Конвенция о запрете биологического оружия: Конвенция о запрете производства бактериологического и токсинного оружия

Разное

Содержание

История | ОЗХО

В 1992 году проект Конвенции был официально принят на Конференции по разоружению. По просьбе Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций Генеральный секретарь ООН, как депозитарий этой Конвенции, открыл ее для подписания в Париже 13 января 1993 года. На трехдневной конференции в Париже, созванной для подписания Конвенции, она была подписана 130 странами, что ознаменовало собой беспрецедентную поддержку международного договора о контроле над вооружениями.

Конференция незамедлительно приступила к рассмотрению вопросов, отнесенных Конвенцией к ее юрисдикции, различных рекомендаций Подготовительной комиссии и некоторых неурегулированных вопросов. Ее участники избрали членов Исполнительного совета, а первым Генеральным директором ОЗХО был назначен Жозе Маурицио Бустани из Бразилии. Были также избраны члены одного из вспомогательных органов Организации — Комиссии по конфиденциальности. Рекомендации ПК нашли свое отражение во многих других решениях Конференции. Было принято решение о том, что неурегулированные вопросы будут вынесены на рассмотрение Комитета полного состава (который тоже состоит из представителей всех государств-участников). Работа Конференции продолжилась на ее второй сессии в декабре 1997 года, в ходе которой Генеральному директору было поручено создать Научно-консультативный совет, который рассматривал бы просьбы о конверсии объектов по производству химического оружия и принимал бы ряд других решений.

В это же время Исполнительный совет и Технический секретариат приступили к исполнению своих обязанностей. В 1997 году было проведено 7 сессий Совета, на которых были рассмотрены и одобрены переходные мероприятия по проверке объектов по уничтожению химического оружия (ОУХО) и соглашения по объекту для предприятий-производителей химикатов, включенных в Список 1 КЗХО, которые потенциально могут производить продукцию военного назначения.

Технический секретариат приступил к обработке первоначальных объявлений государств-участников и начал инспекционную деятельность. На раннем этапе инспекции приходилось проводить главным образом на объектах, связанных с химическим оружием, многие из которых было необходимо проинспектировать в конкретно установленные сроки, с тем чтобы обеспечить соблюдение условий Конвенции. Наряду с этим в процессе уничтожения химического оружия требовалось проводить и инспекции на месте. Вскоре количество инспекций, проведенных ОЗХО, исчислялось тысячами, а эффективность их реализации позволила Организации заработать высокую репутацию в связи проявленными профессионализмом и беспристрастностью.

Благодаря этому режим проверки в рамках КЗХО начал работать. Объявления, связанные с химическим оружием и производством химикатов двойного назначения, позволяют получать базовые данные, подлежащие последующему подтверждению Организацией. Инспекции — это главное средство проверки содержательной части объявления, и они проводятся на объектах, связанных с химическим оружием, и на промышленных объектах. Данные, полученные из объявлений и по результатам инспекций, распространяются среди государств-участников в соответствии с положениями Конвенции о конфиденциальности, что служит повышению прозрачности и укреплению уверенности в действенности установленного режима.

«Другие виды оружия массового уничтожения»), Женева, 22 октября 2015 года

27.10.2015

Совместное заявление стран БРИКС по Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (Первый комитет Генеральной Ассамблеи ООН. Кластер 2: «Другие виды оружия массового уничтожения»), Женева, 22 октября 2015 года

Господин Председатель,

Я имею честь представить совместное заявление по Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО) от имени стран БРИКС: Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки.

Мы придаем большое значение КБТО в качестве первого договора в области разоружения, запрещающего целый вид оружия массового уничтожения. Приветствуя тот факт, что к Конвенции присоединились 173 государства-участника, мы подчеркиваем важность усилий по обеспечению ее универсальности.

Изначальная цель КБТО, сформулированная в ее преамбуле в 1972 г., по-прежнему остается актуальной: «полностью исключить возможность использования бактериологических (биологических) агентов или токсинов в качестве оружия». Ее важность вновь подтверждается на фоне все возрастающих темпов развития в областях науки и техники двойного назначения, имеющих отношение к Конвенции.

Этот год знаменует 40-летний юбилей со дня вступления в силу КБТО. Мы разделяем широкий интерес среди государств-участников к повышению эффективности и улучшению осуществления Конвенции посредством юридически обязывающего Протокола. Страны БРИКС убеждены, что эффективность БРИКС могла бы быть значительно повышена в случае принятия универсального, юридически обязывающего недискриминационного Протокола, касающегося всех статей Конвенции, включая верификацию, в сбалансированной и всеобъемлющей форме.

Укрепление Конвенции, чтобы реализовать ее полный потенциал, должно достигаться на прочной основе, стойкой к переменам, которые могут возникнуть в будущем. Действуя в этом ключе, мы подадим ясный сигнал, что международную безопасность можно укрепить с помощью многосторонних переговоров, тем самым способствуя многосторонности, усиливая международное сотрудничество и подчеркивая роль Конвенции в деле снижения и устранения угрозы международному миру и безопасности, которую несет в себе биологическое оружие.

По мере того, как мы продолжаем усилия по укреплению КБТО, жизненно важным также является сосредоточиться на предусмотренных Конвенцией положениях, касающихся развития и сотрудничества. В этой связи мы подчеркиваем полное и всеобъемлющее выполнение Статьи X Конвенции, из которой следует, что государства-участники обязуются способствовать по возможности наиболее полному обмену оборудованием, материалами, научной и технической информацией об использовании бактериологических (биологических) средств и токсинов в мирных целях и имеют право участвовать в таком обмене и обязуются не препятствовать экономическому и техническому развитию государств-участников Конвенции.

Мы призываем к снятию всех ограничений на осуществление мирной биологической деятельности, в частности, обмена оборудованием, материалами и информацией, необходимыми для укрепления потенциала в области санитарного контроля, предотвращения,, диагностики и искоренения инфекционных заболеваний, включая производство вакцин и биологических материалов.

Государства-участники также могут быть осведомлены об угрозе попадания чувствительных биологических материалов в руки террористов.

Необходимо соблюдать баланс между вопросами безопасности и доступом к технологическому развитию. Меры по выявлению и управлению биологическими рисками должны быть пропорциональны уже выявленным рискам и не должны ограничивать научный прогресс в мирных целях. Механизмы сотрудничества должны дополнять ужесточение контроля за чувствительными товарами и технологиями так, чтобы цели обеспечения безопасности не препятствовали осуществлению законных прав на техническое и научное развитие.

Страны БРИКС выражают готовность работать со всеми участниками для реализации полного потенциала КБТО. Мы возлагаем надежды на предстоящую в 2016 г. VIII Обзорную конференцию по рассмотрению действия Конвенции с учетом решений и рекомендации VII Обзорной конференции и других предшествующих Обзорных конференций. С этой целью мы поддерживаем предметный подготовительный процесс и призываем все государства-участники проявить необходимую волю для повышения вероятности успешного проведения Обзорной конференции. Страны БРИКС готовы сыграть ведущую и конструктивную роль в достижении этой цели.

Благодарю Вас, господин Председатель.


Комментарии (0)

21.10.2021 — Комментарий Посольства в связи с сообщениями о планируемых поставках Украине британских вооружений

Напоминаем, что на Украине продолжается гражданская война, ставшая следствием осуществленного при активной поддержке ряда западных стран государственного переворота. Очевидно, что поставки оружия ни в коей мере не будут способствовать ее прекращению, могут привести к эскалации насилия и страданиям мирных жителей. Лондону следовало бы не поощрять Киев на новые военные авантюры, а заняться разъяснительной работой с украинскими властями, побуждая их к выполнению Минских соглашений. Но это, судя по всему, мало интересует Великобританию.


20.10.2021 — Совместное заявление участников Московского формата консультаций по Афганистану, Москва, 20 октября 2021 года

Совместное заявление участников Московского формата консультаций по Афганистану.


18.10.2021 — О седьмом Всемирном конгрессе российских соотечественников, проживающих за рубежом

15-16 октября 2021 г. в Москве состоялся седьмой Всемирный конгресс соотечественников, проживающих за рубежом. В работе форума приняли участие около 400 руководителей и активистов общественных объединений соотечественников из 102 стран, представители федеральных органов законодательной и исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, российских фондов и неправительственных организаций. С учетом действующих ограничений, вызванных пандемией коронавирусной инфекции, данное мероприятие прошло в очно-заочном формате.


18.10.2021 — Заявление МИД России об ответных мерах на решения Североатлантического альянса в отношении Постоянного представительства России при НАТО в Брюсселе

6 октября 2021 года секретариат НАТО официально уведомил о решении Генерального секретаря альянса Й.Столтенберга отозвать с 1 ноября 2021 года аккредитацию у 8 сотрудников Постоянного представительства Российской Федерации, а также сократить с того же числа общую численность состава дипмиссии до 10 человек. Никакого объяснения причин представлено не было.


15.10.2021 — Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на VII Всемирном конгрессе соотечественников, Москва, 15 октября 2021 года

Искренне рад, что, несмотря на непростую эпидемиологическую обстановку, наша встреча проходит очно, в формате живого общения. Это – яркое свидетельство того внимания, которое мы уделяем диалогу с многонациональным и многоконфессиональным русским зарубежьем. С теми, кто волею судеб оказался за пределами России, но сохранил и поддерживает с ней духовную, культурную, языковую связь. Не на словах, а на деле вносит вклад в ее укрепление и развитие.


14.10.2021 — Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по итогам заседания Совета министров иностранных дел Содружества Независимых Государств (СНГ), Минск, 14 октября 2021 года

Провели продуктивное заседание Совета министров иностранных дел Содружества Независимых Государств (СНГ). Одобрили ряд заявлений, которые выносятся на завтрашнее заседание Совета глав государств: о 30-летии СНГ; о сотрудничестве в области миграции; о сотрудничестве в области биологической безопасности. Одновременно министры иностранных дел приняли собственный документ – Совместное заявление в поддержку усилий по укреплению режима Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия.


10.10.2021 — Комментарий Посольства в связи с материалом в издании «Сан»

Откровенное возмущение вызвала заметка в таблоиде «Сан» относительно того, что на ежегодной конференции Консервативной партии Великобритании якобы присутствовал «российский шпион». Очередной низкопробный вброс нас не удивляет. Мы привыкли к подобной дезинформации от британской журналистики.


29.09.2021 — Заявление МИД России в связи с удалением видеохостингом «Ютюб» без возможности восстановления аккаунтов немецкоязычных проектов медиахолдинга РТ

Немецкоязычные проекты российского медиахолдинга РТ подверглись акту беспрецедентной информационной агрессии со стороны видеохостинга «Ютюб», совершенному при очевидном потворстве, если не по настоянию германской стороны.


29.09.2021 — Ответы официального представителя МИД России М.В.Захаровой на вопросы газеты «Файненшл Таймс» по Боснии и Герцеговине

Российская Федерация, как известно, последовательно выступает за окончательное сворачивание Аппарата Высокого представителя (АВП) по БиГ. Нелишне будет напомнить о том, что еще в 2006 г. Руководящий комитет Совета по выполнению Мирного соглашения по БиГ (РК СВМС) принял принципиальное решение о закрытии АВП. Наша страна действительно в 2008 г. поддержала «Программу 5+2» – в обстановке, которая кардинально отличалась от нынешней.


26.09.2021 — Пресс-конференция Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по итогам недели высокого уровня 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Нью-Йорк, 25 сентября 2021 года

Пресс-конференция Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по итогам недели высокого уровня 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Нью-Йорк.



all messages 

«Вирус запущен для создания паники»: эксперт о биологическом оружии нового поколения

-Игорь Викторович, как известно, есть Конвенция 1972 года о запрещении биологического оружия. Она применима в ситуации с коронавирусом?

-Конвенция есть. Ее подписали и ратифицировали примерно 170 стран. Но пока это просто декларация. То есть в начале 70-х годов страны согласились с тем, что существуют большие риски от биологического оружия, что оно непредсказуемо. Но не более того. Нет никакого механизма контроля. А раз нет механизма контроля, нет, грубо говоря, полиции, которая контролирует порядок, то нарушения этого порядка, безусловно, будут.

-То есть такой структуры, как Организация по запрещению химического оружия – ОЗХО, в области международной биологической безопасности не создано?

-Так и есть. В 2001 году Россия вышла с предложением создать полномасштабный механизм контроля – то есть организацию, наподобие ОЗХО — только по биологическому оружию. Но в тот момент британцы и американцы отказались подписывать протокол и вышли из переговорного процесса.

На этом трехсторонняя рабочая группа, которая была создана для обсуждения вопросов контроля за соблюдением Конвенции по биооружию, прекратила свою работу. В нее входили как раз США, Великобритания и Россия, как страны, которые на тот момент владели самыми современными наработками в области биологического оружия.

-Почему в начале 70-х годов, в разгар «холодной» войны, такие непримиримые противники, как СССР и США пошли на подписание Конвенции о запрещении биологического оружия? Осознали угрозу?

-Да, поняли, что все может плохо кончится без всякой мировой войны. В США в 60-е годы произошло несколько опасных инцидентов, связанных со случайным, скажем так, распространением биологического оружия. Было ЧП во время учений авиации в одном из штатов. Экипаж самолета по ошибке распылил споры, по-моему, сибирской язвы. В результате погибло несколько тысяч овец и люди, которые оказались в зоне заражения.

Сработал исключительно случайно человеческий фактор. Летчики отрабатывали полеты на распыление боевых биологических веществ и по ошибке сделали все по-настоящему.

Это напугало администрацию президента Ричарда Никсона, и США фактически выступили инициаторами подписания соглашения о запрете биологического оружия.

-К боевой эффективности биологического оружия, наверное, тоже были вопросы? Ведь, грубо говоря, за выпущенным вирусом не так просто уследить и в пробирку его не загонишь?

-Конечно. Вирусы, их штаммы, попав на территорию, могут десятилетиями сохранять свою опасность. Вот у нас периодически появляются новости из разных регионов о том, что где-то разрыли случайно скотомогильник с погибшими во время эпидемии животными. И каждый раз это ЧП, потому что есть опасность вспышки той давней болезни.

Почему американцы согласились в тот момент? Поняли, что это оружие крайне непредсказуемое. Избавиться от него очень сложно, потому что оно самовоспроизводящееся. Химическое оружие разлагается со временем или под воздействием природных факторов. Загрязненную территорию можно очистить, а дальше – делай что хочешь. А с биологическим оружием – так не получается.

-В годы «холодной» войны много заготовили боевых биовеществ?

-Немало. Но надо сказать, что США опережали в этих технологиях Советский Союз лет на 20, как минимум. Достаточно вспомнить, что еще в 1943 году американцы доставили в Великобританию 500 тысяч(!) боеприпасов со спорами той же сибирской язвы.

У Советского Союза в его истории таких запасов боевого биологического оружия не было никогда. Это я со всей определенностью могу сказать. Это, кстати, зафиксировали эксперты трехсторонней комиссии. Они неоднократно инспектировали наши объекты в Оболенске, Новосибирске, Кирове, других местах. Никаких запасов биологического оружия в России не обнаружили.

У нашей страны стратегия в опросе биологического орудия всегда была оборонительной, в отличие от наших оппонентов, которые делали ставку на наступательную стратегию.

-То есть когда-то элементы контроля были? А все страны уничтожили запасы биологического оружия?

-Это не известно. Думаю, что не все. Да, после подписания Конвенции те же американцы уничтожили свои запасы. Но что они делали, какие исследования проводили последние 20 лет – мы не знаем. И никто этого не знает, по большому счету. Как выяснилось недавно, этого не знает даже президент Дональд Трамп.

Я считаю, что в Америке еще в августе прошлого года началась эпидемия коронавируса COVID-19. Потому что именно тогда был закрыт их крупнейший медико-биологический центр в Форте Детрик штата Мэриленд.

31 августа в «Нью-Йорк таймс» вышла большая статья о том, что в США появилась неизвестная легочная болезнь. Ее назвали «болезнью вейперов». К тому времени было 215 зараженных и несколько погибших.

В том же году, 11 сентября – в особый для Америки день, Трамп провел совещание по этой проблеме. Там было сказано, что основная версия появления «болезни вейперов» — электронные сигареты. Трамп потребовал запретить торговлю ими на всей территории США.

К тому времени заразившихся было уже 500 человек, погибло человек 30. Так что, похоже, эта инфекция появилась в США раньше, чем в Китае.

-Ну, или похожая на COVID-19.

-В любом случае, чтобы сказать – тот это штамм или он чем-то отличается от COVID-19, США должны были предоставить какой-нибудь международной авторитетной комиссии образцы выявленного штамма. Они же этого не сделали.

Так же, как они должны были представить образцы штамма, который был создан в 2015 году на территории США, в университете Северной Каролины. О нем есть статья в журнале «Nature». А это один самых авторитетных в мире научных журналов.

На тот проект, кстати, в США потратили чуть не 100 миллионов долларов. Поэтому говорить, что это что-то несерьезное, малозначительное, не приходится. Это весьма серьезно. Статья висит на информресурсе «Nature» до сих пор.

А «природного резервуара» для COVID-19, кстати. так и не обнаружено.

-Вы имеете в виду, кто первоначальный носитель – летучие мыши или змеи?

-Недавно один авторитетный ученый, замдиректора эпидемиологии Роспортебнадзора, выступал по телевизору и сказал, что у ученых проблема с созданием вакцины: они не могут найти животное, через которое это вирус мог распространяться. Это значит, что он целиком синтетический, то есть, создан в лаборатории.

Эксперименты, которые проводили американские исследователи по созданию нового патогена, они преступны. Это открытое и явное нарушение Конвенции.

-А есть опасность, что террористы могут воспользоваться биологическим оружием?

-Пока еще террористы им не научились пользоваться. Например, та же террористическая организация «Аум Синрикё» пыталась эболу распространять. Но из этого ничего не получилось. Вирусолог, который на них работал, заразился и погиб.

Биологическое оружие, повторюсь, гораздо более сложное, с точки зрения хранения, распространения, транспортировки и всего остального. И самое главное – его потом очень сложно остановить.

-Можно сравнивать коронавирус по последствиям пандемии, например, со спорами сибирской язвы?

-Конечно можно. Этот вирус, может, не входит в группу самых опасных. Но по тому, что происходит в Италии, Испании, тех же США, можно говорить о высоком уровне опасности. Летальность среди заразившихся на уровне 16-17% — это очень серьезный показатель. По общепринятым нормативам, летальность на уровне 12% и выше – это уже первая группа опасности.

-Те наработки, что были у СССР, когда всерьез готовились к мировой войне, в том числе с использованием биологического оружия, они сохранились? Помогают нам в борьбе с новой заразой?

-Наработки 70-80-х годов советского периода были направлены на то, чтобы оценить возможности генно-инженерного моделирования бактерий и вирусов. В тот момент ученые пришли к выводу, что особой угрозы нет, тревожиться не о чем. Потому что наиболее опасные патогены созданы природой.

Но, к сожалению, сейчас ситуация кардинально изменилась, и тот подход требует корректировки. Проблема в том, что развитие биологической науки последние 50 лет связано с генной инженерией. И против новых генно-инженерных бактерий и вирусов, полученных в последние 20-30 лет, у человека нет никакого иммунитета. Именно поэтому крайне опасно иметь с ними дело.

Даже не самый опасный вирус приводит к катастрофическим последствиям, в том числе для всей мировой экономики. Он поставил на уши всю планету. Из-за того, что он принципиально новый, и не имеет аналогов. Никакой иммунной защиты у людей от него нет.

Нельзя исключить, что вирус запущен для создания паники по всему миру. Чтобы побольше людей заразилось. Ту же эболу с летальностью на уровне в 50% быстро бы локализовали. И никакого экономического ущерба она бы не нанесла. А тут длительный инкубационный период как раз способствует тому, чтобы заразилось как можно больше людей. Можно сказать, что это биологическое оружие нового поколения, оружие массового заражения.

-Пандемия может подтолкнуть человечество к более решительным шагам в области полного и окончательного запрета биологического оружия и любой разработки опасных штаммов?

-Надеюсь, что подтолкнет. Если даже такая глобальная угроза, смерть сотен тысяч людей не заставят задуматься, то я уже не знаю, какой еще гром должен грянуть.

Генно-инженерные работы по усилению патогенности тех или иных микроорганизмов или вирусов должны быть поставлены под запрет окончательный и бесповоротный. Иначе человечество неминуемо будет сталкиваться с глобальной угрозой.

Читайте также: В США заподозрили бактериологическую атаку: вскрылись секретные данные

Почему нет консенсуса по контролю за биологическим оружием? | Политика и общество: анализ событий в Европе, России, мире | DW

Второй раунд конференции государств-участников конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия открылся в Женеве. США противятся всестороннему решению проблемы.

Приостановить ход конференции, отложив ее до лучших времен, — такой политический вердикт вынесли в ноябре прошлого года организаторы 5-й конференции государств-участников конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия. Более 140 участников, заседавших в течение 3 недель, так и не смогли выработать механизм контроля за соблюдением пунктов конвенции, принятой в 1975 году.

Запрет без контроля

Суть проблемы: конвенция запрещает разработку, производство и хранение биологического и бактериологического оружия, но не определяет конкретных методов контроля за соблюдением этих требований.

Дополнительный протокол, разработанный в прошлом году, был призван укрепить позиции конвенции, однако США отклонили тогда его принятие: американцам не понравилась идея создания независимого комитета по контролю, в обязанности которого входила бы инспекция биологических лабораторий. США мотивировали свой отказ тем, что подобный контроль может привести к промышленному шпионажу.

Поиск консенсуса

В понедельник 11 ноября 2002 года делегаты стран-участниц конвенции вновь собрались за ”круглым столом”. Однако начавшиеся переговоры не предвещают успеха. “В худшем случае не будет сделано никакого совместного заявления”, — заявил в интервью DW-World Ян ван Акен (Jan van Aken), глава общественной организации ”Sunshine-Projekt”. По его мнению, ситуация сложная: «это выбор между чумой и холерой». Или конференция полностью прервет свою работу, или завершится без выработки какого-либо итогового заявления”. Всесторонние попытки ввести обязательный контроль за биологическим оружием могут быть опять приостановлены на долгие годы.

Плачевные результаты

Чтобы предотвратить полный провал конференции, ее председатель Тайбот Тот (Tibot Toth), подготовил заявление. Согласно этому документу, конференция продолжит свою ежегодную работу с целью хоть как-то поддержать дискуссию об усилении контроля за биологическим оружием до начала ”Конференции по контролю”, намеченную на 2006 год. При этом в заявлении не были указаны спорные пункты конференции, такие как проблема контроля за лабораториями.

Патриция Льюис (Patricia Lewis), директор Института ООН по исследованию проблем разоружения (ЮНИДИР), заявила, что, хотя она и разочарована краткостью заявления, однако вынуждена признать, что в сложившихся обстоятельствах это заявление – единственно верное решение. Кроме того, пока не известно, примут ли данное заявление участники конференции.

Что предлагают американцы?

Как, по мнению США, можно осуществить контроль за разработкой и производством биологического оружия? Американцы всячески отвергают интернациональное решение и предлагают свой, национальный путь, решения проблемы. ”Американцы уже в самом начале конференции ясно дали понять, что слова ”правовой», «обязательный» и «многосторонний» лучше в дискуссии с ними не употреблять”.

Снова приходится констатировать неутешительные результаты. Причем, как раз в той области, где более всего нужны переговоры и решительные действия. Страх перед возможным террористическими ударами с применением биологического оружия растет. Поэтому участники общественной организации Sunshine-Projekt решили заполнить образовавшуюся брешь и объединились в международную сеть под названием «Проект по предотвращению производства биологического оружия» (Bioweapons Prevention Project, BPP).

Россия обвинила США в разработке биологического оружия в Грузии

Автор фото, Getty Images

Российское минобороны обвинило Пентагон в разработке биологического оружия на территории Грузии. В американском военном ведомстве эти заявления назвали выдумкой, а в Грузии — театром абсурда.

О том, что американцы хранят в Центре общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара в Грузии химические боеприпасы и испытывают их на местных жителях, заявил на брифинге в четверг начальник войск радиационной, химической и биологической защиты вооруженных сил России Игорь Кириллов.

Представитель Пентагона Эрих Пахон в разговоре с РИА Новости сказал, что это неправда. «США не разрабатывают биологическое оружие в Центре Лугара. Это не объекты США», — сказал он, назвав заявление минобороны России выдумкой «российской информационной кампании по дезинформации, направленной против Запада».

«Центр общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара принадлежит и находится в ведении Грузинского национального центра по контролю над заболеваниями и общественного здоровья», — отметил представитель Пентагона.

По его словам, миссия центра Лугара — способствовать защите людей от биологических угроз, выявлять инфекционные заболевания, «изучать эпидемиологическую ситуацию и проводить исследования на благо Грузии, кавказского региона и мирового сообщества».

В чем заключаются обвинения минобороны?

Как рассказал Кириллов, минобороны проанализировало данные, которые обнародовал бывший министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе. Ранее в сентябре он заявил на пресс-конференции в Москве, что биологи военно-медицинской группы США могли проводить в центре Лугара секретные экспертименты над жителями Грузии, которые неоднократно заканчивались летальным исходом.

«Документы, представленные Игорем Гиоргадзе, опровергают американские заявления и подтверждают опасения в отношении противозаконной деятельности США на территории центра Лугара в Грузии, в том числе попытки обхода ими ряда положений Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия», — заявил Кириллов, напомнив, что американская сторона ранее уже заявляла о том, что не разрабатывает биологическое оружие в центре Лугара.

Ссылаясь на открытые данные федеральной контрактной системы США и информацию Гиоргадзе, Кириллов рассказал, что центр Лугара работает с 2011 года, его строительство обошлось Пентагону в 160 млн долларов, а в 2018 году на территории Центра построили новый восьмиэтажный административно-лабораторный корпус.

«Два этажа нового здания полностью отведены подразделениям сухопутных войск США, а также существуют отдельные зоны для работы с пациентами, зараженными возбудителями особо опасных инфекций», — утверждает Кириллов, добавив, что грузинские специалисты ограничены в перемещениях по центру и не имеют доступа к американских документам.

«Это делается под предлогом законодательных ограничений США к секретным программам и режимным помещениям. Неудивительно, что сотрудники Центра Лугара из числа граждан Грузии не обладают информацией о закрытых разработках Пентагона, которые реализуются в лаборатории», — утверждает Кириллов.

По его словам, Гиоргадзе предоставил отчеты о результатах испытаний на жителях Грузии препарата, разработанного американской фирмой для лечения гепатита С.

Кириллов утверждает, что в Грузии испытания закончились массовыми летальными исходами среди пациентов, в то время как в России этот преппарат зарегистрирован в реестре лекарственных средств, и во время его клинического исследования не было зафиксировано ни одного смертельного случая.

«Практически одномоментная гибель большого числа добровольцев дает основания полагать, что в Центре Лугара под видом лечения была проведена оценка высокотоксичного химического препарата, либо биологического агента, обладающего высокой летальностью», — подчеркнул Кириллов.

При этом из независимых источников подтверждений информации о гибели людей в Грузии от этого препарата не поступало.

Биологическая угроза для России

По утверждению Кириллова, подконтрольные Пентагону лаборатории функционируют не только в Грузии, но также и на территории других государств, расположенных рядом с Россией. В частности, реконструкция лабораторных корпусов продолжается на территории Украины, Азербайджана и Узбекистана, заявил он.

Целью их работы, по словам представителя минобороны, является сбор информации об инфекционной заболеваемости, а также вывоз штаммов патогенных микроорганизмов, которые преодолевают в том числе защитное действие вакцин и обладают устойчивостью к антибиотикам.

«Выбор мест размещения лабораторий, на наш взгляд, также не случаен — многие из них расположены на сопредельных с Россией и Китаем территориях, являясь постоянным источником биологических угроз для наших государств», — отметил Кириллов.

Его заявление уже прокомментировали в минобороны Азербайджана.

«На территории Азербайджана не существует каких-либо лабораторий, подконтрольных другому государству. Поэтому не может быть и речи об их реконструкции», — сообщили РИА Новости в пресс-службе военного ведомства.

Спецпредставитель грузинского премьера по связям с Россией Зураб Абашидзе также прокомментировал заявление российского Минобороны.

«Все это приобретает форму театра абсурда. Мы неоднократно говорили о том, что это никакая не американская лаборатория. Она находится полностью под управлением и финансированием грузинского правительства, там работают грузинские ученые, туда приезжают со всего мира специалисты, журналисты, в том числе приезжали российские специалисты и давали высокую оценку работе лаборатории», — сказал он.

Главы МИД ОДКБ выступили за укрепление Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия

19 мая, Москва /Эдуард Пивовар — БЕЛТА/. Министры иностранных дел государств — участников Организации Договора о коллективной безопасности приняли заявление «Об укреплении Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия». Об этом заявил журналистам генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась по итогам состоявшегося сегодня в Душанбе заседания Совета министров иностранных дел ОДКБ, сообщил БЕЛТА пресс-секретарь организации Владимир Зайнетдинов.

По словам Станислава Зася, в заявлении придается важное значение Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО) как одной из опор международной архитектуры безопасности. «Подчеркивается необходимость соблюдения и укрепления КБТО, в том числе путем принятия юридически обязывающего протокола к конвенции, который предусматривает эффективный механизм проверки соблюдения КБТО, — сказал генеральный секретарь. — В документе говорится, что стремительное развитие науки и техники в областях, имеющих отношение к КБТО, требует усиленного внимания от государств — участников конвенции. Поэтому министры иностранных дел выражают поддержку инициативам, представленным в данной связи, в частности созданию в формате Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия Научно-консультативного комитета для анализа научно-технических достижений, имеющих отношение к конвенции, и предоставления государствам-участникам соответствующих рекомендаций, а также формированию мобильных медико-биологических отрядов для оказания помощи в случае применения биологического оружия, его расследования и содействия в борьбе с эпидемиями различного происхождения».

В документе также отмечается, что государства — члены ОДКБ считают недопустимым создание международных механизмов, дублирующих функции КБТО и действующих в обход Совета Безопасности ООН.

Главы МИД ОДКБ приняли также заявление «О сотрудничестве ОДКБ с государствами и международными организациями». «В данном заявлении государства — члены ОДКБ говорят о своей заинтересованности в развитии дружественных и взаимовыгодных отношений с третьими странами и международными организация в деле поддержания мира и стабильности в регионе Евразии и подтверждают готовность выстраивать такое сотрудничество на основе общепризнанных норм и принципов международного права, отказа от конфронтации, разрешения мировых проблем исключительно политико-дипломатическими средствами в соответствии с положениями и целями Устава ООН, — проинформировал Станислав Зась. — Очевидно, что эффективно противодействовать традиционным и новым вызовам и угрозам можно лишь посредством консолидации международных усилий».

Генеральный секретарь напомнил, что 9 января 2021 года вступили в силу нормативные акты, учреждающие статусы Партнера ОДКБ и Наблюдателя при ОДКБ. «Это дает возможность заинтересованным государствам и международным организациям, разделяющим цели и принципы ОДКБ и желающим установить и развивать контакты с ОДКБ, необходимую правовую основу для запуска процесса подключения к сотрудничеству с ОДКБ во взаимоприемлемом формате, — сказал он. — В этой связи государства — члены организации предлагают воспользоваться открывающимися возможностями».

На заседании было принято также заявление в связи с продлением срока действия договора между Российской Федерацией и США по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. «В заявлении говорится, что продление договора способствует сохранению транспарентности и предсказуемости во взаимоотношениях двух крупнейших ядерных держав, укреплению международной безопасности и восстановлению доверия, а также создает условия для комплексных переговоров о будущем контроле над вооружениями с обязательным рассмотрением всех факторов, влияющих на ситуацию в данной сфере, — отметил Станислав Зась. – Государства — члены ОДКБ рассматривают договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений от 8 апреля 2010 года как важнейший элемент современной архитектуры контроля над вооружениями, международной безопасности и стабильности».

Кроме того, главы МИД стран ОДКБ приняли заявление «О 75-летии приговора Международного военного трибунала в Нюрнберге».-0-

США обвинили Россию в нарушении договоров по ядерному, химическому и биологическому оружию | 16.04.20

Россия нарушает двусторонние и международные договоры об ограничениях на ядерные испытания и ядерное оружие, имеет незадекларированную программу химического оружия и сохраняет арсеналы биологического оружия, которые обязалась уничтожить в соответствии с Конвенцией 1972 года.

Об этом говорится в ежегодном докладе Госдепартамента США о соблюдении странами обязательств в сфере контроля над оружием массового уничтожения.

В 2019 года России продолжала нарушать 1-ю, 4-ю и 6-ю статьи Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, запрещающего испытывать и размещать ракеты и пусковые установки с радиусом от 500 до 5,5 тысячи километров, отмечает Госдеп. По данным американской стороны, на вооружении у России находится ракета SSC-8 SCREWDRIVER («Отвертка»), попадающая под действие соглашения.

Также Россия проводит «ядерные эксперименты», приводящие к распространению радионуклидов, которые не соответствуют стандарту «нулевого выброса» и «вызывают обеспокоенность» в связи с возможным неисполнением Москвой Договора об ограничениях подземных испытаний ядерного оружия 1974 года, констатирует Госдеп.

Одновременно Россия продолжает разрабатывать химическое оружие и скрывать данные о запасах отравляющих веществ, считает ведомство.

«США подтверждают, что Россия нарушила Конвенцию о запрещении химоружия, использовав боевое нервно-паралитическое вещество на британской земле 4 марта 2018 года», — отмечает Госдеп, имея в виду покушение на экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля. «Эта атака указывает на то, что Россия сохраняет не заявленную программу химического оружия», — говорится докладе.

По данным на 1997 год Россия признала наличия 40 тысяч тонн отравляющих веществ и отчиталась об их 100-процентном уничтожении к 2015 году. США, как подчеркивает Госдеп, не могут подтвердить, что Россия выполнила обязательства по полному декларированию объектов разработки и производства химоружия, а также его складов. «Кроме того, существуют опасения, что программа фармацевтических агентов имеет боевые цели», — говорится в докладе.

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия, вступившая в силу 1975 году, также нарушается Россией, полагает Госдепартамент.

«Доступая информация за отчетный период не позволяет подтвердить, что Российская Федерация соблюдает обязательства статьи 2 (конвенции) по уничтожению или направлению на мирные цели» запасов, попадающих под действие договора, говорится в докладе.

«Вопросы исполнения Россией Конвенции по биологическому оружию вызывают обескопоенность много лет. В 2005 году США пришли к выводу, что Россия сохраняет боевую программу биооружия в нарушении статьи 1 Конвенции. Обеспокоенность в связи с действиями РФ сохраняется», — говорится в документе.

Краткий обзор Конвенции о биологическом оружии (КБО)

Контактное лицо: Дэрил Кимбалл, исполнительный директор , (202) 463-8270 x107

Конвенция о биологическом оружии (КБО) — это юридически обязывающий договор, запрещающий биологическое оружие. После обсуждения и переговоров на форуме ООН по разоружению, начиная с 1969 года, КБО открыта для подписания 10 апреля 1972 года и вступила в силу 26 марта 1975 года. В настоящее время в ней насчитывается 183 государства-участника, включая Палестину, и четыре подписавшие (Египет, Гаити, Сомали, Сирия и Танзания).Десять государств не подписали и не ратифицировали КБО (Чад, Коморские Острова, Джибути, Эритрея, Израиль, Кирибати, Микронезия, Намибия, Южный Судан и Тувалу).

Условия договора

Запретов BWC:

  • Разработка, накопление, приобретение, сохранение и производство:
    1. Биологические агенты и токсины «видов и в количествах, не имеющих оправдания для использования в профилактических, защитных или иных мирных целях»;
    2. Оружие, оборудование и средства доставки «, предназначенные для использования таких агентов или токсинов во враждебных целях или в вооруженных конфликтах.«
  • Передача или помощь в приобретении агентов, токсинов, оружия, оборудования и средств доставки, описанных выше.

Конвенция также требует, чтобы государства-участники уничтожили или перенаправили на мирные цели «агенты, токсины, оружие, оборудование и средства доставки», описанные выше, в течение девяти месяцев после вступления конвенции в силу. КБО не запрещает использование биологического и токсинного оружия, но подтверждает Женевский протокол 1925 года, который запрещает такое использование.Он также не запрещает программы биозащиты.

Проверка

Договорный режим обязывает государства-участники консультироваться друг с другом и сотрудничать на двусторонней или многосторонней основе для решения проблем, связанных с соблюдением. Это также позволяет государствам-участникам подавать жалобу в Совет Безопасности ООН, если они считают, что другие государства-члены нарушают конвенцию. Совет Безопасности может расследовать жалобы, но это право никогда не использовалось. Правила голосования в Совете Безопасности дают Китаю, Франции, России, Соединенному Королевству и Соединенным Штатам право вето на решения Совета Безопасности, включая те, которые касаются проведения расследований КБО.

Членство и продолжительность

КБО — это многосторонний договор на неопределенный срок, открытый для любой страны.

Реализация

Конвенция грубо нарушалась в прошлом. Советский Союз, государство-участник и одно из государств-депозитариев конвенции, поддерживал огромную программу наступательного биологического оружия после ратификации КБО. Россия заявляет, что эта программа прекращена, но остаются вопросы о том, что случилось с элементами советской программы.Ирак нарушил свои обязательства в качестве подписавшего государства своей программой создания биологического оружия, которая была обнаружена Специальной комиссией ООН по Ираку после войны в Персидском заливе. После войны Ирак стал государством-участником.

В ноябре 2001 года Соединенные Штаты публично обвинили Ирак, а также Северную Корею в нарушении условий конвенции. Вашингтон также выразил озабоченность по поводу соблюдения Ираном и Ливией, которые также являются государствами-участниками, и Сирией. В 2001 году сами Соединенные Штаты выразили озабоченность по поводу того, разрешены ли некоторые из их действий, якобы проводимых в рамках их программы биозащиты, в соответствии с КБО.В 2002 году Вашингтон добавил Кубу, также являющуюся государством-участником, в свой список стран, осуществляющих деятельность, нарушающую конвенцию.

В отчете о соблюдении КБО за 2017 год Соединенные Штаты указали, что Россия — единственное государство, у которого есть нерешенные проблемы с соблюдением КБО.

Обзорные конференции

Примерно каждые пять лет

государств-участников созывают обзорную конференцию для обзора и улучшения выполнения договора.

Вторая обзорная конференция

Стремясь укрепить доверие и способствовать сотрудничеству между государствами-участниками, на второй обзорной конференции по КБО в 1986 году государства-члены согласились осуществить комплекс мер по укреплению доверия.В соответствии с этими политически обязательными мерами государства должны:

  • Обмен данными об исследовательских центрах и лабораториях с высокой степенью защиты или о центрах и лабораториях, которые специализируются на разрешенной биологической деятельности, связанной с Конвенцией.
  • Обмен информацией об аномальных вспышках инфекционных заболеваний.
  • Поощрять публикацию результатов биологических исследований, связанных с КБО, и поощрять использование знаний, полученных в результате этого исследования.
  • Содействовать научным контактам по биологическим исследованиям, связанным с Конвенцией.

Третья обзорная Конференция

На третьей обзорной конференции по КБО в 1991 году сфера действия первой меры была расширена за счет включения национальных программ биологической защиты, а вторая и четвертая меры были немного изменены. Кроме того, в этот список были добавлены еще три меры. Государствам следует:

  • Объявить законы, постановления и «другие меры», относящиеся к КБО.
  • Объявить о существовании наступательных или защитных программ биологических исследований и разработок с 1 января 1946 года.
  • Объявить предприятия по производству вакцин.

Эти попытки в основном не увенчались успехом; подавляющее большинство государств-участников систематически не подали декларации о своей деятельности и объектах.

Обзорная конференция 1991 г. также поручила группе «правительственных экспертов» оценить потенциальные меры проверки для использования в будущем протоколе соблюдения КБО. Впоследствии группа рассмотрела 21 такую ​​меру и представила отчет специальной конференции государств-участников в 1994 году.Основываясь на этом отчете, конференция поручила второму органу, известному как Специальная группа, провести переговоры по юридически обязательному протоколу к КБО, чтобы укрепить конвенцию.

Специальная группа

Специальная группа заседала с января 1995 года по июль 2001 года и стремилась завершить свою работу до пятой обзорной конференции, которая началась в ноябре 2001 года. В ходе переговоров группа разработала протокол, согласно которому государства должны подчиняться международному органу. объявления относящихся к договору объектов и деятельности.Этот орган будет проводить обычные посещения заявленных объектов на местах, а также может проводить инспекции подозрительных объектов и видов деятельности.

Однако ряд фундаментальных вопросов, таких как объем визитов на места и роль экспортного контроля в рамках режима, оказалось трудноразрешимым. В марте 2001 года председатель Специальной группы выпустил проект протокола, в котором формулировки пытались найти компромисс по спорным вопросам. Но в июле 2001 года на последнем запланированном заседании Специальной группы Соединенные Штаты отклонили проект и любые дальнейшие переговоры по протоколу, заявив, что такой протокол не может способствовать укреплению соблюдения КБО и может навредить U.С. национальная безопасность и коммерческие интересы.

Пятая обзорная конференция

Пятая конференция по обзору КБО, которая, по мнению многих экспертов, могла решить судьбу Специальной группы, была приостановлена ​​в последний день ее проведения, 7 декабря 2001 г., после того, как Соединенные Штаты внесли спорное предложение о прекращении мандата Специальной группы и замене ее это с ежегодной встречей государств-участников КБО. Соединенные Штаты были единственной страной, которая высказалась за отзыв мандата группы.Государства-участники возобновили пятую обзорную конференцию в ноябре 2002 года, но не смогли согласовать какие-либо меры проверки, включая предложенный протокол.

Шестая обзорная конференция

Шестая обзорная конференция по КБО, которая проходила с 20 ноября по 8 декабря 2006 г., была первой успешной обзорной конференцией с 1996 г., на которой было достигнуто согласие по заключительному документу

Конференция подготовила список из четырех рабочих программ, проводимых каждый год до следующей обзорной конференции в 2011 году.

Некоторые вопросы, получившие широкую поддержку, не вошли в рабочую программу. Соединенные Штаты и Россия выступили против предложений о реформировании мер доверия на том основании, что участие в существующих механизмах оставляет желать лучшего. Россия была главной причиной исключения биотерроризма из списка пунктов повестки дня.

государств-участников согласились устранить институциональный дефицит КБО путем создания Группы имплементационной поддержки (ГИП), в которой работают три постоянных сотрудника, базирующихся в Женеве.Постоянным сотрудникам будет платить КБО, и они будут размещены в Департаменте ООН по вопросам разоружения в Женеве. Ранее конференция по обзору КБО поддерживалась только на частичной основе.

Мандат ГИП заключается в обеспечении административной поддержки КБО, а также в содействии мерам укрепления доверия между государствами-участниками. ГИП, среди прочего, будет способствовать облегчению общения между государствами-участниками, а также компилировать и распространять меры укрепления доверия, представленные государствами-участниками.

После завершения обзорной конференции 2006 года ГИП была усилена с точки зрения бюджета и персонала. Несмотря на первоначальное противодействие США, предложение ЕС разрешить государствам-участникам вносить дополнительные добровольные взносы в ГИП было принято во время ежегодного совещания 2007 года. Первоначально США возражали против предложения на том основании, что оно повысит ответственность ГИП. Однако эта проблема была решена посредством заявления, в котором подчеркивалось, что в ГИП всего три сотрудника, и любые взносы предназначены только для того, чтобы помочь ГИП в выполнении ее мандата.Во время встречи государств-участников в 2008 году ЕС предоставил ГИП пожертвование в размере 2 миллионов долларов на оплату двух дополнительных сотрудников на следующие два года. Два новых сотрудника официально закреплены за Управлением ООН по вопросам разоружения, чтобы избежать конфликта из-за предполагаемого расширения ГИП.

Седьмая обзорная конференция

Седьмая конференция по обзору КБО была проведена в декабре 2011 года. В итоговом документе делается вывод о том, что «при любых обстоятельствах использование бактериологического (биологического) и токсинного оружия фактически запрещено Конвенцией, и подтверждается решимость государств-участников осудить любое использование биологические агенты или токсины, не предназначенные для использования в мирных целях, кем бы то ни было в любое время.«

Восьмая обзорная Конференция

Восьмая обзорная конференция по КБО состоялась в ноябре 2016 года. В конце конференции делегаты договорились о предстоящем недельном совещании государств-участников в конце года и о пятилетнем продлении Группы имплементационной поддержки КБО. .

Обновлено Вандой Арчи.

Конвенция о биологическом оружии — Инициатива по ядерной угрозе

Введение

Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (известная как Конвенция о биологическом оружии или КБО) составляет основу международного режима контроля над биологическим оружием.КБО была разработана для запрещения биологического оружия путем запрещения разработки, производства и накопления биологических агентов, а также соответствующего оборудования и систем доставки, которые предназначены для враждебного использования.

BWC:

  • запрещает государствам-участникам разрабатывать, производить, накапливать или иным образом приобретать биологические агенты или токсины, не имеющие оправдания для мирных или оборонительных целей;
  • запрещает государствам-участникам разрабатывать, производить, накапливать или иным образом приобретать оборудование для доставки биологических агентов или токсинов во враждебных целях;
  • обязывает государства-участники уничтожать или перенаправлять на мирные цели свои существующие запасы запрещенных предметов;
  • запрещает государствам-участникам передавать кому-либо запрещенные предметы или иным образом помогать в производстве или приобретении биологического оружия;
  • защищает права государств-участников обмениваться оборудованием, материалами, научно-технической информацией в мирных целях, чтобы не препятствовать их экономическому и технологическому развитию;
  • обязывает государства-участники сотрудничать в решении любых проблем путем консультаций и проведения расследования, инициированного Советом Безопасности ООН; и
  • обязывает государства-участники оказывать помощь другим лицам, подвергшимся нападению с применением биологического оружия.

КБО была открыта для подписания 10 апреля 1972 г. и вступила в силу 26 марта 1975 г. после того, как к Конвенции присоединились 22 государства, включая три его депозитарных правительства: Советский Союз (ныне Российская Федерация), Соединенное Королевство и Соединенные Штаты. Конвенция бессрочная. По состоянию на декабрь 2002 г., то есть более чем через 30 лет после открытия для подписания, КБО насчитывает 147 членов. Еще 16 стран подписали Конвенцию, но еще не ратифицировали ее, включая Египет и Сирию.Около 30 стран все еще остаются за пределами КБО, включая Азербайджан, Израиль, Казахстан, Кыргызстан, Судан и Таджикистан.

КБО важна, потому что она отражает волю международного сообщества предотвратить биологическую войну и преднамеренное использование болезней в качестве оружия. Это первый договор о разоружении, полностью запрещающий целый класс оружия. Конвенция является незаменимым правовым и политическим инструментом, который усиливает широко распространенное осуждение биологического оружия.КБО дополняет Женевский протокол, который запретил методы биологической войны в 1925 году. Хотя КБО (в названии и в статье I) прямо не запрещает «использование» биологического оружия, Заключительная декларация Конференции 1996 года по рассмотрению действия Договора подтвердила, что: хотя «использование» прямо не запрещено статьей I КБО, оно по-прежнему считается нарушением Конвенции.

Представляя глобальную волю и устанавливая международный стандарт, он укрепил доверие и помог удерживать страны от приобретения биологического оружия на протяжении более 30 лет.

История Конвенции

о биологическом оружии

Применение биологического оружия восходит к 1346 году, когда монголы катапультировали зараженные чумой трупы по стенам крымского города Каффа. Правовая база, запрещающая химическую и биологическую войну, начала формироваться 500 лет спустя, в конце 19 века. Гаагская конвенция 1899 года о законах и обычаях сухопутной войны провозгласила, что «особенно запрещено… применять яд или отравленное оружие.«Тем не менее химическое оружие (которое сильно отличается от биологического оружия) широко применялось во время Первой мировой войны несколькими странами, включая Соединенные Штаты, Соединенное Королевство, Германию и Францию. В гораздо меньших масштабах биологическое оружие применялось во время Первой мировой войны. война немецких агентов, пытавшихся заразить скот, предназначенный для союзных войск.

После войны Франция предложила на Женевской конференции 1925 года по надзору за международной торговлей оружием и боеприпасами, чтобы использование ядовитых газов было запрещено законом (протоколом).Польша предложила также включить бактериологическое (биологическое) оружие. Конференция приняла Конвенцию о надзоре за международной торговлей оружием, боеприпасами и военными орудиями (которая еще не вступила в силу) и в качестве отдельного документа Протокол о запрещении использования на войне удушающих, ядовитых или Другие газы и бактериологические методы ведения войны. Соглашение, известное как Женевский протокол, было подписано в Женеве 17 июня 1925 года. После ратификации Протокола или присоединения к нему некоторые государства заявили, что оно перестанет быть обязательным для них, если их враги или союзники их врагов, не соблюдали запреты Протокола.Однако в последние годы многие оговорки были сняты, особенно после вступления в силу КБТО и Конвенции о химическом оружии (КХО).

Во время Второй мировой войны несколько стран стали проявлять все больший интерес к исследованиям и разработке биологического оружия. Внутренние программы, касающиеся как оборонительных, так и, в некоторых случаях, наступательных аспектов биологической войны, были инициированы в Канаде, Франции, Германии, Японии, Советском Союзе, Великобритании и США.(Немецкая и японская программы закончились после их поражения в 1945 году; Канада, Франция и Великобритания закрыли свои программы в 1950-х годах; Соединенные Штаты отказались от своей программы наступательной биологической войны в 1969 году; а Советский Союз якобы закрылся. свою программу в 1992 году.)

Движение к биологическому разоружению началось всерьез в 1969 году, когда британцы представили 18-й конференции по разоружению (ENDC) проект конвенции, призывающей к искоренению биологического оружия.Этим предложением британцы использовали новый подход к биологическому разоружению, разделив биологическое и химическое оружие в рамках международного соглашения. Британский проект содержал запрет на производство и приобретение биологических агентов в таких типах и количествах, которые не имеют оправдания для мирных целей, и оборудования, предназначенного для враждебных целей. Британцы также предложили создать механизм рассмотрения жалоб и расследований для решения проблемы несоблюдения и обязательства для всех стран-членов оказывать помощь государству, подвергшемуся нападению с применением биологического оружия.

По словам посла Джеймса Леонарда, главы делегации США, британское предложение поначалу вызвало холодную реакцию большинства делегаций. Однако реакция изменилась после одностороннего отказа от биологического оружия президентом США Ричардом Никсоном 25 ноября 1969 года. Министерству обороны США было приказано разработать план уничтожения существующих запасов биологических агентов и оружия. Этот шаг был одобрен на международном уровне, и США начали мобилизовывать поддержку международного договора, основанного на британском предложении.

Несколько государств, в том числе Советский Союз и многие нейтральные и неприсоединившиеся страны (государства, не принадлежавшие к «холодной войне») выступили против разделения, предложенного британцами. Советы утверждали, что химическое и биологическое оружие рассматривалось вместе в Женевском протоколе и в резолюциях Генеральной Ассамблеи, и что они должны и далее рассматриваться в рамках одного документа. Они предупредили, что конвенция, касающаяся исключительно биологического оружия, может усилить гонку химического оружия.Однако Москва внезапно изменила свою прежнюю позицию, и 30 марта 1971 года Советский Союз и его союзники представили пересмотренный проект конвенции, ограничивающейся биологическим оружием и токсинами. 5 августа Соединенные Штаты и Советский Союз разработали и представили Генеральной Ассамблее ООН совместный проект текста.

Организация Объединенных Наций приняла резолюцию с одобрением текста, и КБО была открыта для подписания 10 апреля 1972 года. Когда президент США Никсон представил КБО в Сенат США 10 августа для ратификации, он назвал ее «первым международным соглашением со времен мировой войны. II, чтобы обеспечить фактическое уничтожение целого класса оружия из арсеналов наций.»КБО вступила в силу два года спустя, 26 марта 1975 года, после того, как 22 государства присоединились (подписали и ратифицировали) Конвенцию.

Права и обязанности

В соответствии с КБО все государства-участники имеют одинаковые права и обязанности. Это отличается от структуры Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который делит государства-участники на две категории (государства, обладающие ядерным оружием, и государства, не обладающие ядерным оружием). Права и обязанности государств-участников КБО впервые были описаны в 25 статьях Конвенции.

Основные запреты КБО содержатся в статье I, которая запрещает государствам-участникам осуществлять деятельность, связанную с обладанием биологическим оружием и его компонентами. Однако составители Конвенции признали, что этот запрет является проблематичным, поскольку эти предметы также имеют ряд законных мирных целей. Следовательно, статья I также включает право государств-участников сохранять предметы, которые могут быть оправданы для «профилактических, защитных или других мирных целей».»Например, государства-участники могут разрабатывать лекарства и вакцины для борьбы с естественными вспышками болезней, а также защитные меры для борьбы с воздействием биологического оружия. Различие между запрещенными и разрешенными предметами является вопросом цели.

Остальные 24 статьи Конвенции различными способами поддерживают права и обязанности, содержащиеся в статье I.

Вопрос о передаче материалов и оборудования рассматривается как в статьях III, так и X.Статья III запрещает государствам-участникам передавать или помогать кому-либо, будь то государства или негосударственные организации, производить или приобретать запрещенные предметы. Цель этой статьи — воспрепятствовать распространению биологического оружия путем ограничения поставок материалов и технологий во враждебных целях. Право государств-участников обменивать одни и те же предметы, когда они предназначены для мирных целей, защищается статьей X. В этой статье говорится, что Конвенция должна осуществляться таким образом, чтобы «не препятствовать» экономическому и техническому развитию, а также международное сотрудничество мирных проектов.

В случае возникновения каких-либо споров относительно цели или применения Конвенции государства-участники согласились в статье V консультироваться друг с другом и сотрудничать для достижения решения. На статью V ссылалась Куба в 1997 году, когда она обвинила Соединенные Штаты в биологической агрессии и официально обратилась с просьбой о проведении консультативного совещания государств-участников для рассмотрения этих обвинений. Куба утверждала, что 21 октября 1996 года американский самолет для опрыскивания посевов, направлявшийся в Колумбию в рамках усилий по искоренению незаконных наркотиков, был свидетелем того, как выпустил в воздух неизвестный туман.Несколько месяцев спустя Кубинский национальный центр борьбы с вредителями объявил, что насекомое Thrips palmi, которое питается многими важными сельскохозяйственными культурами, было впервые обнаружено на Кубе. 29 апреля 1997 года кубинское правительство подало жалобу на Соединенные Штаты и потребовало расследовать инцидент в соответствии со статьей V КБО. Официальное консультативное совещание по этому вопросу было проведено в августе 1997 года, на котором Куба и США представили доказательства, подтверждающие их точку зрения на события.Изучив свидетельства обеих стран, государства-участники представили отчеты Председателю совещания послу Соединенного Королевства С. И. Сутару. Из 12 государств-участников, представивших материалы, 9 отметили, что информация не поддерживает обвинения Кубы, а 2 (Китай и Вьетнам) заявили, что нельзя сделать однозначный вывод.

Государства-участники КБО также имеют право запросить официальное расследование через Совет Безопасности ООН, если они считают, что другое государство нарушило Конвенцию.Это положение содержится в статье VI КБО, которая также обязывает государства-участники сотрудничать в любом расследовании, инициированном Советом Безопасности. Ни одно государство-участник не использовало статью VI для подачи жалобы в Совет Безопасности, хотя было сделано много утверждений о том, что некоторые государства-участники причастны к враждебным программам биологической войны. Одним из препятствий для использования государствами-участниками статьи VI является в высшей степени политический характер формального обвинения другого государства-участника в несоблюдении.Государства-участники, похоже, предпочитают рассматривать нарушения КБО по каналам, отличным от статьи VI.

КБО также включает положение о помощи, которое обязывает государства-участники оказывать друг другу помощь в случае нападения с применением биологического оружия. Согласно статье VII, Совет Безопасности ООН несет ответственность за определение того, подвергалось ли государство-участник, которому будет оказана помощь, опасности в результате нарушения Конвенции. Ни одно государство-участник никогда не запрашивало помощи в соответствии со статьей VII.

Для оценки действия КБО государства-участники договорились провести обзорное совещание через пять лет после вступления договора в силу. Цель встречи заключалась в обеспечении реализации целей Конвенции и рассмотрении любых новых научных и технологических достижений, которые будут иметь отношение к Конвенции. Первая обзорная Конференция по КБО была проведена в 1980 году. Дополнительные обзорные конференции проводились примерно раз в пять лет.В процессе обзора были проработаны права и обязанности государств-участников по КБО.

Эволюция режима

На обзорных конференциях, которые обычно длятся от двух до трех недель, государства-участники изучают, как Конвенция действовала с момента последнего обзора, обсуждают различные соответствующие вопросы и события, обсуждают дальнейшие обязательства и документируют их в итоговой декларации. Обзорные конференции — это важные встречи, на которые государства-участники собираются вместе, чтобы выразить общую политическую волю и согласовать дальнейшие шаги по устранению угрозы биологического оружия в рамках КБО.В следующих разделах описываются основные события и соглашения, достигнутые на пяти проведенных конференциях.

ПЕРВАЯ ОБЗОРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (1980)

Первая обзорная Конференция состоялась 3–21 марта 1980 г., через пять лет после вступления в силу КБО. В то время в BWC было 87 членов. Хотя прогресс был скромным из-за напряженности между противниками «холодной войны», государствам-участникам удалось ввести несколько ключевых элементов, которые будут расширены на более поздних конференциях.В Заключительной декларации государствам-участникам было рекомендовано подавать добровольные заявления, в которых излагаются три вопроса: прошлое владение предметами, имеющими отношение к КБО, усилия, которые были предприняты для уничтожения или перенаправления этих предметов на мирные цели, и национальное законодательство, принятое в поддержку Конвенции. Кроме того, сотрудничество в соответствии со статьей X КБО было расширено за счет включения конкретных видов сотрудничества, которые могут способствовать развитию мирных программ. Сюда входили обмен информацией, обучение персонала и передача материалов и оборудования.

ВТОРАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ОБЗОРУ (1986)

Вторая обзорная Конференция проходила 8-26 сентября 1986 года. Число членов КБО выросло до более чем 100, включая всех пяти постоянных членов Совета Безопасности (Китай, Франция, Советский Союз, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты). Состояния). Достижения в области науки и техники подняли вопросы о сфере действия Конвенции. На Конференции преобладали утверждения о несоблюдении. В частности, оставалось много нерешенных вопросов о вспышке сибирской язвы, произошедшей в советском городе Свердловске в 1979 году, и утверждениях о применении токсина «желтый дождь» в Юго-Восточной Азии и Афганистане.Соединенные Штаты обвинили Советский Союз в осуществлении программы наступательного биологического оружия на своей территории, а также в причастности к разработке, производству, передаче и использованию токсинов во враждебных целях в других местах.

Одним из важных итогов конференции стало расширение добровольного обмена данными между государствами-участниками. Цель этих мер укрепления доверия (МД) была описана в Заключительной декларации как «предотвращение или уменьшение возникновения двусмысленности, сомнений и подозрений, а также улучшение международного сотрудничества в области мирного бактериологического (биологического) ) виды деятельности….»Чтобы повысить уровень доверия к тому, что государства-участники не нарушают свои обязательства по КБО, они согласились обмениваться информацией об исследовательских центрах и лабораториях, которые работают с биологическими материалами высокого риска, и аномальных вспышках инфекционных заболеваний. Государства-участники также согласились поощрять публикацию исследований, имеющих отношение к Конвенции, в широко доступных научных журналах, а также содействовать контактам и обмену результатами исследований между учеными.

Еще одним важным результатом конференции стало усиление статьи V.Государства-участники согласились с тем, что консультативное совещание будет проведено сразу после запроса государства-участника для рассмотрения предполагаемого нарушения Конвенции. Было также решено, что может потребоваться помощь технических экспертов для прояснения любых нерешенных или неоднозначных вопросов. Некоторые аспекты консультативных встреч не рассматривались, например, кто будет председательствовать на таких встречах или как будут приниматься решения.

Обсуждения на второй обзорной Конференции также были сосредоточены на способах организации сотрудничества, которое должно было иметь место в соответствии со статьей X.Многие развивающиеся страны подробно рассматривали этот вопрос, хотя в предложениях были существенные различия. Они варьировались от проведения конференции государств-участников для обсуждения вопроса до создания институционального механизма. В итоговой декларации содержалась более двусмысленная рекомендация провести обсуждение этого вопроса в рамках Организации Объединенных Наций, в которой участвовали бы Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и другие специализированные учреждения ООН.

ТРЕТЬЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ОБЗОРУ (1991)

Третья обзорная Конференция состоялась 9-21 сентября 1991 года.BWC насчитывает более 115 членов. Конференция проходила на фоне окончания холодной войны, войны в Персидском заливе после иракского вторжения в Кувейт, а также разоблачений иракских программ оружия массового уничтожения и создания Специальной комиссии ООН по Ираку (ЮНСКОМ). Научные и технологические разработки снова привлекли к себе большое внимание на конференции, и многие государства-члены полагали, что эти разработки делают ранее нереалистичные проекты осуществимыми и делают возможными крупномасштабные разработки биологического оружия.Государства-участники также были обеспокоены возможностью того, что окончание холодной войны может привести к увеличению распространения технологии биологического оружия. Конференция характеризовалась увеличением участия групп, не являющихся официальными государственными делегациями. Некоторые из вкладов, внесенных этими членами гражданского общества, были предложениями, публикациями и семинарами. Впервые на конференции присутствовал наблюдатель от ВОЗ.

Одним из наиболее значимых результатов конференции стала дальнейшая разработка мер доверия.К 1 марта 1991 года только 33% государств-участников представили информацию, несмотря на акцент на обмене данными на Второй обзорной Конференции. Многие государства, которые никогда не занимались биологическим оружием, даже не представили аннулированные отчеты. Для решения этой проблемы государства-участники согласились создать новые формы, чтобы облегчить быстрое представление деклараций. Кроме того, к существующим четырем были добавлены три новых CBM. Новые меры доверия включали: декларацию законодательства, постановлений и других мер; заявление о прошлой деятельности, связанной как с наступательными, так и с оборонительными программами; и декларацию предприятий по производству вакцин.

Еще одним важным результатом конференции стало создание группы экспертов по проверке (VEREX) для укрепления Конвенции. Мандат VEREX заключался в выявлении и изучении потенциальных мер с научной и технической точек зрения, чтобы определить, нарушило ли государство-участник КБО. В Заключительной декларации было решено, что отчет VEREX будет рассмотрен на отдельной конференции, если большинство государств-участников потребуют проведения такой конференции.

Несмотря на внимание, уделяемое статье X на второй обзорной Конференции, в выполнении обязательств по международному сотрудничеству было очень мало улучшений. На третьей обзорной Конференции несколько государств-участников добровольно представили информацию о своей деятельности, а ООН не подготовила справочный документ с описанием деятельности, имевшей место со времени последнего обзора. На Конференции было представлено несколько предложений о действиях, которые можно было бы предпринять для более эффективного осуществления статьи X.Однако не было четкой темы, связывающей предложения. Заключительная декларация отметила несколько предложений, таких как международная программа разработки вакцины для предотвращения болезней.

В Заключительной декларации государства-участники также подтвердили свои обязательства по статье VI, указав, что расследования могут запрашиваться не только через Совет Безопасности, но и через Генерального секретаря. Важность механизма расследования, содержащегося в статье VI, усилилась в конце 1980-х годов, когда ООН провела несколько расследований применения химического оружия во время ирано-иракской войны.

СПЕЦИАЛЬНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ (1994)

Специальная конференция была проведена 19-30 сентября 1994 г. после того, как большинство государств-участников обратились с просьбой о ее проведении для рассмотрения окончательного отчета VEREX. В 1992 и 1993 годах VEREX провела четыре заседания и определила 21 потенциальную меру, способствующую усилению контроля за соблюдением Конвенции. Они включали меры как на месте, так и за его пределами, и варьировались от публикаций по мониторингу и законодательства до инспекций объектов. На Специальной конференции государства-участники решили продолжить процесс укрепления Конвенции путем создания специальной группы, которая будет вести переговоры по юридически обязательному документу.Этот Протокол мог бы включать меры проверки, меры укрепления доверия, списки материалов и оборудования и меры по осуществлению статьи X. Специальная конференция сыграла важную роль в разработке режима биологического оружия, поскольку она сосредоточила усилия государств-участников на некоторых сложных вопросах, в частности отсутствие юридически обязательного механизма проверки.

ЧЕТВЕРТАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ОБЗОРУ (1996)

Четвертая обзорная Конференция, проходившая 25 ноября — 5 декабря 1996 г., проходила при совершенно противоположных обстоятельствах.С одной стороны, был достигнут значительный прогресс в области международного контроля над вооружениями и разоружения, особенно в отношении других видов оружия массового уничтожения: в 1995 году действие ДНЯО было продлено на неопределенный срок, а Конвенция по химическому оружию (КХО) вот-вот вступит в силу4. спустя годы после завершения переговоров в 1993 году. С другой стороны, сама КБО пострадала от негативных событий: обеспокоенность по поводу несоблюдения нарастала, особенно после того, как в 1992 году президент России Борис Ельцин признал, что бывший Советский Союз был осуществление широкомасштабной программы наступательного биологического оружия с первых дней существования КБО до начала 1992 года.Кроме того, работа ЮНСКОМ в Ираке показала, что Ирак, подписавший КБО, произвел и снабдил оружием большие количества биологических агентов и применил биологическое оружие в бомбах и ракетах.

На конференции Австралия, Великобритания и США назвали бывший Советский Союз и Ирак не соблюдающими КБО. Эти случаи несоблюдения высветили основной недостаток КБО — отсутствие мер проверки — и сделали проверку главной темой Конференции.Одной из наиболее ярких дискуссионных тем на Конференции была работа Специальной группы, которая начала свою работу над протоколом соблюдения в 1995 году.

Специальная группа сообщила Конференции, что она собиралась четыре раза в 1995 и 1996 годах и добилась прогресса в выполнении мандата, данного ей Специальной конференцией. Однако работа группы не была завершена. В Заключительной декларации государства-участники приветствовали активизацию работы Специальной группы, с тем чтобы как можно скорее до пятой обзорной Конференции представить свой окончательный доклад.

Что касается мер укрепления доверия, то четвертая обзорная Конференция не продолжала расширять МД, как это имело место на третьей обзорной Конференции. Отчасти это произошло потому, что государства-участники хотели избежать осложнения работы Специальной группы по этому вопросу. В Заключительной декларации было отмечено, что усилия по упрощению представления информации повысили уровень прозрачности, но участие все еще далеко от универсального.

Еще одним событием, представляющим интерес на конференции, было предложение Ирана внести поправку в КБО, чтобы включить «использование» биологического оружия в запреты по статье I.Предложение Ирана не получило широкой поддержки, в основном из-за опасений, что одна поправка к Договору может привести к большему количеству поправок. В качестве компромисса государства-участники в Заключительной декларации подтвердили, что, хотя «использование» прямо не запрещено статьей I КБО, оно по-прежнему считается нарушением Конвенции.

СПЕЦИАЛЬНАЯ ГРУППА

Переговоры Специальной группы начались в январе 1995 года под председательством посла Венгрии Тибора Тота.Первые два с половиной года переговоров были потрачены на определение элементов, которые должны быть включены в Протокол. В июле 1997 года был представлен «скользящий текст», в котором были отражены предложения, которые были сделаны до сих пор, и он стал основой работы Группы на следующие четыре года. Переговоры по «переходящему тексту» со временем замедлились, и государства-участники начали трудный процесс решения нерешенных вопросов. Два вопроса, которые были особенно сложными, — это использование инспекций на местах для проверки того, используются ли объявленные мирные объекты для незаконного производства биологического оружия, и влияние Протокола на существующие соглашения, ограничивающие экспорт материалов и оборудования двойного назначения .

Переговоры по Протоколу продвигались медленно, отчасти из-за присущих им трудностей мониторинга договора, связанного с биологическим оружием. В отличие от химического и ядерного оружия, для производства количеств, имеющих большое военное значение, изначально необходимы лишь небольшие количества биологических агентов. Даже самые опасные патогены и токсины не могут быть полностью запрещены из-за их двойного назначения, включая разработку вакцин, а также другие мирные способы применения, такие как использование ботулотоксина для косметической и медицинской терапии.Таким образом, соответствие измеряется намерениями, а не только владением запрещенным оборудованием или материалами. Наконец, биологические агенты можно производить быстро и быстро уничтожать (иногда в течение нескольких часов), что ограничивает эффективность краткосрочных инспекций для определения того, используются ли объекты для незаконного производства. Из-за этих трудностей Протокол был призван повысить доверие путем предоставления государствам-участникам дополнительной информации об объектах друг друга, которые могут быть использованы для разработки биологического оружия.Он не был разработан для обнаружения нарушений Конвенции с такой же степенью уверенности, как договоры, касающиеся химического и ядерного оружия.

30 марта 2001 года Тот выпустил 210-страничный «составной текст», предназначенный для решения некоторых нерешенных вопросов. В соответствии с «составным текстом» к режиму биологического оружия будет добавлено несколько новых аспектов, в том числе:

  • создание Организации по запрещению биологического оружия (OPBW) с соответствующими органами для наблюдения за осуществлением Конвенции и Протокола;
  • обязательные декларации всех соответствующих объектов и видов деятельности, в том числе в области биозащиты;
  • проверки, которые будут проводиться выборочно для получения разъяснений, а также после заявлений о несоблюдении

Первоначальная реакция государств-участников на текст была многообещающей.На первом заседании Специальной группы, которое состоялось после представления «составного текста» (23 апреля — 11 мая 2001 г.), большинство делегаций приветствовали инициативу и были готовы довести переговоры до плодотворного завершения. Один из ключевых игроков, Соединенные Штаты, хранил молчание по тексту, что привело к предположениям о том, какую позицию администрация новоизбранного президента Джорджа Буша займет в отношении Протокола после серьезного обзора политики.

Специальная группа собралась на свое последнее заседание 23 июля 2001 г.На третий день сессии делегация США объявила, что текст неприемлем, поскольку он не повысит уверенность в соблюдении или предотвратит нарушения Конвенции. Для этого отказа было названо несколько конкретных причин. США заявили, что вместо повышения уверенности в соблюдении, предлагаемая система деклараций и инспекций на местах позволит распространителю скрыть незаконную деятельность, потенциально угрожая безопасности законной коммерческой и биозащитной деятельности.США заявили, что разработают альтернативные подходы к укреплению Конвенции за несколько месяцев до пятой обзорной конференции, которая должна была состояться в ноябре 2001 года.

Отказ США от «составного текста» стал поворотным моментом в процессе укрепления КБО. Другие государства-участники не проявили особого желания продолжать завершение соглашения без Соединенных Штатов, поэтому весь процесс остановился. Будущее Протокола остается неопределенным, и возрастает вероятность того, что Специальная группа не соберется снова, чтобы завершить свою работу в ближайшее время, если вообще когда-либо.

ПЯТАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ОБЗОРУ (2001/2002)

Первая часть пятой обзорной Конференции состоялась 19 ноября — 7 декабря 2001 года. Обстоятельства, окружавшие Конференцию, были сложными, поскольку она состоялась всего через три месяца после того, как переговоры Специальной группы по протоколу соблюдения сорвались на их заключительном заседании в Июль / август 2001 г. Вопросы о будущем Специальной группы и ее мандате возникли над Конференцией еще до ее начала. Кроме того, международная обстановка была значительно изменена террористическими атаками 11 сентября 2001 года и смертельными атаками сибирской язвы, которые произошли в Соединенных Штатах в последующие месяцы.

Конференция была отмечена срывом работы Специальной группы и обвинениями в несоблюдении. Соединенные Штаты обвинили шесть стран, в том числе четыре государства — участника КБО, в осуществлении подпольных программ создания биологического оружия. Иран, Ирак, Ливия, Северная Корея, Судан (не подписавшая сторона) и Сирия (подписавшая сторона) были прямо названы США как нарушающие договор.

Конференция характеризовалась большим количеством предложений о том, как бороться с угрозой биологического оружия, включая биотерроризм.Предложения различались по своему подходу к укреплению Конвенции и включали:

  • продвижение универсального членства в BWC,
  • усиление усилий по надзору, обнаружению и диагностике инфекционных заболеваний и борьбе с ними,
  • усиление контроля доступа к опасным патогенам и токсинам,
  • кодексы поведения для ученых,
  • надзор за генной инженерией и научными экспериментами с высоким риском,
  • национальное законодательство, устанавливающее уголовную ответственность за приобретение и хранение биологического оружия и выдачу нарушителей, или международная конвенция о криминализации химического и биологического оружия,
  • ревизия существующих и создание новых,
  • расследования несоблюдения,
  • ежегодные собрания стран-членов, и
  • создание научно-консультативного совета.

Несмотря на возросшую безотлагательность устранения угрозы биологического оружия и большое количество предложений, направленных на это, государства-участники не смогли коллективно отреагировать. Конференция внезапно и безрезультатно остановилась всего за два часа до своего завершения, когда Соединенные Штаты предложили прекратить действие мандата Специальной группы — предложение, которое было неприемлемо для других государств-участников. Во избежание полного провала государства-участники согласились приостановить совещание на год.

Государства-участники вновь созвали Конференцию 11 ноября 2002 года. В результате нескольких месяцев консультаций с ключевыми государствами-участниками и политическими группами президент Тот представил в первый день сессии предложение, направленное на выход из тупика среди оставшихся государств-участников. с первого заседания конференции. Тот представил предложение как полный пакет, а не как текст для обсуждения, пересмотра или переговоров. Это было предложение взять или оставить. После четырех дней обширных обсуждений государства-участники единогласно согласились принять предложение Тота с условием, что групповые заявления будут прочитаны и, следовательно, включены в официальный отчет Конференции.

Приняв решение, государства-участники согласились проводить ежегодные однонедельные совещания каждый год в преддверии шестой обзорной Конференции в 2006 году. Повестка дня каждого совещания также определялась решением. В 2003 году государства-участники обсудят национальные меры, направленные на выполнение запретов, предусмотренных Конвенцией, и национальные механизмы по обеспечению безопасности опасных патогенов и токсинов. В повестку дня 2004 года будет входить усиление международного потенциала реагирования и расследования случаев предполагаемого применения биологического оружия или вспышек подозрительных заболеваний.В 2005 году государства-участники обсудят роль ученых и принятие кодексов поведения для научного сообщества. Перед встречей государств-участников состоится двухнедельная встреча экспертов для подготовки к предстоящим пунктам повестки дня.

Принятие этого решения сыграло важную роль в поддержании импульса для государств-участников в совместной работе по решению проблем, с которыми сталкивается КБО. Хотя между государствами существуют глубокие разногласия по поводу того, как лучше всего решать эти проблемы, важность коллективного ответа сохраняется.

Вызовы

За 30 лет своего существования BWC столкнулась с рядом проблем. Задачи включают:

  • отсутствие универсальности — многие страны по-прежнему не подпадают под действие Конвенции,
  • отсутствие проверки — КБО не содержит мер по проверке соответствия,
  • история несоблюдения — некоторые государства-участники нарушили КБО, а другие подозреваются в осуществлении незаконных программ биологического оружия, и
  • достижения в области бионаук и биотехнологии — разработки в этих областях происходят быстро и увеличивают риск распространения биологического оружия.

УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ

Хотя членство в КБО значительно выросло до 147 государств, многие страны все еще остаются за рамками Конвенции. Некоторые подписали, но еще не ратифицировали КБО. К ним относятся многие африканские страны, Египет и Сирия. Другие не подписали и не ратифицировали КБО. Наиболее важно то, что к ним относятся Азербайджан, Израиль, Судан и центральноазиатские государства Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. В последние годы рост членства был медленным, несмотря на неоднократные призывы государств-членов присоединиться к ним.

ПРОВЕРКА

Самым большим недостатком Конвенции является отсутствие в ней механизмов проверки соблюдения государствами-участниками. В отличие от ДНЯО и КХО, КБО не содержит механизма проверки. В результате снижается уверенность в том, что все члены соблюдают правила, что подрывает общее доверие к эффективности режима КБО.

Было принято несколько подходов к решению этой проблемы. МД были разработаны и расширены на нескольких обзорных конференциях; однако уровень участия в этих политически обязывающих мерах) был невысоким.Другой подход заключался в проведении переговоров по протоколу соблюдения через Специальную группу на Специальной конференции в 1994 году.

НЕСООТВЕТСТВИЕ

Из-за сложности проверки соблюдения опасения по поводу нарушения запретов КБО сохранялись на протяжении всей истории Конвенции. На нескольких обзорных конференциях государства-участники открыто обвиняли других в обмане. Так, во время Третьей обзорной Конференции в 1991 году Австралия, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты обвинили Советский Союз в разработке биологического оружия, а на первой сессии Пятой обзорной Конференции в 2001 году Соединенные Штаты выдвинули обвинения. против четырех государств-участников — Ирака, Ирана, Северной Кореи и Ливии.Было несколько громких случаев, когда государства разрабатывали биологическое оружие даже после принятия на себя обязательств по КБО.

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

Советский Союз является наиболее ярким примером несоблюдения правил, поскольку, как известно, он проводил масштабную программу биологического оружия, несмотря на его статус государства-участника КБО, еще до 1972 года. Советский Союз начал свою программу биологического оружия в 1928 году под Красным Армия. В начале 1970-х годов, примерно в то время, когда была заключена и подписана КБО, советское руководство решило существенно расширить свою программу, используя достижения науки и техники, проводя дальнейшие исследования и создавая инфраструктуру для производства биологического оружия.Эти мероприятия были организованы при учреждении под названием «Биопрепарат», которое было создано в 1973 году и служило гражданским прикрытием для военных исследований. В разгар программы были задействованы сотни объектов, около 60 000 человек и большой бюджет в сотни миллиардов рублей. Советской программе удалось превратить в оружие ряд опасных патогенов, в том числе вызывающих оспу, чуму, туляремию, сап, венесуэльский лошадиный энцефалит, сибирскую язву, лихорадку Ку и марбургскую лихорадку.Кроме того, он провел исследования других очень опасных вирусов, таких как вирусы Эбола и желтой лихорадки.

Хотя Запад подозревал, что Советский Союз не соблюдает КБО, они не были осведомлены о деталях Биопрепарата и его работы. Подозрения многих стран усилились после странной вспышки болезни в 1979 году в советском городе Свердловске, когда сибирской язвой заразились 70 человек, многие из которых оказались смертельными. Советы утверждали, что причиной инцидента стало испорченное мясо.Однако на самом деле в соседнем военном микробиологическом учреждении произошла авария, в результате которой споры сибирской язвы распространились по городу с подветренной стороны.

Обвинения в несоблюдении Советского Союза сохранялись на протяжении всей холодной войны, при этом Советы неоднократно отрицали, что они нарушают свои обязательства по КБО. Вскоре после распада Советского Союза президент России Борис Ельцин в телевизионном выступлении признал, что утверждения о несоблюдении Советским Союзом КБО были правдой.11 апреля 1992 года Ельцин издал президентский указ, запрещающий любую деятельность на территории Российской Федерации, не соответствующую Конвенции.

Хотя Ельцин пообещал прекратить финансирование исследований в области биологического оружия, опасения по поводу соблюдения сохранялись. Таким образом, США, Великобритания и Россия договорились начать трехсторонний процесс, который поможет развеять подозрения и укрепить доверие. Одним из аспектов трехстороннего процесса была серия посещений невоенных объектов в каждой из трех стран.Посещения объектов были проведены во всех трех странах, но это не сняло опасений. Планировалось продлить посещение военных объектов, но из-за разногласий они не состоялись. Трехсторонний процесс был остановлен в 1994 году, и с тех пор никаких посещений не проводилось. Опасения, связанные с секретной деятельностью России в ее военных биологических лабораториях, сохраняются.

ИРАК

Несоблюдение Ираком КБО хорошо задокументировано благодаря международному процессу, который был установлен после войны в Персидском заливе в 1991 году.Резолюция 687 Совета Безопасности ООН ознаменовала завершение войны и положила начало важному процессу разоружения. Резолюция требовала, чтобы Ирак объявил все свое оружие массового уничтожения и приказал его уничтожить. Совет Безопасности ООН учредил специальный орган, ЮНСКОМ, для проведения инспекций химического, биологического и ракетного потенциала Ирака и обеспечения их уничтожения. ЮНСКОМ работала с 1991 по 1998 год, раскрывая иракскую программу биологического оружия, которая началась в начале 1970-х годов.

Теперь известно, что программа создания биологического оружия Ирака произвела ботулинический токсин, бактерии сибирской язвы, афлатоксин, рицин и головневой гриб пшеничного покрова, а также инициировала программу по нескольким вирусным агентам. Для доставки вооруженных агентов Ирак произвел бомбы, ракетные боеголовки, генераторы аэрозолей и распылительные системы. Также известно, что Ирак импортировал западные технологии и что многие его исследователи приобрели свои знания в западных странах. Ирак потратил на свою программу около 200 миллионов долларов.

Ирак ратифицировал КБО в 1991 году как условие соглашения о прекращении огня, положившего конец войне в Персидском заливе. Хотя Ирак утверждает, что завершил свою программу создания биологического оружия в 1991 году, широко распространено мнение, что Ирак продолжал эту программу на протяжении 1990-х годов. Эти убеждения подкрепляются попытками Ирака скрыть свою программу от инспекторов ЮНСКОМ. В 1998 году Ирак приостановил сотрудничество с ЮНСКОМ, оставив нерешенными многие вопросы. Группа была расформирована и заменена Комиссией ООН по наблюдению, контролю и инспекциям (ЮНМОВИК).В 2002 году Соединенные Штаты и Соединенное Королевство выпустили подробные отчеты о несоблюдении Ираком требований, обвиняя Ирак в том, что Ирак использует объекты двойного назначения и мобильные лаборатории для продолжения своей работы над биологическим оружием. 8 ноября 2002 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1441, требующую от Ирака предоставить неограниченный доступ инспекторам ЮНМОВИК. Инспекции возобновились 27 ноября. На момент написания этой статьи совершенно очевидно, что Ирак не раскрыл многие детали своей программы создания биологического оружия ЮНМОВИК.

ДРУГИЕ ГОСУДАРСТВА

В отличие от программ создания биологического оружия Советского Союза и Ирака, имеется лишь ограниченная информация о других государствах-участниках КБО, которые подозревались в несоблюдении, включая Южную Африку, у которой, как считается, была программа меньшего масштаба. Хотя никаких обвинений в несоблюдении требований против Южной Африки никогда не выдвигалось, недавнее исследование показало, что некоторые правительственные чиновники были причастны к незаконной деятельности. Многое из того, что сейчас известно, было извлечено из работы Южноафриканской комиссии по установлению истины и примирению (TRC) в рамках их усилий по примирению с прошлым апартеида Южной Африки.

Южная Африка начала свою программу в 1981 году при режиме апартеида под эгидой Сил обороны ЮАР. Южная Африка подписала КБО в 1972 году. Документальные и свидетельские свидетельства показывают, что программа носила как оборонительный, так и наступательный характер и осуществлялась как во внешних (региональная безопасность), так и во внутренних целях (внутренняя оппозиция). Хотя считается, что в программе участвовали сибирская язва и холера, предполагается, что она также включала работу с другими возбудителями, включая чуму, сальмонеллу и ботулинический токсин.Программа также включала проект по фертильности, направленный на производство противозачаточных средств, которые можно было вводить женщинам без их ведома. Программа завершилась в 1993 году под значительным давлением со стороны США, Великобритании и других стран примерно во время смены режима.

Несколько других государств — участников КБО были обвинены другими государствами или подозревались в проведении исследований, разработке и / или производстве биологического оружия. Эти обвинения были сделаны в различных условиях, включая официальные встречи государств-участников (обзорные конференции), публичные выступления и отчеты, опубликованные обвиняющей страной или неправительственными организациями.Из-за отсутствия общедоступных доказательств трудно определить истинный масштаб деятельности и пересекают ли они грань между законными защитными программами и нарушениями Конвенции. Однако несомненно, что история несоблюдения и реальная возможность продолжения запрещенной деятельности, возможно, являются наиболее серьезными угрозами для КБО.

БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ И БИОТЕХНОЛОГИИ

Революция в бионауках и биотехнологиях бросает серьезный вызов КБО.Достижения были как горизонтальными, так и вертикальными: все большее число стран имеют доступ к биотехнологиям и хотят воспользоваться возможностями в этих областях. Кроме того, темпы достижений в области бионаук и биотехнологий продолжают ускоряться, создавая возможности, которые были немыслимы всего несколько лет назад. Однако с этими разработками также связан риск неправильного использования биологических агентов, материалов, технологий и знаний во враждебных целях. Признавая эти потенциальные проблемы, государства-участники КБО ясно дали понять в ходе Первой и Второй обзорных конференций, что генно-инженерные микроорганизмы подпадают под положения статьи 1.

Будущее BWC

Последние годы для КБО были неспокойными. Разоблачения в начале 1990-х годов о несоблюдении Ираком и бывшим Советским Союзом подчеркнули главный недостаток Конвенции — отсутствие механизмов проверки. Кроме того, осознание угрозы, исходящей от биологического оружия, особенно в руках террористов, значительно возросло после смертельных атак сибирской язвы, произошедших в США осенью 2001 года. Эти атаки послужили наглядной иллюстрацией того, как разрушительное биологическое оружие может быть, даже в небольшом масштабе.

На протяжении 1990-х годов государства-участники работали над укреплением Конвенции, сначала с помощью VEREX, а затем переговоров по юридически обязательному Протоколу. Динамика этих усилий сохранялась до 2001 года, когда переговоры сорвались, и пятую обзорную Конференцию пришлось приостановить на год. Государства-участники стояли на распутье. Все они согласились с тем, что КБО устанавливает важный международный запрет и что его необходимо усилить. Однако они различались способами достижения усиленной КБО.

Соглашение, достигнутое на второй сессии пятой обзорной Конференции в ноябре 2002 года, весьма скромно. Это также свидетельствует о переходе от всеобъемлющего юридически обязывающего подхода Специальной группы к более постепенному и предметно-ориентированному подходу, который будет включать сочетание национальных и международных мер. Несмотря на неопределенность в отношении будущего Специальной группы и ее мандата, определенный импульс был сохранен за счет организации ежегодных совещаний в преддверии шестой обзорной Конференции.Срочный вопрос заключается в том, позволит ли этот сдвиг в подходах государствам-участникам лучше противостоять остающейся угрозе, исходящей от биологического оружия.

Ресурсы

Библиография

  • Агентство США по контролю над вооружениями и разоружению (ACDA), BWC Resources.
  • Институт исследований в области обороны и разоружения, «Репортер по контролю над вооружениями», январь-февраль 2002 г.
  • Центр исследований нераспространения, Монтерейский институт международных исследований, химическое и биологическое оружие: владение и программы, прошлое и настоящее.
  • Центр исследований в области нераспространения, Монтерейский институт международных исследований, хронологии государственного использования и контроля над биологическим и химическим оружием.
  • Мари Изабель Шеврие, «В ожидании Годо или спасение шоу?» Обзорная конференция по КБО приходит к скромному соглашению », Disarmament Diplomacy No. 68, декабрь 2002 г. — январь 2003 г.
  • Эрик Кродди с Кларисой Перес-Армендарис и Джоном Харт, Химическая и биологическая война: всестороннее исследование для обеспокоенного гражданина, 2002.
  • Под редакцией Эрхарда Гейслера и Джона Эллиса ван Кортленда Муна, «Биологическое и токсинное оружие: исследования, разработки и использование от средневековья до 1945 года», Исследования химического и биологического оружия SIPRI, отчет № 18, 1999.
  • Эрхард Гайсслер, «Развитие химической и биологической войны и контроля над вооружениями», Ежегодник СИПРИ, 1992: Мировые вооружения и разоружение.
  • Йозеф Голдблат, Контроль над вооружениями: новое руководство по переговорам и соглашениям, 2002.
  • Йозеф Гольдблат, «Обзор Конвенции о биологическом оружии», Ежегодник СИПРИ 1987: Мировые вооружения и разоружение.
  • Чандре Гулд и Питер И. Либ, «Южноафриканская программа химического и биологического оружия: обзор», Обзор нераспространения, т. 7, № 3, Осень-Зима 2000.
  • Артур С. Лалл, «Переговоры по разоружению: восемнадцатая конференция по разоружению наций: первые два года, 1962-64 гг.», Центр международных исследований, Корнельский университет, 1964 г.
  • Джеймс Леонард, «Контроль над биологическим оружием: ретроспектива и перспективы», презентация в Монтерейском институте международных исследований, 28-30 мая 1997 года.
  • Майкл Муди, «Советский Союз, Россия и Конвенция по биологическому и токсинному оружию», Обзор нераспространения, Том. 8, Number 1, Spring 2001.
  • Грэм Пирсон, «Четвертая обзорная конференция по КБО: важный шаг вперед», «Контроль над вооружениями сегодня», январь-февраль 1997 г.
  • Грэм Пирсон и Малкольм Р. Дандо, «Возвращение в Женеву: исчерпывающий список мер», доклад № 7 обзорной конференции, Департамент исследований проблем мира, Университет Брэдфорда, август 2002 г.
  • Жан дю Пре и Даниил Кораблев, «Новые усилия по укреплению КБТО», Центр исследований в области нераспространения, 2002.
  • Пересмотренный проект конвенции о запрещении биологических методов войны и сопровождающий его проект резолюции Совета Безопасности, Соединенное Королевство, ENDC / 255 / Rev. 1, 26 августа 1969 г.
  • Николас А. Симс, «Эволюция биологического разоружения», Исследования химического и биологического оружия СИПРИ, отчет № 19, 2001 г.
  • Тибор Тот, «Пора подводить итоги», Бюллетень конвенций CBW, Гарвардская суссексская программа по вооружениям и ограничению CBW, выпуск No.46, декабрь 1999.
  • Джонатан Такер, «Оценка предложений США по усилению Конвенции о запрещении биологического оружия», Arms Control Today, апрель 2002 г.
  • Джонатан Такер, «Протокол о соблюдении Конвенции о биологическом оружии (КБО)», Краткое изложение Инициативы по ядерной угрозе, 2002 г.
  • Стенографический отчет Комитета восемнадцати наций по разоружению, ENDC / PV.418, 10 июля 1969 г.
  • Мария Уолберг, Милтон Лейтенберг и Жан Паскаль Зандерс «Будущее разоружения в области химического и биологического оружия в Ираке: от ЮНСКОМ к ЮНМОВИК», Ежегодник СИПРИ, 1999: Вооружения, разоружение и международная безопасность.
  • Жан Паскаль Зандерс и Джон Харт, «Разработка химического и биологического оружия и контроль над вооружениями», Ежегодник СИПРИ, 1998 год: вооружения, разоружение и международная безопасность.
  • Раймонд Зилинскас, «Кубинские обвинения Соединенных Штатов в биологической войне: оценка доказательств», Critical Reviews in Microbiology, 25 (3): 173-227 (1999).

Сайты

  • Департамент исследований проблем мира, Университет Брэдфорда, Предотвращение биологической войны: усиление Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия, www.brad.ac.uk
  • Федерация американских ученых, Программа по контролю над химическим и биологическим оружием, Конвенция и документы по биологическому оружию, www.fas.org.
  • BWC Института акронимов, www.acronym.org.uk.
  • Конвенция о биологическом и токсинном оружии, www.opbw.org.

Конвенция о биологическом оружии на перекрестке

Биологическое оружие — это устрашающие убийцы неизбирательного действия. В 1979 году в результате случайного выброса сибирской язвы с оружейного объекта в Свердловске в России погибли по меньшей мере 66 человек.В 1984 году в Орегоне 751 человек, который ел или работал в местных ресторанах, заразился сальмонеллезным гастроэнтеритом — позже было установлено, что вспышка была вызвана преднамеренным заражением салатных баров в ресторанах членами религиозной общины. В другом случае, связанном с сибирской язвой, в 2001 году несколько писем, направленных членам Конгресса США и средствам массовой информации, заразили 22 человека, убили пять и вынудили затраты на очистку более 1 миллиарда долларов. Совсем недавно появились предупреждения о том, что террористические группы, такие как ИГИЛ, страны-изгои, такие как Северная Корея, или жестокие транснациональные группы, такие как Боко Харам, могут получить доступ к биологическим агентам — или даже смертельным болезням, таким как Эбола или Зика, — и использовать их для создания оружия массового поражения. разрушение.Что еще хуже, объекты, содержащие потенциально опасные бактерии, токсины или вирусы, иногда ужасающе плохо защищены, а достижения в области биотехнологии могут привести к разработке новых боевых биологических агентов.

К счастью, есть важный международный договор, который может помочь: Конвенция о биологическом оружии (КБО), которая эффективно запрещает разработку, производство, приобретение, передачу, накопление и использование биологического и токсинного оружия. Договор сейчас находится под давлением, чтобы продвигаться вперед, но его будущее неясно.Ему необходимо постоянное сильное руководство, чтобы вывести его из разочаровавшего заседания Обзорной конференции 2016 года, финансирование для обеспечения того, чтобы он оставался жизнеспособным механизмом разоружения, и видение того, как его можно интегрировать в более широкую и все более интегрированную глобальную архитектуру безопасности.

Текущие вызовы

КБО — это прочный договор о разоружении, первый многосторонний договор, запрещающий целую категорию оружия массового уничтожения. Он вступил в силу в 1975 году и насчитывает 178 государств-участников.Восемнадцать государств не присоединились к договору, что не позволяет ему носить универсальный характер, а многие государства-участники не приняли необходимое законодательство для выполнения положений договора внутри страны. Тем не менее, соглашение остается серьезным препятствием для разработки и применения биологического оружия.

Каждые пять лет государства-участники КБО собираются на Обзорную конференцию, чтобы обсудить действие и выполнение конвенции. Самая последняя обзорная Конференция, состоявшаяся в ноябре 2016 года, стала разочарованием для большинства государств-участников: по итоговому документу было достигнуто минимальное согласие, а это означает, что нет основной программы работы на следующие пять лет.Некоторые из основных вопросов, которые обсуждались на предыдущих встречах — но на данный момент не имеют платформы для обсуждения на КБО, — включают достижения в области науки и техники, готовность к вспышкам болезней и реагирование на них, а также национальное осуществление КБО. Ранее проводимые в середине года встречи экспертов также были отменены, поэтому сейчас нет возможности для обмена мнениями с экспертами из соответствующих международных организаций, включая вклад Всемирной организации здравоохранения, который был так полезен в прошлом.Это все шаги назад.

В дополнение к обзорной конференции каждые пять лет и ежегодному совещанию экспертов также проводится ежегодное Совещание государств-участников (ССП). Хотя в августе 2017 года не было встречи экспертов, к счастью, все еще есть планы провести MSP в декабре в Женеве. Основная цель декабрьской встречи — разработать межсессионную программу работы.

В частности, в этом году MSP предоставит важную возможность вдохнуть новую жизнь в конвенцию и подтвердить ее важность для международной безопасности.На обзорной конференции в ноябре 2016 года было решено, что Движение неприсоединения (ДН) выберет председателя для декабрьской встречи. К сожалению, об этом председателе было объявлено только недавно: 25 августа ДН назначило посла Индии Амандипа Сингха Гилла председателем СЧП 2017 года. Председатель обычно назначается в конце предыдущего года, поэтому мероприятия по подготовке к предстоящему декабрьскому MSP обычно начинаются намного раньше в календарном году. Однако в этом году было потеряно несколько месяцев подготовительного времени.Консультации между государствами в рамках подготовки к декабрьской встрече практически не проводились. Проблема усугубляется тем, что с настоящего момента до декабря будут другие отвлекающие события, в первую очередь Первый комитет ООН в Нью-Йорке.

Соглашение также сталкивается с серьезными проблемами на фоне истощающихся средств. Финансирование влияет не только на будущее осуществление КБО и ее заседаний, но и на способность Группы имплементационной поддержки (ГИП) выполнять свою работу. ГИП КБО, состоящая из трех сотрудников, которые поддерживают страны в выполнении договора, не имеет значительного финансирования, за исключением ограниченных поездок.Государства-участники финансируют ГИП за счет ежегодных начисленных взносов, но несколько стран должны платить, в первую очередь Бразилия. Бразилия не предоставляла необходимое финансирование КБО в течение последних 12 лет и должна почти 300 000 долларов, что в случае выплаты имело бы большое значение для обеспечения жизнеспособности будущих заседаний КБО и продолжения деятельности ГИП. Соединенные Штаты и несколько других стран помогли восполнить этот пробел в краткосрочной перспективе. Однако без быстрого решения этого вопроса не будет никаких будущих встреч после встречи в декабре 2017 года и, возможно, не будет никакой ИСУ после 2018 года.

BWC и глобальная архитектура безопасности

Несмотря на медленный прогресс в самой КБО, есть положительные тенденции: ГИП продолжает свою работу по продвижению универсального членства и поддержке выполнения положений договора. Партии меньшего размера из развивающихся государств работали над тем, чтобы соединить точки между биологическим оружием, биобезопасностью, инфекционными заболеваниями, нераспространением, наукой и технологиями, и они обращаются к ГИП за указаниями. Этот охват показывает, что, несмотря на отсутствие активности в Женеве, КБО не является изолированным инструментом — скорее, она связана с другими текущими глобальными инициативами в области международной безопасности, такими как глобальная безопасность в области здравоохранения и нераспространение.

Когда глобальные инициативы взаимосвязаны таким образом, это усиливает всех инициатив. Например, Глобальная повестка дня в области безопасности здоровья объединяет более 55 стран для укрепления потенциала стран по предотвращению, обнаружению и реагированию на угрозы инфекционных заболеваний, будь то естественные, преднамеренные или случайные. Он признает, что проблема инфекционных заболеваний имеет как компонент здоровья, так и биобезопасности. Другой пример: Резолюция 1540 Совета Безопасности ООН налагает на все государства обязательные обязательства по принятию законодательства по предотвращению распространения ядерного, химического и биологического оружия и средств его доставки.Недавние встречи, посвященные этой резолюции, подчеркнули возможность злоупотребления, вызванную быстрым прогрессом в науке и технологиях. Страны надеются, что ИСУ поможет им понять общую связь этих вопросов международной безопасности, большинство из которых требует действий с их стороны для соблюдения многих положений. Связь между целями КБО и другими соответствующими инициативами делает КБО, по мнению некоторых государств, логичным местом для поиска руководства. Страны обращаются к КБО, чтобы восполнить пробел в их понимании.Продолжающееся взаимное обогащение открывает новые перспективы для ИСУ и, в конечном итоге, для КБО, что может оказать положительное влияние на КБО. Это критический узел в сети.

Это положительные признаки не только той роли, которую КБО играет в запрещении разработки и использования биологического оружия, включая применение КБО для новых биотехнологических достижений, но также и будущего значения КБО в более широкой глобальной архитектуре безопасности. ISU продолжает вести разъяснительную работу и теперь участвует в обсуждениях, которые способствуют приверженности государств нескольким глобальным инициативам в области безопасности, а не только КБО.

Есть еще работа и возможности. Однако работу Конвенции по биологическому оружию будет трудно поддерживать, если не произойдет следующее: 1) Достаточное и устойчивое финансирование со стороны государств-участников, включая платежи, которые в настоящее время просрочены; 2) Сильное руководство и успешная декабрьская MSP, подтверждающая важность договора для международного сообщества, а также разработка межсессионной программы работы; и 3) видение развития роли КБО как части более крупной взаимосвязанной глобальной архитектуры безопасности.

Никто не проверяет нарушения Конвенции о биологическом оружии

Глобальный договор запрещает разработку или накопление биологического оружия, но разрешает планирование биозащиты.

Ученые достигли значительного прогресса в разработке методов «сплайсинга генов» — изменения генетического состава организмов.

Эта работа включает патогены биоинженерии для медицинских исследований, методы, которые также могут быть использованы для создания смертоносного биологического оружия.Это совпадение послужило поводом для слухов о том, что коронавирус SARS-CoV-2 был разработан с помощью биоинженерии в китайском Уханьском институте вирусологии и что впоследствии он «ускользнул» в результате лабораторной аварии, вызвав пандемию COVID-19.

В мире уже есть правовая основа для предотвращения сращивания генов для ведения войны: Конвенция о биологическом оружии 1972 года. К сожалению, страны не смогли договориться о том, как укрепить договор. Некоторые страны также проводят исследования и накопления биологического оружия в нарушение его.

Как член Совета национальной безопасности президента Билла Клинтона с 1996 по 2001 год, я не понаслышке видел провал в укреплении конвенции. С 2009 по 2013 год в качестве координатора Белого дома президента Барака Обамы по оружию массового уничтожения я возглавлял группу, которая занималась проблемами регулирования потенциально опасных биологических исследований в отсутствие строгих международных норм и правил.

История Конвенции о биологическом оружии показывает пределы международных попыток контролировать исследования и разработки биологических агентов.

1960-1970-е: Международные переговоры о запрещении биологической войны

Великобритания впервые предложила глобальный запрет на биологическое оружие в 1968 году.

Считая, что биологическое оружие не имеет полезной военной или стратегической цели, учитывая огромную мощь ядерного оружия, Великобритания завершила свою наступательную программу создания биологического оружия в 1956 году. Однако сохранялся риск того, что другие страны могут рассматривать разработку биологического оружия как атомную бомбу для бедняков.

Согласно первоначальному предложению Великобритании, страны должны были указать объекты и виды деятельности с потенциальным применением биологического оружия.Им также необходимо будет согласиться с инспекциями на местах международным агентством, чтобы убедиться, что эти объекты используются в мирных целях.

Эти переговоры набрали обороты в 1969 году, когда администрация Никсона завершила американскую программу создания наступательного биологического оружия и поддержала британское предложение. В 1971 году Советский Союз заявил о своей поддержке, но только с исключенными условиями проверки. Поскольку было необходимо привлечь СССР, США и Великобритания согласились отказаться от этих требований.

В 1972 году договор был окончательно оформлен. После получения необходимых подписей он вступил в силу в 1975 году.

Согласно конвенции, 183 страны согласились не «разрабатывать, производить, накапливать или иным образом приобретать или сохранять» биологические материалы, которые могут быть использованы в качестве оружия. Они также согласились не накапливать запасы и не разрабатывать какие-либо «средства доставки» для их использования. Соглашение разрешает «профилактические, защитные или другие мирные» исследования и разработки, включая медицинские исследования.

Однако в договоре отсутствует какой-либо механизм для проверки того, что страны соблюдают эти обязательства.

1990-е: Раскрытие нарушений договоров

Это отсутствие проверки было разоблачено как фундаментальный недостаток конвенции два десятилетия спустя, когда выяснилось, что Советам есть что скрывать.

В 1992 году президент России Борис Ельцин обнародовал масштабную программу Советского Союза по созданию биологического оружия. Некоторые из описанных в программе экспериментов включали повышение смертоносности и устойчивости вирусов и бактерий к лечению. Советы также использовали в качестве оружия и массово производили ряд опасных природных вирусов, включая вирусы сибирской язвы и оспы, а также вызывающую чуму бактерию Yersinia pestis .

Ельцин в 1992 году приказал прекратить программу и уничтожить все ее материалы. Но остаются сомнения, было ли это выполнено полностью.

Очередное нарушение договора стало известно после поражения Ирака США в войне в Персидском заливе 1991 года. Инспекторы Организации Объединенных Наций обнаружили запасы иракского биологического оружия, в том числе 1560 галлонов (6000 литров) спор сибирской язвы и 3120 галлонов (12000 литров) ботулотоксина. Оба были загружены в авиабомбы, ракеты и ракетные боеголовки, хотя Ирак никогда не использовал это оружие.

В середине 1990-х годов, во время перехода Южной Африки к правлению большинства, появились свидетельства существования программы бывшего режима апартеида по химическому и биологическому оружию. Как сообщила Южноафриканская комиссия по установлению истины и примирению, программа была сосредоточена на убийствах. Методы включали заражение сигарет и шоколадных конфет спорами сибирской язвы, сахар — сальмонеллой и шоколад — ботулотоксином.

В ответ на эти разоблачения, а также на подозрения в том, что Северная Корея, Иран, Ливия и Сирия также нарушают договор, U.С. начал призывать другие страны закрыть пробел в проверке. Но, несмотря на 24 встречи за семь лет, специально сформированная группа международных переговорщиков не смогла прийти к соглашению о том, как это сделать. Проблемы были как практическими, так и политическими.

Мониторинг биологических агентов

Несколько факторов затрудняют проверку договора о биологическом оружии.

Во-первых, типы предприятий, которые исследуют и производят биологические агенты, такие как вакцины, антибиотики, витамины, биологические пестициды и определенные продукты питания, также могут производить биологическое оружие.Некоторые патогены, имеющие законное медицинское и промышленное применение, также могут быть использованы для биологического оружия.

Кроме того, большие количества определенного биологического оружия могут быть произведены быстро, небольшим персоналом и на относительно небольших объектах. Следовательно, программы биологического оружия труднее обнаружить международным инспекторам, чем ядерные или химические программы, для которых обычно требуются большие объекты, многочисленный персонал и годы работы.

Таким образом, эффективный процесс проверки биологического оружия потребует от стран идентифицировать большое количество гражданских объектов.Инспекторам необходимо будет регулярно их контролировать. Мониторинг должен быть интрузивным, позволяя инспекторам требовать «инспекций по запросу», то есть доступа в короткие сроки как к известным, так и к подозреваемым объектам.

Наконец, разработка защиты от биологического оружия — как это разрешено договором — обычно требует работы с опасными патогенами и токсинами и даже с системами доставки. Таким образом, отличие законных программ биозащиты от незаконной деятельности, связанной с биологическим оружием, часто сводится к намерению, а намерение трудно проверить.

Из-за присущих им трудностей проверка встретила жесткое сопротивление.

Политическая оппозиция проверке биологического оружия

Как чиновник Белого дома, отвечающий за координацию позиции США на переговорах, я часто слышал озабоченность и возражения со стороны важных государственных органов.

Пентагон выразил опасения, что инспекции объектов биозащиты поставят под угрозу национальную безопасность или приведут к ложным обвинениям в нарушении договоров.Министерство торговли выступило против навязчивых международных инспекций со стороны фармацевтической и биотехнологической промышленности. Такие проверки могут поставить под угрозу коммерческую тайну, утверждали официальные лица, или помешать медицинским исследованиям или промышленному производству.

Германия и Япония, которые также имеют крупные фармацевтические и биотехнологические отрасли, высказали аналогичные возражения. Китай, Пакистан, Россия и другие страны выступали против почти всех инспекций на местах. Поскольку правила, по которым действовала переговорная группа, требовали консенсуса, любая отдельная страна могла заблокировать соглашение.

В январе 1998 года, стремясь выйти из тупика, администрация Клинтона предложила снизить требования к проверке. Страны могут ограничить свои декларации объектами, «особенно подходящими» для использования биологического оружия, такими как предприятия по производству вакцин. Выборочные или регулярные инспекции этих объектов будут вместо этого «добровольными» посещениями или ограниченными инспекциями по запросу — но только в том случае, если они будут одобрены исполнительным советом создаваемого международного агентства, контролирующего договор о биологическом оружии.

Но даже это не привело к консенсусу среди участников международных переговоров.

Наконец, в июле 2001 года администрация Джорджа Буша отклонила предложение Клинтона — по иронии судьбы, на том основании, что оно не было достаточно сильным, чтобы выявить мошенничество. На этом переговоры провалились.

С тех пор страны не предприняли серьезных усилий для создания системы проверки для Конвенции о биологическом оружии.

Даже с учетом поразительных успехов, достигнутых учеными в области генной инженерии с 1970-х годов, мало признаков того, что страны заинтересованы в том, чтобы снова заняться этой проблемой.

Это особенно верно в сегодняшней атмосфере обвинений в адрес Китая и отказе Китая от всестороннего сотрудничества для определения истоков пандемии COVID-19.

ОБ АВТОРЕ

Гэри Самор, профессор практики политики и директор Crown Family Центра изучения Ближнего Востока, Университет Брандейса . Доктор Самор проработал в правительстве США более 20 лет, уделяя особое внимание контролю над ядерными вооружениями и предотвращению распространения ядерного оружия, особенно на Ближнем Востоке и в Азии.В этом качестве он служил и президенту Клинтону, и президенту Обаме в качестве старшего должностного лица в Совете национальной безопасности, ответственного за нераспространение оружия массового уничтожения. Помимо правительства, он занимал руководящие исследовательские и административные должности в Международном институте стратегических исследований в Лондоне, Совете по международным отношениям и Белферском центре науки и международной безопасности при Гарвардском университете. Он имеет степень магистра и докторскую степень государственного департамента Гарвардского университета.

Эта статья любезно предоставлена ​​The Conversation.

COVID-19 показывает, что Конвенция о биологическом оружии должна быть усилена

Председатель Объединенного комитета начальников штабов США Марк Милли недавно заявил, что американская разведка «пристально смотрит» на то, возник ли коронавирус в исследовательской лаборатории Ухани, а не в рынок под открытым небом. Между тем сенатор-республиканец США Том Коттон намекнул, что вспышка могла быть вызвана программой вооружений.

Такие утверждения, которые выдвигались с первых дней пандемии, были решительно опровергнуты китайскими властями и не получили научного обоснования. Но неопределенность, связанная с происхождением пандемии, напоминает нам о двойственной природе — гражданской и военной — биологических наук и присущего им оружейного потенциала.

История

С древних времен биологические агенты и токсины считались возможными орудиями войны.Они все еще могут быть частью военных арсеналов некоторых стран. Вместе с ядерным и химическим оружием они представляют собой оружие массового уничтожения — оружие, которое может вызвать катастрофические последствия во всем мире.

В 1925 году, после Первой мировой войны, во время которой широко применялось химическое оружие, в Женеве был подписан протокол, запрещающий использование такого оружия. Биологическое оружие также было включено, вероятно, из-за ужасающей пандемии «испанского» гриппа, унесшей миллионы смертей в период с 1918 по 1920 год.Запрет, мотивированный в основном гуманитарными соображениями, запрещал только использование химического и биологического оружия на войне, но не владение им или его производство. Международному сообществу пришлось ждать до 1972 года достижения полного запрещения биологического оружия посредством Конвенции о биологическом оружии (КБО) и до 1993 года — запрета химического оружия посредством Конвенции о химическом оружии (КХО).

В соответствии с Конвенцией о биологическом оружии государства обязались «никогда ни при каких обстоятельствах не разрабатывать, не производить, не накапливать, не приобретать и не иным образом приобретать или сохранять» биологическое оружие или средства его доставки.Они также обязались уничтожить все имеющееся у них оружие. Чтобы поддержать осуществление КБО, в 1990 году Австралийская группа (многосторонний режим предотвращения распространения и экспорта химического оружия) расширила свои положения, включив в них биологическое оружие. А в 2004 году обязательная резолюция Совета Безопасности ООН (Резолюция 1540 СБ ООН) стала ключевым инструментом предотвращения попадания оружия массового уничтожения (в том числе биологического) в руки террористических групп.

Недостатки

По сей день КБО остается столпом международного контроля над биологическим оружием.Несомненно, это способствовало международному миру и безопасности. Но Конвенция не может проверять и устранять нарушения. И у него есть другие недостатки:

  • В ответ на предполагаемое нарушение государства в рамках КБО имеют выбор только проконсультироваться друг с другом или подать жалобу в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) в надежде обеспечить выполнение Резолюции СБ ООН при всеобщем согласии. пять постоянных членов Совета (P5). Государство также может подавать апелляцию в Международный Суд, но не все государства юридически связаны КБО и не обязательно все признают обязательную юрисдикцию Международного Суда во всех юридических спорах.
  • Нет постоянного органа, обеспечивающего выполнение КБО. В настоящее время эту функцию выполняет Конференция по обзору, которая проводится только раз в пять лет, а также периодические встречи государств-членов и экспертов. С 2007 года была создана небольшая Группа имплементационной поддержки (ГИП). Он работает эффективно, но его полномочия и штат (в основном финансируемый Европейским союзом) слишком ограничены.
  • В Конвенции отсутствуют возможности проверки и инспекции.После длительных переговоров инициатива по оснащению КБО протоколом проверки была в конце концов сорвана Соединенными Штатами на обзорной конференции 2002 года.
  • КБО еще не ратифицировали 14 стран, в том числе государства в регионах, где существует серьезная напряженность.

Короче говоря, нынешний международный режим неадекватен для урегулирования кризиса, связанного с биологическим оружием, и устранения его гуманитарных и правовых последствий.

Рекомендации

Следует рассмотреть следующие меры по усилению режима:

  • В отсутствие постоянного международного органа по надзору за осуществлением КБО следует изучить возможность передачи биологического оружия под юрисдикцию существующей Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), расположенной в Гааге.Уже есть примеры, такие как Протокол 1925 года, Австралийская группа, Комиссии ЮНСКОМ и ЮНМОВИК, занимающиеся оружием массового уничтожения в Ираке, и резолюция 1540 СБ ООН, в которых биологическое и химическое оружие рассматривается или рассматривалось совместно. Обзорная конференция по КБО 2016 г. отметила «растущую конвергенцию биологии и химии, а также возможные проблемы и возможности для осуществления Конвенций».
  • В более общем плане, несмотря на провал в 2002 году, идея оснащения КБО механизмом проверки или расследования должна быть пересмотрена.Даже если, как некоторые считают, проверка не может полностью обеспечить выполнение КБО, это не должно стать предлогом для бездействия. Прецеденты ЮНСКОМ и ЮНМОВИК в Ираке показывают, что биопроверка по крайней мере осуществима. Отказавшись от инициативы по проверке в 2002 году, Соединенные Штаты лишили себя и остальную часть международного сообщества инструмента, который сегодня был бы полезен для расследования причин вспышки коронавируса. Полагаться исключительно на национальную разведку США нельзя на международном уровне.
  • Необходимо предпринять согласованные усилия, чтобы побудить стратегически важные страны, такие как Египет, Израиль и Сирия, присоединиться к остальному миру и отказаться от этого ужасного оружия, которое способно без разбора убивать тысячи и тысячи мирных жителей. Это оружие террора, не имеющее стратегической ценности.
  • Следующая Конференция по рассмотрению действия Конвенции о биологическом оружии состоится в 2021 году. Нынешняя пандемия должна стать катализатором укрепления Конвенции о биологическом оружии.

Мнения, сформулированные выше, представляют точку зрения автора (ов) и не обязательно отражают позицию European Leadership Network или любого из ее членов. Целью ELN является поощрение дебатов, которые помогут развить способность Европы решать насущные проблемы современной внешней политики, обороны и безопасности.

Flickr: Национальная гвардия Нью-Джерси

Конвенция о биологическом оружии (BWC)

179 стран присоединились к Конвенции о биологическом оружии (КБО)


Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБО) от 10 апреля 1972 года вступила в силу 26 марта 1975 года.Он содержит полный запрет на биологическое оружие и, таким образом, является первым многосторонним соглашением, которое полностью объявило вне закона тот или иной вид оружия.

7 апреля 1983 года Германия присоединилась к КБО, участниками которой в настоящее время являются 179 государств и шесть стран, подписавших ее. К ним относятся все члены ЕС и НАТО . 11 стран не подписали и не ратифицировали КБО. К недоговаривающимся государствам относятся, прежде всего, страны Африки, Ближнего Востока и Тихого океана.

Обзор государств — участников КБО и государств, не являющихся участниками КБО

Нет механизма проверки соответствия


КБО не включает режим проверки для обеспечения соблюдения Конвенции.Хотя в статье VI действительно говорится, что любое государство-участник, которое подозревает какое-либо другое государство-участник в нарушении обязательств, вытекающих из положений Конвенции, может подать жалобу в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций, который, в свою очередь, может провести расследование, это инструмент еще не использовался.

На обзорных конференциях по КБО 1986 и 1991 годов были согласованы меры укрепления доверия (МД). Они включают обмен информацией: государства должны ежегодно отчитываться о соответствующей биологической деятельности, о гражданских исследовательских и производственных объектах, а также о национальных программах биозащиты.Однако только около 40 процентов государств-участников ежегодно участвуют в МД. С тех пор, как в 2006 г. было принято совместных действий ЕС по этому вопросу, все государств-членов ЕС представили годовые отчеты по МД.

Германия — одна из немногих стран, которые разрешают публиковать свои годовые отчеты на веб-сайте Группы имплементационной поддержки КБО (ГИП). Кроме того, Германия вместе со Швейцарией и Норвегией проводит кампанию за то, чтобы отчеты по МД были более понятными и переводились на все языков ООН , чтобы их было легче оценивать.Однако пока официального решения по этому поводу не принято.

Годовой доход от CBM в Германии за 2016 год

Обзорные конференции в целях укрепления КБО

Применение КБО рассматривается обзорными конференциями каждые пять лет. На обзорной конференции 2001 года государства-участники не смогли согласовать юридически обязательный дополнительный протокол, содержащий правила проверки для обеспечения соблюдения Конвенции.

Обзорную конференцию спас от полного провала только компромисс, принятый государствами-участниками в 2002 году после трудных консультаций.Они согласились с тем, что следует предпринять альтернативные шаги для укрепления КБО. Более того, никакие юридически обязательные переговоры между государствами-участниками КБО не будут проводиться до обзорной Конференции в конце 2006 года. Однако государства-участники действительно проводили Совещание экспертов и Совещание государств-участников каждый год до 2005 года для обсуждения и принятия эффективных мер ( межсессионный процесс).

Поскольку было принято решение о проведении межсессионного процесса, шестая Конференция по рассмотрению действия КБО прошла в Женеве в декабре 2006 года.Делегаты обсудили будущее режима КБО, способы укрепления многостороннего процесса с помощью практических мер, а также обеспечение институциональной поддержки КБО.

Он обеспечил продолжение межсессионного процесса до седьмой обзорной Конференции в 2011 году с ежегодными совещаниями экспертов и совещаниями государств-участников, на которых, среди прочего, будет изучаться вопрос о том, как улучшить национальное осуществление КБО, а также проблему биологического оружия. безопасность. Кроме того, в Департаменте по разоружению Организации Объединенных Наций в Женеве было создано постоянное подразделение (Группа имплементационной поддержки, ГИП) для обеспечения КБО более совершенной административной поддержки.Это подтверждается национальными контактными пунктами в государствах-участниках, которые призваны координировать деятельность по КБО. Наконец, была согласована информационная программа, призванная побудить государства, не являющиеся договаривающимися сторонами, ратифицировать Конвенцию.

Седьмая обзорная Конференция в декабре 2011 года одобрила продолжение межсессионного процесса с 2012 по 2015 год с одним Совещанием экспертов и одним совещанием государств-участников каждый год. Продление мандата Группы имплементационной поддержки еще на пять лет также можно считать успешным.Кроме того, были расширены возможности для вовлечения развивающихся стран. Германия участвует в программах, приглашая экспертов из недоговаривающихся государств.

Восьмая обзорная Конференция состоялась в ноябре 2016 года и характеризовалась трудными переговорами и разногласиями в отношении осуществления Конвенции. В итоге был достигнут минимальный консенсус: одно Совещание государств-участников в год, прекращение Совещания экспертов (без замены) и продление мандата ГИП еще на пять лет.Следующее совещание государств-участников состоится в начале декабря 2017 года с участием немецкого заместителя председателя, и на нем будут рассмотрены дальнейшие существенные и процедурные вопросы, а также годовой отчет ГИП и прогресс по универсализации. Германия будет продолжать настаивать на укреплении Конвенции в годы, предшествующие девятой обзорной Конференции в 2021 году. Приоритеты Германии включают улучшение национального осуществления Конвенции, усиление мер укрепления доверия и повышение эффективности работы Секретаря ООН ООН – Генеральный механизм посредством конкретных мер, таких как семинары и тренинги для экспертов.

Вклад ЕС в укрепление КБО

Европейский Союз поддерживает все многосторонние инструменты, направленные на содействие разоружению и нераспространению. Это включает КБО. Стратегия ЕС против распространения оружия массового уничтожения (ОМУ), принятая 12 декабря 2003 года, устанавливает три основных принципа нераспространения ОМУ: эффективная многосторонность, предотвращение и сотрудничество. Для реализации Стратегии ЕС эффективно предпринимает все действия, указанные в главе III, в частности, с целью укрепления, более эффективного осуществления и универсализации КБО.

20 марта 2006 года Совет принял План действий по биологическому и токсинному оружию, который предусматривает более эффективное использование существующих инструментов, таких как меры укрепления доверия и следственный механизм Генерального секретаря ООН (UNSGM) в этом случае подозрений в применении химического и биологического оружия. В рамках Плана действий, EU регулярно проводит семинары по всемирному внедрению КБО.

Модель EU сыграла конструктивную роль в обзорных конференциях 2006, 2011 и 2016 годов.Это последнее взаимодействие основано на Общей позиции Совета от 16 ноября 2015 года, в которой определены четыре приоритета в отношении участия ЕС :

  • укрепление и поддержание уверенности в соответствии
  • поддержка национального внедрения
  • поддерживает механизм Генерального секретаря ООН по расследованию предполагаемого применения биологического оружия и агентов, а
  • способствует универсальности.

Для получения дополнительной информации о деятельности ЕС щелкните здесь:

eeas.europa.eu

Усилия Германии в области биобезопасности

В 2013 году федеральное правительство запустило Германскую программу партнерства по обеспечению передового опыта в области биологической безопасности и безопасности здоровья в контексте Глобального партнерства G8 против распространения оружия и материалов массового уничтожения, созданного в 2002 году. область биобезопасности будет финансироваться и осуществляться немецкими партнерскими организациями и институтами в разных странах.

Таким образом, Германия вносит международный вклад в улучшение выполнения Конвенции (ее статья IV) и в нераспространение биологического оружия. Таким образом, правительство Германии также способствует международному сотрудничеству, предусмотренному статьей X КБО.

Исторический контекст происхождения Конвенции о биологическом оружии (КБО) | Исследования в области науки и технологий

Talks

Брайан Балмер, «Являются ли границы лучшим способом подумать о взаимосвязи между политикой и наукой ?: Пример из истории слезоточивого газа», представленный на семинаре «Научная политика: Исследования на границе », Университет Ла-Лагуна, Ла-Лагуна, Тенерифе, Испания, 21 октября 2016 г.

Брайан Балмер, Алекс Спеллинг и Катрина Маклиш, «Эпистемология слезоточивого газа», представленные на семинаре «Наука / Технология / Безопасность: вызовы глобальному управлению», Университетский колледж Лондона, 20-21 июня 2016 г .; и на конференции 4S / EASST «Наука и технологии другими средствами: изучение коллективов, пространств и будущего», Барселона, Испания, 31 августа — 3 сентября 2016 г.

Алекс Спеллинг, Предотвращение «вирусологической Хиросимы»: освещение в прессе времен холодной войны разоружения биологического оружия, в рамках конференции «Конфликт, травма и СМИ», Ливерпульский университет Джона Мура, 31 марта 2016 г.

Брайан Балмер, Катрина Маклиш, Алекс Спеллинг, «Химическое и биологическое оружие», Глобальный семинар по истории здравоохранения 88, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Женева, Швейцария, 21 мая 2015 г.

Алекс Спеллинг, «До слез» : США, Великобритания и законность CS Gas, 1967-75 », Военные исследования, Королевский колледж Лондона, 18 ноября 2014 г., 12.30-14.00.

Алекс Спеллинг, «До слез»: США, Великобритания и законность CS Gas, 1967-75 », в рамках ежегодной конференции Ассоциации трансатлантических исследований, 7-10 июля 2014 г., Гентский университет, Бельгия.

Восьмая обзорная Конференция по КБО

9 ноября 2016 года команда проекта приняла участие в восьмой обзорной Конференции по КБО во Дворце Наций ООН в Женеве. Пятилетние обзорные конференции длятся три недели и являются наиболее значительными событиями в календаре Конвенции о биологическом оружии, и в них принимают участие многие из 177 государств-участников Конвенции, а также заинтересованные организации гражданского общества со всего мира. Команда провела переговоры на дополнительном мероприятии во время обеда, организованном совместно для демонстрации проекта AHRC по истории Конвенции о биологическом оружии и запуска нового отредактированного сборника «Биологические угрозы в XXI веке» (в котором две главы являются результатом исследований. из проекта AHRC).Мероприятие посетило около 40 человек и было организовано редактором журнала «Биологические угрозы в XXI веке» доктором Филипой Ленцос из Королевского колледжа Лондона.

Подготовительная конференция к восьмой обзорной Конференции по КБО

11 августа 2016 г. д-р Джеймс Ревилл и Катрина Маклиш представили информационный документ по теме статьи X Конвенции о биологическом оружии (КБО) на параллельном мероприятии во время Подготовительного комитета восьмой обзорной Конференции в Женеве.Эта статья конвенции, которая касается международного сотрудничества, вызывает все более серьезные разногласия, и докладчики обрисовали истоки и эволюцию такого разделения, прежде чем сформулировать конкретные предложения для рассмотрения государствами-участниками на Обзорной конференции по КБО в ноябре этого года.

Это параллельное мероприятие в Женеве, в котором приняли участие около 50 представителей правительств и гражданского общества, стимулировало оживленную дискуссию с участием представителей нескольких государств, включая Францию, Грузию, Германию, Индию, Японию, Российскую Федерацию, Великобританию и Соединенные штаты.Мероприятие основывалось на элементах совместного проекта «Понимание биологического разоружения» между профессором Брайаном Балмером из отдела исследований науки и технологий UCL и Катрионой Маклеиш из SPRU и частично финансировалось Советом по исследованиям в области искусства и гуманитарных наук Великобритании (AHRC).

Семинар по истории, безопасности и контролю над вооружениями

В ознаменование завершения в сентябре фазы проекта, финансируемой AHRC, 22 июня 2016 года мы провели семинар по истории, безопасности и контролю над вооружениями в зале Холдейна. в UCL.В мероприятии приняли участие более 50 приглашенных и спикеров из академических кругов, правительства, НПО и гражданского общества. Цель состояла в том, чтобы изучить роль, которую история сыграла или могла бы сыграть в области контроля над вооружениями и безопасности. Были рассмотрены следующие темы и вопросы:

Какие конструктивные и практические выводы можно сделать из исторических исследований безопасности и контроля над вооружениями для политиков и практиков?

Каковы пределы полезности истории?

Каковы отношения между исследователями и неакадемическим сообществом?

Чем отличаются продукты и практика исторических исследований, когда историки «встроены» в организации, которые они исследуют?

Спикеры:

  • Dr.Анна Фейгенбаум, Борнмутский университет.
  • Профессор Майкл Гудман, Королевский колледж Лондона.
  • Профессор Жанна Гиймен, Массачусетский технологический институт.
  • Профессор Джейкоб Хэмблин, Университет штата Орегон.
  • Профессор Соня Бен Уаграм-Гормли, Университет Джорджа Мейсона.
  • Профессор Брайан Рэпперт, Эксетерский университет.
  • Профессор Джон Симпсон ОБЕ, Саутгемптонский университет.
  • Г-н Николас Симс, Лондонская школа экономики.
  • Профессор Кэтлин Фогель, Государственный университет Северной Каролины.
  • Д-р Джон Уокер, ACRDU, Министерство иностранных дел и по делам Содружества.

90-летие Женевского протокола

Совещание государств-участников Конвенции о биологическом оружии 2015 года проходило в Женеве с 14 по 18 декабря 2015 года. В качестве параллельного мероприятия 15 декабря 2015 года Организация Объединенных Наций Институт исследований в области разоружения (ЮНИДИР) провел мероприятие, посвященное 90-летию подписания Женевского протокола и его связи с Конвенцией о биологическом оружии.Д-р Катрина Маклиш представила собравшимся дипломатам презентацию под названием «Женевский протокол и КБО: некоторые заметки из истории». Вы можете прослушать доклад полностью и просмотреть слайды презентации, щелкнув ссылку в абзаце.

40-летие Конвенции по биологическому оружию

Конвенция о биологическом оружии вступила в силу 26 марта 1975 года. 30 марта 2015 года в зале Совета во Дворце Наций в Женеве состоится торжественное мероприятие. комната, где Комитет Конференции по разоружению вел переговоры по КБО с 1969 по 1971 год.

Команда проекта будет присутствовать на церемонии, и д-р Катриона Маклиш выступит с презентацией под названием «40-летие КБО — вспоминая истоки Конвенции». Юбилейный сайт можно найти здесь.

Подборка фотографий с мероприятия доступна здесь.

Информационный документ, который мы подготовили для мероприятия «Откуда взялась КБО?», Доступен в виде файла .pdf здесь.

Корни КБО в Женевском протоколе были упомянуты в заявлении НПО (Лондонского университета), в соавторстве с Филиппом Ленцос, Николасом Симсом и Брайаном Балмером.Заявление было сделано на Совещании экспертов КБО, Дворец Наций, Женева, 10–14 августа 2015 г.

Семинар свидетелей

В рамках проекта AHRC по историческому контексту истоков Конвенции о биологическом оружии (КБО) , мы провели «семинар для свидетелей» в Университете Сассекса 10 октября 2014 года. На семинаре наша группа свидетелей обсудила свои воспоминания о середине 1960-х и 1970-х годах, когда были согласованы, подписаны и вступили в силу КБО. Членами группы были профессор Жанна Гийемен, профессор Мэтью Мезельсон, профессор Джулиан Перри-Робинсон и г-н Николас Симс.Перед небольшой аудиторией, в которую входили как ученые, так и неакадемики, интересующиеся этой темой, они обсудили свое собственное участие в КБО, а также более широкий контекст неправительственных организаций, активистов, ученых, войну во Вьетнаме и подъем контркультуры. Мероприятие проводилось по правилам Chatham House, но было записано, и мы намерены опубликовать отредактированную версию стенограммы.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.