Лабораторная диагностика менингококковой инфекции: Диагностика менингококковой инфекции — сдать анализ в СЗЦДМ

Разное

Содержание

Диагностика менингококковой инфекции — сдать анализ в СЗЦДМ

Менингококковая инфекция — это группа острых антропонозных заболеваний, возбудителем которых является грам-трицательные парные бактерии Neisseria meningitidise (менингококк). 

В зависимости от серотипа поражает различные органы и системы с разными клиническими проявлениями. Объединяет заболевания форма передачи ― воздушно-капельная при тесном контакте с носителем (менее 1 метра). Бактерии не устойчивы во внешней среде, быстро погибают вне организма. Заболевание считается опасным за счет всеобщей восприимчивости населения к инфекции, скоротечности болезни, высокой вероятности развития осложнений и летального исхода.

Классификация

По клиническим проявлениям менингококковую инфекцию делятся на следующие типы:

  • Локализованная ― менингококконосительство (бессимптомное пребывание менингококка на слизистой носоглотки), назофарингит.

  • Генерализованная ― менингит, менингоэнцефалит, острая, типичная, хроническая формы менингококкемии, а также смешанная генерализованная форма (менингит и менингококкемия). 

  • Редкие формы ― менингококковый артрит (синовит), полиартрит, пневмония, эндокардит, иридоциклит. 

По тяжести течения болезни делится на легкую, средне-тяжелую, тяжелую формы. Отдельно выделяют гипертоксическую форму менингококковой инфекции, которую еще именуют «молниеносным убийцей». Состояние больного быстро ухудшается: температура поднимается до +40 С, буквально на глазах появляется сыпь, судороги, давление падает, человек может потерять сознание. Отсутствие скорой медицинской помощи приводит к инфекционно-токсическому шоку, коме и неминуемой смерти.

Симптомы

Менингококковые инфекции имеют ярко выраженную симптоматику за исключением легких форм назофарингит и менингококконосительства. В последнем случае человека можно назвать условно здоровым, поскольку нет жалоб и клинических признаков. Носитель, как правило взрослых человек, представляет угрозу для своего окружения, особенно для детей, тяжело переносящих инфекцию. В среднем, согласно статистике, период носительства составляет от 15 до 20 дней.


Симптоматика острого назофарингита

  • Субфебрильная лихорадка.

  • Заложенность носа, вызывающая гнусавость речи.

  • Першение в горле, отечность, боль при сглатывании.

  • Бледность кожных покровов.

  • Упадок сил, снижение аппетита, головная боль.

Иногда болезнь проявляется вестибулярными нарушениями, выражающимися в головокружение, шуме в ушах, тошноте. Чихание и кашель отсутствуют, иногда могут быть слизисто-гнойные выделения из носа. В целом симптомы напоминают ОРЗ, поэтому важно провести дифференциальную диагностику. На 5 — 7 день наступает выздоровление либо переход заболевания в генерализованную форму.

Менингококкемия (менингококковый сепсис)
  • Внезапное начало заболевания, сопровождающееся повышением температуры до +40 С.

  • Сильные головные боли, светобоязнь, судороги, рвота.

  • Розовая или розово-красная сыпь папулезного типа появляется на 1 — 2 день. Пятна различного размера от 5 до 20 мм.

  • Ригидность мышц затылка ― невозможно прижать подбородок к груди. 

  • Симптом Брудзинского. При попытке притянуть голову к груди больной непроизвольное сгибает и подтягивает ноги к животу.

  • Симптом Кернига. Поочередно ноги лежащего на спине пациента поднимают и сгибают под углом 90° в коленном суставе. Попытка вернуть их в первоначальное положение не удается, так как повышается тонус мышц.

Из всех перечисленных признаков наиболее наглядны геморрагические высыпания. Через 2 дня после появления они пигментируются, образуя язвы и некрозы. В тяжелых ситуациях патологические изменения могут привести к сухой гангрене и последующей ампутации.



Менингококковый менингит
  • Быстрый подъем температуры тела до +40 °C.

  • Сильная головная боль, приступы которой вызваны движением, прикосновением, ярким светом и громкими звуками.

  • Неоднократная рвота, не зависимая от приема пищи, не несущая облегчения.

  • Низкое артериальное давление, учащенный пульс, одышка.

Больной часто принимает позу эмбриона ― лежит на боку с подобранными руками, ноги сжимает в коленях. Характерные симптомы, такие как ригидность затылочных мышц, симптомы Брудзинского и Кернига могут присутствовать, а могут не наблюдаться. Болезнь характеризуется высоким показателем смертности, без должного лечения он достигает 50%. У выживших могут проявиться последствия перенесенной инфекции: парезы, глухота, интеллектуальные нарушения, гидроцефалия.

Гипертоксическая (молниеносная) форма менингококковой инфекции 
  • Внезапный подъем температуры до +40 С и более.

  • Кожа холодная, липкая от пота. Больного лихорадит, могут быть судороги.

  • Многочисленные геморрагические высыпания, появляющиеся на глазах. Мелкие пятна быстро сливаются в большие геморрагии багрово-цианотичного цвета. Кожные изменения похожи на трупные пятна.

  • Артериальное давление пониженное.

Гипертоксическая форма развивается крайне быстро, в течение нескольких часов. Возникает отек головного мозга, сопровождающийся сильнейшими головными болями, головокружением, рвотой, потерей сознания. Это ведет к инфекционно-токсическому шоку ― состоянию требующему немедленной реанимационной помощи. Без своевременного лечения больной может умереть.

Диагностика менингококковой инфекции

Выбор лабораторного материала для анализа зависит от формы заболевания, это может быть кровь, носоглоточная слизь, ликвор, соскоб с геморрагической сыпи, гнойные выделения с мозговых оболочек.

При назофарингите и у бессимптомных носителей берут носоглоточные выделения, используя специальный тампон. Материал необходимо взять с задней стенки глотки за мягким нёбом. 

При цереброспинальном менингите осуществляют забор ликвора (спинномозговой жидкости). Его собирают пункцией в количестве 2 — 5 мл в стерильную пробирку. Сразу сеют на питательную среду либо срочно, соблюдая температурный режим, отправляют в лабораторию. В момент сбора спинномозговой жидкости можно визуально определить наличие гноя, в этом случае ликвор будет мутным. В отдельных случаях обнаружить бактерии можно только под микроскопом.

При заборе биоматериала посмертно, наиболее часто для анализа берут гной с оболочек мозга. Исследование необходимо для уточнения диагноза. Если менингококковое заболевание подтвердится, следует выявить круг контактирующих лиц, чтобы не допустить распространение инфекции. 


Анализ крови и сыворотки крови является дополнительным. Он позволяет оценить степень тяжести состояния, а также обнаружить антитела к менингококку.  Основываясь на данных исследования мочи можно определить работу почек. Для постановки диагноза и оценки степени поражения организма используются такие методы инструментальной диагностики, как эхокардиография, рентгенограмма, УЗИ головного мозга и органов брюшной полости, допплерографическое исследование сосудов, офтальмоскопия, магнитно-резонансная томография.

Виды лабораторной диагностики инфекции менингококка 

Бактериоскопическое исследование (РА, ПЦР). Определяет наличие менингококков, серогруппу и их концентрацию. Позволяет проводить дифференциацию от других бактерий, вызывающих воспаление головного и спинного мозга. Посев культуры выводят от 18 до 24 часов в термостате при +37 С, повышенном содержании CO2 (до 10%). Определяют принадлежность к Neisseria meningitidis путем выявления выработки уксусной кислоты в результате ферментации глюкозы и мальтозы. 

Серологический метод (ИФА, РИА) основывается на выявлении и определении концентрации антител IgM. Титр значительно повышается в начале менингококковой инфекции при генерализованных формах. Концентрация снижается в период ремиссии, антитела IgG начинают преобладать над иммуноглобулинами IgM. У переболевших в сыворотке крови обнаруживают специфические бактерицидные антитела: агглютинины и гемагглютинины. 

Вне зависимости от типа биоматериала, он требует срочного проведения анализа поскольку возбудитель погибает вне тела человека. Лабораторная диагностика включает микроскопию, биологический посев, требует проведения не только идентификации возбудителя, но и определения антибиотикочувствительности. 

Лечение

При терапии менингококковой инфекции, независимо от степени проявления заболевания и его формы, врач рассматривает состояние пациента, как смертельно опасное. Особенно это касается детей, ведь более половины из них проходят через реанимацию. Больного госпитализируют для проведения экстренной диагностики. Назначить антибиотики можно только после проведения лабораторных анализов.


В зависимости от серотипа основой лечения могут стать такие препараты, как пенициллин, ампициллин, хлорамфеникол. В эпидемиологических условиях при ограниченных ресурсах предпочтение отдают цефтриаксону. Антибиотики являются основой лечения, однако, вместе с ними используют жаропонижающие, противосудорожные и противоотечные препараты, медикаменты инфузионной, детоксикационной и оксигенотерапии. Таким образом проводится комплексное лечение менингококковой инфекции с индивидуальным подбором препаратов, под постоянным контролем врача. Терапия осложненных генерализованных форм может длиться в течение месяца, а реабилитация занимать несколько лет.

Осложнения и последствия

Во время болезни могут возникнуть следующие осложнения:

  • отек головного мозга;

  • гидроцефалия;

  • геморрагический церебральный инсульт;

  • острая почечная недостаточность;

  • паралич и другие дисфункции.

На фоне инфекции менингококка может развиться герпес, отит, менингококковая пневмония. Тяжелое течение заболевания может стать причиной развития астенического синдрома, выражающегося в общей слабости и периодических головных болях. Привести к артериальной гипертензии, снижению слуха, эпилепсии и гемипарезу (паралитическому поражению одной стороны тела). У пациентов перенесших менингококковую инфекцию часто возникают апатии и депрессии.

Профилактика заболеваний

Постинфекционный иммунитет. После перенесенного заболевания возникает стойкий иммунитет, защищающий от повторного инфицирования. Однако, он возникает только к той серогруппе бактерий, которые вызвали заболевание. Всего же существует 12 видов менингококковых групп.

  • Вакцинация. Разработано 3 вида вакцин: 

  • Поливалентные полисахаридные (изобретены 30 лет назад).

  • Вакцины моно- и поливалентные конъюгированные (применяются с 1999 года).

  • Новая моновалентная конъюгированная вакцина MenA (разработана в 2010—2011 гг.).

Максимально препарат может охватить только 4 серогруппы: А, С, Y и W. К сожалению, такой вакцины, чтобы защитила от всех видов инфекции пока не разработано.

Менингококковая прививка не входит в календарь детских прививок. Пройти вакцинацию можно только самостоятельно. Проводить ее стоит перед поездкой в страны, входящие в зону риска, и по эпидемиологическим показаниями, т.е. в период эпидемии, когда известен серотип.

Преимущества АО «СЗДЦМ»

Лабораторные исследования имеют крайне важное значение в лечении, особенно таких серьезных заболеваний. Важно получить не только быстрый, но и наиболее точный и развернутый результат.

К вашим услугам: 

  • Лаборатория с технологичным оборудованием.

  • Квалифицированный и доброжелательный персонал.

  • Быстрое проведение анализов и несколько вариантов получения результатов.

Медицинские центры и терминалы находятся в местах с удобной транспортной развязкой в Санкт-петербурге, Ленинградской области, Великом Новгороде, Старой Руссе, Окуловке и Пскове.

Анализы

 

перейти к анализам

Анализы на менингококковую инфекцию

Возбудителем менингококковой инфекции является Neisseria meningitidis (менингококк). Менингококк колонизирует заднюю стенку носоглотки человека и в зависимости от вирулентности штамма и резистентности зараженного лица вызывает инфекционный процесс с широким спектром клинических проявлений: бессимптомное носительство, назофарингит и генерализованную форму – менингококцемию и/ или менингит. Менингококковая инфекция поражает лиц всех возрастов, но чаще (70%) болеют дети. Показатель летальности составляет в среднем 10%, что определяет высокую социальную значимость заболевания. Капсульные штаммы менингококка в зависимости от химического строения капсульного полисахарида делятся на ряд серологических групп: А, В, С, X, Y, Z, W-135, 29-E, H, I, K, L. Более чем 90% случаев генерализованных форм менингококковой инфекции обусловлены штаммами серогрупп А, В и С, значительно реже – штаммами серогрупп X, Y и W-135, остальные серогруппы не представляют эпидемиологического интереса. Определение серогруппы – важнейшая процедура для выбора адекватного вакцинного препарата. Все менингококки экспрессируют на своей поверхности один из аллельных вариантов белков наружной мембраны 2 или 3 класса (PorB). Большинство менингококков экспрессируют белки 1 класса (PorA). Антигенная структура белка PorB определяет серотип штамма, белка PorA – серосубтип. На основании химической структуры капсульного липополисахарида определяют иммунотип. Антигенная характеристика может включать и некоторые другие АГ: Ора и Орс (белки наружной мембраны 5 класса), пили, поверхностный белок FetA.

Показания к обследованию

  • Диагностические исследования проводят в условиях стационара при подозрении на гнойный менингит и/или генерализованную форму менингококковой инфекции;
  • исследования по эпидемическим показаниям проводят в очаге генерализованной формы менингококковой инфекции среди контактировавших с больным и имеющих клинические проявления назофарингита.

Материал для исследования

  • Кровь – микроскопическое исследование, культуральное исследование;
  • СМЖ – микроскопическое исследование, культуральное исследование, выявление ДНК, выявление АГ;
  • мазки из ротоглотки и носа – культуральное исследование;
  • сыворотка крови – выявление АГ, определение специфических АТ

Дифференциальная диагностика

  • Возбудители гнойных менингитов другой этиологии: Streptococcus pneumonia, Haemophilus influenza, Staphylococcus aureus и др.;
  • при исследовании носоглотки – пигментирующие нейссерии Neisseria subflava, Neisseria flavescens, Neisseria mucosa, Neisseria sicca, Neisseria lactamica.

Лабораторная диагностика генерализованной формы менингококковой инфекции включает микроскопию биологического материала, посев биологического материала с дальнейшей культуральной и биохимической идентификацией возбудителя, определением антибиотикочувствительности; обнаружение специфических генетических фрагментов менингококка и его АГ, обнаружение специфических АТ.

Сравнительная характеристика методов лабораторных исследований и особенности интерпретации их результатов. При микроскопии нативного ликвора или препарата крови «толстая капля» (окраска водно-спиртовым раствором метиленовой сини) на голубом фоне обнаруживают морфологически четкие окрашенные в темно-синий цвет кокки, диплококки, напоминающие кофейные зерна или семена бобов, прилегающие друг к другу вогнутыми сторонами, иногда выявляется капсула. Микробные клетки могут располагаться как вне- так и внутрилейкоцитарно. Интенсивность обсеменения СМЖ микробными клетками колеблется в значительных пределах и зависит от стадии развития инфекционного процесса в момент взятия материала. Если осуществлялось лечение антибиотиками, типичная морфология микробных клеток теряется. Исследование рекомендуется проводить в активной фазе заболевания (первые два дня после поступления в стационар).

Посев СМЖ и крови на питательные среды при дальнейшей инкубации в течение 24 ч при 37 оС в атмосфере с 5–10% СО2 и повышенной влажностью позволяет выявить характерные тинкториальные свойства патогена. Исследование рекомендуется проводить в активной фазе заболевания (первые два дня после поступления в стационар) до начала интенсивной антибактериальной терапии.

При определении сахаролитической активности проводят учет результатов посева чистой культуры на плотные питательные среды с углеводами. Метод дает возможность дифференцировать различные виды нейссерий и некоторые другие виды микроорганизмов (таблица 16). Иногда наблюдается вариабельность сахаролитической активности у различных штаммов одного и того же вида.

Уточнение биохимических свойств менингококков проводят с использованием наборов реагентов для расширенного изучения ферментативной и метаболической их активности, что в течение 2-х часов позволяет определить видовую принадлежность возбудителя.

Определение серогруппы менингококков проводят в реакции агглютинации на стекле с набором агглютинирующих серогрупповых антисывороток (серогруппы А,В,С,X,Y,Z,W-135,29E). Реакцию проводят только с чистой культурой менингококков, прошедшей все этапы идентификации. Менингококки серогрупп А, В и С наиболее часто являются причиной возникновения генерализованных форм менингококковой инфекции, реакцию агглютинации проводят в первую очередь с антисыворотками к менингококкам этих серогрупп. Отсутствие реакции с одной из основных серогрупповых АТ, указывает на необходимость продолжения проведения аналогичных исследований с другими специфическими антисыворотками (X, Y, Z, W-135, 29E). Только в том случае, если подтвержденный всеми тестами штамм менингококка не показал положительного результата в реакции агглютинации с полным набором агглютинирующих антисывороток, его следует отнести к категории неаггютинирующегося штамма (НА).

Для обнаружения АГ в СМЖ и/или сыворотке крови используют реакцию латекс- агглютинации. Исследование нативного ликвора (экспресс-метод) проводится при наличии в нем признаков гнойного воспаления и/или при микроскопическом обнаружении возбудителей. Использование реакции позволяет в кратчайшие сроки (15–20 мин) выявить специфические АГ менингококков самых распространенных серогрупп (А, В, С, У, W-135). Рекомендуется проводить исследование в активной фазе заболевания (первые два дня после поступления в стационар).

Для выявления ДНК патогена используется СМЖ и/или свежая чистая культура Neisseria meningitidis, выросших на чашки Петри. Обнаружение специфических генетических фрагментов микроорганизма выполняют с использованием ПЦР. Метод обладает высокой диагностической чувствительностью и специфичностью, позволяет выявлять в клиническом образце микроорганизмы, содержащиеся в единичных количествах или в нежизнеспособном состоянии, характеризуется высокой воспроизводимостью и сжатыми сроками выполнения исследования (в течение нескольких часов).

Показаниями к проведению исследований для выявления ДНК при диагностике бактериальных менингитов являются:

  • отрицательные результаты диагностики иными методами, особенно в случае исследования образцов СМЖ после проведения массивной антибиотикотерапии или на поздних сроках болезни;
  • необходимость получения срочного ответа об этиологии возбудителя;
  • исследование образцов материала, доставленных в замороженном состоянии или фиксированных этанолом.

Детекция специфических АТ в сыворотке крови при диагностике менингококковой инфекции проводят с использованием РНГА. Рекомендуется проводить исследование дважды: в активной фазе заболевания (первые два дня после поступления в стационар) и на 12–14 день заболевания. Диагноз считается подтвержденным при нарастании титров АТ в четыре и более раза в пределах указанного периода.

Применение РНГА для исследования в «парных сыворотках» выявляет динамику нарастания титров специфических АТ к менингококку в крови и позволяет определить принадлежность возбудителя к наиболее распространенным серогруппам менингококков (А и С). Выявление АТ дает возможность провести ретроспективную лабораторную диагностику генерализованных форм менингококковой инфекции, так как окончательный ответ получают только через 12–14 дней после начала заболевания. Преимущественными возможностями исследования является лабораторное подтверждение менингококкцемии, при которой использование других методов лабораторной диагностики, как правило, мало эффективно.

12. Нейссерии. Лабораторная диагностика менингококковой инфекции.

Заболевания у человека вызывают 2 вида кокков рода Neisseria: N.meningitidis – менингококки и N.gonorrhoae – гонококки. Остальные представители этого рода являются обитателями носоглотки здоровых людей и редко вызывают заболевания.

МЕНИНГОКОККОВАЯ ИНФЕКЦИЯ

Морфология. Имеют овоидную форму, напоминают кофейное зерно. Располагаются парами. Имеют нежную капсулу, которая утрачивается при пересевах на средах в лабораторных условиях. Для размножения на питательных средах нуждаются в сыворотке или крови. Растут лучше в атмосфере 5–8% CO2. На поверхности сывороточного агара образуют нежные бесцветные колонии вязкой консистенции.

БХ активность выражена слабо: продуцируют ферменты, расщепляющие глюкозу и мальтозу с образованием кислоты.

АГ. На основании различий капсульного антигена менингококки делятся на 8 серологических групп (А, В, С, D, X, Y, Z, W-135). Белковые антигены наружной мембраны клеточной стенки различны, соответственно выделяют различные серовары (обозначают цифрами).

Экология и распространение. Растут на слизистой носоглотки человека-носителя. В окружающей среде быстро погибают, не выдерживая высушивания, охлаждения и изменения температуры. Обычные дезинфицирующие вещества убивают менингококки почти моментально. Чувствительны к антибиотикам пенициллинового ряда, тетрациклину, эритромицину.

Главный источник заражения – больной. У большинства заразившихся менингококками заболевание не возникает, у некоторых развивается острый назофарингит и лишь у отдельных лиц – генерализованные формы болезни: менингит, менингококкемия. Механизм передачи – воздушно-капельный. Заражение происходит только при тесном и длительном контакте с инфицированным лицом (например, в детских садах, школах, казармах и др.).

Эпидемические вспышки обусловливаются чаще менингококками серогруппы А, возникают периодически с интервалом 20–30 лет, что зависит от возрастания числа восприимчивых людей за счет родившихся после предыдущей эпидемии.

Патогенез. В организме здорового человека, менингококки с помощью фимбрий прикрепляются к клеткам эпителия слизистой носоглотки. Капсула обеспечивает им устойчивость к фагоцитозу и инвазивные свойства.

Клинически менингококковая инфекция проявляется по-разному. Различают 3 основные формы: назофарингит, менингит и менингококкемию. Возникновение заболевания и клинические проявления зависят от состояния микроорганизмов и от свойств менингококков, их вирулентности.

Путь распространения возбудителя в организме – гематогенный. Распространение микроорганизмов по тканям обеспечивают гиалуронидаза и нейраминидаза. Возникающая бактериемия сопровождается массивным распадом микробных клеток, вследствие чего возникает токсинемия. Чем больше эндотоксина (ЛПС клеточной стенки) циркулирует в организме заболевшего, тем тяжелее протекает болезнь. При массовой гибели большого числа менингококков и одновременном высвобождении эндотоксина часто наступает бактериальный или эндотоксический шок: поражение сосудов, свертывание в них крови, гипоксия, ацидоз.

Генерализация менингококковой инфекции может быть вследствие снижения сопротивляемости организма при вирусных инфекциях (особенно грипп), травмах и других воздействиях, изменяющими иммунологический статус организма, создающими иммунодефицитное состояние. Т.о., в патогенезе менингококковой инфекции сочетаются септические и токсические процессы + аллергические реакции.

Иммунитет после перенесенного заболевания (генерализованные формы) формируется прочный. Повторные заболевания возникают редко. В сыворотке крови больных обнаруживаются антимикробные (бактерицидные) АТ, которые обеспечивают защиту от последующего заболевания.

Лабораторная диагностика менингококковых заболеваний основана на бактериоскопии выделеной культуры и биохимической идентификации Neisseria meningitidis. Материал для исследования – спинномозговая жидкость (СМЖ), кровь и отделяемое носоглотки, взятое тампоном из глубоких отделов позади мягкого нёба. Забор материала желательно проводить до начала антибактериальной терапии.

В окрашенных мазках крови или отделяемого из носоглотки обнаруживают грамотрицательные одиночные кокки или диплококки, что значительно облегчает распознавание Neisseria meningitidis при характерной клинической картине. Грамотрицательные парные кокки в окрашенных по Граму мазках СМЖ больного с неврологической симптоматикой указывают на менингококковую этиологию заболевания. Следует помнить, что обнаружение Neisseria meningitidis в мазках СМЖ затруднено, и в этих случаях диагноз менингококкового менингита подтверждают обнаружением АГ Neisseria meningitidis в реакциях латекс-агглютинации или встречного иммуноэлектрофореза. В период менингококцемии грамотрицательные диплококки могут быть обнаружены в окрашенных мазках из соскобов петехий, а также в лейкоцитах периферической крови.

Посев материала для получения культуры производят на твёрдые или полужидкие питательные среды, содержащие сыворотку, кровь или асцитическую жидкость. Культуры инкубируют в течение 18-24 ч. при 37°С в сосуде со свечой или специальном термостате с повышенным содержанием (8-10%) СО2.

Оксидаза-положительные колонии предположительно рассматривают как принадлежащие к видам Neisseria. 

Наличие в культуре Neisseria meningifidis подтверждают образованием уксусной кислоты при ферментации глюкозы и мальтозы (но не лактозы, сахарозы и фруктозы).

Принадлежность к серогруппам определяют серологически (РА).

Профилактика и лечение. Для специфической профилактики используют менингококковую химическую вакцину (из ПС АГ серогрупп А и С), эффективна при иммунизации людей в коллективах, где широко распространено носительство менингококков этих серогрупп.

Препарат выбора — бензилпенициллин, также эффективны полусинтетические пенициллины (ампициллин, оксациллин). Более оптимально назначение антибиотиков в сочетании с диуретиками. При непереносимости пенициллинов назначают левомицетин или рифампицин. Антимикробную терапию следует сочетать с симптоматическими средствами, корригирующими водно-солевой и кислотно-щелочной баланс, а также с седативными средствами и глюкокортикоидами.

Менингококковые инфекции: симптомы, причины, вакцинация

Менингококковая инфекция — инфекционное заболевание, вызываемое бактерией Neisseria meningitidis. Существует 12 серогрупп (разновидностей) этой бактерии, из них 6 (A, B, C, W, Y и X) вызывают большинство тяжелых форм менингококковой инфекции. Особенность инфекции в том, что у менингококка, как и у гемофильной палочки типа b и пневмококков, имеется полисахаридная капсула, окружающая бактерию и защищающая ее от атак иммунной системы. Маленькие дети (в возрасте от 0 до 5 лет) еще, как правило, не имеют сформированного защитного иммунитета против этой инфекции. (1)

Причины и источники. Инкубационный период

Возбудитель менингококковой инфекции передается только от человека к человеку. Инфекция распространяется воздушно-капельным путем и проникает в организм через слизистую носа, полости рта и глотки. Мельчайшие капли выделений из дыхательных путей, полости рта или носоглотки носителя или больного человека при тесном контакте — поцелуях, чихании, кашле, — попадают на слизистую здорового человека. Там бактерии могут на некоторое время оставаться и размножаться, не вызывая признаков заболевания и не влияя на самочувствие, вызывая бессимптомное носительство (иногда наблюдаются симптомы насморка [назофарингита]). По имеющимся данным, считается, что в любой момент времени около 10-20% населения являются носителями менингококков. Но иногда, по не вполне понятным причинам, подавляя защитные силы организма, инфекция проникает через слизистую оболочку в кровь. Используя питательные вещества, находящиеся в крови, менингококки могут быстро размножаться, вызывая заражение крови (сепсис), и распространяться через кровь в оболочки головного мозга или другие внутренние органы (например, легкие, суставы, сердце, подкожно-жировую клетчатку и др.). (1) (2)

Время между моментом попадания бактерии в организм и до появления первых признаков болезни называется инкубационным периодом. Для менингококковой инфекции он составляет в среднем 4 дня, но может и меняться от 2 до 10 дней. (2)

Формы заболевания

Под формами заболевания подразумевается то, какой характер носит болезнь, как она протекает, какие органы и системы она поражает. В случаях менингококковой инфекции существуют следующие формы:

  1. Локализованные формы. Развиваются в случае, если защитные силы организма справляются с инфекцией, и она не попадает в кровь.

    • Бессимптомное носительство: бактерия Neisseria meningitidis остается на слизистой, размножается и периодически выделяется во внешнюю среду. Сам человек не болеет, но является заразным для окружающих.

    • Острый назофарингит: воспаление ограничивается слизистой носа, носоглотки.

  2. Генерализованные формы — менингит, менингоэнцефалит, сепсис (заражение крови). Развиваются, если возбудитель преодолевает местную иммунную защиту на слизистых оболочках носоглотки и попадает в кровь. С током крови бактерии разносятся по организму, проникают в кожу, почки, надпочечники, легкие, ткани сердца, оболочки головного мозга. Размножение и гибель менингококков приводит к выбросу эндотоксина — ядовитого продукта распада бактерий. Он разрушает стенки сосудов, отчего образуются кровоизлияния, которые выглядят сначала как с ыпь (экзантема) — красноватые точки на коже или энантема — так ие же высыпания на слизистых полости рта, носоглотки, иногда глаз, а затем принимают типичный вид геморрагической (от темно-красной до черной) сыпи размером от точек до обширных некрозов (отмирания) участков кожи. Этот же бактериальный токсин приводит к развитию отека мозга и мозговых strсимптомов, кровоизлияниям во внутренние органы.

  3. Смешанные (сочетание, например, менингита и сепсиса) и редкие формы: развитие воспаления в суставах — полиартрит, в легких — пневмония и т. д. (1) (2) (3)

Симптомы менингококковой инфекции

Носительство. Протекает без жалоб, длится в среднем 10-15 дней, возбудитель обнаруживается только при лабораторном обследовании.

Острый назофарингит. Симптомы менингококкового острого назофарингита могут напоминать ОРВИ — повышение температуры, слабость, головная боль, сонливость, выделение слизи и небольшая заложенность носа. Может закончиться выздоровлением, переходом в носительство или стать причиной развития менингита и других тяжелых форм менингококковой инфекции. В любом случае, даже при минимальных подозрениях или риске заражения менингококком нужно вызывать врача, поскольку самостоятельно определить, действительно ли это менингококковый назофарингит или другая инфекция невозможно: необходимо проведение осмотра и лабораторные анализы.

Менингококцемия (сепсис, заражение крови). Развивается быстро, часто на фоне назофарингита. Температура может резко подняться, с ломотой в мышцах, сильной головной болью, помутнением сознания. В течение 1-2 суток появляется типичная сыпь при менингококковой инфекции — сначала розоватая, затем геморрагическая: неровные высыпания, темно-красного цвета, немного приподнимающиеся над кожей. Как правило, сыпь локализуется на ягодицах, ногах, нижней части туловища. Элементы сыпи очень разные, от «булавочного укола» и красно-коричневых «звездочек» до больших кровоизлияний, которые в тяжелых случаях приводят к отмиранию тканей — некрозу. Неблагоприятным признаком считается раннее появле ние сыпи на лице. (1)

Менингит. По данным источника (1) в России «50% всех бактериальных менингитов у детей в возрасте до 5 лет» вызывает менингококк. Начинается менингококковый бактериальный менингит остро, температура может быстро нарастать до высоких цифр, одновременно могут появиться жалобы на боль в спине, шее, резкую головную боль с непереносимостью света, звуков. Многократно повторяется рвота, облегчения она не приносит. Сознание спутанное, человек сжимается в комочек: лежит на боку, с подтянутыми к животу ногами, типичное описание этого признака — «поза легавой собаки». Общее состояние, как правило, тяжелое или очень тяжелое.

Могут быстро — иногда в первый день, но чаще на 2-3 день после появления признаков болезни, — развиться симптомы, которые говорят о том, что инфекционно-воспалительный процесс затронул оболочки головного мозга, вызывал их раздражение. Такие симптомы называют менингеальными, к ним относят: ригидность затылочных мышц (невозможно прижать подбородок к груди), симптомы Кернига (врач не может разогнуть у больного ногу в колене), Брудзинского (одновременное сгибание головы и подтягивание ног к животу) и другие. Возможно появление типичной сыпи. (1) (3)

Менингеальная симптоматика может говорить о тяжести заболевания, но самостоятельно, без врача, определить ее не следует: нужна комплексная проверка и опыт в оценке симптомов.

Менингоэнцефалит. Воспаление затрагивает мозговые оболочки, головной, иногда спинной мозг. Признаки сходны с симптомами менингита, также развивается сыпь. При менингоэнцефалите могут появиться геморрагическая экзантема и энантема. Экзантемой называют разнообразную сыпь на коже, которая может быть при самых разных инфекциях, аллергиях, это общее описание высыпаний. Энантема — это сыпь разного характера, появляющаяся на слизистых оболочках. В самом начале менингоэнцефалита может быть трудно определить тип сыпи. Она может начинаться как розеола — небольшого, от 1 до 10 мм в диаметре, округлого покраснения, который светлеет при или исчезает при нажатии на него. Затем может переходить в геморрагическую сыпь в виде точек, пятен, звездочек разного размера, не исчезающих при нажатии на них. (1) (3)

Менингококковый сепсис (менигококкцемия) — тяжелая форма заболевания. Состояние больных очень тяжелое: сильная головная боль, рвота, температура может быть как очень высокой — 41° C, так и быть ниже 36,6° C. Связано это с очень быстрым нарушением работы сосудов, падением артериального давления. Быстро появляется пятнисто-папуле зная сыпь: распространяясь по коже и слизистым, она часто сливается с образованием пузырей с кровянистым содержимым. Смертность при данной форме очень высокая — до 60%. (1) (3)

Диагностика менингококковой инфекции

Поставить точный диагноз можно только после лабораторного исследования: если врач заподозрит менингококковую инфекцию, то он назначает анализ крови, спинномозговой жидкости, отделяемого слизистых и сыпи.

По данным источника (1) даже при своевременной и правильной постановке диагноза, правильно назначенном лечении, «высок риск летального исхода. У 10-20% выживших людей бактериальный менингит может приводить к повреждению мозга, потере слуха или трудностям в обучении. В тяжёлых случаях возможна гангрена пальцев кистей, стоп, ушных раковин». Поэтому при развитии хотя бы одного из симптомов, напоминающих по описанию симптомы менингококковой инфекции, сепсиса и любых других форм, рекомендуется вызвать «скорую помощь».

Предварительный диагноз, а затем его уточнение возможно только после клинического осмотра, с обязательным забором с помощью спинномозговой пункции ликвора — спинномозговой жидкости, а также мазков с поверхности слизистой носоглотки, сыпи. Согласно источнику (1), «менингококковая инфекция потенциально смертельна, и всегда должна рассматриваться как медицинская чрезвычайная ситуация. Пациента необходимо госпитализировать в больницу».

Лечение

Лечение зависит от формы заболевания. Госпитализация требуется при любой форме, но если при выявлении бессимптомного носительства менингококковой инфекции и назофарингите могут назначить антибиотики, витаминно-минеральные препараты, то другие формы заболевания требуют экстренного вмешательства и интенсивного лечения. (1) (3)

В зависимости от формы заболевания, особенностей течения, возраста больного и других причин, могут быть назначены антибиотики, возможно, потребуется их комбинация, коррекция дозы. Также могут потребоваться препараты для снижения температуры, снятия судорог, улучшения циркуляции крови и для дезинтоксикации, поддержания работы сердечно-сосудистой системы, головного мозга, снижения риска возможных осложнений. Могут потребоваться и другие мероприятия по поддержанию жизненно важных функций, вплоть до вентиляции легких. Чтобы лечение было максимально эффективным «важно идентифицировать серогруппу менингококка и провести тестирование микроорганизма на чувствительность к антибиотикам».(3)

Группы риска

Вызываемая менингококком инфекция одинаково опасна для всех людей, кроме получивших прививку от менингококковой инфекции. По данным ВОЗ (2), 10-20% населения в любой момент считаются бессимптомными носителями менингококковой бактерии N. meningitidis. Выделяют следующие группы повышенного риска по развитию менингококковой инфекции (1) (2) (3):

  1. Дети младшего и дошкольного возраста. В отсутствие вакцинации защитный иммунитет против менингококков у детей до 5 лет, как правило, еще не сформирован. Имеет значение и то, что дети часто берут в рот игрушки и предметы окружающей среды, делятся едой друг с другом, пьют из общей посуды. Это повышает риск передачи инфекции, если в коллективе имеется ребенок или взрослый бессимптомный носитель менингококков без признаков заболевания.

  2. Подростки и молодые люди с большим количеством социальных контактов, проживанием и общением в скученных условиях (вечеринки, дискотеки, общежития, казармы). Как указано выше, около 10-20% людей считаются возможными бессимптомными носителями менингококковой инфекции. Чем больше и интенсивнее контакты — тем выше риск заразиться.

  3. По этой же причине в группу риска входят призывники и новобранцы.

  4. Лица, перенесшие удаление селезенки, с ВИЧ-инфекцией, с некоторыми генетическими нарушениями. Это лица с иммунодефицитом — сниженными возможностями организма сопротивляться инфекциям.

  5. Лица с кохлеарными имплантатами. При нарушениях слуха и ношении кохлеарного имплантата возможно повреждение внутренних структур уха, снижение местного иммунитета, что может представлять определенный риск заражения.

  6. Путешественники в районы, где высок уровень заболеваемости, страны так называемого «менингитного пояса» в Африке, а также в Саудовскую Аравию для совершения хаджа. Длительный сухой период, ветер, пыль с иссушенной почвы, холодные ночи, распространенность инфекций верхних дыхательных путей снижают защитные возможности слизистой носоглотки. Низкие показатели социально-экономического развития (кроме ОАЭ и Саудовской Аравии), скученность, перемещение большого числа населения из-за традиционного кочевого образа жизни, а в Саудовской Аравии — из-за паломничества, повышают риск того, что на относительно малых территориях соберется большое количество людей, среди которых могут оказаться и бессимптомные носители менингококковой инфекции, и больные, что может привести к возникновению вспышек инфекции.

Профилактика

Короткий инкубационный период, сложность ранней диагностики, быстрое развитие симптомов, распространенность носительства, особенности детского иммунитета, высокий уровень летальности и инвалидизации, а также высокая распространенность инфекции в некоторых странах мира требуют проведения профилактических мер у детей и отдельных взрослых из групп риска.

При вспышках менингококковой инфекции (ограниченных или при эпидемиях) силами медицинских работников могут проводиться так называемые мероприятия в очаге. К ним относится установление карантина, выявление и изоляция носителей, соблюдение санитарно-эпидемиологического режима, другие мероприятия. (3)

Наиболее эффективной мерой является активная иммунизация, то есть профилактическая прививка. В России она включена в Календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям (4). В нем указано, что вакцинации подлежат «дети и взрослые в очагах менингококковой инфекции, вызванной менингококками серогрупп A или C. Вакцинация проводится в эндемичных регионах, а также в случае эпидемии, вызванной менингококками серогрупп A или C». Вакцинации подлежат также лица, подлежащие призыву на военную службу. (4)

В перечень вакцин, которые могут использоваться в России для вакцинации от менингококковой инфекции входят:

  1. Менингококковые полисахаридные вакцины:

    • моновалентная (против серогруппы A) — полисахаридная сухая;

    • четырехвалентная (против серогрупп A, C, Y и W).

  2. Менингококковые конъюгированные вакцины:

    • моновалентная (против серогруппы C).

    • четырехвалентная (против серогрупп A, C, Y и W). (5) (6)

Согласно позиции Всемирной организации здравоохранения, «конъюгированные вакцины предпочтительнее, чем полисахаридные, поскольку могут формировать популяционный иммунитет, а также обладают более высокой иммуногенностью, особенно у детей младше 2 лет». (7)

Показать источники

Источники

  1. Менингококковая инфекция. [Электронный ресурс]. URL: http://www.yaprivit.ru/diseases/meningokokkovaya-infekciya (по состоянию на 04.07.2017)
  2. Всемирная организация здравоохранения. Менингококковый менингит. Информационный бюллетень №141, ноябрь 2015 г. URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs141/ru (по состоянию на 04.07.2017)
  3. Бережнова И.А. Инфекционные болезни. — Учебное пособие / И.А. Бережнова — М.: РИОР. — 2007. — 319 с.
  4. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 21 марта 2014 г. №125н «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям» (с изменениями и дополнениями). URL: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=282161 (по состоянию на 04.07.2017)
  5. Абрамцева М.В., Тарасов А.П., Немировская Т.И. Менингококковая инфекция. Конъюгированные полисахаридные менингококковые вакцины и вакцины нового поколения / Биопрепараты. Профилактика, диагностика, лечение. — 2016 — том 16, №1 (57) — С. 42.
  6. Государственный реестр лекарственных средств РФ. URL: http://grls.rosminzdrav.ru (по состоянию на 04.07.2017)
  7. World Health Organization. Meningococcal vaccines: WHO position paper, November 2011. Wkly Epidemiol Rec 2011; 86:521-539. URL: http://www.who.int/wer/2011/wer8647.pdf (по состоянию на 04.07.2017)

SPRU.MENAC.18.03.0032

Что такое менингит?

Менингит — это воспаление мягких оболочек головного и спинного мозга, которое вызывает различные бактерии и вирусы.

Для всех видов менингита характерны симптомы, общие для всех инфекций. Выявить причину заболевания без лабораторной диагностики практически невозможно.

Менингококковый менингит

Менингококковая инфекция — это острое инфекционное заболевание, возбудителем которого является бактерия менингококк.

Заболевание может проявляться по-разному:

  • Бессимптомное носительство,
  • Легкая респираторная инфекция,
  • Тяжелые формы инфекции: гнойный менингит или сепсис.

Диагноз ставится по анализу крови и спинномозговой жидкости.

Перенесенная менингококковая инфекция может привести к необратимым последствиям!

В некоторых случаев менингококковая инфекция приводит к инвалидизации, глухоте, потере зрения, задержки развития и эпилепсия, ампутация конечностей.

Симптомы менингококковой инфекции на начальной стадии схожи с симптомами ОРВИ и гриппа, поэтому родители зачастую медлят с обращением ко врачу.

Перенесенная менингококковая инфекция приводит к необратимым последствиям! Число носителей в сотни раз превышает число заболевших.

Кто может заболеть?

Менингококковый менингит может возникнуть у любого человека — ребенка первого года жизни, подростка и у взрослого.

Менингококковая инфекция особенно опасна для детей.

Хотя инфекция поражает людей в любом возрасте, чаще заболевают младенцы и дети раннего возраста.

Источники заражения

Заболевание распространяется от человека к человеку при кашле, чихании, поцелуях, и даже при разговоре или через пользование столовыми приборами, Так как заражение происходит при тесном общении, основным источником инфекции для маленьких детей являются их родители, братья и сестры, родственники, а также другие дети в яслях и детском саду.

Менингококки передаются воздушно-капельным путем от заболевшего человека или носителя бактерий при тесном общении. Невозможно полностью оградить ребенка от контакта с инфекциями. Поэтому для защиты от инфекционных заболеваний проводится вакцинация. Прививку от менингококковой инфекции можно сделать ребенку уже на первом году жизни.

Защита от инфекции

Вакцины от менингококковой инфекции не содержат живых бактерий и не могут вызвать менингококковую инфекцию!

Конъюгированные вакцины формируют иммунный ответ даже у детей раннего возраста, что позволит защитить ребенка от опасной инфекции как можно раньше.

Также такие вакцины уменьшает носительство бактерий в носоглотке. Сделав прививку себе, взрослые могут предотвратить передачу бактерий маленьким детям, которые находятся в особой группе риска!

Существует несколько видов (серотипов) менингококка, самыми распространенными из КОТОРЫХ являются А, В, С, У и Ш. Именно поэтому целесообразно выбирать вакцины, в состав которых включено максимальное количество серотипов менингококка для более надежной защиты от инфекции. Более подробную информацию мы можете получить у своего врача.

Прививка от менингококковой инфекции

На данный момент вакцинация против такого опасного заболевания, как менингококковая инфекция, не является обязательной и не включена в Национальный календарь прививок. Тем не менее, с целью её профилактики созданы вакцины для детей и взрослых. Обратите внимание, что она способна вызывать острое инфекционное заболевание, проявляющееся различными формами процесса. Это могут быть локальные формы (назофарингит), генерализованные, сопровождающиеся общей тяжелой интоксикацией (менингококцемия), при переходе воспалительного процесса на мягкую мозговую оболочку головного мозга развивается менингит. Две последние формы могут вызвать тяжелые осложнения с необратимыми последствиями вплоть до летального исхода. Имеют место и бессимптомные формы (бактерионосительство).

Возбудитель— менингококк (Neisseriameningitidis), делится на 12 серогрупп. В связи с этим разработаны вакцины нескольких типов как моно-, так и поливалентные. Вспышки инфекция возникают через 8-30 лет: менингококк серогруппы А выявлялся при обширных эпидемиях, поражающих десятки стран.

Локальные эпидемические подъемы, ограниченные одной страной, обычно вызывали серогруппы В и С. В то же время спорадическая заболеваемость в межэпидемическом периоде определяется разными серогруппами, наиболее частыми из которых являются А, В, W, VFL, Х. Риск заболеть ощутимо возрастает после летних каникул, зимой и весной, в детских коллективах и коллективах призывников.

К группам риска относятся:

  • дети и подростки:
  • до 5 лет включительно, так как в этом возрасте заболеваемость обычно высокая;

15-17 лет, так как у них сравнительно высок уровень носительства заболеваемостью; пожилые люди старше 60 лет; люди с первичным и вторичным иммунодефицитом; участники массовых международных мероприятий; лица, посещающие районы, с высоким распространением менингококковой инфекции; живущие в общежитиях; те, кто находится в учреждениях постоянного проживания.

Источник заражения — инфицированный человек, болезнь передается воздушно-капельным путем. Но не исключено и заражение через предметы обихода (посуда, столовые приборы).

Вакцина от менингококковой инфекции

Вакцинация проводится в первую очередь для профилактически, в период эпидемиологического подъема заболеваемости, при наличии контакта с больным или носителем менингококка.

В плановом порядке вакцинацию проводят для лиц из категорий высокого риска инфицирования.

Конкретный тип применяемой вакцины с учетом противопоказаний и необходимую предвакцинальную подготовку определяет врач. Перед введением вакцины пациент ОБЯЗАТЕЛЬНО должен быть осмотрен врачом.

Врач изучает прививочный анамнез пациента, выясняет наличие противопоказаний к иммунизации и оценивает текущее состояние здоровья пациента и назначает необходимые анализы.

Противопоказанием к вакцинации является: острые заболевания (как инфекционные, так и неинфекционные), период обострения хронических заболеваний, патологическая реакция с системными проявлениями при предыдущих вакцинациях и повышенной чувствительности к компоненту вакцины, в том числе дифтерийному анатоксину.

Полисахаридные менингококковые вакцины мало реактогенны. После прививки возможны различные поствакцинальные реакции в первые 3-7 дней. Они могут быть локальными в месте инъекции и общими: температура, головная боль, недомогание, сонливость, аллергические реакции, диарея.

Комплексную диагностику и лечение разных форм патологии проводят неврологи медицинского центра 100med.

Автор статьи:

врач-педиатр высшей квалификационной категории-Салихова Альмира Рахимовна

Менингит — Диагностика и лечение

Диагноз

Ваш семейный врач или педиатр может диагностировать менингит на основании истории болезни, медицинского осмотра и определенных диагностических тестов. Во время обследования врач может проверить наличие признаков инфекции вокруг головы, ушей, горла и кожи вдоль позвоночника.

Вы или ваш ребенок можете пройти следующие диагностические тесты:

  • Посев крови. Образец крови помещается в специальную посуду, чтобы проверить, не растут ли в ней микроорганизмы, особенно бактерии.Образец также может быть помещен на предметное стекло и окрашен (окраска по Граму), а затем изучен под микроскопом, чтобы увидеть, присутствуют ли бактерии.
  • Imaging. Компьютерная томография (КТ) или магнитно-резонансная томография (МРТ) головы может показать отек или воспаление. Рентген или сканирование грудной клетки или носовых пазух CT также могут показать инфекцию, которая может быть связана с менингитом.
  • Спинальная пункция (люмбальная пункция). Для окончательного диагноза менингита вам понадобится спинномозговая пункция для сбора спинномозговой жидкости (CSF).У людей с менингитом CSF часто показывает низкий уровень сахара (глюкозы) наряду с повышенным количеством лейкоцитов и повышенным содержанием белка.

    Анализ CSF также может помочь вашему врачу определить, какие бактерии вызвали менингит. Если ваш врач подозревает вирусный менингит, он или она может назначить тест на основе ДНК, известный как амплификация полимеразной цепной реакции (ПЦР), или тест для проверки антител против определенных вирусов для определения конкретной причины и надлежащего лечения.

Лечение

Лечение зависит от типа менингита у вас или вашего ребенка.

Бактериальный менингит

Острый бактериальный менингит необходимо немедленно лечить с помощью внутривенных антибиотиков, а иногда и кортикостероидов. Это помогает обеспечить выздоровление и снизить риск осложнений, таких как отек мозга и судороги.

Антибиотик или комбинация антибиотиков зависит от типа бактерий, вызывающих инфекцию.Ваш врач может порекомендовать антибиотик широкого спектра действия, пока он или она не сможет определить точную причину менингита.

Ваш врач может осушить инфицированные носовые пазухи или сосцевидные отростки — кости за внешним ухом, которые соединяются со средним ухом.

Вирусный менингит

Антибиотики не могут вылечить вирусный менингит, и в большинстве случаев они проходят сами по себе в течение нескольких недель. Лечение легких случаев вирусного менингита обычно включает:

  • Подлокотник
  • Жидкости много
  • Обезболивающие, отпускаемые без рецепта, для снижения температуры и снятия болей в теле

Ваш врач может назначить кортикостероиды для уменьшения отека мозга и противосудорожные препараты для контроля судорог.Если вирус герпеса вызвал ваш менингит, доступны противовирусные препараты.

Другие типы менингита

Если причина вашего менингита неизвестна, ваш врач может начать лечение противовирусными препаратами и антибиотиками, пока причина будет установлена.

Лечение хронического менингита основано на основной причине. Противогрибковые препараты лечат грибковый менингит, а комбинация определенных антибиотиков может лечить туберкулезный менингит.Однако эти лекарства могут иметь серьезные побочные эффекты, поэтому лечение может быть отложено до тех пор, пока лаборатория не подтвердит, что причина является грибковой.

Неинфекционный менингит, вызванный аллергической реакцией или аутоиммунным заболеванием, можно лечить кортикостероидами. В некоторых случаях лечение может не потребоваться, поскольку состояние может исчезнуть само по себе. Менингит, связанный с раком, требует лечения конкретного вида рака.

Клинические испытания

Изучите исследования клиники Mayo Clinic, в которых тестируются новые методы лечения, вмешательства и тесты как средства предотвращения, обнаружения, лечения или контроля этого состояния.

Подготовка к приему

Менингит может быть опасным для жизни, в зависимости от причины. Если вы подверглись бактериальному менингиту и у вас появились симптомы, обратитесь в отделение неотложной помощи и сообщите медицинскому персоналу, что у вас может быть менингит.

Если вы не знаете, что у вас есть, и звоните своему врачу, чтобы записаться на прием, вот как подготовиться к вашему визиту.

Что вы можете сделать

  • Помните о любых ограничениях до и после встречи. Спросите, нужно ли вам что-нибудь сделать заранее, например, ограничить свой рацион. Также спросите, может ли вам нужно остаться в кабинете врача для наблюдения после ваших анализов.
  • Запишите симптомы, которые у вас есть, включая изменения в вашем настроении, мышлении или поведении. Отметьте, когда у вас развился каждый симптом и были ли у вас симптомы простуды или гриппа.
  • Запишите ключевую личную информацию, включая любые недавние переезды, каникулы или взаимодействия с животными.Если вы студент колледжа, ваш врач, скорее всего, задаст вопросы о любых подобных признаках или симптомах у ваших соседей по комнате и соседей по общежитию. Ваш врач также захочет узнать вашу историю прививок.
  • Составьте список всех лекарств, витаминов или добавок, которые вы принимаете.
  • Возьмите с собой члена семьи или друга. Менингит может потребовать неотложной медицинской помощи. Возьмите кого-нибудь, кто поможет запомнить всю информацию, которую предоставляет ваш врач, и кто сможет остаться с вами в случае необходимости.
  • Запишите вопросы, которые задайте своему врачу.

В отношении менингита некоторые основные вопросы, которые следует задать своему врачу, включают:

  • Какие тесты мне нужны?
  • Какое лечение вы рекомендуете?
  • Есть ли у меня риск долгосрочных осложнений?
  • Если мое состояние не поддается лечению антибиотиками, что я могу сделать, чтобы помочь своему организму выздороветь?
  • Я заразен? Мне нужно быть изолированным?
  • Какой риск для моей семьи? Следует ли им принимать профилактические препараты?
  • Есть ли альтернатива лекарствам, отпускаемым по рецепту, которые вы рекомендуете?
  • У вас есть печатная информация, которую я могу получить? Какие сайты вы рекомендуете?

Чего ожидать от врача

Ваш врач может задать вам ряд вопросов, например:

  • Когда у вас появились симптомы?
  • Насколько серьезны ваши симптомы? Кажется, им становится хуже?
  • Кажется, что-нибудь улучшает ваши симптомы?
  • Были ли вы контактированы с кем-нибудь с менингитом?
  • Есть ли у кого-нибудь в вашей семье подобные симптомы?
  • Какова ваша история прививок?
  • Принимаете ли вы какие-либо иммунодепрессанты?
  • Есть ли у вас другие проблемы со здоровьем, в том числе аллергия на какие-либо лекарства?

Что вы можете сделать тем временем

Когда вы звоните своему врачу, чтобы записаться на прием, опишите тип и степень тяжести ваших симптомов.Если ваш врач говорит, что вам не нужно приходить немедленно, как можно больше отдыхайте, пока вы ждете своего визита.

Пейте много жидкости и принимайте ацетаминофен (тайленол и др.), Чтобы уменьшить жар и ломоту в теле. Также избегайте приема любых лекарств, которые могут снизить вашу бдительность. Не ходите на работу или в школу.

01 октября 2020 г.

Какова роль лабораторных исследований в диагностике менингококкемии?

  • Эль-Башир Х, Лонди М, Буи Р.Диагностика и лечение бактериального менингита. Арка Дис Детский . 2003 июл.88 (7): 615-20. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Рекомендации] Campsall PA, Laupland KB, Niven DJ. Тяжелая менингококковая инфекция: обзор эпидемиологии, диагностики и лечения. Клиника интенсивной терапии . 2013 июл.29 (3): 393-409. [Медлайн].

  • Велч С.Б., Надел С. Лечение менингококковой инфекции. Арка Дис Детский . 2003 июл.88 (7): 608-14.[Медлайн]. [Полный текст].

  • Ван X, Теодор MJ, Mair R, Trujillo-Lopez E, du Plessis M, Wolter N, et al. Клиническая проверка мультиплексных ПЦР в реальном времени для выявления возбудителей бактериального менингита. Дж. Клин Микробиол . 2012 Март 50 (3): 702-8. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Крам-Цианфлон Н. Профилактика и борьба с менингококковой инфекцией: рекомендации по применению менингококковых вакцин у педиатрических пациентов. Заразить Dis Ther .2016. 116 (2): 89-112. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Профилактика менингококковой инфекции и борьба с ней. MMWR Recomm Rep . 2013 22 марта. 62: 1-22. [Медлайн].

  • Хорино Т., Като Т., Сато Ф., Сакамото М., Накадзава И., Йошида М. и др. Менингококцемия без менингита в Японии. Медицинский работник . 2008. 47 (17): 1543-7. [Медлайн].

  • Поллард А.Дж., Надел С., Нинис Н., Фауст С.Н., Левин М. Неотложное ведение менингококковой инфекции: восемь лет спустя. Арка Дис Детский . 2007 апр. 92 (4): 283-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Zughaier SM. Капсульные полисахариды Neisseria meningitidis вызывают воспалительные реакции через TLR2 и TLR4-MD-2. Дж Лейкок Биол . 2011 Март 89 (3): 469-80. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Coureuil M, Join-Lambert O, Lécuyer H, Bourdoulous S, Marullo S, Nassif X. Патогенез менингококкемии. Колд Спринг Харб Перспект Мед . 2013 июн 1.3 (6): [Medline].

  • Brandtzaeg P, van Deuren M. Классификация и патогенез менингококковых инфекций. Методы Мол Биол . 2012. 799: 21-35. [Медлайн].

  • Brozna JP. Реакция Шварцмана. Семенной тромб Hemost . 1990 Октябрь 16 (4): 326-32. [Медлайн].

  • Livorsi DJ, Stenehjem E, Stephens DS. Факторы вирулентности грамотрицательных бактерий при сепсисе с акцентом на Neisseria meningitidis. Contrib Microbiol . 2011. 17: 31-47. [Медлайн].

  • Plant L, Sundqvist J, Zughaier S, Lovkvist L, Stephens DS, Jonsson AB. Структура липоолигосахаридов способствует множеству стадий вирулентности Neisseria meningitidis. Заражение иммунной . 2006 Февраль 74 (2): 1360-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Sanders MS, van Well GT, Ouburg S, Morré SA, van Furth AM. Полиморфизм Toll-подобного рецептора 9 связан с переменными тяжести в когорте выживших после менингококкового менингита. BMC Infect Dis . 2012 11 мая, 12:12. [Медлайн].

  • Патан Н., Фауст С. Н., Левин М. Патофизиология менингококкового менингита и сепсиса. Арка Дис Детский . 2003 июл.88 (7): 601-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Faust SN, Levin M, Harrison OB, Goldin RD, Lockhart MS, Kondaveeti S, et al. Дисфункция активации эндотелиального протеина С при тяжелом менингококковом сепсисе. N Engl J Med . 2001, 9 августа. 345 (6): 408-16.[Медлайн].

  • Pathan N, Hemingway CA, Alizadeh AA, Stephens AC, Boldrick JC, Oragui EE, et al. Роль интерлейкина 6 в дисфункции миокарда при менингококковом септическом шоке. Ланцет . 2004 17 января. 363 (9404): 203-9. [Медлайн].

  • Патан Н., Уильямс Э. Дж., Орагуи Э., Стивенс А. С., Левин М. Изменения оси рецептора интерлейкина-6 / растворимого интерлейкина-6 при менингококковом септическом шоке. Crit Care Med . 2005 августа 33 (8): 1839-44.[Медлайн].

  • Bergounioux J, Coureuil M, Belli E, Ly M, Cambillau M, Goudin N, et al. Экспериментальные доказательства бактериальной колонизации коронарного русла человека и ткани миокарда во время менингококкемии. Заражение иммунной . 2016 г. 1 августа [Medline].

  • MacLennan J, Kafatos G, Neal K, Andrews N, Cameron JC, Roberts R, et al. Социальное поведение и менингококковое носительство у британских подростков. Emerg Infect Dis .2006 июн. 12 (6): 950-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Faber J, Henninger N, Finn A, Zenz W., Zepp F, Knuf M. Вариант толл-подобного рецептора 4 связан с летальным исходом у детей с инвазивной менингококковой инфекцией. Acta Paediatr . 2009 Март 98 (3): 548-52. [Медлайн].

  • Jansen AG, Sanders EA, VAN DER Ende A, VAN Loon AM, Hoes AW, Hak E. Инвазивное пневмококковое и менингококковое заболевание: связь с вирусом гриппа и активностью респираторно-синцитиального вируса ?. Эпидемиол. Инфекция . 2008 ноябрь 136 (11): 1448-54. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Fijen CA, Kuijper EJ, te Bulte MT, Daha MR, Dankert J. Оценка дефицита комплемента у пациентов с менингококковой инфекцией в Нидерландах. Clin Infect Dis . 1999, 28 января (1): 98-105. [Медлайн].

  • MacNeil JR, Blain AE, Wang X, Cohn AC. Текущая эпидемиология и тенденции развития менингококковой инфекции — США, 1996-2015 гг. Clin Infect Dis .2018 3 апреля. 66 (8): 1276-1281. [Медлайн].

  • Бактериальный менингит. CDC. Доступно на http://www.cdc.gov/meningitis/bacterial.html. 2015; Доступ: май 2015 г.

  • [Рекомендации] Кон А.С., Макнил Дж. Р., Кларк Т. А., Ортега-Санчес И. Р., Бриер Э. З., Мейсснер Х. С. и др. Профилактика менингококковой инфекции и борьба с ней: рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Recomm Rep . 2013 22 марта. 62 (RR-2): 1-28.[Медлайн].

  • Ортега-Санчес И.Р., Мельцер М.И., Шепард С., Зелл Э., Мессонье М.Л., Билуха О. и др. Экономика кампании догоняющей вакцинации подростков против менингококковой инфекции в США. Clin Infect Dis . 2008 г. 1. 46 (1): 1-13. [Медлайн].

  • Кэти К., Левин М, Фауст С.Н. Применение лекарств при остром менингококковом заболевании. Arch Dis. Детское обучение, изд. . 2008 Октябрь 93 (5): 151-8. [Медлайн].

  • Мбайи С.А., Джозеф С.Дж., Блейн А., Ван X, Харири С., Макнейл-младший.Менингококковая инфекция среди молодых людей студенческого возраста: 2014-2016 гг. Педиатрия . 143 (1) января 2019 г .: [Medline].

  • Аткинсон Б., Ганди А., Балмер П. История вспышек менингококковой инфекции в США: последствия для вакцинации и профилактики заболеваний. Фармакотерапия . 2016 августа 36 (8): 880-92. [Медлайн].

  • Marshall GS, Dempsey AF, Srivastava A, Isturiz RE. Студенты колледжей США подвергаются повышенному риску менингококковой инфекции серогруппы B. J Pediatric Infect Dis Soc . 2019 11 мая. [Medline].

  • Soeters HM, Whaley M, Alexander-Scott N, Kanadanian KV, MacNeil JR, Martin SW, et al. Оценка менингококкового носительства в ответ на вспышку менингококкового заболевания серогруппы B и кампанию массовой вакцинации в колледже Род-Айленда, 2015-2016 гг. Clin Infect Dis . 2017 г. 15 апреля. 64 (8): 1115-1122. [Медлайн].

  • Хосе Франсиско Сантос Н., Вивиан Матос Ф., Кэролайн Алвес Ф., Марта Сильва М.С., Лейла Карвалью К.Распространенность носительства Neisseria meningitidis в Америке в 21 веке: систематический обзор. Braz J Infect Dis . 22 июля 2019 г. [Medline].

  • Tappero JW, Reporter R, Wenger JD, Ward BA, Reeves MW, Missbach TS, et al. Менингококковая инфекция в округе Лос-Анджелес, Калифорния, и среди мужчин в окружных тюрьмах. N Engl J Med . 1996, 19 сентября. 335 (12): 833-40. [Медлайн].

  • Brundage JF, Ryan MA, Feighner BH, Erdtmann FJ.Менингококковая инфекция среди военнослужащих США в связи с рутинным использованием вакцин с различными компонентами, специфичными для серогрупп, 1964–1998 гг. Clin Infect Dis . 2002 декабрь 1. 35 (11): 1376-81. [Медлайн].

  • Саймон М.С., Вайс Д., Гулик Р.М. Инвазивная менингококковая инфекция у мужчин, практикующих секс с мужчинами. Энн Интерн Мед. . 2013 20 августа. 159 (4): 300-1. [Медлайн].

  • Bozio CH, Blain A, MacNeil J, Retchless A, Weil LM, Wang X и др.Эпиднадзор за менингококковой инфекцией среди МСМ — США, 2015-2016 гг. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2018, 28 сентября. 67 (38): 1060-1063. [Медлайн].

  • Миллер Л., Аракаки Л., Рамаутар А., Бодач С., Браунштейн С.Л., Кеннеди Дж. И др. Повышенный риск инвазивной менингококковой инфекции среди людей с ВИЧ. Энн Интерн Мед. . 2014 7 января. 160 (1): 30-7. [Медлайн].

  • Сейвар Дж. Дж., Джонсон Д., Попович Т., Миллер Дж. М., Даунс Ф., Сомсел П. и др.Оценка риска лабораторного менингококкового заболевания. Дж. Клин Микробиол . 2005 сентябрь 43 (9): 4811-4. [Медлайн].

  • Rosenstein NE, Perkins BA, Stephens DS, Lefkowitz L, Cartter ML, Danila R, et al. Изменяющаяся эпидемиология менингококковой инфекции в США, 1992–1996 гг. J Заразить Dis . 1999 декабрь 180 (6): 1894-901. [Медлайн].

  • Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Уведомление для медицинских работников: выявление и сообщение о менингококковой инфекции серогруппы B, связанной со вспышками, в Принстонском университете и Калифорнийском университете в Санта-Барбаре.Доступно по адресу http://emergency.cdc.gov/han/han00357.asp. 27 ноября 2013 г .;

  • Уайлдер-Смит А. Менингококковое носительство W135 в связи с паломничеством в хадж 2001 г .: опыт Сингапура. Int J Антимикробные агенты . 2003 21 февраля (2): 112-5. [Медлайн].

  • Wilder-Smith A, Barkham TM, Earnest A, Paton NI. Приобретение менингококкового носителя W135 у паломников хаджа и передача его домашним контактам: проспективное исследование. BMJ . 2002, 17 августа. 325 (7360): 365-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Wilder-Smith A, Chow A, Goh KT. Возникновение и исчезновение менингококковой инфекции W135. Эпидемиол. Инфекция . 2010 июль 138 (7): 976-8. [Медлайн].

  • Hart CA, Cuevas LE. Менингококковая инфекция в Африке. Энн Троп Мед Паразитол . 1997 Октябрь 91 (7): 777-85. [Медлайн].

  • Vyse A, Wolter JM, Chen J, Ng T, Soriano-Gabarro M.Менингококковая инфекция в Азии: недооцененное бремя общественного здравоохранения. Эпидемиол. Инфекция . 2011 15.1-19 апреля. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Ladhani SN, Giuliani MM, Biolchi A, Pizza M, Beebeejaun K, Lucidarme J, et al. Эффективность менингококковой вакцины B против эндемического гипервирулентного штамма Neisseria meningitidis W, Англия. Emerg Infect Dis . 2016 22 февраля (2): 309-11. [Медлайн].

  • Инвазивная менингококковая инфекция в Англии: ежегодные лабораторно подтвержденные отчеты за эпидемиологический период с 2017 по 2018 год.Общественное здравоохранение Англии. Доступно по адресу https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/751821/hpr3818_IMD.pdf. 26 октября 2018 г .; Дата обращения: 13 августа 2019 г.

  • Шарип А., Сорвильо Ф., Ределингс М.Д., Маскола Л., Мудрый М., Нгуен Д.М. Популяционный анализ смертности от менингококковой инфекции в США: 1990-2002 гг. Pediatr Infect Dis J . 2006 25 марта (3): 191-4. [Медлайн].

  • Christensen H, May M, Bowen L, Hickman M, Trotter CL.Менингококковое носительство по возрасту: систематический обзор и метаанализ. Ланцет Infect Dis . 2010 декабрь 10 (12): 853-61. [Медлайн].

  • Моура А.С., Паблос-Мендес А., Лейтон М., Вайс Д. Эпидемиология менингококковой инфекции, Нью-Йорк, 1989–2000. Emerg Infect Dis . 2003 марта 9 (3): 355-61. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Kaplan SL, Schutze GE, Leake JA, Barson WJ, Halasa NB, Byington CL, et al. Многоцентровое наблюдение за инвазивными менингококковыми инфекциями у детей. Педиатрия . 2006 Октябрь 118 (4): e979-84. [Медлайн].

  • Дартон Т., Гивер М., Нейлор С., Джек Д.Л., Качмарски Э.Б., Заем Р. и др. Тяжесть менингококковой инфекции, связанная с бактериальной нагрузкой в ​​геноме. Clin Infect Dis . 2009 г. 1. 48 (5): 587-94. [Медлайн].

  • Bouneb R, Mellouli M, Regaieg H, Majdoub S, Chouchène I, Boussarsar M. Менингококцемия, осложненная миокардитом, у 16-летнего молодого человека: описание случая. Pan Afr Med J . 2018. 29: 149. [Медлайн].

  • Gawalkar AA, Tale S, Chhabria BA, Bhalla A. Миокардит и молниеносная пурпура при менингококкемии. QJM . 2017 г. 1. 110 (11): 755-756. [Медлайн].

  • Зейдан А., Тарик С., Фальтас Б., Урбан М., МакГроди К. Случай первичного менингококкового перикардита, вызванного Neisseria meningitidis серотипа Y, с быстрым переходом в тампонаду сердца. J Gen Intern Med . 2008 сен.23 (9): 1532-5. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Vienne P, Ducos-Galand M, Guiyoule A, Pires R, Giorgini D, Taha MK и др. Роль отдельных штаммов Neisseria meningitidis при менингококковом артрите, перикардите и пневмонии. Clin Infect Dis . 2003 15 декабря. 37 (12): 1639-42. [Медлайн].

  • Вонг Дж. С., Балакришнан В. Эндогенный эндофтальмит Neisseria meningitidis: клинический случай и обзор литературы. J Педиатр, офтальмол, косоглазие .1999 май-июнь. 36 (3): 145-52. [Медлайн].

  • Garcia NS, Castelo JS, Ramos V, Rezende GS, Pereira FE. Частота миокардита при фатальной менингококковой инфекции у детей: наблюдения за 31 случаем, изученным при вскрытии. Rev Soc Bras Med Trop . 1999 сентябрь-октябрь. 32 (5): 517-22. [Медлайн].

  • Борг Дж., Кристи Д., Коэн П. Г., Буй Р., Винер Р. М.. Исходы менингококковой инфекции в подростковом возрасте: проспективное когортное исследование. Педиатрия . 2009 Март 123 (3): e502-9. [Медлайн].

  • Buysse CM, Raat H, Hazelzet JA, Hulst JM, Cransberg K, Hop WC, et al. Долгосрочный статус здоровья детей, переживших менингококковый септический шок. Arch Pediatr Adolesc Med . 2008 ноябрь 162 (11): 1036-41. [Медлайн].

  • Buysse CM, Oranje AP, Zuidema E, Hazelzet JA, Hop WC, Diepstraten AF, et al. Долговременное рубцевание кожи и ортопедические последствия у лиц, переживших менингококковый септический шок. Арка Дис Детский . 2009 Май. 94 (5): 381-6. [Медлайн].

  • Стивенс Д.С., Гринвуд Б., Брандцег П. Эпидемический менингит, менингококкемия и Neisseria meningitidis. Ланцет . 30 июня 2007 г., 369 (9580): 2196-210. [Медлайн].

  • Фельдман HA. Менингококковые инфекции. Адв. Стажер мед. . 1972. 18: 117-40. [Медлайн].

  • Thimmesch M, Bodart E, Gavage P, Misson JP, Frère J. [Два отчета о случаях менингококкемии.Обзор литературы по хронической менингококкемии. Арх. Педиатр . 2016 июн. 23 (6): 595-8. [Медлайн].

  • Фельдман HA. Менингококковые инфекции. Адв. Стажер мед. . 1972. 18: 117-40. [Медлайн].

  • Durand ML, Calderwood SB, Weber DJ, Miller SI, Southwick FS, Caviness VS Jr, et al. Острый бактериальный менингит у взрослых. Обзор 493 серий. N Engl J Med . 1993, 7 января. 328 (1): 21-8. [Медлайн].

  • Parmentier L, Garzoni C, Antille C, Kaiser L, Ninet B, Borradori L.Ценность нового метода Neisseria meningitidis — специфической полимеразной цепной реакции в образцах биопсии кожи в качестве диагностического инструмента при хронической менингококкемии. Дерматол Арки . 2008 июнь 144 (6): 770-3. [Медлайн].

  • Periappuram M, Taylor MR, Keane CT. Быстрое обнаружение менингококков из петехий при острой менингококковой инфекции. J Заразить . 1995 31 ноября (3): 201-3. [Медлайн].

  • Arend SM, Lavrijsen AP, Kuijken I, van der Plas RN, Kuijper EJ.Проспективное контролируемое исследование диагностической ценности биопсии кожи у пациентов с предполагаемой менингококковой инфекцией. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2006 25 октября (10): 643-9. [Медлайн].

  • Долан Томас Дж., Хэтчер С.П., Саттерфилд Д.А., Теодор М.Дж., Бах М.К., Линскотт К.Б. и др. ПЦР в реальном времени на основе sodC для обнаружения Neisseria meningitidis. PLoS One . 2011 5 мая. 6 (5): e19361. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Guarner J, Greer PW, Whitney A, Shieh WJ, Fischer M, White EH, et al.Патогенез и диагностика менингококковой инфекции человека с использованием иммуногистохимических анализов и ПЦР. Ам Дж. Клин Патол . 2004 ноябрь 122 (5): 754-64. [Медлайн].

  • Фернандес-Родригес А., Алькала Б., Альварес-Лафуэнте Р. Обнаружение Neisseria meningitidis в фиксированных формалином тканях после внезапной смерти в режиме реального времени. Диагностика микробиологических инфекций . 2008 апр. 60 (4): 339-46. [Медлайн].

  • Bryant PA, Li HY, Zaia A, Griffith J, Hogg G, Curtis N, et al.Проспективное исследование высокочувствительной, специфической и клинически полезной ПЦР в реальном времени для диагностики менингококковой инфекции у детей. Дж. Клин Микробиол . 2004 июл.42 (7): 2919-25. [Медлайн]. [Полный текст].

  • de Filippis I, do Nascimento CR, Clementino MB, Sereno AB, Rebelo C, Souza NN, et al. Быстрое обнаружение Neisseria meningitidis в спинномозговой жидкости с помощью одностадийной полимеразной цепной реакции гена nspA. Диагностика микробиологических инфекций .2005 Февраль 51 (2): 85-90. [Медлайн].

  • Линь Х.В., Инь Дж. Х., Ло Дж. П., Ван Й., Ли С. Ю., Лу Дж. Дж. Использование универсального анализа полимеразной цепной реакции и расщепления эндонуклеазами для быстрого обнаружения Neisseria meningitides. J Microbiol Immunol Infect . 2004 Декабрь 37 (6): 371-4. [Медлайн].

  • Ричардсон, округ Колумбия, Луи Л., Луи М., Симор А.Е. Оценка экспресс-анализа ПЦР для диагностики менингококкового менингита. Дж. Клин Микробиол .2003 г., 41 (8): 3851-3. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Агентство по охране здоровья. Руководство по ведению общественного здравоохранения при менингококковой инфекции в Великобритании. [Полный текст].

  • van de Beek D, Cabellos C, Dzupova O, Esposito S, Klein M, Kloek AT, et al. Рекомендации ESCMID: диагностика и лечение острого бактериального менингита. Clin Microbiol Infect . 2016 май. 22 Приложение 3: С37-62. [Медлайн].

  • Sprung CL, Annane D, Keh D, Moreno R, Singer M, Freivogel K и др.Гидрокортизонотерапия у больных септическим шоком. N Engl J Med . 2008, 10 января. 358 (2): 111-24. [Медлайн].

  • Яешке Р., Ангус, округ Колумбия. Жизнь в условиях неопределенности в отделении интенсивной терапии: следует ли лечить пациентов с сепсисом стероидами ?. ЯМА . 2009 г. 10 июня. 301 (22): 2388-90. [Медлайн].

  • Tuncer AM, Gur I, Ertem U, et al. Цефтриаксон один раз в день при менингококкемии и менингококковом менингите. Pediatr Infect Dis J .1988 7 октября (10): 711-3. [Медлайн].

  • Hart CA, Cuevas LE. Менингококковая инфекция в Африке. Энн Троп Мед Паразитол . 1997 Октябрь 91 (7): 777-85. [Медлайн].

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Цефтриаксон (продается как роцефин) Информация . 2008: [Полный текст].

  • Рош. Важное разъяснение предписывающей информации. Противопоказания. http://www.rocheusa.com. Доступно по адресу http: // www.gene.com/gene/products/information/rocephin. Доступ: 28 июня 2012 г.

  • Агентство по регулированию лекарственных средств и изделий медицинского назначения. цефтриаксон; несовместимость с растворами, содержащими кальций . 2008: [Полный текст].

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Цефтриаксон (продается как роцефин) Информация. http://www.fda.gov. Доступно по адресу http://www.fda.gov/Cder/drug/infopage/ceftriaxone/default.htm. Доступ: апрель 2009 г.

  • Eliakim-Raz N, Lador A, Leibovici-Weissman Y, Elbaz M, Paul M, Leibovici L.Эффективность и безопасность левомицетина: возрождение старых антибиотиков? Систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. J Antimicrob Chemother . 2015 Апрель 70 (4): 979-96. [Медлайн].

  • Brouwer MC, McIntyre P, de Gans J, Prasad K, van de Beek D. Кортикостероиды при остром бактериальном менингите. Кокрановская база данных Syst Rev . 2010 8 сентября. CD004405. [Медлайн].

  • Herrera R, Hobar PC, Гинзбург CM.Хирургическое вмешательство при осложнениях молниеносной пурпуры, вызванной менингококковой инфекцией. Pediatr Infect Dis J . 1994 13 августа (8): 734-7. [Медлайн].

  • Besner GE, Klamar JE. Искусственная кожа Integra в качестве полезного дополнения при лечении молниеносной пурпуры. J Средство от ожогов Rehabil . 1998 июль-авг. 19 (4): 324-9. [Медлайн].

  • Файбис С., Видмер Р., Сапир С., Перец Б., Шапира Дж. Менингококковая септицемия и стоматологические осложнения: обзор литературы и два описания клинических случаев. Int J Педиатр Дент . 2005 Май. 15 (3): 213-9. [Медлайн].

  • Aaberge IS, Oster P, Helland OS, Kristoffersen AC, Ypma E, Høiby EA, et al. Комбинированное введение менингококковой вакцины везикул наружных мембран серогруппы B и конъюгированной вакцины серогруппы C, показанное для профилактики менингококкового заболевания, является безопасным и иммуногенным. Clin Diagn Lab Immunol . 2005 Май. 12 (5): 599-605. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Bethell D, Pollard AJ.Менингококковые вакцины. Вакцины Эксперт Рев . 2002 Июнь 1 (1): 75-84. [Медлайн].

  • Поллард А.Дж. Глобальная эпидемиология менингококковой инфекции и эффективность вакцин. Pediatr Infect Dis J . 2004 г., 23 декабря (12 доп.): S274-9. [Медлайн].

  • Браун Т. ACIP обновляет рекомендации по вакцине против менингококка B. Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/880617. 25 мая 2017 г .; Доступ: 1 июня 2017 г.

  • [Рекомендации] Паттон М.Э., Стивенс Д., Мур К., Макнил Дж. Р.Обновленные рекомендации по применению менингококковой вакцины MenB-FHbp серогруппы B — Консультативный комитет по практике иммунизации, 2016 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2017 г. 19 мая. 66 (19): 509-513. [Медлайн].

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Первая вакцина, одобренная FDA для предотвращения менингококковой инфекции серогруппы B. Доступно по адресу http://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm420998.htm. 29 октября 2014 г .;

  • [Рекомендации] Комитет по инфекционным заболеваниям Американской академии педиатрии.Обновленные рекомендации по применению менингококковых вакцин. Педиатрия . 2014 Август 134 (2): 400-3. [Медлайн].

  • Такер МЭ. Новая менингококковая вакцина рекомендована для младенцев из группы высокого риска. Медицинские новости Medscape. 24 января 2013 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/778124. Доступ: 5 февраля 2013 г.

  • Менингококковая вакцинация младенцев: Рекомендации и обоснование Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2013 25 января. 62: 52-4. [Медлайн].

  • Brown T. ACIP OKs вакцина против менингита (Menveo) для младенцев из группы высокого риска. Медицинские новости Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/813066. Доступ: 28 октября 2013 г.

  • Харрисон Л. Х., Шатт К. А., Арнольд К. Э., Стерн Э. Дж., Пондо Т., Кильбаух Дж. А. и др. Менингококковое носительство среди старшеклассников Джорджии и Мэриленда. J Заразить Dis . 2015 июн 1.211 (11): 1761-8. [Медлайн].

  • Баста Н.Э., Махмуд А.А., Вольфсон Дж., Плосс А., Хеллер Б.Л., Ханна С. и др. Иммуногенность вакцины против менингококка B во время университетской вспышки. N Engl J Med . 2016 21 июля. 375 (3): 220-8. [Медлайн].

  • Обновление: синдром Гийена-Барре среди реципиентов конъюгированной менингококковой вакцины Menactra — США, июнь 2005 г. — сентябрь 2006 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2006 20 октября. 55 (41): 1120-4.[Медлайн].

  • [Руководство] Обновленные рекомендации по использованию конъюгированных менингококковых вакцин — Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP), 2010. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2011 28 января. 60 (3): 72-6. [Медлайн].

  • Фрейзер А., Гафтер-Гвили А., Пол М., Лейбовичи Л. Профилактическое использование антибиотиков для профилактики менингококковых инфекций: систематический обзор и метаанализ рандомизированных исследований. Eur J Clin Microbiol Infect Dis .2005 24 марта (3): 172-81. [Медлайн].

  • Дэвисон К.Л., Рамзи Мэн. Эпидемиология острого менингита у детей в Англии и Уэльсе. Арка Дис Детский . 2003 август 88 (8): 662-4. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Агентство по охране здоровья. Инвазивные менингококковые инфекции, Англия и Уэльс, лабораторные отчеты: 51-52 недели / 2007 г. . [Полный текст].

  • Батиста Р.С., Гомес А.П., Дутра Газинео Дж.Л., Бальбино Мигель П.С., Сантана Л.А., Оливейра Л. и др.Менингококковая инфекция, клинический и эпидемиологический обзор. Азиатский Пак Дж. Троп Мед . 2017 10 ноября (11): 1019-1029. [Медлайн].

  • Jarva H, Ram S, Vogel U, Blom AM, Meri S. Связывание ингибитора комплемента C4bp с Neisseria meningitidis серогруппы B. Дж. Иммунол . 2005 15 мая. 174 (10): 6299-307. [Медлайн].

  • Нкоси Дж., Такрар А., Кумар К., Ахмади Р., Фанг Т., Литвин М. и др. Менингококковый миоперикардит серотипа Y. Диагностика микробиологических инфекций . 2009 Февраль 63 (2): 223-7. [Медлайн].

  • Aiuto LT, Barone SR, Cohen PS, Boxer RA. Рекомбинантный тканевый активатор плазминогена восстанавливает перфузию у молниеносной менингококковой пурпуры. Crit Care Med . 1997 июн.25 (6): 1079-82. [Медлайн].

  • Derkx B, Wittes J, McCloskey R. Рандомизированное плацебо-контролируемое испытание HA-1A, человеческого моноклонального антитела к эндотоксину, у детей с менингококковым септическим шоком.Европейская группа исследования педиатрического менингококкового септического шока. Clin Infect Dis . 1999, 28 апреля (4): 770-7. [Медлайн].

  • Ривард Дж. Э., Дэвид М., Фаррелл К., Шварц ХП. Лечение молниеносной пурпуры при менингококкемии концентратом протеина С. Дж. Педиатр . 1995 апр. 126 (4): 646-52. [Медлайн].

  • de Kleijn ED, de Groot R, Hack CE, Mulder PG, Engl W., Moritz B, et al. Активация протеина C после инфузии концентрата протеина C у детей с тяжелым менингококковым сепсисом и молниеносной пурпурой: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование по подбору доз. Crit Care Med . 31 июня 2003 г. (6): 1839-47. [Медлайн].

  • Надел С., Гольдштейн Б., Уильямс М.Д., Далтон Х., Петерс М., Масиас В.Л. и др. Дротрекогин альфа (активированный) у детей с тяжелым сепсисом: многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование III фазы. Ланцет . 2007 10 марта. 369 (9564): 836-43. [Медлайн].

  • Левин М., Квинт П.А., Гольдштейн Б., Бартон П., Брэдли Дж. С., Шеми С. Д. и др. Рекомбинантный бактерицидный белок, повышающий проницаемость (rBPI21), в качестве дополнительного лечения детей с тяжелым менингококковым сепсисом: рандомизированное исследование.rBPI21 Группа изучения менингококкового сепсиса. Ланцет . 2000 16 сентября. 356 (9234): 961-7. [Медлайн].

  • Винсент Дж. Л., Абрахам Э., Аннан Д., Бернар Дж., Риверс Э., Ван ден Берге Г. Снижение смертности при сепсисе: новые направления. Crit Care . 2002 г., 6, приложение 3: S1-18. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Day KM, Haub N, Betts H, Inwald DP. Гипергликемия связана с заболеваемостью менингококковым сепсисом у детей в критическом состоянии. Pediatr Crit Care Med . 2008 9 ноября (6): 636-40. [Медлайн].

  • Лицензирование конъюгированной менингококковой вакцины для детей в возрасте от 2 до 10 лет и обновленное руководство по бустерной дозе для подростков и других лиц с повышенным риском менингококковой инфекции — Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP), 2011. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2011 5 августа. 60 (30): 1018-9. [Медлайн].

  • Лицензирование конъюгированной менингококковой вакцины (Menveo) и руководство по применению — Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP), 2010 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2010 марта 12, 59 (9): 273. [Медлайн].

  • Вакцины против Haemophilus influenzae типа b (Hib) и менингококковой серогруппы C (MenC) для детей — Информационный бюллетень. Доступно по адресу http://www.dh.gov.uk/en/Publicationsandstatistics/Publications/PublicationsPolicyAndGuidance/DH_106052. Дата обращения: 07.08.2011.

  • Обновленные рекомендации по использованию конъюгированных менингококковых вакцин — Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP), 2010 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2011 28 января. 60 (3): 72-6. [Медлайн].

  • Эндлер Г., Маркулеску Р., Старкл П. и др. Полиморфизмы в кластере генов интерлейкина-1 у детей и молодых людей с системной менингококкемией. Clin Chem . 2006 Март 52 (3): 511-4. [Медлайн].

  • Пресс-релиз FDA. FDA одобряет первую вакцину для предотвращения менингококковой инфекции у младенцев и детей ясельного возраста. 22 апреля 2011 г. Доступно по адресу http: // www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm252392.htm. Доступ: 27 апреля 2011 г.

  • Миллер Л., Аракаки Л., Рамаутар А. и др. Повышенный риск инвазивной менингококковой инфекции среди людей с ВИЧ. Энн Интерн Мед. . 2013 29 октября. [Medline].

  • Razminia M, Salem Y, Elbzour M, Teves D, Deshmukh H, Khosla S. Важность ранней диагностики и терапии острого менингококкового миокардита: клинический случай с обзором литературы. Am J Ther . 2005 май-июнь. 12 (3): 269-71. [Медлайн].

  • [Руководство] Рекомендация Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP) по использованию четырехвалентной менингококковой конъюгированной вакцины (MenACWY-D) среди детей в возрасте от 9 до 23 месяцев с повышенным риском инвазивного менингококкового заболевания. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2011, 14 октября. 60 (40): 1391-2. [Медлайн].

  • Вакнин Ю. Риск менингококковой инфекции у людей с ВИЧ в 10 раз выше. Медицинские новости Medscape . 30 октября 2013 г. [Полный текст].

  • Рекомендации по подходу, исследование спинномозговой жидкости, полимеразная цепная реакция

    Автор

    Франсиско де Ассис Акино Гондим, доктор медицины, доктор философии, магистр, FAAN Профессор адъюнто неврологии и клинических навыков, кафедра внутренней медицины, Федеральный университет Сеара, Бразилия

    Франсиско де Ассис Акино Гондим, доктор медицины, доктор философии, магистр наук, FAAN является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неврологии, Американской ассоциации нервно-мышечной и электродиагностической медицины, Международного общества паркинсона и двигательных расстройств

    Раскрытие информации: служить (d) в качестве директора, должностного лица, партнера, сотрудника, советника, консультанта или Доверенное лицо для: Консультанта Pfizer, PTC Therapeutics и Alnylam
    Выступать (d) в качестве докладчика или члена бюро докладчиков для: Speaker for Shire, PTC Therapeutics и BSL Beringer
    Получил гранты на поездки от: Aché, Biogen, Genzyme, Ipsen, Novartis, Baxter, Teva, Pfizer.

    Соавтор (ы)

    Маниш К Сингх, доктор медицины Ассистент-профессор кафедры неврологии, преподавательский факультет программы резидентуры по лечению боли и неврологии, Университетская больница Ганемана, Медицинский колледж Дрекселя; Медицинский директор, неврология и лечение боли, Институт нейробиологии Джерси

    Маниш К Сингх, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неврологии, Американской академии медицины боли, Американского общества головной боли, Американской ассоциации врачей индийского происхождения. , Американская медицинская ассоциация, Американское общество региональной анестезии и медицины боли

    Раскрытие: Ничего не разглашать.

    Специальная редакционная коллегия

    Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

    Раскрытие информации: Получил зарплату от Medscape за работу. для: Medscape.

    Флориан П. Томас, доктор медицинских наук, магистр медицины, магистр медицины Председатель Института неврологии и Отдел неврологии, директор Национального центра рассеянного склероза РС и Центра передового опыта Фонда наследственной невропатии Медицинского центра Университета Хакенсак; Председатель-основатель и профессор кафедры неврологии Медицинской школы Хакенсак-Меридиан Университета Сетон-Холл; Почетный профессор кафедры неврологии Медицинской школы университета Сент-Луиса; Главный редактор журнала Journal of Spinal Cord Medicine

    Флориан П. Томас, доктор медицинских наук, магистр наук, магистр медицины, является членом следующих медицинских обществ: Академия специалистов по травмам спинного мозга, Американская академия неврологии, Американская неврологическая ассоциация, Консорциум Центров рассеянного склероза, Национальное общество рассеянного склероза, Sigma Xi, The Scientific Research Honor Society

    Раскрытие: нечего раскрывать.

    Главный редактор

    Ниранджан Н Сингх, MBBS, MD, DM, FAHS, FAANEM Адъюнкт-профессор неврологии, Медицинский факультет Университета Миссури-Колумбия; Медицинский директор программы по лечению инсульта Святой Марии, Институт неврологии SSM, SSM Health

    Ниранджан Н. Сингх, MBBS, MD, DM, FAHS, FAANEM является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неврологии, Американской ассоциации нервно-мышечной и электродиагностической медицины. , Американское общество головной боли

    Раскрытие информации: нечего раскрывать.

    Дополнительные участники

    Norman C Reynolds, Jr, MD Невролог, Медицинский центр по делам ветеранов Милуоки; Клинический профессор, Медицинский колледж Висконсина

    Норман С. Рейнольдс-младший, доктор медицины является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неврологии, Ассоциации военных хирургов США, Международного общества паркинсона и двигательных расстройств, Sigma Xi, The Scientific Research Honor Society, Общество нейробиологии

    Раскрытие: Ничего не раскрывать.

    Благодарности

    Авторы и редакторы Medscape Reference выражают признательность предыдущему автору Сидни Е. Кроулу, доктору медицины, за вклад в разработку и написание исходной статьи.

    Менингит

    Этот информационный бюллетень посвящен четырем основным причинам острого бактериального менингита:

    • Neisseria meningitidis (менингококк)
    • Streptococcus pneumoniae (пневмококк)
    • 59 Haptococcus Haptococcus agalactiae (стрептококк группы B)

    Эти бактерии являются причиной более половины смертей от менингита во всем мире и вызывают другие тяжелые заболевания, такие как сепсис и пневмония.

    Другие бактерии, например, Mycobacterium tuberculosis , Salmonella, Listeria, Streptococcus и Staphylococcus, вирусы, такие как энтеровирусы и эпидемический паротит, грибы, особенно Cryptococcus, и паразиты, такие как Amoeba, также являются важными причинами менингита.

    Кто подвергается риску?

    Хотя менингит поражает людей всех возрастов, наибольшему риску подвержены дети младшего возраста. Новорожденные дети подвергаются наибольшему риску заражения стрептококком группы B, маленькие дети — более высокому риску заражения менингококком, пневмококком и Haemophilus influenzae.Подростки и молодые люди подвержены особому риску менингококкового заболевания, в то время как пожилые люди подвергаются особому риску пневмококкового заболевания.

    Люди во всем мире подвержены риску менингита. Наибольшее бремя болезней наблюдается в регионе Африки к югу от Сахары, известном как Африканский менингитный пояс, который особенно признан подверженным высокому риску эпидемий менингококковой, а также пневмококковой инфекции. менингит.

    Более высокий риск наблюдается, когда люди живут в непосредственной близости, например, на массовых собраниях, в лагерях беженцев, в переполненных домах или в студенческих, военных и других профессиональных учреждениях.Иммунный дефицит, такой как ВИЧ-инфекция или комплемент. дефицит, иммуносупрессия и активное или пассивное курение также могут повысить риск различных типов менингита.

    Передача

    Путь передачи зависит от организма. Большинство бактерий, вызывающих менингит, таких как менингококк, пневмококк и Haemophilus influenzae , переносятся через нос и горло человека. Они передаются от человека к человеку воздушно-капельным путем. или выделения из горла.Стрептококк группы B часто переносится через кишечник или влагалище человека и может передаваться от матери к ребенку примерно во время рождения.

    Носительство этих организмов обычно безвредно и помогает укрепить иммунитет против инфекций, но иногда бактерии проникают в организм, вызывая менингит и сепсис.

    Признаки и симптомы

    Инкубационный период отличается для каждого организма и может составлять от двух до 10 дней для бактериального менингита. Поскольку бактериальный менингит часто сопровождается сепсисом, признаки и симптомы охватывают оба состояния.

    Признаки и симптомы могут включать:

    • сильная головная боль
    • жесткая или болезненная шея
    • высокая температура
    • избегание яркого света
    • сонливость, спутанность сознания, коматозное состояние
    • судороги
    • сыпь
    • руки
    • боли в суставах
    • боли в суставах
    • стопы
    • рвота

    У младенцев признаки могут включать:

    • плохое кормление
    • сонливость, трудно проснуться, коматозное состояние
    • раздражительность, плач при прикосновении
    • затрудненное дыхание, хрюканье
    • лихорадка
    • ригидность шеи
    • выпячивание мягкого пятна на макушке (родничок)
    • пронзительный крик
    • судороги
    • рвота
    • сыпь
    • бледная или пятнистая кожа

    Профилактика

    Профилактика менингита с помощью вакцинации является наиболее эффективным способом уменьшить бремя и воздействие болезни, обеспечивая длительное защита.

    Антибиотики также используются для предотвращения инфекции у лиц с высоким риском менингококковой инфекции и стрептококковой инфекции группы B. Борьба с эпидемиями менингококкового менингита зависит как от вакцинации, так и от применения антибиотиков.

    1. Вакцинация

    Лицензированные вакцины против менингококковой, пневмококковой инфекции и болезни Haemophilus influenzae доступны уже много лет. Эти бактерии имеют несколько различных штаммов (известных как серотипы или серогруппы), и вакцины предназначены для защиты против самых вредных штаммов.Со временем произошли значительные улучшения в охвате штаммами и доступности вакцины, но универсальной вакцины против этих инфекций не существует.

    Менингококк

    Менингококк имеет 12 серогрупп, из которых A, B, C, W, X и Y вызывают большинство менингитов.

    Доступны три типа вакцины:

    • Полисахаридно-белковые конъюгированные вакцины (конъюгированные вакцины) используются для предотвращения и реагирования на вспышки:
      • Они обеспечивают более длительный иммунитет, а также предотвращают носительство, тем самым снижая передачу и ведущую для защиты стада.
      • Они эффективны для защиты детей в возрасте до двух лет.
      • Вакцины доступны в различных составах:
        • моновалентных вакцин (серогруппа A или C)
        • четырехвалентных вакцин (серогруппы A, C, W, Y).
        • в комбинации (серогруппа C и Haemophilus influenzae тип b)
    • Вакцины на основе белка против серогруппы B. Эти вакцины защищают от менингита в любом возрасте, но, как считается, не предотвращают носительство и передачу, поэтому не приводят к защите стада .
    • Полисахаридные вакцины безопасны и эффективны для детей и взрослых, но обладают слабой защитой для младенцев. Защита недолговечна, и они не приводят к защите стада, поскольку не препятствуют переносу. Они по-прежнему используются для борьбы со вспышками, но заменяются конъюгированными вакцинами.

    Глобальные ответные меры общественного здравоохранения — ликвидация менингококковой инфекции Эпидемии менингита в Африканском поясе менингита

    В Африканском поясе менингита на менингококк серогруппы А приходилось 80–85% эпидемий менингита до появления менингококка А. конъюгированной вакцины через массовые профилактические кампании (с 2010 г.) и в программы плановой иммунизации (с 2016 года).По состоянию на апрель 2021 года 24 из 26 стран «пояса менингита» провели массовые профилактические кампании, нацеленные на детей от 1 до 29 лет (по всей стране или в районах повышенного риска), и половина из них ввели эту вакцину в свои национальные программы. графики иммунизации. Среди вакцинированных популяций заболеваемость менингитом серогруппы А снизилась более чем на 99% — с 2017 года не было подтверждено ни одного случая серогруппы А. Продолжение внедрения в программы плановой иммунизации и поддержание высокий охват имеет решающее значение для предотвращения возобновления эпидемий.

    Случаи менингита и вспышки, вызванные другими серогруппами менингококков, кроме серогруппы B, продолжают иметь место. Внедрение поливалентных конъюгированных менингококковых вакцин является приоритетной задачей общественного здравоохранения для ликвидации эпидемий бактериального менингита в Пояс африканского менингита.

    Пневмококк

    Пневмококк имеет более 97 серотипов, 23 из которых вызывают большинство заболеваний.

    • Конъюгированные вакцины эффективны с 6-недельного возраста для профилактики менингита и других тяжелых пневмококковых инфекций и рекомендуются для младенцев и детей в возрасте до 5 лет, а в некоторых странах также для взрослых старше 65 лет. как лица из определенных групп риска.Используются две разные конъюгированные вакцины, защищающие от 10 и 13 серотипов. Новые конъюгированные вакцины, предназначенные для защиты от большего числа серотипов пневмококков, либо находятся в разработке, либо имеют одобрен для использования у взрослых. Продолжаются исследования вакцин на основе белка.
    • Доступна полисахаридная вакцина против 23 серотипов, но, как и в случае других полисахаридных вакцин, этот тип вакцины считается менее эффективным, чем конъюгированные вакцины. Он используется в основном у людей старше 65 лет для защиты от пневмонии, а также у лиц из определенных групп риска.Он не используется у детей младше 2 лет и менее полезен для защиты от менингита.

    Haemophilus influenzae

    Haemophilus influenzae имеет 6 серотипов, серотип b вызывает большинство менингитов.

    • Конъюгированные вакцины специфически защищают от Haemophilus influenzae серотипа b (Hib). Они очень эффективны в профилактике Hib-инфекции и рекомендуются для рутинного использования в календарях вакцинации младенцев.

    Стрептококк группы B

    Стрептококк группы B имеет 10 серотипов: 1a, 1b, II, III, IV и V, вызывающие большинство заболеваний.

    • Конъюгированные и белковые вакцины, предназначенные для защиты матерей и младенцев от стрептококковой инфекции группы B, находятся в стадии клинической разработки.

    2. Антибиотики для профилактики (химиопрофилактика)

    Meningococcus

    Антибиотики для людей, находящихся в тесном контакте с менингококковой инфекцией, при своевременном введении снижают риск передачи.Вне пояса африканского менингита, химиопрофилактика рекомендуется для близких контактов в семье. При менингите пояс, химиопрофилактика для близких контактов рекомендуется в неэпидемических ситуациях. Ципрофлоксацин является антибиотиком выбора, а цефтриаксон — альтернативой.

    Стрептококк группы B

    Выявление матерей, чьи дети подвержены риску заражения стрептококками группы B, рекомендуется во многих странах. Один из способов сделать это — универсальный скрининг на носительство стрептококка группы B во время беременности.Матерям из группы риска предлагают внутривенное пенициллин во время родов, чтобы предотвратить развитие стрептококковой инфекции у детей группы B.

    Диагностика

    Первоначальный диагноз менингита может быть поставлен при клиническом обследовании с последующей люмбальной пункцией. Бактерии иногда можно увидеть при микроскопическом исследовании спинномозговой жидкости. Диагноз подтверждается или подтверждается выращиванием бактерий из образцы спинномозговой жидкости или крови с помощью экспресс-тестов или полимеразной цепной реакции (ПЦР).Идентификация серогрупп и чувствительность к антибиотикам важны для определения мер контроля. Молекулярное типирование и целое секвенирование генома позволяет выявить больше различий между штаммами и дать информацию о реакции общественного здравоохранения.

    Лечение

    Менингит является смертельным для половины пациентов, если его не лечить, и его всегда следует рассматривать как неотложную медицинскую помощь. Необходима госпитализация в больницу или поликлинику. Изоляция пациента обычно не рекомендуется после 24 часов лечения.

    При бактериальном менингите необходимо как можно скорее начать соответствующее лечение антибиотиками. В идеале сначала следует сделать люмбальную пункцию, поскольку антибиотики могут затруднить рост бактерий из спинномозговой жидкости. Однако забор крови также может помочь определить причину, и в первую очередь необходимо незамедлительно начать лечение. Для лечения менингита используется ряд антибиотиков, включая пенициллин, ампициллин и цефтриаксон. Во время эпидемий менингококкового и пневмококкового менингита, цефтриаксон — препарат выбора.

    Осложнения и последствия

    Каждый пятый человек, переживший эпизод бактериального менингита, может иметь длительные последствия. Эти последствия включают потерю слуха, судороги, слабость конечностей, проблемы со зрением, речью, речью, памятью и общением, а также рубцы. ампутации конечностей после сепсиса.

    Поддержка и последующий уход

    Последствия менингита могут иметь огромное влияние на отдельных людей, семьи и сообщества как в финансовом, так и в эмоциональном плане.Иногда такие осложнения, как глухота, нарушение обучаемости или поведенческие проблемы, не распознаются лицами, осуществляющими уход, и медицинскими работниками. рабочие и поэтому остаются без лечения.

    Те, кто переболел менингитом , часто имеют медицинские потребности, требующие длительного лечения. Продолжающиеся психосоциальные последствия инвалидности от менингита могут иметь медицинские, образовательные, социальные и правозащитные последствия. Несмотря на тяжелое бремя последствий менингита для людей, страдающих менингитом, их семей и общества, доступ к услугам и поддержке при этих состояниях часто бывает недостаточным, особенно в странах с низким и средним уровнем доходов.Физическим лицам а также семьи, члены которых являются инвалидами от менингита, следует побуждать обращаться за услугами и советами в местные и национальные организации инвалидов (ODP) и другие организации, занимающиеся проблемами инвалидности, которые могут дать жизненно важные советы по поводу юридические права, экономические возможности и социальное участие, чтобы люди с менингитом могли жить полноценной и плодотворной жизнью.

    Эпиднадзор

    Эпиднадзор, от выявления случаев заболевания до расследования и лабораторного подтверждения, имеет важное значение для борьбы с менингитом.Основные задачи включают:

    • Выявление и подтверждение вспышек.
    • Отслеживайте тенденции заболеваемости, включая распределение и эволюцию серогрупп и серотипов.
    • Оценить бремя болезни.
    • Отслеживайте профиль устойчивости к антибиотикам.
    • Отслеживайте циркуляцию, распространение и эволюцию конкретных штаммов (клонов).
    • Оценить влияние стратегий борьбы с менингитом, особенно программ профилактической вакцинации.

    Ответные меры ВОЗ

    Глобальная дорожная карта «Победить менингит к 2030 году» была разработана ВОЗ при поддержке многих партнеров.Стратегия была одобрена Всемирной ассамблеей здравоохранения в 2020 г. в первой в истории резолюции по менингиту и единогласно одобрена Страны-члены ВОЗ.

    Дорожная карта устанавливает комплексное видение «На пути к миру, свободному от менингита» и преследует три дальновидные цели:

    • Ликвидация эпидемий бактериального менингита.
    • Снижение случаев бактериального менингита, предупреждаемого с помощью вакцин, на 50% и смертности на 70%.
    • Снижение инвалидности и улучшение качества жизни после менингита по любой причине.

    Он устанавливает путь к достижению целей посредством согласованных действий по пяти взаимосвязанным направлениям:

    • Профилактика и контроль над эпидемиями, сфокусированные на разработке новых доступных вакцин, достижении высокого охвата иммунизацией, совершенствовании стратегий профилактики и ответных мерах на эпидемии.
    • Диагностика и лечение, сфокусированные на быстром подтверждении менингита и оптимальном уходе за пациентом.
    • Надзор за заболеваниями для руководства профилактикой менингита и борьбой с ним.
    • Уход и поддержка пострадавших от менингита с упором на раннее выявление и улучшение доступа к уходу и поддержке при осложнениях от менингита, а также
    • Информационно-пропагандистская деятельность и участие, чтобы обеспечить высокую осведомленность о менингите, способствовать вовлечению страны и подтвердить право на услуги по профилактике, уходу и последующему уходу.

    В рамках дополнительной инициативы ВОЗ работает над межсекторальным глобальным планом действий I по эпилепсии и другим неврологическим расстройствам в консультации с государствами-членами для устранения многих проблем и пробелов в предоставлении помощи и услуг. для людей с эпилепсией и другими неврологическими расстройствами, которые существуют во всем мире.Права человека людей, страдающих инвалидностью, также признаются и рассматриваются в Глобальном плане действий ВОЗ по инвалидности в соответствии с Конвенцией о правах. ребенка и Конвенции о правах людей с ограниченными возможностями (КПИ), а также в знаменательной резолюции о достижении наивысшего уровня здоровья для лиц с ограниченными возможностями, принятой на 74-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения.

    Хотя «дорожная карта» по борьбе с менингитом направлена ​​на все менингиты, независимо от причины, в ней основное внимание уделяется основным причинам острого бактериального менингита (менингококк, пневмококк, Haemophilus influenzae и стрептококк группы B).Эти бактерии явились причиной более 50% из 250 000 случаев смерти от менингита от всех причин в 2019 году. Они также вызывают другие тяжелые заболевания, такие как сепсис и пневмония. Для каждой из этих инфекций вакцины либо доступны, либо в случае групповых Стрептококк B, вероятно, станет доступным в ближайшие несколько лет.

    Источник:

    Победить менингит 2030: анализ исходной ситуации

    Победить менингит 2030: глобальная дорожная карта

    Конфедерация менингитных организаций — Факты | CoMO (комоменингит.org)

    Интернет-консультация по первому проекту Межсекторального глобального плана действий по эпилепсии и другим неврологическим расстройствам

    Менингит и энцефалит — лабораторные онлайн-тесты

    Источники, использованные в текущем обзоре

    Центры по контролю и профилактике заболеваний. 2016. Менингит. Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/meningitis/. По состоянию на 22 апреля 2016 г.

    Центры по контролю и профилактике заболеваний. 2015. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности .Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/mmwr/preview/mmwrhtml/mm6434a1.htm. По состоянию на 24 апреля 2016 г.

    Фонд исследования менингита. 2016. Что такое менингит и сепсис? Доступно в Интернете по адресу http://www.meningitis.org/disease-info/what-are-meningitis-septicaemia. По состоянию на 23 апреля 2016 г.

    Национальная ассоциация менингита. 2016. Статистика и факты болезней. Доступно в Интернете по адресу http://www.nmaus.org/disease-prevention-information/statistics-and-disease-facts/. По состоянию на 22 апреля 2016 г.

    Всемирная организация здравоохранения. 2016. Готовность к чрезвычайным ситуациям, реагирование. Доступно в Интернете по адресу http://www.who.int/csr/disease/meningococcal/en/. По состоянию на 24 апреля 2016 г.

    (16 февраля 2016 г.) Hasbun R, Менингит. Обзор Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/232915-overview. По состоянию на апрель 2016 г.

    (13 апреля 2016 г.) Хоус Д. Энцефалит. Обзор Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/7

    -overview. По состоянию на апрель 2016 г.

    (23 февраля 2016 г.) Национальный институт неврологических расстройств и инсульта. Информационный бюллетень о менингите и энцефалите. Доступно в Интернете по адресу http://www.ninds.nih.gov/disorders/encephalitis_meningitis/detail_encephalitis_meningitis.htm. По состоянию на май 2016 г.

    Источники, использованные в предыдущих обзорах

    Ву, А. (2006). Клиническое руководство по лабораторным исследованиям Тиц, четвертое издание. Сондерс Эльзевир, Сент-Луис, Миссури. С. 1554-1555.

    Сур Д. и Буконт Э.(15 июня 2007 г.). Оценка лихорадки неустановленного источника у детей раннего возраста. Американский семейный врач v 75 (12). Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/. Проверено 18.03.08.

    (11 декабря 2007 г.). Информационный бюллетень о менингите и энцефалите. Национальный институт неврологических расстройств и инсульта. Доступно в Интернете по адресу http://www.ninds.nih.gov/. Доступно 3/9/08.

    (12 октября 2005 г.). Менингококковая инфекция. Отделение бактериальных и микотических заболеваний CDC.Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/. Доступно 3/9/08.

    Торпи, Дж. (25 октября 2006 г.) Люмбальная пункция. Журнал страницы пациентов Американской медицинской ассоциации, JAMA V 296 (16). Доступно на сайте http://jama.ama-assn.org/. Доступно 3/9/08.

    Торпи, Дж. (3 января 2007 г.). Менингит. Журнал страницы пациентов Американской медицинской ассоциации, JAMA V 297 (1). Доступно на сайте http://jama.ama-assn.org/. Доступно 3/9/08.

    Персонал клиники Мэйо (4 мая 2007 г.).Энцефалит. MayoClinic.com. Доступно на сайте http://www.mayoclinic.com/. Доступно 3/9/08.

    Weomberg. G. (июньская редакция 2006 г.). Менингит. Руководство Merck, домашнее издание. Доступно на сайте http://www.merck.com/. Доступно 3/8/09.

    Razonable, R. и Keating, M. (26 ноября 2007 г., обновлено). Менингит. EMedicine. Доступно на сайте http://www.emedicine.com/. Проверено 21.03.08.

    (7 ноября 2005 г., проверено). Информация об арбовирусных энцефалитах.Отделение CDC по трансмиссивным инфекционным заболеваниям, арбовирусным энцефалитам. Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/. Проверено 18.03.08.

    Бэбкок, Х. (6 сентября 2006 г., обновлено). Менингит — криптококковый. Медицинская энциклопедия MedlinePlus. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/. Проверено 18.03.08.

    Fitch, M. и van de Beek, D. (30 января 2008 г.). Обзор лекарств: стероиды при инфекционных заболеваниях ЦНС — новые показания для старой терапии. Medscape из Nat Clin Pract Neurol 2008.[Он-лайн CME]. Доступно на сайте http://www.medscape.com/. Проверено 21.03.08.

    Хом, Дж. И Фелтер, Р. (16 мая 2006 г., обновлено). Педиатрия, менингит и энцефалит. eMedicine. Доступно на сайте http://www.emedicine.com/. Проверено 21.03.08.

    (© 2008). Цереброспинальная жидкость, анатомия и формирование. Колледж американских патологов. Доступно в Интернете по адресу http://www.cap.org/. Проверено 21.03.08.

    (© 2007). Профилактика. Вакцина против менингита, CDC Meningitis, NMA.Доступно в Интернете по адресу http://www.nmaus.org/. Доступно 3/9/08.

    Brook, I. (15 декабря 2006 г., обновлено). Абсцесс мозга. эмедицина. Доступно на сайте http://www.emedicine.com/. Проверено 21.03.08.

    Сегун, Т. Д. и Лоренцо, Н. (17 января 2007 г., обновлено). Субдуральная эмпиема. эмедицина. Доступно на сайте http://www.emedicine.com/. Проверено 21.03.08.

    Forbes BA, Sahm DF, Weissfeld AS. Диагностическая микробиология Bailey & Scott’s, 12-е издание: Mosby Elsevier, St.Луи, Миссури; 2007 С. 822-831.

    Генри «Клиническая диагностика и лечение с помощью лабораторных методов». 21-е изд. Макферсон Р., Пинкус М., ред. Филадельфия, Пенсильвания: Saunders Elsevier: 2007. Pp 435-437, 989-991.

    Kasper DL, Braunwald E, Fauci AS, Hauser SL, Longo DL, Jameson JL eds, (2005). Принципы внутренней медицины Харрисона, 16-е издание, McGraw Hill, Pp 2471-2494.

    (16 февраля 2011 г.) Национальный институт неврологических расстройств и инсульта. Информационная страница о менингите и энцефалите.Доступно в Интернете по адресу http://www.ninds.nih.gov/disorders/encephalitis_meningitis/encephalitis_meningitis.htm. По состоянию на сентябрь 2012 г.

    (19 октября 2009 г.) Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний. Пневмококковая болезнь. Доступно в Интернете по адресу http://www.niaid.nih.gov/topics/pneumococal/Pages/PneumococcalDisease.aspx. По состоянию на сентябрь 2012 г.

    (26 июня 21012 г.) Razonable R et al. Менингит. Справочная статья Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/232915-overview.По состоянию на сентябрь 2012 г.

    (29 марта 2011 г.) Wan C, et al. Вирусный менингит. Справочная статья Medscape. Доступно на сайте http://emedicine.medscape.com/article/1168529-overview Дата обращения: сентябрь 2012 г.

    (6 января 2012 г.) Хоу Д. и др., Энцефалит, Справочная статья Medscape http://emedicine.medscape.com/article/7

    -overview. По состоянию на сентябрь 2012 г.

    (15 марта 2012 г.) Центры по контролю и профилактике заболеваний. Менингит. Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/meningitis/index.html. По состоянию на сентябрь 2012 г.

    (1 июля 20122) Центры по контролю и профилактике заболеваний. Здоровье путешественника: японский энцефалит. Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov. По состоянию на сентябрь 2012 г.

    (16 августа 2010 г.) Центры по контролю и профилактике заболеваний. Восточный конский энцефалит. Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/easternequineencephalitis/. По состоянию на сентябрь 2012 г.

    (20 ноября 2009 г.) Центры по контролю и профилактике заболеваний. Сент-Луисский энцефалит. Доступно в Интернете по адресу http: // www.cdc.gov/sle/technical/epi.html. По состоянию на сентябрь 2012 г.

    (15 сентября 2010 г.) Дагдейл Д. Национальный центр биотехнологической информации. Менингит. Доступно в Интернете по адресу http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmedhealth/PMH0001700/. По состоянию на сентябрь 2012 г.

    (2 ноября 2012 г.) Центры по контролю и профилактике заболеваний. Паразиты: Часто задаваемые вопросы по шистосомозу. Доступно в Интернете по адресу http://www.cdc.gov/parasites/schistosomiasis/gen_info/faqs.html. По состоянию на сентябрь 2012 г.

    Данные из реестра менингитов

    Аннотация

    Фон

    Детский менингит продолжает оставаться важной причиной смертности во многих странах.Поиски быстрой диагностики острого бактериального менингита привели к дальнейшему изучению прогностических факторов. Это исследование было запланировано с целью проанализировать различные клинические симптомы, а также быстрые лабораторные результаты и предоставить алгоритм для прогнозирования специфической бактериальной этиологии бактериального менингита у детей.

    Методология и основные выводы

    За 32 года из Регистра менингита (MR) было собрано 2477 случаев вероятного бактериального менингита (БМ).Всего проанализировано 1331 подтвержденный случай бактериального менингита у пациентов в возрасте от 1 месяца до 14 лет. Данные были проанализированы с использованием программного обеспечения EPI INFO (версия 3.4.3-CDC-Atlanta) и SPSS (версия 15.0 — Chicago). Статистически значимые (p <0,05) переменные были включены в модель условной обратной логистической регрессии. Всего 838 (63,0%) относились к Neisseria meningitidis , 252 (18,9%) к Haemophilus influenzae , 186 (14,0%) к Streptococcus pneumoniae и 55 (4.1%) за счет других бактерий. Для диагностики Менингококковый менингит наиболее значимая группа выявленных диагностических критериев включала геморрагическую сыпь (OR 22,36), отсутствие судорог (OR 2,51), головную боль (OR 1,83) и отрицательный результат окрашивания по Граму (OR 1,55) с положительным результатом. Прогнозируемое значение (PPV) 96,4% (95% ДИ 87,7–99,6). Для диагностики Streptococcus pneumoniae наиболее значимая группа выявленных диагностических критериев включала отсутствие геморрагической сыпи (OR 13.62), положительное окрашивание по Граму (ОШ 2,10), кома (ОШ 3,11), судороги (ОШ 3,81) и периферические лейкоциты ≥15000 / мкл (ОШ 2,19) с PPV 77,8% (95% ДИ 40,0–97,2). Для диагностики Haemophilus influenzae наиболее значимая группа диагностических критериев включала отсутствие геморрагической сыпи (OR 13,61), возраст ≥ 1 года (OR 2,04), отсутствие головной боли (OR 3,01), Глю в ЦСЖ <40 мг / дл (OR 3,62) и периферические лейкоциты <15000 / мкл (OR 1,74) с PPV 58,5% (95% ДИ 42,1–73,7).

    Выводы

    Использование клинических и лабораторных предикторов для оценки возбудителя бактериального патогена, а не только для прогнозирования исхода смертности, кажется полезным инструментом в клиническом ведении и специфическом лечении BM.Эти результаты требуют дальнейшего изучения и изучения.

    Образец цитирования: Караника М., Василопулу В.А., Катсиулис А.Т., Папастергю П., Теодориду М.Н., Хаджихристодулу С.С. (2009) Клинические и лабораторные результаты диагностики в ответ на предопределение бактериального патогена: данные из реестра менингита. PLoS ONE 4 (7): e6426. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0006426

    Редактор: Лэндон Майер, Кейптаунский университет, ЮАР

    Поступила: 1 апреля 2009 г .; Принята к печати: 27 июня 2009 г .; Опубликовано: 29 июля 2009 г.

    Авторские права: © 2009 Karanika et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Финансирование: У авторов нет поддержки или финансирования, чтобы сообщить.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Менингит — это воспаление мозговых оболочек, которое может быть вызвано несколькими причинами, чаще всего бактериями и вирусами.Бактериальный менингит (БМ) представляет собой потенциально опасное для жизни состояние, если его не лечить [1]. Возможность серьезного неврологического повреждения или даже смерти требует немедленной медицинской помощи и обследования.

    Внедрение новых вакцин изменило эпидемиологию менингита за последние десятилетия, в основном из-за внедрения конъюгата вакцины против Hib [2] — [5]. Показатели летальности, связанные с бактериальным менингитом у детей в возрасте до 14 лет, были зарегистрированы в различных исследованиях, подтверждающих, что показатели летальности (CFR) варьируются от 3% до 13% в зависимости от возбудителя [5] — [7].Три наиболее часто встречающихся бактериальных патогена среди младенцев и детей младшего возраста в течение последних десятилетий можно сузить до Neisseria meningitides, Streptococcus pneumoniae и Haemophilus influenzae [2], [4], [5].

    На протяжении многих лет было проведено несколько исследований по изучению прогностических факторов и клинических особенностей взрослых, но в большинстве этих исследований была сравнительно небольшая популяция [8] — [13]. Более того, опубликовано лишь несколько исследований прогностических факторов в отношении бактериального менингита у детей [13], [14].Прогностические факторы, которые в последнее десятилетие проявили значительный интерес в отношении бактериального менингита, включают спинномозговую жидкость (CSF) и количество лейкоцитов в периферической крови (WCC) [15], [16]. Также сообщалось, что значения количества лейкоцитов (WCC) позволяют прогнозировать инвазивное заболевание пневмококковой инфекции, инфекций Hib и Neisseria [17], [18]. Интересно, что прогностические факторы клинических и лабораторных исследований были использованы в качестве конкретных правил прогнозирования для дифференциации бактериального менингита от вирусного [19].Некоторые прогностические факторы инвазивной малярии, которые, как было показано, имитируют менингизм, включают лихорадку, судороги и нарушение сознания [20]. Важность раннего распознавания бактериального менингита у детей с помощью клинических и лабораторных данных по-прежнему вызывает серьезную озабоченность у клиницистов.

    Настоящее исследование было запланировано с целью проанализировать в большой когорте образцов различные клинические симптомы, а также быстрые лабораторные результаты и предоставить алгоритм для прогнозирования специфической бактериальной этиологии бактериального менингита у детей.Эта большая серия случаев позволяет провести полный описательный анализ вероятных предикторов потенциального возбудителя детского менингита с точными доверительными интервалами до проведения длительных посевов и лабораторных результатов. Этот анализ может помочь клиницистам лучше признать более точный диагноз микробного возбудителя, вызывающего заболевание, в конкретных случаях менингита.

    Методы

    Заявление об этике

    Это исследование было одобрено этическим комитетом детской больницы Святой Софии.

    Согласие пациента не требовалось, поскольку данные, представленные в этом исследовании, не относились к какому-либо человеку или лицам.

    Определения

    «Случай BM» был определен как любой пациент в возрасте от 1 месяца до 14 лет, проходивший лечение в инфекционном отделении детской больницы Святой Софии в Афинах, Греция, с 1 января 1974 года по 31 декабря 2005 года, с диагнозом бактериальный менингит. И «вероятные», и «подтвержденные случаи БМ» были включены в Реестр менингита (MR).

    «Вероятный» бактериальный менингит случаев были определены — в соответствии с критериями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) как случаи с клиническими симптомами менингита (например, лихорадка, головная боль, ригидность шеи, выбухание родничка или изменение психического статуса) и спинномозговая жидкость с повышенным содержанием белка. (> 100 мг / дл), снижение уровня глюкозы (<40 мг / дл) или лейкоцитоз (> 100 лейкоцитов / мм3) с минимум 80% нейтрофилов и отсутствие идентифицируемого бактериального патогена [21]. Критерии исключения : Пациенты с рецидивирующим менингитом из-за структурных дефектов центральной нервной системы или с туберкулезным менингитом были исключены из анализа.Пациенты младше одного месяца также были исключены из исследования.

    « подтвержденных» бактериальных менингитов случаев были определены в соответствии с критериями определения случаев ВОЗ [21]: дети с клиническими симптомами менингита (например, лихорадка, головная боль, ригидность шеи, выпуклый родничок или изменения психического статуса) и непосредственная идентификация бактерий ( путем посева или ПЦР из крови или спинномозговой жидкости, или посева из петекхиальных поражений), или косвенно (латексным тестом, противотоком иммуноэлектрофореза, мазком крови или спинномозговой жидкости с окраской по Фадебакту или Граму).« подтвержденных» случаев бактериального менингита случаев были далее разделены на следующие группы, представляющие наиболее часто выделяемые патогены: Neisseria meningitidis , Streptococcus pneumoniae , Haemophilus influenzae тип b и четвертая группа «подтвержденный бактериальный менингит, вызванный другие бактерии », включая все другие изолированные патогены.

    Диагностические факторы определяются как те переменные, которые определяют диагноз болезни пациента. Лихорадка была определена как температура тела ≥38 ° C на момент обращения. Геморрагическая сыпь определялась как видимые петекхии на лице или теле. Приступы были определены как любое судорожное расстройство любого типа при поступлении пациента в больницу, которое ранее не существовало в истории болезни пациента. Выпуклый родничок определялся как любое видимое воспаление родничка при осмотре. Головная боль определяется как боль в голове с болью над глазами или ушами, за головой (затылочной) или в задней части верхней части шеи. Кряхтение определялось как любые словесные несвязные звуки, издаваемые пациентом при обращении. Плохое кормление определялось как потеря аппетита, как было заявлено родителем в случае младенцев и маленьких детей или отдельным лицом, если ребенок был последовательным (дети старшего возраста). Шок был определен, когда систолическое артериальное давление было измерено как <2 стандартных отклонений (SD) среднего значения, связанного с возрастом, или при наличии сильно уменьшенного периферического выпота во время физикального обследования. Кома определялась, когда пациенты находились в состоянии глубокого бессознательного состояния, неспособного ощущать раздражители или реагировать на них, или имели шкалу комы Гласкоу (GCS) <8. Другие патогены был определен как серия бактерий, в том числе группа B Streptococcus , Salmonella spp , Streptococcus spp , Pseudomonas aeruginosa , Escherichia coli , Kaphylocteroscella spp. anitratus, Enterobacter cloaca, Mycoplasma pneumoniae, Proteus spp и Rickettsiae spp .

    Типовой проект

    Реферальный шаблон.

    Детская больница Агиа София — одна из ведущих педиатрических больниц Греции, в которую ежегодно поступает в среднем 20 000 госпиталей. В инфекционном отделении проходят лечение около 4% таких госпитализаций. В последнее десятилетие в Греции произошли изменения в схеме направления к специалистам с открытием большего количества педиатрических клиник, как частных, так и при больницах общего профиля, что привело к более широкому распространению случаев менингита. Что касается случаев менингита в Афинах, можно предположить, что больница Агиа София обслуживала около 100% педиатрического населения столичных Афин в 1974–1984 годах, примерно 65% в 1985–1994 годах и примерно 55% в 1995–2005 годах [5]. .

    Данные проспективно собирались в течение 32 лет (1974–2005) через регистр менингита (MR) инфекционного отделения детской больницы Агиа София [5]. Регистрационные формы (RF) состояли из ряда данных, включая: клинические и лабораторные результаты, касающиеся госпитализации, пребывания в больнице, лечения, диагноза выписки и последствий. Что еще более важно для целей этого исследования, определенные параметры были извлечены из MR, как описано ранее [5]. Эти параметры включали возраст, а также клинические особенности, включая головную боль, рвоту, менингеальные признаки, геморрагическую сыпь, судороги и кому, все из которых считались диагностическими факторами.Однако акцент на анализе был сделан на параметры, доступные в течение первых 24 часов с момента поступления в больницу. Однако внедрение вакцины Hib значительно изменило схему направления к специалистам, что привело к смещению в направлении к специалистам с более тяжелыми случаями пневмококковой инфекции, направляемыми с 1994 года.

    Участников

    Основную группу составили пациенты в возрасте от 1 месяца до 14 лет. В анализ были включены только подтвержденные случаи БМ. Критерии исключения указаны в определениях.

    Анализ данных

    Данные подтвержденных случаев BM были собраны из MR и проанализированы на предмет их статистической значимости с использованием программного обеспечения EPI INFO (версия 3.4.3-CDC-Atlanta) и SPSS (версия 15.0 — Chicago). Для сравнения качественных переменных использовались критерии хи-квадрат и точные критерии Фишера. Для количественных данных использовали критерий Стьюдента t или критерий Манна-Уитни. Был проведен однофакторный анализ диагностических факторов для всех трех патогенов, а также «других» и рассчитаны их относительный риск (RR), положительная прогностическая ценность (PPV), а также 95% доверительные интервалы (95% CI).Переменные, обнаруженные с помощью одномерного анализа как статистически значимые (p <0,05), были включены в модель условной обратной логистической регрессии.

    Результаты

    Исследуемая популяция

    Всего из регистрационных форм ASCH было зарегистрировано 2 477 «вероятных» случаев бактериального менингита, из которых 1331 (53,7%) случай были классифицированы как подтвержденные случаи БМ. Тремя наиболее распространенными патогенами, выделенными в этом исследовании, были Neisseria meningitidis с 838 случаями (63.0%), Haemophilus influenzae типа b — 252 (18,9%) и, в-третьих, Streptococcus pneumoniae — 186 (14,0%). На другие бактерии приходилось 55 (4,1%) случаев менингита (таблица 1).

    Демография

    Средний возраст пациентов составил 2,6 года (SD = 3,3, диапазон от 1 месяца до 14 лет). Средняя продолжительность симптомов до госпитализации составила 42,2 часа (SD = 37,4). Интересно, что у 652 из 691 (94,4%, 95% ДИ 92,3–95,9) пациентов при поступлении возникла лихорадка, в то время как у 824 из 1126 (73.2%, 95% ДИ 70,5–75,7) у пациентов наблюдались явные менингеальные признаки. Положительный посев спинномозговой жидкости был зарегистрирован в 966 из 1213 (79,6%, 95% ДИ 77,2–81,8) случаев, в то время как положительный посев крови был зарегистрирован с меньшей частотой — 279 из 928 случаев (30,1%, 95% ДИ 27,1–33,1). ).

    Характеристики исследуемой популяции представлены в таблице 2.

    Из 706 подтвержденных случаев Neisseria meningitidis 525 (74,4%) случаев имели менингеальные признаки. Подтверждено случаев Streptococcus pneumoniae случаев, всего 165 случаев составили 140 (84.8%) пациентов с положительными результатами анализа СМЖ. Наиболее частой находкой у пациентов с подтвержденным гемофильным гриппом была глюкоза в спинномозговой жидкости <40 мг / дл 195/248 (78,6%) (Таблица 3).

    Neisseria meningitidis

    Neisseria meningitidis была подтверждена как ответственная за 838 (63,0%) случаев менингита в нашем исследовании. При первичном осмотре пациентов присутствие Neisseria meningitidis было положительно связано с уровнем лейкоцитов в спинномозговой жидкости ≤100 / мкл (RR 1.47, 95% ДИ 1,36–1,58) (Таблица 4), наличие геморрагической сыпи (ОР 2,23, 95% ДИ 2,05–2,43), с PPV 93,4% (95% ДИ 90,9–95,3) и при наличии головная боль (ОР 1,31, 95% ДИ 1,19–1,44) с PPV 73,8% (95% ДИ 69,6–77,6) (таблица 5).

    Геморрагическая сыпь была наиболее важным диагностическим фактором для дифференциации Neisseria meningitidis как возбудителя менингита (рис. 1). Что касается диагностики менингококкового менингита, отрицательная связь была отмечена для диагностических критериев, включая положительное окрашивание по Граму (RR 0.78, 95% ДИ 0,71–0,85, p <0,001), CSF Glu <40 мг / дл (ОР 0,71, 95% ДИ 0,66–0,78, p <0,001), судороги (ОР 0,65, 95% ДИ 0,54–0,76, p <0,001), выпуклость родничка (ОР 0,73, 95% ДИ 0,64–0,84, p <0,001) и хрюканье (ОР 0,74, 95% ДИ 0,66–0,83, p <0,001) (Таблицы 4 и 5). Более того, наиболее сильная связь с диагнозом менингококкового менингита была отмечена с группой диагностических критериев, включая геморрагическую сыпь (OR 22,36, 95% CI 13,12–38,11), отсутствие приступов (OR 2,51, 95% CI 1,51–4,18), головную боль ( ИЛИ 1.83, 95% ДИ 1,13–2,65) и отрицательное окрашивание по Граму (ОШ 1,55, 95% ДИ 1,02–2,34) с PPV 96,4% (95% ДИ 87,7–99,6) (Таблица 6).

    Haemophilus influenzae типа b

    Haemophilus influenzae был отмечен как вторая по частоте причина бактериального менингита в нашем исследовании с 252 подтвержденными случаями (18,9%) и летальностью 0,8% (95% ДИ 0,1–2,8) (Таблица 1).

    CSF Glu <40 мг / дл предсказывает положительную связь с присутствием Haemophilus influenzae (RR 2.80, 95% ДИ 2,11–3,72, PPV 27,3%, 95% ДИ 24,1–30,8) (Таблица 4). Напротив, уровень лейкоцитов в спинномозговой жидкости ≤1000 / мкл (ОР 0,34, 95% ДИ 0,25–0,48) был отрицательно связан с диагнозом Haemophilus influenzae , как и головная боль (ОР 0,45, 95% ДИ 0,34–0,60) и геморрагическая сыпь. (ОР 0,10 95% ДИ 0,06–0,17) (Табл. 4 и 5).

    Самая сильная ассоциация группы диагностических факторов с диагнозом Haemophilus influenzae в течение первых 24 часов после госпитализации включала отсутствие геморрагической сыпи (OR 13.61, 95% ДИ 6,93–26,72), возраст ≥ 1 года (ОШ 2,04, 95% ДИ 1,25–3,31), отсутствие головной боли (ОШ 3,01, 95% ДИ 1,89–4,80), Глю ЦСЖ <40 мг / дл (ОШ 3,62, 95% ДИ 2,32–5,66) и периферических лейкоцитов <15000 мкл (ОШ 1,74, 95% ДИ 1,15–2,63) с PPV 58,5% (95% ДИ 42,1–73,7) (Таблица 7). За исключением Haemophilus influenzae , диагностические критерии с наиболее сильной ассоциацией включали геморрагическую сыпь (OR 13,46, 95% CI 7,35–24,66) и головную боль (OR 2,38, 95% CI 1,65–3,43) с PPV 97,9% (95 % ДИ 95.2–99,3) (таблица 7). В целом, CSF Glu <40 мг / дл имел самую сильную связь с диагнозом Haemophilus influenzae (рис. 1).

    Streptococcus pneumoniae

    Streptococcus pneumoniae был отмечен как третий по значимости возбудитель бактериального менингита с 186 подтвержденными случаями (14,0%). Streptococcus pneumoniae был ответственен за 7,5% (95% ДИ 4,2–12,3) летальных исходов (таблица 1).

    Положительное окрашивание по Граму было положительно связано с диагнозом Streptococcus pneumoniae как возбудителя бактериального менингита с относительным риском (RR 2.61, 95% ДИ 1,74–3,92) и PPV 17,9% (95% ДИ 15,3–20,8). Аналогичным образом периферические лейкоциты ≥15000 / мкл также были положительно связаны (ОР 1,55, 95% ДИ 1,17–2,04) с PPV 17,0% (95% ДИ 14,0–20,5) (Таблица 4). Самая сильная связь была отмечена с наличием приступов при первичном обращении (ОР 3,28, 95% ДИ 2,45–4,38) с PPV 32,3% (95% ДИ 25,9–39,3) (Таблица 5). Более того, судороги были отмечены как наиболее значимый диагностический фактор для диагностики Streptococcus pneumoniae (Рисунок 1).

    Группа диагностических факторов с наиболее сильной ассоциацией для диагностики Streptococcus pneumoniae включала отсутствие геморрагической сыпи (OR 13,62, 95% ДИ 5,72–32,31), положительное окрашивание по Граму (OR 2,10, 95% ДИ 1,23–3,92), кома (ОШ 3,11, 95% ДИ 1,56–6,17), судороги (ОШ 3,81, 95% ДИ 2,22–6,53) и периферические лейкоциты ≥15000 / мкл (2,19 95% ДИ 1,36–3,53), с PPV 77,8% (95 % ДИ 40,0–97,2) (Таблица 8).

    Прочие патогены

    Ряд бактерий, как определено выше, были сгруппированы вместе как «другие патогены» для целей статистического анализа.В качестве возбудителей бактериального менингита эта группа бактерий была ниже по частоте, чем H.influenzae, S.pneumoniae и N.meningitidis , как показано в таблице 1, с общим числом подтвержденных случаев 55 (4,1%).

    Взаимосвязи между «другими патогенами» как вызывающими бактериальный менингит организмом с диагностическими критериями показаны в таблицах 4 и 5. Было отмечено, что возраст <1 года имеет самую сильную связь с диагнозом «другие патогены» с RR 6.64 (95% ДИ 3,53–12,50) (таблица 5).

    Группа диагностических переменных с наиболее сильной ассоциацией с диагнозом «другие патогены» включала возраст <1 год (OR 4,35, 95% CI 1,82–10,39), отсутствие геморрагической сыпи (OR 21,51, 95% CI 2,87–161,18), отрицательное окрашивание по Граму (ОШ 3,46, 95% ДИ 1,64–7,29) и отсутствие менингеальных признаков (ОШ 3,37, 95% ДИ 1,51–7,41) с PPV 37,9% (95% ДИ 20,7–57,7) (Таблица 9). Для диагностики «других патогенов» самый высокий PPV в 9,3% был рассчитан для возраста <1 года (Таблица 10).В целом, возраст <1 года и отсутствие геморрагической сыпи были отмечены как наиболее важные диагностические факторы для диагностики «других патогенов».

    Обсуждение

    Было показано, что с введением конъюгированных вакцин общая смертность от детского менингита значительно снизилась за последнее десятилетие [3], [7]. Мы представляем результаты нашего исследования данных о 2477 вероятных случаях бактериального менингита у пациентов в возрасте от 1 месяца до 14 лет, поступивших с менингитом из большой педиатрической клинической больницы в Греции.Из них в общей сложности 1331 случай был подтвержден как бактериальный менингит. Анализ данных в этом исследовании был ограничен только подтвержденными случаями BM. Это исследование было разработано для изучения вероятности предопределения возбудителя бактериального патогена путем анализа ряда клинических симптомов при поступлении и лабораторных данных, доступных в течение первого дня госпитализации. Особое внимание было уделено диагностическим факторам, которые легко доступны в течение первых 24 часов после госпитализации. Наши результаты показывают, что три наиболее распространенных возбудителя, вызывающих бактериальный менингит, в этом исследовании включали Neisseria meningitidis (63.0%), Streptococcus pneumoniae (14,0%), Haemophilus influenzae (18,9%) и «другие патогены» (4,1%). Только половина вероятных бактериальных случаев была подтверждена как бактериальный менингит. Это может быть связано с существующим в Греции протоколом лечения антибиотиками при подозрении на менингит. Следовательно, некоторые случаи менингита бактериального происхождения пропускаются, если положительные результаты посева недостижимы и никогда не подтверждаются. Интересно, что в других исследованиях сообщалось о более низких показателях выздоровления для подтвержденного Haemophilus influenzae как возбудителя менингита, в то время как другие сообщали о более высоких показателях летальности от бактериального менингита, чем те, которые представлены в этом исследовании [22], [23].Интересно, что отсутствие клинических признаков раздражения мозговых оболочек в трех основных группах, вероятно, может отражать возраст.

    Что касается клинических признаков как диагностических факторов, существует немного исследований на взрослых для анализа благоприятного и неблагоприятного диагноза и последствий [8], [24], [25]. Еще меньше исследований посвящено детскому менингиту. Интересно, что, насколько нам известно, на сегодняшний день нет публикаций, касающихся предопределения возбудителя бактериального менингита с использованием клинических или лабораторных данных.

    Neisseria meningitidis

    За последние три десятилетия Neisseria meningitidis была наиболее частым возбудителем менингита в Греции, что также было подтверждено в нашем исследовании [5]. В других исследованиях, проведенных в других странах, сообщается о существенно различных результатах частоты Neisseria meningitidis как возбудителя детского менингита [15]. Хотя внедрение полисахаридных и конъюгированных вакцин позволило изменить эпидемиологию менингита во многих странах, появление Neisseria в качестве возбудителя менингита продолжает преобладать [26].Поэтому важно, чтобы мы не игнорировали этот патоген как постоянную проблему. Мы определили, что наличие геморрагической сыпи является важным диагностическим показателем для диагностики Neisseria meningitidis . Наиболее значимая группа диагностических критериев для диагностики менингита Meningococcal включала геморрагическую сыпь, отсутствие припадков, головную боль и отрицательную окраску по Граму с PPV 96,4%. Геморрагическая сыпь — это диагностический фактор, который врачи легко отмечают при первичном обращении к пациенту без каких-либо задержек из лабораторий.Наличие геморрагической сыпи является частым признаком бактериального менингита, что хорошо документировано в других исследованиях [8], [27], [28]. Геморрагическая сыпь также связана с другими бактериемиями. Интересно, что в ходе нашего исследования было замечено, что в случаях без сыпи и ЦСЖ WCC <100 / мкл было подтверждено, что Neisseria meningitidis является возбудителем менингита в 50% случаев. Это продолжает оставаться диагностической дилеммой, требующей дальнейшего изучения.В целом из нашего исследования очевидно, что наличие геморрагической сыпи при предъявлении на сегодняшний день является наиболее статистически значимым диагностическим фактором для диагностики Neisseria meningitidis .

    Haemophilus influenzae

    Внедрение вакцины против Hib в Греции в 1993 г. и в других странах выявило снижение на Haemophilus influenzae типа b как возбудителя менингита [5], [29], [30]. Haemophilus influenzae тип b продолжает вызывать менингит в Греции с подтвержденным числом случаев 18.9%. Эти результаты согласуются с результатами других исследований в других странах [15], [31], [32]. Тем не менее, по данным некоторых других стран, Haemophilus influenzae все еще является основным возбудителем менингита [33], [34].

    Наше исследование также определяет уровень глюкозы в спинномозговой жидкости <40 мг / дл и возраст ≥1 года как важные диагностические факторы для исхода Haemophilus influenzae . Глюкоза в спинномозговой жидкости была представлена ​​в литературе в отношении последствий и смертности, но не для прямого определения Haemophilus influenzae как возбудителя болезни [14], [35].Глюкоза в спинномозговой жидкости ранее также указывалась как параметр для дифференциации бактериального менингита и туберкулезного менингита [36]. Более низкий уровень глюкозы в Haemophilus influenzae типа b может быть косвенным показателем уровня остроты зрения, который отличается от пневмококка и менингококка.

    Клинические и лабораторные результаты могут также применяться для исключения Haemophilus influenzae типа b в качестве возбудителя. Анализ первичных проявлений, показывающих признаки головной боли и симптомы геморрагической сыпи, показал, что значение PPV для бактериального менингита, отличного от Hib , составляет 97.9% (95% ДИ 95,2–99,3). Это может помочь клиницистам применить соответствующую антибактериальную терапию в случае, если они могут серьезно подозревать, что Haemophilus influenzae type b является возбудителем.

    В целом очевидно, что отсутствие геморрагической сыпи, а не ее наличие, а также уровень глюкозы в спинномозговой жидкости <40 мг / дл являются важными предикторами для диагностики Haemophilus influenzae типа b .

    Streptococcus pneumoniae

    Streptococcus pneumoniae — третья по распространенности в мире этиология бактериального менингита с высокими показателями смертности [2], [5], [8], [10], [12], [37].Внедрение вакцины против Hib значительно изменило схему направления к специалистам, что привело к смещению в направлении к специалистам с более тяжелыми случаями пневмококковой инфекции, направляемыми начиная с 1994 года. Streptococcus pneumoniae На приходился самый высокий уровень летальности в этом исследовании (7,5%), в то время как он был зарегистрирован как третья по частоте причина бактериального менингита.

    Переменные, включая кому, судороги и положительное окрашивание по грамму, были тесно связаны с диагнозом Streptococcus pneumoniae .Прямое значение наличия судорог и комы при поступлении с пневмококковым менингитом и неблагоприятным диагнозом (летальностью) было отмечено в предыдущих исследованиях [9], [10]. В других исследованиях также рассматривались различные клинические и лабораторные данные как прогностические факторы в отношении летального исхода [37], [38], [39]. Настоящее исследование, однако, подтверждает, что эти переменные также могут использоваться в качестве диагностических факторов при предварительном определении Streptococcus pneumoniae как возбудителя.Судороги являются важным предопределяющим фактором для диагностики Streptococcus pneumoniae . Это очень важно, поскольку такие диагностические факторы могут указывать врачам на то, что Streptococcus pneumoniae является возбудителем бактериального патогена, без длительного ожидания результатов посева. Это, в свою очередь, поможет снизить уровень смертности, поскольку соответствующее лечение от Streptococcus pneumoniae может быть назначено на ранней стадии. В другом исследовании изучается группа клинических симптомов, включая судороги, для прогнозирования диагноза малярии [20].На основании таких исследований мы можем предположить, что клинические особенности могут действительно играть важную роль в диагностике возбудителей бактериальных организмов.

    Примечательно, что изъятия не были статистически значимыми для диагностики Haemophilus influenzae , что помогло дифференцировать между Streptococcus pneumoniae и Haemophilus influenzae типа b. Этот результат совпадает с данными другого исследования, в котором генерализованные судороги у детей не показали надежного прогноза бактериального менингита [40].

    Другие патогены

    В нашем исследовании ряд бактерий, как описано ранее, были сгруппированы вместе как «другие патогены», поскольку их частота в качестве отдельных возбудителей менингита была ниже, чем у трех перечисленных выше бактерий. Бактерии, такие как стрептококк группы B, стафилококки, Escherichia coli, Klebsiella pneumoniae, Listeria monocytogenes и другие грамотрицательные бациллы, нечасто появляются как возбудители менингита [15], [41], [42], [43].

    Самая сильная ассоциация с диагнозом «другие патогены» имела возраст пациента <1 год. Это важное открытие для предварительной диагностики необычного бактериального менингита. Показатели смертности от таких бактерий оцениваются как 7,3% при среднем пребывании в больнице около 20 дней, следовательно, способность заранее определять такие бактерии до выделения культуры имеет важное значение для клиницистов [5]. Возраст - это фактор, который в течение некоторого времени использовался клиницистами для определения соответствующих клинических симптомов менингита.Использование возраста в качестве клинической переменной также применялось в правилах, предложенных другими авторами для прогнозирования и дифференциации острого бактериального менингита от вирусного менингита [44], [45].

    Определенные ограничения нашего исследования включают заболеваемость конкретным бактериальным менингитом, которая, как было отмечено, меняется от страны к стране, а также от региона к региону в пределах одной и той же страны [22], [33], [46]. В течение периода исследования Греция представила вышеупомянутые случаи заболевания, при этом Neisseria meningitidis лидируют по менингиту.Наше исследование сосредоточено на диагностических факторах, связанных с заболеванием менингитом только в Греции. Тот же принцип может быть применен к другим странам, однако результаты могут отличаться, поскольку известно, что заболеваемость отличается от страны к стране. Использование антибактериальной терапии до бактериального подтверждения менингита также может повлиять на результаты этого исследования, давая ложно подтвержденную популяцию. Если это так, то можно ожидать, что истинная цифра бактериального менингита будет выше.Положительная прогностическая ценность косвенно пропорциональна заболеваемости конкретным бактериальным менингитом, и поэтому ожидается, что она будет варьироваться, поскольку заболеваемость варьируется от страны к стране.

    Многие страны третьего мира не имеют полностью оборудованных диагностических лабораторий, чтобы помочь в диагностике посевов, и поэтому для постановки диагноза почти полностью полагаются на клинические признаки, симптомы и простые лабораторные данные. Предыдущие исследования пытались использовать клинические признаки для предопределения дифференциации бактериального менингита от вирусного с помощью балльных систем [19, 36, 40, 48].Использование таких систем оценки для подтверждения менингита низкого и высокого риска в сочетании с использованием клинических признаков в качестве диагностических факторов может помочь в предопределении не только исхода бактериального менингита, но также и в классификации возбудителя, вызывающего заболевание.

    В попытке обобщить диагностические критерии, которые были проанализированы в этом исследовании, можно схематично представить упрощенную диаграмму, на которой используются наиболее значимые диагностические факторы, чтобы сделать возможным предварительное определение конкретного возбудителя бактериального патогена в случаях подозрения на менингит при подозрении на менингит. начальная презентация.Геморрагическая сыпь представлена ​​для определения Neisseria meningitidis , глюкозы в спинномозговой жидкости <40 мг / дл для определения Haemophilus influenzae типа b, припадков для дифференциации Streptococcus pneumoniae и пациента <1 года для диагностики другого патогены ». Дальнейшая аналогичная оценка данных (клинических и лабораторных), полученных в различных учреждениях клиницистами и учеными, укрепит представление о возможности использования клинических и лабораторных данных для предопределения бактериального менингита.Эта схематическая диаграмма является всего лишь представлением того, что, возможно, может быть использовано клиницистами в качестве инструмента, помогающего им выбрать подходящую раннюю антибактериальную терапию.

    Заключение

    Менингит по-прежнему будет причиной смертности во многих странах, поскольку мы продолжаем наблюдать изменения в эпидемиологии менингита с введением новых вакцин. Однако бактериальные патогены будут продолжать удивлять нас своим существованием из-за устойчивости к противомикробным препаратам. По этой причине важно найти способы как можно точнее лечить пациентов в отношении наиболее вероятного патогена, как только они попадают в больницу, тем самым снижая уровень смертности.Диагностические критерии были детализированы в нескольких исследованиях, и мы считаем, что наше исследование научит других использовать клинические и лабораторные предикторы для предопределения бактериальных патогенов, а не только для определения смертности.

    Благодарности

    Мы хотели бы поблагодарить всех педиатров, которые участвовали в сборе данных, заполнив регистрационную форму, г-жу Влассеру Фотини, г-жу Мостру и г-жу Астали за ее вклад в сбор данных и г-жу Сириопулу за ее лабораторную помощь, а также почетную награду. Доценту Димитриосу Зумбулакису за его многолетний неоценимый вклад в организацию и реализацию MR.Кроме того, мы хотели бы поблагодарить доктора Джорджину Цанакаки и профессора Дженни Кремастину из Национальной референс-лаборатории по менингококкам за выполнение ПЦР-тестов и щедрую поддержку.

    Вклад авторов

    Задумал и спроектировал эксперименты: MK PP MNT CH. Проанализированы данные: МК АК Ч. Внесенные реактивы / материалы / инструменты анализа: В.В. ПП МНТ. Написал статью: МК В.В.

    Ссылки

    1. 1. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) http: // www.who.int/immunization/topics / meningitis / en.
    2. 2. Peltola H (2000) Worldwide Haemophilus influenzae Болезнь типа b в начале 21 века: глобальный анализ бремени болезни через 25 лет после использования полисахаридной вакцины и через десять лет после появления конъюгатов. Clin Microbiol Rev 13 (2): 302–17.
    3. 3. Sàez-Llorens X, McCracken GH Jr (2003) Бактериальный менингит у детей. Ланцет 361 (9375): 2139–48.
    4. 4.Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) (2002). Прогресс в устранении Haemophilus influenzae инвазивного заболевания типа b среди младенцев и детей — США, 1998–2000 гг. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 51 (11): 234–7.
    5. 5. Теодориду М.Н., Василопулу В.А., Атсали Е.Е., Пангалис А.М., Мостроу Г.Дж. и др. (2007) Регистр госпитализированных случаев менингита у детей: эпидемиологические характеристики острого бактериального менингита за 32-летний период.BMC Infectious Diseases 7: 101.
    6. 6. Фейгин Р.Д., Перлман Э. (2003) Бактериальный менингит после неонатального периода. В: Фейгин Р.Д., Черри Д.Д., Деммлер-Харрисон Г.Дж., Каплан С.Л., редакторы. Учебник детских инфекционных болезней. 5-е изд. Сондерс. С. 443–474.
    7. 7. Chavez-Bueno S, McCracken GH Jr (2005) Бактериальный менингит у детей. Pediatr Clin North Am 52 (3): 795–810, vii.
    8. 8. Ван де Бик Д., Спанджаард Л., Вейсфельт М., Рейтсма Дж. Б. и др.(2004) Клинические особенности и прогностические факторы у взрослых с бактериальным менингитом. Медицинский журнал Новой Англии 351: 18.
    9. 9. Kornelisse RF, Westerbeek CM, Spoor AB, van der Heijde B, Spanjaard L, Neijens HJ, de Groot R (1995) Пневмококковый менингит у детей: прогностические показатели и диагностика. Clin Infect Dis 21 (6): 1390–7.
    10. 10. Ловера Д., Арбо А. (2005) Факторы риска смертности у парагвайских детей от пневмококка , бактериального менингита.Тропическая медицина и международное здоровье 10 (12): 1235–1241.
    11. 11. Уилберг К., Бирнбаум А., Грэдон Дж. (2008) Причины и представление о менингите в общественной больнице Балтимора в 1997–2006 годах. South Med J 101 (10): 6.
    12. 12. Ostergaard C, Konradsen HB, Samuelsson S (2005) Клиническая картина и прогностические факторы менингита Streptococcus pneumoniae в зависимости от очага инфекции. BMC Infectious Diseases 5: 93.
    13. 13.Tsai MH, Chen SH, Hsu CY, Yan DC, Yen MH и др. (2008) Пневмококковый менингит у тайваньских детей: акцент на клиническую диагностику и прогностические факторы. Журнал тропической педиатрии Advance Access (в печати).
    14. 14. Chao YN, Chiu NC, Huang FY (2008) Клинические особенности и прогностические факторы пневмококкового менингита у детей. J Micriobiol Immunol Infect 41: 48–53.
    15. 15. Нигрович Л.Е., Купперманн Н., Малли Р., для группы исследования бактериального менингита Комитета по совместным исследованиям детской неотложной медицинской помощи Американской академии педиатрии (2008). Дети с бактериальным менингитом, поступающие в отделение неотложной помощи во время эры пневмококковой конъюгированной вакцины.ACAD EMERG MED 15 (6): 522–528.
    16. 16. Фридман С.Б., Маррокко А., Пири Дж., Дик П.Т. (2001) Предикторы бактериального менингита в эпоху после Haemophilus influenzae . Arch Pediatr Adolesc Med 155: 1301–1306.
    17. 17. Peltola V, Mertsola J, Ruuskanen O (2006) Сравнение общего количества лейкоцитов и уровней С-реактивного белка в сыворотке при подтвержденных бактериальных и вирусных инфекциях. J Pediatr 149 (5): 721–4.
    18. 18. Baker RC, Seguin JH, Leslie N, Gilchrist MJR, Myers MG (1989) Лихорадка и петехии у детей.J Pediatr 84 (6): 1051–1055.
    19. 19. Нигрович Л.Е., Купперманн Н., Масиас К.Г., Каннавино С.Р., Моро-Сазерленд Д.М. и др. (2007) Правило клинического прогноза для выявления детей с бактериальным менингитом. Цереброспинальный жидкостный плеоцитоз с очень низким риском бактериального менингита. JAMA 297 (1): 52–60. (DOI: 10.1001 / jama.297.1.52).
    20. 20. Molyneux ME, Taylor TE, Wirima JJ, Borgstein A (1989) Клинические особенности и прогностические показатели детской церебральной малярии: исследование 131 коматозного малавийского ребенка.QJ Med 71: 441–459.
    21. 21. Всемирная организация здравоохранения. Исследования и разработки вакцин Общий протокол популяционного эпиднадзора за Haemophilus influenzae типа B. Женева, 1996 г. [http://www.who.int/vaccines-documents/DocsPDF/www9723.pdf].
    22. 22. Минц С., Балрадж В., Лалита М.К., Мурали Н., Чериан Т. и др. (2008) Заболеваемость менингитом Haemophilus influenzae типа b в Индии. Индийский журнал J Med Res 128: 57–64.
    23. 23. Арда Б., Сипахи О.Р., Аталай С., Улусой С. (2008) Объединенный анализ 2408 случаев острого гнойного менингита у взрослых из Турции.Med Princ Pract 17: 76–79.
    24. 24. Бор В., Расмуссен Н., Хансен Б., Гаде А., Кьерсем Н. и др. (1985) Пневмококковый менингит: оценка прогностических факторов в 164 случаях, основанная на смертности и изучении длительных последствий. J Infect 10: 143–57.
    25. 25. Hoen B, Viel JF, Gerard A, Dureux JB, Canton P (1993) Смертность при пневмококковом менингите: многомерный анализ прогностических факторов. Eur J Med 2: 28–32.
    26. 26. Manchanda V, Gupta S, Bhalla P (2006) Менингококковая болезнь: история, эпидемиология, патогенез, клинические проявления, диагностика, чувствительность к противомикробным препаратам и профилактика.Индийский журнал J Med Micriobiol 24 (1): 7–19.
    27. 27. Scarborough M, Thwaites GE (2008) Диагностика и лечение острого бактериального менингита в условиях ограниченных ресурсов. Lancet Neurol 7: 637–48.
    28. 28. Рагунатан Л., Рамзи М., Борроу Р., Гивер М., Грей С. (2000) Клинические особенности, лабораторные данные и лечение менингококкового менингита в Англии и Уэльсе: Отчет об исследовании менингококкового менингита 1997 года: Отчет об исследовании 1997 года. Журнал инфекции. 40.: 74–79.
    29. 29. Цолия М.Н., Теодориду М.Н., Мостроу Г.Дж., Параскаки II, Пангали А.М. и др. (1998) Эпидемиология инвазивных инфекций Haemophilus influenzae типа b среди детей в Греции до введения иммунизации. Scand J Infect Dis 30 (2): 165–8.
    30. 30. Адегбола Р.А., Сека О, Лахай Дж., Ллойд-Эванс Н., Нджие А. и др. (2005) Устранение болезни Haemophilus influenzae типа b (Hib) из Гамбии после введения плановой иммунизации конъюгированной вакциной Hib: проспективное исследование Lancet.366: 144–150.
    31. 31. Kim JS, Jang YT, Kim JD, Park TH, Park JM и др. (2004) Заболеваемость Haemophilus influenzae типа b и другими инвазивными заболеваниями у южнокорейских детей. Vaccine 22: 3952–3962.
    32. 32. Хит П.Т., Буи Р., Аззопарди Х.Дж., член парламента Slack, Фогарти Дж. И др. (2001) Заболевание, не относящееся к типу b, , Haemophilus influenzae, : клинико-эпидемиологические характеристики в эпоху вакцины против Haemophilus influenzae типа b. Журнал детских инфекционных болезней 20 (3): 300–305.
    33. 33. Джейхан М., Йилдирим И., Балмер, Бэрроу Р., Дикичи Б. и др. (2008) Проспективное исследование этиологии острого бактериального менингита у детей, Турция. Новые инфекционные заболевания 14 (7): 1089–1096.
    34. 34. Всемирная организация здравоохранения (2006 г.) Позиционный документ ВОЗ по конъюгированным вакцинам против Haemophilus influenzae типа b. Wkly Epidemiol Rec 81: 445–452.
    35. 35. Farag HM, Abdel-Fattah MM, Youssri AM (2005) Эпидемиологический, клинический и прогностический профиль острого бактериального менингита среди детей в Александрии, Египет.Индийский журнал J Med Microbiol 23: 95–101.
    36. 36. Thwaites GE, Chau TTH, Stepniewska K, Phu NH, Chuong LV и др. (2002) Диагностика туберкулезного менингита у взрослых с использованием клинических и лабораторных характеристик. Ланцет 360: 1287–92.
    37. 37. Weisfelt M, Van de Beek D, Spanjaard L, Reitsma JB, De Gans J (2006) Клинические особенности, осложнения и диагноз у взрослых с пневмококковым менингитом: серия проспективных случаев. Lancet Neurol 5: 123–29.
    38. 38.Ostergaard C, Konradsen HB, Samuelsson S (2005) Клиническая картина и прогностические факторы менингита Streptococcus pneumoniae в зависимости от очага инфекции. BMC Infectious Diseases 5: 93–104.
    39. 39. Ардити М., Мейсон Е.О. младший, Брэдли Дж. С., Тан Т. К., Барсон В. Дж. И др. (1998) Трехлетнее многоцентровое наблюдение за пневмококковым менингитом у детей: клинические характеристики и результаты, связанные с чувствительностью к пенициллину и использованием дексаметазона.Педиатрия 102: 1087–1097.
    40. 40. Berkley JA, Versteeg AC, Mwangi I., Lowe BS, Newton CR (2004) Показатели острого бактериального менингита у детей в педиатрии сельской районной больницы Кении. 114 (6): 713–719.
    41. 41. Lazzarini L, Toti M, Fabris P, Conti E, Magni G и др. (2008) Для клинических исследователей исследовательской группы Mentore. Клинические особенности бактериального менингита в Италии: многоцентровое проспективное обсервационное исследование. Журнал химиотерапии 20 (4): 478–487.
    42. 42. Howitz M, Hartvig CA, Barella HZ, Mølbak K (2008) Эпиднадзор за бактериальным менингитом у детей в возрасте до 2 лет в Дании, 1997–2006 годы. Скандинавский журнал инфекционных болезней 40 (11–12): 881–7.
    43. 43. Лагунжу И.А., Фаладе А.Г., Акинбами Ф.О., Адегбола Р., Бакаре Р.А. (2008) Детский бактериальный менингит в Ибадане, Нигерия — паттерн чувствительности патогенов к антибиотикам, прогностические показатели и диагностика. Afr J Med Med Sci 37 (2): 185–91.
    44. 44.Freedman SB, Marrocco A, Pirie J, Dick PT (2001) Предикторы бактериального менингита в эпоху после Haemophilus influenzae. Arch Pediatr Adolesc Med 155: 1301–6.
    45. 45. Бонсу Б.К., Харпер МБ (2004) Дифференциация острого бактериального менингита от острого вирусного менингита у детей с плеоцитозом спинномозговой жидкости: модель многовариантной регрессии. Pediatr Infect Dis J 23: 511–17.
    46. 46. Anon (2005) Бактериальный менингит в Канаде: госпитализации (1994–2001).Can Commun Dis Rep 1; 31 (23): 241–7.
    47. 47. Дубос Ф., Де ла Рок Ф., Леви С., Бинген Э., Оухар Й., Коэн Р. и др. (2008) Чувствительность оценки бактериального менингита у 889 детей с бактериальным менингитом. Журнал Педиатр 152 (3): 378–82.

    Рабочие характеристики анализа полимеразной цепной реакции для подтверждения клинической менингококковой инфекции

    Менингококковая инфекция (MCD) остается важной причиной заболеваемости и смертности среди детей.Подтверждение подозрения на заболевание полезно для клиницистов при ведении отдельных случаев и необходимо врачам общественного здравоохранения при ведении контактов и при вспышках. Более точное определение также будет служить для мониторинга воздействия новой конъюгированной вакцины серогруппы C, которая в настоящее время вводится в календарь иммунизации детей.

    Сдвиг в общей политике консенсуса за последние несколько лет привел к тому, что в настоящее время выполняется меньше люмбальных проколов.1 Кроме того, все более частое введение пенициллина на догоспитальном этапе способствовало значительному сокращению числа подтвержденных посевом случаев БКД.1

    Увеличивающийся разрыв между зарегистрированными и подтвержденными культурой случаями привел к разработке тестов полимеразной цепной реакции (ПЦР), не основанных на культуре, для обнаружения менингококковой ДНК непосредственно из клинических образцов, тем самым повышая эффективность подтверждения менингококковой инфекции. В 1996 г. в Манчестере была создана национальная служба на основе ПЦР при Лабораторной службе общественного здравоохранения (PHLS), референс-центре по менингококковой инфекции (MRU), что привело к увеличению лабораторно подтвержденных случаев на 35% в первый год.2

    Описаны рабочие характеристики анализа ПЦР – ELISA (иммуноферментный анализ) на основе последовательности гена сиалилтрансферазы ( siaD ), эффективность которого оценивалась в отношении изолятов Neisseria meningitidis .3 Он показал siaD Анализ ПЦР должен иметь специфичность 100% для всех типов протестированных образцов, чувствительность 81% для спинномозговой жидкости и чувствительность 63% для цельной крови. В другом исследовании изучалась чувствительность и специфичность ПЦР на периферической крови для диагностики менингококковой инфекции в лабораторно подтвержденных случаях 4 с использованием анализа ПЦР – ELISA, разработанного для амплификации сегмента последовательности вставки IS 1106 , обнаруженной почти во всех менингококках.Чувствительность этого анализа составила 89% для сыворотки и 100% для «лейкоцитной» пленки крови.

    В этом исследовании, в отличие от двух предыдущих исследований, в которых изучались лабораторно подтвержденные случаи, изучаются рабочие характеристики доступного в настоящее время ПЦР-анализа крови в случаях, клинически диагностированных как вероятный MCD. Эта информация представляет большую ценность для клиницистов, которым требуется подтверждение заболевания при отсутствии положительных результатов посевов крови или спинномозговой жидкости и которым необходимо знать, являются ли анализы ПЦР крови и спинномозговой жидкости надежными тестами.Он сравнивает чувствительность, специфичность, отрицательную и положительную прогностическую ценность ПЦР крови с культурой крови, текущим золотым стандартом. Помимо сравнения диагностических характеристик посева и ПЦР, это исследование стремилось оценить надежность недавно представленных анализов.

    Пациенты и методы

    Проспективно были изучены 319 детей, у которых в период с декабря 1997 г. по март 1999 г. были обнаружены симптомы, указывающие на менингококковую инфекцию. У 166 детей (вероятные случаи) клинический диагноз MCD был поставлен у больного ребенка с петехиальной или пурпурной сыпью и лихорадкой или с признаками менингита, у которых, кроме того, могло быть тахипноэ, тахикардия, нарушение перфузии, что проявлялось в задержка наполнения капилляров, метаболический ацидоз и измененное психическое состояние.У 153 детей (возможные случаи) альтернативный диагноз был поставлен ребенку, у которого была петехиальная или пурпурная сыпь, но он не был болен и не проявлял никаких признаков шока, поэтому окончательный диагноз не был сочтен БМР. В общей сложности у 312 детей были взяты образцы крови или ПЦР спинномозговой жидкости как можно скорее после госпитализации, 279 детей прошли тесты на определение латексных антигенов, и всем были сделаны посевы крови.

    MRU использовал два скрининговых анализа в ходе этого исследования на основе инсерционной последовательности 1106 4 и гена ctrA (представлены для публикации).Третий анализ, основанный на последовательности гена сиалилтрансферазы ( siaD ), позволяет различать серогруппы. Ген сиалилтрансферазы участвует в управлении синтезом сиаловой кислоты (в менингококковой капсуле). Анализ siaD ПЦР – ELISA основан на стабильном полиморфизме длины рестрикционного фрагмента (ПДРФ) в нуклеотидной последовательности siaD менингококков серогрупп B и C, позволяющем идентифицировать и различать эти серогруппы. Он используется для образцов, положительных в одном или обоих скрининговых тестах, но, поскольку он менее чувствителен, чем скрининговые тесты, не все образцы, положительные при скрининге, подтверждают серогруппу.В ходе этого исследования лабораторный диагностический тест был изменен с формата ПЦР – ИФА на систему, основанную на TaqMan (ABI, Уоррингтон, Великобритания). Прочность и надежность были улучшены, а общая производительность осталась неизменной.

    Специфичность теста определялась с использованием пациентов, отнесенных к категории возможных случаев. Данные обо всех микробиологических результатах регистрировались на специально разработанной проформе. Протокол исследования был одобрен местным комитетом по этике исследований. Перед включением детей в исследование было получено информированное согласие родителей.

    Результаты

    Было 187 мальчиков (59%) и 132 девочки (41%). Средний возраст составлял 2,23 года, межквартильный размах (IQR) 0,9–6,7 года. Из 166 детей с клинически диагностированным МКД диагноз был подтвержден микробиологически у 119 (72%). Посев крови или ЦСЖ был положительным в 57/166 (34%), ПЦР крови или ЦСЖ в 82/159 (52%) и тесты на антиген крови в 32/146 (22%). Диагноз был подтвержден только посевом крови у 15 (9%), только ПЦР у 28 (17%), а в 59 (36%) диагноз был подтвержден более чем в одном тесте.Восемнадцати были выполнены посевы спинномозговой жидкости, шесть из которых были положительными. Образцы спинномозговой жидкости из 14 случаев были отправлены на ПЦР, из которых девять оказались положительными.

    В таблице 1 представлено сравнение результатов клинически диагностированного БКР. Количество пациентов с любым положительным результатом теста (посев крови или ЦСЖ, ПЦР крови или ЦСЖ, тест на определение латексного антигена в крови и мазок из горла) включено в таблицу, поскольку это подчеркивает тот факт, что выполнение всех этих тестов у ребенка с вероятной MCD увеличивает диагностическую ценность.

    Таблица 1

    Сравнение рабочих характеристик посева крови, ПЦР крови и положительных результатов любого теста

    У детей с диагнозом, отличным от БКД (возможные случаи), у 133 (87%) были проведены анализы крови на антигены, а у 152 (99 %) прошли ПЦР крови; у всех был посев крови. Ни один из этих тестов не был положительным. Ни у одного из детей с диагнозом, отличным от MCD, не проводилась ПЦР или посев CSF, поэтому мы не смогли определить специфичность посева CSF и PCR CSF.

    В таблице 2 показано соответствие между положительным посевом крови и положительным результатом ПЦР крови. У тех, у кого посев крови был положительным, 74% были положительными на ПЦР крови, а у тех, у кого посев крови отрицательный, 35% были положительными на ПЦР крови. Из тех, у кого была положительная ПЦР крови, 47% были положительными по культуре крови, а у тех, у кого была отрицательная ПЦР крови, 86% были отрицательными по культуре крови (χ 2 тест, p <0,0005). Между посевом и ПЦР крови была высокая степень соответствия, но ПЦР подтвердила больше случаев, чем посев крови.

    Таблица 2

    Соответствие между посевом крови и ПЦР крови

    Обсуждение

    Это исследование показывает ценность анализа ПЦР для обнаружения менингококковой ДНК. Было обнаружено, что анализы чувствительны и высокоспецифичны. В этой серии не было ложноположительных результатов, хотя они были описаны с помощью анализа для IS 1106 . 5 Результаты нашего исследования согласуются с результатами Borrow и др. , которые обнаружили, что в образцах из отрицательных культур случаев клинически с подозрением на MCD, 31% были положительными по результатам ПЦР крови.3

    Это первое исследование, в котором изучаются рабочие характеристики ПЦР-анализа при клинически диагностированном заболевании (вероятных случаях). Это показывает, что текущий золотой стандарт для подтверждения клинически диагностированного заболевания, посев крови, является менее чувствительным тестом с более высоким уровнем ложноотрицательных результатов, чем ПЦР в крови. У 14% детей с положительной культурой крови менингококковая ДНК не была обнаружена методом ПЦР крови. Это может быть отражением небольшого количества клинического образца (2 мкл), используемого в анализе ПЦР, по сравнению с посевом крови.Образцы для ПЦР следует брать как можно скорее после госпитализации, в противном случае это может снизить эффективность диагностики. Хотя ПЦР периферической крови превосходит только культивирование, она обеспечивает неоптимальное обнаружение и, следовательно, не может быть представлена ​​как золотой стандарт для подтверждения MCD. Важно, чтобы и посев крови, и ПЦР крови проводились у всех детей с клинически диагностированным МКД, чтобы повысить частоту микробиологического подтверждения.

    39 случаев, которые были положительными на ПЦР, но отрицательными при посеве крови, могли быть ложноположительными, но это маловероятно, поскольку они имели место в клинически диагностированных случаях.Они были уведомлены консультантом по контролю за инфекционными заболеваниями (CCDC), и врачи, принимавшие участие в их лечении, относились к ним как к случаям MCD, независимо от результатов посева крови. Таким образом, можно утверждать, что проведение ПЦР-анализа крови мало способствует ведению отдельного ребенка. Хотя это может быть правдой на практике, следует подчеркнуть, что увеличение числа подтверждений вероятных случаев чрезвычайно важно для эпидемиологов и консультантов в области общественного здравоохранения. С введением новой конъюгированной вакцины серогруппы C и пока ожидается разработка эффективных вакцин серогруппы B, необходим период усиленного наблюдения для мониторинга эффективности вакцины.Этого можно достичь только путем оптимизации микробиологического подтверждения клинически диагностированных случаев.

    В клинических условиях больной ребенок обращается к педиатрам с жаром и сыпью, а также может иметь признаки нарушения перфузии, ацидоза, тахикардии или тахипноэ. Выполнение люмбальной пункции у ребенка с менингококковым септическим шоком может привести к резкому ухудшению клинического состояния, обусловленному положением пациента. Кроме того, при повышенном внутричерепном давлении и снижении церебрального перфузионного давления вследствие гипотензии люмбальная пункция может привести к острой грыже ствола мозга.

    Даже при отсутствии лабораторного подтверждения такие дети обычно уведомляются в CCDC и рассматриваются как больные MCD. В отличие от явно нездорового ребенка с признаками шока, значительное количество относительно здоровых детей поступают в больницу с петехиальной или пурпурной сыпью, с гипертермией или без нее, 6 , 7, и именно эта группа детей представляет собой дилемму для клинициста. Большинство из них ошиблись бы, проявив осторожность, и лечили таких детей внутривенными антибиотиками, ожидая результатов посева крови, но диагностическая ценность в таких случаях крайне низка.Анализ ПЦР может дать результат в тот же день, если образец получен утром первым делом, но на практике это может занять больше времени, в зависимости от мер, используемых местной микробиологической лабораторией при отправке образца в MRU. . Обычно врачи получают результат ПЦР в течение трех-четырех дней, пока ребенок еще находится в больнице.

    Данные этого исследования показывают, что у детей с низким индексом подозрительности (возможные случаи) ПЦР крови имеет очень низкий результат.Поскольку это дорогостоящий тест, его, возможно, следует зарезервировать для вероятных случаев. PHLS MRU предоставляет национальные услуги для Англии и Уэльса, и особенно в зимние месяцы, сталкивается с огромными потребностями в имеющихся ресурсах. Если эта служба переполнена запросами на ПЦР от пациентов, у которых вероятность положительного результата чрезвычайно мала, своевременное сообщение результатов, которое может повлиять на клиническое ведение и ведение контактов на национальном уровне, может быть скомпрометировано.В возможных случаях необходимо как минимум провести посев крови и мазка из зева. Если неопределенности сохраняются, ретроспективное серологическое подтверждение с использованием образцов из выздоравливающих может быть использовано для разрешения части из них.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    ПЦР периферической крови является полезным тестом и почти в пятой части клинически диагностированных случаев была единственным положительным тестом. Посев крови или ЦСЖ в настоящее время считается золотым стандартом для подтверждения MCD, но диагностическое подтверждение увеличивается, если, кроме того, проводятся тесты крови или CSF PCR, антиген крови и исследования мазка из горла.Проведение ПЦР в возможных случаях дает низкий выход. Наше исследование показывает, что проведение ПЦР-анализов крови или спинномозговой жидкости в вероятных случаях БКР внесет значительный вклад в более точное выявление случаев, что в настоящее время срочно необходимо.

    Выражение признательности

    Мы благодарим доктора Джереми Феллика, Институт здоровья детей, за посещение некоторых пациентов при поступлении, медсестер по инфекционному контролю, миссис Джули Хьюз и миссис Дорин Браун, а также технический персонал отделения бактериологии RLCH, Алдера Хей за их вклад в исследование, а также технический персонал MRU, Манчестер, за предоставление результатов PCR.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.