Организация проведения антикоррупционной экспертизы нормативных актов: 2. Организация проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов \ КонсультантПлюс

Разное

Содержание

2. Организация проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов \ КонсультантПлюс

2. Организация проведения антикоррупционной экспертизы

нормативных правовых актов и их проектов

2.1. В целях обеспечения организации проведения антикоррупционной экспертизы в соответствии с особенностями статуса федерального органа исполнительной власти и его структуры на основании п. 3 ч. 1 ст. 3 Федерального закона приказом руководителя федерального органа исполнительной власти утверждается порядок проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов в федеральном органе исполнительной власти.

2.2. Порядком проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов, утверждаемым руководителем федерального органа исполнительной власти, определяется структурное подразделение, уполномоченное на проведение антикоррупционной экспертизы.

Предполагается, что таким структурным подразделением целесообразно определить юридическую службу федерального органа исполнительной власти.

2.3. Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов проводится уполномоченным структурным подразделением федерального органа исполнительной власти при мониторинге их применения, а антикоррупционная экспертиза проектов нормативных правовых актов — при проведении их правовой экспертизы.

2.4. Структурное подразделение федерального органа исполнительной власти, уполномоченное на проведение антикоррупционной экспертизы, контролирует размещение на официальном сайте федерального органа исполнительной власти проектов нормативных правовых актов в целях обеспечения возможности проведения независимой антикоррупционной экспертизы.

2.5. Структурное подразделение федерального органа исполнительной власти, его должностные лица при разработке проекта нормативного правового акта в соответствии с Правилами подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009, принимают меры, направленные на исключение норм, содержащих коррупциогенные факторы, предусмотренные Методикой проведения антикоррупционной экспертизы.

2.6. Проект нормативного правового акта визируется руководителем структурного подразделения, разработавшего проект (лицом, его замещающим), и направляется на рассмотрение в (наименование структурного подразделения, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы).

2.7. Срок проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов структурным подразделением, уполномоченным на проведение антикоррупционной экспертизы, не может превышать срока проведения правовой экспертизы.

2.8. (Наименование структурного подразделения, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы) проводит антикоррупционную экспертизу поступившего проекта нормативного правового акта в соответствии с Методикой проведения антикоррупционной экспертизы.

2.9. Для обеспечения обоснованности, объективности и проверяемости результатов антикоррупционной экспертизы необходимо проводить экспертизу каждой нормы нормативного правового акта или положения проекта нормативного правового акта.

2.10. При организации и осуществлении антикоррупционной экспертизы структурные подразделения федеральных органов исполнительной власти взаимодействуют в рамках своей компетенции, предусмотренной положением о структурном подразделении федерального органа исполнительной власти, в соответствии с утвержденным порядком в федеральном органе исполнительной власти.

2.11. Служебная переписка по вопросам проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов проводится по правилам, установленным инструкциями по делопроизводству, утвержденными федеральными органами исполнительной власти.

2.12. По результатам проведения антикоррупционной экспертизы проекта нормативного правового акта оформляется заключение, подготавливаемое в соответствии с Методикой проведения антикоррупционной экспертизы (далее — Заключение) (образец заключения приведен в приложении N 1).

2.13. Заключение с учетом заключений, подготовленных по результатам независимой антикоррупционной экспертизы (при их наличии), представляется для утверждения руководителю (наименование структурного подразделения, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы).

2.14. Руководитель (наименование структурного подразделения, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы) направляет Заключение в структурное подразделение, разработавшее проект нормативного правового акта.

2.15. При согласии с Заключением, в котором указано на выявленные в проекте нормативного правового акта коррупциогенные факторы, структурное подразделение, разработавшее проект, дорабатывает его и повторно направляет на антикоррупционную экспертизу в структурное подразделение, уполномоченное на проведение антикоррупционной экспертизы.

2.16. При несогласии с Заключением, содержащим указание на наличие коррупциогенных факторов в проекте нормативного правового акта, структурное подразделение, разработавшее проект, проводит согласительные процедуры, установленные нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти.

2.17. Если федеральный орган исполнительной власти получает специальное поручение по проведению антикоррупционной экспертизы, оно поручение исполняется в сроки, установленные п. 48 Регламента Правительства.

2.18. Проверка изданных ранее нормативных правовых актов (наименование федерального органа исполнительной власти) с целью выявления в них коррупциогенных факторов осуществляется при мониторинге их применения структурными подразделениями и должностными лицами (наименование федерального органа исполнительной власти) в соответствии со своей компетенцией.

В случае выявления в нормативном правовом акте коррупциогенных факторов соответствующее структурное подразделение направляет указанный нормативный правовой акт в (наименование структурного подразделения, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы) для проведения антикоррупционной экспертизы.

2.19. На основании Заключения (наименование структурного подразделения, уполномоченного на проведение антикоррупционной экспертизы) структурное подразделение, ответственное за направление деятельности, соответствующее содержанию нормативного правового акта, готовит предложения по устранению выявленных в нормативном правовом акте коррупциогенных факторов и представляет их руководителю (наименование федерального органа исполнительной власти) или лицу, его замещающему, для принятия решения.

2.20. В случае выявления в действующих нормативных правовых актах коррупциогенных факторов, принятие мер по устранению которых не относится к их компетенции, федеральные органы исполнительной власти письменно информируют об этом Генеральную прокуратуру Российской Федерации (с указанием нормативного правового акта, его норм и коррупциогенных факторов).

2.21. По вопросам проведения антикоррупционной экспертизы в федеральном органе исполнительной власти могут создаваться рабочие группы.

Статья 3 \ КонсультантПлюс

  • Главная
  • Документы
  • Статья 3

Федеральный закон от 17.07.2009 N 172-ФЗ (ред. от 11.10.2018) «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»

Статья 3

1. Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) проводится:

1) прокуратурой Российской Федерации — в соответствии с настоящим Федеральным законом и Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации», в установленном Генеральной прокуратурой Российской Федерации порядке и согласно методике, определенной Правительством Российской Федерации;

2) федеральным органом исполнительной власти в области юстиции — в соответствии с настоящим Федеральным законом, в порядке и согласно методике, определенным Правительством Российской Федерации;

3) органами, организациями, их должностными лицами — в соответствии с настоящим Федеральным законом, в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, и согласно методике, определенной Правительством Российской Федерации.

2. Прокуроры в ходе осуществления своих полномочий проводят антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов органов, организаций, их должностных лиц по вопросам, касающимся:

1) прав, свобод и обязанностей человека и гражданина;

2) государственной и муниципальной собственности, государственной и муниципальной службы, бюджетного, налогового, таможенного, лесного, водного, земельного, градостроительного, природоохранного законодательства, законодательства о лицензировании, а также законодательства, регулирующего деятельность государственных корпораций, фондов и иных организаций, создаваемых Российской Федерацией на основании федерального закона;

3) социальных гарантий лицам, замещающим (замещавшим) государственные или муниципальные должности, должности государственной или муниципальной службы.

3. Федеральный орган исполнительной власти в области юстиции проводит антикоррупционную экспертизу:

1) проектов федеральных законов, проектов указов Президента Российской Федерации и проектов постановлений Правительства Российской Федерации, разрабатываемых федеральными органами исполнительной власти, иными государственными органами и организациями, — при проведении их правовой экспертизы;

2) проектов поправок Правительства Российской Федерации к проектам федеральных законов, подготовленным федеральными органами исполнительной власти, иными государственными органами и организациями, — при проведении их правовой экспертизы;

(в ред. Федеральных законов от 21.11.2011 N 329-ФЗ, от 21.10.2013 N 279-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3) нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер, а также уставов муниципальных образований и муниципальных правовых актов о внесении изменений в уставы муниципальных образований — при их государственной регистрации;

4) нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации — при мониторинге их применения и при внесении сведений в федеральный регистр нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

(в ред. Федерального закона от 21.11.2011 N 329-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Органы, организации, их должностные лица проводят антикоррупционную экспертизу принятых ими нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) при проведении их правовой экспертизы и мониторинге их применения.

5. Органы, организации, их должностные лица в случае обнаружения в нормативных правовых актах (проектах нормативных правовых актов) коррупциогенных факторов, принятие мер по устранению которых не относится к их компетенции, информируют об этом органы прокуратуры.

6. Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов, принятых реорганизованными и (или) упраздненными органами, организациями, проводится органами, организациями, которым переданы полномочия реорганизованных и (или) упраздненных органов, организаций, при мониторинге применения данных нормативных правовых актов.

(часть 6 введена Федеральным законом от 21.11.2011 N 329-ФЗ)

7. Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов, принятых реорганизованными и (или) упраздненными органами, организациями, полномочия которых при реорганизации и (или) упразднении не переданы, проводится органом, к компетенции которого относится осуществление функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в соответствующей сфере деятельности, при мониторинге применения данных нормативных правовых актов.

(часть 7 введена Федеральным законом от 21.11.2011 N 329-ФЗ)

8. При выявлении в нормативных правовых актах реорганизованных и (или) упраздненных органов, организаций коррупциогенных факторов органы, организации, которым переданы полномочия реорганизованных и (или) упраздненных органов, организаций, либо орган, к компетенции которого относится осуществление функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в соответствующей сфере деятельности, принимают решение о разработке проекта нормативного правового акта, направленного на исключение из нормативного правового акта реорганизованных и (или) упраздненных органа, организации коррупциогенных факторов.

(часть 8 введена Федеральным законом от 21.11.2011 N 329-ФЗ)

Статья 2 Статья 4

Антикоррупционная экспертиза — Прокуратура Ленинградской области

Антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов в целях выявления в них коррупциогенных факторов и их последующего устранения является одной из мер профилактики коррупции.

Под коррупциогенными факторами понимаются положения нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» институты гражданского общества и граждане могут в порядке, предусмотренном нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет собственных средств проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

Правила и методика проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов установлены Постановлением Правительства Российской Федерации от 26. 02.2010 № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов».

Порядок и условия аккредитации экспертов по проведению независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) устанавливаются Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 27.07.2012 № 146 «Об утверждении Административного регламента Министерства юстиции Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по осуществлению аккредитации юридических и физических лиц, изъявивших желание получить аккредитацию на проведение в качестве независимых экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

В качестве независимых экспертов могут быть аккредитованы:

1) граждане Российской Федерации, имеющие высшее профессиональное образование и стаж работы по специальности не менее 5 лет;

2) юридические лица, имеющие в своем штате не менее 3 работников, удовлетворяющих вышеуказанным требованиям.

Сведения о физических и юридических лицах, аккредитованных Минюстом России в качестве независимых экспертов, уполномоченных на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации размещаются на сайтах Министерства юстиции Российской Федерации и их территориальных органов.

В заключении по результатам независимой антикоррупционной экспертизы должны быть указаны выявленные в нормативном правовом акте (проекте нормативного правового акта) коррупциогенные факторы и предложены способы их устранения.

Заключение по результатам независимой антикоррупционной экспертизы носит рекомендательный характер и подлежит обязательному рассмотрению органом, организацией или должностным лицом, которым оно направлено, в тридцатидневный срок со дня его получения.

По результатам рассмотрения гражданину или организации, проводившим независимую экспертизу, направляется мотивированный ответ, за исключением случаев, когда в заключении отсутствует предложение о способе устранения выявленных коррупциогенных факторов.

В случае нарушения вышеизложенных требований федерального законодательства при реализации прав на проведение независимой антикоррупционной экспертизы и рассмотрении заключений по ее результатам Вы вправе обратиться в органы прокуратуры.

В целях обеспечения возможности проведения независимой антикоррупционной экспертизы проекты нормативных правовых актов Генеральной прокуратуры Российской Федерации, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер (за исключением проектов нормативных правовых актов, содержащих сведения, составляющих государственную тайну, или сведения конфиденциального характера) подлежат размещению на сайте regulation.gov.ru.


Прокурорами Ленинградской области изучено на предмет коррупциогенных факторов более 9 тыс. нормативных актов и почти 8 тыс. их проектов

За 12 месяцев 2013 года органами прокуратуры Ленинградской области на предмет наличия коррупциогенных факторов изучено 9294 нормативных правовых акта и 7968 их проектов.

По результатам проведения антикоррупционной экспертизы выявлено 929 (+ 99) актов и 299 (+21) проектов, содержащих коррупциогенные факторы. Из них противоречащих закону 910 (+ 121) актов.

Наибольшее количество коррупциогенных факторов выявлено в актах, регламентирующих правоотношения в сфере прав, свобод и обязанностей человека и гражданина 4554 (-621), прохождения государственной и муниципальной службы (969) (+369), о бюджете 1676 (+109), государственной и муниципальной собственности 603 (-133).

За отчетный период выявлено 1086 (+109) коррупциогенных факторов, из них наибольшее количество в нормативных правовых актах и проектах органов местного самоуправления.

Прокурорами в 2013 году внесено 28 требований (+15) об изменении нормативного правового акта с целью исключения выявленного коррупциогенного фактора.

Коррупциогенные факторы, согласно статистическим данным, распространены в нормативных правовых актах, принимаемых органами местного самоуправления.

Так, прокуратурой г. Сосновый Бор принесен протест на решение Совета депутатов МО «Сосновоборский городской округ» от 26.12.2012 № 164 «Об увеличении уставного фонда СМУП «Комфорт». Решение принято представительным органом с превышением полномочий и предусматривает перечисление средств уставного фонда муниципального предприятия на погашение кредиторской задолженности, организацию аварийно-диспетчерской службы и выполнение аварийных работ, что является нарушением законодательства об унитарных предприятиях.

Прокуратурой Волосовского района проведена проверка постановления администрации МО «Бегуницкое сельское поселение» Волосовского муниципального района от 19.11.2012 № 130 «Об утверждении Административного регламента администрации Бегуницкого сельского поселения по предоставлению муниципальной услуги «Предоставление информации об очередности предоставления жилых помещений на условиях социального найма».

Административным регламентом не предусмотрен исчерпывающий перечень оснований для отказа в приеме документов, необходимых для предоставления муниципальной услуги, показатели доступности и качества государственных и муниципальных услуг, максимальный срок ожидания в очереди при подаче запроса о предоставлении государственной или муниципальной услуги и при получении результата предоставления государственной или муниципальной услуги.

В соответствии с п.п. «ж» п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2010 № 96 отсутствие или неполнота административных процедур — отсутствие порядка совершения органами государственной власти или органами местного самоуправления (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка, является коррупциогенным фактором.

Аналогичные нарушения выявлены в 40 нормативных правовых актах, на которые прокурором Волосовского района принесен 41 протес. Нарушения устранены.

Решением Совета депутатов МО «г. Кировск» от 24.05.2012 № 37 утверждены правила благоустройства территории муниципального образования (далее — Правила благоустройства). Отдельные нормы Правил благоустройства не соответствуют федеральному законодательству, а также содержат коррупциогенные факторы.

Пунктом 1.5. Правил благоустройства закреплен порядок участия собственников зданий (помещений в них) и сооружений в содержании и благоустройстве прилегающей территории, согласно которому указанные лица обязаны содержать и благоустраивать территорию в границах закрепления за собственный счет. Также за свой счет проводят мероприятия по благоустройству территории собственники жилых помещений в многоквартирных домах.

Таким образом, данным нормативным правовым актом закрепляется обязанность неопределенного круга юридических и физических лиц по осуществлению за свой счет благоустройства в отношении имущества, не являющегося их собственностью и не принадлежащего им на ином предусмотренном законом вещном праве.

При рассмотрении протеста прокурора представительный орган местного самоуправления не согласился с мнением прокуратуры и отклонил его. Прокурор обратился в Кировский городской суд с заявлением о признании нормативного правового акта не действующим с момента принятия в части. Суд удовлетворил требования прокурора. Решение суда было обжаловано органом местного самоуправления. Определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда жалоба оставлена без удовлетворения, решение суда без изменения.


Прокуратурой Ленинградской области проанализирована практика реализации полномочий по проведению антикоррупционнй экспертизы нормативных правовых актов.

За первый квартал 2013 года на предмет наличия коррупциогенных факторов изучено 1910 нормативных правовых актов.

Прокурорами изучено 1489 проектов актов (+112 АППГ). По результатам проведения антикоррупционной экспертизы выявлено 387 (+ 110 АППГ) актов и 79 (+16 АППГ) проектов, содержащих коррупциогенные факторы. Из них противоречащих закону 359 (+ 94 АППГ) актов.

Наибольшее количество коррупциогенных факторов выявлено в актах, регламентирующих правоотношения в сфере прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, прохождения государственной и муниципальной службы, о бюджете, государственной и муниципальной собственности.

В 1910 нормативных правовых актах органов местного самоуправления содержалось 465 коррупциогенных факторов:

  • в представительных органов местного самоуправления в 725 актах — 98 факторов;
  • в исполнительных органах местного самоуправления в 1062 актах — 365фактора.

Также 3 коррупциогенных фактора выявлено в 2 проектах нормативных правовых актов органов исполнительной власти Ленинградской области.

Для устранения выявленных нарушений аппаратом прокуратуры и горрайспецпрокурорами принесено 412 (+130 АППГ) протестов, из них рассмотрено и удовлетворено 237 протестов, по результатам рассмотрения из 225 правовых актов коррупциогенные факторы исключены.

Так, Подпорожской городской прокуратурой выявлен правовой пробел в муниципальном нормотворчестве. В связи с отсутствием нормативных правовых актов, утверждающих порядки предоставления сведений о доходах руководителей муниципальных бюджетных учреждений, прокурор внес в адрес глав муниципальных образований представления с требованиями устранить выявленные нарушения.

Аналогичные нарушения выявлялись в других районах области, горрайпрокурорами приняты меры реагирования.

В целях обеспечения исполнения требований законодательных актов Российской Федерации в части создания прозрачного механизма оплаты труда руководителей муниципальных учреждений и представления руководителями этих учреждений сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера Лужской городской прокуратурой во все органы местного самоуправления сельских (городских) поселений и Лужского муниципального района направлены для последующего рассмотрения и принятия проект постановления «О проверке достоверности и полноты сведений, представляемых лицами, поступающими на работу на должность руководителя муниципального учреждения, и руководителями муниципальных учреждений». Проекты рассмотрены, приняты соответствующие нормативные правовые акты.

Прокурором изучено постановление администрации Сосновоборского городского округа от 14.12.2009 № 1972 «О создании комиссии по увековечению памяти погибших при защите Отечества и учету воинских памятников и захоронений». Постановлением утвержден Перечень воинских памятников, захоронений защитников Отечества, иных захоронений, расположенных на территории Сосновоборского городского округа и Ломоносовского муниципального района. Таким образом, орган местного самоуправления – администрация Сосновоборского городского округа осуществляет нормативно-правовое регулирование правоотношений за пределами территории своего муниципального образования. Протест прокурора удовлетворен. Нарушения устранены.

Кроме того, прокурорами в текущем периоде внесено 8 требований об изменении нормативного правового акта с целью исключения выявленного коррупциогенного фактора, все требования рассмотрены и удовлетворены.

Тосненской городской прокуратурой в ходе проведения антикоррупционной экспертизы решения Совета депутатов Любанского городского поселения Тосненского района №25 от 25. 02.2010 года «Об утверждении Положения о порядке организации и условиях проведения конкурса на замещение вакантной должности в органах местного самоуправления» установлено, что п. 14 Положения, предусматривает, что конкурс объявляется при отсутствии внутреннего резерва работников для ее занятия при наличии более чем одного заявления о приеме на работу на вакантную должность, а также в любом другом случае на основании решения руководителя органа местного самоуправления, где имеется вакантная должность. Указанное решение содержит коррупциогенный фактор, поскольку употребляется не устоявшийся двусмысленный термин и категории оценочного характера «при отсутствии внутреннего резерва».

Также прокурорами выявлены коррупциогенные факторы, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям; факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, при прохождении государственной службы.

Антикоррупционная экспертиза — Прокуратура Новгородской области

В силу требований статьи 6 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» профилактика коррупции осуществляется, в том числе путем проведения антикоррупционной экспертизы правовых актов и их проектов.

Одним из основных принципов организации антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) является сотрудничество федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц с институтами гражданского общества при проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов или проектов нормативных правовых актов (пункт 5 статьи 2 Федерального закона от 17 июля 2009 года № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» (далее – Федеральный закон № 172-ФЗ)).

Условия реализации данного сотрудничества определены в специальной норме – пункте 1 статьи 5 Федерального закона № 172-ФЗ, согласно которой институты гражданского общества и граждане могут в порядке, предусмотренном нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет собственных средств проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

Общий порядок проведения независимой антикоррупционной экспертизы независимыми экспертами, аккредитованными Министерством юстиции, установлен Правилами проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 года № 96.

В целях обеспечения возможности проведения независимой антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер, федеральные органы исполнительной власти, иные государственные органы и организации — разработчики проектов нормативных правовых актов в течение рабочего дня, соответствующего дню направления указанных проектов на рассмотрение в юридическую службу федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, размещают эти проекты на сайте regulation. gov.ru в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» с указанием дат начала и окончания приема заключений по результатам независимой антикоррупционной экспертизы.

Результаты независимой антикоррупционной экспертизы отражаются в заключении по форме, утверждаемой Министерством юстиции Российской Федерации, и направляются независимыми экспертами на бумажном носителе и (или) в форме электронного документа в федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, иные государственные органы, органы местного самоуправления и организации, являющиеся разработчиками соответствующих документов.

Заключение по результатам независимой антикоррупционной экспертизы носит рекомендательный характер и подлежит обязательному рассмотрению органом, организацией или должностным лицом, которым оно направлено, в тридцатидневный срок со дня его получения. По результатам рассмотрения гражданину или организации, проводившим независимую экспертизу, направляется мотивированный ответ.

При этом, следует отметить, что в силу положений закона любой гражданин, даже не будучи аккредитованным Министерством юстиции в качестве независимого эксперта, вправе принимать участие в проведении независимой (общественной) антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов.

Независимые и общественные эксперты вправе также обратиться в органы прокуратуры и представить копию своего заключения для оценки обоснованности, содержащихся в них доводов, в том числе в случае, если органом государственной власти или органом местного самоуправления не учтены замечания, содержащиеся в заключении.

Заключения общественных и независимых экспертов, а также любые другие обращения, связанные с вопросом проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов органов государственной власти и местного самоуправления Новгородской области и их проектов, могут быть представлены независимыми (общественными) экспертами лично ежедневно в рабочие дни с 9.00 до 18.00 (обед с 13-00 до 14-00) или направлены по почте по адресу прокуратуры области: ул. Новолучанская, д. 11, г. В.Новгород, 173001.

Кроме того, можно подать заявление через Интернет-приёмную официального сайта прокуратуры области или обратиться в городскую или районную прокуратуру по месту жительства.

Органами прокуратурой области все обращения по вопросам антикоррупционной экспертизы будут рассмотрены в течение 30 дней со дня их регистрации.

Антикоррупционная экспертиза проектов нормативных правовых актов

Нормативные правовые акты

Во исполнение Федерального закона от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 № 96, и распоряжения Правительства Санкт‑Петербурга от 17.08.2012 № 48-рп «О порядке организации независимой антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов и независимой экспертизы проектов административных регламентов предоставления государственных услуг (исполнения государственных функций) в исполнительных органах  государственной власти Санкт‑Петербурга» Комитет по развитию транспортной инфраструктуры Санкт‑Петербурга организует проведение независимой антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов, разрабатываемых в Комитете.

Независимая антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов проводится юридическими и физическими лицами, аккредитованными Министерством юстиции РФ в качестве независимых экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов  (независимыми экспертами), по собственной инициативе за счет собственных средств.

Административный регламент Министерства юстиции РФ по предоставлению государственной услуги по осуществлению аккредитации юридических и физических лиц, изъявивших желание получить аккредитацию на проведение в качестве независимых экспертов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, утвержден приказом Министерства юстиции РФ от 27.07.2012 № 146.

Независимая антикоррупционная экспертиза проводится в соответствии с  методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной постановлением Правительства РФ от 26. 02.2010 № 96.

В целях обеспечения возможности проведения независимой антикоррупционной экспертизы Комитет размещает разработанный им проект нормативного правового акта на своем официальном сайте в сети Интернет:

  • проект закона Санкт‑Петербурга, постановление и распоряжение Губернатора Санкт‑Петербурга, постановление и распоряжение Правительства Санкт‑Петербурга – в день направления Комитетом проекта на согласование в соответствии с  Регламентом Правительства Санкт‑Петербурга, утвержденным постановлением Правительства Санкт‑Петербурга от 16.12.2003 № 100;
  • проект нормативного правового акта Комитета – в день вынесения заключения юридической службой Комитета о признании проекта имеющим нормативный характер.

Срок проведения независимой антикоррупционной экспертизы составляет 14 дней.

По результатам независимой антикоррупционной экспертизы независимым экспертом подготавливается экспертное заключение, в котором должны содержаться следующие сведения:

  1. Наименование исполнительного органа государственной власти Санкт‑Петербурга, в который направляется экспертное заключение.
  2. Наименование юридического лица либо Ф.И.О. физического лица, аккредитованного в качестве независимого эксперта.  
  3. Реквизиты (вид и наименование) проекта нормативного правового акта, в отношении которого проведена антикоррупционная экспертиза.
  4. Положения проекта нормативного правового акта, в котором выявлены коррупциогенные факторы, с указанием структурных единиц проекта (разделы, главы, статьи, части, пункты, подпункты, абзацы) и соответствующие коррупциогенные факторы (в случае выявления указанных положений). В случае отсутствия коррупциогенных факторов в заключении отмечается, что в проекте нормативного правового акта такие факторы не выявлены.
  5. Предложения о способах устранения выявленных в проекте нормативного правового акта положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции.

Форма заключения по результатам независимой антикоррупционной экспертизы утверждена приказом Министерства юстиции РФ от 21. 10.2011 № 363.

Экспертное заключение подписывается руководителем юридического лица, являющегося независимым экспертом (с приложением печати), либо физическим лицом, являющимся независимым экспертом, и направляется по почте в Комитет (адрес указан на начальной странице Комитета на официальном портале Администрации Санкт‑Петербурга).

Все экспертные заключения независимых экспертов прилагаются к проекту нормативного правового акта. Заключение подлежит рассмотрению в тридцатидневный срок со дня его получения Комитетом.

По результатам рассмотрения экспертного заключения гражданину или организации, проводившим независимую антикоррупционную экспертизу, направляется мотивированный ответ. В случаях, когда в экспертном заключении отсутствует предложение о способе устранения выявленных коррупциогенных факторов, ответ не направляется.

В случаях отказа в рассмотрении экспертного заключения лицу, направившему заключение, направляется ответ с разъяснением причин отказа.

Не подлежат рассмотрению экспертные заключения:

  • подготовленные лицами, не аккредитованными Министерством юстиции РФ, в качестве независимых экспертов по проведению независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов;
  • составленные не по фоме, утвержденной Министерством юстиции РФ;
  • направленные в Комитет  после даты окончания приема экспертных заключений (в случае, если экспертное заключение поступило в исполнительный орган по почте, дата его направления определяется по почтовому штемпелю).

Замечания и предложения по проектам нормативных правовых актов также могут быть направлены в Комитет лицами, не являющимися независимыми экспертами, по почте (191023, Санкт‑Петербург, Караванная ул., д. 9, Лит. А), либо по факсу (812)710-60-60, а также в электронном виде через форму обратной связи на официальном портале Комитета или посредством электронной приёмной на официальном сайте Администрации Санкт‑Петербурга в разделе Комитета.

Замечания и предложения будут рассмотрены в порядке, установленном Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

Во исполнение Федерального закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», Порядка разработки и утверждения исполнительными органами государственной власти Санкт‑Петербурга административных регламентов предоставления государственных услуг (исполнения государственных функций), утвержденного постановлением Правительства Санкт‑Петербурга от 25.07.2011 № 1037, и  распоряжения Правительства Санкт‑Петербурга от 17.08.2012 № 48-рп «О порядке организации независимой антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов и независимой экспертизы проектов административных регламентов предоставления государственных услуг (исполнения государственных функций) в исполнительных органах  государственной власти Санкт‑Петербурга» Комитет по развитию транспортной инфраструктуры Санкт‑Петербурга (далее — Комитет)  организует проведение независимой экспертизы проектов административных регламентов, разрабатываемых Комитетом.

Административные регламенты

Предметом независимой экспертизы проекта административного регламента является оценка возможного положительного эффекта, а также возможных негативных последствий реализации положений проекта административного регламента для граждан и организаций.

Независимая экспертиза может проводиться физическими и юридическими лицами в инициативном порядке за счет собственных средств.

Для ознакомления заинтересованных лиц Комитет размещает проект административного регламента и пояснительную записку к нему на своем официальном сайте в сети Интернет в день направления проекта административного регламента на согласование в соответствии с Порядком, утвержденным постановлением Правительства  Санкт‑Петербурга от 25.07.2011 № 1037.

При размещении проекта административного регламента в сети Интернет указывается срок, отведенный для проведения независимой экспертизы, который не может быть менее одного месяца со дня размещения проекта на официальном сайте Комитета.

По результатам независимой экспертизы составляется заключение, которое направляется в Комитет по почте либо в электронном виде через форму обратной связи на официальном портале Комитета или посредством электронной приёмной на официальном сайте Администрации Санкт‑Петербурга в разделе Комитета.

Заключение независимой экспертизы подлежит обязательному рассмотрению Комитетом в тридцатидневный срок со дня его получения, но не позднее даты передачи проекта административного регламента в Юридический комитет Администрации Губернатора Санкт‑Петербурга в соответствии с Порядком, утвержденным постановлением Правительства  Санкт‑Петербурга от 25.07.2011 № 1037.

Не подлежат рассмотрению заключения независимой экспертизы:

  • подготовленные физическими и юридическими лицами, принимавшими участие в разработке проекта административного регламента, а также организациями, находящимися в ведении Комитета;
  • выходящие за рамки предмета независимой экспертизы, установленные в части 7 статьи 13 Федерального закона «Об организации предоставления государственных  и муниципальных услуг»;
  • направленные в Комитет  после даты окончания срока, отведенного для проведения независимой экспертизы (в случае, если заключение независимой экспертизы поступило в исполнительный орган по почте, дата его направления определяется по почтовому штемпелю).

По результатам рассмотрения заключения независимой экспертизы лицу, проводившему независимую экспертизу, направляется мотивированный ответ. В случаях отказа в рассмотрении заключения независимой экспертизы лицу, направившему заключение, направляется ответ с разъяснением причин отказа.

Официальный сайт муниципального образования Кузоватовский район

Для полного представления о сути антикоррупционной экспертизы следует подробнее остановиться на принципах ее проведения, установленных ФЗ N 172.

Так, основными принципами организации антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), согласно ст. 2 ФЗ N 172, являются:

1) обязательность проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов.

Обращает на себя внимание тот факт, что в данном случае речь не идет об обязательности проведения антикоррупционной экспертизы в отношении действующих нормативных правовых актов. С одной стороны, это согласуется с превентивной функцией экспертизы; с другой стороны, содержание антикоррупционной экспертизы (см. ст. 1 ФЗ N 172) прямо указывает на объект проверки, включающий помимо проектов действующие нормативные правовые акты. Однако по смыслу ст. 3 (например, п. 3, 4 ФЗ N 172) антикоррупционная экспертиза действующих правовых актов должна проводиться при осуществлении мониторинга их применения. В свою очередь, мониторинг применения вступивших в законную силу правовых актов является обязанностью любого правотворческого органа и неотъемлемой частью правотворческой деятельности в целом. Кроме того, к мерам по профилактике коррупции отнесено рассмотрение в органах местного самоуправления, других органах, организациях, наделенных федеральным законом публичными полномочиями, не реже одного раза в квартал вопросов правоприменительной практики по результатам вступивших в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) указанных органов, организаций и их должностных лиц в целях выработки и принятия мер по предупреждению и устранению причин выявленных нарушений <3>;

———————————

<3> См. : п. 2.1 ст. 6 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» с изменениями в ред. Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 329-ФЗ // Российская газета. N 266. 30.12.2008; Парламентская газета. N 51. 25.11.2011.

 

2) оценка нормативного правового акта во взаимосвязи с другими нормативными правовыми актами.

Данный принцип заключается в том, что любой нормативный правовой акт является частью единого правового пространства и входит в систему правовых актов. В свою очередь, система правовых актов — это взаимосвязанный, логически выстроенный массив правовых норм, в том числе дополняющих и конкретизирующих друг друга. В связи с этим качественная и всесторонняя антикоррупционная оценка нормативного правового акта невозможна без изучения взаимосвязанных правовых норм, регулирующих соответствующие правоотношения, пусть и содержащихся в иных нормативных правовых актах.

Представляется целесообразным при проведении экспертизы проектов о внесении изменений в нормативные правовые акты одновременно проводить и экспертизу изменяемых актов <4>.

———————————

<4> Родионова О.Н. Антикоррупционная экспертиза // Российский юридический журнал. 2010. N 1. С. 160.

 

Следует также учитывать, что выявить коррупциогенные факторы, содержащиеся в действующем нормативном правовом акте, помогает изучение его правоприменительной практики, и в первую очередь тех индивидуальных правовых актов, которые принимаются на его основе. Именно при рассмотрении результатов реализации прав конкретных граждан или организаций можно прийти к выводу о том, что допускаемые нарушения носят системный характер, а в нормативном правовом акте имеются коррупционные риски;

3) обоснованность, объективность и проверяемость результатов антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

Обоснованность результатов антикоррупционной экспертизы — это мотивированность выводов, содержащихся в экспертном заключении. Любое утверждение эксперта о наличии или отсутствии в нормативном правовом акте коррупциогенных факторов должно быть основано на сопоставлении и анализе всей имеющейся в его распоряжении нормативно-правовой информации и логически увязано с результатами этого анализа. Иными словами, из экспертного заключения должен быть понятен ход рассуждений его автора и то, почему он пришел именно к таким выводам.

Объективность результатов антикоррупционной экспертизы — это минимизация влияния субъективных факторов (эмоционального восприятия информации, личной заинтересованности в результате экспертизы, симпатий-антипатий к правотворческому органу, иных обстоятельств) на выводы эксперта. Эксперт в своей деятельности должен руководствоваться только нормами действующего законодательства и использовать имеющийся опыт в сфере проведения антикоррупционных экспертиз. В случае возникновения у эксперта конфликта интересов при проведении антикоррупционной экспертизы он должен отказаться от ее проведения. Данный принцип предполагает также применение научно обоснованных методов получения и интерпретации результатов исследования <5>. Например, анализ, экстраполяция, метод экспертных оценок, статистический метод и другие.

———————————

<5> Степин В.С., Елсуков А.Н. Методы научного познания. Мн., 1974. С. 13.

 

Проверяемость результатов антикоррупционной экспертизы — это возможность проведения сравнительного анализа выводов, содержащихся в экспертном заключении, с некими стандартами ее проведения. Прежде всего, проверить можно только то, что каким-либо образом зафиксировано, т.е. имеет определенный формализованный вид. В данном случае результаты антикоррупционной экспертизы должны быть оформлены в письменном виде. Реализация данного принципа достигается также установлением единых критериев выявления и оценки коррупционных рисков, содержащихся в нормативном правовом акте или его проекте, а также понятной и удобной в применении методики проведения антикоррупционной экспертизы. Только в этом случае экспертное заключение может быть оценено и с точки зрения его обоснованности и объективности, и с точки зрения соответствия действующим правовым актам. К сожалению, в настоящее время принцип, касающийся проверяемости результатов антикоррупционной экспертизы, является скорее декларативным;

4) компетентность лиц, проводящих антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

Компетентность лиц, проводящих антикоррупционную экспертизу, является залогом ее качества. Совершенно очевидно, что только человек, владеющий необходимыми знаниями, приемами и определенным опытом, сможет профессионально оценить нормативный правовой акт или его проект на наличие (отсутствие) коррупциогенных факторов, а также предложить варианты устранения (снижения) коррупционных рисков при реализации установленных нормативным правовым актом правил поведения.

Несоответствие уровня компетентности эксперта степени сложности экспертизы может привести к ошибочному заключению через заблуждение. Принцип компетентности направлен на предупреждение таких ошибок <6>.

———————————

<6> Кудашкин А.В. Комментарий к Федеральному закону «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»: Научно-практический комментарий. М.: Волтерс Клувер, 2011.

 

С целью поддержания компетентности экспертов в актуальном состоянии необходимо регулярное проведение для них профессиональных тренингов, проблемных семинаров, а также повышение их квалификации в специализированных учебных заведениях;

5) сотрудничество федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц (далее — органы, организации, их должностные лица) с институтами гражданского общества при проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

Указанный принцип согласуется с принципом «сотрудничество государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами», заложенным в основу противодействия коррупции в целом (п. 7 ст. 3 ФЗ N 273-ФЗ). Более того, в соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления. При этом, согласно ч. 1 ст. 3 Конституции РФ, носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Таким образом, в данном случае речь идет о том, что любые государственные или муниципальные органы не являются замкнутыми на самих себе управленческими институтами, а выполняют роль «проводников» объективных потребностей населения и воли народа в системе правового регулирования. Выявить же эти потребности без участия самого населения в лице его представителей — различных институтов гражданского общества, — невозможно. В развитие рассматриваемого принципа в соответствии со ст. 5 ФЗ N 172 институты гражданского общества и граждане могут в порядке, предусмотренном нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет собственных средств проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

Сотрудничество государственных и муниципальных органов с институтами гражданского общества состоит в создании необходимых условий для проведения независимой антикоррупционной экспертизы принимаемых ими нормативных правовых актов, а также в обязательном рассмотрении результатов этих экспертиз. Создание условий включает в себя опубликование (обнародование) в средствах массовой информации, а также размещение в сети Интернет на официальных сайтах органов власти текстов нормативных правовых актов и их проектов.

Кроме того, существенную помощь государственным и муниципальным органам в выявлении коррупциогенных факторов, содержащихся в принятых ими нормативных правовых актах, могут оказывать граждане путем направления обращений в соответствующий правотворческий орган.

Именно институтам гражданского общества должна принадлежать реальная контрольная функция, касающаяся устранения коррупциогенных факторов. Они вполне способны, используя средства массовой информации и общественное мнение, повлиять на изменение не только линии поведения правотворческого органа относительно конкретного правового акта, но и его системного подхода к своей правотворческой деятельности в целом.

 

Подготовлено с использованием материалов СПС «Консультант+»

 

 

 

OAS :: SLA :: Департамент международного права (DIL) :: Межамериканские договоры

Полный текст (формат PDF) | Центральные органы | Подписанты и ратификации

Принято на третьем пленарном заседании, состоявшемся 29 марта 1996 г. )

ПРЕАМБУЛА

ГОСУДАРСТВА-ЧЛЕНЫ ОРГАНИЗАЦИИ АМЕРИКАНСКИХ ГОСУДАРСТВ,

УБЕЖДЕННЫЕ, что коррупция подрывает законность государственных институтов и наносит удар по обществу, нравственному порядку и справедливости, а также по всестороннему развитию народов;

ПРИНИМАЯ ВО ВНИМАНИЕ, что представительная демократия, являющаяся неотъемлемым условием стабильности, мира и развития региона, по своему характеру требует противодействия всем формам коррупции при исполнении государственных функций, а также актам коррупции, конкретно связанным с такими производительность;

УБЕЖДЕН, что борьба с коррупцией укрепляет демократические институты и предотвращает перекосы в экономике, нарушения государственного управления и ущерб моральным устоям общества;

ПРИЗНАВАЯ, что коррупция часто является инструментом, используемым организованной преступностью для достижения своих целей;

УБЕЖДЕННЫЕ в важности информирования населения стран региона об этой проблеме и ее серьезности, а также в необходимости усиления участия гражданского общества в предупреждении коррупции и борьбе с ней;

ПРИЗНАВАЯ, что в некоторых случаях коррупция имеет международные аспекты, что требует скоординированных действий государств для эффективной борьбы с ней;

УБЕЖДЕНЫ в необходимости скорейшего принятия международного документа для поощрения и содействия международному сотрудничеству в борьбе с коррупцией и, особенно, в принятии надлежащих мер против лиц, совершающих коррупционные действия при исполнении государственных функций или действия, непосредственно связанные с такими исполнение, а также соответствующие меры в отношении доходов от таких действий;

ГЛУБОКО ОБЕСПОКОЕН неуклонно растущими связями между коррупцией и доходами от незаконного оборота наркотиков, которые подрывают и угрожают законной коммерческой и финансовой деятельности и обществу на всех уровнях;

ПРИНИМАЯ ВО ВНИМАНИЕ ответственность государств за привлечение коррумпированных лиц к ответственности в целях борьбы с коррупцией и за сотрудничество друг с другом, чтобы их усилия в этой области были эффективными; а также

РЕШИМЫ приложить все усилия для предотвращения, выявления, наказания и искоренения коррупции при выполнении государственных функций и актов коррупции, конкретно связанных с таким исполнением,

ДОГОВОРИЛИСЬ

принять следующие

МЕЖАМЕРИКАНСКАЯ КОНВЕНЦИЯ ПРОТИВ КОРРУПЦИИ

Статья I
Определения

Для целей настоящей Конвенции:

«Государственная функция» означает любую временную или постоянную, оплачиваемую или почетную деятельность, осуществляемую физическим лицом от имени государства или на службе у государства или его учреждений на любом уровне его иерархии.

«Государственное должностное лицо», «государственное должностное лицо» или «государственный служащий» означает любое должностное лицо или служащий государства или его учреждений, включая тех, кто был выбран, назначен или избран для выполнения действий или функций от имени государством или на службе у государства, на любом уровне его иерархии.

«Имущество» означает активы любого вида, движимые или недвижимые, материальные или нематериальные, а также любые документы или юридические документы, демонстрирующие, предназначенные для демонстрации или относящиеся к праву собственности или другим правам, относящимся к таким активам.

Статья II
Цели

Целями настоящей Конвенции являются:

1. Содействовать и укреплять разработку каждым из Государств-участников механизмов, необходимых для предотвращения, выявления, наказания и искоренения коррупции; а также

2. Содействовать, облегчать и регулировать сотрудничество между Государствами-участниками для обеспечения эффективности мер и действий по предупреждению, выявлению, наказанию и искоренению коррупции при выполнении государственных функций и актов коррупции, конкретно связанных с таким исполнением.

Статья III
Предупредительные меры

Для целей, изложенных в статье II настоящей Конвенции, государства-участники соглашаются рассмотреть применимость мер в рамках своих собственных институциональных систем для создания, поддержания и укрепления:

1. Нормы поведения для правильного, достойного и надлежащего выполнения государственных функций. Эти стандарты должны предотвращать конфликты интересов и предписывать надлежащее сохранение и использование ресурсов, доверенных государственным служащим при выполнении ими своих функций. Эти стандарты также должны устанавливать меры и системы, требующие от государственных служащих сообщать в соответствующие органы о фактах коррупции при выполнении государственных функций. Такие меры должны способствовать сохранению доверия общества к честности государственных служащих и государственных процессов.

2. Механизмы обеспечения соблюдения этих стандартов поведения.

3. Инструктаж государственных служащих по обеспечению надлежащего понимания своих обязанностей и этических норм, регулирующих их деятельность.

4. Системы регистрации доходов, имущества и обязательств лиц, выполняющих государственные функции на определенных должностях в соответствии с законом, и, при необходимости, для обнародования такой регистрации.

5. Системы государственного найма и закупки товаров и услуг, обеспечивающие открытость, справедливость и эффективность таких систем.

6. Системы сбора и контроля государственных доходов, препятствующие коррупции.

7. Законы, отказывающие в льготном налоговом режиме любому физическому или юридическому лицу в отношении расходов, совершенных в нарушение антикоррупционного законодательства государств-участников.

8. Системы защиты государственных служащих и частных лиц, которые добросовестно сообщают об актах коррупции, включая защиту их личности, в соответствии с их конституциями и основными принципами их национальных правовых систем.

9. Контрольные органы в целях внедрения современных механизмов предупреждения, выявления, наказания и искоренения коррупционных действий.

10. Меры, препятствующие подкупу местных и иностранных государственных служащих, такие как механизмы, обеспечивающие ведение публичными компаниями и другими типами ассоциаций бухгалтерских книг и записей, которые с достаточной степенью детализации точно отражают приобретение и отчуждение активов и имеют достаточного внутреннего контроля бухгалтерского учета, чтобы их сотрудники могли выявлять коррупционные действия.

11. Механизмы поощрения участия гражданского общества и неправительственных организаций в усилиях по предотвращению коррупции.

12. Изучение дальнейших превентивных мер, учитывающих взаимосвязь между справедливой компенсацией и честностью на государственной службе. Статья IV Сфера Настоящая Конвенция применяется при условии, что предполагаемый коррупционный акт был совершен или имеет последствия в государстве-участнике.

Статья V
Юрисдикция

1. Каждое Государство-участник принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми для установления его юрисдикции в отношении преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, когда соответствующее преступление совершено на его территории.

2. Каждое Государство-участник может принять такие меры, которые могут оказаться необходимыми для установления его юрисдикции в отношении преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, когда преступление совершено одним из его граждан или лицом, обычно проживающим на его территории. .

3. Каждое Государство-участник принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми для установления его юрисдикции в отношении преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, когда предполагаемый преступник находится на его территории и оно не выдает такое лицо другой стране на основание гражданства предполагаемого преступника.

4. Настоящая Конвенция не препятствует применению любого другого правила уголовной юрисдикции, установленного государством-участником в соответствии с его внутренним законодательством.

Статья VI
Акты коррупции

1. Настоящая Конвенция применяется к следующим актам коррупции:

а. Вымогательство или принятие, прямо или косвенно, государственным должностным лицом или лицом, выполняющим государственные функции, любого предмета денежной ценности или другой выгоды, такой как подарок, услуга, обещание или преимущество для себя или для другого физического или юридического лица в обмен на любое действие или бездействие при выполнении им своих государственных функций;

б. Предложение или предоставление, прямо или косвенно, государственному служащему или лицу, выполняющему государственные функции, любого предмета, имеющего денежную стоимость, или иной выгоды, такой как подарок, услуга, обещание или преимущество для себя или для другого физического или юридического лица в обмен на любое действие или бездействие при выполнении им своих государственных функций;

в. Любое действие или бездействие при исполнении служебных обязанностей государственным служащим или лицом, выполняющим государственные функции, с целью незаконного получения выгоды для себя или для третьих лиц;

д. Мошенническое использование или сокрытие имущества, полученное в результате любого из действий, указанных в настоящей статье; а также

эл. Участие в качестве исполнителя, соисполнителя, подстрекателя, сообщника или пособника постфактум или каким-либо иным образом в совершении или попытке совершения или в любом сотрудничестве или сговоре с целью совершения любого из действий, указанных в настоящей статье.

2. Настоящая Конвенция также применяется по взаимному согласию между двумя или более Государствами-участниками в отношении любого другого акта коррупции, не описанного в ней.

Статья VII
Внутреннее право

Государства-участники, которые еще не сделали этого, принимают необходимые законодательные или иные меры для признания в качестве уголовных преступлений в соответствии с их внутренним законодательством актов коррупции, описанных в статье VI(1), и для облегчения сотрудничества между собой согласно настоящей Конвенции.

Статья VIII
Транснациональный взяточничество

В соответствии со своей Конституцией и основополагающими принципами своей правовой системы каждое Государство-участник запрещает и наказывает прямо или косвенно предложение или предоставление его гражданами, лицами, имеющими обычное место жительства на его территории, и предприятиями, домицилированными там, государственного служащего другого государства, любой предмет денежной ценности или иная выгода, такая как подарок, услуга, обещание или преимущество, в связи с любой экономической или коммерческой сделкой в ​​обмен на любое действие или бездействие при выполнении этого должностного лица общественные функции.

Среди тех Государств-участников, которые признали транснациональный подкуп преступлением, такое преступление считается актом коррупции для целей настоящей Конвенции.

Любое Государство-участник, которое не признало транснациональный подкуп преступлением, должно, насколько это позволяют его законы, оказывать помощь и сотрудничество в отношении этого преступления, как это предусмотрено в настоящей Конвенции.

Статья IX
Незаконное обогащение

В соответствии со своей Конституцией и основополагающими принципами своей правовой системы каждое Государство-участник, которое еще не сделало этого, принимает необходимые меры для признания в соответствии со своим законодательством существенным увеличением активов государственного должностного лица, которое он не может разумно объяснить в связи с его законным заработком при исполнении им своих функций.

Среди тех государств-участников, которые признали незаконное обогащение преступлением, такое преступление считается актом коррупции для целей настоящей Конвенции.

Любое Государство-участник, которое не признало незаконное обогащение преступлением, должно, насколько это позволяют его законы, оказывать помощь и сотрудничество в отношении этого преступления, как это предусмотрено в настоящей Конвенции.

Статья X
Уведомление

Когда государство-участник принимает законодательство, упомянутое в пункте 1 статей VIII и IX, оно уведомляет об этом Генерального секретаря Организации американских государств, который, в свою очередь, уведомляет другие государства-участники. Для целей настоящей Конвенции преступления транснационального взяточничества и незаконного обогащения считаются актами коррупции для этого Государства-участника через тридцать дней после даты такого уведомления.

Статья XI
Прогрессивное развитие

1. В целях содействия развитию и гармонизации своего внутреннего законодательства и достижения целей настоящей Конвенции Государства-участники считают желательным и обязуются рассматривать возможность признания в качестве правонарушений в соответствии с их законодательством следующих деяний:

а. Неправомерное использование государственным служащим или лицом, выполняющим публичные функции, в своих интересах или в интересах третьих лиц любого рода секретной или конфиденциальной информации, которую это должностное лицо или лицо, выполняющее публичные функции, получили вследствие или в выполнение, его функций;

б. Ненадлежащее использование государственным служащим или лицом, выполняющим публичные функции, в своих интересах или в интересах третьих лиц любого вида собственности, принадлежащей государству или какой-либо фирме или учреждению, в которых государство имеет имущественный интерес, — к которым это должностное лицо или лицо, выполняющее публичные функции, имеет доступ в силу или при выполнении своих функций;

в. Любое действие или бездействие любого лица, которое лично или через третье лицо, или действуя в качестве посредника, стремится получить решение от государственного органа, посредством которого оно незаконным образом получает для себя или для другого лица какую-либо выгоду или выгоду, независимо от того, являются ли такие действие или бездействие наносит ущерб государственной собственности; а также

д. Перенаправление государственным служащим в целях, не связанных с теми, для которых они предназначались, в свою пользу или пользу третьей стороны, любого движимого или недвижимого имущества, денежных средств или ценных бумаг, принадлежащих государству, независимому органу, или физическому лицу, которое такое должностное лицо получило в силу своего положения для целей управления, содержания под стражей или по другим причинам.

2. В тех Государствах-участниках, которые установили эти правонарушения, такие правонарушения считаются актами коррупции для целей настоящей Конвенции.

3. Любое Государство-участник, которое не учредило эти правонарушения, должно, насколько это позволяют его законы, оказывать помощь и сотрудничество в отношении этих правонарушений, как это предусмотрено в настоящей Конвенции.

Статья XII
Влияние на государственное имущество

Для применения настоящей Конвенции не требуется, чтобы акты коррупции наносили ущерб государственной собственности.

Статья XIII
Экстрадиция

1. Настоящая статья применяется к преступлениям, признанным таковыми Государствами-участниками в соответствии с настоящей Конвенцией.

2. Каждое из преступлений, к которым применяется настоящая статья, считается включенным в качестве преступления, влекущего за собой выдачу, в любой договор о выдаче, существующий между Государствами-участниками. Государства-участники обязуются включать такие преступления в качестве преступлений, влекущих за собой выдачу, в каждый договор о выдаче, который будет заключен между ними.

3. Если Государство-участник, обусловливающее выдачу наличием договора, получает запрос о выдаче от другого Государства-участника, с которым у него нет договора о выдаче, оно может рассматривать настоящую Конвенцию в качестве правового основания для выдачи в отношении к любому правонарушению, к которому применяется настоящая статья.

4. Государства-участники, которые не обусловливают выдачу наличием договора, признают в отношениях между собой преступления, к которым применяется настоящая статья, преступлениями, влекущими выдачу.

5. Выдача осуществляется в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством запрашиваемого государства или применимыми договорами о выдаче, включая основания, по которым запрашиваемое государство может отказать в выдаче.

6. Если в выдаче за преступление, к которому применяется настоящая статья, отказано исключительно на основании гражданства разыскиваемого лица или потому, что запрашиваемое государство считает, что оно обладает юрисдикцией в отношении преступления, запрашиваемое государство передает дело в своих компетентных органов для целей судебного преследования, если иное не согласовано с запрашивающим государством, и должны сообщить об окончательных результатах запрашивающему государству в надлежащее время.

7. В соответствии с положениями своего внутреннего законодательства и своих договоров о выдаче Запрашиваемое Государство может, убедившись, что обстоятельства того требуют и являются неотложными, и по запросу Запрашивающего Государства заключить под стражу лицо, экстрадиция которого разыскивается и находится на ее территории, или принять другие надлежащие меры для обеспечения его присутствия в ходе процедуры экстрадиции.

Статья XIV
Помощь и сотрудничество

1. В соответствии со своим внутренним законодательством и применимыми договорами Государства-участники оказывают друг другу самую широкую взаимную помощь, обрабатывая запросы от органов, которые в соответствии со своим внутренним законодательством имеют полномочия расследовать или преследовать в судебном порядке деяния. коррупции, описанной в настоящей Конвенции, для получения доказательств и принятия других необходимых мер для облегчения судебного разбирательства и принятия мер, касающихся расследования или уголовного преследования коррупционных деяний.

2. Государства-участники также обеспечивают друг другу самое широкое взаимное техническое сотрудничество по наиболее эффективным путям и средствам предотвращения, выявления, расследования и наказания коррупционных действий. С этой целью они способствуют обмену опытом посредством соглашений и встреч между компетентными органами и учреждениями и уделяют особое внимание методам и процедурам участия граждан в борьбе с коррупцией.

Статья XV
Меры в отношении собственности

1. В соответствии со своим применимым внутренним законодательством и соответствующими договорами или другими соглашениями, которые могут быть в силе между ними, Государства-участники оказывают друг другу максимально широкую помощь в выявлении, отслеживании, замораживании, аресте и конфискация имущества или доходов, полученных, полученных или использованных при совершении преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией.

2. Государство-участник, которое приводит в исполнение решение своего собственного или другого Государства-участника о конфискации имущества или доходов, указанных в пункте 1 настоящей статьи, распоряжается этим имуществом или доходами в соответствии со своим законодательством. В той мере, в какой это разрешено законодательством Государства-участника, и на таких условиях, которые оно сочтет целесообразными, оно может передать все или часть такого имущества или доходов другому Государству-участнику, которое оказало помощь в соответствующем расследовании или судебном разбирательстве.

Статья XVI
Банковская тайна

1. Запрашиваемое Государство не должно ссылаться на банковскую тайну в качестве основания для отказа в предоставлении помощи, запрашиваемой Запрашивающим Государством. Запрашиваемое государство применяет настоящую статью в соответствии со своим внутренним законодательством, процедурными положениями или двусторонними или многосторонними соглашениями с запрашивающим государством.

2. Запрашивающее государство обязано не использовать любую полученную информацию, охраняемую банковской тайной, для каких-либо иных целей, кроме производства, для которого эта информация была запрошена, за исключением случаев, когда это разрешено запрашиваемым государством.

Статья XVII
Характер закона

Для целей статей XIII, XIV, XV и XVI настоящей Конвенции тот факт, что имущество, полученное или полученное в результате акта коррупции, предназначалось для политических целей или что предполагается, что акт коррупции был совершен для политических мотивов или целей, само по себе недостаточно для того, чтобы квалифицировать деяние как политическое преступление или как обычное преступление, связанное с политическим преступлением.

Статья XVIII
Центральные органы

1. Для целей международной помощи и сотрудничества, предусмотренных настоящей Конвенцией, каждое Государство-участник может назначить центральный орган или может полагаться на такие центральные органы, как это предусмотрено в любых соответствующих договорах или других соглашениях.

2. Центральные органы несут ответственность за подачу и получение запросов о помощи и сотрудничестве, упомянутых в настоящей Конвенции.

3. Центральные органы сносятся друг с другом напрямую для целей настоящей Конвенции.

Статья XIX
Временное приложение

С учетом конституционных принципов и внутреннего законодательства каждого Государства и существующих договоров между Государствами-участниками тот факт, что предполагаемый коррупционный акт был совершен до вступления в силу настоящей Конвенции, не препятствует процессуальному сотрудничеству по уголовным делам между Государствами-участниками. . Это положение ни в коем случае не затрагивает принцип отсутствия обратной силы в уголовном праве, и применение этого положения не прерывает действующие сроки давности в отношении преступлений, совершенных до даты вступления в силу настоящей Конвенции.

Статья ХХ
Другие соглашения или практика

Никакое положение настоящей Конвенции не должно толковаться как препятствующее Государствам-участникам осуществлять взаимное сотрудничество в рамках других международных соглашений, двусторонних или многосторонних, действующих в настоящее время или заключенных в будущем, или в соответствии с любым другим применимым соглашением или практикой .

Статья XXI
Подпись

Настоящая Конвенция открыта для подписания государствами-членами Организации американских государств.

Статья XXII
Ратификация

Настоящая Конвенция подлежит ратификации. Ратификационные грамоты сдаются на хранение Генеральному секретариату Организации американских государств.

Статья XXIII
Присоединение

Настоящая Конвенция остается открытой для присоединения любого другого государства. Документы о присоединении сдаются на хранение Генеральному секретариату Организации американских государств.

Статья XXIV
Бронирование

Государства-участники могут во время принятия, подписания, ратификации или присоединения делать оговорки к настоящей Конвенции при условии, что каждая оговорка касается одного или нескольких конкретных положений и не противоречит объекту и цели Конвенции.

Статья XXV
Вступление в силу

Настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после даты сдачи на хранение второй ратификационной грамоты. Для каждого государства, ратифицировавшего Конвенцию или присоединившегося к ней после сдачи на хранение второй ратификационной грамоты, Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи на хранение таким государством своей ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Статья ХХVI
Донос

Настоящая Конвенция остается в силе на неопределенный срок, но любое из государств-участников может денонсировать ее. Документ о денонсации сдается на хранение Генеральному секретариату Организации американских государств. Через год после даты сдачи на хранение документа о денонсации Конвенция утрачивает силу для денонсирующего государства, но остается в силе для других государств-участников.

Статья XXVII
Дополнительные протоколы

Любое государство-участник может представить на рассмотрение других государств-участников, собравшихся на Генеральной ассамблее Организации американских государств, проекты дополнительных протоколов к настоящей Конвенции, способствующие достижению целей, изложенных в ее статье II. Каждый дополнительный протокол устанавливает условия его вступления в силу и применяется только к тем государствам, которые становятся его участниками.

Статья XXVIII
Депозит оригинального инструмента

Первоначальный документ настоящей Конвенции, английский, французский, португальский и испанский тексты, тексты которых одинаково аутентичные, сдаются на хранение в Генеральный секретариат Организации американских государств, которая направляет заверенное копию его текста в Секретариат Организации Объединенных Наций для регистрация и публикация в соответствии со статьей 102 Устав Организации Объединенных Наций. Генеральный секретариат Организации Американские государства уведомляют свои государства-члены и государства, присоединился к Конвенции о подписях, о сдаче на хранение документов ратификации, присоединения или денонсации, а также оговорок, если Любые.

Методика контроля внедрения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов в законотворческую деятельность

Автор

Перечислены:

  • Владимир Южаков
  • Алексей Ефремов
  • Цирин Алексей

Зарегистрирован:

    Реферат

    В статье представлены основные результаты разработки и апробации технологии (методики) контроля внедрения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов (АЭ НПАП) в правотворческую деятельность органы государственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации. Экспертиза проводилась в рамках одноименной научно-исследовательской работы научных сотрудников Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. АЭ НЛАП в практике законотворческой деятельности и результативности антикоррупционной экспертизы должны: включать изучение показателей исполнения всех предписаний принятых нормативных правовых актов, касающихся проведения антикоррупционной экспертизы (о принятии решений, совершении действий, соблюдении требования, запреты и ограничения), с одной стороны, и, с другой стороны, результативность антикоррупционной экспертизы, в том числе решение проблем, вызвавших необходимость проведения антикоррупционной экспертизы, достижение поставленных целей; ориентировать систему показателей результативности антикоррупционной экспертизы на оценку степени влияния АЭ НПДП на коррупционные риски правовых норм, на коррупционные практики и рынки; обеспечить возможность оценки степени реализации антикоррупционной экспертизы по этим показателям, провести соотнесение с ними об органах и организациях, ответственных за проведение антикоррупционной экспертизы, с учетом лет исследований. Авторами проведена апробация данной технологии в отношении: Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации; Генеральная прокуратура Российской Федерации; Министерство юстиции Российской Федерации; Государственное управление Мурманской области. Проведенная апробация показала возможность практического использования разработанной Методики, в том числе инструментов, а также ее внедрения в государственное управление противодействия коррупции в органах государственной власти и местного самоуправления.

    Предлагаемое цитирование

  • Владимир Южаков, Алексей Ефремов и Алексей Цирин, 2015. » Методика контроля за внедрением антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов в законотворческую деятельность » Вопросы государственного управления, Высшая школа экономики, выпуск 1, стр. 92-103.
  • Дескриптор: RePEc:nos:vgmu00:2015:i:1:p:92-103

    как

    HTMLHTML с абстрактным простым текстом обычный текст с абстрактнымBibTeXRIS (EndNote, RefMan, ProCite)ReDIFJSON

    Скачать полный текст от издателя

    URL файла: http://vgmu. hse.ru/data/2015/03/26/1096180576/%D0%AE%D0%B6%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B2, %20%D0%95%D1%84%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%B2,%20%D0%A6%D0%B8%D1%80%D0%B8% D0%BD%201-2015.pdf
    Ограничение на скачивание:
    —>

    Подробнее об этом изделии

    Ключевые слова

    антикоррупционная экспертиза (экспертиза); коррупция; мониторинг; нормативные документы; законотворческая деятельность;
    Все эти ключевые слова.

    Статистика

    Доступ и статистика загрузки

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами. Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc:nos:vgmu00:2015:i:1:p:92-103 . См. общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: . Общие контактные данные провайдера: http://vgmu.hse.ru/ .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь. Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    У нас нет библиографических ссылок на этот элемент. Вы можете помочь добавить их, используя эту форму .

    Если вы знаете об отсутствующих элементах, ссылающихся на этот, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылающегося элемента. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, так как некоторые цитаты могут ожидать подтверждения.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: Ирина А. Зверева (адрес электронной почты доступен ниже). Общие контактные данные провайдера: http://vgmu.hse.ru/ .

    Обратите внимание, что фильтрация исправлений может занять пару недель. различные услуги RePEc.

    Закон о коррупции за рубежом и новые международные нормы, второе издание

    Любой, кто занимается международным бизнесом, найдет в этой обширной, но практичной книге незаменимую помощь в предоставлении четкого и легко читаемого анализа Закона о коррупции за рубежом, а также в обширной подборке исходных материалов и ключевых документов для решения вопросов, связанных с FCPA и аналогичные правовые режимы применяются в большинстве стран мира.

    Делиться:

    Углубленный анализ FCPA значительно расширяет Первую редакцию, предоставляя важные обновления, отражающие последние события в этой быстро меняющейся области права; более широкое и развернутое обсуждение FCPA, в том числе тех аспектов, которые имеют прямое отношение к делу Сарбейнса-Оксли; и подробное описание практики лишения прав, связанной с антикоррупционной политикой многосторонних банков развития. Анализ подробно аннотирован и содержит более 1000 примечаний, цитирующих исходные материалы и дающих полезную информацию для практиков.

    Во втором издании рассматривается широкий круг вопросов, в том числе:

    • Положения о борьбе со взяточничеством и связанные с ними вопросы соблюдения
    • Положения о ведении учета и внутреннем бухгалтерском контроле
    • Проведение должной осмотрительности и введение мер соблюдения
    • Внутренние расследования, обязательства по раскрытию информации и мониторинг
    • Связанные деловые, договорные и трудовые вопросы
    • Международные конвенции о борьбе со взяточничеством и их значение
    • Новая практика лишения прав в многосторонних кредитных учреждениях

    Второе издание также включает обширную серию образцов форм и контрольных списков, в том числе: политику борьбы со взяточничеством, политику бухгалтерского учета и ведения документации; сертификаты соответствия; соблюдение договора и язык расторжения и многое другое. Также включены выпуски процедуры заключения, включая полезный аннотированный указатель к выпускам процедуры заключения.

    Подробная информация о продукте

    Авторов

    Стюарт Х. Деминг

    Издатели

    Издательство книг АВА

    ISBN

    9781604426045

    Код СКП

    9781604426045

    Количество страниц

    801

    Код продукта

    5210208B

    Размер отделки

    7 x 10

    Дата публикации

    16. 11.2009 00:00:00

    PDF-документ

    Публикации | Книга

    Практика трансграничной недвижимости, второе издание

    Терри Зельцер

    КЛЭ 90 мин

    Аудио и видео | CLE по требованию

    Мемориальная программа Фишера: внесение изменений в прощение долга по студенческой ссуде [CC]

    КЛЭ 90 мин

    Аудио и видео | CLE по требованию

    Соответствие нормативным требованиям Fintech — развивающийся ландшафт [CC]

    КЛЭ 90 мин

    Аудио и видео | CLE по требованию

    Основы банкротства: что должны знать бизнес-юристы в условиях пандемии COVID-19 [CC]

    Октябрь

    12

    Национальный институт планов медицинского и социального обеспечения, 2021 г.

    КЛЭ 60 мин

    Углубленное внимание к последней информации, влияющей на планы здравоохранения и социального обеспечения. Узнайте от представителей правительства о недавних и предстоящих указаниях. Узнайте, как реагируют компании и что подходит…

    Октябрь

    21

    Национальный институт исполнительной компенсации 2021

    КЛЭ 60 мин

    Предназначен для тех, кто занимается вопросами, связанными с вознаграждением руководителей высшего звена: частных практиков, штатных корпоративных юрисконсультов, консультантов по вознаграждениям сотрудников, поставщиков услуг, управления компенсациями…

    Октябрь

    06

    События | Лично

    44-я ежегодная конференция индустрии развлечений и спорта

    СМЕЩЕНИЕ 60 мин.

    44-я ежегодная конференция предлагает трехдневные очные сессии. В этом году на конференции будут представлены сессии по широкому спектру развлекательных и спортивных тем.

    Борьба с коррупцией: предложения и методы

    Борьба с коррупцией и ее обуздание не являются невозможными. Теперь мы знаем, как превратить дико коррумпированные страны в государства, в значительной степени свободные от взяточничества. Мы знаем, что работает надежно, что работает время от времени, а что работает только в оптимальных условиях. Мы знаем, что необходима талантливая политическая воля. Но мы также знаем, что изменение развращающих стимулов для отдельных лиц менее действенно, чем изменение контуров поведения коллективно. 1

    Коррупция – это системная болезнь, возникающая скорее сверху вниз, чем снизу вверх. 2 То есть пятно коррупции распространяется от отношения и разрешительной политики лиц наверху политических и корпоративных образований вниз. Лидеры задают тон; неправомерное поведение на одном уровне власти косвенно санкционирует следующий. Таким образом, честность или ее отсутствие просачивается в коллективное общественное сознание: либо для того, чтобы сделать коррупцию постоянной социальной практикой и важным (даже если де-юре запрещенным) компонентом господствующей политической культуры; или, что реже, для достижения обратного, создания правовых и нормативных барьеров для массового одобрения коррупционных практик.

    Мы знаем, что коррупция может быть уменьшена или даже почти искоренена на национальном уровне, потому что ряду национальных государств (большинство из них небольшие и жестко контролируемые) в наше время удалось перейти от массовой коррупции к осуществлению полностью этических норм. система. Одно или два небольших полностью демократических государства также сумели успешно развиваться, не пережив периодов коррупции, отчасти благодаря широкомасштабным изменениям в понимании коррупции их народами. В Китае, самом густонаселенном государстве мира, длительная и агрессивная кампания президента Си Цзиньпина по борьбе с коррупцией может привести к сокращению многих устойчивых коррупционных начинаний, даже если его главные цели кампании, несомненно, носят политический характер.

    К счастью, чтобы подкрепить то, что мы узнали из современного опыта тех демократических и квазидемократических образований, которые побороли коррупцию и эффективно изменили свою преобладающую политическую культуру, мы также теперь понимаем, что сегодняшние наименее коррумпированные страны когда-то сами были беспорядочно мошенническими, но в течение девятнадцатого и двадцатого веков постепенно переходил от широко распространенной к очень ограниченной терпимости к коррупции. Эти изменения произошли благодаря одаренным лидерам, влиянию Просвещения, распространению массового образования, появлению автохтонных церквей и возникновению бюрократических систем, основанных на заслугах. В эссе Бо Ротштейна в этом сборнике подчеркивается роль образования: «С введением бесплатного государственного образования, — пишет он, — граждане стали заинтересованы в хорошо функционирующем государственном секторе и, таким образом, нашли причину противостоять коррупции». 3 Образование также породило лояльность к государству и зародышевое чувство национальности.

    По сути, эти народы — в основном европейцы, за которыми в двадцатом веке последовало несколько азиатских и африканских популяций — отошли от партикуляризма, при котором «к людям относятся по-разному в зависимости от статуса», к тому, что Алина Мунгиу-Пиппиди и другие называют этический универсализм или равное отношение ко всем при предоставлении государственных услуг и возможностей. Как утверждает Мунгиу-Пиппиди в этом томе,

    Партикуляризм, а не этический универсализм, ближе к естественному состоянию (или социальной организации по умолчанию) и . . . его противоположность, норма открытого и равного доступа или публичной неприкосновенности, никоим образом не гарантируется политической эволюцией. 4

    Но когда общество достигает этой точки, аккультурационные усилия по борьбе с коррупцией интернализируются политической культурой и политическим телом. Другими словами, этический универсализм (вряд ли утопическая концепция) заменяет коррупцию и патримониализм — пагубные нормы распределения — общественным духом и справедливостью в управлении и политике, корпоративном поведении и повседневной жизни. Этический универсализм «предполагает, что со всеми жителями юрисдикции будут обращаться справедливо, одинаково и терпимо, что меньшинства имеют право на те же привилегии и возможности, что и большинство, и что большие и малые группы могут рассчитывать на получение аналогичных прав и привилегий». 5

    В скандинавских странах, в других частях Северной Европы и даже на антиподах произошел крупный и глубокий сдвиг от социальных ожиданий, что положение, богатство и лицензии приобретаются в первую очередь путем покупки влияния и доступа у правителей и своих бюрократов к предположению, что такие блага могут быть достигнуты благодаря личным достижениям и заслугам. Коллективные поведенческие реакции превратились в антикоррупционную норму. Другими словами, элиты, а позже и все население сначала в Пруссии и скандинавских странах, а затем в Нидерландах, Великобритании, Новой Зеландии и Канаде постепенно обнаружили, что их политические и корпоративные усилия могут быть оптимальными только в том случае, если искушение получить власть и продвижение по службе в силу коррупционных сделок и влияния были максимально сокращены.

    Эти неизбежные успехи в функционировании этих относительно небольших обществ образовали благотворный круг: наделение полномочиями побуждало институты функционировать, а граждане — использовать их с пользой. Участие граждан, в свою очередь, укрепляло политические институты. Как выразился Мэтью Тейлор: «Одним словом, Дания». 6

    В других местах, напротив, сохраняется региональная коррупция. Например, хотя взаимодействие чилийцев с их полицией и бюрократами свободно от мелкой коррупции, в соседних Аргентине, Боливии, Перу и Бразилии это не всегда так. И во всех этих южноамериканских странах, среди прочего, коррупция в крупных масштабах все еще процветает, о чем ясно свидетельствует скандал со взяточничеством в бразильской компании Odebrecht и продолжающееся расследование и судебное преследование Lava Jato в отношении коррумпированных компаний Petrobras, Odebrecht и государственных чиновников. (Судья Серхио Фернандо Моро, председательствующий в делах Лавы Хато, пишет в своем эссе в этом томе о том, как сегодня преследуются и судятся коррупционеры в Бразилии9. 0532 7 )

    Африка также добилась неоднозначного успеха в борьбе с коррупцией, с небольшой горсткой образцовых усилий по борьбе с коррупцией. В Ботсване может быть остаточная коррупция, но ее граждане не ожидают, что их обдирают на полицейских блокпостах или говорят, что брак и водительские права доступны только за дополнительную плату, уплаченную из-под прилавка. Напротив, соседнее Зимбабве до 2018 года было наводнено блокпостами с автоматами — полицейскими, которым прискорбно недоплачивают; разрешения добывались только за взятки; а электричество или вода поступали в домохозяйства только по специальной договоренности. 8 Ожидается вымогательство в Кении, Нигерии или Замбии; но не в Ботсване или на Маврикии; и реже в настоящее время в Бенине и Гане. Поразительные различия во взглядах в этих менее коррумпированных государствах появились после десятилетий инициированных лидерами изменений «стандартных операционных процедур».

    Менее коррумпированные африканские общества, а также общества Европы, Азии и Австралазии отделены от своих сверстников критическими сдвигами в преобладающих политических культурах, которые произошли в течение последних шестидесяти лет, которые были спланированы сверху и которые были организованы в основном на примере и с упором на честность. Тейлор в своем эссе в этом сборнике называет эти поразительные улучшения в борьбе с коррупцией «положительным сдвигом равновесия». В прежние века скандинавы и другие народы добивались такого же радикального улучшения ожиданий, но в течение гораздо более длительных периодов времени и гораздо более постепенно. В эссе Ротштейна в этом сборнике подчеркивается, что трансформация в странах Северной Европы была в значительной степени обусловлена ​​«косвенно» (то есть борьба с коррупцией была побочным продуктом энергичных реформ, универсализирующих общественные блага). . 9

    Канада представляет собой еще один пример постепенных институциональных изменений в антикоррупционных нормах. Первый премьер-министр Канады открыто брал взятки в обмен на разрешение железнодорожных и строительных контрактов. К концу девятнадцатого века политики все еще получали прибыль от своего положения на провинциальном уровне, но почти никогда на федеральном уровне. К периоду после Второй мировой войны канадцы перестали терпеть даже самые провинциальные придирки, которые стали мишенью крупных судебных преследований. Но только в двадцать первом веке канадцы коллективно приняли то, что можно было бы назвать абсолютной нетерпимостью к погоне за рентой, торговлей влиянием, получением политической и официальной выгоды и всеобщей неряшливостью как в общественной, так и в частной сферах деятельности (не то, чтобы правило- ломка не кое-где сохраняется).

    Согласно последнему индексу восприятия коррупции Transparency International, Канада занимает восьмое место среди наименее коррумпированных национальных государств после Новой Зеландии, Дании, Финляндии, Норвегии, Швейцарии, Сингапура и Швеции. С Канадой связаны Нидерланды, Люксембург и Великобритания. Согласно последним версиям этого уважаемого индекса, Австралия и Соединенные Штаты несколько более коррумпированы, чем Канада. 10

    Мы знаем, как реформировать общество и ликвидировать взяточничество, разрушающее структуру общества и препятствующее экономическому росту. Мы даже знаем — поскольку британский губернатор Гонконга сэр Мюррей МакЛехоз, премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю и президент Руанды Пол Кагаме показали путь, — что жители городов-государств вплоть до средних наций могут пройти переподготовку или ресоциализироваться. относительно быстро избегать коррумпированных искушений. Президент Ботсваны сэр Серетсе Хама также продемонстрировал, как вполне демократичный, терпимый, честный политический лидер может побуждать своих соратников, своих последователей и население в целом воздерживаться от общепринятого в регионе признания коррупции как образа жизни. В то время как Ли и Кагаме показывали пример, но также использовали принуждение, Кхама социализировал своих граждан в полностью демократической среде и, таким образом, научил их действовать совершенно иначе, чем их сверстники в соседних государствах. То же самое сделали премьер-министр сэр Сивусагур Рамгулам и его преемники на Маврикии. Они сделали в наше время то, что удалось сделать королям Дании и лидерам Швеции, Норвегии и Финляндии, используя комбинацию методов принуждения и социального порицания, начиная с конца восемнадцатого века. В современной Европе Эстония и Грузия более или менее последовали ботсванской и гонконгской моделям в своем переходе от криминализированной коррупции в советском стиле к скандинавским парадигмам. Так же как и Коста-Рика, Уругвай и Словения.

    Идеал борьбы с коррупцией един для всех народов, всех традиционных культур. Существует очень мало свидетельств того, что природа и практика коррупции различаются от культуры к культуре или что само коррупционное действие рассматривается более снисходительно в одних обществах, чем в других. Также нет никаких доказательств того, что присутствие повседневной крупной или мелкой коррупции помогает современной нации эффективно функционировать; нет никаких доказательств того, что коррупция каким-то образом надлежащим образом смазывает колеса коммерции, улучшает предоставление официальных услуг и включает чужие группы в политическую, социальную или экономическую среду, из которой они в противном случае были бы исключены. Систематическая очистка зараженной страны от мелких вымогателей помогает так же, как и заключение в тюрьму продажных преступников, чтобы продемонстрировать, что коррупция неэффективна и препятствует экономическому и социальному росту.

    В двадцать первом веке в «глобальной деревне» ни одно национальное государство не допускает взяточничества, взяточничества и вымогательства; разнообразный набор состояний юридически определяет частное, публичное и общее насилие в соответствии; и, что наиболее важно, их разнообразным гражданам нетрудно узнать, как коррумпированы их правители, а также мелкие чиновники, с которыми они имеют дело изо дня в день. Даже клептократии и другие чрезмерно коррумпированные режимы — в значительной степени криминализированные государства, находящиеся в нижней части индекса восприятия коррупции — публично заявляют, что они запрещают коррупционное поведение и ненавидят его.

    В 2018 году ни одна группа граждан не требует большей коррупции, меньшей прозрачности и подотчетности или более скомпрометированного предоставления услуг. Только транснациональные корпорации, стремящиеся получить награду за ресурсы, или богатые небольшие страны, стремящиеся провести у себя мировой спортивный чемпионат, предпочитают открытые скрытые торги за услуги или результаты, которые (теоретически) должны предоставляться на основе заслуг. Если когда-то различия между коррумпированными предложениями и честной конкуренцией или между взяткой и подарком были плохо освещены, то теперь это разграничение все больше ценится в городах и представителях среднего класса в Африке, Азии и Америке, даже если оно соблюдается. только равнодушно. 11

    Несмотря на растущий консенсус в отношении нелегитимности коррупционных принципов распределения, длинная рука коррупции, тем не менее, распространяется через границы. Эссе Луизы Шелли демонстрирует, как коррумпированные национальные чиновники и профессионалы низкого уровня, работающие не только в развивающихся государствах или зонах конфликтов, но и в зонах свободной торговли и корпоративных офисах, способствуют массовому воровству и уничтожению незаконных торговых схем. Шелли рассказывает об огромных суммах денег, связанных с контрабандой оружия, наркотиков и людей внутри и за пределами национальных границ. Но она также ясно дает понять, что торговля редкими природными ресурсами, в том числе слоновой костью и рогом носорога, добытыми браконьерами, и древесиной, заготовленной в старовозрастных тропических лесах, может процветать только из-за коррупции на высоком и низком уровне. Привратники, такие как таможенные агенты и персонал аэропорта, получают вознаграждение, когда они способствуют перемещению контрабандных сигарет, незаконно заготовленной древесины, химических веществ-прекурсоров для изготовления синтетических наркотиков и всевозможных контрафактных товаров (включая те, которые продаются в Интернете или даркнете).

    Криминализированные синдикаты проникают во многие правительства; коррумпированные клептократы и повстанческие группы, такие как Боко Харам и Аль-Шабааб, находят финансирование через такие контакты на высоком уровне. К сожалению, несмотря на то, что пресечение потока товаров и людей, являющихся предметом торговли, важно для национальных правительств, их бедных граждан, индустрии туризма и, в конечном счете, для экологической устойчивости планеты, существует мало проверенных антикоррупционных инициатив, способных эффективно бороться с незаконной торговлей. Международный антикоррупционный суд, возможно, организованный по аналогии с Международным уголовным судом, как предлагает судья Марк Вольф в своем эссе, мог бы помочь. То же самое можно сказать и о глобальном разоблачении отмывания денег и трансграничных перемещений валюты, а также о закрытии тех мест, где прячутся доходы, полученные нечестным путем, включая оффшорные налоговые убежища.

    Эти транснациональные потоки дополняют использование коррупционных методов добычи в отдельных странах. Наиболее вопиюще коррумпированные также тщательно криминализованы и, как правило, репрессивны. Во многих странах, в которых лидеры охотятся на своих граждан, присваивая большую часть их богатства (включая многие постсоветские и африканские страны), усилия по борьбе с коррупцией гораздо труднее представить, а их успешные результаты редки или вообще отсутствуют. Это криминализированные или криминальные государства, где весь смысл президентства не в том, чтобы править для народа, а для себя, своей семьи и своих приспешников. Это добывающие предприятия, где мы не можем ожидать, что плохие правители будут изгнаны голосованием (хотя Гамбия является необычным исключением, и отстранение президента Роберта Мугабе от поста президента Зимбабве в результате мягкого переворота может оказаться положительным) или благонамеренные иностранные доноры будут иметь влияние. Это семейные дела или, как в Афганистане, вотчины, противостоящие друг другу, каждая из которых приносит пользу своим последователям. 12

    Что можно сделать, чтобы вырвать население из-под пяты таких коррумпированных деспотов? Мировой порядок в форме кинетических упражнений власти и санкций Совета Безопасности ООН может сделать отмывание денег и банковское дело трудным, а в некоторых случаях и невозможным для криминализированных государств. Мировые державы могут накладывать эмбарго на импорт и экспорт, закрывать банковские счета и препятствовать выезду автократов за пределы их родных государств. Демократические соседние образования могут избегать тех, кто обладает незаконной властью, отказываясь от дипломатических отношений или иным образом признавая их лидерами. Вышеупомянутый Международный антикоррупционный суд мог бы также предать коррумпированных преступников перед всемирно признанной коллегией правосудия. Такой новый суд подверг бы тех, кто выше закона в своих странах, тому, что верховенство права налагает в большинстве демократических государств. Международный антикоррупционный суд мог бы также отследить и помочь сдержать перемещение за границу личного богатства, полученного нечестным путем, и доходов от коррупционных сделок.

    Существует ряд концептуальных подходов, которые, если их соблюдать и развивать, могут уменьшить коррупцию в национальных государствах. Прежде всего, это полноценное функционирование верховенства права. Моро в своем эссе в этом сборнике повторяет, что для санкционирования и стимулирования эффективных антикоррупционных действий необходимы строгие законы против коррупции. Он пишет:

    Более совершенные законы могут повысить эффективность системы уголовного правосудия и повысить прозрачность и предсказуемость отношений между государственным и частным секторами, уменьшая стимулы и возможности для коррупции. 13

    Но разумных законов самих по себе недостаточно. Эти юридические ограничения должны применяться ко всем, а не только к бедным и бессильным. В противном случае страна рискует «прогрессирующей эрозией доверия».

    На протяжении многих десятилетий политики и влиятельные бизнесмены в Бразилии, как и во многих других серьезно коррумпированных странах, практически не подвергались судебному преследованию за коррупцию. В Бразилии крупная коррупция была системной; это стало «стандартной операционной процедурой» на государственном и национальном политическом и корпоративном уровнях. Но постепенные изменения в законе, а также растущее давление на более эффективные судебные действия привели к первому осуждению действующего федерального политика в 2012 году, за которым последовал ряд громких приговоров за коррупцию в последующие годы. Конгресс также разрешил использование сделок о признании вины для получения доказательств коррупции и предварительного заключения для предотвращения новых преступлений. Эти реформы в сфере верховенства закона позволили бразильским прокурорам, Моро и его коллегам-судьям выдвинуть обвинения в коррупции против отдельных политиков, политических партий и корпораций, укрепив верховенство закона в Бразилии и способствуя тому, чтобы безнаказанность, которой долгое время пользовались политики, бесцеремонный конец.

    Это один из важных уроков для борьбы с коррупцией во всем мире, а не только в Бразилии. Кроме того, в то время как Соединенные Штаты недавно отступили от своего давнего запрета на щедрые пожертвования корпораций на предвыборную деятельность местных политиков, Верховный суд Бразилии, признав пагубную роль неограниченных денежных средств на выборах, теперь запретил корпоративные переводы наличных денег политическим силам до тех пор, пока в Бразилии проблемные законодательная и исполнительная власти могут устанавливать разумные пределы. 14

    Сингапур давно жестко ограничил расходы на предвыборную кампанию, что теоретически избавило политиков от необходимости обращаться за помощью в оплате таких расходов. Европейские и южноамериканские страны делают то же самое и, подобно Сингапуру и многим другим парламентским системам, разрешают только сокращенные предвыборные периоды сбора голосов. Значительное сокращение суммы денег, необходимой для получения места в законодательном органе, оказывается мощным инструментом борьбы с коррупцией, как предполагал Ли Куан Ю. В своем вкладе в этот том Ротими Суберу также пишет о том, как значительные институциональные реформы избирательной системы могут способствовать снижению склонности Нигерии к коррумпированному поведению.

    Создание специальных комиссий или агентств по борьбе с коррупцией для расследования и борьбы с коррупцией в рамках определенных политических юрисдикций было институциональным изобретением 1950-х и 1970-х годов. Неявно используя модель принципала-агента того, как работает коррупция, политические исполнительные и законодательные органы, возможно, думали, что существование таких комиссий приведет, после жесткого судебного расследования мошенников в правительственной или полугосударственной деятельности, к судебному преследованию и устранению большей части коррупции. Но, как мы теперь знаем, только в том случае, если такое новое учреждение будет опираться на широкую политическую волю, оно сможет успешно выполнить возложенную на него задачу.

    Джон С.Т. В эссе Куаха рассматривается, как антикоррупционные комиссии Сингапура и Гонконга — самые успешные в истории — помогали выполнять мандаты напористых руководителей, которые были полны решимости покончить с коррупцией в своих городах-государствах. Их режимы предоставили достаточное финансирование и рабочую силу, чтобы сделать комиссии могущественными. Они также предоставили им независимость и защитили от политического и гангстерского сопротивления (в отличие от аналогичного органа, созданного в Индонезии в 2002 году). Иными словами, их эффективности способствовала изобилие политической воли.

    Куа противопоставляет успехи в этих двух юрисдикциях провалу комиссионной модели поддержки антикоррупционных усилий на Филиппинах (даже до президентства Родриго Дутерте) и в Индии. Я также указываю в другом месте, что из примерно пятидесяти комиссий по борьбе с коррупцией, созданных в Африке и Азии, лишь горстка оказалась эффективной. Большинство из них возглавляли действующие из лучших побуждений судьи или прокуроры, но только в Ботсване и Маврикии, а также какое-то время в Замбии и Нигерии этим комиссиям разрешалось действовать беспрепятственно. В отличие от комиссий в Сингапуре и Гонконге, их расследования часто отвергались генеральными прокурорами или главами государств. Некоторые преступники были слишком влиятельны (как в Бразилии, где до 2012 года не было таких комиссий), чтобы предстать перед судом и быть наказанными; по иронии судьбы, некоторые из обвиняемых смогли откупиться от расследования. А в некоторых странах (например, в Малави и Замбии в этом столетии) главы государств, естественно, отказались разрешить комиссиям по борьбе с коррупцией проводить расследования в отношении своих собственных лиц. В результате большинство африканских комиссий занялись мелкими сошками, а не крупными казнокрадами, как сейчас занимается антикоррупционная комиссия Намибии. 15 Институт качества государственного управления Ротштейна при Гетеборгском университете после обширного исследования (цитируется в эссе Ротштейна в этом томе) пришел к выводу, что создание специальных институциональных механизмов борьбы с коррупцией доказало свою эффективность только в особых случаях. Мунгиу-Пиппиди приводит дополнительные доказательства того, что страны, принявшие автономные антикоррупционные агентства, ограничительные законы о финансировании партий или законы о защите осведомителей, не добились большего прогресса в борьбе с коррупцией, чем страны, которые этого не сделали. 16

    По этим причинам антикоррупционный рецепт Suberu подчеркивает усиление автономии важнейших федеральных надзорных органов и офисов Нигерии и делегирует полномочия (и власть) субфедеральным образованиям. В какой-то степени то, за что выступает Суберу, перекликается с призывом Пола Хейвуда дезагрегировать статистику коррупции и осведомленность: он предостерегает нас от того, чтобы рассматривать коррупцию как проблему, затрагивающую только страну, а не проблему, которая также заражает дочерние регионы и действует транснационально. 17

    Привлечение к ответственности законодателей и государственных деятелей также имеет важное значение: подотчетность — это рубрика, под которую Мэтью Тейлор и другие хотят подвести меры по смещению равновесия, которые приведут к значительным достижениям в борьбе с коррупцией. Для Тейлора подотчетность включает в себя надзор и санкции.

    Что касается прозрачности – широкого обмена информацией – Тейлор приветствует реформы в Грузии, которые сделали государственные функции менее непрозрачными, экзамены на государственную службу стали конкурентоспособными, вступительные экзамены в университеты стали по-настоящему справедливыми, а взаимодействие с бюрократами – более автоматизированным. 18 Как утверждает Моро в своем эссе, обнародование доказательств и судебной процедуры по делам о коррупции в Lava Jato обеспечило «общественную поддержку, необходимую для обеспечения соблюдения закона». Это также препятствовало воспрепятствованию правосудию со стороны «могущественных ответчиков». 19

    Моро также сообщает, что надзор — оценка работы правительства общественностью и специальными аудиторами — был усилен в Бразилии за счет усиления контроля за функционированием местных органов власти и улучшения механизмов муниципального аудита. В Южной Африке, где государство (как показывает эссе Сары Брэкинг) было захвачено коррумпированными предпринимателями в сговоре с главой исполнительной власти, критический надзор осуществлялся прокурором (омбудсменом), свободными СМИ и неограниченной политической оппозицией.

    Санкции — демонстрация того, что социальные нормы работают — включали в себя увольнение огромного количества официальных правонарушителей и тысяч предположительно коррумпированных полицейских. Санкции такого рода укрепляют общественное доверие, что является их наиболее важным вкладом в борьбу с коррупцией.

    Все эти усовершенствования в области управления привели в Грузии к большей институциональной эффективности – расширению бюрократических возможностей в сочетании с широким участием граждан – и, что немаловажно, улучшению возможностей по сбору налогов. Они также включали создание нескольких антикоррупционных агентств для дальнейшей борьбы с господствующей (унаследованной от советских времен) коррупционной практикой. Однако в Грузии эти реформы «подотчетности» также привели к своего рода господству режима и «гиперцентрализации», которые в конечном итоге помешали завершению и устойчивости антикоррупционной кампании в Грузии. В другом месте «подотчетность» развивалась в соответствии с формулой Тейлора без потери импульса и окончательного нарушения равновесия (сокращенной или прерванной аккультурации), которые он описывает.

    Укрепление правовых режимов и совершенствование теории и механизмов подотчетности зависит от активной политической воли. Редко эффективные, устойчивые меры по исправлению положения с коррупцией происходят без проявления непревзойденной политической воли со стороны национального или регионального политического главы исполнительной власти. Как указывает эссе Куаха (и подтверждается другой литературой), успешные усилия по борьбе с коррупцией зависят от преобразующих лидеров и реформаторов гражданского общества, работающих по отдельности или вместе, чтобы создать или изменить существующие политические культуры. Именно это произошло в Ботсване, Гонконге, Сингапуре и Руанде. Это то, что, возможно, пытаются сделать Си Цзиньпин в Китае и наследный принц Мухаммед бин Салман в Саудовской Аравии.

    Миньсинь Пей очень сомневается, что Си хочет или может достичь такой цели:

    Антикоррупционные репрессии Си менее необычны, чем кажется. Что отличает его, так это его свирепость и продолжительность, которые в значительной степени являются результатом политической мотивации Си провести де-факто и полномасштабную чистку под видом антикоррупционной кампании. 20

    Если бы Си действительно хотел уменьшить коррупцию в Китае, напоминает нам Пэй, он бы наделил гражданское общество и средства массовой информации, двух обычных сторожевых псов, а не жестко расправился бы со всем, что касается свободы слова и критики государства.

    Проявление политической воли означает лидерство спереди, а не сзади; это означает диагностировать социальные болезни и формулировать решения, которые после тщательного анализа и широкого объяснения могут быть проданы скептически настроенной публике и оппонентам. Политическая воля – это активное, а не пассивное лидерство. Часто это смело и мужественно, политически рискованно. Это ставит лидера любого уровня прямо за выбор государственной политики, который может не сразу стать популярным, может быть трудновыполнимым и в конечном итоге может потерпеть неудачу. Проявление политической воли выявляет уязвимые места. Политическая воля означает, что лидер устанавливает стандарты честности, придерживается их и пытается различными, в основном демократическими средствами, преодолеть оппозицию. Но что значит целостность , часто позиционируется как сила, противостоящая коррупции, внести свой вклад? В своем эссе Хейвуд подробно пишет о значении честности и о том, какой вклад она вносит в усилия по борьбе с коррупцией.

    Объявить новое направление политики для штата или региона — это одно. Но поставить всю тяжесть высокого государственного поста или сделать ставку на легитимность поста президента или премьер-министра на бездоказательном предложении о реконфигурации общества, а также угрожать устоявшимся группам интересов и криминализованным элитам составляет суть политической воли. Кроме того, политическая воля включает в себя решимость. Однако выражения политической воли никогда не бывает достаточно; никакое количество бахвальства и увещеваний не может превратить программу изменений в приемлемую и функциональную национальную программу. Цели энергичной политической воли достигаются только в результате глубокого обучения, целеустремленного убеждения и эффективной мобилизации широких масс людей вокруг четко определенного и понятного проекта, привлекательного для целых общин и легионов избирателей. В этом суть программы борьбы с коррупцией в государствах, как современных, так и исторических, которые благодаря действиям руководства сместились с глубокого принятия коррумпированного поведения на твердое одобрение новых некоррумпированных норм. 21

    В дополнение к этим относительно крупномасштабным изменениям отношения, которые имеют основополагающее значение для любой антикоррупционной кампании, в настоящее время существует ряд способов, с помощью которых использование современных технологий может помочь в борьбе с бедствием коррупции.

    Наряду с твердой политической волей технологические инновации могут быть эффективными в борьбе с крупной коррупцией, но они лучше всего подходят для помощи усилиям по минимизации коррупции на мелком уровне. 22 Действительно, во многих коррумпированных условиях вездесущий смартфон позволяет даже наименее привилегированным лицам получить доступ к правилам и положениям и, таким образом, впервые сопоставить ум и знания с бюрократическими инсайдерами. Необходимость давать взятки за услуги, которые принадлежат гражданину по праву, а не по благосклонности, могла бы, таким образом, уйти в прошлое.

    Перевод почти всех операций по лицензированию или выдаче разрешений в онлайн-режиме является самым простым и прямым способом использования современных технологий для сдерживания или пресечения мелкой коррупции. Если взаимодействие осуществляется в режиме онлайн через удобный интерфейс (желательно на мобильном телефоне), клиент может получить свидетельство о рождении, свидетельство о браке и все виды документов от того, что в Индии называется разрешающим Раджем, не попадая на взятки или « чайные деньги». Теоретически все просители, ищущие бюрократическую транзакцию, будут обрабатываться одинаково алгоритмом или компьютером. Поскольку ни один из них не мог быть одобрен, ни один процесс подачи заявки не мог быть ускорен или замедлен без прямого вмешательства в программу. Заявители также могут подать заявку на получение разрешения, используя номер, а не свое имя, что будет означать, что будет еще сложнее дискриминировать конкретного человека или группу. Это метод, который использовала постсоветская Грузия, чтобы покончить со взяточничеством и фаворитизмом на вступительных экзаменах в университеты.

    Когда рутинные бюрократические операции автоматизированы, а человеческий контроль уменьшен или устранен, коррупция отступает. Этот новый метод ограничения и расширения отношений государства со своими гражданами и клиентами может также быть распространен на иммиграционные службы и таможенные залы; там процессы натурализации граждан или ввоза товаров можно было бы рассматривать более беспристрастно посредством взаимодействий, не опосредованных людьми. Усовершенствованные, управляемые алгоритмами компьютерные программы могут ограничить ту самую свободу действий, которая долгое время позволяла процветать коррупции.

    Вымогательство — со стороны больничных служащих принять пострадавшего, директора разрешить зачисление ученика или полицейского, махнувшего автомобилем с лысыми шинами через барьер, и все это за плату — также могут, с некоторыми умными технологическими адаптациями быть сокращены, если не устранены, при наличии достаточной политической воли сверху. Мелкую коррупцию можно было бы подавить или значительно сократить, если бы вместо личных встреч использовались доступные современные технологические ресурсы (особенно если они представлены в удобных для пользователя форматах, таких как приложения для смартфонов).

    Портативные устройства и веб-камеры также могут позволить гражданам собирать аудиовизуальные доказательства попыток вымогательства со стороны должностных лиц, полицейских на блокпостах или врачей и медсестер в государственных больницах, продающих лекарства и предметы медицинского назначения пациентам. Если высокопоставленный или низкопоставленный чиновник просит взятку, гражданин может исподтишка зафиксировать происходящее. Действительно, сам акт выявления этих незаконных, но распространенных злоупотреблений властью может расширить возможности граждан и изменить их политическое сознание, даже если этот процесс редко приводит к наказанию.

    Несмотря на то, что НПО и гражданское общество, работающие от имени граждан, не всегда точно знают, как преобразовать такого рода документацию в реформу, это помогло сделать некоторые части Южной и Центральной Азии и части Африки к югу от Сахары более коррумпированными. -бесплатно, чем раньше. Услуги мобильной связи, такие как Ushahidi («Свидетельские показания»; мобильное приложение для сбора данных, используемое в девяти странах) и Frontline SMS, дают местным жителям возможность отслеживать нарушения прав человека и нарушителей, отмечать насильственные действия в режиме реального времени и выявлять нарушения безопасности. . Сайт Bribespot.com (созданный в Эстонии) позволяет пользователям отправлять анонимные текстовые сообщения о взятках на восьми языках, а совместимость с другими языками и странами появится в ближайшее время. Ipayabribe.com широко используется в Индии.

    В будущем правительства и представители гражданского общества будут все чаще использовать портативные устройства для усиления усилий по борьбе с коррупцией. (Пакистан уже является пионером.) По мере того, как смартфоны становятся умнее, а беспроводные сети 4G и 5G (и, возможно, однажды 6G) расширяются, эти технологические достижения станут менее дорогими и более доступными. Поэтому есть надежда, что их развертывание позволит широко распространять информацию о коррупции и почти мгновенно собирать достоверные данные о коррупции и коррупционных действиях. В Афганистане, например, Агентство США по международному развитию (USAID) спонсировало обширную схему отслеживания и мониторинга государственных финансовых операций с помощью мобильных технологий, чтобы удержать чиновников от дико коррумпированных сделок, которые в остальном там распространены.

    Когда официальные данные всех видов становятся доступными, проницательные представители гражданского общества могут также выявить ранее неизвестные тенденции коррупции с помощью анализа данных. В Мексике, например, аналитический центр изучил списки государственной системы образования и обнаружил более 1400 учителей, которые якобы родились в один и тот же день в течение одного года. Затем учителя-призраки были вычеркнуты из списков, лишив чиновников, которые прикарманивали их зарплату, легких денег. Точно так же в Нигерии следователи обнаружили доказательства серьезного отмывания денег, изучив реестры собственности и компаний. Налоговые органы многих стран могут обнаружить настоящих владельцев более чем восьмидесяти пяти миллионов компаний по всему миру с помощью поиска в OpenCorporates, основанном Великобританией веб-сборнике реестров собственности более чем ста стран и политических образований. Чем больше данных появляется в сети, тем больше их можно проанализировать, чтобы разоблачить — и, надеюсь, положить конец — коррупции. (См., например, Panama Papers и Paradise Papers.) Как предполагает Мунгиу-Пиппиди, организации гражданского общества и другие организации могут затем отслеживать, «сколько государственных контрактов достается компаниям, принадлежащим чиновникам, или сколько людей переводят своих родственников в государственные платежные ведомости». 23 Всегда полезно сделать такие источники данных открытыми и общедоступными через государственные или полугосударственные организации (такие как правительства или торговые регистры).

    Использование современных методов опроса общественного мнения может показать, как граждане оценивают местную коррупцию и видят ли они прогресс в ее снижении. Глобальный барометр коррупции Transparency International выполняет эту функцию в ряде стран. Инструменты Latinobarometro и Afrobarometer также оценивают взгляды граждан на взяточничество на их континентах. Исследовательский фонд Гилани делает то же самое в Пакистане. Более специализированные опросы, такие как опрос о взяточничестве на Кипре, предоставляют информацию, которая помогает гражданскому обществу, правительствам и донорам в оценке масштабов и разновидностей коррупционного поведения в конкретной политической юрисдикции. Международная благотворительная организация Oxfam проводит надежные опросы о государственных услугах, которые помогают сдерживать распространение коррупции.

    Нет конца актуальным и полезным данным, которые можно собрать путем разумного опроса абонентов мобильной связи, пешеходов на улице, покупателей на рынке и людей, собравшихся у деревенского водопровода. В одном контексте за другим такие данные являются многочисленными свидетельствами общественного недовольства коррупционными действиями тех, кто правит обществом, и граждан, задыхающихся от подлости и встревоженных смрадом коррупции. Таким образом, перед гражданским обществом и политическими реформаторами в каждом из пострадавших национальных государств возникает вопрос, как лучше всего преобразовать массовое недовольство и массовую покорность (или устойчивость) в энергию борьбы с коррупцией, которая приведет к значимым изменениям к лучшему. 24

    Большинство инициатив по борьбе с коррупцией, обсуждаемых в этом выпуске Dædalus , а также во многих книгах и статьях, ранее опубликованных его авторами, сосредоточены на общественной и политической сферах, в которых частное получение прибыли от служебного положения является незаконным. и везде не одобрялось культурно. Соответственно долгое время академическая дискуссия о коррупции и борьбе с коррупцией там, где она вообще существовала, сосредоточивалась преимущественно на этой публичной сфере. То же самое сделали международные кредитные учреждения и большинство иностранных доноров. Однако совсем недавно как ученые, так и практики пришли к пониманию того, что коррупция в частном секторе (в первую очередь коррупция в корпорациях, а также коррупция в квазигосударственных органах, таких как ключевые спортивные федерации, такие как ФИФА и Международный олимпийский комитет) столь же пагубна и разрушительна для граждан прав как чисто государственная коррупция. Беспристрастность – часто соблюдаемая только в случае нарушения – важна во всех этих сферах. Transparency International в своем определении коррупции справедливо ссылается на злоупотребление доверенной властью, а не на злоупотребления только со стороны лиц, занимающих государственные должности.

    Эссе Сьюзан Роуз-Акерман в этом сборнике пытается провести различие между беспроблемно «коррумпированным» поведением — мелкими откатами, крупными откатами, подкупом голосов — и множеством других ситуаций, в которых частное богатство влияет на общественный (и частный) выбор. «Я отвергаю, — пишет она, —

    расширительное понятие коррупции, охватывающее все случаи, когда частное богатство прямо или косвенно влияет на общественный выбор. Это невероятно широкое определение. 25

    Она также отмечает, что частное богатство «искажает осуществление государственной власти, отвлекая ее от мажоритарных предпочтений и ценностей». Но, продолжает она, определение всех таких «искажений» как коррупция «устанавливает идеализированный стандарт чистоты, подразумевая, что практически все политики и чиновники виновны в коррупции». 26

    Zephyr Teachout, напротив, выстраивает гораздо более развернутую и критическую аргументацию. В ее эссе крупнейшие многонациональные глобальные корпорации, такие как Amazon, Google и Facebook, рассматриваются как монополисты по своей сути и, следовательно, коррумпированные из-за пагубного влияния, которое они и их огромное богатство могут оказывать на действия и политику национальных государств. (У небольших корпораций просто нет возможности для такого развращающего влияния.) Тичут решительно выступает за ограничение монополистической власти этих трастов двадцать первого века, как минимум, защищая политический организм от безудержной власти таких гигантов. Она утверждает, что Amazon и Apple должны быть ограничены в своих возможностях снижать рыночные цены или несправедливо расставлять приоритеты в результатах поиска. Comcast и Monsanto должны быть распущены. Для Тичута быть монополистом означает быть коррумпированным, поскольку искажение общественных благ часто отвечает интересам корпоративной экспансии. «Корпоративные монополии — это результат», — объясняет Тичут,

    правовых рамок, которые допускают чрезмерную концентрацию частной власти, ограничивают свободу совершения моральных действий должностными лицами и директорами и создают непреодолимые стимулы для использования государственной власти в корыстных целях. . . . Многонациональные корпорации определенного размера и с достаточной властью созданы для коррупции. 27

    В меньшем масштабе признание вреда от коррупции между предприятиями и ее скорейшее сдерживание вытекали из усилий губернатора сэра Мюррея Маклехоза по проведению реформ в Гонконге в 1970-е годы. Его новаторская Независимая комиссия по борьбе с коррупцией (ICAC) была создана, чтобы избавить тогдашнюю британскую колонию от взяточничества, положить конец официальному и полицейскому сговору с китайскими преступными группировками, а также пресечь мошенничество с тендерами и разрешениями. Но Маклехоз и его соратники также понимали, что то, что происходило в корпоративном секторе — в юридических фирмах, производственных и сервисных предприятиях — в равной степени подрывало общественное доверие. По этим причинам МКАС было поручено в равной степени расследовать обе формы продажности. Еще одним прорывным нововведением MacLehose стало то, что ICAC получил полномочия информировать бизнесменов, чиновников и школьников о разновидностях и опасностях коррупции. Эссе Куа хорошо развивает эту тему. Хейвуд в другом географическом контексте подчеркивает важность предотвращения коррупции задолго до того, как она проявится. Пей также напоминает нам, что кампания Си против коррупции направлена ​​исключительно на наказание, а не на предотвращение; Си не нужно учиться у Гонконга, потому что у него есть другие, не обязательно антикоррупционные цели.

    Очевидно, что многонациональные компании также являются одними из крупнейших взяткодателей в мире. Закон США о коррупции за рубежом; антикоррупционные законы Великобритании, Канады, Нидерландов и Франции; и Конвенция ОЭСР по борьбе с коррупцией сокращают и ловят часть этого взяточничества со стороны предложения. Инициатива прозрачности в добывающих отраслях, глобальная инициатива по осуществлению платежей иностранных корпораций правительствам в области добычи полезных ископаемых, добычи нефти и газа, открытых для проверки, пытается выявить как можно больше влияния и концессий. Как становится ясно из эссе Моро, присоединяясь к предостережениям Тичаута:

    Таким образом, компании должны выполнять свою домашнюю работу, разоблачая просьбы или требования о взятках, а также внедряя механизмы внутреннего контроля и подотчетности, которые затрудняют или делают невозможным их выплату или получение. Также важно, чтобы субъекты частного сектора работали сообща, чтобы компании, вовлеченные в коррупционную практику, были выявлены и изолированы от рынка, и им не было позволено занять доминирующее положение. 28

    Авторы этого выпуска Dædalus не охватывают единообразно все вышеупомянутые структуры или составляющие успеха борьбы с коррупцией. Действительно, между авторами, почти все из которых являются признанными и широко публикуемыми авторитетами в области изучения коррупции как явления, существуют некоторые острые разногласия, рассматривающие коррупцию как социальную болезнь, как серьезное препятствие для развития и как основной фактор, способствующий социальные беды, от которых страдают миллионы беднейших народов мира. Несмотря на разные подходы к борьбе с коррупцией, споры о наилучших способах добиться реальных улучшений в коррумпированных нациях и опасения, что предписывать точные средства лечения преждевременно, большинство наших авторов считают ряд факторов, уже обсуждавшихся в этом эссе, необходимыми, если недостаточно для реализации эффективной и ответственной антикоррупционной программы.

    Помимо согласования некоторых основных принципов, наши авторы также предлагают творческие способы продвижения программы борьбы с коррупцией. Ротштейн предпочитает вести «войну» с коррупцией и позволять игре и стратегической военной теории направлять наши усилия. Майкл Джонстон выступает за «глубокую демократизацию» — полное вовлечение граждан в самоуправление — как единственный путь к победе над коррупцией. Мунгиу-Пиппиди хочет, чтобы международные доноры внесли свой вклад в проект по борьбе с коррупцией, налагая на своих клиентов определенные условия (например, заставляя получателей раскрывать имена и суммы всех бенефициаров закупок).

    В целом, наши авторы объединяют теорию и практику, чтобы предложить многогранную программу борьбы с коррупцией, отличающуюся беспрецедентной изобретательностью и обещанием, что в случае реализации она может помочь улучшить социальные и экономические результаты для многих миллионов людей, живущих в глубоко коррумпированных обществах.

    Мы благодарны членам Академии Джеймсу Вулфенсону и Герберту Сэндлеру за их щедрые дары, которые помогли провести авторскую конференцию в Кембридже, штат Массачусетс, на которой наши авторы и другие эксперты обсудили черновики эссе, опубликованные в этом выпуске Дедал.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1 Обсуждение коррупции как проблемы коллективных действий см. в Bo Rothstein, «Fighting Systemic Corruption: The Indirect Strategy», Dædalus 147 (3) (лето 2018 г.): 35–49. .

    2 Хорошее объяснение того, что влечет за собой системная коррупция, см. в Sérgio Fernando Moro, «Preventing Systemic Corruption in Brazil», Dædalus 147 (3) (лето 2018 г. ): 157–168.

    3 Rothstein, «Борьба с системной коррупцией», 45.

    4 Алина Мунгиу-Пиппиди, «Семь шагов по борьбе с коррупцией: дорожная карта», Dædalus 147 (3) (лето 2018 г.): 23.

    5 Роберт И. Ротберг, The Corruption Cure: How Citizens and Leaders Can Combat Graft (Princeton, N.J.: Princeton University Press, 2017), 37.

    6 Это формулировка Мэтью Тейлора в его эссе в этом объем. Он опирается на Бо Ротштейна, Алину Мунгиу-Пиппиди и Фрэнсиса Фукуяму, среди прочих. См. Мэтью Тейлор, «Подотчетность: основа планирования и реализации антикоррупционных стратегий», стр. 9.0654 Dædalus 147 (3) (лето 2018 г.): 66.

    7 Моро, «Предотвращение системной коррупции в Бразилии».

    8 Роберт И. Ротберг, «Блокпосты и взятки: Зимбабве — государство вымогательства в Африке», Globe and Mail , 19 октября 2017 г., https://www.theglobeandmail.com/opinion/roadblocks-and-bribes -зимбабве-это-африка-шейкдаун-государство/статья36657279/.

    9 Ротштейн, «Борьба с системной коррупцией».

    10 Несмотря на высокий рейтинг по CPI и другим индексам, Канада по-прежнему страдает от разного рода коррупции. Подробнее см. Роберт И. Ротберг и Дэвид Кармент, ред., 9.0654 Коррупция в Канаде: дома и за рубежом (Лондон: Routledge, 2018). Индекс восприятия коррупции см. на сайте www.transparency.org/.

    11 Этот абзац взят из Rotberg, The Corruption Cure , 27–28. В. В. Нортон, 2015).

    13 Моро, «Предотвращение системной коррупции в Бразилии», стр. 162–163.

    14 Сьюзан Роуз-Акерман подробно обсуждает коррупцию и участие в выборах в своем эссе в этом томе. См. Susan Rose-Ackerman, Corruption & Purity, Dædalus 147 (3) (лето 2018 г.): 98–110.

    15 Ротберг, Лекарство от коррупции, 109–175.

    16 Мунгиу-Пиппиди, «Семь шагов к борьбе с коррупцией», 30.

    17 Пол М. Хейвуд, «Борьба с коррупцией в двадцать первом веке: новые подходы», Дедал 147 (3) (лето 2018 г.): 83–97.

    18 В своем вкладе в этот том Майкл Джонстон скептически относится к прозрачности как эффективной стратегии борьбы с коррупцией. См. Michael Johnston, «Reforming Reform: Revising the Anticompile Playbook», Dædalus 147 (3) (лето 2018 г.): 50–62.

    19 Моро, «Предотвращение системной коррупции в Бразилии», 163.

    20 Миньсин Пей, «Как не бороться с коррупцией: уроки Китая», Dædalus 147 (3) (лето 2018 г.): 225.

    21 Rotberg, The Corruption Cure , 45–49. Джонстон снова скептически относится к ценности политической воли в борьбе с коррупцией. См. Джонстон, «Reforming Reform».

    22 Джонстон и Мунгиу-Пиппиди выступают против полезности разграничения или отделения мелкой коррупции от крупной. См. Johnston, «Reforming Reform»; и Мунгиу-Пиппиди, «Семь шагов к борьбе с коррупцией».

    23 Mungiu-Pippidi, “Seven Steps to Control of Corruption,” 28.

    24 This section draws, in part, on Rotberg, The Corruption Cure , 272 – 284.

    25 Роуз-Акерман, «Коррупция и чистота», 103.

    26 Там же.

    27 Зефир Тичаут, «Проблема монополий и корпоративной коррупции», Dædalus 147 (3) (лето 2018 г.): 112.

    28 Моро, «Предотвращение системной коррупции в Бразилии», 163.

    Закон о борьбе с глобальной коррупцией представлен в Палате

    В соответствии с законодательством, представленным председателем Кардином в январе

    Четверг, 1 июля 2021 г.

    ВАШИНГТОН —Респ. Том Малиновски (NJ-07) и член палаты представителей Мария Эльвира Салазар (FL-27) сегодня представили Закон о борьбе с глобальной коррупцией, который направлен на выявление глобальной коррупции и борьбу с ней. Законопроект официально определяет глобальную коррупцию в качестве ключевого приоритета национальной безопасности США и требует публичного отчета о соблюдении каждой страной международных антикоррупционных норм и обязательств.

    Председатель Хельсинкской комиссии сенатор Бен Кардин (доктор медицины) и сенатор Тодд Янг (от штата Индиана) представили в Сенате Закон о борьбе с глобальной коррупцией 22 января. На прошлой неделе закон был одобрен Сенатским комитетом по международным отношениям.

    Законопроект Палаты представителей является последним в серии законов, внесенных в рамках Месяца борьбы с клептократией, инициативы Группы Конгресса против иностранной коррупции и клептократии. Другие двухпартийные законопроекты включают Закон о правосудии для жертв клептократии, Закон об ответственности за иностранную коррупцию и Закон об ответственности за золотую визу. Введение также следует за заявлением президента Байдена о том, что противодействие коррупции является «основным интересом национальной безопасности США».

    «Коррупция лежит в основе диктатуры», — сказал член палаты представителей Малиновский. «Поставив борьбу с коррупцией в центр нашей внешней политики, мы нацелимся на ахиллесову пяту жестоких режимов по всему миру».

    «Слишком долго борьба с коррупцией отошла на второй план во внешней политике США, даже несмотря на то, что диктаторы нашего полушария, такие как Кастро, Мадуро и Ортега, обогащались, опустошая свой народ. Конгресс ставит борьбу с клептократией в центр внешней политики США, и я горжусь тем, что являюсь частью этого движения», — сказал член палаты представителей Салазар.

    Закон о борьбе с глобальной коррупцией требует от Государственного департамента выявлять коррупцию в странах и ранжировать их в общедоступной трехуровневой системе в зависимости от уровня коррупции в их правительствах, аналогично ежегодному отчету Департамента о торговле людьми. Законопроект также установит минимальные стандарты борьбы с коррупцией; оценивать иностранных лиц, вовлеченных в крупную коррупцию в странах с самым низким уровнем, для рассмотрения в соответствии с Глобальным законом об ответственности за права человека Магнитского; и назначить контактное лицо по борьбе с коррупцией в дипломатических представительствах США в двух странах с самым низким уровнем.

    Председатель Кардин высоко оценил введение Закона о борьбе с глобальной коррупцией в Палате представителей: «Я благодарю представителей Малиновского и Салазара за их двухпартийное лидерство в продолжающейся борьбе с коррупцией. Я надеюсь, что вскоре мы примем этот критически важный закон и закрепим борьбу с коррупцией в основе внешней политики США и усилий по обеспечению национальной безопасности».

    Сопредседатель Хельсинкской комиссии, член палаты представителей Стив Коэн (TN-09), член палаты представителей Эммануэль Кливер (MO-05), член палаты представителей Дэн Креншоу (TX-02) и член палаты представителей Дин Филлипс (MN-03) являются оригинальными соавторы законодательства.

    Контакт для СМИ:

    Имя:

    Стейси Хоуп

    Эл.

    Сортировать по NewStOldest

    Категория

    Статья

    Брифинг

    Событие

    Слух

    Комиссия Хельсинки

    В новостях

    Карта

    Пресс -релиз

    Публикация

    Shight

    Заявление

    9

    Shight

    99

    Twitter

    Country

    Afghanistan

    Albania

    Algeria

    Andorra

    Armenia

    Australia

    Austria

    Azerbaijan

    Belarus

    Belgium

    Bosnia and Herzegovina

    Bulgaria

    Canada

    Croatia

    Cyprus

    Чехия

    Дания

    Египет

    Эстония

    Финляндия

    Франция

    Грузия

    Germany

    Greece

    Holy See

    Hungary

    Iceland

    Ireland

    Israel

    Italy

    Japan

    Jordan

    Kazakhstan

    Kyrgyzstan

    Latvia

    Liechtenstein

    Lithuania

    Luxembourg

    Мальта

    Молдова

    Монако

    Монголия

    Черногория

    Марокко

    Нидерланды

    North Macedonia

    Norway

    Participating States

    Partners for Cooperation

    Poland

    Portugal

    Republic of Korea

    Romania

    Russian Federation

    San Marino

    Serbia

    Slovak Republic

    Slovenia

    Spain

    Швеция

    Швейцария

    Таджикистан

    Таиланд

    Тунис

    Турция

    Туркменистан

    Украина

    Соединенное Королевство

    Соединенные Штаты Америки

    Узбекистан

    Выпуск

    Антисемитизм

    Гражданство и политические права

    СМОТРИЯ СОЗДАНИЯ

    СОБСТВЕННЫ

    Выборы

    Энергетика и окружающая среда

    Свобода ассоциаций и собраний

    Свобода передвижения

    Свобода слова и самовыражения

    Свобода мысли, совести, религии или убеждений

    Свобода средств массовой информации

    Гендерное равенство

    Геноцид, преступления против человечности и военные преступления

    Надлежащее управление и верховенство права 900

    Хельсинкская комиссия

    Торговля людьми

    Международное право

    Международные организации

    Международное похищение детей родителями

    Свобода Интернета

    Migration, Refugees, and Displaced Persons

    Military Aspects of Security

    Minority Rights

    OSCE Asian Partners

    OSCE Institutions, Structures, and Meetings

    OSCE Mediterranean Partners

    Property Claims

    Racism

    Roma

    Территориальная целостность

    Терроризм

    Терпимость и недискриминация

    Пытки

    Дата

    2022

    2021

    2020

    2019

    2018

    2017

    2016

    2015

    2014

    2012

    2011

    2010

    2009

    2008

    2007

    2006

    2005

    2004

    2003

    2002

    2001

    2000

    1999

    1998

    1997

    1996

    1995

    1994

    1993

    • TOGGLE-LIST
    • 669

      • тумблер-сетка

      Фильтровать темы Открытым Закрывать

      • в новостях

        Швейцария, площадка для российских олигархов, становится слабым звеном санкций

        вторник, 12 июля 2022 г.

        ЦУГ, Швейцария. После того, как в феврале Швейцария заявила, что присоединяется к санкциям Европейского Союза против российских олигархов, этот тихий альпийский уголок казался очевидным местом для поиска целей. На улицах расположены офисы компаний, основанных самыми богатыми людьми России, а также штаб-квартиры знаковых газопроводов «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2» и энерготорговый отдел ПАО «Газпром». Здесь так много российских миллиардеров имеют дома или бизнес, что местная оппозиционная партия начала брать экскурсантов с туром олигархов. Швейцарские газеты прозвали Цуг «Маленькой Москвой» и шутили, что местные вожди хотели возвести вокруг города Кремлевскую стену. Шестерым местным чиновникам, которым поручено содействие в реализации санкций, это казалось не таким уж простым. Работая в конференц-зале на пятом этаже, команде было трудно идентифицировать дома или местные предприятия, официально принадлежащие кому-либо из сотен российских олигархов, включенных в список лиц, подпадающих под санкции швейцарского правительства. Они боролись с кириллическими именами и часто не могли понять смысл 300-страничного списка, сказал Хайнц Тэннлер, финансовый директор кантона или штата Цуг. Они также боролись с последствиями для местной экономики, добавил г-н Теннлер, который обеспокоен тем, что санкции поставили под угрозу репутацию его кантона как безопасного места для иностранных инвестиций. «Это очень трудное время, особенно для кантона Цуг», — сказал он. В конце концов, чиновники обнаружили ровно одну компанию из примерно 30 000, зарегистрированных в Цуге, которая, по их мнению, принадлежала или контролировалась лицом, находящимся под санкциями. Медленный старт Цуга является символом страны в целом. Швейцария пообещала наказать Россию за вторжение в Украину. Пока что это обещание не вызвало особых действий против российских компаний, ведущих там бизнес, что усилило обеспокоенность мировых столиц тем, что альпийский финансовый центр делает недостаточно, чтобы опередить Кремль и союзников президента России Владимира Путина. Восемьдесят процентов российских товаров продаются через Швейцарию, в основном через Цуг и Женеву, расположенную на берегу озера. По данным банковской ассоциации страны, швейцарские банки управляют примерно 150 миллиардами долларов для российских клиентов. По данным цюрихской группы прозрачности Public Eye, у 32 олигархов, ближайших к Путину, есть собственность, банковские счета или бизнес в Швейцарии. По данным Государственного секретариата по экономическим вопросам (SECO), за четыре месяца с тех пор, как швейцарские власти ввели санкции, российские финансовые активы на сумму 6,8 млрд долларов США, а также 15 домов и объектов недвижимости были заморожены. Напротив, страны ЕС в совокупности заморозили предполагаемые активы олигархов на сумму 14 миллиардов долларов, включая фонды, лодки, вертолеты и недвижимость, в дополнение к более чем 20 миллиардам долларов в резервах российского центрального банка. Страны ЕС также заблокировали около 200 миллиардов долларов финансовых транзакций. Власти одного только британского острова Джерси заморозили активы на сумму более 7 миллиардов долларов, которые, по их словам, связаны с олигархом Романом Абрамовичем, который не ответил на запросы о комментариях. Сенаторы США в частном порядке обратились к швейцарским чиновникам с просьбой приложить больше усилий для поиска российских денег и собственности. «Вместо того, чтобы позволять России злоупотреблять мировой финансовой системой, они должны противодействовать этому», — сказал сенатор Роджер Уикер (республиканец, штат миссис), председатель Комиссии США по безопасности и сотрудничеству, которая продвигает права человека, военную безопасность и экономическое сотрудничество. Правительство Швейцарии отвергло подобную критику, подчеркнув, что введение им санкций ЕС знаменует собой исторический сдвиг и что оно делает все возможное, чтобы выследить активы, занесенные в черный список. «Очевидно, что сам объем санкций против России и Беларуси, а также скорость, с которой они были приняты, создают определенные проблемы для исполнительных органов в Швейцарии и других странах», — заявила представитель SECO. Западные санкции все чаще используются для давления на Россию с 2014 года, когда она аннексировала Крым. С тех пор г-н Путин и узкий круг его союзников используют бреши в мировой финансовой системе, чтобы уклоняться от черных списков и прятать богатство за границей. Несмотря на статус Швейцарии как глобального финансового центра, регулирующие органы страны ограничены в ресурсах: до недавнего времени в SECO было всего 10 чиновников, полностью посвященных санкциям, когда правительство наняло еще пятерых. Их работе также мешает старая структурная проблема: по словам западных дипломатов, регистрация компаний остается ульем секретности, что затрудняет определение конечного владельца активов. Швейцарские банкиры и сторонники прозрачности говорят, что миллиарды долларов активов российских клиентов были переведены на имена супругов и детей в последние годы — явление, которое, по их словам, ускорилось в преддверии войны. Шлюз Присутствие путинского режима в Цуге можно проследить до первых дней его президентства и церемонии в обширном кантонском дворце в стиле ар-нуво, Театр-Казино. Пока российские военные бомбили неспокойную Чечню, г-н Путин был награжден «Цугской премией мира» в 2002 году Форумом по ядерному разоружению, организацией влиятельных местных бизнесменов, которая с тех пор распалась. По словам местных политиков, встреча, на которой присутствовали деловые и политические лидеры, близкие к Кремлю, и которую исполнял Российский национальный оркестр, ознаменовала расцвет торговли русскими товарами в городе. У многих олигархов есть бизнес в Цуге, не затронутый санкциями. Среди них г-н Абрамович, крупнейший акционер Evraz PLC, российской сталелитейной и горнодобывающей компании, имеющей торговое подразделение в кантоне. Evraz попал под санкции в Великобритании, где он торговался на Лондонской фондовой бирже, но не попал под санкции в Швейцарии или ЕС, хотя г-н Абрамович и попал. Недалеко от Цуга, в Винтертуре, находится штаб-квартира Sulzer AG, инжиниринговой компании, 48,8% которой принадлежит российскому миллиардеру Виктору Вексельбергу, находящемуся под санкциями США и Великобритании. Когда Польша ввела санкции в отношении операций Sulzer, посольство Швейцарии в Варшаве безуспешно лоббировала польское правительство с целью отменить этот шаг, по словам представителя польского правительства и швейцарского министерства иностранных дел. Sulzer заявил, что решение Польши было неправильным, учитывая, что г-н Вексельберг является лишь миноритарным акционером и не владеет и не контролирует компанию. По словам представителя, Sulzer больше нигде не находится под санкциями. Представители г-на Абрамовича и «Евраза» не ответили на запросы о комментариях. Представитель SECO заявила, что агентство находится в тесном контакте с властями Великобритании по поводу санкций, но «не связано их оценкой». Представитель министерства иностранных дел заявил, что в соответствии со швейцарским законодательством правительство может оказывать помощь швейцарским компаниям за границей, и что введение санкций в отношении польских дочерних компаний Sulzer ставит под угрозу рабочие места и наносит ущерб клиентам Sulzer. Официальные лица США и Европы говорят, что рассчитывают на то, что швейцарское правительство выяснит, какие компании и дома в Швейцарии принадлежат российским олигархам, находящимся под санкциями, и заморозит их. История финансовой тайны Швейцарии, закрепленная в ее законодательстве, может чрезвычайно затруднить определение того, кому что принадлежит. Согласно швейцарскому правовому прецеденту, юристы по-прежнему могут открыть компанию от имени клиента и заявить о привилегии адвоката-клиента, чтобы помешать властям раскрыть личность этого человека. Это, по словам чиновников, мешает им найти больше компаний, чьи счета должны быть заморожены в соответствии с санкциями. Это также является препятствием для банков с небольшими группами комплаенс. Швейцарские бизнес-реестры не требуют, чтобы фирмы указывали истинных владельцев, которые часто скрываются непрозрачными компаниями в Швейцарии, принадлежащими трастам в финансовых убежищах, и этой лазейкой пользуются бизнесмены из России и других стран, стремящиеся скрыть истинное владение своими активами. Швейцарские оппозиционные политики и сторонники финансовой реформы. «Швейцарский юрист скрывает имя бенефициарного владельца в своем хранилище, и швейцарские власти никак не могут добраться до этого имени», — сказал Марк Пит, бывший глава отдела по борьбе со взяточничеством Организации экономического сотрудничества и развития, ныне работающий в Базельской палате. Институт управления. «Правительство намеренно связало себе руки за спиной». ЕвроХим В начале этого года в игру вступили трасты, когда Швейцария, следуя примеру ЕС, ввела санкции в отношении Андрея Мельниченко, одного из самых богатых российских олигархов и давнего жителя Швейцарии. 9 марта, ЕС добавил имя г-на Мельниченко — Нет. 721 — в свой черный список, описывая его как члена «ближайшего окружения Владимира Путина» и причастного к бизнесу, жизненно важному для правительства. В нем упоминалась встреча, которую он посетил в Москве с г-ном Путиным в первые часы вторжения России в Украину вместе с 35 другими олигархами. В Италии полиция конфисковала его парусную яхту, самую большую в мире. Нетронутой осталась компания EuroChem AG, основанная г-ном Мельниченко в 2001 году, которая превратилась в одного из крупнейших мировых производителей удобрений с выручкой в ​​прошлом году в размере 10,2 миллиарда долларов. Основанная в небольшой стеклянной башне в Цуге, которую называют Даллас-билдинг, компания тесно связана с цепочками поставок крупнейших химических гигантов Европы. Согласно документу, подписанному финансовым директором ЕвроХима, за день до объявления санкций магнат отказался от участия в кипрском тресте, которому принадлежала компания. Таким образом, жена г-на Мельниченко, Александра, бывшая сербская поп-звезда, осталась единственным бенефициаром траста. «Учитывая, что г-н Мельниченко больше не владеет, не владеет и не контролирует какие-либо средства и экономические ресурсы Группы «ЕвроХим»… ни Группа «ЕвроХим», ни какой-либо член Группы «ЕвроХим» не подлежат мерам ЕС по замораживанию активов», — говорится в документе, с которым ознакомился The Wall Street Journal. Юристы «ЕвроХима» также написали в SECO, что компания не будет предоставлять экономические ресурсы г-ну Мельниченко или выплачивать дивиденды его супруге. 28 марта SECO вынес решение: ЕвроХиму не нужно было замораживать свои активы или банковские счета. Чиновники в Цуге последовали их примеру. Г-н Теннлер, финансовый директор кантона, возмутился критикой в ​​адрес местных чиновников, которые недостаточно внимательно следят за ситуацией. «Я думаю, люди знают, что мы проделали хорошую работу, что мы сделали все, что могли», — сказал он. Он умыл руки от решения ЕвроХима. «SECO определила, что ЕвроХим чист, — сказал г-н Теннлер. В июне Европейская комиссия выступила против этого решения, постановив, что г-жа Мельниченко получала неправомерную выгоду от своего мужа и должна быть подвергнута санкциям. Затем этому примеру последовала Швейцария, внесшая ее в черный список, но не тронув ЕвроХим. Credit Suisse, которому приходится отвечать перед более жесткими регулирующими органами США из-за своего бизнеса в долларах США, заморозил счета ЕвроХима в банке. Представитель пары заявил, что г-н Мельниченко считает санкции против него несправедливыми. «Формальные обоснования — это ерунда», — сказал пресс-секретарь, который отрицал, что г-н Мельниченко является членом ближайшего окружения г-на Путина или обеспечивает значительные доходы российскому правительству. Г-жа Мельниченко обратилась в Совет Европейского Союза, заявив, что санкции против нее осложнили возможность «ЕвроХима» продавать удобрения, «приведя к голоду и гибели миллионов людей».

      • в новостях

        Длинная тень российских денег поднимает каверзные вопросы для швейцарских банкиров

        Воскресенье, 19 июня 2022 г.

        Январь был важным месяцем для швейцарских банкиров и их российских клиентов. Многие представители московской элиты завели традицию приезжать в Альпы на православный Новый год, кататься на лыжах со своими семьями, а затем встречаться со своими финансовыми консильери. В Санкт-Морице один банкир вспоминает, как он бронировал многоквартирные дома для своих клиентов. Он развлекал их игрой в снежное поло, демонстрируя свое очарование, пока они чокались бокалами с шампанским и смотрели, как лошади скачут по замерзшему озеру. В этом году он не смог соблазнить ни одного. В течение большей части десятилетия российские деньги курсировали по швейцарскому банковскому миру. Но поскольку отношения России с Западом в последние годы ухудшились, то, что когда-то было источником новых небывалых прибылей для швейцарских банков, превратилось в финансовый и репутационный риск. В преддверии российского вторжения в Украину в феврале многие богатые россияне стремились лучше защитить свои деньги от политического вмешательства, размещая активы на имена родственников или переводя их в менее тщательно контролируемые юрисдикции, такие как Дубай. После этого в швейцарских банках проводится обширная операция по санации, чтобы попытаться свернуть отношения с лицами, находящимися под санкциями. Нейтральная Швейцария повторила все финансовые санкции ЕС против России. Более 1100 представителей российской элиты, в том числе такие деятели, как миллиардер по производству угля и удобрений Андрей Мельниченко и банкир Петр Авен, регулярно приезжающие в Швейцарию, стали финансовыми персонами нон грата в стране, которая, как многие считали, сохранит их состояние в безопасности. Крупнейшие банки, такие как публичная тройка UBS, Credit Suisse и Julius Baer, ​​объявили о прекращении любого нового бизнеса в России. Для критиков, хотя это ласковые слова. Проблема в их существующих российских клиентах. Никто не ожидает, что в ближайшее время в России будет отчеканено много новых состояний. «У Швейцарии ужасная история, когда речь идет о российских грязных деньгах, — говорит Билл Браудер, давний критик Кремля и бывший российский инвестор. Он скептически относится к тому, насколько швейцарские банкиры привержены введению санкций. «Швейцарцы хотят, чтобы их считали делающими что-то, но на самом деле они ничего не хотят делать», — говорит он. С этим соглашается Хельсинкская комиссия США, независимое правительственное агентство США, которое следит за соблюдением прав человека и верховенства права в Европе. В отчете, опубликованном в мае, он назвал альпийское государство и его банки «главным помощником Владимира Путина и его приспешников». В ответ швейцарское правительство позвонило госсекретарю США Энтони Блинкену в знак протеста. Представитель правительства Швейцарии заявил, что президент Игнацио Кассис «самым решительным образом отверг [отчет]». Как и их коллеги в Санкт-Морице, швейцарские банкиры, опрошенные FT, отказались назвать свои имена. Многие другие вообще отказывались говорить. Швейцарские законы о банковской тайне драконовские — разговоры о клиентах могут привести к длительному тюремному заключению — а разговоры о российских клиентах еще более табуированы. «Когда мы привлекали многих таких клиентов [в 2000-х], весь подход был совершенно другим. И сейчас вы не можете говорить об этом публично», — говорит один бывший банкир, который работал с клиентами из Восточной Европы и России до выхода на пенсию два года назад. «Эти [русские] были людьми, которые заработали так много денег, так быстро, что не знали, что с ними делать. По сути, это были идеальные клиенты. Лишь бы у вас не было вопросов о том, откуда взялись эти деньги. . . и, в принципе, мы этого не сделали». Вопрос о том, сколько русских денег находится в Швейцарии, остается открытым. В марте отраслевая организация, представляющая швейцарские банки, Швейцарская ассоциация банкиров (SBA), вызвала переполох, когда обнародовала подробности исследования, согласно которому на счетах российских граждан находилось от 150 до 200 миллиардов швейцарских франков (от 154 до 205 миллиардов долларов). В конце прошлого года общая сумма денежных средств, хранящихся от имени клиентов в банках Швейцарии, составляла 7 879 швейцарских франков.млрд., более половины из которых было получено из-за рубежа, по данным SBA. Это раскрытие вызвало возмущение в швейцарских СМИ. Комментаторы, даже в консервативных изданиях, таких как газета Neue Zürcher Zeitung, задавались вопросом, должна ли Швейцария больше вести дела с авторитарными режимами в любой точке мира. Но другие в стране защищали свои экономические отношения с Россией. Откровенный финансовый директор кантона Цуг, важного центра с низкими налогами, заявил в марте, что «вести себя как детектив» и выносить суждения о российских активах не входит в его обязанности. В апреле он объявил, что в Цуге, где находится 37 000 компаний, нет активов, на которые распространяются санкции, о которых нужно сообщить Берну. Тем не менее к апрелю Государственный секретариат по экономическим вопросам (SECO) объявил, что заморозил 9 швейцарских франков.0,7 млрд российских активов. Власти настаивают на том, что сумма пропорциональна масштабам замораживания активов в других ведущих финансовых центрах. Но в некоторых случаях Берн был вынужден отступить, и в мае он объявил о размораживании средств на сумму 3,4 млрд швейцарских франков. Швейцария не может заморозить средства «без достаточных оснований», говорит представитель SECO Эрвин Боллинджер, добавляя, что правительство получило данные о подсанкционных счетах в более чем 70 банках страны. Прямое раскрытие информации банками было неоднородным. Исполнительный директор Credit Suisse Томас Готтштейн заявил на конференции в марте, что около 4% активов в основном бизнесе его банка по управлению активами принадлежат русским, что соответствует примерно 33 млрд швейцарских франков. Между тем, UBS, крупнейший в мире управляющий частным капиталом, сообщил, что у него есть активы на сумму 22 миллиарда долларов «российских лиц, не имеющих права на проживание в Европейской экономической зоне или Швейцарии», оставив открытым вопрос о том, сколько он владеет в целом. По данным Государственного секретариата по миграции, в Швейцарии постоянно проживает около 16 500 россиян, и швейцарское гражданство принимают больше россиян, чем представителей любой другой национальности. Julius Baer прямо не раскрывает размер или состояние своей клиентской базы в России, хотя несколько уклончиво сообщает, что стоимость активов, которыми владеет ее дочерняя компания в Москве, составляет около 400 млн швейцарских франков. Информация от десятков других более мелких швейцарских частных банков еще более скудна. Даже ведущие деятели отрасли задаются вопросом, что остается недосказанным. Один руководитель, который в течение последних двух десятилетий был высокопоставленной фигурой в мире частного банковского обслуживания в Швейцарии, говорит, что он почти не сомневается в том, что значение тесных рабочих отношений многих банков с лицами, находящимися под санкциями, недооценивается. «У вас не будет десятков и десятков людей, работающих в вашем российском отделе, если вы не зарабатываете деньги в России», — говорит он. Более того, добавляет он, многие российские клиенты вели свой бизнес через филиалы швейцарских банков за границей, например, в Монако, Лондоне или Азии. Ему не ясно, все ли эти активы пойманы по швейцарским правилам. Швейцарские банки юридически обязаны регистрировать конечных бенефициарных владельцев всех активов, которыми они управляют по всему миру, но сделать это точно может быть сложно в юрисдикциях, где третьим сторонам легко скрыть владельцев. По словам Томаса Борера, бывшего ведущего швейцарского дипломата, ставшего консультантом, бывшего ведущего швейцарского дипломата, который работал с известными российскими клиентами, швейцарские банки резко отошли от вольного подхода предыдущих лет, когда они «набегали на Россию». Сейчас он поддерживает санкционную политику Швейцарии. «Быть ​​нейтральным в военном отношении не означает быть экономически безразличным», — говорит он. Но он утверждает, что швейцарская банковская культура по-прежнему сильно отличается от западной. По его словам, даже крупнейшие банки цеплялись за отношения с российскими клиентами, когда разразился украинский кризис. The Financial Times сообщила, что еще в марте Credit Suisse просил инвесторов уничтожить документы, которые могли подвергнуть российских олигархов, с которыми он вел дела, юридическим рискам. Один из старших менеджеров по работе с клиентами в цюрихском банке согласен с этим. По его словам, даже после введения санкций доминирующим подходом был вопрос: «Как мы можем заставить это работать на клиента?» а не «как мы можем сделать это для правительства?». Но он защищает этот подход, говоря: «Делать все возможное для своего клиента — это швейцарское стремление к совершенству. Если бы я был часовщиком, я бы хотел делать лучшие часы со многими усложнениями. А если бы я был милиционером, то, может быть, хотел бы лучше всех ловить русских преступников. Но я банкир». В Швейцарии по-прежнему существует юридическая неопределенность в отношении того, применяются ли санкции к членам семей и друзьям включенных в перечень лиц. Это предоставило банкирам лазейку, которую в последние годы помогли клиентам из группы риска активно использовать. Швейцарские банки видели, как «миллиарды» активов были переведены на имена супругов и детей российских клиентов, и эта тенденция усилилась в преддверии войны, говорит один банкир. Глава одного из банков недавно признался FT, что в применении санкций есть много «серых зон». По его словам, часть проблемы заключалась в том, что юридические отделы банков изо всех сил пытались получить от Берна ясность в отношении того, какая передача активов считается уклонением от санкций, а какая нет. Многие из тех, кто долгое время работает в отрасли, осуждают новые правила, которым они должны следовать в отношении привлечения новых клиентов и уверенности в источнике своего богатства. «Знай, что твой клиент имел в виду именно это: ты знаешь человека? Теперь это должно означать: знаете ли вы каждую мелочь об их финансовой и личной жизни?» — говорит один банкир из Женевы. Многие россияне сами знали, что банки больше не являются убежищем, особенно с 2018 года, когда швейцарские банки начали делать значительные уступки в обмене информацией о клиентских счетах с правительствами других стран. Вид на жительство в Швейцарии не защитил миллиардера Виктора Вексельберга, например, в 2018 году, когда он попал под санкции США; и Credit Suisse, и UBS решили расторгнуть с ним кредит. SBA заявляет, что ее члены придерживаются самых высоких международных стандартов. Генеральный директор Йорг Гассер утверждает, что швейцарские банки «не заинтересованы в средствах сомнительного происхождения» и имеют строгие процедуры для быстрой проверки активов, находящихся под санкциями. «Швейцарские банки были — и остаются — очень осторожными и усердными, когда дело доходит до приема средств клиентов», — говорит он, добавляя, что важно признать огромное количество законных сделок с российскими предпринимателями, которые не подпадают под санкции. По мнению Марка Пита, почетного профессора уголовного права Базельского университета и специалиста по криминалу среди белых воротничков, реальная история последнего десятилетия — это то, как швейцарские юристы, а не ее банкиры, стали пособниками скрытых иностранных денег. «В прошлом швейцарские банкиры очень хорошо относились к русским, — говорит он. «Наряду с Лондоном эта страна была крыльцом для русских на запад. . . но сейчас я бы не сказал, что проблема именно в банках — это все остальные посредники». По словам Пита, швейцарское законодательство значительно расширяет конфиденциальность адвоката и клиента, а это означает, что адвокаты могут отказаться раскрывать властям почти все, что касается их клиентов. Швейцарская коллегия адвокатов решительно отвергает это. «Профессиональная тайна не защищает от преступных действий», — говорится в нем. «Юристы знают закон и знают, что делать». Один из высокопоставленных представителей отрасли беззастенчиво защищает позицию банков. Он говорит, что теперь все хотят знать происхождение своих роскошных курток. А ведь 10 лет назад никто не спрашивал, где они сделаны, кем и из каких материалов. По его словам, в банковском деле, как и в моде, все изменилось, но никто не ругает мир моды так, как они критикуют банки. Модные компании, тем не менее, шли в ногу со временем и открывались, в то время как швейцарские банки, при всей своей настойчивости в отношении изменений и соответствия требованиям, по-прежнему хотят сохранять как можно больше секретов, окружающих своих клиентов, даже во время международного кризиса.

      Pages

      • 1
      • 2
      • 3
      • 4
      • 5
      • 6
      • 7
      • 8
      • 9
      • next ›
      • last »

      TNRC Topic Brief Corruption definitions и их последствия для борьбы с коррупцией в сфере природных ресурсов | Страницы

      Август 2021 | Тематический обзор TNRC

      Алед Уильямс , Старший советник Антикоррупционного ресурсного центра U4

      Скачать PDF (2,06 МБ)

      Можем ли мы сообщить вам о полезности этого ресурса?

      Если вы укажете свой адрес электронной почты здесь, вы не подпишетесь на какие-либо списки, и ваша информация будет использоваться исключительно для качественного отзыва о содержании TNRC.

      Спасибо! Мы с нетерпением ждем продолжения.

      Нет, спасибо, просто дайте мне скачать PDF

      Ключевые выводы

      • Не существует общепринятого определения коррупции, но ее часто определяют в терминах индивидуальных действий, которые «злоупотребляют доверенной властью в личных целях». Другие способы определения коррупции отражают более широкие вопросы, например, кто распоряжается природными ресурсами, кто исключен, и как неформальные власти конкурируют и взаимодействуют с формальными институтами. Все эти определения могут быть полезны.
      • Предположения, которые практикующие специалисты делают о «коррупции», имеют большое значение для ответов, которые они рассматривают.
      • Результаты управления природными ресурсами (NRM) и сохранения зависят от обширных сетей власти и принятия решений, которые требуют комплексных многоуровневых мер реагирования. Эта необходимость подчеркивается в отраслевых системных определениях коррупции.
      • Специалисты-практики должны начать с понимания форм коррупции, влияющих на их цели, различных способов восприятия коррупции и ряда формальных и неформальных факторов, которые формируют возможности и ограничения для реагирования.

      Введение

      В этом кратком обзоре рассматривается, как менялось понимание коррупции с течением времени, особое внимание уделяется практическим последствиям определений того, как мы боремся с коррупцией. Он предоставляет специалистам по охране природы и МПЖ краткий обзор ряда определений коррупции, с которыми они могут столкнуться, и подчеркивает, как наше место в мире и мировоззрение (называемое «позиционированием») формирует наше понимание проблем коррупции, а также антикоррупционные меры, которые мы формулируем и реализуем.

      Практики NRM и охраны природы имеют разный опыт и идентичность, что определяет их понимание коррупции и попытки реагировать на нее. Многие, хотя далеко не все, исходят из науки о сохранении, биологии или правоохранительных органов по охране окружающей среды, областей, которые не всегда связаны с социально-политическими или управленческими аспектами утраты биоразнообразия и изменения окружающей среды. Принимая во внимание многогранную роль, которую коррупция играет в подрыве устойчивых результатов в секторах возобновляемых природных ресурсов (Tacconi and Williams 2020, Williams and Le Billon 2017), которые выходят за рамки только экологических преступлений, знание дебатов о коррупции и их практических последствиях может помочь специалистам-практикам понять различные способы использования этого термина заинтересованными сторонами и расширить диапазон возможных ответов.

      Для секторов МПЖ существуют специальные определения коррупции (например, Robbins 2000, Gore et al. 2013), но в мире антикоррупционной практики чаще всего используются определения, принятые Всемирным банком и Transparency International. Как показала Кацарова (2019), эти определения имеют специфически западное происхождение, что приводит к спорам об их применимости и полезности в незападных контекстах, где живут и/или работают многие (хотя, опять же, не все) специалисты по управлению природными ресурсами и охране природы. Главный многосторонний договор, регулирующий антикоррупционную работу во всем мире, Конвенция ООН против коррупции (КПК ООН), в частности, не дает четкого определения коррупции. Скорее, в нем перечислены и определены ряд правонарушений, которые должны быть криминализованы и охвачены правовыми положениями в каждой юрисдикции, подпадающей под действие Конвенции ООН против коррупции. К ним относятся подкуп национальных и иностранных государственных служащих, а в частном секторе — растрата, отмывание денег, сокрытие и воспрепятствование правосудию.

      Вставка 1: Меняющееся понимание коррупции Всемирным банком

      Хотя его формальное определение коррупции остается неизменным, понимание коррупции Всемирным банком со временем изменилось. В Глобальном отчете о повышении эффективности и прозрачности государственного управления за 2020 год борьба с коррупцией рассматривается как системная проблема, в которой говорится: «Многогранный и сложный характер коррупции показал, что, хотя технические решения и меры обеспечения соблюдения нормативных требований являются стимулирующими, они редко бывают достаточными сами по себе. искоренить коррупцию. Во многих обществах коррумпированное поведение глубоко укоренено в историческом происхождении, социальных нормах и политической культуре. Нет ничего необычного в том, чтобы найти прочные взаимосвязи между властью, политикой и деньгами».

      Как определяется коррупция, в том числе в сфере управления природными ресурсами и природоохранной деятельности?

      Даже если они не принимали непосредственного участия в антикоррупционной работе, большинство практиков НМП будут иметь общее представление о том, что имеется в виду, когда человек или ситуация описываются как «коррумпированные». Но такие предубеждения могут быть весьма далеки от взглядов других на коррумпированное поведение или, по сути, явные серые зоны, такие как лоббирование и дарение подарков. Вот почему тщательный эмпирический анализ коррупции, включая эти потенциально различные представления, в конкретных контекстах может быть столь полезным.

      Предубеждения практиков о коррупции могут, например, быть сформированы специфически западным происхождением общих определений коррупции, широко используемых сегодня. Озабоченность коррупцией восходит к древности, и Римско-католическая церковь подошла к коррупции как к вопросу личной морали, что привело к все еще распространенной сегодня тенденции рассматривать коррупцию с индивидуалистических позиций (Buchan and Hill 2014, Taylor 2001). Действительно, только в 1700-х годах западный дискурс коррупции развился, чтобы сосредоточиться на более системном вопросе институциональной честности на государственной службе (Buchan and Hill 2014).

      С 2000-х годов определения коррупции Всемирного банка и Transparency International оказали особое влияние на практику (Mungui-Pippidi 2013). Всемирный банк определяет коррупцию как «злоупотребление служебным положением в личных целях», в то время как Transparency International (TI) рассматривает коррупцию как «злоупотребление доверенной властью в личных целях». Оба определения подчеркивают индивидуальное поведение, но есть и различия в их понимании коррупции. Всемирный банк подчеркивает роль государственного сектора, в то время как определение ТИ, хотя и расширенное за счет включения частного сектора, предполагает, что власть, как правило, составляет доверил лидерам, по-видимому, исключая тех, кто захватывает его силой, как это обычно бывает в авторитарных условиях (Андерсон и Хейвуд, 2009).

      Несмотря на свою популярность, определения Всемирного банка и TI не единственные. Най (1967) предполагает, что коррупция — это «поведение, которое отклоняется от формальных обязанностей общественной роли из-за личных (личных, близких родственников, частной клики) денежных или статусных выгод; или нарушает правила, запрещающие осуществление определенных видов личного влияния». Это определение одновременно широкое и узкое: оно включает неденежные формы коррупции (кумовство, покровительство и т. д.), но исключает в целом морально оскорбительное поведение (например, прелюбодеяние).

      Одним из важных различий между способами определения коррупции является различие между этими определениями, основанными на индивидуальных действиях, и теми, которые рассматривают коррупцию как более широкое системное явление. Примером последнего подхода является исследование Роббинса (2000) в лесном секторе Индии, где он определяет коррупцию как «систему нормализованных правил, преобразованную из законной власти, созданную по образцу существующего неравенства и скрепляемую сотрудничеством и доверием». Коррупция, с этой точки зрения, связана не только с поведением отдельных лиц, но и с рамочными условиями в данном контексте, которые делают возможным и усиливают такое поведение.

      Вставка 2: Что может быть упущено при принятии популярных определений коррупции? Уроки Ганы

      Если бы мы приняли определение коррупции Всемирного банка за чистую монету, мы могли бы упустить важные вопросы в таких условиях, как Гана, где после 2000 г. земля (Boamah 2014a; 2014b). Например, мы можем не заметить, что коррупция выполняла функцию (субоптимального) решения о распределении земли для инвестиций в сельское хозяйство. Если бы наш анализ не охватил этот функциональный аспект коррупции, мы могли бы также не определить возможности для подходов к коллективным действиям (например, политических переговоров), которые могли бы обойти потребность в коррупции (с точки зрения тех, кто в нее вовлечен). Для получения дополнительной информации см. этот веб-семинар TNRC.

      Последствия определений коррупции для определения приоритетности средств защиты

      Положительные изменения в борьбе с коррупцией действительно случаются. Например, Индонезийская комиссия по искоренению коррупции (KPK) с 2004 года успешно расследовала более 27 дел о коррупции, связанных с лесным хозяйством, включая видных частных и государственных деятелей. Но то, как происходят антикоррупционные изменения и как улучшения могут быть устойчивыми , по-прежнему вызывает много споров. Ограниченные данные об эффективности прошлых программных или проектных подходов к борьбе с коррупцией привели к пересмотру основных теорий, включая определения. В частности, критике подвергся доминирующий теоретический подход, лежавший в основе большинства прошлых подходов к борьбе с коррупцией, теория принципала-агента.

      Теория главного агента, как и многие распространенные определения коррупции, делает акцент на индивидуальном поведении. В общих чертах в нем говорится, что коррупция — это проблема сотрудничества между людьми, когда асимметрия информации и власти в сочетании с личными интересами дает агентам возможность преследовать эти интересы за счет принципала (Маркетт и Пфайффер, 2015; Роуз-Акерман, 1978). Государственные должностные лица (агенты), например, обладают дискреционной властью над государственными ресурсами и информационными преимуществами перед гражданами (доверителями), что дает им возможность злоупотреблять этой властью в личных целях (Williams and Dupuy 2019).). Таким образом, в условиях слабости институтов существует мало средств контроля, предотвращающих коррупционное поведение.

      Недостаток этой теории в том, что она предполагает существование неподкупных акторов, действующих как принципалы, всегда готовых и способных заблокировать коррумпированное поведение других людей. Таким образом, антикоррупционные действия в основном понимаются как контроль за действиями людей, которые обладают доверенной или публичной властью, путем повышения вероятности обнаружения или определенности и суровости наказания, или вообще затрудняя совершение коррупционных действий. Однако в условиях, когда коррупция настолько широко распространена и носит системный характер, что коррупционные действия фактически ожидаются (т. отдельные лица — например, из-за уделения большего внимания правоохранительным органам — могут стать жертвами той же коррупционной динамики. Например, специалисты-практики, стремящиеся снизить количество преступлений против дикой природы, столкнулись с пагубными последствиями систематической коррупции в судебных органах для правоохранительных органов, причем такая коррупция анекдотически упоминается как мотивация усилий по наблюдению за судебными делами.

      Если коррупция может действовать как форма института, чья упрямая устойчивость коренится либо в широко распространенном общественном мнении, либо в способности коррупции (субоптимально) решать проблемы (Marquette and Pfeiffer 2015), альтернативные подходы могут оказаться более эффективными. Это наблюдение породило новое представление о коррупции как о проблеме «коллективных действий», а не как о проблеме «принципал-агент».

      Подходы к коллективным действиям обычно направлены на изменение отношения к коррупции и создание альтернатив использованию коррупции для решения проблем, а не на создание и внедрение подробных мер контроля против коррупционных действий. Такие подходы рассматривают коррупцию как симптом более глубоких проблем в обществе (например, ограниченное доверие), которые, если их решить (например, с помощью подходов к укреплению доверия и разрешению конфликтов), могут ослабить стимулы к коррупционному поведению. Как показано во вставке 2, понимание коррупции, которое признает ее корни, выходящие за рамки индивидуального выбора и стимулов руководителей и агентов, может пролить свет на варианты борьбы с коррупцией в секторах природных ресурсов (Tacconi and Williams 2020). 1

      Основные уроки борьбы с коррупцией в сфере природных ресурсов

      Коррупция представляет собой сложное явление, связанное со многими другими проблемами (например, неравенство, конфликты, социальная несправедливость, незаконность). Не существует общепринятого определения коррупции, но широко используются несколько определений. Эти определения помогают определить проблемы коррупции, которые видят NRM и специалисты по охране природы, и их усилия по их решению.

      Из этого следует три основных урока:

      1. Все определения коррупции могут быть полезны. Отраслевое и системное понимание коррупции, такое как у Роббинса (2000), может быть особенно полезным, поскольку оно позволяет практикующим специалистам не ограничиваться индивидуальным поведением и сосредоточиться на властных отношениях, социальных нормах, сетях и неравенстве, которые помогают формировать коррупция в конкретном контексте. Случаи коррупции в области МПЖ и охраны природы обычно многоаспектны и трансграничны, поэтому средства правовой защиты, основанные на системном понимании, имеют явные преимущества по сравнению с теми, которые только выявляют (и, следовательно, только пытаются решить) отдельные проблемы. Например, хотя подход коллективных действий может иметь смысл на уровне проекта МПЖ в условиях системной коррупции, такой подход можно с пользой дополнить санкциями со стороны государства, основанными на мышлении принципал-агент.
      2. Наше положение имеет решающее значение для понимания коррупции и разработки действенных средств защиты. Это означает проверку наших предположений о коррупции с помощью тщательного эмпирического анализа. Жители Запада должны быть особенно осторожны, чтобы не принимать некритически популярные определения коррупции при изучении конкретной незападной ситуации, учитывая, что это может не только раскрыть, но и сбить с толку. Исследования Канадского центра исследований в области международного развития показывают, что инновационные решения проблем развития тесно связаны с использованием местных знаний. Другими словами, те, кто в наибольшей степени затронут конкретной проблемой, лучше всего подходят для поиска инновационных решений. Помимо подчеркивания важности сотрудничества Север-Юг, это означает, что как аналитики, так и практики должны взаимодействовать и учитывать точки зрения различных заинтересованных сторон, таких как жертвы коррупции (например, коренные жители, женщины, сельские мелкие землевладельцы, бедные слои населения). ), как при анализе проблемы, так и при разработке решений. Институциональные рамки, которые требуют консультаций и анализа рисков для сообществ, такие как Рамочная программа экологических и социальных гарантий (ESSF) WWF (Всемирный фонд дикой природы), могут быть средством институционализации этих соображений.
      3. Практики NRM обычно сталкиваются с многочисленными возможностями для интеграции улучшенного анализа коррупции в циклы разработки, реализации и мониторинга проекта, но имеют ограниченные финансовые и человеческие ресурсы для поддержки этой работы. Это понятно, учитывая, что борьба с коррупцией не является основным направлением деятельности природоохранных организаций. Вместо того, чтобы полагаться исключительно на внутренние усилия и готовые оценки коррупционных рисков, которые, как правило, копируют существующие знания, специалисты-практики могут сотрудничать или, по крайней мере, опираться на внешних субъектов, обладающих большим опытом работы в отрасли, географии и методах исследования, чтобы информировать о стратегическом программном мышлении или теориях изменений. Хорошим местом для начала является Сеть междисциплинарных исследований коррупции или существующие практические руководства для практиков, такие как это, посвященное анализу захвата государства.

      Дополнительные ресурсы

      • Глоссарий коррупции из Ресурсного центра U4 по борьбе с коррупцией. Хр. Институт Михельсена, Норвегия. Доступно по адресу: https://www.u4.no/terms
      • .
      • Глобальный антикоррупционный блог профессора Мэтью Стефенсона. Гарвардская школа права. США. Доступно по адресу: https://globalanticorporptblog.com/
      • .
      • Библиография по коррупции и борьбе с коррупцией от профессора Мэтью Стефенсона. Гарвардская школа права. США. Доступно по ссылке: https://scholar.harvard.edu/files/mstephenson/files/stephenson_coding_bibliography_feb_2021.pdf
      • Открытый онлайн-курс «Основы противодействия коррупции». Антикоррупционный ресурсный центр U4. Хр. Michelsen Institute, Норвегия (на английском, французском, испанском языках). Доступно по адресу: https://www. u4.no/courses/essentials-of-anti-corporation-i-the-basics
      • .

      Скачать PDF (2,06 МБ)

      Можем ли мы сообщить вам о полезности этого ресурса?

      Если вы укажете свой адрес электронной почты здесь, вы не подпишетесь на какие-либо списки, и ваша информация будет использоваться исключительно для качественного отзыва о содержании TNRC.

      Спасибо! Мы с нетерпением ждем продолжения.

      Нет, спасибо, просто позвольте мне загрузить PDF-файл

      1 Вы можете найти материалы о подходах коллективных действий к борьбе с коррупцией в консорциуме Anti-Corruption Evidence, U4, ОЭСР и Базельском институте управления.

      Ссылки

      Андерссон, С. и П. Хейвуд. 2009. «Политика восприятия. Использование и злоупотребление подходом Transparency International к измерению коррупции». Политические исследования. Том. 57. Вып. 4. С. 746-767.

      Боама, Ф. 2014а. «Образы оспариваемых концепций «захват земли» и «сделки с землей»: последствия для инвестиций в биотопливо в Гане». Геофорум. Том. 54.

      Боама, Ф. 2014b. Как и почему вожди формализуют землепользование в последнее время: политика лишения земли за счет инвестиций в биотопливо в Гане. Обзор африканской политической экономии , 41 (141), 406–423.

      Боама, Ф., Д.А. Уильямс, Дж. Аффул. 2021. «Оправданная несправедливость в отношении энергетики? Изучение институционализированной коррупции и электроэнергетического сектора «Решение проблем» в Гане и Кении». Энергетические исследования и социальные науки. Том. 73.

      Бьюкен, Б. и Л. Хилл. 2014. Интеллектуальная история политической коррупции. Палгрейв Макмиллан. Лондон.

      Гор, М.Л., Дж. Рацимбазафи, М.Л. Лютня. 2013. «Переосмысление коррупции в преступлениях по охране природы: взгляды из Мадагаскара». Письма о сохранении. Том. 6. Вып. 6. С. 430-438.

      Кацарова Е. 2019. Социальная конструкция глобальной коррупции: от утопии к неолиберализму. Пэлгрейв Макмиллан. Лондон.

      Маркетт, Х., К. Пфайффер. 2015. Коррупция и коллективные действия. Исследовательская работа программы лидерства в развитии № 32, Бирмингемский университет.

      Мунги-Пиппиди, А. 2013. Превращение в Данию: исторические схемы борьбы с коррупцией. Школа управления Херти. Берлин.

      Най, Дж.С. 1967. «Коррупция и политическое развитие: анализ затрат и выгод». Американское обозрение политических наук. Том. 61. № 2. С. 417-427.

      Роббинс, П. 2000. «Гнилое учреждение: коррупция в управлении природными ресурсами». Политическая география. Том. 19. Вып. 4. С. 423-443.

      Роуз-Акерман, С. 1978. Коррупция: исследование в области политической экономии. The Academic Press, Кембридж.

      Таккони, Л. и Д.А. Уильямс. 2020. «Коррупция и противодействие коррупции в области управления окружающей средой и ресурсами». Ежегодный обзор окружающей среды и ресурсов. Том. 45.

      Taylor, C. 2001. «Взяточничество в афинской политике, часть 1: обвинения, обвинения и клевета».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.