори поражает Т-лимфоциты памяти, что приводит к апоптозу и продолжительному подавлению иммунитета — до 3 лет после первоначального инфицирования корью [45]. Получены статистически значимые данные о высокой уязвимости к вирусу гриппа больных туберкулезом, что рассматривается как одна из причин высокой заболеваемости и смертности среди молодых людей в пандемии гриппа 1918 г. [46]. Также установлено, что смертность во время пандемии испанки была значительно выше среди инфицированных малярией. Хотя основной механизм полностью не понят, прокоагулянтное состояние, вызванное малярией, может играть роль в усилении воспаления и последующем летальном исходе [47, 48]. По поводу российских реалий важно отметить, что естественными резервуарами малярии являлись южные районы страны: влажные леса Причерноморья, плавни Кубани, камышовые заросли Кумы. В XIX в. возвращавшиеся после службы на Кавказской линии казаки, солдаты и офицеры нередко страдали «трехдневной лихорадкой», чем способствовали ее выносу за ареал обычного распространения. В северные губернии невиданную здесь прежде малярию завезли солдаты Первой мировой войны18.

Возникает вопрос, не связана ли с этими фактами география пандемии испанки в России. В 1920-е гг. в Военно-санитарное управление РККА представлялись санитарно-медицинские отчеты по отдельным мобилизационным округам. Как пораженные малярией отмечены следующие губернии: Владимирская, Курская, Нижегородская, Орловская19, которые значатся в таблице А. Перуанского среди давших наибольшее число заболевших испанкой.

Испанка не имела исключительного положения среди инфекций, которыми были поражены в эти годы жители России. Статистика по испанке терялась среди других инфекционных поражений. В конце сентября 1918 г. в Курской и Воронежской губерниях вспыхнула эпидемия азиатской холеры, занесенной мешочниками с юга. И в эти месяцы смертность от холеры превышала смертность от испанки: в Курской губернии — 41,5%20. Справиться с ней удалось благодаря большим запасам вакцины, заготовленным еще до революции [49].

Сыпной тиф приобрел осенью 1918 г. чрезвычайно летальный характер, не типичный для него в предыдущие годы. За 20 лет с 1892 по 1913 г. коэффициент заболеваемости сыпным тифом в России колебался от минимума (2,8 на 10 тыс. населения) до максимума — 15,5 на 10 тыс. человек (в 1892 г.). Средним считался показатель 7,3 на 10 тыс. человек, как в 1913 г.21

Летальность в мирное время составляла около 1%. Во время Первой мировой войны в полевых условиях, особенно на Кавказском фронте и в Туркестане — в районах, которые являются природными очагами ряда инфекционных болезней, заболеваемость сыпным тифом выросла в разы. Летальным исходом заканчивалось 3–4% случаев заболевания. Как показывают статистические сведения Военно-санитарного управления РККА, в 1919 г. заболеваемость сыпным и возвратным тифом в армии выросла в 10 000 (!) раз по сравнению с 1913 г.22, а смертность возросла в десятки раз, порой превосходя треть заболевших. И это при том, что до 1918 г. возвратный тиф встречался достаточно редко23. Встает вопрос, каков эпидемиологический механизм такого замещения.

Заключение

В связи с особенностями географического положения и размерами Россия могла иметь не менее трех входных ворот для завозной инфекции: западные губернии, северные порты и Дальний Восток. Пока можно уверенно говорить о задействовании для распространения испанки двух путей. Действительно моровой характер испанка приобрела там, где имелось плотное взаимодействие с армиями Антанты и Четверного союза — на Русском Севере и на Юге, включая Украину. К сожалению, медицинская статистика этих регионов отсутствует, и мы можем руководствоваться только отдельными данными и свидетельствами современников. В то же время некоторые территории бывшей Российской империи не имели четкого эпидемического поражения испанкой. В Сибири, куда тоже были введены оккупационные войска стран, переживающих в тот момент эпидемию, ее признаки не обнаруживаются даже в крупных городах и на железнодорожных узлах. Точную географию распространения пандемии испанки в России еще предстоит установить.

Дошла ли в Россию первая волна пандемии, точно не известно, а вторая началась и угасла синхронно с общемировой динамикой. Третьей волны в России, по-видимому, не было. В сезон 1919– 1920 гг. инфлюэнца уже не имела свойств пандемии.

Факт того, что в Европе и на Украине, Дону патоген второй — убийственной — волны появился одновременно, требует осмысления с позиции эпидемиологии. «Транспортировка» с помощью коммуникаций военного времени не могла быть быстротечной и массовой.

Об уровне летальности нет надежных статистических данных, поскольку система здравоохранения была разрушена в ходе политических событий. Сведениям отдельных лечебных учреждений трудно придавать глобальный характер. Но вместе с тем можно предположить, что течение инфлюэнцы, особенно в центральных губерниях, вероятно, не было крайне тяжёлым. Вывод доктора Л.А. Тарасевича о том, что «показатели заболеваемости и смертности от различных эпидемических заболеваний намного выше в России, чем в странах Западной Европы», и что страна оказалась в ситуации, подобной великим эпидемиям древности [49], касается тифозных инфекций, холеры, оспы, но не испанки.

Изученный материал подсказывает, что возможна связь между распространением малярии в предшествующие пандемии годы, а также можно предположить влияние испанки на приобретение сыпным и возвратным тифом особенно злокачественного течения в 1919–1920 гг.

Российская картина пандемии испанки 1918 г. может быть связана с пониманием обусловленности её свойств сложным взаимодействием факторов, присущих самому вирусу 1918 г., влиянием коинфекций, иммунным ответом хозяина и социальным контекстом, в котором разразилась пандемия.

 

1. Затравкин С.Н., Хабриев Р.У., Щепин В.О., Саркисов А.С. Заболеваемость инфекционными болезнями в СССР. Сообщение 1. 1919–1949 годы. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2018; 26(5): 350–6. https://doi.org/10.32687/0869-866X-2018-26-5-350-356

2. Лотова Е.И., Идельчик Х.И. Борьба с инфекционными болезнями в СССР (1917–1967). Очерки истории. М.: Медицина; 1967.

3. Супотницкий М.В. Пандемия «испанки» 1918–1920 гг. в контексте других гриппозных пандемий и «птичьего гриппа». Медицинская картотека. 2006; (11): 31–4. Available at: http://www.supotnitskiy.ru/stat/stat51.htm#gl2

4. Семашко Н.А., ред. Большая медицинская энциклопедия. Том 8. М.; 1929.

5. Бароян О.В. Итоги полувековой борьбы с инфекциями в СССР и некоторые актуальные вопросы современной эпидемиологии. М.: Медицина; 1968.

6. Бургасов П.Н. Состояние и перспективы дальнейшего снижения инфекционной заболеваемости в СССР. М.: Медицина; 1987.

7. Васильев К.Г., Сегал А.Е. История эпидемий в России. М.: Медгиз; 1960.

8. Васильев К.Г. История эпидемий и борьба с ними в России в XX столетии. М.: Медицина; 2001.

9. Crosby A.W. America’s Forgotten Pandemic: The Influenza of 1918. Cambridge: University Press; 1989.

10. Wever P.C., van Bergen L. Death from 1918 pandemic influenza during the First World War: a perspective from personal and anecdotal evidence. Influenza Other Respir. Viruses. 2014; 8(5): 538–46. https://doi.org/10.1111/irv.12267

11. Oxford J.S., Lambkin R., Sefton A., Daniels R., Elliot A., Brown R., et al. A hypothesis: The conjunction of soldiers, gas, pigs, ducks, geese and horses in Northern France during the Great War provided the conditions for the emergence of the “Spanish” influenza pandemic of 1918–1919. Vaccine. 2005; 23(7): 940–5. https://doi.org/10.1016/j.vaccine.2004.06.035

12. Erkoreka A. Origins of the Spanish influenza pandemic (1918–1920) and its relation to the First World War. J. Mol. Genet. Med. 2009; 3(2): 190–4. https://doi.org/10.4172/1747-0862.1000033

13. Oxford J.S., Sefton A., Jackson R., Innes W., Daniels R.S., Johnson N.P. World War I may have allowed the emergence of “Spanish” influenza. Lancet Infect. Dis. 2002; 2(2): 111–4. https://doi.org/10.1016/s1473-3099(02)00185-8

14. Shortridge K.F. The 1918 ‘Spanish’ Flu: pearls from swine? Nat. Med. 1999; 5(4): 384–5. https://doi.org/10.1038/7383

15. Barry J.M. The site of origin of the 1918 influenza pandemic and its public health implications. J. Transl. Med. 2004; 2(1): 3. https://doi.org/10.1186/1479-5876-2-3

16. Radusin M. The Spanish flu – part I: the first wave. Vojnosanit. Pregl. 2012; 69(9): 812–7.

17. Humphries M.О. Paths of infection: the First World War and the origins of the 1918 influenza pandemic. War Hist. 2013; 21(1): 55–81. https://doi.org/10.1177/0968344513504525

18. Cheng K.F., Leung P.C. What happened in China during the 1918 influenza pandemic? Int. J. Inf. Dis. 2007; 11(4): 360–4. https://doi.org/10.1016/j.ijid.2006.07.009

19. Oxford J.S., Sefton A., Jackson R., Johnson N.P., Daniels R.S. Who’s that lady? Nat. Med. 1999; 5(12): 1351–2. https://doi.org/10.1038/70913

20. Reid A.H., Fanning T.G., Hultin J.V., Taubenberger J.K. Origin and evolution of the 1918 «Spanish» influenza hemagglutinin gene. Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1999: 96(4): 1651–6. https://doi.org/10.1073/pnas.96.4.1651

21. Taubenberger J.K., Morens D.M. 1918 influenza: the mother of all pandemics. Emerg. Infect. Dis. 2006; 12(1): 15–22. https://doi.org/10.3201/eid1201.050979

22. Morens D.M., Fauci A.S. The 1918 influenza pandemic: insights for the 21st century. J. Infect. Dis. 2007; 195(7): 1018–28. https://doi.org/10.1086/511989

23. Brundage J.F., Shanks G.D. Deaths from bacterial pneumonia during 1918–1919 influenza pandemic. Emerg. Infect. Dis. 2008; 14(8): 1193–9. https://doi.org/10.3201/eid1408.071313

24. Shanks G.D., Brundage J.F. Pathogenic responses among young adults during the 1918 influenza pandemic. Emerg. Infect. Dis. 2012; 18(2): 201–7. https://doi.org/10.3201/eid1802.102042

25. McCullers J.A., Bartmess K.C. Role of neuraminidase in lethal synergism between influenza virus and Streptococcus pneumoniae. J. Infect. Dis. 2003; 187(6): 1000–9. https://doi.org/10.1086/368163

26. Byerly C.R. Fever of War. The Influenza Epidemic in the U.S. Army during World War I. New York: New York University Press; 2005.

27. Shanks G.D., McKenzie A., McLaughlin R., Waller M., Dennis P., Lee S.E., et al. Mortality risk factors during the 1918–1919 influenza pandemic in the Australian army. J. Infect. Dis. 2010; 201(12): 1880–9. https://doi.org/10.1086/652868

28. Barry J.M., Viboud C., Simonsen L. Cross-protection between successive waves of the 1918–1919 influenza pandemic: epidemiological evidence from US Army Camps and from Britain. J. Infect. Dis. 2008; 198(10): 1427–34. https://doi.org/10.1086/592454

29. Taubenberger J.K., Baltimore D., Doherty P.C., Markel H., Morens D.M., Webster R.G., et al. Reconstruction of the 1918 influenza virus: unexpected rewards from the past. mBio. 2012; 3(5): e00201-12. https://doi.org/10.1128/mBio.00201-12

30. Диатроптов П.И., Кост Н.А., Иванов Е.М., Елистратов П.И. Об «испанской» болезни. Известия Народного комиссариата здравоохранения. 1919; (1): 7–16.

31. Bauer F., Vögele J. The «Spanish flu» in the German Army 1918 – the perspectives of physicians and generals. Medizinhist. J. 2013; 48(2): 117–52. (in German)

32. Наумов Е.О. Медико-санитарное состояние запасных частей 1-й армии Восточного фронта в Саранске во второй половине 1918 – начале 1919 г. Гуманитарий: актуальные проблемы гуманитарной науки и образования. 2018; 18(2): 161–9. https://doi.org/10.15507/2078-9823.042.018.201802.161-169

33. Перуанский А. Об «испанской» болезни. Известия народного комиссариата здравоохранения. 1919; (7–8): 32–3.

34. Прозрение рядового Шоя: Записки американского интервента, воевавшего с большевиками на Русском Севере. Родина. 2017. № 168. Available at: https://rg.ru/2017/07/31/rodina-shoy.html

35. Барминский. Организация помощи раненым в Архрайоне. В кн.: Съезд хирургов Красной армии Северного фронта с 20 по 25 октября 1919 г. Вологда; 1920: 15–6.

36. Отчеты о научных совещаниях врачей при Рижском военном госпитале. Врачебный вестник. 1921; (Январь– Март): 52-71. Available at: https://www.booksite.ru/vrach/1921_1.pdf

37. Иванов-Дятлов Ф.Г. Наблюдения врача на Кольском полуострове (11 января – 11 мая 1927). Ленинград; 1927.

38. Paynter S., Ware R.S., Shanks G.D. Host and environmental factors reducing mortality during the 1918–1919 influenza pandemic. Epidemiol. Infect. 2011; 139(9): 1425–30. https://doi.org/10.1017/S0950268811000367

39. Martini M., Gazzaniga V., Bragazzi N.L., Barberis I. The Spanish influenza pandemic: a lesson from history 100 years after 1918. J. Prev. Med. Hyg. 2019; 60(1): E64–7. https://doi.org/10.15167/2421-4248/jpmh3019.60.1.1205

40. Сизов С.Г. Эпидемическая ситуация в Белом Омске в 1918–1919 гг. и её влияние на повседневную жизнь горожан. В кн.: Кубанские исторические чтения: Материалы VIII Международной научно-практической конференции. Краснодар; 2017: 73–80.

41. Kawana A., Naka G., Fujikura Y., Kato Y., Mizuno Y., Kondo T., et al. Spanish influenza in Japanese Armed Forces, 1918–1920. Emerg. Infect. Dis. 2007; 13(4): 590. https://doi.org/10.3201/eid1304.060615

42. Исупов В.А. Население Сибири в условиях Гражданской войны (1918–1922 гг.). В кн.: Сборник статей Всероссийской научной конференции «Революционная Сибирь: истоки, процессы, наследие». Сургут; 2017: 191–202.

43. Мельниченко В.Ю. Интернационалисты. Трудящиеся зарубежных стран – участники борьбы за власть советов. М.: Наука; 1967.

44. Sanborn J. Imperial Apocalypse: The Great War and the Destruction of the Russian Empire. Oxford: Oxford University press; 2015.

45. Short K.R., Kedzierska K., van de Sandt C.E. Back to the future: lessons learned from the 1918 influenza pandemic. Front. Cell. Infect. Microbiol. 2018; 8: 343. https://doi.org/10.3389/fcimb.2018.00343

46. Oei W., Nishiura H. The relationship between tuberculosis and influenza death during the influenza (h2N1) pandemic from 1918–19. Comput, Math, Methods Med. 2012; 2012: 124861. https://doi.org/10.1155/2012/124861

47. Langford C.M., Storey P. Influenza in Sri Lanka, 1918–1919: the impact of a new disease in a premodern Third World setting. Health Transit. Rev. 1992; (2): 97–123.

48. Shanks G.D. Synergistic mortality caused by Plasmodium falciparum during the 1918 influenza pandemic. Am. J. Trop. Med. Hyg. 2015; 92(5): 941–2. https://doi.org/10.4269/ajtmh.14-0792

49. Ferriere F. Situation epidemique de la Russie. Int. Rev. Red Cross. 1922; 4(40): 273–83. https://doi.org/10.1017/S1026881200000039


Количество умерших от гриппа и пневмонии в октябре выросло в 3,5 раза

От гриппа и пневмонии в октябре умерло 2 тысячи человек. Это в 3,5 раза больше, чем за соответствующий период 2019 года (579). И рекордный показатель за последние 3 года.

Данные также не включают в себя отдельную группу людей, умерших из-за ковид (в октябре официально от коронавируса умерло более 4 тысяч человек).

ИзображениеДанные
Смертность в Украине от болезней органов дыхания
МесяцЯнварь 2018ФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрьЯнварь 2019ФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрьНоябрьДекабрьЯнварь 2020ФевральМартАпрельМайИюньИюльАвгустСентябрьОктябрь
Болезни органов дыхания1,2311,0951,3211,1471,0788638908558881,2281,1771,2331,7701,1501,0941,0761,1207809327947791,0859809281,2031,2011,1677747127407628851,2132,501
Грипп и пневмония5484836005104763954184294366195656359085175355025423964834184005795144586217056483843413794195297941,998

От болезней органов дыхания вообще в октябре умерло 2,5 тысячи человек. Это в 2,3 раза больше, чем в соответствующем периоде 2019 (1 085).

Общая смертность также выросла в этом месяце. В октябре в Украине умерло 59 047 человек, это на 18% больше — в сравнении с соответствующим периодом 2019 года.

ИзображениеДанные

Из-за того, что Госстат публикует данные по смертности с задержкой в два месяца, украинцы не могут реально оценить масштабы проблемы. Мы будем обновлять данные сразу, как служба статистики будет обнародовать показатели смертности.

Заслуженный врач рассказал, почему COVID-19 опаснее гриппа

ФОТО: ЮРИЙ ИНЯКИН / ПГ

COVID-19 — более опасная болезнь, чем грипп, о чём свидетельствуют данные смертности от пневмонии до и после появления эпидемии коронавируса в России. Об этом сказал «Парламентской газете» заслуженный врач Российской Федерации, член Комитета Совета Федерации по социальной политике Владимир Круглый.

Сенатор отметил, что статистика летальности непосредственно от коронавируса изначально была не совсем точной, так как не было единых подходов к расчётам. Сейчас появились чёткие инструкции составления статистики, но анализировать полученные данные можно будет спустя какое-то время.

Тем не менее сравнить опасность коронавируса с другими заболеваниями, которые способны вызвать пневмонию, например гриппом, можно уже сейчас, по другим признакам, сказал Круглый.

«Сравнить хотя бы, сколько у нас умерло людей в первое полугодие 2019 года и первое полугодие этого года, когда появился коронавирус, от пневмоний. Смертность выросла на 3,9 процента, а это для смертности серьёзные цифры», — отметил он.

К тому же летальный исход после заражения коронавирусом не всегда вызван пневмонией, добавил сенатор. «Очень много всяких нюансов. Там могут быть сосудистые патологии, почечные и так далее», — пояснил он.

Кроме этого, нужно учитывать, сколько коек в больницах в регионах сейчас занято пациентами, которые лечатся от коронавируса, добавил Круглый. «У нас в Орловской области на 13 октября 90 процентов коек, которые были выделены на коронавирусную инфекцию, были заняты. Поэтому, исходя из данных статистики, популяционных исследований, конечно, COVID-19 — это более опасное и серьёзное заболевание, чем грипп, и оно требует к себе большего внимания, хотя и грипп тоже никуда не делся», — отметил врач. 

Он пояснил, что эпидемия гриппа начнётся позже — подъём ожидается в ноябре — декабре, и нужно будет исследовать, какие взаимосвязи возникнут с эпидемией коронавируса, в том числе, как повлияет на возможность заболеть COVID-19 наличие у человека  прививки от гриппа, заключил сенатор.

Также Владимир Круглый рассказал «Парламентской газете», почему нужно носить маски перенесшим коронавирус людям.

С начала эпидемии на 16 октября в России выявлено 1 369 313 заболевших. 1 056 582 человека выздоровели, 23 723 пациента умерли. У молодых людей в 60 процентах случаев  COVID-19 протекает бессимптомно, рассказал ранее первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко.

«Люди боятся из-за вас, СМИ». Смертность от коронавируса — почти на уровне сезонного гриппа

  • Николай Воронин, Ольга Дьяконова
  • Би-би-си

Автор фото, EPA

Уже больше месяца внимание ведущих мировых СМИ приковано к последним новостям о китайском коронавирусе. По последним данным, за два месяца эпидемии его жертвами стали в общей сложности 1875 человек.

Из них только 86 погибли за пределами провинции Хубэй и лишь трое — за пределами Китая: в Японии, во Франции и на Филиппинах.

В то же время от обычного сезонного гриппа только в США с начала зимы скончалось более 10 тысяч человек. А в целом, по данным ВОЗ, каждый год сезонная эпидемия уносит от 290 до 650 тысяч жизней. В одной Англии ежегодно от гриппа умирает в среднем 17 тысяч пациентов.

Когда в 2009 году на юге Калифорнии началась вспышка свиного гриппа, только за первый год эпидемии жертвами вируса h2N1 стали по меньшей мере 150 тысяч человек, а по некоторым оценкам — более 500 тысяч.

Русская служба Би-би-си разбирается, насколько китайский коронавирус опасен на самом деле — и стоит ли его так уж бояться.

Уровень смертности

Конечно, определять опасность заболевания, сравнивая абсолютные цифры погибших, довольно бессмысленно. Тем же свиным гриппом в 2009-2010 году переболели, по разным данным, от 10 до 20% всего населения земного шара — и в этом контексте даже полмиллиона жертв вируса выглядят не очень устрашающе.

Сравнивать имеет смысл уровень смертности — то есть долю погибших относительно общего числа зараженных.

По статистике, глобальные эпидемии вроде свиного гриппа случаются в среднем раз в 25 лет и убивают 10-20 человек на каждые 100 тысяч инфицированных (0,01-0,02%).

Уровень смертности от китайского коронавируса на сегодняшний день кажется выше на два порядка: на первые 100 тысяч подтвержденных случаев инфекции придется около 2000 летальных исходов, то есть примерно 2%.

В целом различные исследования оценивают летальность Covid-19 на уровне от 0,5% до 4%.

Автор фото, EPA

Эти показатели вполне сравнимы с привычным сезонным вирусом. По словам профессора института эпидемиологии и микробиологии Виктора Зуева, «при сезонной гриппозной инфекции летальность бывает такой же или немного выше».

При этом, в отличие от коронавируса, обычный грипп крайне редко диагностируют в лабораторных условиях. А официальная статистика по Covid-19 учитывает только те случаи заражения, когда состояние пациентов ухудшилось настолько, что им потребовалась лабораторная диагностика.

Большинство экспертов уверены, что еще десятки тысяч зараженных коронавирусом не испытывали тяжелых симптомов и не обращались к врачу. А некоторые и вовсе не поняли, что болеют. Следовательно, «официальный» уровень смертности может быть сильно завышен.

В то же время не исключено, что он может оказаться и выше. Не будем забывать, что из 73 тысяч диагностированных пациентов вылечилось лишь около 18%, а оставшиеся 82% по-прежнему больны — и сколько из них в итоге выздоровеют, мы можем только гадать.

Хотя массовая вспышка любого заболевания поначалу почти всегда кажется более серьезной, чем по ее итогам — по той простой причине, что тяжелые случаи болезни привлекают к себе больше внимания.

Эпидемиолог из Гарварда Марк Липсич напоминает, что в первые месяцы эпидемии свиного гриппа h2N1 казалось, что от вируса умирает каждый десятый пациент. Пока не выяснилось, что подавляющее большинство зараженных переносили заболевание на ногах и даже не обращались к врачу. Когда эти случаи добавили в общую статистику, уровень смертности мгновенно упал до 0,1%.

Для сравнения, во время эпидемии SARS (атипичной пневмонии) в 2003 году уровень смертности составлял почти 10%; от вируса ближневосточного респираторного синдрома (MERS) умирает в среднем каждый третий. Так что по этому показателю Covid-19 сильно уступает своим предшественникам.

Так стоит ли бояться?

Еще один важный показатель опасности любой болезни — ее заразность, то есть скольких человек успевает заразить каждый носитель вируса. Даже тот, у кого заболевание протекает в легкой форме и без особых симптомов.

С этой точки зрения Covid-19 действительно опаснее сезонного гриппа. Если 10 больных «обычным» вирусом заражают в среднем еще 13 человек (заразность 1,3), то коронавирус, по подсчетам китайских медиков, распространяется быстрее: 10 носителей инфекции успевают заразить еще 22 здоровых человека (2,2).

На это обращает внимание главный вирусолог Института экспериментальной медицины Лариса Руденко, по мнению которой «вирус очень опасен для тех, кто находится в контакте».

Автор фото, AFP

«По-видимому, можно заболеть даже через системы вентиляции, как на лайнере в Японии. Там заболевшие не контачат, они никуда не выходят, но все равно заболевают, — отмечает вирусолог. — Когда был вирус SARS, то в Гонконге жителям верхних этажей по вентиляционным системам передалась инфекция от жителей нижних. Воздушно-капельная передача очень опасна».

Впрочем, уровень заразности SARS был чуть выше — около 3, а у вируса кори он и вовсе превышает 12.

Именно поэтому при подозрении на любое подобное заболевание так важно выдерживать карантин.

«Самое главное — это карантин, но люди не понимают этого. Когда люди уходят из карантина в Боткинской больнице — это безответственность перед обществом», — уверена Руденко.

В группу риска, как и при вспышке практически любой инфекции, попадают дети, пожилые люди, беременные женщины и люди с ослабленным иммунитетом и хроническими заболеваниями.

Однако, как отмечает почетный вице-президент РАЕН Виктор Зуев, в целом здоровым людям бояться коронавируса не стоит. Тем более в России.

«Люди боятся из-за вас, СМИ, — утверждает он. — Это заболевание, которое было вызвано новым вирусом — поэтому такая неожиданная была реакция. Его особенности — низкая летальность (2,5-3%), но при этом вирус очень заразителен».

По мнению профессора Зуева, очередная эпидемия коронавируса совершенно естественна и является «платой за те издержки благ цивилизации, которыми мы пользуемся».

«Мы стали чаще и дальше ездить, мы общаемся с огромным количеством людей — а это значит, что мы везем туда тот микробный багаж, которым мы богаты. Мы же с вами не стерильны — ни бактериологически, ни вирусологически, — объясняет он. — Но нам с вами [в России] не нужны ни маски, ни вакцины».

Смертность от гриппа в России и мире: по годам, месяцам, возрасту

Несмотря на то, что вирус гриппа давно стал достаточно привычным заболеванием, имеющим свою сезонность, все же он не так прост, как это может показаться с первого раза. Эпидемия Испанки унесла жизни существенного количества населения Европы в прошлых веках.

Сегодня заболевшие достаточно часто получают те или иные осложнения, которые могут оказаться смертельными, а могут приобретать скрытую форму, проявляя себя по истечении определенного промежутка времени. Это случается даже при обычном гриппе.

Но помимо этого неприятного момента, также существуют и умершие от вируса, по которым есть процентная статистика, как по разным странам, так и по России. Предлагаем с ней ознакомиться и провести среднестатистические сравнения разных типов вируса.

Разновидности и показатели

На сегодняшний день медиками и учеными зарегистрированы такие разновидности гриппа, как:

  • Серовариант А – часто меняющий антигенную структуру. Встречается повсеместно, наряду с сезонным распространением ОРВИ;
  • Серовариант В. Этот тип чаще всего вызывает эпидемии;
  • Тип С – атакует в основном детей в легкой форме;
  • Птичий – первоначально являлся классической болезнью птиц. Постепенно адаптировавшийся вирус стал заражать людей. Широкого распространения не получил, ограничившись незначительным пиком;
  • Свиной – такая же ситуация произошла и с этим подвидом. Правда, его ареал распространения и вовлеченность населения были гораздо выше, чем у птичьего. И по сей день он периодически проявляет себя теми или иными разновидностями;
  • Коронавирус – последняя инфекция, которая на сегодняшний день вызывает обеспокоенность у Всемирной Организации Здравоохранения, предполагающей развитие состояния пандемии, то есть контролируемой эпидемии.

А

Данный подвид проявляет сезонность. Но, благодаря ежегодной вакцинации количество заболевших людей, как в месяц, так и в год, особенно в неблагоприятный сезон, снижается. Хотя, данный тип гриппа чаще всего проходит определенные свои собственные этапы мутирования, которые не позволяют прививкам быть максимально эффективными.

Наиболее сложным считается подвид h3N2 или так называемый Азиатский. От него и осложнений, вызванных его течением, в мире за весь период распространения погибло более 2.000.000 человек.

В

Заболеваемость вирусом типа В также снижается. Периодически все же возникают вспышки, последняя наиболее максимальная пришлась на 2009 год. Именно в этот период в России было зафиксировано максимально количество смертей беременных женщин от этого вируса. Позже он так себя агрессивно больше не проявлял.

Так пиковыми годами для типа В подвида h2N1, стали периоды с 2009 по 2011 года, а также 2015 и 2016 года.

С

Является малоизученным подвидом. Чаще всего он распространяется одновременно с эпидемией вируса типа А. Поэтому подвержен тем же изменениям. Протекает в достаточно легкой форме не вызывая обширные осложнения. Реже протекает в средне–тяжелой форме.

D

Этот тип вируса выявляется только у крупного и мелкого рогатого скота. На сегодняшний день ученые не подтверждают передачу этого типа вируса от животных к людям.

Свинной грипп

Что касается свиного гриппа, то ситуация с ним была достаточно серьезной в мире. Этот тип h2N1 поразил 1.632.000 человек. За весь период от свиного вируса умерло 284.500 человек. Как видно, смертность превысила порог 17%.

Птичий грипп

Что касается птичьего гриппа, то всего в мире было зафиксировано 861 случаев заболевания с 450 летальными случаями. Как видно, смертность превысила порог в 50% в этом случае.

Коронавирус

Что касается статистики коронавируса, то ситуация на начало апреля выглядит следующим образом:

  • Общее количество заболевших на 11.02.2021 составляет более 107.898.698 зараженных.
  • Погибших из них более 2.366.830 человек. Выздоровевших – 79.229.966 человек.

Динамика смертности

Должно быть понятно, что смертности от гриппа подвергаются определенные категории лиц. К ним можно отнести:

  • Детей возрастом до 5 лет;
  • Пожилых людей старше 65 лет;
  • Лиц с наличием хронических заболеваний, в особенности таких как сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца (ишемия), гипертония и прочее;
  • Не привитую группу населения.

Но, все же несмотря ни на что, за последние 30 лет смертность, как и общая заболеваемость снизилась приблизительно в 2-3 раза. Самые значимые вспышки отражены в таблице.

По годам

Как видно из статистических данных, наиболее сложными с эпидемиологической точки зрения стали за последние 15 лет следующее года:

  • 2009, когда произошла вспышка именно свиного гриппа;
  • 2012 и 2013. В этот период свирепствовали MERS-CoV и H7N9;
  • Текущий 2020 год в  связи с вспышкой коронавируса.

По годам за последний период статистика выглядит следующим образом:

  • Так в 1996 году количество заболевших на 100.000 населения составляло 2.600 человек;
  • 1997 стал пиковым периодом, когда было зарегистрировано 5173 человека на каждые 100 тыс. населения;
  • Затем показатели начали снижаться и к 2001 году это число составило 1190, что более, чем в 4 раза меньше, чем еще 4 года назад;
  • Затем вспышка была зафиксирована в 2003 году. Количество заболевших составило 2416 человек на 100 тыс;
  • И после показатель стал уменьшаться. Начиная с 2005, вплоть до 2019 года, в среднем колеблется около 100 человек все на те же 100000 населения.

Что же касается смертности, то имеются следующие данные:

  • В 2017 году на 100.000 населения приходилось 32 умерших человека;
  • В 2018 году на 100.000 населения заболевших приходилось 26 летальных исходов;
  • За 2019 год на 100.000 населения заболевших приходилось 19 летальных исходов.

По месяцам

Что касается периода календарного года, когда наблюдаются максимальное количество смертей от гриппа и процент заболевших, то это традиционно период с ноября по март месяц.

Естественно, что смертность и пик заболеваемости несколько смещены в силу того, что причинами смерти при свином, птичьим, обычном гриппе являются достаточно часто именно осложнения, на развитие которых также требуется определенный временной промежуток.

По возрасту

Что касается возрастных показателей, то эта ситуация выглядит следующим образом:

  • В возрасте до двух лет с 2010 по 2016 год ситуация изменилась, но, к сожалению, в худшую сторону. Количество заболеваемости среди детей этого этапа жизни возросло с 27% до 42%.
  • С 3 до 6 выросло число заболевших несущественно – всего лишь с 34 до 36%.
  • У подростков ситуация выглядит коренным образом противоположно. Если в 2010 году число заболевших составляло приблизительно 28%, то в 2016 уменьшилось до 17%.
  • В возрастной категории взрослые, начиная с 15 лет, ситуация также улучшилась. Показатели заболеваемости сократились практически вдвое. Так, в 2010 году число заболевших составляло приблизительно 4%, тогда как в 2016 году сократилось до немногим более 2%.
  • Общее уменьшение произошло с 8% до 6% от общего количества населения.

Как видно из представленных статистических показателей, наиболее уязвимыми группами являются дети в возрасте до 6 лет. К тому же, родители реже их вакцинируют, что и вызывает такое число заболеваемости.

По полу

Что касается полового распределения, то здесь практически не наблюдается какая-либо специфическая градация.

Мировые показатели

Что касается мировых показателей стоит отметить, что в таких развитых странах, как, например, США ежегодно от гриппа и осложнений, связанных с этим заболеванием, умирает около 40.000 человек.

Если рассматривать статистику ВОЗ, то данные поражают еще больше. Ежегодно по данным организации жертвами вируса становятся 650.000 человек. Это количество летальных исходов – и оно впечатляет.

Как видно, ежегодная и ежедневная смертность заставляет принимать все новые и новые меры для снижения летальных исходов от гриппа. И эта проблема имеет масштаб мировой.

Прогноз

Что касается прогнозных данных, то ситуация выглядит следующим образом. Благодаря использованию вакцинации, медикам и ученым удается достичь существенного снижения заболеваемости сезонными вида А и В. Что же касается процента больных птичьим типом, то он имел пиковый характер в течение 1 года.

В последствии в России больше не был зафиксирован. Более тяжелыми последствиями обладал свиной грипп, который сегодня периодически мутирует, но проходит в более легкой форме, чем, например, в 2009 и 2010 годах.

Общее количество смертельных случаев от гриппа, в том числе сезонного мутирующего свиного и других видов, уменьшается. Этого удается достичь благодаря тому, что разрабатываются постоянно новые вакцины и препараты, которые способны существенно повлиять на смертность от вируса, снизив его негативное влияние на человеческий организм. Но, при этом периодически возникают все новые мутации и другие виды вирусов, которые несколько могут увеличивать уровень смертности в том или ином году.

НЕПРАВДА: В 2020 году от коронавируса никто не умер, потому что его не существует

Проверка фейков в рамках партнерства с Facebook

В сети распространяют сообщения о том, что мол пандемии коронавируса нет, ибо нет ни одного летального случая вследствие болезни. Зато все смерти – от гриппа и бактериальной пневмонии вследствие углекислого газа в масках. А вот ВОЗ следовало бы объявить пандемию из-за абортов, рака, алкоголя и курения, а не коронавируса.

 

Объясняем, что не так.

Во-первых, в 2020 году от COVID-19 умерло более 1,8 млн человек.

Во-вторых, относительно других упомянутых причин смертей не всегда есть официальная статистика за 2020 год. Впрочем среднегодовые показатели за предыдущие годы или совпадают с приведенными цифрами, или больше.

На изображении указаны источники — названия сайтов, — откуда авторы брали показатели смертей. И хотя цифры в основном совпадают с цифрами из официальных источников, статистику следует искать в первоисточниках, в случае смертей по миру — на сайте ВОЗ и связанных организаций. Статистику по регионам можно искать, например, на сайтах ECDC (ЕС, страны Европейской экономической зоны), Africa CDC (страны Африки), а по странам — на сайтах министерств здравоохранения или национальных служб здоровья конкретных стран, например, CDC (США), NHS (Великобритания).

От употребления табака ежегодно умирает свыше восьми миллионов. В то же время из них 7 млн ​​смертей вызваны прямым употреблением табака и около 1,2 млн – пассивным. Что касается алкоголя, то во всем мире ежегодно три миллиона смертей вызваны вредным употреблением алкоголя, что составляет 5,3% всех смертей. ВОЗ призывает людей сокращать употребление как алкоголя, так и табака.

В 2020 году от рака действительно умерло около 10 млн, больше всего — от рака легких (1,8 млн) и рака толстой кишки (953 тыс.).

По поводу абортов – за период с 2015 по 2019 годы в среднем ежегодно было сделано в безопасных и опасных условиях более 73 млн искусственных абортов. Это 39 искусственных абортов на 1000 женщин. В масштабе мира уровень абортов несколько уменьшился между 1990-1994 и 2000-2004 годами и с тех пор вернулся к уровню, который в последний раз наблюдался в 1990-х.

От гриппа в мире ежегодно умирает от 290 000 до 650 000 человек. В частности, смертность зависит от конкретного штамма вируса, который доминирует, насколько эффективно работает вакцина для защиты от определенного штамма и сколько людей было привито.

Однако сравнивать количество смертей по разным причинам и на основе этого делать вывод о серьезности болезни неправильно, об этом мы писали ранее в подобных материалах. Некоторые смерти, например, вызванные употреблением табака и алкоголя, можно было бы избежать изменением поведения и ведением здорового образа жизни. С инфекционными болезнями, которые передаются воздушно-капельным путем, как COVID-19, не все зависит от действий одного человека: соблюдение безопасного поведения одним человеком не гарантирует, что этот человек НЕ будут подвергать болезни других, которые не соблюдают безопасного поведения.

В свою очередь, ВОЗ публикует рекомендации по карантину. Принимать их во внимание или нет правительства стран решают самостоятельно, ведь ВОЗ не имеет правовых инструментов давления на органы власти того или иного государства.

Пандемия – это эпидемия, которая происходит по всему миру или охватывает большое количество территории, пересекая государственные границы и поражая значительное количество людей. ВОЗ также отмечают новизну болезни.

11 марта 2020 из-за того, что ранее неизвестный миру коронавирус распространился в мировом масштабе, ВОЗ объявила пандемию.

Напоминаем, что:

  • при условии соблюдения правил использования и общей гигиены маски вполне безопасны, их ношение не вызывает газовый ацидоз, стафилококковые инфекции;
  • SARS-Cov-2 выделили, а фотографии из-под микроскопа с изображением SARS-CoV-2 обнародовал Национальный институт аллергии и инфекционных болезней США;
  • заявления Эндрю Кауфмана о невыделенности коронавируса ложные, как и его заявления о том, что вакцина от COVID-19 генетически модифицирует людей;
  • ПЦР-тест определяет наличие ДНК или РНК конкретного вируса, то есть его генетический материал. Именно это позволяет отличить SARS-CoV-2 от других вирусов;
  • Керри Муллис, который изобрел метод «полимеразной цепной реакции», не говорил, что ПЦР-тестирование не стоит применять для выявления вирусов. Происхождение этого фейка прослеживается с неточного, выборочного цитирования статьи о ВИЧ и СПИД 1996 года, написанной даже не Муллисом, а Джоном Лауритсеном. Впрочем, Лауритсен не утверждает, что ПЦР-тесты не могут выявлять вирусы.

Статистика смертности во время эпидемии 1890 года в Индиане

Резюме

Общие сведения

Российский грипп, начавшийся в конце 1889 года, давно признан крупной глобальной эпидемией, однако имеющиеся статистические данные о заболеваемости и смертности не были полностью изучены с использованием историко-эпидемиологический инструментарий. Это исследование случаев и смертей в Индиане в течение длительного периода времени, связанного с российским гриппом, является первой научной попыткой определить число жертв этой вспышки гриппа в широком региональном тематическом исследовании в США.

Методы

Источники для этого исследования включают исторические записи переписи населения США, годовые отчеты Совета здравоохранения штата Индиана и объявления о смерти, опубликованные в газетах. Имеющиеся доказательства анализируются с использованием исторических и эпидемиологических методов для определения согласованности категорий отчетности, точности записей о смерти и применимости современных категорий для измерения смертности.

Результаты

За 3 года во время и после вспышки «русского гриппа» в январе 1890 года в штате Индиана около 3200 человек умерло именно от этой болезни, в то время как в общей сложности 11 700 человек умерли от гриппа и других респираторных заболеваний.Эти результаты подтверждают, что чрезвычайно широко распространенный грипп способствовал более высокому, чем обычно, уровню смертности, вызывая дополнительные смертельные случаи в связанных категориях, особенно пневмонии и других респираторных заболеваниях.

Выводы

Более надежный и тщательный анализ заболеваемости и смертности во время российского гриппа, основанный на систематическом и критическом обзоре местной, региональной и национальной статистики, может дать современное понимание долгосрочной истории эпидемий гриппа.

Ключевые слова: эпидемия, эпидемиология, история, грипп, смертность

1. ВВЕДЕНИЕ

26 января 1890 года газета Indianapolis Journal отметила «устойчивый рост смертности в городе за последние 4 недели. ” 1 Фактически, еженедельное количество смертей удвоилось с 28 в начале месяца до 55 на предыдущей неделе. Сообщалось, что «единственной причиной» этого «внезапного увеличения» был грипп «и его различные осложнения.Из 169 смертей, зарегистрированных в январе, более 20% «были вызваны осложнениями гриппа». В дополнение к этим количественным показателям в статье был приведен список жертв, большинство из которых с указанием возраста и адреса, классифицированных как «умершие от простых и тяжелых случаев гриппа».

Одной из перечисленных жертв был Джон Бусси, владелец салуна, который умер в возрасте 62 лет 2 января 1890 года. Тем не менее, смерть этого человека и то, как о ней сообщалось в газете, иллюстрируют, насколько проблематично подсчет смертей от гриппа даже на уровне отдельные жертвы.3 января журнал Indianapolis Journal сообщил, что Бусси умер в своем доме «от того, что должно было быть гриппом», после того, как «страдал от этого расстройства в течение нескольких дней». 2 Но в этой же статье смерть Бусси использовалась для того, чтобы выделить дебаты среди «местных врачей относительно того, действительно ли la grippe может требовать каких-либо жертв в городе; некоторые считали, что в штате еще не было зарегистрировано ни одного случая заболевания». Последняя позиция была подтверждена коронером округа Мэрион д-ром Т.А.Вагнер: «Я готов выложить полсотни долларов, чтобы в городе не было ни одного случая. Те врачи, которые утверждают, что у них есть пациенты, страдающие этим, ошибаются только в своем диагнозе ».

Хотя эти газетные статьи иллюстрировали растущую осведомленность о необычном количестве случаев гриппа и смертей, Годовой отчет Совета здравоохранения штата Индиана показал, что общее число смертей в январе 1890 года было на самом деле довольно стабильным по сравнению с предыдущими годами (рисунок). 3 , 4 , 5 , 6 , 7 , 8 , 9 , 10 Всего 1386 смертей в январе 1890 г. было всего на 2% выше, чем в среднем за январь для 1883‐1889 гг.Как будет подробнее рассмотрено ниже, эти цифры Департамента здравоохранения, хотя и являются подробными, представляют лишь половину от общего числа смертей в штате.

Индиана, Смертность от всех причин, январь 1883–1889 гг. 3 , 4 , 5 , 6 , 7 , 8 , 9 , 10

Эти три примера: смерть Джона Басси, газетная статья, привлекающая внимание к увеличению общего числа смертей, и статистические данные, сравнивающие последующие годы, — иллюстрируют как проблемы, так и важность определения фактических последствий любой вспышки заболевания, но особенно эпидемии гриппа.Этот анализ фокусируется на напряженности, заложенной в этих трех отчетах, поскольку уверенность (и отрицание), выраженная врачами и представителями здравоохранения в отношении смерти Бусси, можно сравнить с более паническим тоном газетной статьи, привлекающей внимание к внезапному изменению числа смертей, даже несмотря на то, что долгосрочная перспектива, содержащаяся в годовых отчетах, предполагает, что эти опасения, возможно, были преувеличены.

Понимание количества случаев заболевания и смертей во время эпидемии, начавшейся в 1890 году, имеет большое значение, потому что эта вспышка является одной из крупнейших эпидемий гриппа за последние два столетия, произошедшей в тот момент, когда врачи и должностные лица признали естественную статистику естественного движения населения инструментом улучшения общественного здоровья. здоровья, но все еще разрабатываются методы измерения заболеваемости и смертности.Этот подход использует уникальный подход к исторической эпидемиологии, исследуя все доступные данные о случаях заболевания и смерти в пределах определенного географического пространства. Изучение исторических эпидемий сталкивается со многими из тех же проблем, что и современные усилия по документированию смертей, связанных с гриппом, включая важность различения избыточной смертности во время тяжелых вспышек от типичной смертности, вызванной сезонным гриппом, отсутствие надежных тестов, подтверждающих грипп как причину смерти. для отдельных лиц — возможность основных структурных причин влиять на уровни смертности и важность подсчета смертей, для которых грипп может быть ассоциированной, но не прямой причиной смерти.Эти проблемы интерпретации очевидны в разнообразной терминологии, используемой в текущих исследованиях, включая смертность от гриппа, смертность от респираторных и сердечно-сосудистых заболеваний или пневмонии и гриппа, а также случаи гриппоподобных заболеваний. 11 , 12 , 13 , 14 , 15 , 16 Учитывая эти проблемы, которые еще более сложны для исторического исследования, эта статья объединяет широкий спектр общедоступных данных о заболеваниях и смертей, в том числе переписи населения США 1890 г. (доступна в Бюро переписи населения США), ежегодные отчеты Совета здравоохранения штата Индиана (доступны в библиотеке Hathi Trust) и статьи о смертности и отдельных жертвах в газетах (доступны в коллекциях цифровых газет).

Цель этого исследования заключалась в том, чтобы внести свой вклад в научные исследования по заболеваемости и смертности во время эпидемии гриппа 1890 года, опираясь, таким образом, на исследования, которые документируют уровни смертности во время исторических эпидемий. В то время как большинство исследований российского гриппа сосредоточено на распространении болезни, реакции медицинских властей и культурном опыте эпидемии, 17 , 18 , 19 , 20 , 21 , 22 несколько попыток измерить влияние эпидемии основывались на ограниченном количестве статистических отчетов, составленных в основном из крупных городов, которые затем обобщались, чтобы сделать более широкие утверждения. 23 , 24 , 25 , 26 В этом исследовании, напротив, исследуются все доступные свидетельства для конкретного региона, а также признается необходимость критически относиться к происхождению, природе и последствиям статистическая информация, собранная во время и после эпидемии, для лучшего понимания как этого исторического примера, так и более широких проблем эпидемиологии гриппа. Этот подход демонстрирует важное сходство с испанским гриппом почти три десятилетия спустя, включая быстрое распространение болезни и неожиданное влияние на показатели смертности, а также признание гораздо более высоких показателей смертности, которые начались осенью 1918 года. 24 , 25 , 26 , 27 , 28 , 29 , 30

Индиана выбрана для этого тематического исследования, потому что население США было широко репрезентативным, а также потому, что данные позволяют проводить вдумчивый анализ случаев гриппа и смертей. Согласно переписи 1890 года, Индиана была восьмым по численности населения штатом с населением чуть менее 2,2 миллиона человек, что составляет 3,5% от 62-миллионного населения США. 31 Индиана заняла десятое место в США по общему количеству смертей, согласно переписи 1890 года, и тридцать третье место по уровню смертности, с гораздо более низким уровнем (11,03 смертей на 1000 населения), чем штаты с более многочисленным населением. восточное побережье, но в целом аналогично штатам, также расположенным в этом регионе страны (рисунок). 32 Учитывая эти закономерности, Индиана может служить репрезентативным примером со значительной численностью населения и уровнем смертности, сопоставимым с аналогичными по размеру и расположением штатами.

Смертность, все причины, по сравнению с Индией, перепись 1890 г. 32

Грипп фигурирует как причина смерти только в одной таблице переписи 1890 г. со статистикой по всем штатам: Таблица 18, которая включает «La Grippe» как одна из 137 конкретных причин, перечисленных в алфавитном порядке, но не сгруппированных по каким-либо классификациям, за год переписи, который начался 1 июня 1889 г. и закончился 31 мая 1890 г. 32 Согласно этой таблице, 630 смертей были связаны с гриппом в Индиане , по сравнению с 12 957 смертельными случаями в США.В Индиане на грипп приходилось 2,6% всех смертей при уровне смертности 0,29 смертей на 1000 населения. В США на грипп приходилось 1,5% всех случаев смерти при уровне смертности 0,21 случая на 1000 населения. Что касается как процента всех смертей, так и уровня смертности, на грипп в Индиане приходилось пропорционально больше смертей, чем в США в целом.

В отчетах Совета по здравоохранению штата Индиана указано другое число для общего числа смертей во время эпидемии. 10 Штат сообщал о смертях по финансовым годам, поэтому в годовом отчете за 1890 год «Ла Грипп» приписал 388 смертей с 1 октября 1889 года по 30 сентября 1890 года, включая пиковые недели эпидемии с января по март 1890 года.Кроме того, в Годовом отчете за 1890 г. две смерти были приписаны гриппу, который указан отдельно от «La Grippe». За год переписи, с 1 июня 1889 г. по 31 мая 1890 г., объединенные статистические данные из годовых отчетов за 1889 и 1890 гг. Указывают на 343 случая смерти от гриппа. 10 , 33 Наконец, в течение 1890 календарного года объединенные статистические данные из отчетов 1890 и 1891 годов показали 403 случая смерти от гриппа. Все четыре числа — 343, 388, 403 и 630 — являются задокументированными ответами на вопрос: сколько людей умерло в Индиане от гриппа во время эпидемии 1890 года?

Наиболее очевидным объяснением разницы между более высоким числом переписей и более низкими итоговыми показателями штата является тот факт, что статистические данные Департамента здравоохранения, по общему признанию, были неполными.Согласно Годовому отчету за 1890 год, окружные медицинские работники не сообщают о половине случаев смерти. 10 Фактически, сравнение за год переписи показывает, что на статистику Совета здравоохранения приходилось лишь 62% смертей, зарегистрированных в переписи. Это соотношение было постоянным для респираторных заболеваний, включая грипп (54%), туберкулез (55%), пневмонит (58%) и бронхит (60%). В этом смысле общая сумма переписи населения США фактически подтверждена Государственным советом здравоохранения, даже несмотря на то, что он сообщил лишь о половине числа смертей.

Тем не менее, проблемы подсчета смертей от гриппа начались на уровне отдельных жертв, как показывает приведенный выше пример Бусси. В некрологах в газетах и ​​сообщениях о смерти иногда упоминается грипп или грипп как основная причина смерти: Джейкоб Кифер «умер от гриппа после двухдневной болезни», Минни Арнольд умерла от гриппа, а Джон Вуд умер «от старости и гриппа». грипп «после болезни» в течение некоторого времени. 34 , 35 , 36 , 37 В других случаях грипп или грипп ассоциировался с другим заболеванием.Роберт Бенс умер от «осложнения гриппа и пневмонии», Кэрри Гарнетт, афроамериканка, умерла от «хронического бронхита и гриппа», Чарльз Ховард, менее двух лет, умер от «воспаления мозга и гриппа. »И Джесси Бёрдетт« умерли от сердечного приступа а-ля грипп ». 38 , 39 , 40 Смерть этих людей, о которой сообщается в газетах, иллюстрирует как человеческие потери, связанные с этой болезнью, так и сложность определения причины смерти способами, которые обеспечивают значимую и последовательную основу для количественного анализа. .

В то время как причина смерти иллюстрирует двусмысленность категорий отчетности, внезапный всплеск смертности, приписываемой гриппу (Рисунок) 10 , был очевиден в то время наблюдателям и впоследствии подтвержден Советом здравоохранения штата. Согласно ежемесячным отчетам штата, на всплеск смертности от гриппа в первые 3 месяца 1890 года приходилось более двух третей смертей от этой причины в течение всего года. К сожалению, поскольку Государственный совет здравоохранения начал регистрировать случаи смерти в Ла-Гриппе только после вспышки в январе 1890 года, невозможно провести прямые сравнения с этой причиной смерти в предыдущие годы.

Смертей в Ла-Гриппе в Индиане, годовой отчет за 1890 год 10

Восприятие эпидемии гриппа как существенно другого момента в общественном здравоохранении было проиллюстрировано в первом разделе Годового отчета Совета по здравоохранению за 1890 год, опубликованного ближе к концу. года: «Во второй половине прошлого года и в начале этого года La Grippe или русский грипп появился и охватил весь штат». 10 В отчете говорилось, что, хотя «смертность, напрямую связанная с болезнью, была сравнительно небольшой», многие жертвы находились «в таком ослабленном состоянии, что многие смертельные случаи произошли в результате последствий нападения.В отчете, однако, признается, что попытки «получить полную статистику относительно болезни» не увенчались успехом, отчасти потому, что немногие врачи фактически вели учет случаев или смертей, что привело к следующему выводу: «Сообщается только о 400 смертельных исходах. это причина, число которой, несомненно, слишком мало, но точное число неизвестно ». 10

Отчеты окружных медработников служат дополнительным доказательством важности, но также и трудностей измерения воздействия эпидемии. 10 Из 36 отчетов, опубликованных Советом здравоохранения штата за 1890 г. (более одной трети всех округов), 30 конкретно упоминали эпидемию Ла-Гриппа. Во многих отчетах о состоянии здоровья в округах признаются необычные масштабы и даже серьезность эпидемии, что часто выражается в ярких образах. Д-р В. Х. Грегг, секретарь Совета здравоохранения округа Файетт, сообщил, что «грипп (la grippe) зимой 1889 и 1890 годов» имел эпидемические характеристики: «распространялся от океана к океану и распространялся с континента на континент, как холодная волна. , наводившее на нас мрачный трепет на несколько дней, не оставляя почти никаких следов разрушительных действий, за исключением последствий нескольких хронических случаев туберкулеза или ревматического диатеза.Доктор У. В. Уайлс, санитарный врач округа Оуэн, дал красочное описание «разрушительного действия этого нового врага человеческого семейства, la grippe», которое впервые появилось в ноябре 1889 г .:

В течение первых трех месяцев только один пострадала небольшая часть населения, но в течение следующих трех месяцев полностью пострадали четыре пятых людей всех классов. Он приближался к своим жертвам, как правило, без предупреждения или предупреждающих симптомов и падал ниц так бесцеремонно, как опытный мешок с песком падал на запоздалого и утомленного пешехода.

Это ощущение широко распространенной эпидемии соответствовало резким, хотя и неточным, заявлениям о доле или количестве жертв: 80% населения в округах Оуэн и Уоррик, «большинство населения» в округе Генри, « подавляющее большинство »в округе Типпекано,« повсюду »в округах Бун и Ньютон,« почти повсеместно »в округах Костюско и Патнэм,« почти все заболели этим »в округе Фултон и« довольно много »в округе Джей. Напротив, во многих меньших количествах эпидемия описывалась как имеющая лишь ограниченный эффект.В округе Лейк «было зарегистрировано очень мало случаев» La Grippe «; большинство из них выздоровели ». В округе Рипли «эпидемия гриппа, хотя и вовлекла многих в свои злые тиски, но исчезла, не причинив большого ущерба общественному здоровью».

Всего четыре отчета о состоянии здоровья округа включали конкретную информацию о количестве жертв: «почти триста случаев гриппа» в округе Адамс, 3461 случай в округе Хендрикс, 3000 случаев в округе Клинтон и 7396 случаев в округе Уэйн. Данные переписи 31 позволяют рассчитать очень широкий диапазон показателей заболеваемости на 1000 населения: 14.87 в округе Адамс, 109,61 в округе Клинтон, 160,99 в округе Хендрикс и 196,56 в округе Уэйн.

Отчетность о смертях предлагала аналогичную комбинацию ограниченных числовых данных вместе с широкими утверждениями, причем последние неизменно заявляли о низких уровнях смертности. В округе Монтгомери, «несмотря на количество людей, пораженных этой болезнью, смертность была низкой». В округе Портер грипп вызвал «очень мало смертей, если таковые вообще были». В округе Уитли «в подавляющем большинстве случаев болезнь протекала в очень легкой форме; действительно, было зарегистрировано очень много случаев, которые не требовали никакого лечения, и лишь несколько смертей были связаны с этим заболеванием.”

Отчеты о состоянии здоровья округа подтвердили данные отдельных жертв, упомянутых выше, о более высоком уровне смертности при осложнении другими состояниями здоровья. Доктор Дж. Ф. Бекнер заявил, что грипп был «повсеместным» в округе Ньютон: «Но во время его распространения произошло несколько случаев смерти, но он стал причиной многих смертей по всему округу из-за пробуждения латентных болезней, таких как туберкулез и ревматизм, и несколько случаев безумия, вызванных гриппом. Секретарь Совета здравоохранения округа Патнэм Г.У. Бенс представил подробный отчет о воздействии эпидемии:

Немедленный уровень смертности был небольшим для такой серьезной и всеобщей эпидемии, но отдаленные последствия все еще ощущаются. Возникло множество случаев начинающегося туберкулеза; следовательно, число смертей от туберкулеза увеличивается, и у многих людей система оставалась настолько ослабленной, что приступы наиболее распространенных болезней принимали более тяжелый характер и их было труднее контролировать.

Сотрудник здравоохранения округа Виго Лео Дж.Вайнштейн не приписал гриппу смертей, «насколько я знаю», но добавил следующее уточнение: «Конечно, многие умерли во время эпидемии от других причин, которые иначе не были бы таковы».

Несколько отчетов графств, в которых приводятся статистические данные о количестве смертей, дают важную информацию о последствиях эпидемии. В округе Хендрикс 3461 случай закончился всего 26 смертельными случаями, и «большинство из них страдали хроническими заболеваниями». В округе Клинтон зарегистрировано четыре случая смерти от гриппа и еще четыре смерти от «болезней, осложненных гриппом».В графстве Лагранж грипп стал причиной двух или трех смертей из более чем семидесяти смертей от всех причин. В округе Уайт «прямо или косвенно, возможно, дюжина смертей была вызвана вышеуказанной болезнью, и ее последствия все еще ощущаются многими». В округе Рэндольф семь смертей были связаны с гриппом, а три — с гриппом, что составляет 8% всех смертей.

Предоставляют ли отчеты округа основу для оценки числа жертв гриппа в Индиане? Ответ и, следовательно, надежность зависят от того, какие числа используются для оценки.Используя зарегистрированный показатель для округа Уэйн, каждый четвертый, можно предположить, что более 500 000 человек в Индиане пострадали от гриппа в начале 1890 года. Использование отчетов из других графств даст совершенно разные оценки количества случаев: Уровень заболеваемости 14,87 Сообщение из округа Адамс указывает всего на 32 000 жертв, тогда как показатель 160,99 в округе Хендрикс указывает на 354 000 жертв. Если бы 80% населения были больны (показатель, предполагающий, что «почти все» больны, а болезнь была «почти универсальной», общее число жертв могло бы составить 1.75 миллионов.

Учитывая этот диапазон потенциальной заболеваемости, оценки коэффициента летальности (CFR) будут столь же непоследовательными и, следовательно, в основном ненадежными. Если бы грипп стал причиной 630 смертей в штате из примерно 500 000 заболевших (относительно консервативная оценка — четверть больных), CFR составил бы 0,13%. В округе Хендрикс, где представлены очень конкретные цифры, 26 смертей из 3461 случая приводят к летальному исходу 0,75%. В округе Адамс, где также представлены конкретные цифры, 8 смертей из 300 случаев приводят к летальному исходу, равному 2.67%, что в двадцать раз выше государственной расчетной ставки. Эти оценки согласуются с утверждениями о том, что широко распространенное заболевание способствовало увеличению общего числа смертей, даже если в этих других исследованиях не предпринимались попытки вычислить показатели летальности путем тщательного изучения данных о смертности, как это сделано здесь. 23

Как признали несколько медицинских работников, а также отдельные случаи смерти, зарегистрированные в газетах, упомянутых выше, смерти, приписываемые конкретно la grippe, представляют собой лишь небольшую часть смертей, связанных с эпидемией.Статистика Департамента здравоохранения показывает, что смертность от гриппа в сочетании с другими респираторными заболеваниями резко выросла в первые 3 месяца 1890 года (рисунок). 10 Количественные данные подтверждают наблюдения окружных медработников о том, что происходят драматические изменения, даже если они не хотели указывать точное количество случаев или смертей.

Индиана, Смерти от Ла Гриппа и респираторных заболеваний, Отчет 1890 г. 10

Тем не менее, любая историческая интерпретация эпидемии гриппа 1890 г. также требует рассмотрения событий в последующие годы.Фактически, число смертей после вспышки действительно увеличилось: 409 в 1891 г. и 1152 в 1892 г. Период эпидемии 1890 г. (127 смертей зарегистрировано в феврале 1890 г.) по сравнению с последующими месяцами, в пяти из которых было зарегистрировано больше смертей: апрель 1891 г. (132), декабрь 1891 г. (136), январь 1892 г. (477) и февраль 1892 г. (228). Общее количество смертей в январе 1892 года было почти в семь раз выше, чем 77 смертей, зарегистрированных в январе 1890 года.Рисунок, объединяющий смертность от пневмонита и гриппа, подтверждает, что количество смертей, связанных с гриппом, в начале 1892 г. превысило общее число за 1890 г. Эти закономерности соответствовали отчетам из других регионов, которые также указывали на увеличение общего числа смертей от причин, связанных с гриппом в 1891 и 1892 годах. 24 , 26

Индиана, Ла Грипп Смертность ежемесячно, с октября 1889 по сентябрь 1893 г. 10

Смертность от La Grippe и пневмонита, октябрь 1889 г. — сентябрь 1893 г. 10 , 33 , 41

Ссылка в отчетах о состоянии здоровья округа Фултон на случаи смерти среди «престарелых и немощных» привлекает внимание к распределение смертей по возрастным категориям.Как показано в таблице, смертность от гриппа в период, начавшийся в 1890 г., в целом соответствовала модели, наблюдаемой в предыдущие годы (и все еще очевидной сегодня), с самыми высокими показателями смертности среди детей до 10 лет и пожилых людей. 26 Показатели смертности взрослых в возрасте 20-50 лет за эти 5 лет практически не изменились. Согласованность этих закономерностей является дополнительным доказательством восприятия гриппа как относительно легкого, поскольку увеличение общего числа смертей произошло в основном в рамках установленных категорий.

Таблица 1

Коэффициенты смертности по возрастным группам, респираторным заболеваниям и гриппу, 1888–1892 9 , 10 , 33 , 41

9028 9028 9028 9028 9028 9028
Год <10 лет 10 ‐20 лет 20‐30 лет 30‐40 лет 40‐50 лет 50‐60 лет 60‐70 лет > 70 лет
1888 1,35 0,36 0,51 0.65 1,01 1,30 2,98 6,77
1889 1,32 0,23 0,27 0,39 0,47 9028 9028 9028 9028 9028 0,26 0,47 0,57 0,68 1,12 2,10 5,88
1891 1,36 0,26 0.41 0,53 0,68 1,01 2,62 5,88
1892 1,39 0,28 0,59 0,76 9028 9028 9028 9028 9028 9,11 Хотя общее число смертей и особенно число смертей, связанных с гриппом, резко возросло весной 1891 года и еще больше возросло в начале 1892 года, окружные советы здравоохранения не выразили особой озабоченности по поводу этого заболевания.Из более чем пятидесяти отчетов округов, включенных в отчет за 1891 год, только в четырнадцати упоминался грипп, что вдвое меньше, чем сообщалось по этому заболеванию годом ранее, когда болезнь была чем-то неожиданным. 33 Год спустя, в отчете за 1892 год, только треть окружных медработников указали на грипп, хотя 811 смертей от этой единственной причины были в три раза выше, чем за 1890 год. 41 Похоже, что окружные медицинские работники, так же, как газетные репортеры и широкая общественность, сочли новую вспышку болезни более убедительной, чем ожидавшаяся, даже если и более смертоносной.

Учитывая эти закономерности, легко сделать вывод, что окружные советы здравоохранения слишком остро отреагировали, когда описали широко распространенные последствия гриппа в начале 1890 года. Однако количественные данные также подтверждают, что у медицинских работников были причины для беспокойства. Как показано на рисунке, на котором число погибших в январе 1890 г. сравнивается с таким же общим числом в январе 1889 г. для крупнейших округов штата (для обеспечения значимых сравнений), две трети зарегистрировали больше смертей, чем годом ранее, и во многих округов, общее количество удвоилось, утроилось или больше. 9 , 10 Но в нескольких крупных округах, в том числе в округе Мэрион, где находится Индианаполис, в январе 1890 г. было зарегистрировано меньше смертей, чем за тот же период годом ранее, что объясняет, почему общие показатели смертности в Индиане практически не изменились, а только увеличились. 1% от 1379 смертей в январе 1889 г. до 1395 смертей в январе 1890 г.

Январь 1890 г. Смертность в процентах от числа смертей в январе 1889 г., для крупнейших округов 9 , 10

Дополнительные доказательства важности понимания контекста, в котором статистические данные были собраны, сообщены и оценены, особенно когда дело дошло до очень высокого уровня смертности, что можно увидеть по структуре смертей от всех причин в Индианаполисе за 6-месячный период (рисунок). 42 26 января 1890 г., Indianapolis Journal , цитируемая выше статья была опубликована в момент резкого скачка смертности — таким образом, точная ссылка на «внезапный рост» — тем не менее, на следующей неделе смертность внезапно начала снижаться, упав до минимума. в неделю — 31. Последующие 5 недель показали значительные колебания, но не значительный рост. Когда в марте 1890 года уровень смертности снова резко вырос, что, возможно, указывает на то, что некоторые жертвы перенесли второе начало болезни, достигнув общей суммы, фактически превышающей пик в январе, это не вызвало каких-либо явных опасений, поскольку та же газета ссылалась на рост потребления. смертей, но без дальнейших комментариев. 43 Одним из значительных вкладов исторической эпидемиологии является размещение как статистических данных, так и интерпретирующих утверждений в более широком контексте, таким образом признавая различие критических моментов и помещая их во взаимосвязь с долгосрочными моделями. Для редакторов журнала Indianapolis Journal и окружных медработников было вполне уместно прокомментировать необычный характер эпидемии Ла-Гриппа, даже несмотря на то, что их собственная статистика может использоваться для определения того, как эти пиковые моменты связаны с более широкими закономерностями.

Смертей, Индианаполис, Weekly, ноябрь 1889 г. — май 1890 г. 42

Основываясь на приведенных выше доказательствах и критическом анализе надежности, согласованности и точности, разумно оценить, что в Индиане в течение трех лет, начиная с января 1890 г. около 3200 человек умерли от гриппа и 11 700 человек умерли от гриппа и других респираторных заболеваний. Эти оценочные итоговые значения рассчитываются с использованием количества смертей, зарегистрированных Государственным советом здравоохранения с января 1890 по декабрь 1892 года для категорий заболеваний Респираторные (все) и La Grippe (перечисленные в разделе Miasmatic), с поправками, учитывающими, что записи штата включали чуть более одного половина (62%) смертей, зарегистрированных переписью. 10 , 32 , 33 , 41

Эти оценочные итоговые значения показывают коэффициент смертности на 1000 человек населения от только гриппа 0,30 (1890 г.), 0,41 (1891 г.) и 0,75 (1892 г.), а также от гриппа‐ сопутствующие смерти 1,56 (1890 г.), 1,64 (1891 г.) и 2,15 (1892 г.). Эти показатели согласуются с общими оценками для европейских стран, таких как Франция (1,6) и Германия (1,3), смертей от «гриппа и его осложнений» на 1000 человек во время и после первоначальной вспышки. 26 Применение ставок Индианы к 62 миллионам населения США дает оценочное число жертв гриппа чуть менее 100 000 и респираторных заболеваний и жертв гриппа более чем 300 000 за эти 3 года. Эти оценки также предполагают, что число жертв гриппа увеличивалось в 1891 и 1892 годах, но спорадически, не вызывая такой же тревоги, как в первые месяцы 1890 года, когда «Ла Грипп», или русский грипп, распространился по всему штату.

Общее количество смертей, связанных с гриппом в начале 1890-х годов, никогда не достигало уровней, которые были бы во время испанского гриппа, когда грипп и пневмония унесли более 17 000 жизней в Индиане в 1918 и 1919 годах, что составляет более одной пятой всех смерть от всех причин. 29 , 30 Тот факт, что показатели смертности по возрастным категориям оставались в пределах ожидаемых показателей в 1890 году, представляет собой еще один важный контраст с испанским гриппом 1918 года, когда показатели смертности неожиданно выросли среди возрастных групп от 20 до 40 лет. 27 Однако, как показало это исследование, значительное увеличение смертности от гриппа, начавшееся в 1890 году, важно для понимания как более поздних, более смертоносных, эпидемических, так и текущих перспектив эпидемиологии в отношении заболеваний, связанных с гриппом, которые остаются среди десяти наиболее значимые причины смерти, несмотря на постоянное восприятие гриппа как не особо опасного. 13 Чем больше эксперты, врачи и общественность узнают о предыдущих эпидемиях, утверждается в этом исследовании, тем с большей вероятностью будущие вспышки будут встречены с обоснованным восприятием и фактическими знаниями.

Эта оценка количества смертей на национальном уровне предполагает, что показатели смертности среди других групп населения в целом аналогичны показателям смертности в Индиане, как сообщает Совет по здравоохранению и критически интерпретируется в этом исследовании. Лучший способ проверить эту оценку для США и в глобальном масштабе — это провести столь же подробное и критическое исследование отчетов национальных департаментов здравоохранения, региональных, государственных и муниципальных советов здравоохранения, газет и медицинских журналов по всему миру. широкий географический охват, чтобы более точно ответить на важный исторический и эпидемиологический вопрос о том, сколько смертей произошло в результате эпидемии гриппа в России.

ЕРБ ВОЗ | Бремя гриппа

В зимние месяцы сезонный грипп может заразить до 20% населения, в зависимости от циркулирующих вирусов, и вызвать значительную смертность. Недавнее исследование показало, что во всем мире до 650 000 человек ежегодно умирают от респираторных заболеваний, связанных с сезонным гриппом, и до 72 000 из этих смертей происходят в Европейском регионе ВОЗ.

Хотя общепризнано, что грипп оказывает значительное экономическое воздействие в виде затрат на здравоохранение и потери рабочего времени, странам часто бывает сложно оценить полное экономическое воздействие заболеваемости и смертности от гриппа.Кроме того, бремя гриппа будет меняться из года в год в зависимости от того, какие вирусы циркулируют и какие люди поражены.

Некоторые из проблем оценки бремени болезни включают:

  • трудность отличить грипп от других респираторных заболеваний без хороших лабораторных исследований;
  • тот факт, что большая часть заболеваемости и смертности от гриппа вызвана осложнениями и инфекциями, не уникальными для гриппа, многие из которых могут не отражаться в данных эпиднадзора за сезонным гриппом; и
  • неполных и некачественных данных эпиднадзора, на основании которых делаются оценки.

Следовательно, существует потребность в надежных национальных оценках бремени гриппа, чтобы:

  • обеспечить лучшее понимание воздействия гриппа, особенно в уязвимых сообществах или подгруппах, таких как маленькие дети, люди 65 лет и старше, беременные женщины и люди с заболеваниями;
  • принимать информированные, основанные на фактах решения при распределении ограниченных ресурсов (например, для приобретения противогриппозных вакцин) и при планировании стратегий вмешательства для ограничения распространения гриппа и минимизации связанных с ним затрат; и
  • оценивают влияние вмешательств (например, расходы, связанные с заболеванием, и скрытые расходы, предотвращенные вакцинацией против гриппа).

ЕРБ ВОЗ поддерживает текущие усилия по снижению заболеваемости и смертности, связанных с гриппом, путем усиления эпиднадзора за легким и тяжелым гриппом и оказания странам помощи в использовании этих данных эпиднадзора вместе со статистикой естественного движения населения, такой как данные о смертности, для оценки бремени гриппа. сезонный грипп.

Отслеживание избыточной смертности в странах во время пандемии COVID-19 с помощью World Mortality Dataset

Существенные изменения:

1.Работа не связана с обширной литературой по данной теме. Авторы являются статистиками вне поля и, похоже, не знакомы с литературой в этой области. Они создали исходный уровень ожидаемой смертности на основе данных временных рядов за прошлые годы, как это делается при оценке избыточной смертности от гриппа. Таким образом, их подход немного похож на тот, который использовался Мюрреем и др. (Murray, Lancet 2006) для оценки избыточной смертности от пандемии в 1918 г., превышающей годовой базовый уровень соседних лет для ряда стран.Авторам следует подумать о том, чтобы, по крайней мере, включить ссылку на оценку избыточной смертности для каждой из прошлых пандемий вируса гриппа, и подумать, можно ли сделать то же самое, что было сделано в этих анализах, чтобы создать базовый уровень ожидаемых смертей, НЕ включавший зиму. -сезонные эпидемические заболевания, такие как грипп (см. собрание работ Олсона и др., Вибуда и др., Човелла и др., Олсона и др., Симонсена и др. по пандемиям 1918, 1957, 1968 и 2009 годов). См. Также последние разработки IHME по проблеме выявления истинных избыточных смертей от исчезнувших дорожно-транспортных происшествий, увеличения числа смертей в связи с психическим здоровьем и других осложнений.

Благодарим рецензента за этот комментарий. Мы действительно не очень хорошо знакомы с эпидемиологической литературой и приносим свои извинения за то, что пропустили многие соответствующие цитаты. Теперь мы включили во введение цитаты Мюррея и др. 2006 г., Viboud et al. 2005, Viboud et al. 2016 г., Simonsen et al. 2013 со ссылкой на пандемии гриппа 1918, 1957, 1968, 2009 соответственно (а также некоторые другие цитаты). Мы были бы очень рады включить дополнительные цитаты, если это предложено рецензентом.

Что касается включения моделей зимних эпидемий в исходный уровень, см. Наш ответ на следующую проблему. Что касается оценок избыточной смертности IHME, мы не считаем их достоверными, поскольку их данные и методы непрозрачны и в отличие от существующих оценок избыточной смертности, и кажется, что у них очень мало фактических данных о смертности от всех причин, с которыми можно было бы работать. Мы подробно остановились на этом здесь, когда были впервые опубликованы оценки: https://akarlinsky.github.io/_pages/IHME-critique.html. Также кажется, что даже

, хотя IHME упоминает о некотором отличии избыточной смертности от COVID от других причин, они фактически не учитывают это, поскольку они заявляют: «Учитывая, что нет достаточных доказательств для оценки этого вклада в избыточную смертность, на данный момент мы предполагаем, что общая COVID -19 смертей равны избыточной смертности ».

2. Никаких попыток исправить исходные данные по сезонному гриппу. Авторы используют данные за прошлые годы и создают базовый уровень, который включает смертность от сезонного гриппа в середине зимы. Таким образом, оценки избыточной смертности в настоящей рукописи представляют собой превышение нормы по сезону. Таким образом, как отмечают авторы, на оценки избыточной смертности влияет слишком высокий исходный уровень, который включает смертность от гриппа, RSV и других респираторных вирусов, которые в настоящее время в основном не циркулируют во время пандемии COVID-19.В частности, «исчезновение» бремени гриппа в 2020-2021 годах приводит к значительной недооценке истинной избыточной смертности от COVID-19. Эта проблема исключения сезонного гриппа из исходного уровня фактически была разработана эпидемиологами с использованием различных статистических подходов (иногда гармоничных терминов, иногда с использованием данных о вирусе гриппа от ВОЗ в качестве предикторов) в области эпидемиологии, упомянутой выше литературы, но вся литература оценка избыточной смертности отсутствует в списке литературы.Я очень хорошо знаком с Simonsen et al., Plos Med 2014, но существует еще много похожих опубликованных работ, в которых рассчитывается избыточная смертность от сезонного и недавнего пандемического гриппа (ищите Вибуда, Чоуэлла, Голдштейна, Пэджета, Олсона … ..). Я предлагаю вам просто обсудить эту ситуацию и сослаться на нее — плюс предложить другим разработать способы исключения гриппа из базового уровня, например, включить данные базы данных временных рядов сезонного гриппа ВОЗ (FluNet.org) в модели регрессии избыточной смертности (чтобы выявить и устранить избыточную смертность в периоды гриппа).

Это отличный момент. Мы считаем, что не сможем скорректировать нашу модель для прогнозирования исходного уровня отсутствия гриппа, потому что для многих стран у нас есть только ежемесячные данные, а данные часто доступны только по дате регистрации, что затрудняет использование компонентов Фурье. (см., например, Соединенное Королевство на Рисунке 2). Кроме того, мы считаем, что наше определение «избытка» разумно для наших целей, так как оно даст нулевой избыток в гипотетической ситуации COVID, просто заменив сезонный грипп.В остальном

слов, у нас превышение превышает средние по сезонному гриппу. Мы разъяснили это в Методиках (Раздел 2.3) следующим образом: Прошлые (2015–2019 гг.) Вспышки гриппа способствовали оценке исходного уровня Bt̂. Как следствие, наши исходные данные отражают ожидаемую смертность без пандемии COVID-19, но при наличии обычного сезонного гриппа. Это отличается от подхода EuroMomo, а также от некоторых исследований избыточной смертности из-за пандемий гриппа (Viboud et al., 2005, 2016; Simonsen et al., 2013), где исходный уровень строится таким образом, чтобы уравновесить предыдущие вспышки гриппа, чтобы каждая новая вспышка приводила к положительной избыточной смертности. Параллельная работа по избыточной смертности от COVID-19 на основе набора данных STMF (Islam et al., 2021) также использовала этот подход, что объясняет некоторые различия между нашими оценками.

3. Различное время изучения COVID-19 для разных стран. Еще одна проблема с тем, как они сообщают о повышенной смертности, заключается в разнице во времени наблюдения.В одних странах есть данные до марта 2021 года, в других — только до лета прошлого года. Это должно быть учтено в оценках, например, путем сравнения стран с полными данными за 2000 год. Возможно, это не поможет, если некоторые страны публикуют свои данные поздно, но авторам следует выделить эти вопросы сравнения между странами в тексте.

Мы абсолютно согласны с тем, что это должно быть выделено на видном месте, поэтому теперь мы включили «даты окончания» непосредственно в рисунок 3 (мы надеемся, что на рисунке 2 в этом нет необходимости, потому что там можно увидеть весь временной ряд).

Кроме того, мы создали дополнительную версию этого рисунка, которая показывает только данные за 2020 год (и только для стран, у которых есть полные данные за 2020 год).

4. Об обнаружении превышения смертности в 1,6 раза по сравнению с зарегистрированными случаями смерти. Кажется важным сказать, что это открытие для стран, где национальная статистика естественного движения населения ведется в режиме, близком к реальному времени, поэтому в странах, где таких данных не существует, может быть совсем другое дело.

Это отличный момент. Чтобы предотвратить возможное неправильное толкование, мы удалили все упоминания этого «глобального» коэффициента недоучета до конца Обсуждения, где мы рассматриваем его в перспективе следующим образом:

«Суммирование оценок избыточной смертности по всем странам в нашем наборе данных дает 3.7 миллионов дополнительных смертей. Напротив, подведение итогов официальных подсчетов смертей от COVID-19 дает 2,5 миллиона смертей, что соответствует глобальному коэффициенту неполного подсчета 1,5. Однако есть достаточно доказательств того, что среди стран, по которым отсутствуют данные о смертности от всех причин, коэффициент неполного учета намного выше (Watson et al., 2020; Djaafara et al., 2020; Watson et al., 2021; Mwananyanda). et al., 2021; Besson et al., 2021). Используя

статистическая модель для прогнозирования избыточной смертности в остальном мире, основанная на существующих данных из нашего набора данных, The Economist оценил 7-13 миллионов дополнительных смертей во всем мире (The Economist, 2021), что в 2-4 раза выше, чем официальное мировое количество смертей от COVID-19 (в настоящее время составляет 3.5 миллионов).»

5. Рис. 4. Можете ли вы объяснить разницу во времени между зарегистрированными и дополнительными случаями смерти в Соединенных Штатах? Должно быть проблема с данными. Кроме того, было бы лучше выбрать цвет или ширину линии, чтобы можно было различить два в черном и белом.

Временной сдвиг для США на Рисунке 4, по-видимому, связан с тем, что официальные данные о смерти от COVID для США в наборе данных ВОЗ относятся к дате сообщения, а не по дате смерти. Для всех стран мы берем официальные данные о смертности от COVID из набора данных ВОЗ, но разные страны имеют разные подходы к тому, что именно они сообщают в ВОЗ.

Мы убедились, что рисунок читается при печати в оттенках серого (красный печатается как серый). Обратите внимание, что мы скорректировали дизайн этого рисунка и включили еще 4 страны, так что всего показано 16 стран.

6. Расскажите подробнее о толковании избыточных смертей. С причинно-следственной точки зрения понятие дополнительных смертей составляет:

.

Наблюдаемых смертей в период COVID =

Ожидаемые смерти в период COVID (а) —

Предотвращено смертей из-за COVID (например, меньше случаев гриппа из-за НКО, меньше смертей в результате дорожно-транспортных происшествий) (b) +

Смертей, непосредственно вызванных COVID (т. Е. Среди людей, которые были инфицированы) (c) +

Смертей, косвенно вызванных COVID (голодание из-за изоляции, нелеченый рак) (d) +

Чистая смерть от искажающих факторов (других событий, которые были характерны для того периода времени и вызвали или предотвратили смерть — например, войны) (e)

+ Случайная вариация.

Главное, что я хотел бы увидеть, это более контекстуализация «недоучета», чтобы отметить что-то вроде этой концептуальной структуры, объяснить, что должно заставить нас думать, что очень немногие примеры (е), которые присутствуют в анализе, действительно являются основными. и, возможно, некоторые сезонные сравнения недоучета, чтобы можно было предложить правдоподобные гипотезы о том, какие факторы имеют значение.

Мы благодарим рецензента за это прекрасное предложение. Мы сильно переписали эту часть Обсуждения, см. Весь раздел 4.2, который начинается следующим образом, но слишком длинный, чтобы его можно было полностью скопировать:

Концептуально избыточная смертность во время пандемии COVID-19 может быть представлена ​​как сумма нескольких различных факторов:

Чрезмерная смертность = (A) Смертность, непосредственно вызванная инфекцией COVID + (B) Смертность, вызванная коллапсом медицинской системы из-за пандемии COVID + (C) Чрезмерная смертность от других естественных причин + (D) Чрезмерная смертность от неестественных причин + (E) Чрезмерная смертность от экстремальных явлений: войны, стихийные бедствия и т. Д.Мы явно учитываем фактор (E) и утверждаем, что для большинства стран вклад факторов (B) — (D) невелик по сравнению с фактором (A), что согласуется с мнением о том, что избыточная смертность во время эпидемической вспышки может быть снижена. взяты в качестве косвенного показателя смертности от COVID-19 (Beaney et al., 2020). Ниже мы обсудим каждый из перечисленных факторов.

7) Можно ли провести стандартизацию по возрасту для стран, входящих в первую десятку на Рисунке 3. Например, страны в нижней левой панели, чтобы увидеть, изменился ли порядок?

К сожалению, для большинства стран, включенных в набор данных, информация о количестве смертей в разных возрастных группах недоступна.Поэтому мы не можем проводить стандартизацию по возрасту. Для стран, включенных в набор данных STMF, это возможно, но этот анализ был проведен командой STMF в параллельном документе, который был опубликован, когда мы работали над пересмотром: Ислам и др., Избыточные смерти, связанные с COVID-19 пандемия в 2020 году: анализ временных рядов с разбивкой по возрасту и полу в 29 странах с высоким уровнем дохода; BMJ 2021. Мы отсылаем наших читателей к этой статье.

8) Время вспышек в разных странах влияет на оценку избыточной смертности.Вы отмечаете: «Мы суммировали оценки избыточной смертности за все недели, начиная с недели t1, когда страна сообщила о своей первой смерти от COVID-19». Во-первых, как мы учитываем изменения в отчетности по мере развития вспышки в стране? Во-вторых, для стран, у которых вспышка возникла позже и / или наблюдается более поздний пик по сравнению с другими странами (например, Индия), тогда они автоматически будут иметь меньшую оценку избыточной смертности из-за правильной цензуры данных. Как это объясняется?

Чтобы решить эту проблему, мы установили t1 = 10 для всех стран, т.е.е. мы начинаем суммирование общей избыточной смертности с марта 2020 года (10-я неделя для недельных данных или 3-й месяц для ежемесячных данных). Мы также указали «даты окончания» непосредственно на Рисунке 3 и создали дополнительную версию Рисунка 3, в которой используются только полные данные за 2020 год.

9) Было бы хорошо добавить обсуждение того, как ваши оценки избыточной смертности сравниваются со многими оценками, доступными в литературе.

К настоящему времени в литературе существует огромное количество различных оценок.Известные нам масштабные усилия включают Kontis et al., Nat Medicine 2020 и Islam et al., BMJ 2021, оба основаны на наборе данных STMF. Среди средств массовой информации есть оценки The Economist и Financial Times, которые в настоящее время основаны на нашем наборе данных. Есть также десятки статей, посвященных отдельным странам. Хотя анализ везде похож, существует множество возможных вариантов моделирования: дата начала и дата окончания общего избыточного расчета, включая или исключая грипп в базовый уровень, включая или

.

без учета тенденций по годам и т. Д.Это делает оценки немного разными в каждом случае, и сравнение становится запутанным. Поэтому мы предпочли бы не проводить подробное сравнение. Мы включили в Обсуждение следующий абзац:

«Многие страны в нашем наборе данных имеют избыточные оценки смертности, доступные в постоянно развивающейся литературе по избыточным смертям во время пандемии COVID-19 от академических кругов, официальных учреждений и профессиональных ассоциаций. Наибольшие усилия включают анализ данных STMF (Kontis et al., 2020; Islam et al., 2021) и трекеры избыточной смертности от The Economist и Financial Times. Пока анализ аналогичен

повсюду, и оценки в целом совпадают, существует множество возможных вариантов моделирования (дата начала и дата окончания общего избыточного расчета; включение или исключение гриппа в базовый уровень; тенденция моделирования по годам или без и т. Д.), Для выполнения всех оценок немного отличается.»

10) На рисунке 2 требуются метки оси x.

Добавлен (в первый подсюжет).

11) Многие результаты представлены в сравнительной структуре, но очень сложно сравнивать уровни избыточной смертности среди разных групп населения. Возможно, было бы полезно переосмыслить некоторые из них как способ оценки собственного бремени страны по сравнению с ее исходным уровнем, а не сравнивать по странам.

Мы старались не уделять слишком много внимания сравнениям между странами, но это сложно сделать, учитывая характер нашего документа (представляющий данные по нескольким странам).Мы были бы благодарны за дальнейшие предложения относительно того, как мы можем адаптировать обрамление.

12) Было бы полезно обсудить, почему Перу кажется таким выбросом (например, рисунок 3).

Мы добавили в Результаты следующее предложение:

«Тот факт, что самый высокий относительный рост смертности наблюдался в Перу, согласуется с тем, что в некоторых частях Перу наблюдается самый высокий измеренный уровень серологической распространенности в мире (Álvarez-Antonio et al., 2021). В этой статье указывается, что в июле 2020 года в Икитосе, Перу, серологическая распространенность составила 70%.Обратите внимание, что вся вторая волна произошла после июля 2020 года. Вероятно, что количество заражений COVID в Перу как доля населения к настоящему времени превышает 100% (поскольку люди могут заразиться дважды) ».

13) В разделе 2.2 описаны некоторые корректировки (например, для Ирландии и Швеции). Некоторые анализы чувствительности были бы полезны. Например, перераспределение смертей в Швеции игнорирует сезонность. Каковы последствия этого предположения?

Мы удалили корректировку для Ирландии, поскольку изменили источник данных.Для Швеции корректировка играет относительно незначительную роль, поскольку количество смертей с неизвестной датой относительно невелико, как мы сейчас говорим в тексте:

«В Швеции значительное число смертей (2,9% всех смертей в 2019 году; 2,7% в 2020 году) зарегистрировано с« неизвестной »неделей».

https://doi.org/10.7554/eLife.69336.sa2

Смертность в 2020 году в России — Реальное время

Вопреки слухам, в России не было вспышек заболеваний, связанных с коронавирусом

Фото: Максим Платонов

Обеспокоенная общественность считает, что случаи COVID-19 в России якобы скрываются за заболеваниями и осложнениями, связанными с коронавирусом, в первую очередь за пневмонией.Если так, то число погибших от этой болезни в первом квартале должно было резко возрасти. Однако, как выяснили аналитики «Реального времени», слухи, похоже, не имеют под собой никаких оснований. Официальные данные о смертности ранее в этом году даже снизились по сравнению с 2019 годом — по состоянию на февраль 2020 года (более свежие сводные данные пока недоступны). И хотя уровень смертности от пневмонии в России сопоставим с уровнем COVID-19 в Иране — он также снизился по сравнению с прошлым годом.

зарегистрировано Без роста смертности в начале этого года

12 апреля Минздрав издал временные методические рекомендации, согласно которым на фоне роста заболеваемости коронавирусом любой случай заболевания гриппом следует рассматривать как подозреваемый на COVID-19 в зависимости от эпидемиологического фона.Это породило слухи о том, что случаи смерти от коронавируса скрываются за аналогичными заболеваниями — пневмонией, ОРЗ или гриппом.

В этом контексте аналитики «Реального времени» решили изучить последнюю доступную на данный момент статистику смертности — в частности, чтобы выяснить, что случилось с острой респираторной инфекцией и количеством погибших от пневмонии. Такие данные сейчас доступны до февраля 2020 года — и, несмотря на некоторые слухи, некоторые из них предполагают, что не было зарегистрировано роста смертности в России ни в целом, ни от ОРЗ или респираторных заболеваний.

За первые два месяца 2020 года в России умерло 307 тысяч человек — это на 5% меньше, чем год назад. Основными причинами являются сердечно-сосудистые заболевания (почти половина, 145 000 случаев), опухоли (48 000 случаев), внешние причины смерти (21 300 случаев), болезни нервной системы и органов пищеварения (около 17 000 случаев каждая). В первых трех случаях смертей на 5-10% меньше, чем за аналогичный период прошлого года, от нервной системы и пищеварения — на 10% и 2% больше.

Что касается конкретных заболеваний, вызвавших смерть, на первом месте стоит ишемическая болезнь сердца, в результате которой погибло 75 400 человек.На втором месте — злокачественные опухоли (47 000), на втором месте — цереброваскулярные заболевания (44 000 случаев). На 5-11% меньше смертей.

В два раза меньше людей умерло от ОРЗ и гриппа, чем от COVID-19

От гриппа и ОРЗ в январе и феврале умерло относительно мало — всего 95. Самое главное, что это число значительно снизилось за год — за первые два месяца 2019 года от этих болезней умерло 197 человек.Таким образом, можно предположить, что если среди умерших были пациенты с недиагностированным коронавирусом, это не привело бы к более высокому уровню смертности — январь и февраль были средними.

Примечательно, что число погибших от ОРВИ в целом сопоставимо с числом умерших от коронавируса в России, а точнее, разница невелика. По состоянию на 13 апреля в России от коронавируса умерло 148 человек (примерно через месяц со дня смерти первого пациента в стране).

На данный момент этот показатель не очень высокий (хотя показатель за месяц уже в 1,5 раза превышает показатель за два месяца в случае гриппа и ОРЗ). Чтобы понять это, сейчас в России от коронавируса умерло меньше людей, чем в январе и феврале от случайного утопления (202 человека), отравлений и употребления алкоголя (314 человек).

В январе-феврале роста по сравнению с прошлым годом тоже не было. Фото: Максим Платонов

Смертность от пневмонии в России, как от коронавируса в Иране

Помимо гриппа и ОРЗ, есть еще одно заболевание, которое можно замаскировать под COVID-19, особенно если коронавирус не диагностирован — это это пневмония.Однако в январе-феврале роста по сравнению с прошлым годом тоже не было. За первые два месяца 2020 года в России от пневмонии умерло 4 125 человек. Это на 15% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Напомним, что первая смерть от коронавируса в России была зарегистрирована только 19 марта — так что среди этих 4100 смертей нет ни одного случая коронавируса (по крайней мере, по диагностированным). Тем не менее, интересно, что число погибших даже от обычной пневмонии в России сопоставимо, например, со смертностью от коронавируса в Иране.Первая смерть здесь зафиксирована 21 февраля, за почти два месяца показатель вырос почти до 4500 человек. Также стоит отметить, что в январе-феврале от пневмонии в России умерло больше людей, чем от коронавируса на его «родине», в Китае, за три месяца с момента первой смерти: по состоянию на 13 апреля от COVID-19 в Китае умерло 3341 человек. а первая смерть была зарегистрирована 9 января.

Число погибших от COVID-19 в настоящее время в некоторых странах сопоставимо со смертностью от пневмонии в России в январе-феврале.Например, это Бельгия (3900 смертей с момента первой смерти 11 марта), Германия (3000 смертей с 9 марта), Нидерланды (2700 смертей с 6 марта). Однако здесь важно понимать, что в целом такие показатели накопились в этих странах не за два месяца, а за месяц с момента первой смерти от коронавируса. Поэтому правильнее сравнивать этот показатель с количеством умерших от пневмонии за месяц. В России в феврале 2020 года от пневмонии умерло 1929 человек.Это больше, чем от коронавируса менее чем за месяц с 17 марта в Турции (1198 человек), Бразилии (1230 человек с той же даты), Швейцарии (1115 человек с 5 марта). Итак, при должном уровне сдерживания эпидемии обычная пневмония в России уносит больше жизней, чем коронавирус в этих странах.

Ситуация с динамикой смертности от болезней органов дыхания достаточно неоднородна. Фото: Максим Платонов

10к смертей от респираторных заболеваний за два месяца

Это сравнение, конечно, не должно вызывать напрасных надежд или беспечности.В странах-лидерах по смертности показатели намного выше (да и численность населения в большинстве из них ниже, поэтому показатель смертности на душу населения, конечно, опережает российский уровень пневмонии). Кроме того, ключевое отличие, которое делает коронавирус «не более опасным, чем обычная пневмония», — это скорость передачи. Уровень смертности от COVID-19 не является стабильным результатом, состоящим из многих дней с примерно одинаковым количеством смертей, они имеют тенденцию к значительному увеличению, несмотря на все усилия, прилагаемые для сдерживания эпидемии — в результате они приводят к очень серьезным последствиям. значительные пики.Например, в самый высокий для Италии день пика по количеству погибших — 27 марта — цифра составляла 919 человек, во Франции 7 апреля количество погибших в день достигло 1417 человек, а в США 10 апреля — 2035 человек умерли от коронавирус. То есть 10 апреля в США от коронавируса умерло больше людей, чем в России от пневмонии за весь февраль.

Однако мы хотели бы отметить, что если считать не только смерти от пневмонии, но и от других респираторных заболеваний (к ним относятся, например, грипп, острые респираторные инфекции и другие респираторные заболевания), то смертность от первых двух месяцев 2020 года в России — 10300.Этот показатель меньше, чем год назад на 11%. Однако в целом это число погибших сопоставимо, например, с числом погибших от коронавируса в Великобритании (10600 смертей от COVID-19 с 5 марта) и Франции (14400 человек).

Ситуация с динамикой смертности от респираторных заболеваний достаточно неоднородна. Хотя общенациональный показатель снизился на 11%, в некоторых регионах есть случаи довольно значительного роста. Например, в Рязанской области с увеличением количества умерших от пневмонии на 46% (со 106 год назад до 155 в январе-феврале этого года), в Марий Эл эта цифра подскочила на 35% (с 74 до 100 смертей), на 29% — в Калмыкии, на 25% — в Ульяновской и Калужской областях, на 23% — в Московской области (а в самой Москве упало на 16%).Также есть рост в Татарстане — на 16%. В то же время в некоторых регионах существенно снизилась смертность от респираторных заболеваний: в Севастополе — на 61%, в Магаданской области — на 48%, в Курганской области и Республике Коми — на 43%.

Максим Матвеев, аналитик «Реального времени»

Оценка общей и дополнительной смертности от COVID-19

С 22 октября наши прогнозы будут обновляться не еженедельно, а раз в две недели.Пожалуйста, ознакомьтесь с нашими часто задаваемыми вопросами, чтобы узнать больше об этом изменении.

Эта страница была обновлена ​​15 октября 2021 г., чтобы отразить изменения в нашей стратегии моделирования. Посмотреть наши предыдущие методы, опубликованные 13 мая 2021 г., можно здесь.

В нашем выпуске от 15 октября мы внесли три основных изменения. Во-первых, мы очень существенно обновили данные и методы, используемые для оценки избыточной смертности, связанной с пандемией. Во-вторых, сейчас мы оцениваем долю избыточной смертности в каждой стране, которая напрямую связана с COVID-19, и долю повышенной смертности у людей, которые не были ПЦР-положительными на момент смерти.В-третьих, оценка прошлых инфекций с помощью триангуляции случаев, госпитализаций, смертей и уровня выявления инфекций, коэффициента госпитализации и смертности от инфекций была пересмотрена, чтобы охватить несколько источников неопределенности. Ниже мы приводим более подробную информацию об этих изменениях.

Помимо изменений в методах, мы также внесли изменения в показатели, которые мы сообщаем. Теперь мы показываем в наших инструментах и ​​кратких обзорах зарегистрированные и общие смерти от COVID-19, в то время как ранее мы показывали зарегистрированные и избыточные.

1. Изменения в оценке избыточной смертности. Для этого анализа страны можно разделить на две группы: а) страны, которые сообщали ежемесячные или еженедельные отчеты о смертях от всех причин до и во время пандемии, и б) страны, которые не сообщали о случаях смерти во время пандемии. Большинство стран находятся в группе b.

Как описано ранее, мы предоставляем оценки избыточной смертности для стран, которые сообщают данные о смертности от всех причин, которые основаны на ансамбле из шести различных моделей.Эти шесть моделей взвешены по их среднеквадратическим ошибкам, полученным в результате теста на достоверность прогнозов вне выборки. Как и в нашем предыдущем анализе, поздняя регистрация оценивается путем сравнения последовательных выпусков еженедельных или ежемесячных данных о смертности от всех причин. Последние недели / месяцы, когда сообщенная смертность от всех причин составляет менее 99%, были исключены из нашего анализа. Кроме того, мы также включили оценки избыточной смертности на провинциальном уровне, предоставленные Советом медицинских исследований Южной Африки, и избыточную смертность на основе зарегистрированных смертей в системе регистрации актов гражданского состояния за периоды первой и второй волн COVID-19 из девяти штатов в Индия.Включение данных регистрации актов гражданского состояния для этих штатов в Индии очень существенно увеличивает оценки избыточной смертности в Индии, особенно во время всплеска по варианту Дельта. В общей сложности у нас есть данные по 163 странам и 220 штатам / провинциям внутри стран.

Чтобы спрогнозировать избыточную смертность для всех регионов без прямого измерения смертности от всех причин, мы оценили взаимосвязь между избыточной смертностью и списком ковариат, связанных с COVID-19, таких как частота выявления инфекций и ковариаты, предложенные метаанализом, проведенным Центры США по контролю и профилактике заболеваний.Чтобы получить экономную модель с ковариатами с разумным направлением воздействия на уровень избыточной смертности, мы запускаем нашу модель с использованием регрессии с наименьшим абсолютным сжатием и оператором выбора (LASSO), чтобы помочь определить ковариаты, которые будут включены в наш анализ. В процессе выбора модели мы включаем следующие ковариаты:

  • Кумулятивная серологическая распространенность (с лагом)
  • Мобильность (с задержкой)
  • Уровень выявления инфекции (с задержкой)
  • Зарегистрированный уровень смертности от COVID-19
  • Общий коэффициент смертности
  • Распространенность диабета
  • Распространенность курения
  • Смертность от ВИЧ
  • Число госпитализированных
  • Качество регистрации смерти
  • Средняя широта
  • Доля населения старше 75
  • Распространенность гипертонии
  • Индекс доступа и качества здравоохранения

Чтобы учесть неопределенность как в прямой оценке избыточной смертности, основанной на зарегистрированных смертях, так и в выбранных ковариатах, мы прогнали нашу оценку 100 раз на основе избыточной смертности на уровне выборки и ковариат уровня выборки.Мы используем остатки на уровне отрисовки, не объясняемые фиксированными эффектами выбранных ковариат, при прогнозировании местоположений со смертностью от всех причин, чтобы они соответствовали наблюдаемым данным. Остаточные значения регионального и надрегионального уровней генерируются как среднее значение местоположений, включенных в эти агрегированные иерархии местоположений. Учитывая разнообразный и неполный период времени, охватываемый данными регистрации актов гражданского состояния из Индии, среднее значение остатков на уровне штата используется для всех штатов Индии.

Мы прогнозируем избыточную смертность с 1 марта 2020 г. по 26 сентября 2021 г., используя 100 отрисовок ковариат для этого кумулятивного периода, а также коэффициенты и остатки модели на уровне отрисовки, оцененные на предыдущем этапе.На рисунке 1 показан предполагаемый уровень избыточной смертности (смертей на 100 000 человек) за вышеупомянутый период времени.

Рисунок 1: Расчетный коэффициент избыточной смертности (смертей на 100000 человек) с 1 марта 2020 г. по 26 сентября 2021 г.

2. Оценка доли избыточной смертности, непосредственно связанной с инфекцией COVID-19. Оценить количество смертей среди людей, которые произошли при активном заражении COVID-19, сложно. Некоторые юрисдикции внутри стран и некоторые страны, например Российская Федерация, сообщили о случаях смерти, когда COVID-19 указан в свидетельстве о смерти как основная причина смерти, и, кроме того, о ПЦР-положительных пациентах, у которых другая причина смерти указана как первопричина в свидетельстве о смерти.Следуя рекомендациям ВОЗ, мы определяем в принципе общую смертность от COVID-19 как все случаи смерти, когда человек был активно инфицирован на момент смерти. Однако количество юрисдикций, предоставляющих такие подробные данные, очень ограничено. Нам пришлось использовать метод статистической оценки, чтобы приблизительно определить долю избыточных смертей в общем количестве смертей от COVID-19. В частности, мы используем регрессионный анализ избыточной смертности и вычисляем контрфактический уровень избыточной смертности, когда уровень выявления инфекции установлен на наблюдаемый максимальный уровень, а мобильность — на базовый уровень до COVID-19.Они предназначены для корректировки избыточной смертности с учетом изменений из-за неполной отчетности и изменений в поведении, таких как обращение за медицинской помощью, связанное с мобильностью. В данном месте, если зарегистрированные случаи смерти от COVID-19 выше, чем предполагаемое общее количество смертей от COVID-19, мы используем зарегистрированные COVID-19 в качестве оценки общего числа смертей от COVID-19. На рисунке 2 показано соотношение предполагаемого общего количества смертей от COVID-19 к зарегистрированным случаям смерти от COVID-19 в разбивке по местоположению.

Рисунок 2: Расчетное соотношение общего числа смертей от COVID-19 к зарегистрированным случаям смерти от COVID-19 с 1 марта 2020 г. по 26 сентября 2021 г.

3.Мы улучшили нашу оценку прошлых случаев заражения COVID-19, чтобы лучше отразить различные источники неопределенности, влияющие на процесс оценки. Сюда входят следующие изменения, которые были внесены в выпуск на этой неделе:

  1. Мы реализовали ансамблевую модель для наших моделей коэффициента инфицирования-летальности и коэффициента инфицирования-госпитализации, в которой используются 100 наиболее прогностических комбинаций следующих ковариат (помимо времени). Эти ковариаты были основаны на метаанализе факторов, связанных с инфекцией COVID-19, CDC США.
    1. Распространенность ожирения
    2. Распространенность сердечно-сосудистых заболеваний
    3. Распространенность рака
    4. Распространенность хронической болезни почек
    5. Распространенность диабета
    6. Распространенность хронической обструктивной болезни легких
    7. Распространенность курения
    8. Всеобщий охват услугами здравоохранения
    9. Индекс доступа и качества здравоохранения
  2. Мы также использовали ансамблевую модель для выявления инфекции, основанную на следующих ковариатах (по одной в каждой модели вместе с возможностями тестирования):
    1. Всеобщий охват услугами здравоохранения
    2. Индекс доступа и качества здравоохранения
    3. Доля населения 65 лет и старше
  3. Мы сгенерировали 100 выборок для каждого наблюдения серологической распространенности на основе сообщенной ошибки в исследованиях серологической распространенности, а затем создали самонастраиваемые образцы из этих 100 наборов данных серологической распространенности для включения в каждую модель в ансамбле.
  4. При корректировке исследований серологической распространенности на занижение сведений из-за серореверсии мы взяли выборку кривых из функций спада чувствительности для конкретного анализа на основе ошибки, указанной в этих исследованиях, а не с использованием только точечных оценок.
  5. Вместо того, чтобы предполагать одно фиксированное значение кросс-вариантного иммунитета на уровне 0,5, мы выбрали однородное распределение в диапазоне от 0,3 до 0,7 (как это уже сделано в нашей модели Susceptible-Exposed-Infectious-Recovered [SEIR]).
  6. Вместо того, чтобы принимать единое фиксированное значение повышенного риска госпитализации и смертности для не предковых вариантов по сравнению с предковыми, мы используем оценку, найденную в литературе (https: // www.bmj.com/content/372/bmj.n579) 1,64 (95% ДИ: 1,32–2,04) — увеличение по сравнению с предыдущим источником, который мы использовали, который сообщил о 1,29.
  7. При триангуляции инфекций на основе случаев, смертей и госпитализаций мы придаем больший вес одному из этих трех входных рядов в каждой подмодели, чтобы лучше уловить неоднородность этих данных.

Веб-приложение с открытым кодом для анализа еженедельной избыточной смертности на основе ряда данных о краткосрочных колебаниях смертности

Цитата: Немет Л., Жданов Д.А., Школьников В.М. (2021) Открытый веб-сайт с открытым исходным кодом. приложение для анализа еженедельной дополнительной смертности на основе ряда данных краткосрочных колебаний смертности.PLoS ONE 16 (2): e0246663. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0246663

Редактор: Бернардо Ланса Кейруш, Федеральный университет штата Минас-Жерайс, БРАЗИЛИЯ

Поступила: 05.11.2020; Принята к печати: 24 января 2021 г .; Опубликован: 5 февраля 2021 г.

Авторские права: © 2021 Németh et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные доступны из базы данных о человеческой смертности (https://www.mortality.org). Репозиторий исходного кода доступен на GitHub (https://github.molgen.mpg.de/nemeth/stmortality).

Финансирование: Работа над инструментом и документом была поддержана Фондом Volkswagen (проект «Укрепление надежной доказательной базы для мониторинга COVID-19 и других бедствий»). Также выражаем признательность за поддержку программы фундаментальных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Пандемия COVID-19 указала на отсутствие общедоступных данных, необходимых для отслеживания хода эпидемий и предоставления основанной на данных основы для принятия политических решений в ответ на краткосрочные проблемы со здоровьем. Мониторинг быстро меняющейся ситуации является серьезной проблемой для систем статистики и общественного здравоохранения во время краткосрочных стихийных бедствий.Данные с разбивкой по причинам смерти не могут быть использованы для такого мониторинга из-за различий в кодировании, подходах к тестированию в случае инфекционных заболеваний и длительной задержке выпуска данных. Статистика причин смерти (смертность от гриппа и других респираторных заболеваний) также может сильно занижать общее число погибших.

Метод избыточной смертности — важный инструмент для решения этих проблем. Пандемия SARS-Cov-2 и другие эпидемии вызывают значительно больше смертей, чем официально зарегистрированные случаи смерти от COVID-19, гриппа и / или всех респираторных заболеваний.Многие смертельные случаи происходят из-за ухудшения ранее существовавших состояний здоровья у пожилых людей. Этот метод был признан исследователями и органами здравоохранения как наиболее надежный и объективный способ оценки повышения смертности от пандемии COVID-19 [1–4]. Важно подчеркнуть, что этот метод не зависит от вариабельности и несопоставимости диагностических данных и причин кодирования смерти в разных странах и во времени.

В мае 2020 года, в ответ на растущий спрос на такие данные, команда базы данных человеческой смертности (HMD, [5]) запустила серию данных о краткосрочных колебаниях смертности (STMF).В настоящее время ряд данных STMF содержит еженедельные подсчеты смертности и показатели смертности с разбивкой по возрасту и полу для 38 стран и регионов, и их количество продолжает расти. Для обзора текущего покрытия STMF см. Таблицу S1. Он поддерживается совместно Институтом демографических исследований Макса Планка и Калифорнийским университетом в Беркли под эгидой HMD, одного из наиболее часто используемых ресурсов в демографии.

STMF предоставляет файлы данных в форматах xlsx и csv , метаданные для конкретных стран и регионов, включая подробное описание источников данных и проблем с качеством данных, а также подробное описание применяемой методологии.STMF включает подробные данные об уровне смертности и подсчете смертности по широким возрастным группам (0–14, 15–64, 65–74, 75–84 и 85+) и для всех возрастов вместе взятых. Смертность — это недельный уровень, то есть количество смертей на человека в неделю.

Мы решили добавить уровень визуализации в базу данных, чтобы упростить доступ к данным и улучшить базовое понимание данных для непрофессиональных пользователей. Мы также намеревались облегчить и стимулировать исследования вспышек смертности и сезонных колебаний для профессиональных пользователей, предоставив удобный инструмент для предварительного анализа.Наконец, мы хотели бы поощрить владельцев наборов данных, предоставив наш скрипт, создающий этот инструмент визуализации в онлайн-репозитории, чтобы продемонстрировать свои источники данных.

В следующем разделе мы приводим сводку технических деталей и знакомим с основными функциями веб-инструмента.

Материалы и методы

Инструмент визуализации STMF — это блестящее веб-приложение с открытым исходным кодом для отображения избыточной смертности в еженедельных подсчетах или коэффициентах смертности. Инструмент доступен по адресу https: // mpidr.shinyapps.io/stmortality. Скрипт написан на языке программирования R с использованием пакетов shiny [6], data.table [7] и ggplot2 [8] с настройками, добавленными в языках HTML, JavaScript и CSS. Мы стремились полагаться на минимальное количество базовых пакетов по причинам простоты, совместимости и обслуживания. Репозиторий общедоступен по следующему веб-адресу: https://github.molgen.mpg.de/nemeth/stmortality.

Графический пользовательский интерфейс средства визуализации можно разделить на три основные части (см. Рис. 1).Слева, на боковой панели, можно выбрать различные входные переменные, чтобы определить метод расчета избыточной смертности и откалибровать цифру, показанную под заголовком на основной графической панели рядом с боковой панелью. Сводная статистическая информация о дополнительной смертности может быть получена путем взаимодействия с этой цифрой. Они появляются либо на рисунке, наложенном на него, либо под ним (например, в таблице) после того, как пользователь взаимодействовал с фигурой. Фигуры также можно сохранить как изображения после щелчка по ним правой кнопкой мыши.

Рис 1. Интерфейс средства визуализации.

Боковая панель (обозначена зеленым) содержит переменные, вводимые пользователем, и ссылки на источник данных. Основной показатель отображается в области, обозначенной оранжевым цветом, а сводная статистическая информация отображается под графикой в ​​синей области после взаимодействия с пользователем.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0246663.g001

Различные функции веб-приложения кратко описаны в Руководстве пользователя, доступном на боковой панели.Кроме того, в приложении есть информационные кнопки (выделенные синей буквой i полужирным шрифтом) для подсказок и объяснений пользователю различных функций веб-сайта. Эти подсказки отображаются при наведении курсора на информационные кнопки.

Ссылки на веб-сайт проекта на HMD (под заголовком) и STMF непосредственно для загрузки данных, метаданных и методологических примечаний размещены на боковой панели.

Входные переменные

Несколько входных переменных на боковой панели позволяют определить, как строится основная цифра, отображающая избыточную смертность на главной панели.В качестве первого шага необходимо выбрать « Страна или регион » из 38 стран и регионов, доступных в STMF. База данных обеспечивает подсчет смертности и показатели смертности для всех возрастов вместе взятых и по широким возрастным группам, то есть для 0-14, 15-64, 65-74, 75-84, 85+. Один из этих показателей смертности должен быть выбран в качестве переменной « Measure ». Пользователь также должен определить переменную « Sex » со значениями для женщин, мужчин и обоих полов.

Из доступных лет для выбранной страны или региона можно выбрать « Целевой год ».Целевой год представляет собой основной интерес, и он сравнивается с контрольным уровнем для количественной оценки величины избыточной смертности в целевом году, то есть разницы между целевым годом и контрольным уровнем. Базовый уровень рассчитывается для определяемого пользователем базисного периода, подмножества доступных лет в наборе данных. В следующем разделе «Оценка избыточной смертности» приводится подробная информация о расчетах введенной входной переменной « Референтный уровень ».

Можно построить график всех доступных лет для страны или региона, установив флажок « Показать другие годы ».Если этот флажок установлен, доступные годы отображаются светло-серым цветом, и доступ к информации по всем точкам данных осуществляется с помощью информации о точках щелчка (см. Подробности в разделе «Графическое и числовое представление избыточной смертности»).

Выбор флажка « Дополнительная страна или регион » открывает новую графическую панель под основным рисунком с теми же функциями, что и основной рисунок, и может быть откалибрована независимо с дополнительными элементами управления вводом. Это позволяет пользователю сравнивать две разные страны и регионы друг с другом или даже с разными целевыми годами или контрольными уровнями и т. Д.той же страны или региона.

С помощью цветных полей рядом со значком кисти пользователь может изменить цветовую схему, применяемую к фигурам.

Оценка избыточной смертности

Прямые и косвенные оценки избыточной смертности во время войн и эпидемий имеют давнюю историю. Чтобы оценить избыточную смертность от гриппа или волн тепла, исследователи обычно полагаются на разницу между наблюдаемым и ожидаемым (в соответствии с обычными условиями) числом смертей.Ключевой методологической проблемой является оценка ожидаемой смертности на данной неделе.

В литературе существует два основных подхода к оценке внутригодовой избыточной смертности [9, 10]. Первая сфокусирована на изменении смертности по неделям в течение рассматриваемого года и выражает понятие «сезонности» [11–14]. Второй (активно используемый для оценки смертности, связанной с COVID-19) исследует отклонения смертности за определенные недели по сравнению с опытом смертности предыдущих лет [10, 15–17].Эта оценка зависит от двух компонентов: общей тенденции смертности за последние несколько лет и сезонных колебаний. Такая оценка может быть сделана с помощью регрессионного анализа [18] или метода анализа временных рядов [19, 20]. В веб-приложении на основе различных предположений мы реализовали шесть различных методов референтного уровня для оценки избыточной смертности: средние значения за неделю, тенденции за неделю, нижние квартили за неделю, среднегодовое значение за неделю, летний период. средняя неделя и годовая неделя нижнего квартиля.Первые три метода определяют контрольные уровни, соответствующие второму подходу к оценке, а последние три соответствуют первому подходу. Тем не менее, этот набор не следует рассматривать как исчерпывающий, и мы применили их, чтобы представить изменчивость оценок.

Пусть x ij обозначает значение выбранной пользователем меры на i неделе в j году.

Средние значения за неделю для недели и , равны среднему арифметическому за годы за выбранный период и выражаются выражением (1) где набор P содержит все годы в выбранном базисном периоде и | P | обозначает количество элементов в наборе P .Учетный период может включать или не включать целевой год.

Для целевого года T и для недели i , контрольный уровень, предсказанный Тенденциями для конкретной недели , представляет собой ожидаемое значение линейной модели, оцененное обычным методом наименьших квадратов (МНК) за годы в выбранных учетный период. Если в целевом году доступно 22 недели, то контрольный уровень состоит из результатов 22 независимых линейных моделей. Оценка выполняется с помощью функции lm пакета stats в R [21].Контрольный уровень определяется как (2) где и — оценочные коэффициенты регрессии OLS за базисный период для недели и .

Нижние квартили для конкретной недели для недель и — это среднее значение выбранных показателей ниже нижнего квартиля в базисном периоде для недель и . Мы реализовали расчет нижнего квартиля с помощью функции квантиля из пакета stats. Если в целевом году доступно 34 недели, то этот базовый уровень требует расчета 34 нижних квартилей, по одному на каждую неделю отдельно.Следовательно, этот эталонный уровень состоит из значений, определяемых (3)

Среднегодовая неделя — это среднее значение значений, определенных уравнением (1) для доступных недель в целевом году, и рассчитывается по формуле (4) где Вт — набор доступных недель в целевом году. Обратите внимание: если в целевом году доступны не все недели, то | W | может быть ниже 52. Как следствие, обозначает ожидаемый уровень смертности, если бы каждую неделю был один и тот же средний уровень смертности в году.Этот референтный уровень, в отличие от средних значений за неделю, отражает сезонные колебания смертности в течение календарного года или нескольких лет.

Летняя средняя неделя аналогична вышеупомянутому среднегодовому значению за неделю, то есть, но исключает из расчета зимние недели, которые обычно имеют более высокую смертность по сравнению с летними неделями. Для стран и регионов Северного полушария мы определяем зимний сезон как недели с 1 календарной недели до 12 недели и с 48 до 52 недели включительно, а также недели с 22 и 38 для тех, кто расположен в Южном полушарии.Таким образом, как правило, ожидается, что значение будет ниже, чем. Формула для средней летней недели определяется выражением (5) с W *, обозначающим набор не зимних недель, то есть доступные недели между 13 и 47 календарными неделями для Северного полушария и неделями с 1 по 21 и с 39 по 52 в Южном полушарии.

Годовая неделя нижнего квартиля — это среднее значение, не превышающее нижний квартиль, на основе всех значений выбранной пользователем меры за базисный период.Этот базовый уровень требует расчета только одного нижнего квартиля за один год, например, за целевой год или за несколько лет (нижний квартиль за базовый период). Годовая неделя нижнего квартиля определяется (6)

Уравнения 1, 2 и 3 соответствуют основному подходу, который сравнивает наблюдаемую смертность за конкретную неделю с смертностью за определенный базисный период. Соответственно, референтный уровень смертности варьируется в зависимости от недели. Уравнение 1 определяет референтный уровень как средний за базисный период (в соответствии с процедурами мониторинга избыточной смертности, проводимыми Управлением национальной статистики Англии и Уэльса, New York Times, Financial Times, Our World in Data и т. Д.). В некоторых странах (особенно в странах Восточной Европы) смертность резко снижалась за последние 15-18 лет. Чтобы обратиться к этим тенденциям, уравнение 2 определяет базовый уровень как продолжение недельных тенденций. Чтобы справиться со вспышками аномальной жары и другими повышениями смертности вне зимнего сезона, уравнение 3 определяет референтный уровень смертности как среднюю смертность для нижнего квартиля распределения смертности по неделям в течение базисного периода.

Согласно общепринятой практике Управления национальной статистики Англии и Уэльса и других, учетный период включает несколько лет (обычно 4-7 лет), предшествующих целевому году.Например, 2015-19 годы с 2020 годом в качестве целевого года. Однако, в зависимости от цели, базисный период может быть длиннее или короче, а также может включать в себя целевой год (например, интерполяция вместо экстраполяции).

Уравнения 4, 5 и 6 соответствуют «сезонному» подходу. Избыточная смертность выражает потери из-за разницы в смертности между разными периодами в течение года (или нескольких лет). Здесь референтный уровень смертности — это постоянная, не зависящая от недели. В уравнении 4 опорный уровень определяется как среднее значение за все доступные недели.В уравнении 5 этот уровень определяется как среднее значение смертности за более низкий сезон смертности (не зимний сезон). В уравнении 6 сезон низкой смертности определяется гибким образом в соответствии со смертностью по неделям на основе нижнего квартиля.

Уравнения с 4 по 6 могут использоваться с базисным периодом, состоящим только из целевого года. В этом случае избыточная смертность выражает повышение смертности по сравнению со средней смертностью за все 52 недели или со средней смертностью за недели с низкой смертностью целевого года.Однако, если еженедельная смертность испытывает большие случайные колебания (в странах с небольшой численностью населения), базисный период может включать целевой год и несколько лет до этого года, например, 2014-18 годы с 2018 годом в качестве целевого года.

Графическое и числовое представление избыточной смертности

Важной особенностью инструмента визуализации является возможность оценки внутригодовой избыточной смертности. При открытии приложения страна или регион представлены с акцентом на избыточную смертность в 2020 году по сравнению с контрольным уровнем средних значений за неделю за весь доступный период предыдущих лет.Есть три возможных способа взаимодействия с фигурой.

Во-первых, при наведении курсора на интервал, содержащий многоугольник избыточной смертности (или дефицита), информация об этом многоугольнике отображается во всплывающем пузыре рядом с курсором, с подробным описанием начальной и конечной недель; и длина этого многоугольника. Пример на рис. 2 дает информацию о 25-недельном полигоне избыточной смертности между 1 и 25 неделями.

Во-вторых, выделение на рисунке кистью курсора показывает сводную информацию под фигурой.Сумма числа смертей или среднее значение показателей смертности за выбранные недели показаны с разбивкой по полу и типу разницы между целевым годом и контрольным уровнем. В примере на рис. 3 показан выбор между 8 и 20 неделями для 2020 года по сравнению с базисным периодом 2010–2019 годов для Англии и Уэльса. За эти недели в Англии и Уэльсе погибло 61275 человек. Обратите внимание, что выбор зависит от недели, и итоговая статистика может не соответствовать точной области выбора на другой оси, например.g., на этом рисунке не выделена вершина многоугольника избыточной смертности.

В-третьих, когда установлен флажок « Показать другие годы », щелчок по рисунку рядом с точкой данных открывает информацию о ближайшей точке данных. На рис. 4 представлено событие щелчка для французских женщин с целевым 2020 годом. Информация о точках щелчка определяет точку данных с 2003 года на 33 неделе, которая относится к необычно высокому количеству общих смертей из-за волны тепла в этом году.Как следствие, информация о точках щелчка может значительно ускорить идентификацию выбросов.

Все вышеупомянутые методы взаимодействия доступны для дополнительной панели страны или региона, поэтому сводную информацию и информацию о точках щелчка можно напрямую сравнить под рисунками.

Обсуждение и заключение

STMF — это новый ресурс для заполнения пробелов в данных при оценке избыточной смертности, предоставляя как показатели смертности, так и смертность. Базовые возможности веб-инструмента визуализации уже достаточно мощны, чтобы проводить исследовательские исследования на основе рядов данных STMF, а простой макет визуализации прозрачен для использования.Благодаря политике открытых данных STMF, наше веб-приложение напрямую предоставляет числовые значения показателей смертности и информацию о избыточной смертности за выбранные периоды в пределах целевого года. Кроме того, веб-приложение позволяет пользователю сравнивать графики двух стран или регионов с гибким выбором базисного периода и меры избыточной смертности. Применяемые меры внутригодовой избыточной смертности предоставляют ряд возможных оценок и должны помочь пользователям сформировать собственное мнение, основанное на фактах.

Инструмент имеет несколько ограничений, которые в основном являются прямым следствием ограничений набора данных STMF. Во-первых, в STMF включаются только страны или регионы с высококачественными оценками населения и статистикой смертности. Таким образом, функциональность веб-приложения ограничена этими странами или регионами, некоторые из которых предоставляют только короткие временные ряды. Еще одно ограничение нашего веб-приложения — количество реализованных определений избыточной смертности. Мы включили только самые прозрачные и простые методы.Мы не предоставляем доверительные интервалы для рассчитанных количеств. Как бы то ни было, настройка и реализация дополнительных определений избыточной смертности несложны на основе исходного кода, доступного в общедоступном репозитории.

На мониторинг продолжающейся пандемии и эффективность ответных мер политики серьезно повлияло отсутствие четко определенных критериев и надежных своевременных данных, основанных на масштабе и ходе пандемии. Оценка внутригодовой избыточной смертности обеспечивает объективные, надежные измерения, которые четко определены, легко понятны и сопоставимы по странам.Это измерение имеет важные преимущества перед сравнением данных о заболеваемости COVID-19 и причинах смерти, страдающих множественными недостатками, связанными с различиями в охвате тестированием и методами кодирования. Кроме того, данные о смертности от всех причин доступны после разумной короткой задержки в несколько недель, в то время как данные о причинах смерти публикуются с задержкой в ​​один год или более. Таким образом, инструмент визуализации способствует распространению информации среди общества и лиц, определяющих политику, о реальных масштабах и ходе эпидемий, избегая вводящей в заблуждение информации и предположений, основанных на неполных данных.

Быстрые факты о птичьем гриппе — CNN

Птичий грипп, также называемый птичьим гриппом или птичьим гриппом, — это болезнь, которая обычно поражает только птиц.

Существует множество различных штаммов птичьего гриппа: 16 подтипов H и 9 подтипов N. Только те, которые помечены как H5, H7 и h20, вызвали смерть людей.

Наиболее часто встречающаяся и самая смертельная форма вируса называется «Грипп A (H5N1)» или «вирус H5N1».

Большинство случаев заражения птичьим гриппом человека происходит в результате контакта с инфицированной домашней птицей или поверхностями, загрязненными экскрементами инфицированных птиц: слюной, выделениями из носа или фекалиями.

Симптомы птичьего гриппа включают жар, кашель, боль в горле, а иногда и тяжелые респираторные заболевания и пневмонию.

CDC рекомендует пероральный осельтамивир (торговая марка: Тамифлю), ингаляционный занамивир (торговая марка: Relenza) и внутривенный пермавир (торговая марка: Rapivab) для лечения заболеваний человека, связанных с птичьим гриппом. Смертность от птичьего гриппа близка к 60%. инфицированные люди.

Хронология

Начало 1900-х — Птичий грипп впервые обнаружен в Италии.

1961 — Штамм H5N1 выделен у птиц в Южной Африке.

декабрь 1983 г. — Куры в Пенсильвании и Вирджинии заразились птичьим гриппом, и более пяти миллионов птиц были убиты, чтобы остановить распространение болезни.

1997 — Восемнадцать человек инфицированы штаммом H5N1 в Гонконге, шесть умирают. Это первые задокументированные случаи заражения человека. Гонконг уничтожает все поголовье домашней птицы, 1.5 миллионов птиц.

1999 Двое детей в Гонконге инфицированы штаммом H9N2.

Февраль 2003 г. — Восемьдесят четыре человека в Нидерландах поражены штаммом вируса H7N7, один человек умирает.

7 февраля 2004 г. — Двенадцать тысяч цыплят убиты в графстве Кент, штат Делавэр, после того, как было обнаружено, что они инфицированы вирусом H7.

7 октября 2005 г. Птичий грипп достиг Европы.Румынские власти поместили в карантин деревню с населением около 30 человек после того, как у трех мертвых уток положительный результат на птичий грипп.

12 ноября 2005 г. — У годовалого мальчика из Таиланда положительный результат теста на штамм птичьего гриппа H5N1.

16 ноября 2005 г. — Всемирная организация здравоохранения подтвердила два случая заболевания людей птичьим гриппом в Китае, в том числе птицеводницу, умершую от штамма H5N1.

17 ноября 2005 г. В Индонезии подтверждены два случая смерти от штамма птичьего гриппа H5N1.

1 января 2006 г. — Турецкий подросток умер от штамма птичьего гриппа H5N1 в Стамбуле, а позже на этой неделе умерли две его сестры.

17 января 2006 г. — 15-летняя девочка из северного Ирака умерла от птичьего гриппа.

20 февраля 2006 г. Вьетнам становится первой страной, которая успешно сдерживает болезнь. Страна считается благополучной по болезни, если в течение 21 дня не сообщается о новых случаях заболевания.

12 марта 2006 г. Должностные лица в Камеруне подтверждают случаи заболевания штаммом H5N1.В настоящее время птичий грипп достиг четырех африканских стран.

13 марта 2006 г. — Официальные лица Мьянмы подтвердили факт наличия птичьего гриппа.

11 мая 2006 г. Джибути объявляет о первых случаях заболевания H5N1 — несколько птиц и один человек.

20 декабря 2011 г. — Министерство здравоохранения и социальных служб США опубликовало заявление, в котором говорится, что правительство призывает научные журналы опускать детали исследований, которые они собираются опубликовать, о передаче H5N1 среди млекопитающих.Есть опасения, что информация может быть использована террористами не по назначению. 31 июля 2012 г. Ученые объявляют, что новый штамм птичьего гриппа h4N8 стал причиной смерти более 160 детенышей тюленя в Новой Англии в 2011 году. 31 марта 2013 г. — Китайские власти сообщили о первых случаях заболевания людей о заражении птичьим гриппом H7N9 Всемирной организации здравоохранения. H7N9 ранее не обнаруживался у людей. 6 декабря 2013 г. — 73-летняя женщина, инфицированная вирусом h20N8, умирает в Китае, это первый случай смерти человека от этого штамма. 8 января 2014 г. — Канадские чиновники здравоохранения подтверждают, что житель Альберты умер от птичьего гриппа H5N1, первого случая этого вируса в Северной Америке. Это также первый случай заражения H5N1, когда-либо завезенный путешественником в страну, где вирус не присутствует у домашней птицы. 20 апреля 2015 г. — Должностные лица говорят, что более пяти миллионов кур будут усыплены после того, как птичий грипп был обнаружен на коммерческом птичнике на северо-западе Айовы. По данным Министерства сельского хозяйства США, с декабря в 13 штатах было выявлено около восьми миллионов случаев птичьего гриппа.Представители органов здравоохранения заявляют, что риск передачи вируса H5N2 людям практически отсутствует. Случаев заражения людей этим вирусом никогда не было обнаружено.

15 января 2016 г. — Министерство сельского хозяйства США подтверждает, что коммерческая ферма по выращиванию индейки в округе Дюбуа, штат Индиана, дала положительный результат на штамм птичьего гриппа H7N8.

24 января 2017 г. — Министерство окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства Великобритании выпускает заявление, подтверждающее, что случай птичьего гриппа H5N8 был обнаружен в стае разводимых фазанов в Престоне, Великобритания.Стая насчитывает около 10 000 птиц. В заявлении также говорится, что некоторые из этих птиц погибли, а оставшиеся живые птицы в помещениях «гуманно» умерщвляются из-за болезни. 12 февраля 2017 г. — Ряд провинций Китая закрыли свои рынки живой птицы, чтобы предотвратить распространение птичьего гриппа после резкого роста числа инфекций, вызванных штаммом H7N9. По данным китайского государственного СМИ Синьхуа, в этом году по меньшей мере шесть провинций сообщили о случаях заболевания людей гриппом H7N9. 5-7 марта 2017 г. — Министерство сельского хозяйства США подтверждает, что коммерческая птицеферма в Теннесси дала положительный результат на штамм птичьего гриппа H7N9, но говорит, что он генетически отличается от линии H7N9 из Китая. По данным Tyson Foods, стадо из 73 500 птиц в округе Линкольн будет подвергнуто эвтаназии. 14 февраля 2018 г. — Гонконгский центр охраны здоровья сообщает, что 68-летняя женщина прошла курс лечения от штамма H7N4. Это первый случай этого штамма у человека. 5 июня 2019 г. — По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций, с 2013 года во всем мире было подтверждено 1568 случаев заболевания людей и 616 случаев смерти от штамма птичьего гриппа H7N9.

декабрь 2019 г. — Департамент окружающей среды, продовольствия и сельских районов Соединенного Королевства подтверждает, что на птицефабрике в Саффолке был выявлен случай птичьего гриппа H5N1. Из-за этой болезни гуманно убито 27 000 птиц.

9 апреля 2020 г.- Министерство сельского хозяйства США подтверждает, что коммерческое стадо индюшат в округе Честерфилд, Южная Каролина, дало положительный результат на штамм птичьего гриппа H7N3.

Январь 2021 г. — г. Индия уничтожает десятки тысяч домашних птиц после того, как птичий грипп обнаружен у уток, ворон и диких гусей, по крайней мере, в десятке населенных пунктов по всей стране. 18 февраля 2021 г. — Российские власти уведомили ВОЗ об обнаружении вируса H5N8 у людей. «Если это подтвердится, это будет первый случай, когда H5N8 заразит людей», — говорится в заявлении представителя Европейского регионального бюро ВОЗ.

1 июня 2021 — Национальная комиссия здравоохранения Китая объявляет о первом случае заболевания человека h20N3.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *