Природно очаговые болезни: Природно-очаговые инфекции

Разное

Содержание

Профилактика природно-очаговых заболеваний — ГБУЗ «Тамбовская областная клиническая стоматологическая поликлиника»

Природно-очаговые зоонозные инфекции– это болезни, общие для человека и животных, возбудители которых могут передаваться от животных к человеку. Зоонозные инфекции широко распространены среди диких, сельскохозяйственных, домашних животных, в том числе грызунов, как у диких (полевых, лесных, степных), так и синантропных (домовые крысы и мыши).

Природно-очаговые зоонозные инфекции характеризуются способностью возбудителей длительное время сохраняться во внешней среде на отдельных территориях, так называемых природных очагах. Природными очагами могут быть организмы   животных, в том числе этих инфекций.

Эпидемическое значение эти инфекции приобретают в активный весенне-осенний период, особенно для людей, выезжающих на отдых в природную среду, на дачные участки, а также для детей летних загородных оздоровительных учреждений. Заражение человека происходит при контакте с больными животными или их трупами, также при укусах животных и кровососущих насекомых, при проведении сельскохозяйственных работ на садово-дачных участках, при контакте с инфицированными грызунами, объектами внешней среды.

Одним из основных путей передачи инфекции является пищевой путь заражения через продукты (молоко, мясо, овощи и др.), инфицированные грызунами. Возбудители инфекции обладают способностью длительное время сохраняться и размножаться на пищевых продуктах, даже в условиях холодильника.

Природно –очаговые заболеваниями регистрируются ежегодно. 

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС) – тяжелое инфекционное заболевание, протекающее с повышением температуры тела, общей интоксикацией, поражением почек, кровеносных сосудов и других органов.

Источником инфекции являются мелкие грызуны (рыжая полевка, полевая мышь, серая и черная крыса, разные виды полевок). Заболевания людей могут возникать в любое время года, но наиболее часто регистрируются летом и осенью.

Передача инфекции человеку происходит различными путями. Вирус выделяется от грызунов со слюной и экскрементами. Зимой, когда устойчивость вируса значительно увеличивается, основной путь передачи инфекции, воздушно-пылевой. Особенно часто заражение происходит в закрытых помещениях, при перевозке сена и соломы, при лесоповале, сборе хвороста и сухого листа, сломе старых деревянных зданий, где отмечаются мышиные норы. В теплый период года основными путями заражения являются инфицированные пищевые продукты, инфицированная вода и контакт кожи и слизистых оболочек с зараженными предметами, реже укусы зверьков.

Инкубационный период (от заражения до клинических проявлений) длится от 10 до 35 дней, чаще 2- 3 недели. В начале заболевания появляются повышение температуры, головная боль, боли в мышцах, слабость, сильная слабость, иногда боли в горле, тошнота, рвота, может быть жидкий стул, сыпь на теле.            

Через несколько дней присоединяются боли в пояснице и животе, количество мочи уменьшается, появляются изменения в анализах мочи.

При  появлении первых признаках заболевания следует немедленно обратиться к врачу, так как больной ГЛПС в начале заболевания нуждается в строгом постельном режиме и постоянном медицинском наблюдении. Больной человек для окружающих не заразен. Переболевший человек приобретает стойкий иммунитет.

Профилактика ГЛПС:

— соблюдение правил личной гигиены,                                                                         

— уборка помещений должна проводиться только влажным способом,

— обеспечить недоступность пищевых продуктов для грызунов (хранение в плотно закрытой металлической таре),

 -нельзя использовать поврежденные грызунами пищевые продукты в пищу без термической обработки,

— не употреблять воду из открытых водоемов,                                                                          

— нельзя прикасаться к живым или мёртвым грызунам без рукавиц или резиновых перчаток,

— во время работы при большом количестве пыли (снос старых строений, погрузка сена и соломы, травы, разборка штабелей досок, брёвен, куч хвороста, уборка помещений и т.п) необходимо использовать рукавицы и респиратор или ватно-марлевую повязку.

Горожанам, имеющим дачные и садовые участки весной и осенью необходимо:   

— обеспечить непроницаемость грызунов в загородные дома и сооружения,           

— постоянно проводить истребление грызунов (дератизацию) с привлечением специализированной организации, которая занимается  истреблением  грызунов профессионально,

— двукратно, весной и осенью проводить барьерную и сплошную дератизацию на территории всего садово-дачного кооператива, товарищества.

Туляремия – инфекционное заболевание, источником которого являются различные виды диких животных. В природных условиях туляремией болеют более 60 видов мелких млекопитающих, главным образом – грызуны (водяные крысы, полевки, мыши, домовая мышь, зайцы).

Пути заражения:                                                                                                               

1. Трансмиссивный – через укусы инфицированных насекомых (клещей, слепней, комаров и мошкара).                                

2.

Контактный – при укусе человека инфицированным грызуном, снятии со зверька шкурки, разделки тушки, контакте с выделениями инфицированных грызунов.

3. Алиментарный (оральный) – при употреблении пищевых продуктов и воды, инфицированных выделениями грызунов.                                                               

4. Аспирационный (воздушно-пылевой) – при вдыхании зараженной возбудителем пыли.       

После проникновения возбудителя в организм, на 3-7 день возникают симптомы заболевания. Все формы заболевания сопровождаются симптомами, похожими на грипп: повышение температуры, озноб, ломота в теле и слабость.               

В зависимости от пути заражения, клинические проявления заболевания различны :                

1. При укусах насекомых у человека развивается бубонная, язвенно-бубонная формы. Это наиболее распространенные формы заболевания. Место укуса начинает зудеть, краснеет, позже появляется гноящаяся язва. Примерно в это же время увеличиваются регионарные лимфатические узлы.

Иногда лимфатические узлы нагнаиваются и вскрываются, наружу вытекает густой, сливкообразный гной. Нагноения могут рассосаться самостоятельно, но процесс этот очень медленный.                               

2. При употреблении инфицированных продуктов питания и воды развивается ангинозно-бубонная форма (боли в горле, затруднение глотания, гиперемия зева, на миндалинах появляется язва). Протекает такая «ангина» очень тяжело, с высокой температурой, увеличением шейных лимфатических узлов), возможна абдоминальная форма (боли в животе, тошнота, рвота, иногда развивается кишечное кровотечение).                  

3. При попадании возбудителя с пылью развивается легочная форма с поражением легких и бронхов. Эта форма протекает тяжело и длительно, с сильной лихорадкой, болями в груди.                  

Человек, больной туляремией не являет заразным для окружающих. Лица, перенесшие заболевание, повторно не болеют. 

С целью профилактики туляремии:

Не рекомендуется:                                                                                                                            

— пить воду из открытых водоёмов или неблагоустроенных колодцев на дачных участках,                      

— располагаться на отдых в стогах сена (соломы), излюбленных мест обитания грызунов,                       

— ловить  диких зверьков и брать в руки трупы мелких млекопитающих,                

— купаться  в непроточных водоёмах на неизвестной территории, где возможно нахождение природного очага туляремии.

Рекомендуется:                                                                                                                             

— применять репелленты против укусов комаров, слепней,  клещей  — переносчиков  туляремии,                                                                                                  

— проведение профилактической иммунизации определённым контингентам населения: участникам студенческих строительных отрядов, трудовых объединений старшеклассников и учащихся средних учебных заведений, выезжающим в неблагополучные местности, сотрудникам дезинфекционных станций, работающим на энзоотичных по туляремии участках города, работникам специальных лабораторий. Прививка легко переносится и действует в течение 5-6 лет.                                                 

Клещевой боррелиоз (болезнь Лайма) – инфекционное заболевание, вызываемое спирохетами и передающееся при укусе инфицированными клещами. Заболевание имеет наклонность к хроническому и рецидивирующему течению с преимущественным поражением кожи, нервной системы, опорно-двигательного аппарата и сердца.          

Инкубационный период составляет от 2 до 30 дней, в среднем 2 недели. Характерным признаком, в начале заболевания, в 70% случаев является появление на месте укуса клещом покраснения кожи. Красное пятно, постепенно увеличиваясь по периферии, достигает 1-10 см. в диаметре, иногда до 60 см. и более — так называемая клещевая, мигрирующая эритема. Эритема – единственный признак острого периода, который без лечения сохраняется 2-3 недели, затем исчезает. Но чаще всего пятну сопутствуют другие проявления заболевания: увеличение регионарных лимфатических узлов, недомогание, мышечные боли, боли в суставах и лихорадка, обычно невысокая. Затем на 4-ой неделе болезни появляются неврологические и сердечно-сосудистые осложнения.                                          

Без лечения болезнь прогрессирует, переходит в хроническое течение, в ряде случав может привести к инвалидности.                              

Профилактика болезни Лайма.                                                                                          

1. Противоклещевые обработки лесных, садово-парковых массивов, интенсивно посещаемых населением, на территории которых происходит наибольшее число нападений и присасывание клещей.                                                                     

2. Меры личной, индивидуальной защиты:                                                                              

— выходя в лес, даже на короткий срок, необходимо надевать одежду, максимально закрывающую открытые участки тела. Воротник, рукава должны быть плотно застегнуты или завязаны, голову повязать платком, заправив его концы под воротник,                          

— женщинам необходимо находиться в лесу только в брюках, заправив их в сапоги или ботинки,

— места для отдыха нужно выбирать сухие, вдали от кустарника и деревьев,                      

— не реже двух раз в течение дня, во время обеда и по выходе из леса, тщательно осмотреть одежду и тело. Осмотры лучше проводить на сухой расчищенной поляне.

В случае присасывания клеща:                                                                                                    

— удалить в ближайшем лечебном учреждении либо самостоятельно легким покачиванием из стороны в сторону, аккуратно стараясь не раздавить его. Место присасывания обязательно обработать спиртом. Удаленного клеща необходимо отнести в лабораторию для исследования, так как от этого зависит дальнейшая тактика наблюдения и лечения человека, к которому присосался клещ.                                 

Бешенство — вирусное инфекционное заболевание. Протекает с поражением центральной нервной системы и заканчивается смертью больного.

Основными источниками вируса бешенства в природе являются дикие животные (лисицы, волки,   енотовидные собаки), но могут  болеть бешенством и домашние животные, в том числе собаки и кошки. Не болеют только холоднокровные животные (змеи, ящерицы, лягушки и др. ) и насекомые. Для человека опасен не только укус, но и попадание слюны животного на слизистые и кожу. Дело в том, что на коже и слизистых могут быть незначительные, невидимые простым глазом повреждения, через которые вирус проникает в организм. Следует отметить, что возбудитель появляется в слюне в конце инкубационного (скрытого) периода болезни, за несколько дней до появления до появления признаков болезни у животного, когда животное кажется здоровым, однако укус его уже опасен.                                                                 

Признаки бешенства у различных животных имеют свои особенности:                  

— собаки сначала отказываются от еды, становятся беспокойными, у них отмечается водобоязнь, светобоязнь, а затем наступает фаза возбуждения, когда животное бежит и начинает кусать всех, кто попадается на пути;                                               

— для кошек характерна агрессия, когда они набрасываются на любого;                   

— лисицы теряют бдительность по отношению к человеку и человеческому жилью, перестают бояться человека и могут появляется на дорогах, улицах населенных пунктов, а также проникать в дома, бродить в окружении домашних животных. При этом поведение лисиц отличается особой агрессией, больная лисица без каких-либо провоцирующих обстоятельств набрасывается на людей, домашних и сельскохозяйственных животных.                 У человека инкубационный период болезни в зависимости от локализации укуса или обслюнения может длиться от 6 дней до 1 года. Наиболее опасны укусы в лицо, шею, пальцы и кисти рук.                                                                      

Симптомы бешенства у людей довольно характерны.

Первые признаки заболевания: зуд, ноющие боли в месте укуса, тоскливое настроение, бессонница, страшные сновидения, плохой аппетит, рвота, сердцебиение, затруднение дыхания. Затем появляется возбуждение, судорожные сокращения мышц, больной не может проглотить глоток воды, вид которой у него вызывает судороги (водобоязнь), появляется воздухобоязнь при дуновении воздуха. Заболевание очень быстро переходит в стадию параличей. На 3-8 день заболевания больной погибает от паралича сердечно-сосудистого и дыхательного центров.

Что делать, если укусило или обслюнило домашнее или дикое животное?  

1. Немедленно промыть: рану, царапины, место, куда попала слюна, струйкой воды с мылом, обработать края раны 70 0 спиртом или настойкой йода. Если рана кровоточит, в случае если кровотечение не угрожает жизни, кровотечение сразу не останавливать, так как возможно с кровью удалится вирус, попавший со слюной укусившего животного.

2. Обязательно обратиться в ближайший травматологический пункт, где проведут первичную хирургическую обработку раны и назначат курс лечебно-профилактической антирабической иммунизации. В настоящее время проводится всего 6 инъекций, которые назначаются по схеме. Любое отклонение от схемы чревато тяжелыми последствиями. Отказ от иммунизации – риск потерять жизнь!

 

Не рискуйте своим здоровьем и жизнью! Будьте здоровы!

Хорологическая структура природно-очаговых инфекций в азиатской части Российской Федерации | Носков

1. Кротов В.А., Помус М.И., Рихтер Г.Д., Сочава В.Б. Восточная Сибирь. Экономико-географическая характеристика. Москва: Географгиз; 1963.

2. Конева И.В., Батуев А.Р., Лопаткин Д.А. Картографирование нозоэкосистем Азиатской России (пояснительные материалы к карте). Иркутск: Издательство Институт географии им. В.Б. Сочавы СО РАН; 2012.

3. Рихтер Г.Д. Дальний Восток (Физико-геграфическая характеристика). Москва: Издательство Академии наук СССР; 1961.

4. Бугакова Н.С., Гельвановский М.И., Глисин Ф.Ф., Горячева И.П., Гохберг Л.М., Житков В.Б. и др. Регионы России. Социально-экономические показатели. Статистический сборник. Г.К. Оксенойт, ред. Москва: Росстат; 2015.

5. Конева И.В. Разработка специального содержания карты населения грызунов и зайцеобразных Азиатской России для нозоэкологических исследований. Картографирование населения грызунов и зайцеобразных Азиатской России. А.В. Белова, ред. Иркутск: Издательство «Восточно-Сибирская правда»; 1988.

6. Злобин В.И. Природно-очаговые трансмиссивные инфекции Сибири и Дальнего Востока. Журнал инфекционной патологии. 1999; 2 — 3: 3 — 8.

7. Вершинина Т.А., Конева И.В., Байбородин В.Н. Типы населения иксодовых клещей Азиатской России. Опыт создания карты иксодовых клещей Азиатской России. Б.Б. Прохоров, ред. Иркутск: 1974.

8. Львов Д.К., Дерябин П.Г., Аристова В.А., Бутенко А.М., Галкина И.В., Громашевский В.Л. и др. Атлас распространения возбудителей природно-очаговых вирусных инфекций на территории Российской Федерации. Москва: Издательство НПЦ ТМГ МЗ РФ; 2001.

9. Чапоргина Е.А. Горин О.З., Львов С.Д., Феоктистов А.З., Бутенко А.М., Трухина А.Г. и др. Распространение арбовирусов в Прибайкалье. Журнал инфекционной патологии. 1998; 5 (2 — 3): 54 — 59.

10. Егоров И.Я., Марамович А.С., Ботвинкин А.Д. Эпиднадзор за особо опасными и природно-очаговыми инфекциями в условиях Крайнего Севера. Якутск: 2000.

11. Никитин А.Я., Носков А.К., Андаев Е.И., Пакскина Н.Д., Яцменко Е.В., Веригина Е.В. и др. Эпидемиологическая ситуация по клещевому вирусному энцефалиту в Российской Федерации в 2015 г. и прогноз на 2016 г. Проблемы особо опасных инфекций. 2016; 1: 40 — 43.

12. Носков А.К., Ильин В.П., Андаев Е. И., Пакскина Н.Д., Веригина Е.В., Балахонов С.В. Заболеваемость клещевым вирусным энцефалитом в Российской Федерации и по федеральным округам в 2009 — 2013 гг., эпидемиологическая ситуация в 2014 г. и прогноз на 2015 г. Проблемы особо опасных инфекций. 2015; 1: 46 — 50.

13. Яшина Л.Н., Иванов Л.И., Слонова Р.А., Компанец Г.Г., Гуторов В.В., Кушнарева Т.В. и др. Хантавирусы, циркулирующие в полевках Microtus fortis и Microtus maximowiczii. Тихоокеанский медицинский журнал. 2008; 2: 47 — 49.

14. Кушнарева Т.В. Эпизоотологический потенциал мышевидных грызунов в природных очагах хантавирусной инфекции и его эпидемиологическое значение. Тихоокеанский медицинский журнал. 2008; 2: 50 — 52.

15. Макеев С.М., Марамович А.С., Носков А.К., Чернявский В.Ф., Кондаков А. А. Эпидемиолого-эпизоотологическое районирование территории и профилактика лептоспирозов в Дальневосточном федеральном округе. Проблемы особо опасных инфекций. 2007; 2: 24 — 27.

16. Бренева Н.В., Носков А.К., Киселева Е.Ю., Шаракшанов М.Б., Борисов С.А., Курганова О.П. и др. Анализ ситуации по лептоспирозам в Приамурье. Опыт работы в зоне затопления в 2013 г. и прогноз на 2014 г. Проблемы особо опасных инфекций. 2014; 1: 94 — 97.

17. Бренева Н.В., Киселева Е.Ю., Макеев С.М. Проблемы эпидемиологии и диагностики лептоспирозов в Сибири и на Дальнем Востоке. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2012; 3: 96 — 102.

18. Шаракшанов М.Б., Бренёва Н.В., Носков А.К., Киселева Е.Ю., Высочина Н.П., Мусатов Ю.С. и др. Современная ситуация по лептоспирозам на юге Дальнего Востока. Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2016; 4: 9 — 15.

19. Балахонов С.В., Попова А.Ю., Мищенко А.И., Михайлов Е.П., Ежлова Е.Б., Демина Ю.В. и др. Случай заболевания человека чумой в Кош-Агачском районе Республики Алтай в 2015 г. Сообщение 1. Клинико-эпидемиологические и эпизоотологические аспекты. Проблемы особо опасных инфекций. 2016; 1: 55 — 60.

20. Кутырев В.В., Попова А.Ю., Ежлова Е.Б., Демина Ю.В., Пакскина Н.Д., Щучинов Л.В. и др. Заболевание человека чумой в Горно-Алтайском высокогорном природном очаге в 2014 г. Сообщение 1. Эпидемиологические и эпизоотологические особенности проявлений чумы в Горно-Алтайском высокогорном (Сайлюгемском) природном очаге чумы. Проблемы особо опасных инфекций. 2014; 4: 9 — 16.

21. Мещерякова И. С., Добровольский А.А., Демидова Т.Н., Кормилицына М.И., Михайлова Т.В. Трансмиссивная эпидемическая вспышка туляремии в г. Ханты-Мансийске в 2013 году. Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2014; 5: 14 — 20.

22. Остапенко Н.А., Соловьева М.Г., Казачинин А.А., Козлова И.И., Файзуллина Н.М., Ежлова Е.Б. О вспышке туляремии среди населения Ханты-Мансийска и Ханты-Мансийского района в 2013 г. Проблемы особо опасных инфекций. 2015; 2: 28 — 32.

23. Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения при ликвидации последствий наводнения на Дальнем Востоке. Под ред. Г.Г. Онищенко и С.В. Балахонова. Новосибирск: Наука-Центр; 2014.

24. Носков А.К., Балахонов С.В., Михайлов Л.М., Вишняков В.А., Куликалова Е.С., Мазепа А.В. и др. Эпидемиологическая ситуация по природно очаговым инфекционным болезням на территориях Сибири и Дальнего Востока, пострадавших от стихийных бедствий в 2013-2014 годах. Дальневосточный журнал инфекционной патологии. 2016; 30: 6 — 10.

Карточка вакансии

Проводить исследования, эксперименты, наблюдения, измерения на основе методики, предложенной ответственным исполнителем

Тематика исследований: научно-исследовательская и методическая деятельность в области эпидемиологии природно-очаговых инфекций. Задачи: разработка и внедрение методик для выявления, идентификации и типирования возбудителей природно-очаговых инфекций, выявление в клиническом материале и в образцах окружающей среды различных патогенов, вызывающих лихорадку и/или поражение ЦНС и других органов, практическая диагностика, расследование вспышек инфекционных болезней и исследование окружающей среды с помощью созданных методик. Генетическая характеристика представительной части выявленных изолятов с помощью прямого секвенирования с целью выявления эволюционных и эпидемиологических связей изолятов, наличия в них факторов вирулентности и патогенности, на основании полученных данных — описание эпидемической обстановки и эпидемиологический прогноз природно-очаговых инфекций, вирусных и бактериальных менингитов в исследуемых регионах РФ, разработка и применение инновационных методов генотипирования патогенов, включая возбудителей бактериальных менингитов, вирусов-возбудителей природно-очаговых энцефалитов и лихорадок, типирование патогенов, сбор эпидемиологических данных, разработка методик для изучения закономерностей эпидемического процесса природно-очаговых и зоонозных инфекций, подготовка отчетов, инструкций, методических рекомендаций, информационных писем по применению разрабатываемых методик в научной и лабораторной практике и совершенствованию эпидемиологического надзора, диагностики и профилактики и борьбы с природно-очаговыми и зоонозными инфекциями, представление перечисленных документов на утверждение Ученого Совета, подготовка и представление к публикации статей, тезисов, докладов в научные журналы и на научные конференции, оказание консультативной и методической помощи лечебным, научным и иным учреждениям РФ по тематике лаборатории, подготовка молодых научных кадров в процессе осуществления основной деятельности лаборатории. Критерии оценки: — наличие публикации научной литературы с результатами научных исследований; — представление результатов исследований на конференциях и семинарах в виде устных докладов; — наличие отчетов по проделанной работе.

Профилактика природно-очаговых и сезонных заболеваний / Набережные Челны

С 16 по 25 апреля 2012 года в Республике и в нашем городе проводится декадник по профилактике природно — очаговых и сезонных заболеваний.

Среди природно – очаговых сезонных заболеваний наиболее актуальными являются: клещевой энцефалит и геморрагическая лихорадка с почечным синдромом.

Клещевой энцефалит – тяжелое инфекционное заболевание, поражающее центральную нервную систему. Инкубационный (скрытый) период длится чаще всего 10-14 дней, с колебаниями от 1 до 60 дней. Болезнь начинается остро, сопровождается ознобом, сильной головной болью, резким подъемом температуры до 38-39 градусов, тошнотой, рвотой. Беспокоят мышечные боли, которые наиболее часто локализуются в области шеи и плеч, грудного и поясничного отдела спины, конечностей.

К заражению клещевым энцефалитом восприимчивы все люди, независимо от возраста и пола. Наибольшему риску подвержены лица, деятельность которых связана с пребыванием в лесу. Горожане заражаются в пригородных лесах, лесопарках, на садово-огородных участках.

Для предупреждения заболевания клещевым энцефалитом необходимо соблюдать простые правила безопасности:

— Одежда любителей прогулок на природе должна предохранять от заползания клещей. Воротник и манжеты рубашки, куртки должны быть застегнуты. Рубашка – заправлена в брюки, концы брюк — в носки и сапоги. Обязательны головные уборы.

— Для защиты от клещей необходимо использовать отпугивающие средства – репелленты, которыми обрабатывают открытые участки тела и одежду. Перед использованием препаратов следует ознакомиться с инструкцией по их применению.

— Каждый человек, находясь на природе в сезон активности клещей, должен периодически осматривать свою одежду и тело. Удаляют клеща следующим образом: захватывают его пинцетом или пальцами, обернутыми марлей, и легкими раскачивающими движениями вытягивают. Можно предварительно смазать тело клеща растительным маслом. Это приводит к закрытию у клеща дыхательных отверстий, и он сам попытается покинуть место присасывания. Рекомендуется обработать место укуса йодом и обратиться в лечебно – профилактическое учреждение.

Для экстренной профилактики клещевого энцефалита применяется противоклещевой иммуноглобулин, который эффективен при условии его внутримышечного введения в первые 4 дня после укуса клеща. Поэтому необходимо исследовать клеща, снятого с человека, чтобы выявить его зараженность энцефалитом. Обязательные профилактические прививки против клещевого энцефалита проводятся лицам, работа которых связана с пребыванием в эндемичных районах, а также всем желающим.

Возбудитель такого опасного заболевания, как геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС) – вирус, который сохраняется в организме мышевидных грызунов. Заражение человека происходит при контакте с выделениями грызунов, употреблении инфицированных пищевых продуктов, вдыхании пыли, содержащей выделения грызунов. Наиболее часто это случается при выполнении сельскохозяйственных работ, на охоте, рыбалке, в туристических походах. Городские жители рискуют заразиться ГЛПС, работая на своих садовых участках, в гаражах, выполняя уборку помещений.

От момента заражения до появления первых клинических признаков заболевания проходит 10 – 17 дней (максимум 1,5 месяца). Заболевание начинается остро с общей резкой слабости, озноба и головных болей, болей в мышцах, тошноты, рвоты, потери аппетита. На 4-5 день болезни появляются боли в пояснице и животе, иногда на теле появляется сыпь. Нарушается функция почек. Лечение больных проводится только в больнице, под постоянным наблюдением врача!

Все существующие меры профилактики ГЛПС направлены на предотвращение контакта человека с грызунами, с продуктами их жизнедеятельности и на защиту продуктов питания и воды от загрязнения:

— Уборку садовых домиков, дач и других построек, где обнаружены выделения грызунов, проводить в четырехслойной марлевой повязке, резиновых перчатках влажным способом с применением 3% хлорамина (300 гр. на ведро воды) с последующим проветриванием. Постельные принадлежности, одежду просушить на солнце, а затем тщательно выбить пыль.

— Запасы продуктов хранить в плотно закрывающейся таре. В случае порчи продуктов грызунами, продукты необходимо уничтожить. Питьевую воду хранить в недоступных для грызунов местах.

— Для уничтожения грызунов в личных домовладениях и на садовых участках весной и осенью проводить дератизацию.

— Любителям отдыха на природе необходимо устраивать безопасные для отдыха стоянки на открытых, прогреваемых солнцем полянах. Сумки и рюкзаки с продуктами питания подвешивать на высоте до 1,5 м от земли. Расчистку места для отдыха проводить в рукавицах, а для того, чтобы не поднимать пыль, территорию необходимо пролить водой.

По данным Территориального отдела Территориального управления Роспотребнадзора по РТ в г. Набережные Челны за 2011 год зарегистрировано 40 случаев заболевания ГЛПС, в 1 квартале текущего года – 16.

Все эти тяжелые заболевания легче предупредить. Для этого необходимо лишь выполнять простые, не требующие особых затрат правила. А при малейших признаках заболевания обращаться за медицинской помощью. 

Санкт-Петербургский НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера

Санкт-Петербургский НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера разработал и зарегистрировал первую в Российской Федерации иммуноферментную тест-систему для количественного определения антител к коронавирусу SARS-CoV-2 в крови у людей, перенесших ковид или просто контактировавших ранее с SARS-CoV-2 при отсутствии клинической симптоматики. В отличие от других подобных тест-систем она позволяет оценить не только само присутствие, но и концентрацию специфических антител, что весьма важно для понимания степени защищенности исследуемого человека от повторного заражения.

Показанием к использованию Набора реагентов является необходимость оценки развития гуморального адаптивного иммунитета к коронавирусу SARS-CoV-2 у больных COVID-19 в динамике лечения, а также у выздоровевших — с целью оценки степени антительного ответа и у здоровых людей — с целью оценки уровня популяционного иммунитета.

В основе метода иммуноферментного анализа лежит взаимодействие антител, содержащихся в исследуемом образце сыворотки или плазмы крови, с антигеном (N-белком) коронавируса, предварительно сорбированным в лунках иммунологического планшета, и последующее выявление этого взаимодействия с помощью иммуноферментной реакции, о величине которой судят по  степени окраски раствора, фиксируемой фотометрическим анализатором.

Количественное содержание антител в клиническом образце рассчитывают по калибровочной кривой  в концентрации, выраженной в условных единицах (у.е./мл). Данная тест-система обладает высокой аналитической чувствительностью. С ее помощью можно оценить степень выраженности антительного иммунного ответа от очень низкого уровня до очень высокого, что делает этот Набор незаменимым для принятия решения о дополнительной вакцинации против коронавируса SARS-CoV-2.

Клинико-лабораторные испытания подтвердили эффективность применения тест-системы для оценки количественного содержания антител класса IgG к N-белку SARS-CoV-2 в положительных образцах сыворотки/плазмы крови при использовании в качестве эталона сравнения реакции нейтрализации цитопатического действия вируса. Тем самым были подтверждены   новейшие данные научной литературы, касающиеся исследований в области изучения иммунопатогенеза и иммунодиагностики коронавирусной инфекции COVID-19, в которых была доказана высокая положительная корреляция между уровнем содержания антител класса IgG к N-белку в крови пациентов, перенесших коронавирусную инфекцию, и уровнем вируснейтрализующих антител.

Регистрационное удостоверение на «Набор реагентов для иммуноферментного количественного определения антител человека класса IgG к N-белку SARS-CoV-2 (N-CoV-2-IgG PS), серия 001» № РЗН 2021/14085 от 14.04.2021 г. действительно по 01.01.2022 г. Набор реагентов допущен к обращению на территории РФ.

Регистрационное удостоверение 

БД РД НО

ПРИРОДНАЯ ОЧАГОВОСТЬ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 27. Москва, 2015, стр. 520

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Б. И. Санин

ПРИРО́ДНАЯ ОЧАГО́ВОСТЬ, осо­бен­ность от­дель­ных ин­фек­ци­он­ных бо­лез­ней, за­клю­чаю­щая­ся в том, что они рас­про­стра­не­ны лишь в оп­ре­де­лён­ных гео­гра­фич. ре­гио­нах, ха­рак­те­ри­зую­щих­ся на­ли­чи­ем в со­ста­ве био­це­но­за хо­зя­ев (ди­ких жи­вот­ных), пе­ре­нос­чи­ков и ре­ци­пи­ен­тов воз­бу­ди­те­ля бо­лез­ни, обес­пе­чи­ваю­щих его ес­теств. цир­ку­ля­цию в при­ро­де при от­сут­ст­вии че­ло­ве­ка. Эти бо­лез­ни на­зы­ва­ют при­род­но-оча­го­вы­ми, а тер­ри­то­рии, где встре­ча­ют­ся их воз­бу­ди­те­ли, – при­род­ны­ми оча­га­ми, ко­то­рые обыч­но су­ще­ст­ву­ют не­ог­ра­ни­чен­но дол­гое вре­мя. По­ня­тие П. о. ввёл Е. Н. Пав­лов­ский (1938).

Воз­бу­ди­те­ли при­род­но-оча­го­вых бо­лез­ней не­пре­рыв­но цир­ку­ли­ру­ют сре­ди ди­ких жи­вот­ных (ча­ще гры­зу­нов) и птиц; от жи­вот­но­го к жи­вот­но­му и от жи­вот­но­го че­ло­ве­ку они пе­ре­да­ют­ся пре­им. че­рез на­се­ко­мых и кле­щей, но при не­ко­то­рых бо­лез­нях воз­мож­ны и др. пу­ти пе­ре­да­чи – че­рез во­ду, пи­щу. Че­ло­век или до­маш­ние жи­вот­ные мо­гут за­ра­жать­ся при­род­но-оча­го­вы­ми бо­лез­ня­ми на тер­ри­то­рии при­род­но­го оча­га. К та­ким бо­лез­ням от­но­сят­ся: чу­ма, ту­ля­ре­мия, кле­ще­вой и япон­ский эн­це­фа­ли­ты, бе­шен­ст­во, леп­тос­пи­роз, ге­мор­ра­ги­че­ские ли­хо­рад­ки, кож­ный лейш­ма­ни­оз, не­ко­то­рые гель­мин­то­зы (напр., опи­стор­хоз) и др. У до­маш­них жи­вот­ных наи­бо­лее рас­про­стра­не­ны бе­шен­ст­во, эхи­но­кок­коз, ящур. Наи­бо­лее эф­фек­тив­ные ме­ры борь­бы с при­род­но-оча­го­вы­ми бо­лез­ня­ми: но­ше­ние спец. за­щит­ной оде­ж­ды, унич­то­же­ние гры­зу­нов, а так­же про­фи­лак­тич. при­вив­ки (см. Им­му­ни­за­ция).

Болезни природно-очаговые — это… Что такое Болезни природно-очаговые?

Болезни природно-очаговые

инфекционные заболевания человека, встречающиеся на определенных территориях, где природные, климатические условия и другие факторы обеспечивают циркуляцию возбудителя среди животных в течение неопределенно длительного времени.


EdwART. Словарь терминов МЧС, 2010

  • Боеприпасы
  • Больничная база медицинской службы гражданской обороны

Смотреть что такое «Болезни природно-очаговые» в других словарях:

  • Природно-очаговая инфекция (болезни природно-очаговые) —    заболевания, распространенные в очаге на территории которого возбудитель постоянно циркулирует среди определенных видов животных, распространяясь, как правило, членистоногими переносчиками …   Гражданская защита. Понятийно-терминологический словарь

  • ПРИРОДНО-ОЧАГОВЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ — инфекционные болезни, существующие в природных очагах в связи со стойкими очагами инфекции и инвазии, поддерживаемыми дикими животными. К ним относятся: клещевой и комариный (японский) энцефалиты, клещевые риккетсиозы (сыпнотифозные лихорадки),… …   Экологический словарь

  • болезни арбовирусные — природно очаговые инфекционные болезни человека и животных, вызываемые арбовирусами, передающимися кровососущими членистоногими …   Большой медицинский словарь

  • Лейшманиоз — Лейшманиоз …   Википедия

  • Африканский трипаносомоз — Африканский трипаносомоз …   Википедия

  • Висцеральный лейшманиоз — МКБ 10 B55.055.0 МКБ 9 085.0085.0 DiseasesDB …   Википедия

  • Антропоэкосистема — пространственное подразделение среды обитания человека, во всех своих частях обладающее сходством природных, социально экономических, производственных, эколого гигиенических, культурно бытовых условий жизнедеятельности населения, которые… …   Экология человека

  • Лихорадка паппатачи — МКБ 10 A93.1 МКБ 9 066.0066.0 MeSH D010217 D010217 …   Википедия

  • Геморраги́ческие лихора́дки — природно очаговые вирусные болезни, характеризующиеся развитием геморрагического синдрома на фоне остролихорадочного состояния. Вирусы, вызывающие Г. л., принадлежат к 7 родам 5 вирусных семейств (см. Вирусные инфекции). По механизму передачи… …   Медицинская энциклопедия

  • Боле́зни арбови́русные — природно очаговые инфекционные болезни человека и животных, вызываемые арбовирусами, передающимися кровососущими членистоногими …   Медицинская энциклопедия

Анализ эпидемиологических характеристик четырех природно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун, Китай, в 2009-2017 гг .: описательный анализ

Цитата: Chen R, Kou Z, Xu L, Cao J, Liu Z, Wen X и др. . (2019) Анализ эпидемиологических характеристик четырех природно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун, Китай, в 2009-2017 гг .: описательный анализ. PLoS ONE 14 (8): e0221677. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0221677

Редактор: Исаак Чун-Хай Фунг, Южный университет Джорджии, Колледж общественного здравоохранения Цзянн-Пинг Сю, США

Поступила: 24 января, 2019; Принята к печати: 13 августа 2019 г .; Опубликовано: 27 августа 2019 г.

Авторские права: © 2019 Chen et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Это исследование было поддержано Ключевой лабораторией профилактики и контроля инфекционных заболеваний провинции Шаньдун (2017KEYLAB02) компании HW.Спонсор не имел никакого отношения к дизайну исследования, сбору и анализу данных, принятию решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Природно-очаговые болезни — это инфекционные заболевания, которые распространяются патогенами в естественных животных-хозяевах и могут инфицировать людей, когда они попадают в естественный очаг эпидемии. Природно-очаговые заболевания — это большая группа болезней. В настоящее время в мире насчитывается более 180 видов природно-очаговых заболеваний, в том числе вирусные, бактериальные, риккетсиоз, хламидиоз, спирохеты, грибковые заболевания, простейшие и другие паразитарные заболевания.Однако в последние годы возродились различные старые природно-очаговые заболевания, такие как болезнь, вызванная вирусом Зика, и лихорадка денге (ЛД). Кроме того, в Китае постоянно обнаруживаются новые возбудители природно-очаговых заболеваний, такие как тяжелая лихорадка с синдромом тромбоцитопении, флебовирус (SFTSV), Candidatus Rickettsia tarasevichiae и Rickettsia sibirica подвид sibirica BJ-90 [1–3] . За последние 55 лет в китайских журналах было зарегистрировано 8 350 754 случая естественно-очаговых заболеваний, включающих 24 типа естественно-очаговых заболеваний [4].Природно-очаговые заболевания представляют серьезную угрозу для здоровья населения. Провинция Шаньдун — вторая по численности населения провинция Китая с населением около 100 миллионов человек, из которых около 40% проживает на сельскохозяйственных землях. Климат в провинции Шаньдун теплый, с четырьмя сезонами и разнообразием ландшафта, что создает благоприятные условия для возникновения многих природно-очаговых заболеваний. Поэтому мы выбрали провинцию Шаньдун в качестве места исследования природно-очаговых заболеваний. В столице Цзинань в 2004–2013 гг. Было зарегистрировано 1248 случаев 9 различных природно-очаговых заболеваний [5].Однако имеется лишь ограниченная информация об эпидемиологических характеристиках природно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун, особенно за последние годы. Поэтому необходимо описать эпидемические характеристики природно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун за последние годы.

Мы выбрали четыре природно-очаговых заболевания, оказавших большое влияние на здоровье людей в провинции Шаньдун. Четыре природно-очаговых заболевания — это HGA, сыпной тиф, SFTS и кустарный сыпной тиф, которые передаются через насекомых-переносчиков.SFTS и HGA — новые природно-очаговые заболевания в провинции Шаньдун, которые тесно связаны друг с другом и имеют высокий уровень смертности. Тиф и кустарниковый сыпной тиф — две природно-очаговые болезни с высокой заболеваемостью в определенных регионах. Четыре природно-очаговых заболевания интенсивно контролировались местными департаментами здравоохранения, поскольку они представляли большую опасность для местных жителей. Возбудителями SFTS и HGA являются SFTSV и Anaplasma phagocytophilum (AP) соответственно, а основными переносчиками являются клещи [6].Тиф, включая эпидемический сыпной тиф и эндемический сыпной тиф, вызывается тифом группы риккетсий. Сыпной тиф в провинции Шаньдун — это в основном эндемический тиф [7]. Эндемический тиф вызывается Rickettsia typhi и в основном передается Xenopsyllae cheopis , поскольку их естественными хозяевами являются грызуны. Кустовой сыпной тиф вызывается внутриклеточным патогеном Orientia tsutsugamushi и передается клещами-чиггерами [8]. Мы описали масштабы и распространение этих заболеваний в провинции Шаньдун на основе дат, подлежащих уведомлению, с упором на трехмерное распределение с 2009 по 2017 год и характеристики летальности SFTS.До 2010 года мониторинг SFTS не проводился в Китае, поэтому в 2009 году не было данных мониторинга SFTS. В последние годы в провинции Шаньдун было зарегистрировано немного случаев HGA, а в 2017 году мониторинг HGA не проводился.

Методы

Учебный участок

Провинция Шаньдун расположена на восточном побережье Китая (114 ° 19 ‘восточной долготы до 122 ° 43’ восточной долготы, 34 ° 22 ‘северной широты до 38 ° 23’ северной широты), площадью 157000 км. при котором растительный покров составляет около 77,54%, площадь засаженных земель составляет около 53.82%, гористая местность составляет около 14,59%, а холмистая местность составляет около 15,39%. Это гористая местность в средней и южной части провинции Шаньдун и на полуострове Шаньдун, но в основном плоская и холмистая на периферии. Он находится в низовьях Желтой реки и простирается до Тихого океана в виде полуострова Шаньдун с береговой линией 3 121 км (рис. 1). В провинции Шаньдун муссонный климат средних широт (среднегодовая температура 13,6–14,3 ° C, среднегодовое количество осадков 543–845 мм).

Определение регистра

С 1 января 2004 г. Китай использует систему прямой сетевой отчетности Китайской информационной системы отчетности об инфекционных заболеваниях. Четыре случая естественно-очаговых заболеваний были диагностированы в соответствии с диагностическими критериями, выпущенными министерством здравоохранения Китая (файл S1).

Сбор данных

Данные по четырем заболеваниям были собраны посредством пассивной отчетности. SFTS, сыпной тиф и HGA — новые природно-очаговые заболевания в провинции Шаньдун.О случаях этих заболеваний в основном сообщают местные больницы через Информационную систему отчетности о болезнях провинции Шаньдун (SDRIS), а провинциальный CDC отвечает за диагностику и анализ. Как природно-очаговое заболевание, которое долгое время существует в провинции Шаньдун, о сыпном тифе сообщают непосредственно в городской / городской больнице через SDRIS, а CDC на уровне округа несет ответственность за диагностику и рассмотрение. Информация о четырех случаях естественных очаговых заболеваний, включая пол, возраст, род занятий, адрес проживания, дату начала болезни и исход болезни, поступает из SDRIS.Карта отчета об инфекционном заболевании была экспортирована в соответствии с датой начала заболевания. Данные о населении провинции Шаньдун за 2009–2017 годы были получены от Статистического бюро провинции Шаньдун.

Анализ данных

Распределение по возрасту, полу, распределению занятий, сезонному распределению и региональному распределению случаев было обобщено с помощью Excel 2010, а для статистического анализа использовался IBM SPSS Statistics 24.0 (онлайн). Различные скорости были проанализированы с использованием теста χ 2 .Тест трендов был проанализирован с помощью теста трендов Мантеля-Хензеля [9, 10]. Все тесты были двусторонними, и статистическая значимость была установлена ​​на уровне P <0,05. Базовые диаграммы провинции Шаньдун были взяты из облачной платформы данных о ресурсах и окружающей среде. Программное обеспечение ArcGis10.2 использовалось для построения топографической карты провинции Шаньдун и географического распределения случаев.

Этическое разрешение

Национальная комиссия по здравоохранению и планированию семьи Китая определила, что сбор данных о случаях естественно-очаговых заболеваний является частью постоянной системы общественного здравоохранения в отношении подлежащих уведомлению инфекционных заболеваний и не подлежит оценке институциональным наблюдательным советом.

Результаты

SFTS

С 2010 по 2017 год в SDRIS поступило сообщение о 2731 подтвержденном случае SFTS, включая 251 смертельный исход в провинции Шаньдун.

Распределение времени.

В течение 2010–2017 годов в провинции Шаньдун ежегодно регистрировалось в среднем 3,47 случая на один миллион жителей, самый высокий показатель был зарегистрирован в 2016 году (6,32 случая / 1 000 000), а самый низкий — в 2010 году (0,59 случая / 1 000 000) (Рис. 2) . Распространенность SFTS продемонстрировала очевидные сезонные характеристики.В течение 2010–2017 годов 94,03% (2568/2731) случаев SFTS были зарегистрированы с мая по октябрь, а пики зарегистрированных случаев SFTS с 2010 по 2017 год приходились на лето и осень, июль, июль, июль, июнь, июнь, Май, июнь, август соответственно (рис. 3А; таблица 1).

Рис. 3. В течение 2009–2017 гг. Общее количество случаев по месяцам в провинции Шаньдун.

(A): Общее количество случаев SFTS по месяцам с 2010 по 2017 год. (B): Общее количество случаев HGA по месяцам с 2009 по 2016 год.(C): Общее количество случаев заболевания сыпным тифом по месяцам с 2009 по 2017 год. (D): Общее количество случаев заболеваемости кустовым сыпным тифом по месяцам с 2009 по 2017 год.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0221677.g003

Распределение населения.

Из общего числа случаев SFTS 1384 случая были мужчинами и 1347 случаев были женщинами, соотношение мужчин и женщин составляло 1,03: 1, и хотя было несколько больше случаев мужчин, чем женщин, разница не была статистически значимой ( χ 2 = 0.012, P = 0,924) (таблица 1). Большинство случаев SFTS были фермерами (86,01%, 2349/2731), и распределение случаев SFTS по профессиям в разные годы было сходным (Таблица 1; Рис. 4A). 94,87% (2591/2731) случаев SFTS произошли у лиц старше 40 лет (Таблица 1). Наивысший пик возрастного распределения числа случаев SFTS пришелся на возрастную группу 60–65 лет. Однако самый высокий пик распределения заболеваемости SFTS по возрастным группам отставал на 2 возрастные группы и приходился на возрастную группу 70–75 лет (рис. 5A).

Рис. 4. Доля представителей разных профессий по четырем природно-очаговым заболеваниям по годам, 2009–2017 гг.

(A): Доля разных профессий в делах SFTS по годам в провинции Шаньдун. (B): Доля разных профессий в случаях HGA по годам в провинции Шаньдун. (C): Доля разных профессий в случаях заболевания тифом по годам в провинции Шаньдун. (D): Доля разных профессий в случаях заболевания кустарным сыпным тифом по годам в провинции Шаньдун.

https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0221677.g004

Рис. 5. Распределение числа случаев и уровня заболеваемости по возрастным группам в провинции Шаньдун, 2009–2017 гг.

(A): Распределение случаев SFTS по возрастным группам и уровень заболеваемости. (B): Распределение случаев HGA по возрастным группам и уровень заболеваемости. (C): Распределение случаев тифа и заболеваемости по возрастным группам. (D): Распределение случаев скрабового тифа по возрастным группам и уровень заболеваемости.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0221677.g005

Региональное распространение.

В течение 2010–2017 годов 86,34% случаев SFTS были ограничены 7 из 17 городов в провинции Шаньдун: Яньтай (24,86%, 679/2731), Вэйхай (16,33%, 446/2731), Тайань (12,45%, 340/2731), Цзинань (11,09%, 303/2731), Вэйфан (8,75%, 239/2731), Линьи (7,54%, 206/2731), Циндао (5,31%, 145/2731). Помимо этих 7 городов, в других городах было зарегистрировано только 373 случая SFTS (Таблица 2). Примечательно, что 46,50% (1270/2731) случаев SFTS произошли на полуострове Шаньдун (включая Яньтай, Вэйхай и Циндао).Кроме того, в 2010–2017 годах в Хэцзэ не было зарегистрировано ни одного случая заболевания (таблица 2, рис. 6A). Количество пострадавших городов в 2010–2017 годах составляло 5, 11, 11, 15, 13, 14, 13 и 14 соответственно (таблица S1).

Рис. 6. Географическое распределение четырех случаев естественно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун, 2009–2017 гг.

(A): Географическое распределение случаев SFTS в провинции Шаньдун. (B): Географическое распределение случаев HGA в провинции Шаньдун. (C): Географическое распределение случаев тифа в провинции Шаньдун.(D): Географическое распространение случаев кустарникового тифа в провинции Шаньдун.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0221677.g006

Распространение смертельных случаев.

С 2010 по 2017 год в провинции Шаньдун был зарегистрирован 251 случай смерти, а уровень смертности составил 9,19%, самый высокий показатель был зарегистрирован в 2011 году (13,69%, 23/168), а самый низкий — в 2016 году (7,00%, 44/629). ). Уровень смертности с каждым годом снижался (критерий тренда Мантеля-Хензеля, χ 2 = 11.823, P = 0,001). Летальность мужчин (10,04%, 139/1384) была немного выше, чем у женщин (8,61%, 116/1347), но разница не была статистически значимой ( χ 2 = 1,653, P = 0,212). . Уровень смертности рабочих, пенсионеров, фермеров и других составлял соответственно 11,76% (6/51), 10,39% (8/77), 9,49% (223/2349) и 5,91% (14/237). Все смертельные случаи SFTS наблюдались у людей старше 35 лет, а показатели летальности были выше в старших возрастных группах (критерий тенденции Мантеля-Хензеля, χ 2 = 43.920, P <0,001), за исключением того, что показатели летальности были низкими в возрастных группах старше 85. В 11 городах со смертельным исходом SFTS наблюдалась значительная разница в уровне смертности (χ 2 = 86,569, P <0,001). У Дэчжоу был самый высокий уровень смертности (18,18%, 2/11), а у Вэйфана - самый низкий (0,84%, 2/239), в других 6 городах не было зарегистрировано смертельных случаев (Таблица 3).

HGA

С 2009 по 2016 год в SDRIS было зарегистрировано в общей сложности 223 подтвержденных случая HGA, включая 5 смертельных случаев в провинции Шаньдун.

Распределение времени.

В течение 2009–2016 гг. Ежегодно регистрировалось в среднем 0,29 случая на миллион жителей, самый высокий показатель был зарегистрирован в 2010 году (1,22 случая / 1 000 000), а самый низкий — в 2016 году (0,01 случая / 1 000 000) (рис. 2). Заболеваемость HGA имела очевидные сезонные характеристики: 94,62% ​​(211/223) случаев HGA сгруппировались в период с мая по октябрь. Пики зарегистрированных случаев HGA в 2009–2016 гг. Приходились на лето и осень — июль, август, август, август, июнь, июль и июнь, соответственно (рис. 3B; таблица 1).

Распределение населения.

Из общего числа случаев HGA 114 случаев приходились на мужчин и 109 случаев на женщин, а соотношение мужчин и женщин составляло 1,05: 1. Хотя было немного больше случаев мужчин, чем женщин, разница не была статистически значимой (χ 2 = 0,027, P = 0,984) (таблица 1). Большинство случаев HGA приходилось на фермеров (83,41%, 186/223) (Таблица 1; Рис. 4B). 92,38% (206/223) случаев HGA произошли у лиц старше 40 лет (Таблица 1). Наивысший пик возрастного распределения числа случаев HGA пришелся на возрастную группу 65–70 лет.Однако в возрастной группе 65–70 лет было больше случаев HGA по сравнению с другими возрастными группами. Возрастная группа 70–75 лет показала самый высокий уровень заболеваемости HGA (рис. 5B).

Региональное распространение.

В течение 2009–2016 годов 90,58% случаев HGA были ограничены 3 из 17 городов в провинции Шаньдун: Тайань (56,95%, 127/223), Цзыбо (24,66%, 55/223) и Вэйфан (8,97%). , 20/223). Помимо этих 3 городов, 21 случай HGA был зарегистрирован в других городах (Таблица 2; Рис. 6B). Количество пострадавших городов в 2009–2016 годах составляло 5, 8, 2, 2, 3, 4, 1 и 1, соответственно (таблица S1).

Распространение смертельных случаев.

С 2009 по 2016 год в провинции Шаньдун было зарегистрировано 5 смертей, а уровень смертности составил 2,24%. 1 случай произошел в 2009 году, 2 случая произошли в 2010 году, 1 случай произошел в 2011 году и 1 случай произошел в 2012 году. Все 5 смертельных случаев произошли среди мужчин. Летальность у мужчин (4,39%, 5/114) была выше, чем у женщин (0,00%, 0/109), но разница не была статистически значимой (χ 2 = 3,094, P = 0,079). Среди 5 смертельных случаев один был пенсионером, а остальные 4 — фермерами.Все случаи смерти от HGA произошли у лиц старше 55 лет. Только в 2 городах зарегистрированы смертельные случаи, уровень смертности в Тайане составил 3,14% (4/127), а в Вэйфане — 5% (1/20) (Таблица 3).

Сыпной тиф

С 2009 по 2017 год в SDRIS поступило сообщение о 909 подтвержденных случаях тифа в провинции Шаньдун.

Распределение времени.

В 2009–2017 гг. Ежегодно регистрировалось в среднем 1,04 случая на миллион жителей, самый высокий показатель был зарегистрирован в 2014 г. (1.49 случаев / 1 000 000) и самый низкий в 2010 г. (0,70 случаев / 1 000 000) (рис. 2). Заболеваемость сыпным тифом имела очевидные сезонные характеристики: 81,19% (738/909) случаев приходились на осенне-зимний период, 69,31% (630/909) случаев приходились на октябрь и ноябрь, а пик приходился на октябрь каждого года (рис. 3C; Таблица 1).

Распределение населения.

Из общего числа случаев тифа 482 случая были мужчинами и 427 случаями женщин, а соотношение мужчин и женщин составило 1,13: 1. Хотя было немного больше случаев мужского тифа, разница не была статистически значимой (χ 2 = 2.184, P = 0,144) (таблица 1). Большинство заболевших тифом были фермеры (85,04%, 773/909) (Таблица 1; Рис. 4C). Все возрастные группы были восприимчивы к сыпному тифу, 81,63% (742/909) случаев тифа приходились на лиц старше 40 лет (Таблица 1). Наибольший пик возрастного распределения числа заболевших тифом пришелся на возрастную группу 60–65 лет. Однако самый высокий пик распределения заболеваемости тифом по возрастным группам отставал на 2 возрастные группы и приходился на возрастную группу 70–75 лет (рис. 5C).

Региональное распространение.

В 2009–2017 гг. 83,28% случаев тифа были ограничены 4 из 17 городов в провинции Шаньдун: Вэйфан (40,92%, 372/909), Лайу (19,80%, 180/909), Жичжао (11,66%, 106 / 909) и Циндао (10,89%, 99/909). В дополнение к этим 4 городам, только 152 случая тифа были зарегистрированы в других городах (Таблица 2; Рис. 6C). Число пострадавших городов в 2009-2017 гг. Составляло 10, 10, 8, 11, 10, 9, 13, 8 и 11 соответственно (таблица S1).

Скраб от сыпного тифа

С 2010 по 2017 год в SDRIS было зарегистрировано 7260 подтвержденных случаев скрабового тифа, включая 1 смерть в провинции Шаньдун.

Распределение времени.

В 2009–2017 гг. Ежегодно регистрировалось в среднем 8,21 случая на миллион жителей, самый высокий показатель был зарегистрирован в 2014 году (15,27 случая / 1 000 000), а самый низкий — в 2009 году (2,40 случая / 1 000 000) (рис. 2). Заболеваемость кустарниковым сыпным тифом имела очевидные сезонные характеристики: 98,20% (7129/7260) случаев произошли осенью и зимой, а 97,06% (7047/7260) случаев — в период с сентября по ноябрь, с самым высоким пиком в октябре (рис. 3D). ; Таблица 1).

Распределение населения.

Из общего числа заболевших кустарниковым сыпным тифом 3148 случаев были у мужчин и 4112 случаев — у женщин. Соотношение мужчин и женщин составляло 0,77: 1, и разница была статистически значимой (χ 2 = 151,16, P <0,001) (Таблица 1). Большинство заболевших кустарниковым сыпным тифом были фермеры (88,43%, 6420/7260) (Таблица 1, Рис. 4D). Восприимчивы все возрастные группы, и 88,53% (6427/7260) случаев тифа имели место у лиц старше 40 лет (Таблица 1). В возрастной группе 60–65 лет было больше случаев скрабового тифа по сравнению с другими возрастными группами, но уровень заболеваемости был ниже, чем в возрастной группе 65–70 лет, которая показала самый высокий уровень заболеваемости среди групп (рис. 5D).

Региональное распространение.

В 2009–2017 гг. Случаи кустарного тифа были широко распространены в большинстве городов провинции Шаньдун, 72,13% случаев кустового тифа были ограничены 5 из 17 городов провинции Шаньдун: Линьи (24,71%, 1794/7260), Жичжао ( 12,40%, 900/7260), Тайань (12,30%, 893/7260), Циндао (11,50%, 835/7260) и Вэйфан (11,23%, 815/7260). В других городах зарегистрировано 2023 случая сыпного тифа (таблица 2; рис. 6D). Количество пострадавших городов с 2009 по 2017 год составляло 11, 12, 13, 12, 11, 13, 12, 13 и 13, соответственно (таблица S1).

Распространение смертельных случаев.

Самка из группы 55–65 лет в Линьи умерла от кустарникового тифа в 2011 году. Это был единственный смертельный случай, зарегистрированный в 2009–2017 годах (Таблица 3).

Обсуждение

В этом исследовании данные пассивного наблюдения за четырьмя природно-очаговыми заболеваниями использовались для описания эпидемических характеристик естественно-очаговых заболеваний с 2009 по 2017 г. в провинции Шаньдун на севере Китая.

Годовое распределение

Результаты показали, что количество городов с случаями SFTS быстро увеличилось с 5 в 2010 году до 14 в 2017 году, а количество случаев SFTS выросло с 2010 по 2017 год, за исключением 2012 и 2017 годов.Этим результатам могут способствовать три фактора. Во-первых, с момента первого открытия SFTSV в Китае в 2009 году врачи и отделы здравоохранения все больше и больше осведомлены о SFTS, и количество пропущенных или ошибочных диагнозов сократилось [1]. Во-вторых, SFTSV, возможно, распространился на большее количество территорий через людей, клещей, мелких млекопитающих или птиц [6, 11]. Таким образом, больше людей имели возможность заразиться SFTSV. В-третьих, с развитием нового сельского строительства и урбанизации в Китае возможности клещей контактировать с людьми увеличились.Незначительное снижение количества дел по SFTS в 2012 и 2017 годах можно объяснить разными причинами. В 2012 году был проведен всего двухлетний мониторинг SFTSV в Китае. Врачи в различных городах и округах могут недостаточно разбираться в SFTS, что может привести к неправильной диагностике [12]. Следовательно, количество зарегистрированных случаев SFTS может быть неточным. После того, как департамент здравоохранения объяснил сельским жителям в зоне эпидемии SFTS различные опасности и профилактические меры, применяемые SFTS, жители деревни начали использовать лекарства для уничтожения клещей, кусающих домашний скот.Эти превентивные и контрольные меры начали работать, поэтому количество пациентов SFTS в 2017 году уменьшилось. Мы продолжим проводить долгосрочный мониторинг в будущем, чтобы оценить долгосрочные эффекты этих мер. При сравнении среднегодовой заболеваемости в провинции Шаньдун и среднегодовой заболеваемости с 2011 по 2016 год в Китае заболеваемость в провинции Шаньдун (3,47 случая на 1 000 000) была намного выше, чем на национальном уровне (0,65 случая на 1 000 000) [12] . Результаты показали, что провинция Шаньдун была важной эпидемической зоной SFTS в Китае.Однако причины этого результата требуют дальнейшего изучения.

Провинция Шаньдун является новым очагом эпидемии HGA, первый подтвержденный случай был обнаружен в 2008 г. [13]. В течение 2009–2016 годов количество городов, в которых были зарегистрированы случаи HGA, уменьшилось с 8 в 2010 году до 1 в 2016 году, а количество зарегистрированных случаев HGA достигло самого высокого уровня в 2010 году, а затем резко снизилось. Это может быть связано со следующими факторами. Во-первых, до 2010 г. многим пациентам с SFTS был поставлен ошибочный диагноз HGA [14]. С открытием SFTSV и улучшением методов диагностики SFTS частота HGA становится точной.Во-вторых, насколько нам известно, из-за того, что за последние несколько лет было зарегистрировано мало случаев, министерства здравоохранения снизили внимание к HGA.

Заболеваемость тифом в провинции Шаньдун очень высока. С 1994 по 2003 гг. Произошло 6653 случая тифа, что составляет 14,10% (6653/47145) от общего числа случаев заболевания в Китае [7]. Однако количество случаев тифа в провинции Шаньдун резко сократилось: в 2009–2017 гг. Было зарегистрировано 909 случаев, ни один из них не закончился смертельным исходом, а количество городов, заболевающих тифом, было относительно стабильным, около 10 случаев в год в 2009–2017 гг.Это может быть связано с улучшением условий жизни и здоровья людей в последние годы, такими как улучшение сельских туалетов, сортировка и переработка мусора, очистка речного пруда и другие работы по улучшению экологической среды в сельских районах провинции Шаньдун, которые, возможно, сократились. шансы прямого контакта людей с X . хеопис и грызунов. Кроме того, исследования показали, что сыпной тиф может распространяться во время международных путешествий [15, 16]. В связи с увеличением числа китайских туристов за границей вполне вероятно, что в Китае будут зарегистрированы случаи завозного тифа, что должно привлечь внимание таможенного управления.Число случаев тифа в 2009–2017 гг. Было относительно стабильным, что может быть связано со стратегией пассивного мониторинга Шаньдунского центра по контролю и профилактике заболеваний (Shandong CDC). Согласно нашему пониманию, стратегия пассивного мониторинга в основном полагается на квалифицированные подразделения (больницы и CDC) для ведения прямой сетевой отчетности. Из-за низкого уровня смертности от этого заболевания многие подразделения не обращали на него внимания, а количество подразделений, сообщивших об этой инициативе, относительно невелико и фиксировано, поэтому количество случаев тифа было относительно стабильным.

Провинция Шаньдун является новым очагом эпидемии кустарного тифа, поскольку число зарегистрированных случаев быстро увеличивалось с момента первых случаев, зарегистрированных в 1986 году [17–20]. Настоящее исследование показало, что количество городов с заболеванием кустарниковым сыпным тифом было относительно стабильным, а количество ежегодно регистрируемых случаев кустарного тифа медленно увеличивалось до 2013 года, но с 2013 по 2014 год произошло резкое увеличение, а затем оно оставалось на высоком уровне. Это может быть связано со следующими факторами. Во-первых, Центр контроля заболеваний провинции Шаньдун провел активный надзор за кустарниковым сыпным тифом в некоторых частях пяти городов (Линьи, Цзыбо, Тайань, Циндао и Лайу) с апреля 2013 года по декабрь 2015 года, что могло вызвать резкое увеличение количества зарегистрированных скрабов. случаи тифа после 2013 г.Во-вторых, наличие средств обнаружения из-за увеличения инвестиций в здравоохранение могло повлиять на количество ежегодно регистрируемых случаев.

Распределение по месяцам и сезонам

Все четыре естественных очаговых болезни имели очевидные сезонные характеристики. SFTS и HGA в основном происходили летом и осенью в провинции Шаньдун, с пиком эпидемии с мая по август, что было похоже на другие эпидемические районы SFTS, такие как провинции Хэнань, Аньхой, Цзянсу и Чжэцзян [21–23]. Haemaphysalis longicornis — основной вид клещей в провинции Шаньдун, и считается, что SFTSV и AP в основном передаются через H . longicornis укусов клещей [6, 24]. Из-за отсутствия данных о колебаниях плотности клещей мы упомянули две соседние провинции, Хэнань и Цзянсу, которые имеют такое же географическое положение, тип климата и распространение видов клещей, что и провинция Шаньдун. Пик плотности клещей в провинции Хэнань и Цзянсу приходится на период с мая по август, и мы предположили, что пик плотности клещей в провинции Шаньдун также приходится на период с мая по август [25, 26].Таким образом, мы считаем, что эпидемические пики SFTS и HGA соответствуют колебаниям плотности клещей в провинции Шаньдун.

Сыпной тиф в основном встречается осенью и зимой в провинции Шаньдун, с пиком эпидемии с октября по ноябрь, что отличается от других районов эпидемии тифа, например, в провинциях Хэнань, Юньнань и Чжэцзян [27–29]. Причина этого может заключаться в том, что провинция Шаньдун с более низкой температурой расположена на севере этих эпидемических зон и, следовательно, является основным переносчиком X . cheopis достигнет пика позже. Кроме того, октябрь и ноябрь — время сбора урожая в провинции Шаньдун, и фермеры часто контактируют с X . cheopis , что могло привести к увеличению числа случаев.

Кустовый сыпной тиф в основном встречается осенью и зимой в провинции Шаньдун, с пиком эпидемии в сентябре-ноябре, что может быть связано со следующими факторами. Во-первых, с сентября по ноябрь — время сбора урожая в провинции Шаньдун, где активность фермеров на открытом воздухе в этот период увеличивается, что увеличивает риск контакта фермеров с основным переносчиком инфекции Leptotrombidium scutellare [30].Во-вторых, грызуны и L . Щитки являются основными резервуарными хозяевами и переносчиками Orientia tsutsugamushi в провинции Шаньдун. Колебания их плотности тесно связаны с сезонным распределением случаев кустарникового тифа, а ежемесячное распределение случаев кустарникового тифа согласуется с колебанием L . щиток [8, 31, 32]. В-третьих, некоторые исследования показали, что на заболеваемость кустарниковым тифом влияют метеорологические факторы, такие как температура, солнечный свет и осадки [17, 33, 34].Климатические условия провинции Шаньдун с сентября по ноябрь могут быть наиболее подходящими для возникновения кустарникового тифа. Вышеуказанные факторы могут способствовать высокому уровню заражения кустарниковым сыпным тифом осенью.

Распределение населения

Группы высокого риска по этим четырем заболеваниям — все фермеры и пожилые люди. Это может быть связано со следующими факторами. Во-первых, с развитием процесса урбанизации в Китае и расширением приема в высшие учебные заведения большое количество мужчин среднего возраста и молодых людей из сельских районов переехали в города, чтобы работать или учиться, а пожилые люди становятся основной силой. сельскохозяйственное производство [35].Таким образом, пожилые люди чаще подвергаются воздействию членистоногих-переносчиков во время своей сельскохозяйственной деятельности, чем молодые люди, которые работают или учатся в городах, за исключением праздника Весны (также известного как китайский или лунный Новый год), когда они посещают свои дома в сельской местности [36] . Во-вторых, иммунная функция у пожилых людей может быть ниже, чем у молодых. Если они инфицированы этими четырьмя заболеваниями, у пожилых людей могут развиться тяжелые случаи, и они попадут в больницу для лечения [37, 38]. Таким образом, было выявлено больше пожилых случаев.

Самые высокие пики распределения заболеваемости четырьмя болезнями по возрастным группам отставали от пиков распределения заболеваемости по 1 или 2 возрастным группам. В возрастной группе 60–65 лет было наибольшее количество случаев заболевания (за исключением HGA), а в возрастной группе 70–75 лет — самый высокий уровень заболеваемости (за исключением кустового тифа). Это связано с возрастной структурой населения провинции Шаньдун. По сравнению с возрастной группой 60–65 лет, возрастная группа 70–75 имеет меньшую численность населения, поэтому уровень заболеваемости выше.Это также может отражать тот факт, что возрастная группа 70–75 лет является самой высокой группой риска естественно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун.

Результаты показали, что заболеваемость кустарниковым сыпным тифом среди женщин была выше, чем среди мужчин, что согласуется с предыдущими исследованиями [18, 19]. Результатом могут быть два фактора: увеличение доли женщин, занимающихся активным отдыхом на открытом воздухе [39], и более высокая восприимчивость женщин к O . tsutsugamushi по сравнению с самцами [40], что может потребовать дополнительных исследований и экспериментов.

Региональное распространение

случаев SFTS и HGA в провинции Шаньдун были зарегистрированы в основном в средней и южной части провинции (Линьи, Цзинань, Тайань, Вэйфан, Цзыбо и Лайу) и на полуострове Шаньдун (Циндао, Яньтай и Вэйхай). Плотность клещей может быть выше в горных районах, которые изобилуют кустарниковыми лугами, поэтому было больше случаев SFTS и HGA [41]. Следовательно, горные районы с высоким растительным покровом должны быть ключевыми областями для предотвращения и контроля SFTS и HGA.

случаев тифа в провинции Шаньдун были сконцентрированы в основном во внутренних горных районах (Лайу) и прибрежных районах (Жичжао, Циндао и Вэйфан). Заболеваемость тифом может быть связана с плотностью сельских грызунов и составляет X . cheopis плотности в этих районах, но соответствующие данные исследований в настоящее время отсутствуют. Последующие исследования могут дополнительно изучить факторы, влияющие на распространение случаев тифа в различных регионах, путем изучения плотности сельских грызунов и X . хеопис плотности в разных регионах.

Большинство случаев кустарникового тифа в провинции Шаньдун были сконцентрированы во внутренних горных районах (Линьи и Тайань) и прибрежных холмистых районах (Жичжао, Циндао и Вэйфан), что частично можно объяснить географическим распространением и плотностью населения клещей-чиггеров [ 42]. Возможно, клещи-чиггеры более многочисленны в невысоких горах и холмах. Более высокий растительный покров в невысоких горах и холмах, заросшие сорняками, подходящая температура, обильные осадки и влажная среда подходят для выживания и размножения клещей-чиггеров.

Распределение смертельных случаев

Все смертельные случаи SFTS произошли у лиц старше 35 лет, а у рабочих, пенсионеров и фермеров были более высокие показатели смертности. Этому могут способствовать два фактора. Во-первых, большинство заболевших в возрасте 35 лет были фермерами и рабочими, у которых плохие медицинские условия в сельской местности или на стройплощадке, где они жили, могли быть причиной задержки диагностики и лечения. Комбинированные исследования показали, что время, потраченное до постановки диагноза, может повлиять на прогноз [43].Во-вторых, пенсионеры являются пожилыми людьми, и после заражения SFTSV у пожилых людей могут быть тяжелые случаи заболевания [37]. Таким образом, летальность была выше, чем у легких или даже бессимптомных пациентов.

Предыдущие исследования показали, что летальность от SFTS увеличивается с возрастом [12, 44]. Наше исследование также показало, что возраст был тесно связан с уровнем летальности SFTS. Снижение смертности в возрастной группе старше 85 лет может быть связано с тем, что население старше 85 лет было небольшим, а их смерть в результате SFTS была редкостью.Некоторые другие факторы, связанные с возрастом, включая ослабленную иммунную функцию и сопутствующие хронические заболевания, могут быть связаны с летальным исходом в случаях SFTS.

Уровень смертности от SFTS снизился с 2010 по 2017 год, но оставался очень высоким в 2017 году (7,18%). Высокий уровень летальности свидетельствует о срочности разработки эффективных вакцин и лечения SFTS. Снижение летальности можно объяснить улучшением диагностики и лечения случаев SFTS [12].

Уровень смертности от SFTS варьировался в разных регионах. Это может быть связано со следующими факторами. Во-первых, доли тяжелых случаев в разных регионах могут быть разными, но важно отсутствие соответствующих данных. Во-вторых, были различия в медицинском уровне и опыте врачей. Исходя из того, что нам известно, мы полагаем, что последнее, скорее всего, является основной причиной.

Все смертельные случаи HGA произошли у лиц старше 55 лет. Результат может быть объяснен двумя факторами.Во-первых, в большинстве случаев это были фермеры, а медицинские условия были плохими в сельской местности, где их диагностика и лечение могли быть отложены [45]. Во-вторых, это может быть связано с низкой иммунной функцией пожилых людей и даже с худшими терапевтическими эффектами [38, 45]. Средняя летальность составила 2,24% в провинции Шаньдун, что выше, чем 0,3% в США [46]. Это может быть связано со следующими двумя фактами. Во-первых, в то время многие китайские врачи еще не признавали HGA, что могло вызвать неправильный диагноз или отсрочку антибиотикотерапии [47, 48].Во-вторых, белок наружной мембраны msp2 / p44 как важные факторы вирулентности патогенов AP, и их молекулярные характеристики значительно различаются у штаммов, выделенных из Китая и США, по уровням нуклеиновых кислот, аминокислот и белков [49]. Поэтому у китайских пациентов часто наблюдались более серьезные клинические проявления и более высокая смертность [49].

Все пять летальных случаев HGA произошли в 2009–2012 гг., Что может быть связано с тем, что многие SFTS были ошибочно диагностированы как HGA в течение этого времени, что привело к появлению смертельных случаев [14, 47].

Хотя с 2009 по 2017 год в провинции Шаньдун произошел только один смертельный случай от сыпного тифа, мы не должны ослаблять бдительность при лечении пациентов с сыпным тифом.

Риски для здоровья, с которыми сталкиваются путешественники в России с особым упором на природно-очаговые заболевания

Резюме

Общие сведения

Россия, огромная страна, почти полностью расположенная в умеренных широтах, имеет широкий спектр природных ландшафтов, привлекающих все большее количество туристов, от от арктических пустынь на севере до степей и пустынь на юге.В настоящее время в России активно развивается туризм: постоянно появляются новые маршруты путешествий, в том числе с посещением дикой природы. Среди множества инфекционных заболеваний, которые могут угрожать путешественникам, особенно выделяются природно-очаговые заболевания, возбудители и / или переносчики которых являются неотъемлемой частью природных ландшафтов. В статье представлены и обсуждаются некоторые результаты изучения природно-очаговых инфекций и паразитов, необходимые для оценки рекреационного и туристического потенциала Российской Федерации.

Метод

В основу статьи положен картографический и статистический анализ инфекционных и паразитарных природно-очаговых болезней за более чем десятилетний период (1997–2013 гг.).

Результаты

Этот анализ, наряду с анализом дополнительных картографических и текстовых источников, показывает, что природно-очаговые инфекции наиболее разнообразны между 48 ° и 60 ° северной широты и наименее разнообразны в северных регионах Дальнего Востока России. В разных регионах разное количество нозоформ и разный уровень заболеваемости, что свидетельствует о неравномерности распространения паразитарных заболеваний.

Выводы

Данная медико-географическая информация может быть полезна как индивидуальным туристам, планирующим поездки в Россию, так и турфирмам, организующим туристические группы. Его также могут использовать консультанты по вопросам здоровья, когда они консультируются с людьми перед поездкой, чтобы оценить фактические риски, предложить ряд мер предосторожности и выбрать конкретные заболевания из перечисленных, которые действительно представляют риск в определенных регионах, и предложить подходящие профилактические меры. лечение при необходимости.

Ключевые слова

Россия

Здоровье в поездках

Естественно-очаговые заболевания

Пространственно-временная динамика

GIS

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

Copyright © 2015 Elsevier Ltd.Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Влияние вмешательства на повседневный надзор за природно-очаговыми заболеваниями во время вспышки COVID-19 в провинции Цзянсу, Китай

Справочная информация: При силовом вмешательстве Китая вспышка серьезной Острый респираторный синдром-Коронавирус 2 (SARS-CoV-2) оказал большое влияние на контроль. Эти меры могут повлиять на развитие и прогрессирование других инфекционных заболеваний.

Метод: Данные о ежедневных подтвержденных случаях коронавирусной вирусной болезни 2019 г. (COVID-19) с 3 января 2020 г. по 30 апреля 2020 г. и естественных очаговых заболеваниях с января 2005 г. по апрель 2020 г. были собраны из провинциального центра Цзянсу. по контролю и профилактике заболеваний (Центр контроля заболеваний провинции Цзянсу). Мы описываем и сравниваем данные по естественным очаговым заболеваниям с января по апрель 2020 года с теми же месяцами с 2015 по 2019 год по четырем аспектам: тенденции заболеваемости, региональное, возрастное и половое распределение.Непараметрические тесты были использованы для анализа разницы между продолжительностью от начала заболевания до даты диагностики естественных очаговых заболеваний и тем же периодом предыдущего года.

Результаты: Заболеваемость малярией в феврале (0,9 на 10 000 000 человек), марте (0,3 на 10 000 000 человек) и апреле (0,1 на 10 000 000 человек) 2020 г. меньше нижнего предела для диапазона февраля (1,6-4,5 на 10 000 000 человек). человек), март (0,8-3,3 на 10 000 000 человек) и апрель (1.0-2,9 на 10000000 человек) с 2015 по 2019 год соответственно. Заболеваемость бруцеллезом в феврале составила 0,9 (на 10 000 000 человек), что меньше нижнего предела для диапазона с 2015 по 2019 г. (1,6-4,5 на 10 000 000 человек). Заболеваемость геморрагической лихорадкой (ГЛ) в марте составила 1,0 (на 10 000 000 человек), что меньше нижнего предела для диапазона с 2015 по 2019 год (1,4–2,6 на 10 000 000 человек). Однако частота тяжелой лихорадки с синдромом тромбоцитопении (SEFT) в марте составила 0,3 (на 10 000 000 человек), что выше верхнего предела для диапазона с 2015 по 2019 год (0.0-0,1 на 10 000 000 человек). Кроме того, мы соответственно наблюдали заболеваемость с различной степенью снижения у мужчин в возрасте от 20 до 60 лет и как в сельской, так и в городской местности.

Выводы: В провинции Цзянсу заболеваемость естественными очаговыми заболеваниями снизилась во время вспышки COVID-19 в 2020 году, особенно малярии, HF и SEFT. Воздействие вмешательств больше всего ощущали мужчины в возрастной группе 20-50 лет. Вмешательства по COVID-19 могут контролировать эпидемии естественных очаговых заболеваний.

Ключевые слова

COVID-19, Природно-очаговое заболевание, Воздействие, Вмешательство

Анализ эпидемиологических характеристик 4-х видов природно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун, Китай в 2009-2017 гг .: описательный анализ

Реферат

Общие сведения Естественно-очаговые болезни всегда были серьезным заболеванием, угрожающим здоровью человека. Он угрожает примерно 100 миллионам человек в провинции Шаньдун и ежегодно вызывает болезни у тысяч людей.Однако информация об эпидемиологических характеристиках природно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун ограничена. Цель исследования — описание и анализ эпидемиологической характеристики природно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун, 2009-2017 гг.

Методы Мы описываем заболеваемость и распространение 4 видов природно-очаговых болезней в провинции Шаньдун, используя данные эпиднадзора за 2009-2017 годы.

Результаты С 2009 по 2017 гг. В провинции Шаньдун, Китай, было зарегистрировано 11123 случая 4-х видов естественных очаговых заболеваний, включая 257 смертельных случаев.К 4 видам естественно-очаговых заболеваний относились тяжелая лихорадка с синдромом тромбоцитопении (SFTS), гранулоцитарный анаплазмоз человека (HGA), сыпной тиф и сыпной тиф соответственно. Все группы высокого риска по 4 видам болезней составляли фермеры и пожилые люди. Заболеваемость кустарниковым сыпным тифом была значительно выше у женщин, однако эта разница не наблюдалась при трех других заболеваниях. Болезни 4 видов были в основном сгруппированы в средней и южной части Шаньдуна (гора Имен) и на полуострове Шаньдун (гора Лаошань).Годовая заболеваемость SFTS и кустарниковым сыпным тифом увеличилась в массе, тиф был относительно стабильным, а HGA снизился. Однако популярный ассортимент SFTS расширялся, HGA сокращался, а тиф и сыпной тиф остались неизменными. Эпидемический период SFTS и HGA длился с мая по октябрь, сыпной тиф — с октября по ноябрь, кустовый сыпной тиф — с сентября по ноябрь в провинции Шаньдун. Летальность от SFTS, сыпного тифа, сыпного тифа, HGA составила 9,19%, 0%, 0,01%, 2,24% соответственно.

Выводы Наше исследование описало и проанализировало распространенность природно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун и подтвердило, что возраст тесно связан с уровнем летальности SFTS. Это исследование может быть применимо для лучшего понимания распространенности естественно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун в последние годы и для лучшей разработки точных стратегий профилактики и борьбы с естественно-очаговыми заболеваниями в провинции Шаньдун.

Об авторе Природно-очаговые заболевания представляют собой серьезную проблему для общественного здравоохранения в провинции Шаньдун, Китай.Он угрожает примерно 100 миллионам человек в провинции Шаньдун и ежегодно вызывает болезни у тысяч людей. В данном исследовании использовались данные мониторинга провинции Шаньдун за 2009-2017 годы для описания и анализа эпидемиологических характеристик 4 видов природно-очаговых заболеваний. Результаты показали, что среди населения, подверженного риску естественно-очаговых заболеваний в провинции Шаньдун, были фермеры и пожилые люди, эпидемический сезон приходился в основном на лето и осень, средне-южная часть провинции Шаньдун и полуостров Шаньдун пострадали в большей степени по сравнению с другими регионами. .Кроме того, была расширена эпидемическая зона SFTS, а уровень смертности составил 9,19%. Эти результаты показали, что осведомленность общественности о природно-очаговых болезнях должна быть повышена в эпицентре эпидемии, особенно среди фермеров, и должны быть усилены дальнейшие усилия, особенно в районах высокого риска и во время эпидемического сезона.

Купить Картирование природных очаговых болезней России: история и современные подходы (глобальные перспективы географии здравоохранения) Закажите онлайн по низким ценам в Индии | Картирование естественных очаговых болезней России: история и современные подходы (глобальные перспективы географии здравоохранения) Обзоры и рейтинги

Работа основана на проекте «Медико-географический атлас России.Природные очаговые болезни », за которую авторы получили Премию Русского географического общества в 2016 году в категории« Научные исследования ».
Этой престижной премией отмечаются достижения в области национальной географии, экологии, сохранения и популяризации природного, исторического и культурного наследия России и вручается раз в два года.Жюри подчеркнуло цель проекта — помочь врачам в их усилиях по предотвращению массовых вспышек заболеваний и отметило, что это издание является уникальным в своем роде по представлению информации о природных очагах болезней в России.

Работа основана на проекте «Медико-географический атлас России. Природные очаговые болезни», за который авторы получили Премию Русского географического общества 2016 года в категории «Научные исследования».

Эта престижная награда присуждается за достижения в области национальной географии, экологии, сохранения и популяризации природного, исторического и культурного наследия России и присуждается один раз в два года.

Жюри подчеркнуло цель проекта — помочь врачам в предотвращении массовых вспышек заболеваний.И оговорили, что данное издание уникально в своем роде по представлению информации о природных очаговых болезнях в России.

С задней стороны обложки

Эта книга — первая научная публикация о болезнях, вызываемых возбудителями, циркулирующими в естественной среде независимо от человека, на всей территории Российской Федерации. Он содержит разнообразную и многогранную информацию как в текстовой, так и в картографической форме.

Книга посвящена историческому и современному распространению природно-очаговых заболеваний в России, эпидемиологическим аспектам, природным и социально-экономическим детерминантам, способствующим возникновению природных очагов.В этой книге с помощью серии карт показаны уровни заболеваемости населения в конкретных регионах и на национальном уровне в 21 веке.

Эта книга с многочисленными цветными иллюстрациями привлекает широкую аудиторию и представляет особый интерес для географов, экологов, эпидемиологов и других специалистов, интересующихся проблемами окружающей среды и здравоохранения.

Об авторе

Профессор Светлана Малхазова — заведующая кафедрой биогеографии географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.Имеет большой опыт руководства и проведения международных исследовательских проектов по различным вопросам европейской интеграции и партнерства с ЕС (INTAS, ICSU / IGU, российско-итальянские и др.).

Проф. Д-р Малхазова является членом редакционного совета различных международных журналов, включая Journal of Geography, Environment, Sustainable Development, Jovan Cvijc, Journal of Social Medicine, Journal of Environment, Disease and Health Care Planning, а также участвует в нескольких российских консультационных центрах. Доски.

Она участвует в работе Комиссии по охране здоровья и окружающей среды Международного географического союза (IGU) и является членом Консультативной группы по международному человеческому измерению здоровья человека в Программе глобального изменения окружающей среды (IHDP). Ее специальности включают здоровье, окружающую среду и развитие; Экология человека и общая экология.

Малхазова 15 лет является членом научно-методического совета по экологии и географическому образованию Учебно-методической ассоциации университетов России.Она принимала участие в разработке Государственных образовательных стандартов для экологических специальностей и создала программу профессиональной подготовки по нескольким дисциплинам.

Светлана Малхазова является соавтором и редактором шести монографий и написала более 150 статей, в том числе 50 статей в международных журналах.

Варвара Миранова — старший научный сотрудник кафедры биогеографии географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.Она является автором и соавтором более 35 научных публикаций, в том числе одной монографии.

Природно-очаговые болезни: опыт картирования в России.

ИСТОРИЯ:

Природно-очаговые заболевания представляют серьезную опасность для здоровья человека. Возбудители и переносчики таких болезней относятся к естественным ландшафтам. Целью исследования является выявление разнообразия и географии природно-очаговых заболеваний в России и разработка картографических подходов к их картированию, включая математико-картографическое моделирование.Российское медико-географическое картографирование природно-очаговых заболеваний сильно развито на региональном и местном уровнях, но крайне ограничено на национальном уровне. Для решения этой задачи научным коллективом географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова разработан и реализован проект медико-географического атласа России «Природно-очаговые болезни».

МЕТОДЫ:

Отображение основано на данных медицинской статистики. Атлас содержит серию карт по
заболеваемости, многолетней динамике заболеваемости
заболеваний и т. Д.Кроме того, использовались другие доступные авторам материалы: картографирование окружающей среды, полевые данные, архивные материалы, проанализированные спутниковые снимки и др. Карты обрабатываются с помощью программного приложения ArcGIS (ESRI). Используются различные методы визуализации отображаемых явлений (географические ареалы, диаграммы, картографические карты и т. Д.).

РЕЗУЛЬТАТЫ:

Серия аналитических, интегрированных и синтетических карт показывает
случаев заболеваемости среди населения как на национальном, так и на региональном уровнях за последние 15 лет.Карты среднегодовой заболеваемости отдельными инфекциями, карты динамики заболеваемости и нозологических профилей позволяют детально проанализировать ситуацию для каждой из 83 административных единиц Российской Федерации. Степень эпидемической опасности в России по природно-очаговым заболеваниям отражена на синтетической медико-географической карте, которая показывает степень эпидемических рисков, связанных с такими заболеваниями в России, и позволяет оценить риск проявления
заболеваний в заданном регионе.

ВЫВОДЫ:

Это первая попытка агрегирования и публичного представления разноплановой и многогранной информации о природно-очаговых заболеваниях в России.В целом карты, подготовленные для Атласа, позволят исследователям оценить стабильность эпидемических проявлений отдельных болезней и восприимчивость данной территории к передаче
болезней. Результаты могут быть использованы для санитарного надзора и профилактики заболеваний.

естественное очаговое заболевание 中文 _ естественное очаговое заболевание 是 什么 意思

«естественное очаговое заболевание» 怎么 读
中文 翻译 手机 大
  • «натуральный» 中文 翻译 прил.1. 的 ; 关于 自然界 的。 2. 天然 的 ; 未 开 …
  • «focal» 中文 翻译 прил. 1. 【物理学】 焦点 的 , (集中) 在 点 上 的 , 有 焦点 …
  • «болезнь» 中文 翻译 n. 1. , 疾病 ; 【植物 ; 植物学】 病害。 2. (精神 等 …
  • «очаговая болезнь» 中文 翻译 病灶 性病, 局灶 病
  • «естественная очаговая инфекция» 中文 翻译 自然 疫源 传染
  • «развитие очагового заболевания» 中文 翻译 中心 发病
  • «болезнь естественного очага» 中文 翻译 自然 疫源 性 疾病
  • «естественное хроническое заболевание кешан» 中文 翻译 自然 慢 型 克 山 病
  • «болезнь естественного очага инфекции» 中文 病
  • 翻译 自然 疫源 性 疾病
  • «естественная история болезни» 中文 翻译 疾病 自然 史
  • «очаговая» 中文 翻译 прил.1. 物理学】 焦点 的 , (集中) 在 点 上 的 , 有 焦点 的。 2. 【医学 的 , 病灶 的。 adv. -ly
  • «фокусное расстояние, фокусное расстояние» 中文 翻译 焦距
  • «фокусное расстояние, фокусное пятно» 中文 翻译 焦点
  • «быть естественным» 中文 翻译 户 田 惠 梨 香
  • «это естественно» 中文 翻译 这 很自然
  • «натуральный» 中文 翻译 прил. 1. 的 ; 关于 自然界 的。 2. 天然 的 ; 未开垦 的 ; 野生 的。 3. 的, 的, 天赋 的 (противоположное, приобретенное) ; 的,的, 不 加 做作 的。 5. . 【音乐】 本位 的 ; 标明 本位 号 的。 9. 数学】 自然 数 的 ; 真 数 的 natural day 自然 日 〔由 日出 至日? мир 自然界。 естественный год 自然 年, 年。 природный газ 天然气。 природные ресурсы 天然 资源。 Вполне естественно, что вы (должны) добиться успеха [для того, чтобы добиться успеха].Him 的 成功 是 很 自然 的。 Для него естественно говорить.的 演说 流畅 而 自然 естественный характер 天性, 本性。 природный дар 天资, 天 禀 естественный поэт 天生 的 诗人。 естественная вибрация 固有 振动。 естественный синус 正弦 真 数。 естественная жизнь 寿命, 寿 限。 естественная заработная плата 实物 工资。 Естественный знак 【音乐】 本位 记号。 n. 1. (生来 的) 白痴。 2. 音乐】 (风琴 等 的) 白 键 ; 本位 音 ; 本位 号 (NE224)。 3. (二十 一点 牌 戏) 一 牌。 4. 美 俚 未曾 受过 训练 而 得 意外 的 人, 出色 的 表演 ; 对 某 方面 (似乎) 有 天生 特长 的 人。 5. 〔美
  • «натуральный» 中文 翻译 天生 好手
  • «натуральный» 中文 翻译 天赐 奇才;天生 好手;天生 运动员
  • «болезнь» 中文 翻译 n. 1. 病 , 疾病 ; 【植物 ; 植物学】 病害。 2.(精神 等 的) 病态 , 弊病。 3. (酒 等 的) 变质 ; (食物 等 的) 腐败。 4. 〔废 语〕 不安 острое [хроническое] заболевание 急性 [慢性] 病。 семейное заболевание 遗传 病。 Ящур 【兽医】 口蹄疫 оловянная болезнь 铁皮 的 锈蚀。 различные болезни цивилизации 文明 带来 的 弊害 излечиться от болезни 治好 病。 поймать [страдать, принимать] болезнь 患病。
  • «болезни» 中文 翻译 疾病
  • «болезни» 中文 翻译 巴塞 道 病;贝尔 病;比德尔 病;亨特 病;胡 尔勒 氏 症;华 滕伯格 病;昏睡 性 脑炎;肌 阵挛 性 癫痫;肌 阵挛 症;紧张症;痉挛 性 两侧 瘫;克雷普 林氏 病;克里萨贝 病;拉塞 路 病;勒伯尔 病;李 特 耳 氏 病;立 行 不能;诺尔 道 病;帕金森 症;迫害 狂;视网膜 震荡;小 口 氏 病;震颤 麻痹;指 痉 症
  • «t болезнь» 中文 翻译 白 塞 病
  • «с болезнью» 中文 翻译 有病, 患病, 不健康
  • «фокус» 中文 翻译 焦点
  • «фиксированный фокус» 中文 翻译 定 焦
相关 词汇
фокальная передача 中文, фокальная адгезия 中文, фокальная реакция 中文, фокальный интервал 中文, фокальная область 中文, фокальная дегенерация 中文, очаговое поражение 中文, фокальный ретинохориоидит 中文, фокальный лабиринтит 中文, естественная флуоресценция 中文, естественная флуоресценция 中文, естественная флуоресценция 中文, естественная флуоресценция中文, естественный поток 中文, естественный поток тепла 中文, естественная очаговая инфекция 中文, природный очаг 中文, естественный очаг 中文, болезнь естественного очага инфекции 中文, .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *