Заболеваемость дифтерией в россии в 2019 году: Роспотребнадзор информирует об осложнении эпидемиологической ситуации в мире по дифтерии — Муниципальные новости — Новости, объявления, события

Разное

Содержание

Количество заболевших коклюшем в России за год выросло на 40% :: Общество :: РБК

В России за год почти на 40% выросло число заболевших коклюшем, большая часть случаев зафиксирована в Москве. Главный эпидемиолог Минздрава уверен, что одна из основных причин этого — отказ родителей делать прививки детям

Фото: Михаил Плецкий / Global Look Press

Число заболевших коклюшем в России в 2019 году составило 14 406 человек, что почти на 40% больше, чем в 2018 году (10 421 заболевших). По сравнению с 2017 годом заболеваемость коклюшем выросла в 2,7 раза, выяснил РБК, проанализировав данные Роспотребнадзора об инфекционных и паразитарных заболеваниях за последние четыре года. Данные по запросу редакции предоставил Росстат.

В январе 2020 года в России заболели коклюшем 1758 человек. Большая часть из них (89%) — дети до 14 лет.

Несмотря на то что прививки от коклюша сделаны более чем 95% населения, заболеваемость им в стране продолжает расти, подтвердил РБК главный эпидемиолог Минздрава, академик РАН Николай Брико. По его словам, треть заболевших детей прошли полный курс вакцинации, почти половина — не прививались. Согласно календарю профилактических прививок, от коклюша прививают в возрасте трех месяцев, в четыре с половиной месяца и в полтора года.

«В настоящее время выявлено, что уже через четыре-пять лет после вакцинации иммунитет ослабевает и человек вновь становится уязвимым по отношению к коклюшу. В связи с этим более половины всех случаев коклюша в России регистрируется у детей в возрасте от трех до 14 лет», — рассказал он.

Одной из причин роста числа заболевших Брико называет отсутствие своевременной вакцинации у детей. «При анализе статистических форм выявлено, что на первом году жизни своевременно вакцинированы в 2014–2016 годах менее 50% детей, необходимый уровень — более 95% — в некоторых регионах не достигается даже к двум годам», — подчеркнул академик. По мнению главного эпидемиолога, всплеск заболевания произошел из-за того, что родители отказываются от вакцинаций, а также из-за несвоевременного проведения прививок.

О заболеваемости дифтерией и состоянии антитоксического иммунитета населения России в 2012 году

О заболеваемости дифтерией и состоянии антитоксического иммунитета населения России в 2012 году

О заболеваемости дифтерией и состоянии антитоксического иммунитета

населения России в 2012 году

В 2012 году эпидемическая ситуация по дифтерии в Российской Федерации оставалась стабильной. В 5 регионах России зарегистрированы единичные случаи заболевания дифтерией и носительства возбудителя этой инфекции: 5 больных и 11 носителей токсигенных коринебактерий дифтерии. Среди заболевших один ребёнок (12 лет) и 4 взрослых (19, 24, 59 и 66 лет), трое из них относятся к группам профессионального риска. Все, за исключением заболевшей 66 лет, привиты против дифтерии. С момента последней ревакцинации прошло от 3 до 7 лет. У всех привитых диагносцированы локализованные формы дифтерии, у непривитой — токсическая.

У всех заболевших диагноз подтверждён бактериологически. Тем не менее, недостатки в работе бактериологической службы страны сохраняются: в каждом 3-м субъекте Российской Федерации в 2012 году не выявлены даже нетоксигенные коринебактерии дифтерии.

За 6 месяцев 2013 года случаев заболеваний дифтерией не зарегистрировано.

Охват профилактическими прививками против дифтерии детей в декретированных возрастах во всех субъектах России превышает 95% уровень. Тем не менее, в стране остаются непривитыми  2 388 736 человек.

По данным исследований в среднем в  Российской Федерации в 2012 году дифтерийный антитоксин на защитном уровне обнаружен у 95,7% детей 3-4 лет, 98,1% подростков и 93,1% взрослых. Однако, в ряде регионов отмечаются низкие показатели состояния антитоксического иммунитета у населения (менее 90%).

Снижение уровня фактической защищенности и напряженности иммунитета у детей и взрослых в ряде субъектов Российской Федерации обусловлено недостатками в организации вакцинопрофилактики, а у взрослых – необоснованным несоблюдением 10-летнего интервала между прививками.

В целом, в 2012 году характер течения эпидемического процесса дифтерии в стране не изменился в связи с сохраняющейся высокой степенью фактической защищенности всего населения. 

Исходя из существующей эпидемической ситуации по дифтерии, Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации даны указания руководителям управлений Роспотребнадзора совместно с органами управления здравоохранением в субъектах Российской Федерации о поддержании высоких (не менее 95%) уровней охвата населения профилактическими прививками, обратив особое внимание на иммунизацию лиц из групп социального и профессионального риска.

Информационный материал подготовлен на основании данных письма Роспотребнадзора от 05.09.2013 № 01/10230-13-32 «О заболеваемости дифтерией и состоянии антитоксического иммунитета населения России в 2012 году

»:  http://rospotrebnadzor.ru/documen/letters.


Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Эпидемическая ситуация по дифтерии в России

Эпидемическая ситуация по дифтерии в России

Вернуться к списку статей

Эпидемическая ситуация по дифтерии в России.

С.С.Маркина, Н.М.Максимова, В.С.Петина, Н.А.Кошкина, В.А. Фисенко.

МНИИЭМ им. Г.Н.Габричевского, МЗ РФ

Подъем заболеваемости дифтерией в России, начавшийся в конце 1989 года, приближается к своему завершению. Снижение началось в 1996 году и продолжается до настоящего времени. Его темп составляв в 1996 году — 2, 6 раз; в 1997 году он увеличился до 3,4 раз; в 1998 году замедлился до 2,1 раза. За 3 года (1996 — 1998 г.г.) заболеваемость дифтерии снизилась в 9,6.раза, а число выявленных носителей токсигенных коринебактерий дифтерии — в 8,8 раза (табл. 1). Смертность уменьшилась в 11,5 раза Общая инфицированность сократилась в 9 раз. Тем не менее на протяжении всего периода снижения заболеваемости продолжали регистрироваться токсические формы этой инфекции и летальные исходы. Всего за период 1996 — 1998 г.г. заболели дифтерией 19060 человек. У 499 заболевание закончилось летальным исходом.

Таблица 1. Заболеваемость дифтерией, смертность от нее, носительство возбудителя этой инфекции в России в 1996 — 98 г.г.

Годы

Заболеваемость

Смертность

Бактерионосительство

Общая инфецированность

Кол-во больных, абс.

Показатель на 100 тыс.

Кол-во умерших, абс.

Показатель на 100 тыс.

Кол-во носителей, абс

Показатель на 100 тыс.

1996

13604

9,2

345

0,23

11974

8,05

17,2

1997

4057

2,7

116

0,07

3531

2,4

5,0

1998

1409

0,96

38

0,02

1336

0,91

1,9

Снижение заболеваемости и носительства происходило практически во всех регионах России. В 1998 году наиболее высокие показатели инфицированности оставались в Северо-Западном, Северном, Центральном реионах и Калининградской области. На этих территориях они превышали общероссийский в 1,9; 1,8; 1,4и 2,7 раза соответственно. В 1-ом полугодии 1999 года зарегистрирован 381 случай дифтерии, что в 2,2 раза меньше по сравнению с аналогичным периодом 1998 года. У 10 больных дифтерия закончилась летальным исходом.

По-прежнему наиболее высокие показатели заболеваемости сохраняются в городах, которые в 2,5 раза выше, чем в сельской местности. В 1998 году показатель заболеваемости горажан составил 1,14 против 0,45 среди сельского населения. Снижение заболеваемости дифтерией происходило в условиях ежегодного увеличения числа привитых против этой инфкции детей, подростков и взрослых. В 1998 году законченную, вакцинацию в РФ имели 86,8 /о детей в возрасте 6 мес — 11 мес.29 дней, что в 1,7 раза выше, чем в 1994 году (на пике заболеваемости). Охват детей первичной ревакцинацией в возрасте 3 года — 3 года 11 месяцев 29 дней во всех регионах нашей страны увеличился за этот период в 1,4 — 2 раза. большинство составляют взрослые — 59,8%от общего числа больных дифтерией. Удельный вес заболевших дифтерией детей на протяжении всего анализируемого периода, как и в предшествующие годы не превышал 33,4 -31,0%. Темп снижения заболеваемости не отличался друг от друга как среди детей, так и подростков и взрослых. Он составил 3,2 — 3,6 раз в 1997 году и 2,6

3,0 — 1998 году.

Среди детей наиболее высокие показатели заболеваемости в 1996 — 1997 г.г. зарегистрированы среди детей 3-6 лет. В 1998 году показатели заболеваемости во всех возрастных группах практически сравнялись. Среди взрослых наиболее высокие показатели заболеваемости сохраняются среди

«молодых взрослых» 18 — 19 лет. У лиц трудоспособною возраста, ведущих активный образ жизни (от 20 до 50 лет), показатель в 1,6 — 2 раза меньше, чем у молодых людей и в среднем составлял 0,85. В возрастной группе 60 лет и старше отмечен самый низкий показатель заболеваемости, но среди них и самый низкийгемп снижения заболеваемости дифтерией (1,5 раза). В период снижения заболеваемости более заметной становится сглаженность сезонности при этой инфекции, что характерно для периода затухания эпид<мического процесса На осенне-зимний период в разные годы стадии снижения заболеваемости приходилось от 57,5% до 53,5% заболевших (у детей — 52,6% — 54,7%; у взрослых — 51,2% — 56,9 /о), в то же время в годы подъема заболеваемости в этот период регистрировалось до 75 /о заболевших.

В структуре клинических форм, по-прежнему, преобладали легкие локализованные формы — 82,6% — 83,7% (у детей — 87,4% — 91,3%; подростков — 87,5% -92,2% и взрослых — 78,9% — 80,8%).

Доля токсических форм дифтерии осталась довольно высокой — 14,5% — 17,4%. Больше всего токсическая дифтерия регистрировалась у детей раннего возраста (до 3-х лет) и у взрослых старше 40 лет, что говорит о недостаточном охвате их прививками.

Среди токсических форм дифтерии преобладали субтоксические и токсические 1 степени. Этими формами дифтерии, без риска для жизни, заболели в период снижения ‘заболеваемости 74,8% детей и 62% взрослых от числа заболевших токсической дифтерией. Они в 2.2 раза чаще регистрировались среди привитых детей и 1,5 раза — среди привитых взрослых

Тем не менее, до сих пор каждый третий взрослый и каждый четвертый непривитой ребенок, заболевший токсической формой дифтерии, в последние три года перенес ее с опасностью для жизни (токсические формы 11-ой и 111-ей степени и комбинированные с токсическим компонентом). Группой риска по тяжести течения дифтерии остаются дети первых лет жизни и взрослые старше 40 лет, что является следствием сохранения достаточно высокого удельного веса непривитых среди заболевших в этой возрастной группе.

Наиболее высокие коэффициенты тяжести отмечены в Северо-Кавказском, Восточно-Сибирском и Центральном регионах. Обращает на себя внимание, что от 39,3% до 47,8% заболевших токсическими формами дифтерии взрослых — это неработающие люди трудоспособного возраста, пенсионеры и инвалиды. Необходимо отметить, что в течение всего анализируемого периода, по мере увеличения охвата прививками против этой инфекции различных слоев населения, среди заболевших токсическими формами дифтерией увеличилась доля привитых против нее. Хотя среди привитых детей и подростков удельный вес токсических форм дифтерии был в 4 — 65 раза ниже, чем у непривитых. У привитых взрослых коэффициент тяжести был всею в 2 раза ниже, чем у непривитых и составил в 1998 году — 14.3% — 15,1% против 30,8% — 31,2% соответственно. Столь незначительная разница в тяжести течения этой инфекции позволяет усомнитья

в достоверности прививочного статуса у большинства заболевших. В 80,7% случаях «привитые взрослые» в последние 10 лет получили одну прививку, 10,8% — две и 8,4% заболевших — три прививки. В первые три года после прививки заболело дифтерией 66,8% людей.

Среди детей, перенесших дифтерию в токсической форме, 88,6% имели ревакцинирующие прививки и у большинства из них (85,1%) заболевание возникло в ранние сроки от прививки (до 3-х лет). При этом первичный комплекс у 89,8% заболевших детей был проведен АКДС вакциной. Эти данные еще раз подтверждает наше утверждение об отсутствии связи между возникновением дифтерии и препаратов полученным при вакцинации (АКДС или АДСМ анатоксином). Следует сказать, что уровень клинической диагностики в период снижения заболеваемости, да и в течение всего времени подъема дифтерии находилась на низкол уровне и не изменяется со временем, о чем свидетельствуют сроки госпитализации больных тяжелой формой дифтерии, сопряженной с опасностью для жизни. Так, в 1998 году среди таких больных в проздние сроки (на 3-ий день и позже) было госпитализировано 10,7% пациентов (среди детей — 4,6%), у взрослых — 11,4%), в 1997 году — 7% (среди детей и взросльхх поровну). О низком уровне диагностики говорит и то обстоятельство, что первоначальный диагноз дифтерии установлен лишь у 31,3 /о — 40,3 /о детей и 37,5 — 46% взрослых, заболевших токсической дифтерией, закончившейся выздоровлением и у 40% (1997 год) и 45% (1998 год) детей; у 66% (1997 год) и 85% (1998 год), умерших от дифтерии.

Таким образом, у 55% — 60% больных детей и 15% — 34% взрослых с выраженной клинической картиной дифтерии первоначальный диагноз был ошибочным. Бактериологическое подтверждение диагноза дифтерии в России в 1996 — 1998 г.г. составляет от 61,7% до 69,5%, в т.ч. у 52,5% — 68,2% детей и 59,7% — 71,5% взрослых. В подавляющем большинства случаев (845% — 91,8%) выделены штаммы биовара Гравис (у 52,5% — 68,2% детей и у 80,5% — 91,4% взрослых). Обращает на себя внимание, что в течение всего анализируемого периода в значительном проценте случаев у заболевших токсическими формами диагноз дифтерж устанавливается без бактериологического подтверждения: у детей в 31,8% — 47,5% случаях и у 29,7 /о — 40,3 /о взрослых. Это указывает возможность ошибки в определении тяжести заболевания, особенно у привитых. Динамика смертности аналогична динамике заболеваемости. Втечение 1996 — 1998 г.г. смертность уменьшилась в 23 раза (у взрослых в 11,5 раза; у подростков — в 3 раза, у детей — в 6,7 раза) (таблица 2). Летальность на протяжении последних трех лет в целом осталась на одном уровне-

2,5%, 2,9% и 2,6%. Всего за последние 3 года в России от дифтерии погибло 499 человек из них 123 ребенка, Наиболее высокая смертность сохраняется среди детей,

Таблица 2 Смертность и летальность от дифтерии в России в 1996 — 1998 г.г.

Смертность Летальность Контингент на 100 тыс.населения (в %)

  1996 1997 1998 1996 1997 1998
Дети 0,27 0,09 0,04 1.9 2,3 2.7
до 1 года 0,33 0,08 7,2 4,2
1 — 2 0,44 0,11 0,11 4,8 3,4 8,6
3 — 6 0,57 0,22 0,08 3,2 4,0 4,7
7 — 14 0,13 0,06 0,02 0,9 1,4 1,4
Подростки Взрослые 18 — 19 0,03 0,23 0,11 0,06 0,07 0,02 0,01 0,02 0,02 0,2 3,2 0,8 1.4 3.5 0,6 0,8 2,8 1,3
20 — 29 0,05 0,04 0,52 1,3
30 — 39 0,07 0,03 0,008 1,06 1.4 1,2
40 — 49 0,52 0,15 0,05 4,8 5,1 5,4
50 — 59 0,46 0,18 0,04 7,9 9,3 4,8
60 и более 0,04 0,01 0,016 10,0 4,5 10,2
ВСЕГО 0,23 0,07 0,01 2,5 2.9 2,6

особенно в возрасте от 1 до 2 лет. В этой возрастной группе в 1998 году зарегистрирована самая высокая летальность — 8,6%. Среди взрослых наиболее высокая смертность — у больных в возрасте 40 — 59 лет, наибольшая летальность -среди заболевших в возрасте 60 лет и старше (10,2%). Большинство умерших (75%) не привиты против дифтерии. Летальность среди них в 1998 году достигает 18,5% у детей и 6,5% — среди взрослых. Вызывает тревогу, что 30 детей и 95 взрослых, погибших от дифтерии, имели «сведения о прививках». Необходимо тщательное расследование каждого случая гибели от дифтерии привитого против этой инфекции с целью установления подлинного прививочного анамнеза. Таким образом, 1996 — 1998 г.г. в периодическом подъеме заболеваемости дифтерией характеризуются снижением числа случаев дифтерии и смертности от нее. Сохраняющаяся летальность и значительная доля токсических форм дифтерии среди заболевших как детей, так и взрослых, что говорит о том, что в России еще не наступило эпидемическое благополучие при этой инфекции. Настораживает несоответствие между ежегодно увеличивающемся охватом прививками против дифтерии всего населения России и сохраняющейся высокой долей непривитых среди заболевших дифтерией. Группой риска по тяжести течения этой инфекции по-прежне]уу являются дети первых трех лет жизни и взрослые старше 40 лет, а также непривиъю люди любого возраста.

Случаи заболевания токсическими формами дифтерии, привитых против нее людей и даже летальные исходы среди них, диктуют необходимость усиления контроля за фактической привитостью последних.

Настораживает так же увеличение доли клинической диагностики токсической дифтерии, что может свидетельствовать о возможности гипердиагностикц с одной стороны, и о серьезных недостатках бактериологической диагностики дифтерии, с другой стороны.

Следует отметить, что период снижения заболеваемости требует особой ответственности медицинских работников, поскольку характер развития эпидемического процесса в эти годы будет определять параметры и время следующего периодического подъема активизации дифтерии.

Спасаться поздно, только — под иглу

«Действительно, благодаря прививкам в развитых странах заболеваемость корью снизилась в сотни раз. Еще в 2016 году в России болел один на миллион человек», — рассказал «Росбалту» директор института общественного здоровья, заведующий кафедрой эпидемиологии и доказательной медицины Первого МГМУ им. Сеченова Николай Брико.

Но с 2017 года спад сменился подъемом. В 2018 году корью заразились уже 2,4 тысячи человек, и в 2019 году, судя по последним данным, рост продолжился. Среди заболевших много детей. Заражаются, в основном, непривитые или люди с «неясным прививочным анамнезом». Большинство случаев — завезенные.

По словам Брико, во многих странах мира происходит то же самое: в Европе, Америке, Африке. Растет количество смертей. В 2017 году от кори умерло более 84 тысячи человек, а в 2018 году — 110 тысяч.

«Но если сравнивать с тем, сколько людей гибло до появления вакцины, это, конечно, несопоставимые цифры. Представьте, что еще в 2000 году от кори умирало до 600 тысяч человек», — отметил собеседник «Росбалта».

Кстати, это касается не только кори. Заболеваемость и другими «вакциноуправляемыми»  болезнями в последние годы возросла. Так, по словам Брико, в 2017 году в мире было 16,5 тысяч больных дифтерией, о которой мы в России практически забыли, больше 150 тысяч больных коклюшем.

«Конечно, умирают от кори теперь реже, чем до появления вакцины. По данным ВОЗ, в 2018 году в Европе заболело 82,5 тысячи человек. При этом, летальных случаев — 72», — отметил эксперт.

Без меня меня лечили

Самые высокие цифры по заболеваемости в Украине, Сербии, Греции и Грузии. От общего количества заразившихся корью в Европе на Украину приходится 54,5 тысячи случаев и 14 смертей. «Сейчас 2019 год, начало марта. Но по данным на сайте ВОЗ там уже больше 24 тысяч случаев кори, 9 летальных исходов. Почему? Охват вакцинацией населения в Украине — всего 54%. А должно быть больше 95%. Только тогда можно говорить о том, что корь населению не угрожает», — отметил Брико.

По его словам, в мире средний показатель вакцинации — 85%. Но нужно понимать, что это именно средний показатель, и есть страны, где ситуация гораздо хуже.

«В России формально вакцинацией охвачено 97% населения. Поэтому заболеваемость хоть и растет, но она по-прежнему гораздо ниже, чем в европейских странах, в той же Франции. Но все же нужно смотреть, какой у нас реальный уровень коллективного иммунитета, потому что есть сомнения в достоверности информации о вакцинации в ряде регионов», — отметил собеседник «Росбалта».

Объяснить, почему вообще в XXI веке мы вновь заговорили про корь, трудно. «Распространение инфекционных заболеваний — довольно сложная история. Она не всегда может быть вполне объяснена в тот момент, когда развивается. Иногда становится понятно через некоторое время, а иногда проходят десятилетия. Например, вспышка так называемой „испанки“ в 1917—1918 годах была совершенно загадочной до самого последнего времени. Нынешние объяснения тоже не всеми принимаются за правду», — отметил член общественного совета при Минздраве РФ, вице-президент Общества специалистов доказательной медицины, профессор кафедры управления и экономики здравоохранения ВШЭ Василий Власов.

Вот и с корью причины тоже могут быть разные. Но поскольку распространение вируса сейчас контролируется вакциной, искать проблему следует именно здесь, считает он.

Надо спасать школьную медицину

«Применительно к туберкулезу почти 100% вакцинация не нужна, потому что туберкулез умеренно заразный. Такая же история с некоторыми другими инфекциями. Что касается кори, она очень заразная. Принято считать (это оценки из математического моделирования, Бог нам не сообщал, что он имел в виду), что должно быть привито больше 90% населения. В противном случае даже попадание одного заболевшего приводит к тому, что вирус из сотен людей, с которыми человек встречается в течение дня, найдет того, кто не делал прививку», — отметил Власов.

«По-видимому, во всех странах ситуация с вакцинацией схожая. Люди своими собственными глазами видят, что давно нет никакой кори. Зачем прививаться? Свою роль сыграла и история с неудачным исследованием Уэйкфилда о том, что прививка от кори якобы вызывает аутизм (на самом деле нет — „Росбалт“). В результате, в мире накопилось какое-то количество непривитых людей. Думаю, это главная причина вспышек заболеваемости во всех странах, в том числе и в России», — считает он.

Но в таком случае выходит, по факту у нас привитых меньше, чем по статистике? «Я бы не задавался этим вопросом, потому что вы сразу скатитесь к разрушению скреп и основ. Дело в том, что отчеты наших министерств говорят о том, что у нас почти поголовная вакцинация. Но есть все основания сомневаться в том, что они говорят правду», — считает Власов.

По его словам, на Западе очень удобная вакцина — ММR. «У нас собственной комбинированной вакцины нет, чужую мы не закупаем — вы наверное, слышали про патриотизм и импортозамещение? Поэтому для каждой инфекции делают свою прививку. Но если на одну инъекцию заманить легко, то на пять всегда проблематично. В результате, люди оказываются от чего-то недопривиты», — говорит Власов.

Вот и Роспотребнадзор, несмотря на статистические показатели вакцинации, недавно выпустил постановление главного санитарного врача о неотложных мерах против распространения кори в России. Глава ведомства Анна Попова уточнила, что речь идет о дополнительной иммунизации против кори населения и работающих в России иностранных граждан. Проводить вакцинацию будут с апреля по октябрь.
По мнению Брико, это поможет выправить ситуацию. «Но ждать апреля не обязательно. Можно уже сейчас пойти в свою поликлинику и привиться. Бесплатно, конечно», — отметил он.

Сибирскую язву в XXI веке не ждали

По словам специалиста, корь — это инфекция чрезвычайно летучая. «Мелкодисперсная аэрозоль разносится на довольно большие расстояния. Это не коклюш, где заражение происходит при тесном контакте — изо рта в рот. Чтобы заболеть корью, не обязательно даже видеть больного. Достаточно быть в помещении, где незадолго до этого он находился. Да, вирус быстро гибнет. Но какое-то время он находится во взвешенном состоянии, и, вдыхая эту аэрозоль, можно заразиться», — рассказал Брико.

При этом выявить и изолировать всех больных невозможно. «Они становятся заразными в конце инкубационного периода, когда никаких симптомов кори еще нет. А спустя четыре дня после появления сыпи они уже не представляют опасности для окружающих. Период, в который больной заразен, — 8-10 дней максимум. И больше половины этого времени он не знает об этом. Поэтому предотвратить распространение вируса может только вакцинация.

Она совершенно безопасна и для детей, и для взрослых. Да, это живой вирус. Но он не вызывает никаких осложнений. Научных данных, подтверждающих связь вакцинации с возникновением каких-то осложнений, в том числе — с развитием аутизма, нет», — отметил он.

Тем, кто не привит, эксперт советует пройти вакцинацию, потому что у взрослых заболевание корью нередко протекает тяжелее, чем у детей. Тем более, что эта инфекция может вызвать серьезные осложнения: слепоту, энцефалит, пневмонию.

Повторно сделать прививку тоже не вредно, если вы не помните, делали ли вам ее в детстве.

Можно провести исследование на антитела и выяснить, есть ли иммунитет. Однако Власов считает, что проверяться бессмысленно. «Это очень дорого и неэффективно. Анализ может показать, что антитела есть, а в действительности их нет», — пояснил он.

Если вам в детстве делали прививку, важно вспомнить — сколько раз. «Если вакцину ввели однократно, нужно сделать инъекцию повторно. Может быть небольшая температура, покраснение и припухлость в месте введения вакцины, слабость. Но, в целом, после прививки можно в тот же день идти на работу», — говорит Брико.

В повторной вакцинации, по его словам, нуждаются только взрослые определенных профессий — работники образовательных учреждений, сферы обслуживания, медицинские работники.

Анна Семенец

 

Московские общественники оценили важность прививок

Цифровые технологии помогут медикам столицы вовремя обнаружить риски возникновения инфекций в мегаполисе

В 2019 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) впервые включила отказ от прививок в список глобальных угроз, поставив это явление в один ряд с войнами, загрязнением окружающей среды и другими опасностями, угрожающими человечеству. Накануне в Общественной палате Москвы состоялся круглый стол, который был посвящен проблемам вакцинации в столице — эксперты, представители профильных ведомств и родители-активисты обсуждали, как лучше защитить жителей мегаполиса от инфекционных заболеваний.

По словам главного внештатного специалиста-эпидемиолога Минздрава, академика РАН Николая Брико, вакцинация является самым эффективным способом защиты от опасных инфекционных заболеваний, угрожающих современному обществу. «Вакцинация – элемент здорового образа жизни, залог активного долголетия. В том, что Москва вошла в перечень городов с продолжительность жизнью 80+, есть в том числе заслуга широкой кампании по вакцинации, – заявил Брико. – Вакцины стали заложниками своего успеха. Благодаря своевременной вакцинации мы позабыли о дифтерии, коклюше. И теперь прививки воспринимаются как нечто необязательное». 

Модератор круглого стола, председатель Общественной палаты Москвы Константин Ремчуков также отметил, что хотя в экспертном сообществе есть консенсус по поводу важности вакцинации, в широкой общественности продолжаются споры. В мире распространяется движение “антипрививочников”, подтверждали эксперты, причем в таких сообществах зачастую активно распространяются антинаучные мифы о вакцинации, родителей пугают недостоверной статистикой и выдуманными происшествиями. Есть и медики, которые выступают в СМИ против вакцинации.

Зачастую родителей расслабляет благополучная эпидемиологическая ситуация в Москве. Много лет подряд охват горожан профилактическими прививками был достаточно широким — до 95% от общего количества москвичей, подлежащих вакцинации. Результат очевиден — например, с 1995 года в Москве фиксируется устойчивое снижение заболеваемости дифтерией, а с 2013 года в городе не было выявлено ни одного случая подобного заболевания. И это при том, что в 2018 году охват детей прививками против дифтерии составил 98,2%. Но статистика свидетельствует: тенденции к росту заболеваемостью корью, коклюшем и другими болезнями, которые ранее считались побежденными, среди детей есть. 

В Москве не сдавать позиции науке помогут цифровые технологии. В мегаполисе создали первый электронный реестр детских прививок, который позволит объединить все данные о профилактических прививках детей в Единую медицинскую информационно-аналитическую систему. Система содержит базу данных из 150 наименований вакцин, зарегистрированных в Российской Федерации. 

В результате теперь можно увидеть, что в Москве своевременно вакцинированы более 65% детей. При этом, как отмечают медики,  9% родителей (около 174 тыс. горожан) полностью или частично не стали вакцинировать детей без объективных оснований. Анализ данных в системе позволил обнаружить риск возникновения инфекций в школьных и дошкольных группах. Например, общее количество групп, в которых более половины воспитанников не привиты от инфекции составляет по кори — более 7%, по краснухе – почти 8%.

По словам главного врача Центра медицинской профилактики Олега Филиппова, в Москве в ближайшее время может улучшиться ситуация с прививками от коклюша. «Долгое время была проблема с вакцинацией против коклюша, потому что ее делают до 4 лет, а после этого возраста сделать прививку было невозможно, — рассказал Филиппов. — И вот наконец такая новая современная вакцина появилась. Благодаря этому вторая ревакцинация против коклюша будет включена в региональный календарь в 2020 году профилактических прививок. В следующем году порядка 60 тысяч детей будут вакцинированы».

Хотя у ВОЗ нет четко выраженной позиции по поводу того, надо ли делать вакцинацию обязательной, в некоторых странах существует своя практика. Например, по словам заместителя начальника управления эпиднадзора федеральной службы Роспотребнадзора Антонины Плоскиревой, в США без некоторых прививок не зачисляют в институты, в Канаде и Франции за отказ в некоторых случаях налагается штраф, в Австралии вакцинация добровольная, но поощряется дополнительными пособиями. 

В России дискуссия по этому поводу идет, но и среди врачей, и среди педагогов крепнет уверенность, что государство должно внимательнее отнестись к регулированию процесса вакцинации детей. «Мы предлагаем на законодательном уровне закрепить в качестве оснований для отказа в приеме детей на обучение в образовательную организацию на очную форму обучения отсутствие медицинских карт детей, а также документов, подтверждающих прохождение процедуры иммунизации ребенка в соответствии с национальным календарем профилактических прививок, за исключением тех случаев, когда есть медицинские показания для отказа», — заявила, например, замруководителя Департамента образования и науки Москвы Алена Шахова.o, Brazil: microbiological, clinical and epidemiological aspects. Epidemiol. Infect. 2015;143 (4): 791 — 798.

3. WHO: Vaccine preventable diseases. Vaccines monitoring system. Diphtheria reported cases, 2017 Jun. Доступно на: http://apps.who.int/immunization_ monitoring/globalsummary/timeseries/tsincidencediphtheria.html.

4. Hughes G.J., Mikhail A.F., Husada D., Irawan E., Kafatos G., Bracebridge S. et al. Seroprevalence and Determinants of Immunity to Diphtheria for Children Living in Two Districts of Contrasting Incidence During an Outbreak in East Java, Indonesia. Pediatr. Infect. Dis. J. 2015; 34 (11): 1152 — 1156.

5. Гланц С. Медико-биологическая статистика. Пер. с англ. Москва. Практика; 1998: 459.

6. Харсеева Г.Г., Соловьев М.Ю., Ковалев Е.В., Айдинов Г.В., Ненадская С.А., Алутина Э.Л. и др. Дифтерийная инфекция: характеристика эпидпроцесса в г. Ростове-на-Дону и Ростовской области. Эпидемиология и Вакцинопрофилактика. 2014; 5 (78): 36 — 39.

7. Далматов В.В., Стасенко В.Л. Мониторинг, надзор и контроль в эпидемиологической деятельности. Инфекция и иммунитет. Материалы Х съезда ВНПОЭМП (12 — 13 апреля 2012 г.). Москва, 2012; 2 (1 — 2): 24, 25.

8. Харсеева Г.Г., Соловьев М.Ю., Айдинов Г.В. Ковалев Е.В., Алутина Э.Л., Ненадская С.А. Противодифтерийный антитоксический иммунитет у детского населения г. Ростова — на Дону и Ростовской области. Эпидемиология и Вакцинопрофилактика. 2013; 2 (69): 52 — 55.

9. Семененко Т.А. Русакова Е.В, Щербаков А.Г., Гайдаренко А.Д., Готвянская Т.П., Евсеева Л.Ф. и др. Состояние популяционного иммунитета в отношении управляемых инфекций (по материалам банка сывороток крови). Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2012; 6: 10 — 15.

10. Баранова Н.Ю., Аббасова Л.А., Воронцова И.В. Серологический мониторинг за состоянием коллективного иммунитета к дифтерии отдельных групп населения в Рязанской области. Инфекция и иммунитет. Материалы Х съезда ВНПОЭМП (Москва, 12 — 13 апреля 2012 г.). Москва, 2012; 2 (1 — 2): 240.

11. Каримов И.З., Горовенко М.В., Пеньковская Н.А., Мидикари А.С., Шмойлов Д.К., Козловский О.А. и др. Уровень напряженности иммунитета к дифтерии и столбняку у населения Республики Крым. Инфекция и иммунитет 2015; 5 (2): 165 — 170.

12. Максимова Н.М., Маркина С.С., Костюкова Н.Н. Дифтерия. В кн.: В.И. Покровский, Г.Г. Онищенко, Б.Л. Черкасский. Эволюция инфекционных болезней в России в XX веке:Москва. Медицина, 2003: 214 — 236.

13. Jain A., Samdani S., Meena V., Sharma M.P Diphtheria: It is still prevalent!!! Int. J. Pediatr Otorhinolaryngol. 2016; 86: 68 — 71.

14. Орехова Г.И., Мошашвили И.Я. Показатели гуморального иммунитет к дифтерии и столбняку у подростков и взрослого населения УССР. Детские инфекции. Республиканский междведомственный сборник. Киев, Здоров’я, 1981 (4): 12 — 15.

15. Максимова Н.М, Сухорукова Н.Л., Егорьков Н.А. Состояние иммунитета к дифтерии и столбняку на некоторых административных территориях РСФСР. Журнал микробиологии. 1984; (1): 58 — 63

ГБУЗ «Городская больница г. Московский ДЗМ» » Европейская неделя иммунизации.

« О проведении Европейской недели иммунизации с 24.04.2019 г. по 30.04.2019 г.»

 

Ежегодно в рамках Всемирной недели иммунизации в странах Европейского региона ВОЗ проводится Европейская неделя иммунизации, направленная на пропаганду вакцинации. Целью Европейской недели иммунизации является повышение уровня охвата вакцинацией посредством обеспечения большей осведомленности населения о важности иммунизации и праве каждого ребенка быть защищенным от болезней, предотвращаемых при помощи вакцин.

Эру вакцинопрофилактики открыл великий ученый Луи Пастер и в XVIII-XIX веке было создано 5 вакцин против натуральной оспы, бешенства, холеры, чумы и брюшного тифа. В XX веке — сконструированы 32 вакцины против 22 инфекционных заболеваний.

В настоящее время в мире создано более 100 вакцин для борьбы с более чем 40 заболеваниями. Иммунизация против таких инфекций, как полиомиелит, столбняк, дифтерия, коклюш, корь позволила значительно снизить заболеваемость среди детей. По сравнению с допрививочным периодом заболеваемость корью снизилась в 500 раз, эпидемическим паротитом — в 150 раз, дифтерией в 200 раз, коклюшем — в 40 раз, столбняком — в 50 раз. Ежегодно в России, благодаря вакцинопрофилактике, сохраняется жизнь и здоровье около трех миллионов человек.

Обязательное массовое проведение профилактических прививок против натуральной оспы сделало возможным ликвидацию этой страшной инфекции, одной из самых опустошительных болезней.

В условиях низкого уровня заболеваемости некоторые люди считают, что вакцинация более опасна, чем сама болезнь. Необоснованные отказы от иммунизации детей — прямое нарушением прав ребенка на жизнь и здоровье.
Данная точка зрения привела к снижению охвата прививками. Как следствие, к новому росту заболеваний. Именно такая ситуация сложилась в 90-х годах с заболеваемостью дифтерией в нашей стране, и в том числе в городе Москве. На сегодняшний день обострилась эпидемиологическая ситуация по заболеваемости корью и коклюшем.

В каждой стране существует свой Национальный календарь профилактических прививок. В России Национальный календарь профилактических прививок предусматривает обязательную иммунизацию населения против 12 инфекционных заболеваний — дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита, кори, эпидемического паротита, краснухи, вирусного гепатита В, туберкулеза, гемофильной и пневмококковой инфекции,гриппа. Помимо этого, в соответствие с Региональным календарем профилактических прививок, Вы можете защитить своего ребенка от ротавирусной инфекции, ветряной оспы, вирусного гепатита А, вируса папилломы человека, менингококковой инфекции и клещевого энцефалита. Данные прививки проводятся в определенном возрасте, начиная с рождения ребенка, бесплатно.

Для иммунопрофилактики используются только зарегистрированные в соответствии с законодательством Российской Федерации отечественные и зарубежные медицинские иммунобиологические препараты, которые подлежат обязательной сертификации.

Каждый ребенок нуждается в защите от болезней, предупреждаемых вакцинами и имеет право на защиту против этих инфекций.
Неделя иммунизации — ваш шанс защитить своего ребенка и себя уже сегодня.

 

Каков уровень заболеваемости дифтерией в мире?

Автор

Брюс М Ло, доктор медицины, магистр делового администрирования, CPE, RDMS, FACEP, FAAEM, FACHE Начальник отделения неотложной медицины, больница общего профиля Сентара Норфолк; Врач-врач центра трансфера Sentara; Профессор и помощник директора программы, Основной академический факультет, Департамент неотложной медицины, Медицинская школа Восточной Вирджинии; Член правления Американской академии экстренной медицины

Брюс М. Ло, доктор медицины, магистр делового администрирования, CPE, RDMS, FACEP, FAAEM, FACHE является членом следующих медицинских обществ: Американской академии экстренной медицины, Американской ассоциации руководителей врачей, Американского колледжа врачей неотложной помощи, Американский колледж руководителей здравоохранения, Американский институт ультразвука в медицине, Ассоциация медсестер скорой помощи, Медицинское общество Вирджинии, Норфолкская медицинская академия, Общество академической неотложной медицины

Раскрытие: нечего раскрывать.

Специальная редакционная коллегия

Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие: Получил зарплату от Medscape за работу. для: Medscape.

Барри Дж. Шеридан, DO Главный воин в переходной службе, Армейский медицинский центр Брук

Барри Дж. Шеридан, DO является членом следующих медицинских обществ: Американская академия экстренной медицины

Раскрытие: нечего раскрывать.

Главный редактор

Джетер (Джей) Притчард Тейлор, III, доктор медицины Доцент кафедры хирургии Медицинской школы Университета Южной Каролины; Лечащий врач, клинический инструктор, специалист по соблюдению нормативных требований, отделение неотложной медицины, больница Palmetto Richland

Джетер (Джей) Притчард Тейлор, III, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неотложной медицины, Американского колледжа врачей неотложной помощи, Американская медицинская ассоциация, Колумбийское медицинское общество, Общество академической неотложной медицины, Колледж врачей неотложной помощи Южной Каролины, Медицинская ассоциация Южной Каролины

Раскрытие информации: Служить (d) в качестве директора, должностного лица, партнера, сотрудника, советника, консультанта или попечителя для: Наемный подрядчик — главный редактор Medscape.

Дополнительные участники

Стивен Конрад, доктор медицинских наук Заведующий отделением неотложной медицины; Руководитель многопрофильной службы интенсивной терапии, профессор кафедры неотложной помощи и внутренней медицины, Центр медицинских наук Университета штата Луизиана

Стивен Конрад, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа грудных врачей, Американского колледжа критических врачей. Медицинское обслуживание, Американский колледж врачей неотложной помощи, Американский колледж врачей, Международное общество трансплантации сердца и легких, Медицинское общество штата Луизиана, Шоковое общество, Общество академической неотложной медицины, Общество неотложной медицинской помощи

Раскрытие: нечего раскрывать.

Благодарности

Allysia M Guy, MD Штатный врач, Отделение неотложной медицины, Медицинский центр Нижнего штата Нью-Йорка

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Лоренцо Паладино, доктор медицины Доцент, отделение неотложной медицины, Научный центр здоровья SUNY в Бруклине; Консультант, помощник директора по исследованиям, отделение неотложной медицины, госпиталь округа Кингс

Лоренцо Паладино, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Автор: Эльзбета Пилат, MD Штатный врач, Отделение неотложной медицины, Государственный университет Нью-Йорка, Нижний штат Нью-Йорк, Госпитальный центр округа Кингс

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Марк А. Сильверберг, доктор медицины, MMB, FACEP Доцент, заместитель директора резидентуры, Департамент неотложной медицины, Медицинский колледж Нижнего штата Нью-Йорка; Персонал-консультант, Отделение неотложной медицины, Университетская больница Статен-Айленда, Больница округа Кингс, Университетская больница, Медицинский центр Нижнего штата Нью-Йорка

Марк А. Сильверберг, доктор медицинских наук, MMB, FACEP является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей скорой помощи, Американской медицинской ассоциации, Совета директоров резидентур по неотложной медицине и Общества академической неотложной медицины

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Малини К Сингх, MD Старший врач отделения неотложной медицины, Медицинский центр Якоби / Монтефиоре

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Возникновение пандемического заболевания

549

Том. 4, No. 4, октябрь — декабрь 1998 г. Новые инфекционные заболевания

Перспективы

11. Колфилд Э. История ужасной эпидемии

, вульгарно называемой чумой в горле, как это произошло в колониях Новой Англии Его Величества

между 1735 и

1740.Йельский журнал биол. Медицины, 1939; 11: 219-72, 277-335.

12. Галазка AM, Робертсон SE. Дифтерия: изменение моделей

в развивающемся мире и промышленно развитом мире

. Eur J Epidemiol 1995; 11: 107-17.

13. Крейтон К. История эпидемий в Великобритании. Новый

Йорк: Barnes & Noble; 1965. с. 678-746.

14. Галазка А., Робертсон С., Облапенко Г. Возрождение

дифтерии. Eur J Epidemiol 1995; 11: 95-105.

15. Стоуман К.Пандемия дифтерии отступает. Bull World

Орган здоровья 1947; 1: 60-7.

16. McLeod JW. Обзор эпидемиологии дифтерии

на северо-западе Европы и Северной Америки в период

1920-1946 гг. Журнал патологии и бактериологии

1950; 62: 137-56.

17. Стюарт Г. Заметка о заболеваемости дифтерией в некоторых

европейских странах. BMJ 1945; 2: 613-5.

18. Уилер С., Мортон А. Эпидемиологические наблюдения во время эпидемии

Галифакс.Am J Public Health 1942; 32: 947-56.

19. Чен Р.Т., Брум К.В., Эйнштейн Р.А., Уивер Р., Цай Т.Ф.

Дифтерия в США, 1971-81 гг. Am J Public

Health 1985; 75: 1393-7.

20. Брукс Г.Ф., Беннет СП, Фельдман Р.А. Дифтерия в США

, 1959-1970 гг. J. Infect Dis 1974; 129: 172-8.

21. Doege TC, Леви PS, Хит CW. Эпидемия дифтерии

связана с уровнями иммунизации населения и проблемами здоровья рабочих-мигрантов

.Представитель общественного здравоохранения

1963; 78: 151-60.

22. Каллик CA, Brooks GF, Dover AS, Brown MC,

Брольницкий О. Вспышка дифтерии в Чикаго. Иллинойс

Медицинский журнал 1970; 137: 505-12.

23. Маркузе Е.К., Grand MG. Эпидемиология дифтерии в

Сан-Антонио, Техас, 1970. JAMA 1973; 224: 305-10.

24. Отчет о надзоре за дифтерией, № 12. Атланта (Джорджия):

Центры по контролю за заболеваниями

, 1978; DHEW Pub. №

(CDC) 78-8087.

25. Центр контроля заболеваний. Наблюдение за дифтерией в

резервации индейцев навахо в Аризоне, Нью-Мексико.

MMWR Morb Mortal Wkly Rep 1973; 22: 379-80.

26. Harnisch JP, Tronca E, Nolan CM, Turck M, Holmes

KK. Дифтерия среди городских взрослых алкоголиков. Ann

Intern Med 1989; 111: 71-82.

27. Бисгард К., Харди И., Попович Т., Штребель П.М., Уортон М.,

Чен Р.Т. и др. Респираторная дифтерия в США

, 1980–1995.Am J Public Health 1998; 88: 787-91.

28. Хазанов М.И. О проблеме ликвидации

дифтерии. Вестн Росс Акад Меди Наук 1964; (8): 13-20.

29. Сухорукова Н.Л., Тымчаковская И.М., Гимпелевич

СД, Маркина С.С. Эпидемиология дифтерии в

РСФСР в условиях массовой иммунизации за

лет. Ж. Микробиол Эпидемиол Иммунобиол

1983; 60: 94-9.

30. Маркина С.С., Тымчаковская И.М., Максимова Н.М.,

Сухорукова Н.Л.Эпидемический процесс дифтерии

в РСФСР при введении эпидемиологического надзора

. Ж. Микробиол, Эпидемиол Иммунобиол

1989; 66: 38-42.

31. Сухорукова Н.Л., Гемпелевич С.Д., Фаворова Л.А.,

Маркина С.С., Черкасова В.В. Результаты проведения эпидемиологического обследования

дифтерии на 21 территории из

РСФСР. Ж. Микробиол, Эпидемиол Иммунобиол

1983; 60: 95-8.

32. Всемирная организация здравоохранения.Расширенная программа иммунизации

: вспышка дифтерии, СССР. Wkly

Epidemiol Rec 1991; 66; 181-8.

33. Колков В.Ф., Русакова Е.В., Васивева В.И., Александрова Л.И.,

Безуглова М.С. Состояние антидифтерийного

иммунитета и носительства токсигенных коринебактерий

дифтерий в организованных коллективах взрослых. Воен Мед

Ж 1990; (11): 42-4.

34. Наркевич М.И., Онищенко Г.Г., Болотовский В.М.,

Пичушков А.В., Лазикова Г.Ф., Бойко Л.С. и др.Состояние иммунопрофилактики

в СССР и пути его улучшения

. Ж. Микробиол Эпидемиол Иммунобиол

1990; 67: 44-50.

35. Никифоров В.Н., Турьянов М.К., Беляева Н.М., Страхов

Р.В., Никитина Л.А., Ташпулатов В.А. и др. Клиника

Внешний вид, диагностика и лечение дифтерии

среди взрослых. Тер Арх 1995; 67: 16-8.

36. Ляшенко Ю.И., Величко М.А. Особенности

Диагностика и лечение дифтеры в воинских частях

и военно-лечебных учреждениях.Воен Мед Ж

1993; (10): 37-40.

37. Всемирная организация здравоохранения. Расширенная программа иммунизации

: вспышка дифтерии в Новых

независимых государствах бывшего СССР, 1990-94 гг. Wkly

Epidemiol Rec 1995; 70; 141-4.

38. Попович Т., Комбарова С.Ю., Ривз М.В., Накао Х.,

Мазурова И.К., Уортон М. и др. Молекулярная эпидемиология

дифтерии в России, 1985-1994 гг. J. Infect Dis

1996; 174: 1064-72.

39.Нуорти П., Кадырова Р., Фирсова С., Розкова Л., Roure C,

Dittman S, et al. Эскалация эпидемии дифтерии,

Кыргызстан 1994-1995 гг. В: Тезисы 35-й Международной конференции

по противомикробным препаратам и химиотерапии

. 1995 17-20 сентября; Сан-Франциско,

Калифорния. Вашингтон (округ Колумбия): Американское общество микробиологии

. Аннотация K171.

40. Маркина С.С., Максимова Н.М., Богатырева Е.Ю., Котова

Е.А., Жилина Н.Ю., Подунова Л.Г. и др.Заболеваемость дифтерией

в России в 1993 году. В кн .: Монисов А.А., Подунова

Л.Г., Тясто А.С., Емельянов О.В., Черчилль Р.Е., ред.

Здоровье населения и окружающая среда:

Москва: Государственный комитет Российской Федерации по санитарно-эпидемиологическому надзору,

, 1994; (11): 10-5.

41. Всемирная организация здравоохранения. Расширенная программа иммунизации

: эпидемия дифтерии. Wkly Epidemiol

Rec 1994; 69: 253-8.

42.Курчанов В., Парков О., Тимофеева Е., Носков Ф.

Эпидемиология дифтерии в Санкт-Петербурге:

Эпидемиология и борьба. В: Протоколы совещания

по эпидемии дифтерии в Европе; Санкт-Петербург;

1993 5-7 июля Лион / Копенгаген: Фонд Марселя

Мерье и ВОЗ; 1994.

Хронология | История вакцин

Дифтерия: чума среди детей

Когда-то дифтерия была основной причиной болезней и смерти детей.В 1921 году в Соединенных Штатах было зарегистрировано 206 000 случаев дифтерии, в результате которых погибло 15 520 человек. Смертность от дифтерии колеблется от примерно 20% для лиц в возрасте до пяти лет и старше 40 лет до 5–10% для лиц в возрасте 5–40 лет. Смертность, вероятно, была выше до -го -го века. Дифтерия была третьей по значимости причиной смерти детей в Англии и Уэльсе в 1930-х годах. [1]

С момента внедрения эффективной иммунизации, начиная с 1920-х годов, заболеваемость дифтерией резко снизилась в Соединенных Штатах и ​​других странах, где вакцинация проводится повсеместно.В период с 2004 по 2008 год случаев дифтерии в США не регистрировалось. Однако болезнь продолжает играть важную роль во всем мире. В 2007 г. было зарегистрировано 4 190 случаев дифтерии, что, вероятно, является заниженной оценкой фактического числа случаев. [2]

Передача и симптомы

Дифтерия передается от человека к человеку, как правило, воздушно-капельным путем. Инфекция вызывается бактериями под названием Corynebacterium diphtheriae. Инфицированный человек, если его не лечить антибиотиками, остается заразным в течение двух-трех недель. Симптомы включают боль в горле, потерю аппетита и лихорадку. Однако наиболее заметной особенностью дифтерийной инфекции является образование плотного серого вещества, называемого псевдомембраной, над тканями носа, миндалинами, гортань и / или глоткой.

Псевдомембрана образуется из продуктов жизнедеятельности и белков, вызванных токсином, выделяемым бактериями. Псевдомембрана прилипает к тканям и может затруднять дыхание.Сам токсин может попасть в сердце, мышцы, почки и печень, где он может временно или навсегда повредить эти органы.

Осложнения

Осложнения дифтерии могут включать миокардит (повреждение сердечной мышцы), неврит (воспаление нервов, которое может способствовать повреждению нервов, параличу, дыхательной недостаточности и пневмонии), обструкцию дыхательных путей и инфекцию уха.

Лечение

Лечение дифтерии сегодня включает использование антибиотиков для уничтожения дифтерийных бактерий и антитоксина для нейтрализации токсинов, выделяемых этими бактериями.Больных с дифтерией обычно держат в изоляции до тех пор, пока они не перестанут заражать других, обычно примерно через 48 часов после начала лечения антибиотиками.

Профилактика

Действующий в США календарь иммунизации детей от дифтерии включает пять иммунизаций дифтерийным анатоксином в возрасте до шести лет, а также одну бустерную дозу для подростков. (Анатоксин — это токсин, модифицированный для того, чтобы вызывать реакцию антител, но не способный вызывать заболевание.) Все прививки от дифтерии детям делаются в виде одной инъекции в сочетании с вакциной против столбняка и коклюшной вакциной (известной как DTP или DTaP).Взрослые получают дифтерийный анатоксин в сочетании с ревакцинацией против столбнячного анатоксина, которую рекомендуется проводить каждые десять лет. Продукт для взрослых может защитить от столбняка и дифтерии (вакцина, известная как Td) или всех трех болезней (вакцина, известная как Tdap).

Статистика вакцинации и иммунизации — ДАННЫЕ ЮНИСЕФ

Вакцины от COVID-19 являются важнейшими инструментами, помогающими взять под контроль пандемию, в сочетании с эффективным тестированием, лечением и существующими мерами профилактики.Вакцинация против этой болезни во всем мире — это крупнейшая в истории операция по закупке и поставке вакцин, и ЮНИСЕФ возглавляет эти усилия от имени Глобального фонда COVAX.

ЮНИСЕФ и партнеры работают над обеспечением равноправного доступа к 2 миллиардам доз вакцины COVID-19 к концу 2021 года.

Интерактивная панель управления рынком COVID-19 ЮНИСЕФ предоставляет регулярно обновляемый обзор глобальных исследований и разработок. прогнозируемая производственная мощность, публично объявленные двусторонние и многосторонние соглашения о поставках, а также заявленные цены.

Глобальный охват третьей дозой дифтерии, столбняка и коклюша (АКДС3) снизился с 86 процентов в 2019 году до 83 процентов в 2020 году. Последние оценки ВОЗ / ЮНИСЕФ национального охвата иммунизацией (WUENIC) также показывают, что 90 процентов стран, представивших данные за 2020 год, испытали застой или снижение охвата АКДС3 по сравнению с 2019 годом, при этом почти 30 процентов продемонстрировали снижение как минимум на 5 процентных пунктов. В результате в 2020 году 23 миллиона детей не были вакцинированы или недостаточно вакцинированы (не получили первую дозу АКДС или не получили третью дозу АКДС, соответственно).Это самое большое снижение охвата вакциной АКДС3 с 2008 года. Из этих 23 миллионов детей более 60 процентов живут всего в десяти странах (Индия, Нигерия, Демократическая Республика Конго, Пакистан, Индонезия, Эфиопия, Бразилия, Филиппины, Ангола. и Мексика), и 17 миллионов из них не получили вакцины (дети с нулевой дозой).

Все регионы ЮНИСЕФ сообщили о сокращении охвата АКДС3 в 2020 году, причем наиболее резкое снижение на 6 процентных пунктов с 90 процентов (2019 год) до 84 процентов (2020 год) в Южной Азии.Столь существенное снижение охвата с 2019 года, в результате которого число непривитых или недостаточно вакцинированных детей выросло почти на 2 миллиона по сравнению с 2019 годом, было в значительной степени обусловлено снижением охвата в Индии (6 процентных пунктов), Пакистане (7 процентных пунктов) и Непале (9 процентов). точки). В результате охват АКДС3 в Южной Азии снизился до уровней, невиданных с 2014 года.

Последние оценки WUENIC также представляют тревожную картину для Латинской Америки и Карибского бассейна, где охват АКДС3 постоянно снижается с 93 процентов в 2012 году до 80 процентов в 2019 году и до 77 процентов в 2020 году.Пандемия COVID-19 подчеркнула и без того хрупкие системы здравоохранения и иммунизации во всем регионе, которые постоянно испытывают нехватку финансирования, дезинформацию о вакцинах и экономическую и политическую нестабильность.

COVID-19 сократил доступ к жизненно важным вакцинам для борьбы с такими заболеваниями, как корь и полиомиелит

Иммунизация — одно из наиболее экономически эффективных вмешательств в области общественного здравоохранения на сегодняшний день, позволяющее ежегодно предотвращать от 2 до 3 миллионов смертей.

Тем не менее, даже до пандемии коронавируса более 14 миллионов детей не получили никаких вакцин, а 19 миллионов детей в возрасте до одного года не получили рекомендованные вакцины против кори, полиомиелита и других предотвратимых болезней в 2019 году.

Теперь из-за COVID-19 многие из наиболее маргинализированных детей в мире остаются без доступа к службам иммунизации. Поскольку пандемия продолжается и в зависимости от скорости развертывания вакцины против COVID-19, существует риск длительного негативного воздействия на охват плановой иммунизацией. Продолжающиеся перебои в вакцинации детей и низкий уровень охвата иммунизацией могут создать в 2021 году пути к катастрофическим вспышкам таких болезней, как корь, коклюш, дифтерия, желтая лихорадка и полиомиелит.Посетите наш центр COVID-19 для получения дополнительной информации.

В результате иммунизации мир стал ближе, чем когда-либо, к искоренению полиомиелита. Остались только две страны, эндемичные по полиомиелиту — Афганистан и Пакистан. Смертность от кори, одной из основных причин смерти детей, снизилась на 73 процента во всем мире в период с 2000 по 2018 год, что позволило предотвратить около 23,2 миллиона смертей. И на сегодняшний день все страны, кроме 12, ликвидировали столбняк у матерей и новорожденных — болезнь, смертность от которой среди новорожденных составляет от 70 до 100 процентов.

Процент детей, получивших вакцину против дифтерии, столбняка и коклюша (АКДС), часто используется в качестве индикатора того, насколько хорошо страны предоставляют услуги плановой иммунизации. В 2020 году глобальный уровень охвата третьей дозой вакцины против дифтерии, столбняка и коклюша (АКДС3) достиг 83 процентов по сравнению с 86 процентами в 2019 году, но все же вырос с 72 процентов в 2000 году и 20 процентов в 1980 году.

Множественные факторы, включая конфликты, недостаточные инвестиции в национальные программы иммунизации, дефицит вакцин и вспышки болезней, таких как COVID-19, способствуют нарушению работы систем здравоохранения и препятствуют устойчивому предоставлению услуг вакцинации.Примерно 42 процента (9,6 миллиона) не вакцинированных и недостаточно вакцинированных младенцев живут в нестабильных или гуманитарных условиях [1], включая страны, затронутые конфликтом. Эти дети наиболее уязвимы для вспышек заболеваний.

В 2020 году 50 или менее процентов охвата АКДС3 было в шести странах, многие из которых являются нестабильными или пострадавшими от чрезвычайных ситуаций — Центральноафриканская Республика, Гвинея, Папуа-Новая Гвинея, Сомали, Южный Судан и Сирийская Арабская Республика. В мире в 2020 году половина детей, не вакцинированных от АКДС3, проживала всего в шести странах: Демократической Республике Конго, Эфиопии, Индии, Индонезии, Нигерии и Пакистане.Обратите внимание, что густонаселенные развивающиеся страны вносят значительный вклад в число невакцинированных детей, несмотря на достижение относительно высоких показателей охвата иммунизацией, о чем свидетельствует Индия, где проживает 3,5 миллиона невакцинированных и недостаточно вакцинированных детей с 85-процентным охватом когорты из более чем 23 миллионов человек. выжившие младенцы. Усилия по повышению глобального уровня иммунизации потребуют уделения особого внимания странам, в которых проживает наибольшее количество невакцинированных детей, при одновременном обеспечении того, чтобы не игнорировались страны, где дети с наибольшей вероятностью пропустят иммунизацию.

Благодаря совместным усилиям ЮНИСЕФ с партнерами и странами вакцины стали более безопасными и доступными, чем когда-либо прежде. Стоимость полной иммунизации детей в странах с низким уровнем дохода составляет всего 18 долларов США на ребенка по сравнению с 24,5 доллара США в 2013 году. Все большее число стран полностью внедрили пневмококковую конъюгированную вакцину (148 стран по состоянию на 2020 год) и ротавирусную вакцину (113 стран). по состоянию на 2020 год) в своих программах иммунизации, тем самым обеспечивая защиту от пневмонии и диареи.Вирус папилломы человека (ВПЧ) является наиболее распространенной вирусной инфекцией репродуктивного тракта и может вызывать рак шейки матки у женщин. По состоянию на 2020 год вакцина против ВПЧ была полностью внедрена в 108 странах; однако закрытие школ в результате COVID-19 также повлияло на уровень иммунизации против ВПЧ: глобальный охват снизился с 15 процентов в 2019 году до 13 процентов девочек в 2020 году. Использование недостаточно используемых вакцин, таких как вакцины против желтой лихорадки и японского энцефалита , также был расширен. Однако, в то время как страны с низким уровнем дохода в основном смогли закрыть пробелы в охвате с помощью Гави, Альянса по вакцинам, внедрение вакцины отстает в странах со средним уровнем дохода, которым сложно найти как национальные ресурсы, так и внешние источники финансирования.

Ни один ребенок не должен умирать по причине, которую можно предотвратить, и все дети должны иметь возможность полностью реализовать свой потенциал здоровья и благополучия. Стоимость вакцины, часто менее 1 доллара США, намного ниже, чем стоимость лечения больного ребенка или борьбы со вспышкой заболевания. Каждый доллар США, вложенный в вакцинацию детей, приносит прибыль в размере 44 долларов США в странах с низким и средним уровнем доходов. Более подробную информацию о стоимости и финансировании вакцинации можно найти здесь.

[1] Всемирный банк в нестабильных и затронутых конфликтами ситуациях (FCS), 2022 финансовый год:

https: // www.worldbank.org/en/topic/fragilityconflictviolence/brief/harmonized-list-of-fragile-situations

Эпидемия дифтерии в Беларуси, 1992–1997 | Журнал инфекционных болезней

Абстрактные

В 1990 году эпидемия дифтерии вновь возникла в России и распространилась на Беларусь в 1992 году, когда было зарегистрировано 66 случаев. Случаи дифтерии удваивались каждый год в 1993 и 1994 годах и достигли пика в 1995 году, когда было зарегистрировано 322 случая. В 1995 г. были проведены усиленная плановая иммунизация детей раннего возраста и массовая вакцинация детей старшего возраста и отдельных групп взрослых, а в 1996 г. за ними последовали массовые кампании вакцинации всех взрослых.К концу 1996 г. полная иммунизация> 95% детей и охват> 87% взрослых дозой ≥1 привели к быстрому снижению заболеваемости дифтерией. В 1998 г. было зарегистрировано всего 36 случаев дифтерии. Более 70% из 965 случаев заболевания и 26 смертей, зарегистрированных в период 1990–1998 годов, произошли среди лиц старше 14 лет. Высокий уровень иммунитета среди всего населения необходим для быстрого контроля над эпидемиями дифтерии в эпоху вакцинации.

Дифтерия в Беларуси, как и в других частях Советского Союза, хорошо контролировалась с начала 1960-х до 1990-х годов, когда в Российской Федерации были зарегистрированы вспышки дифтерии [1].Эта эпидемия затронула все Новые Независимые Государства (ННГ) бывшего Советского Союза в течение следующих нескольких лет [2–4], включая Беларусь, где в 1992 г. вновь возникла эпидемия дифтерии [5]. Вспышка дифтерии в ННГ ознаменовала возрождение эпидемии дифтерии в развитых странах и произошла по множеству причин [6].

В этом отчете представлена ​​краткая история борьбы с дифтерией в Беларуси, описана эпидемия 1990-х годов, подробно описаны меры контроля, которые были приняты, и дано комментарии о значении этой эпидемии для предотвращения будущих эпидемий дифтерии.

Методы

Население и география

Беларусь расположена к северу от Украины между Польшей и Россией, и ее население составляет чуть более 10 миллионов человек. Страна разделена на семь районов государственного уровня (столица Минск и шесть областей [штатов]) (рисунок 1).

Рисунок 1

Кумулятивная заболеваемость дифтерией по областям, 1990–1996 гг., Беларусь

Рисунок 1

Кумулятивная заболеваемость дифтерией по областям, 1990–1996 гг., Беларусь

Система эпиднадзора за дифтерией

На всей территории Советского Союза Санитарно-эпидемиологическая служба (СЭС) Министерства здравоохранения (МЗ) использовала высокоорганизованную систему эпиднадзора за инфекционными заболеваниями, включая дифтерию, и охвата вакцинацией, как описано в сопроводительной статье этого приложения [ 7].После распада Советского Союза в 1991 году эта система сохранилась в Беларуси с минимальными изменениями. SES продолжает содержать пункты общественного здравоохранения практически во всех уездных районах страны, и отчеты о дифтерии по-прежнему являются обязательными для всех клинических и лабораторных учреждений, которые являются частью государственной системы медицинского обслуживания. На основании результатов оценки Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) системы эпиднадзора за инфекционными заболеваниями в Российской Федерации [8], которая была очень похожа на систему в Беларуси, отчетность по дифтерии в Беларуси, вероятно, была очень полной. Во время эпидемии.

Результаты

Эпидемиология дифтерии в Беларуси, 1950–1991

Хотя иммунизация детей против дифтерии в Беларуси началась в 1947 году, охват был низким, а уровень заболеваемости дифтерией оставался высоким в течение 1950-х годов. В 1955 году уровень инфицирования дифтерией составлял 144 случая на 100 000 населения, что значительно выше, чем в большинстве других республик Советского Союза. В 1957 году Министерство здравоохранения Советского Союза охарактеризовало Белорусскую Советскую Социалистическую Республику как республику с высоким уровнем заболеваемости дифтерией (99 случаев на 100 000 населения) и самым низким уровнем охвата иммунизацией детей (<50%) в Советском Союзе.

К началу 1960-х годов за быстрым внедрением контрольных мер, в первую очередь массовой иммунизацией детей, последовало резкое снижение заболеваемости дифтерией в Беларуси. Тем не менее, болезнь оставалась широко распространенной: в 1960 г. было зарегистрировано 44 случая на 100 000 населения, а в 1961 г. — 22 случая. В конце концов, уровень заболеваемости резко снизился до 1,1 случая на 100 000 населения в 1965 г. после того, как охват детей иммунизацией вырос до> 80%.

С 1970 по 1981 год в Беларуси регистрировались единичные случаи дифтерии с годовым уровнем заболеваемости ≤0.06 случаев на 100 000 населения (диаграмма 2). В 1974 г. произошла единичная вспышка заболевания — 24 случая среди непривитых детей в цыганских семьях в селе Брестской области. В 1976 и 1981 годах случаев заболевания зарегистрировано не было.

Рисунок 2

Зарегистрированные случаи и заболеваемость дифтерией, Беларусь, 1965–1998

Рисунок 2

Зарегистрированные случаи и заболеваемость дифтерией, Беларусь, 1965–1998

После 12 лет хорошего контроля умеренное увеличение заболеваемости дифтерией, в первую очередь среди взрослых началось в 1982 году.В период с 1984 по 1991 год уровень заболеваемости колебался от 0,1 до 0,3 на 100 000 населения; более трех четвертей случаев были среди взрослых. Среди выделенных штаммов преобладала Corynebacterium diphtheriae , биотип mitis.

Изменения в практике иммунизации в 1980-е годы

В 1986 году Министерство здравоохранения Союза Советских Социалистических Республик (СССР) издало Приказ 450–86, который уменьшил количество ревакцинаций для детей и увеличил интервал между ревакцинациями до 7 лет.Этот приказ также ввел ревакцинацию взрослых с 10-летними интервалами. Однако реализация была ограничена группами взрослых, которые считались подверженными высокому риску, и была неполной даже среди этих групп.

Вакцины с пониженным содержанием антигена дифтерии начали использоваться в практике общественного здравоохранения для первичной вакцинации детей в первые 2 года жизни. К ним относятся вакцина против столбняка-дифтерии (Td) для взрослых и вакцина против коклюша с пониженным содержанием антигена дифтерийно-столбнячный токсоид-цельноклеточная вакцина, обе из которых имели пониженное содержание дифтерийного анатоксина (5 пределов флокуляции [Lf]) по сравнению с со стандартными российскими дифтерийно-столбнячными токсоидами-коклюшами (АКДС; 15 Lf).Кроме того, до 25% детей были хотя бы временно исключены из вакцинации из-за длинного официального списка противопоказаний. Широко разрекламированные в СМИ статьи были посвящены опасностям вакцинации и отрицательно сказались на доверии населения к вакцинации. Все эти неблагоприятные факторы также присутствовали в других странах ННГ и, как считается, сыграли роль в возрождении дифтерии во всем регионе [4, 6].

Несмотря на это влияние, охват детской дифтерии в Беларуси в 80-е годы снизился лишь незначительно по сравнению с охватом во многих других республиках.В 1989 г. охват вакцинацией детей младшего возраста в Беларуси был выше, чем в любой из других советских республик [1], а в 1989–1991 гг. Зарегистрированный охват детей в возрасте 12–23 месяцев тремя дозами дифтерийного анатоксина превышал 89% ( Таблица 1).

Таблица 1

Процент охвата вакцинацией, Республика Беларусь, 1989–1996 гг.

92,2 92,2
Возраст, a no. доз 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996
1 год, DTP3 89.9 89,2 89,4 89,9 90,5 92,4 96,1 97,7
3 года, DTP4 92,6 92,847 92,82 95,9
Вступление в школу, Td5 b 96,9 96,6 96,0 96,7 96,6 97.5 90,2 95,3
Завершение школы, Td6 c 94,5 94,3 92,2 96,7 91,4 96,6 96,6 9047 9047 9047 Возраст, a no. доз 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996
1 год, DTP3 89.9 89,2 89,4 89,9 90,5 92,4 96,1 97,7
3 года, DTP4 92,6 92,847 92,82 95,9
Вступление в школу, Td5 b 96,9 96,6 96,0 96,7 96,6 97.5 90,2 95,3
Окончание школы, Td6 c 94,5 94,3 92,2 96,7 91,4 96,6 96,6 охвата вакцинацией, Республика Беларусь, 1989–1996 гг.

92,2 92,2 1990-е годы
1992–1994 — взрывной рост

В Беларуси резкий рост заболеваемости дифтерией начался в 1992 году, когда 66 случаев (0.Сообщалось о 6 случаях на 100 000) с одной смертью [9]. О резком увеличении заболеваемости сообщалось из Минска (23 случая), Витебской области (10 случаев) и Могилевской области (18 случаев). В 1993 г. произошло почти двукратное увеличение случаев заболевания: было зарегистрировано 120 случаев (1,2 / 100 000) и 1 смерть, причем более двух третей случаев приходилось на подростков старшего возраста и взрослых (> 14 лет) [5]. Только в Минске зарегистрировано 63 случая (3,8 на 100 000). В 1994 г. произошло еще одно увеличение почти вдвое случаев — 230 случаев (2.2/100 000) и 8 случаев смерти (коэффициент летальности [CFR] 3,5%). К концу 1994 г. во всех областях, кроме двух, Гомельской и Гродненской, было зарегистрировано увеличение числа случаев дифтерии.

В ответ Минздрав Беларуси внес несколько изменений в рекомендации по борьбе с дифтерией в 1994 году. Ведение больных было улучшено за счет обязательной госпитализации и бактериологического обследования пациентов с тяжелым фарингитом для более ранней диагностики и выявления случаев дифтерии, а также рекомендованные дозы дифтерийного антитоксина были изменены в соответствии с рекомендациями ВОЗ.Контроль за вспышкой был улучшен за счет обязательного проведения бактериологического тестирования и медицинского наблюдения в течение 1 недели для лиц, контактировавших с больными дифтерией, внедрения карантинных мер в учреждениях или на рабочих местах в случае заражения, ежедневного мониторинга случаев дифтерии областными эпидемиологами, усиленных мер вакцинации среди Возрастные и профессиональные когорты, у которых обнаружена более высокая частота инфекций или более низкий иммунитет, усиленный скрининг фарингита (даже если он легкий) в учреждениях с высоким риском (например,g., интернаты и психиатрические больницы), а также обследование на носительство C. diphtheriae перед поступлением в школы-интернаты, детские лагеря или учреждения для лечения хронических больных. Регулярная иммунизация детей была улучшена за счет сокращения интервалов между ревакцинациями детей, подростков и взрослых и запрета использования анатоксина ADS-m (прежнее название Td в СССР) для первичной вакцинации младенцев. Рекомендации по иммунизации взрослых были изменены, чтобы рекомендовать первичную серию иммунизаций от дифтерии для взрослых, не имеющих возможности документально подтвердить предварительное получение первичной серии.Эта серия должна была быть введена в виде двух доз Td с интервалом в 1 месяц, с последующей бустерной дозой через 1 год и каждые 5 лет в дальнейшем.

1995 — пик эпидемии и ответные меры общественного здравоохранения

За первые 3 месяца 1995 г. было зарегистрировано более чем в два раза больше случаев дифтерии, чем за тот же период 1994 г., несмотря на изменения в рекомендациях по борьбе с дифтерией. Минздрав Беларуси обратился за помощью к международным организациям и подписал соглашение с Европейским экономическим сообществом и Международной федерацией обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (IFRC) о финансовой помощи для программы борьбы с эпидемией.

В 1995 г. Красный Крест Германии, ЮНИСЕФ и другие международные доноры поставили более 5 миллионов доз вакцины, содержащей дифтерийный анатоксин (АКДС, DT и Td), а Минздрав напрямую получил еще 4,5 миллиона доз. «Холодовая цепь» была усилена поставкой более 300 холодильников и морозильников и 1000 изотермических сумок для переноски. Эти материалы начали поступать во втором квартале 1995 г. и позволили должностным лицам здравоохранения провести вакцинацию 2 100 000 человек в 1995 г. во время кампаний иммунизации детей и подростков в возрасте до 18 лет и взрослых в возрасте 30–60 лет из групп высокого риска.Дополнительные люди были вакцинированы в ходе местных кампаний в районах, где были зарегистрированы случаи дифтерии. В результате кампаний и усиления плановой иммунизации охват вакцинацией среди детей всех возрастов увеличился до высокого уровня (таблица 1), и, по оценкам, около 60% взрослых (> 17 лет) получили по крайней мере одну дозу анатоксином дифтерии за последние 10 лет к концу 1995 г.

Мероприятия по иммунизации, проведенные в 1995 г., остановили быстрый рост заболеваемости дифтерией, отмеченный в 1992–1995 гг.Хотя за весь год было зарегистрировано 322 случая дифтерии (3,1 / 100 000 — на 40% больше, чем в 1994 г.), к концу года рост по сравнению с предыдущим месяцем прекратился. С октября по декабрь 1995 г. было зарегистрировано 111 случаев дифтерии, что всего на 9% больше, чем за тот же период 1994 г. В 1995 г. было зарегистрировано 14 случаев смерти (летальность 4,3%).

1996 — закрепление контроля

С января по март 1996 года было зарегистрировано 44 случая, что на 46% меньше, чем 82 случая за тот же период 1995 года.Однако число зарегистрированных случаев дифтерии оставалось выше, чем за тот же период 1994 года, и было очевидно, что необходимы дополнительные интенсивные меры для быстрого снижения заболеваемости дифтерией до доэпидемического уровня.

В начале 1996 года Минздрав и МФККК разработали план действий, который предусматривал проведение кампании массовой иммунизации с 13 по 31 мая 1996 года. План был нацелен на взрослых (16-59 лет) на одну дозу дифтерийного анатоксина независимо от история предыдущей иммунизации.Подготовка к массовой кампании потребовала активного и активного участия множества партнеров, в том числе международных представителей МФКК, национального отделения Красного Креста в Беларуси, Республиканского центра гигиены и эпидемиологии, медицинских учреждений и других организаций. Республика получила дополнительную вакцину и одноразовые шприцы от международных доноров.

Полное достижение целевых показателей охвата в период кампании оказалось труднодостижимым. Тем не менее, с 13 по 31 мая 1996 г. было вакцинировано более 5 480 000 человек, несмотря на многочисленные препятствия, включая разгон уволенных заводских рабочих по домам и людей, отдыхающих на даче.В течение следующего месяца в областях была проведена «зачистка» иммунизации, в ходе которой было вакцинировано дополнительно 597 000 человек. В целом с 12 мая по 30 июня> 6 080 000 человек (94,6% целевой возрастной группы) получили хотя бы одну дозу дифтерийного анатоксина. По состоянию на 1 января 1997 года охват вакцинацией взрослого населения составлял 87%.

Кампания иммунизации заметно улучшила контроль над эпидемией. В 1996 г. количество зарегистрированных случаев снизилось почти в 2 раза до 179 (1,7 / 100 000), причем резкое снижение произошло почти во всех областях.Число случаев дифтерии продолжало снижаться: в 1997 г. было зарегистрировано 96 случаев (0,9 / 100 000) и 2 случая смерти, а в 1998 г. — 36 случаев (0,4 / 100 000) и 1 смерть.

Описательная эпидемиология

С 1990 по 1998 год было зарегистрировано 1097 случаев дифтерии и 29 смертей. В отличие от предыдущих эпидемий дифтерии, большинство зарегистрированных случаев этой эпидемии произошло среди подростков и взрослых. С 1990 по 1996 год 595 (62%) из 965 зарегистрированных случаев произошли среди взрослых старше 20 лет; на подростков и молодых людей в возрасте 15–19 лет приходилось еще 118 случаев (12%) (таблица 2).Самые высокие повозрастные показатели заболеваемости были зарегистрированы среди подростков и молодых людей в возрасте 15–19 лет (16,2 случая на 100 000 населения) и среди взрослых в возрасте 40–49 лет (15,2 случая на 100 000 населения).

Таблица 2

Зарегистрированные случаи дифтерии, смертность, заболеваемость и коэффициенты летальности по возрастным группам, Беларусь, 1990–1996 гг.

Возраст, a no. доз 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996
1 год, DTP3 89.9 89,2 89,4 89,9 90,5 92,4 96,1 97,7
3 года, DTP4 92,6 92,847 92,82 95,9
Вступление в школу, Td5 b 96,9 96,6 96,0 96,7 96,6 97.5 90,2 95,3
Завершение школы, Td6 c 94,5 94,3 92,2 96,7 91,4 96,6 96,6 9047 9047 9047 Возраст, a no. доз 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996
1 год, DTP3 89.9 89,2 89,4 89,9 90,5 92,4 96,1 97,7
3 года, DTP4 92,6 92,847 92,82 95,9
Вступление в школу, Td5 b 96,9 96,6 96,0 96,7 96,6 97.5 90,2 95,3
Завершение школы, Td6 c 94,5 94,3 92,2 96,7 91,4 96,6 98482 96,6

Возрастная группа, лет Население, 1993 Случаев, 1990–1996 Смертей, 1990–1996 Заболеваемость на 100000 Летальность
0 726,982 42 4 5.8 9,5
5–14 1,615,162 210 4 13,0 1,9
15–19 0
20–29 1,428,961 161 1 11,3 0,6
30–39 1,681,501 202 5 12.0 2,5
40–49 1,177,722 179 11 15,2 6,1
50–59 1,093,233 4599 1,93,233 4599 1,93,233 4599 1
⩾60 1,779,530 8 0 0,5 0,0
Всего 10,232,836 965 26 9.4 2,7
Летальность 9048
Возрастная группа, лет Население, 1993 Случаев, 1990–1996 Смертей, 1990–1996 Заболеваемость на 100000
0–4 726,982 42 4 5,8 9,5
5–14 1,615,162 210 4 13.0 1,9
15–19 729,745 118 0 16,2 0,0
20–29
20–29 1,428,961 9048 1 9482 9047 1 9048 1 9047 1 9048 1
30–39 1,681,501 202 5 12,0 2,5
40–49 1,177,722 179 11 15.2 6,1
50–59 1,093,233 45 1 4,1 2,2
⩾60 1,779,530 Всего 10 232 836 965 26 9,4 2,7
Таблица 2

Зарегистрированные случаи дифтерии, смертность, заболеваемость и летальность по возрастным группам, Беларусь, 1990–1996 гг.

9047 9 0 9048

Возрастная группа, лет Население, 1993 Случаев, 1990–1996 Смертей, 1990–1996 Заболеваемость на 100000 Летальность
0 726,982 42 4 5,8 9,5
5–14 1,615,162 210 4 13,0 1,9
16.2 0,0
20–29 1,428,961 161 1 11,3 0,6
30–39 1,681,501 1,681,501
40–49 1,177,722 179 11 15,2 6,1
50–59 1,093,233 45 1 4.1 2,2
⩾60 1,779,530 8 0 0,5 0,0
Итого 10,232,836 65
Возрастная группа, лет Население, 1993 Случаев, 1990–1996 Смертей, 1990–1996 Заболеваемость на 100000 Летальность
0–4 726,982 42 4 5.8 9,5
5–14 1,615,162 210 4 13,0 1,9
15–19 0
20–29 1,428,961 161 1 11,3 0,6
30–39 1,681,501 202 5 12.0 2,5
40–49 1,177,722 179 11 15,2 6,1
50–59 1,093,233 4599 1,93,233 4599 1,93,233 4599 1
⩾60 1,779,530 8 0 0,5 0,0
Всего 10,232,836 965 26 9.4 2,7

Эпидемия характеризовалась сравнительно низким уровнем смертности по сравнению с эпидемиями в эпоху предвакцинации. С 1990 по 1996 год было зарегистрировано 26 смертельных случаев (летальность 2,7%); CFR очень похож на 2,8%, о которых сообщается в исследовании, проведенном в России [10]. CFR были самыми высокими среди детей в возрасте 0–4 лет (9,5%) и среди взрослых в возрасте 40–49 лет (6,1%). Эта группа взрослых с наименьшей вероятностью была иммунологически предрасположена к дифтерии в результате естественного заболевания или вакцинации и была определена как группа с высоким риском осложнений или смерти от дифтерии во время этой эпидемии в России, Украине и странах Балтии [ 6].Не было зарегистрировано летальных исходов среди подростков и молодых людей в возрасте 15–19 лет, несмотря на высокую заболеваемость дифтерией в этой возрастной группе (таблица 2).

С 1995 по 1996 год (период массовых кампаний) доля случаев, классифицированных как тяжелые [7], уменьшалась по мере увеличения доли вакцинированных случаев. Доля случаев, классифицированных как тяжелые, снизилась с 30% в 1995 г. до 23% в 1996 г., тогда как клинически легкие формы увеличились с 40% в 1995 г. до 50% в 1996 г. Доля случаев среди лиц, которые ранее были полностью иммунизированы (в анамнезе три или более доз по крайней мере с одной дозой за последние 10 лет) выросли с 24% в 1995 г. до 42% в 1996 г., в то время как доля случаев среди невакцинированных лиц (без иммунизации в анамнезе) снизилась с 43% от общего числа случаев в 1995 г. до 29% в 1996 г.С 1990 по 1996 год 12 (46)% из 26 смертельных случаев произошли среди невакцинированных лиц, по 4 (15%) у каждого из частично (1-2 дозы или без недавней ревакцинации) и полностью вакцинированных (по крайней мере, 3 дозы с самой последней вакциной). доза в течение 10 лет) и 6 (23%) среди лиц с неизвестным анамнезом иммунизации.

На женщин приходилось 300 (60%) из 501 случая, зарегистрированного в 1995–1996 годах; сравнительный анализ за предыдущие годы недоступен. Было отмечено сезонное превышение заболеваемости осенью и зимой: в период 1993–1996 гг. 323 (38%) из 851 случая были зарегистрированы с октября по декабрь.

В условиях нынешней эпидемии дифтерии в психиатрических больницах и психоневрологических учреждениях Минской, Брестской, Гомельской, Витебской и Гродненской областей произошли множественные вспышки среди взрослых. С 1994 по 1996 год было зарегистрировано восемь вспышек в больницах с 46 случаями и 127 носителями токсигенных штаммов C. diphtheriae . Во всех случаях предполагалось, что внутрибольничное распространение инфекции от носителей среди медицинского и обслуживающего персонала сыграло роль в вспышках в этих учреждениях [11].В дополнение к усиленным усилиям по обеспечению иммунизации всех медицинских работников, в этих учреждениях были реализованы меры по выявлению носительства C. diphtheriae поступающими пациентами посредством планового бактериологического скрининга перед госпитализацией и по выявлению даже легких форм заболевания путем получения образцов культур от легкие случаи фарингита у персонала и пациентов.

Быстро диагностировали лишь небольшую часть случаев дифтерии. В 1996 году диагноз дифтерии был установлен в течение 2 дней после обращения за медицинской помощью только в 20% случаев, в то время как в 46% случаев диагноз был установлен через ≥6 дней, что представляет собой лишь небольшое улучшение по сравнению с предыдущими годами.Однако из-за введения руководящих принципов, требующих госпитализации пациентов с тяжелым фарингитом, 49% больных дифтерией были госпитализированы в течение 2 дней после начала заболевания в 1996 году по сравнению с 33% случаев в 1993 году.

На протяжении эпидемических лет заболеваемость заболеваемость дифтерией в Гродненской области оставалась значительно ниже, чем в других регионах Беларуси; совокупная заболеваемость в 1990–1996 годах в Гродно составляла 3,3 случая на 100 000 населения по сравнению с 6,3–15,1 случая на 100 000 в других областях.Показатели иммунизации в Гродно существенно не отличались от показателей в других областях, и более низкий уровень заболеваемости остается необъяснимым.

Лабораторные испытания

С 1995 по 1996 год 81–83% зарегистрированных случаев дифтерии были подтверждены бактериологически. В начале эпидемии биотип gravis быстро стал преобладающим, составив 96% изолятов в 1992 году. Однако с 1995 по 1996 год 15% из штаммов C. diphtheriae , выделенных от больных дифтерией, относились к биотипу митита.

Обсуждение

Эпидемия дифтерии, начавшаяся в Беларуси в 1992 году, явно находится под контролем после принятия эффективных мер борьбы. С помощью многих партнеров система общественного здравоохранения Беларуси подняла охват детей до очень высокого уровня и вакцинировала беспрецедентную долю взрослого населения. Об успехе мер контроля свидетельствует снижение заболеваемости дифтерией и смертности от нее с 1995 года.Другой возможный маркер успеха — недавний рост доли штаммов биотипа митита и снижение доли эпидемических штаммов биотипа гравис.

Одним из поразительных результатов этой эпидемии стала высокая доля случаев заболевания среди взрослых. Пропорция резко контрастировала с таковой в эпидемиях в эпоху предвакцинации, которые в основном затрагивали детей. В то время как разрыв в иммунитете взрослого населения в Беларуси был критическим фактором, позволившим развиться эпидемии, разрыв имел место до начала эпидемии, о чем свидетельствует высокая доля случаев дифтерии среди взрослого населения в Беларуси с начала 1980-х годов.Это говорит о том, что другие факторы были важны в начале эпидемии дифтерии. Эпидемия в Беларуси началась на 2 года позже, чем эпидемия в соседних России и Украине, несмотря на длительные поездки между республиками. На этот раз можно предположить, что присутствовал какой-то защитный фактор, возможно связанный с высоким охватом вакцинацией детей младшего возраста в Беларуси.

Эпидемия дифтерии утвердилась в Беларуси, несмотря на довольно высокий уровень охвата детей.После того, как эпидемия установилась, для борьбы с дифтерией потребовался высокий охват взрослого населения. Благодаря сотрудничеству национальных и международных партнеров Беларусь успешно достигла этого к 1996 году и тем самым остановила эпидемию дифтерии в более короткие сроки, чем в странах, где начало вакцинации взрослых было отложено. Это помогло снизить заболеваемость от эпидемии; например, совокупная заболеваемость дифтерией в Беларуси в период с 1990 по 1998 год составляла ~ 11 случаев на 100 000 населения, что составляет одну седьмую от соответствующего показателя в Российской Федерации, с таким же более низким показателем смертности.Помимо того, что это имеет решающее значение для остановки эпидемии, поддержание высокого уровня иммунитета к дифтерии во всех возрастных группах населения, вероятно, будет иметь важное значение для предотвращения вспышек в будущем.

Список литературы

1

Всемирная организация здравоохранения

Расширенная программа иммунизации: вспышка дифтерии, СССР

,

Wkly Epidemiol Rec

,

1991

, vol.

66

(стр.

181

5

) 2

Центры по контролю и профилактике заболеваний

Эпидемия дифтерии — Новые независимые государства бывшего Советского Союза, 1990–94

,

MMWR Morb Mortal Wkly Rep

,

1995

, т.

44

(стр.

177

81

) 3

Центры по контролю и профилактике заболеваний

Обновление: эпидемия дифтерии — Новые независимые государства бывшего Советского Союза, январь 1995 г. — март 1996 г.

,

MMWR Morb Mortal Wkly Реп

,

1996

, т.

45

(стр.

693

7

) 4,,.

Текущая ситуация и стратегии борьбы с возрождением дифтерии в новых независимых государствах бывшего Советского Союза

,

Lancet

,

1996

, vol.

347

(стр.

1739

44

) 5

Всемирная организация здравоохранения

Расширенная программа иммунизации: вспышка дифтерии, Беларусь

,

Wkly Epidemiol Rec

,

1994

, vol.

69

(стр.

349

52

) 6,.

Дифтерия в бывшем Советском Союзе: повторное появление пандемического заболевания

,

Emerg Infect Dis

,

1998

, vol.

4

(стр.

539

50

) 7,,.

Эпиднадзор и борьба с дифтерией в бывшем Советском Союзе и новых независимых государствах

,

J Infect Dis

,

2000

, vol.

181

доп. 1

(стр.

S23

6

) 8

Всемирная организация здравоохранения

,

Оценка качества эпиднадзора и контроля за заболеваниями РПИ в России, 19 июня — 4 июля 1995 г.

,

1995

Копенгаген

Европейский регион ВОЗ

9,,.

Эпидемиологический надзор за дифтерией в Беларуси

,

Материалы совещания по эпидемии дифтерии в Европе (г.Санкт-Петербург, 5–7 июля 1993 г.)

,

1993

Lyon

Foundation Marcel Mérieux: WHO

10,,, et al.

Эпидемиология эпидемической дифтерии в трех регионах, Россия, 1994–96

,

Eur J Epidemiol

,

1999

, vol.

15

(стр.

75

83

) 11,.

Причины развития вспышки дифтерии в условиях стационара: современные проблемы эпидемиологии, диагностики, лечения и профилактики госпитальных инфекций (аннотация)

,

Тезисы докладов Республиканской научно-медицинской конференции 1-2 июня 1995 г. ( Минск)

,

1995

Минск

Республиканский центр гигиены и эпидемиологии

стр.

24

Заметки автора

© 2000 Американского общества инфекционистов

Возрождение дифтерии в новых независимых государствах бывшего Советского Союза: напоминание о риске

Внедрение программ всеобщей иммунизации детей дифтерийным анатоксином в 1950-х годах привело к фактической ликвидации дифтерии в большинстве развитых стран. В прошлом высококонтагиозное острое инфекционное заболевание, вызываемое токсигенными штаммами Corynebacterium diphtheriae , представляло опасность, в частности, для детей дошкольного возраста.Учитывая уровень летальности от 5% до 10%, дифтерия считалась одной из самых серьезных инфекционных болезней детского возраста. Практика плановой массовой иммунизации детей привела к резкому снижению заболеваемости и смертности от дифтерии во многих европейских странах, включая бывший Советский Союз, где к 1976 году уровень заболеваемости упал до 0,08 на 100 000 населения1. совещание Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) одобрило рекомендацию, предусматривающую полный контроль над дифтерией во всей Европе к 1995 году.2 Вопреки этому оптимистическому прогнозу международных экспертов, в 1990 г. началась вспышка дифтерии в России, которая быстро распространилась по новым независимым государствам бывшего Советского Союза, и к 1995 г. было зарегистрировано в общей сложности 47 808 случаев заболевания1.

Не обошли стороной и страны Балтии. В статье Логины и Донахи (этот выпуск, стр. 433-8) сообщается об эпидемии дифтерии, охватившей Латвию в 1994–1996 годах и затронувшей в общей сложности 731 человека, в основном взрослого в возрасте от 30 до 50 лет.Неврологические осложнения, особенно дифтерная полинейропатия, были обнаружены примерно у 15% пациентов, госпитализированных. Это совпадение дало возможность провести подробное исследование 50 пациентов с дифтерной невропатией. Авторы напоминают читателям о типичном двухфазном течении болезни дифтериального полиневрита с характерной ранней бульбарной дисфункцией из-за токсического паралича мягкого неба и мышц глотки, за которым следует отсроченное начало параличей других черепных нервов и часто генерализованная периферическая нейропатия.Неврологические и сердечные осложнения особенно часто встречались у пациентов с тяжелой фауциальной дифтерией. В документе также подчеркивается важность введения антитоксина при подозрении на диагноз дифтерии, не дожидаясь подтверждения посева. Эффективность антитоксина можно ожидать только до тех пор, пока токсин еще не связался с тканями, то есть в течение первых 2 дней с момента появления симптомов. Поскольку антитоксин дифтерии получают от лошадей, перед его введением следует выполнить соответствующие меры предосторожности и провести кожное тестирование на чувствительность.

Причины возобновления эпидемии дифтерии до конца не изучены. Основными факторами, способствовавшими этому, были экономические трудности, перенаселенность из-за большой миграции в города и отказ систем здравоохранения в результате распада Советского Союза. Следовательно, низкий охват вакцинацией и несоответствующая практика первичной вакцинации привели к появлению многих восприимчивых детей. Более того, поскольку иммунитет, индуцированный вакциной, со временем ослабевает, если периодические ревакцинации не вводятся каждые 10 лет, многие взрослые снова стали восприимчивыми к болезни.До эпохи вакцины большинство людей приобрели в детстве естественный пожизненный иммунитет в результате воздействия C diphtheriae . Таким образом, восприимчивость взрослых к дифтерии — новое явление в эпоху вакцинации. Серологические исследования в Великобритании, Германии, новых независимых государствах бывшего Советского Союза и в Соединенных Штатах показывают, что от 20% до 50% взрослых в возрасте> 20 лет подвержены дифтерии.2-5 Эти исследования показали значительную тенденцию снижения иммунитета с возрастом, что приводит к отсутствию защиты, особенно у взрослых в возрасте от 30 до 50 лет.Этот потенциальный риск приобретает особое значение в современных международных поездках. Консультативный комитет ВОЗ по практике иммунизации рекомендует всем детям проходить плановую вакцинацию серией из пяти доз АКДС в возрасте 2, 4, 6, 12–15 месяцев и 4–6 лет; Бустерные прививки от дифтерии и столбняка следует проводить каждые 10 лет. Лица, выезжающие в районы с дифтерийной активностью, должны пройти первичную серию и должны были получить дозу вакцины в течение предыдущих 10 лет.

Дифтерия — обзор | Темы ScienceDirect

Эпидемиология

Дифтерия остается эндемическим заболеванием во многих странах мира — Восточной Европе, Юго-Восточной Азии, Южной Америке и на Индийском субконтиненте. В странах с более высоким уровнем доходов дифтерия возникает спорадически, и большинство случаев завезены из эндемичных районов. 32

В 1990-х годах в России и новых независимых государствах бывшего Советского Союза произошла серьезная вспышка, в результате которой было зарегистрировано более 157 000 случаев заболевания и 5 000 смертей.Возобновление эпидемии дифтерии может объясняться несколькими факторами, в частности, появлением токсигенного штамма, недостаточным охватом вакцинацией детей и увеличением доли взрослых с ослаблением иммунитета, вызванного вакцинацией. В отличие от эпохи вакцинации, когда дифтерия была детской болезнью, наблюдался сдвиг в возрасте пациентов. Эпидемия началась в городах и в группах с тесным контактом (например, в больницах, военнослужащих), а затем распространилась среди социально-экономически неблагополучных групп (например.грамм. алкоголики). 33–35

Достижение высокого охвата (90–95%) первичной иммунизацией является обязательным для элиминации дифтерии, а в регионах с высоким риском дифтерии необходимы периодические бустерные дозы для взрослых. Меры борьбы позволяют контролировать эпидемию дифтерии. В 1997 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определила 10 стран, в которых зарегистрировано более 10 случаев, из которых общее число зарегистрированных случаев составило 15 839, тогда как в 2006 году количество зарегистрированных случаев снизилось до 4000.

Люди представляют собой единственный значительный резервуар для случаев. С.дифтерия . Заражение происходит в основном путем прямой передачи (или воздушно-капельным путем) с зараженными выделениями из дыхательных путей или поражениями кожи.

В умеренном климате преобладают респираторные инфекции, вызываемые токсигенными штаммами, тогда как в тропиках кожная дифтерия чаще вызывается нетоксигенными штаммами. Пик заболеваемости респираторными инфекциями наблюдается в холодное время года.

В эндемичных по дифтерии районах с высокой распространенностью кожной дифтерии респираторная дифтерия встречается редко из-за высокого уровня естественного иммунитета, достигнутого в результате воздействия кожной дифтерии.В большинстве случаев передача C. diphtheriae восприимчивым людям приводит скорее к преходящему глоточному носительству, чем к заболеванию. Кожная дифтерия, по-видимому, более заразна, чем респираторная форма дифтерии, и сохраняется дольше, чем инфекция миндалин или носа, вызванная C. diphtheriae , в состоянии носительства.

C. ulcerans — комменсал диких и домашних животных. Инфекция человека C. ulcerans считается зоонозом, поскольку передача от человека происходит через манипуляции с инфицированными молочными животными или употребление зараженного молока; однако эти факторы риска отсутствуют в половине случаев.Глобальные эпидемиологические данные по инфекции C.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.