Закон о тишине ответственность: Памятка по действиям при выявлении нарушения тишины и покоя граждан в ночное время, в выходные и праздничные дни

Разное

Содержание

Госдума одобрила проект о соблюдении тишины в ночное время — Российская газета

Владельцев квартир, их гостей и съемщиков жилья обяжут соблюдать тишину в ночное время. Такой законопроект прошел первое чтение в Госдуме.

Жилищный кодекс, согласно поправкам, дополнят статьей об обязательствах по соблюдению прав соседей в многоквартирных домах.

«Систематическое (более двух раз в течение одного месяца) нарушение обязательств, предусмотренных настоящей статьей, влечет административную ответственность собственника жилого или нежилого помещения», — говорится в документе.

Пока наказание не уточняется. Как поясняла автор инициативы, член комитета ГД по труду и соцполитике Ольга Павлова, в случае одобрения законопроекта изменения впоследствии будут вносить в Кодекс об административных правонарушениях.

«Находясь в своей квартире, человек не может отдохнуть, поскольку его третируют шумные соседи, а механизм защиты от такого рода действий в нашей стране, по сути, отсутствует, — заявила депутат на пленарном заседании. — Уровень шума, наличие отравляющего запаха, прочие нарушения требуют вызова специалистов, но это дорого и долго. А главное — вызов специалистов в ночное время невозможен, когда нужно зафиксировать это нарушение».

В ряде регионов, констатировала Павлова, существуют часы тишины, однако это не решает проблему. «Отсутствует соглашение с правоохранительными органами, поэтому полиция на жалобы о шумных соседях просто не выезжает», — заявила она.

Документ, кроме жилых, касается и нежилых помещений в многоквартирном доме. При этом временной интервал, в течение которого не допускается нарушение тишины, будет устанавливаться законом региона.

Законопроектом предусмотрен ряд исключений. Среди них — плач ребенка, звуки воды в инженерных трубах, звук шагов при обычной ходьбе и тому подобное. Нарушением, кроме того, не будет считаться шум от спасательных, аварийно-восстановительных и иных неотложных работ.

Шуметь не в ночное время можно, но в случае необходимости выполнения работ, которые могут привести к нарушению режима тишины, необходимо будет уведомить об этом соседей, разместив объявления в общедоступных местах.

Профильный комитет Госдумы по жилищной политике и ЖКХ рекомендовал ко второму чтению доработать проект, исключив оценочные и некорректные формулировки, толкование которых может быть различным в зависимости от обстоятельств.

К основному чтению также планируется прописать механизм фиксации нарушений режима тишины. Для этого будет определен ответственный орган власти, который смог бы устанавливать такие факты.

Опубликован Закон Саратовской области «Об обеспечении тишины и покоя граждан на территории Саратовской области»

Положения настоящего Закона не распространяются на действия граждан, должностных и юридических лиц, связанные с предотвращением и пресечением правонарушений, проведением спасательных, аварийно-восстановительных, коммунальных и других неотложных работ, необходимых для обеспечения безопасности граждан либо функционирования объектов жизнеобеспечения населения; проведением религиозных мероприятий, а также культурно-массовых, спортивных и других массовых мероприятий, организованных органами государственной власти области или органами местного самоуправления; действиями, за совершение которых административная ответственность установлена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.
На территории области запрещается нарушение тишины и покоя граждан с 21 часа 00 минут до 8 часов 00 минут ежедневно на следующих защищаемых объектах: жилые помещения и помещения общего пользования в многоквартирных домах, жилые дома, жилые помещения и помещения общего пользования в общежитиях; придомовые территории, в том числе внутридворовые проезды, детские, спортивные, игровые площадки, расположенные в жилых зонах, определяемых в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации; территории садоводческих или огороднических некоммерческих товариществ.
С 21 часа 00 минут до 9 часов 00 минут с понедельника по четверг, с 23 часов 00 минут до 10 часов 00 минут в пятницу, субботу, воскресенье и установленные в соответствии с федеральным законодательством, законодательством области нерабочие праздничные дни — на следующих защищаемых объектах: территории объектов торговли, общественного питания, стоянок автомобильного транспорта, расположенные в общественно-деловых зонах, определяемых в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации; территории, занятые городскими лесами, скверами, парками, городскими садами, прудами, озерами, водохранилищами, пляжами, береговыми полосами водных объектов общего пользования, а также иные территории, используемые и предназначенные для отдыха, туризма, занятий физической культурой и спортом, расположенные в зонах рекреационного назначения, определяемых в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации.

К действиям, нарушающим тишину и покой граждан, относятся:
1) использование на повышенной громкости аудио-, теле-, видео- и иной звуковоспроизводящей, звукоусиливающей аппаратуры, в том числе установленной на транспортных средствах, в помещениях, в которых реализуются услуги в сфере торговли и общественного питания, досуга, повлекшее нарушение тишины и покоя граждан;
2) применение пиротехнических средств (за исключением периодов с 22 часов 00 минут 31 декабря до 3 часов 00 минут 1 января, с 21 часа 00 минут до 24 часов 00 минут 9 Мая), повлекшее нарушение тишины и покоя граждан;
3) проведение переустройства, перепланировки, ремонтных работ в жилом помещении в многоквартирном доме или ремонтных работ в нежилом помещении, расположенном в многоквартирном доме, не принадлежащем на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме (кроме случаев, когда указанные работы осуществляются в течение полутора лет со дня ввода многоквартирного дома в эксплуатацию), повлекшее нарушение тишины и покоя граждан.
Ответственность за нарушение тишины и покоя граждан
Совершение гражданами, должностными лицами, юридическими лицами предусмотренных настоящим Законом действий, нарушающих тишину и покой граждан, влечет административную ответственность в соответствии с Законом Саратовской области от 29 июля 2009 года № 104 ЗСО «Об административных правонарушениях на территории Саратовской области».

Правительство Саратовской области

Депутат Мосгордумы назвал актуальными для столицы предложенные Госдумой санкции за нарушение тишины

Депутат Мосгордумы назвал актуальными для столицы предложенные Госдумой санкции за нарушение тишины. Фото: сайт мэра Москвы

Разработанный в Государственной Думе Российской Федерации законопроект, которым предлагается ввести на федеральном уровне штрафы для шумных соседей, актуален для Москвы и поможет решить некоторые острые вопросы, связанные с нарушением тишины в городе. Об этом в беседе с журналистами Агентства городских новостей «Москва» сообщил депутат Мосгордумы Александр Семенников.

— Инициатива федеральных депутатов — это ответ законодателей на проблему шума в неурочное время, которая с каждым годом становится все острее. Особенно важна эта проблема для Москвы с ее плотностью населения и многообразием источников шума. Горожанам мешают в том числе автомобили и мотоциклы ночных гонщиков, расположенные по соседству рестораны и магазины, шум стройплощадок. Значительная часть жалоб, поступающих на шум, связана и с соседями, нарушающими требования закона. Соблюдение тишины в ночное время — это вопрос, напрямую связанный со здоровьем людей, поэтому решить его как можно скорее особенно важно. И силами одной Московской городской Думы здесь не обойтись: как известно, юридическая проблема состоит в том, что нарушения, входящие в региональный Кодекс об административных правонарушениях, не администрируются федеральной полицией, если нет специальных соглашений между Министерством внутренних дел и регионом. Федеральный законопроект, который будет обсуждаться в Госдуме осенью, призван разрешить эти противоречия, — отметил Александр Семенников.

Депутат напомнил, что федеральные законодатели предложили изменить алгоритм административной ответственности за нарушение закона о тишине.

— В частности, предлагается штрафовать за такие правонарушения собственников квартир, даже если шум в неурочное время допускали не они лично, а их квартиросъемщики. Кроме того, Госдума планирует увеличить суммы штрафов за нарушение режима тишины. Напомню, что по московскому закону «О соблюдении покоя граждан и тишины в городе Москве» издавать громкие звуки (например, петь так, чтобы это было слышно соседям) в квартирах запрещается с 23:00 по 7:00, а проводить ремонтные работы, нарушающие тишину, нельзя с 19:00 до 9:00, — уточнил он.

По словам Александра Семенникова, механизм возложения на собственников квартир ответственности за режим тишины аналогичен административной ответственности за нарушения на дорогах, зафиксированные видеокамерами.

— Кто бы ни был за рулем, за превышение скорости или другой проступок несет ответственность владелец автомобиля. В условиях, когда невозможно, да и абсолютно неэтично, отслеживать поведение всех без исключения граждан, у правоохранителей нет способа точно установить виновника и юридически доказать состав нарушения. Поэтому ответственность собственника помещения за все, что происходит на его территории, выглядит логичным шагом, — пояснил парламентарий.

Депутат отметил, что за нарушение режима тишины в договоре аренды можно предусмотреть санкции вплоть до одностороннего расторжения контракта.

— Если удастся разработать механизм доказывания и наложения ответственности на арендатора, то эту ответственность можно сделать обоюдной официально — тогда съемщики будут рисковать не только расторжением аренды, но и штрафами. При таких условиях суммы штрафов не так важны, как неотвратимость наказания — очевидно, что никому, и прежде всего владельцам квартир, не нужны постоянные визиты полиции и административные протоколы. Подобные меры, как мы знаем и из российской, и из международной практики, хорошо помогают воспитывать бытовую культуру, — заключил Александр Семенников.

Ранее стало известно, что депутаты Госдумы разработали законопроект, дополняющий Жилищный кодекс РФ статьей, которая предполагает обязать собственников жилых и нежилых помещений соблюдать требования пожарной безопасности, санитарно-гигиенические и другие правила, в том числе «режим тишины» по ночам.

Post Views: 924

Административная ответственность за лай собак | Администрация Кильмезского района Кировской области

Административная ответственность в отношении владельцев домашних животных по непринятию мер по прекращению лая, воя и другого шума, исходящего от домашнего животного

В соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 3.1 Закона Кировской области от 04.12.2007 № 200-ЗО «Об административной ответственности в Кировской области» (далее — Закон) к действиям, нарушающим тишину и покой граждан на территории населенных пунктов Кировской области в период с 22 до 7 часов (ночное время), относятся: непринятие владельцем домашнего животного мер по прекращению лая, воя и другого шума, исходящего от домашнего животного, влекущее нарушение тишины и покоя граждан, в период с 22.00 до 7.00 часов.

Согласно статье 8.1 Закона правом составления протоколов об административных правонарушениях наделены должностные лица органов внутренних дел (полиции общественной безопасности).

Между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Правительством Кировской области заключено соглашение о передаче Министерству внутренних дел Российской Федерации части полномочий по составлению протоколов об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, предусмотренных Законом Кировской области от 04.12.2007 № 200-ЗО «Об административных правонарушениях в Кировской области» (далее — Закон Кировской области от 04.12.2007 № 200-ЗО). Распоряжение Правительства Российской Федерации от 08.04.2020 № 934-Р прилагается.

В настоящее время должностные лица органов внутренних дел (участковые уполномоченные полиции) уполномочены составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 3.1 «Нарушение тишины и покоя граждан» Закона Кировской области от 04.12.2007 № 200-ЗО, в том числе непринятие владельцем домашнего животного мер по прекращению лая, воя и другого шума, исходящего от домашнего животного, влекущее нарушение тишины и покоя граждан в ночное время.

В соответствии со ст. 8.2 Закона Кировской области от 04.12.2007№ 200-ЗО дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 3.1 рассматриваются административными комиссиями муниципальных образований.

Псковское областное Cобрание депутатов — Пресса

Изменения в закон «Об административных правонарушениях на территории Псковской области», касающиеся действий, нарушающих тишину и покой граждан, должны учитывать интересы и тех, кто хочет тишины, и тех, кто вынужден ее нарушать. Такое мнение высказал председатель Псковского областного Собрания депутатов Александр Котов в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове.

По его словам, жалобы от жителей региона на нарушение «закона о тишине» поступают регулярно. «Люди говорят, что невозможно найти управу на тех, кто нарушает нормы закона о тишине, но с недавних пор ситуация значительно меняется в лучшую сторону. Между администрацией области и МВД заключено соглашение, по которому органам внутренних дел в регионах предоставлено право составлять административные протоколы, в том числе по статьям закона о тишине. В результате ситуация поменялась, и, по данным областного УМВД, более 600 граждан и юрлиц привлечены к административной ответственности за нарушение закона о тишине. Грубо говоря, лед тронулся», — констатировал спикер регионального парламента.

С другой стороны, по его словам, пока предусмотрена ответственность за нарушение «закона о тишине» только внутри многоквартирных жилых домов. При этом Александр Котов напомнил, что губернатор внес в областное Собрание законопроект, который предусматривает расширение норм. «Так, предусматривается административная ответственность за нарушение режима тишины на общественных территориях, в садовых товариществах, в частном секторе. Мы рассчитываем, что если этот закон будет принят завтра на сессии, то появится больше возможностей спрашивать с тех, кто его не соблюдает, и, надеюсь, скоро люди почувствуют действие этого закона», — добавил он.

Изменения в закон «Об административных правонарушениях на территории Псковской области», касающиеся действий, нарушающих тишину, по словам Александра Котова, предусматривают более «широкий спектр норм, за нарушение которых можно привлечь к административной ответственности». «И здесь нужно учитывать интересы не только тех, кто хочет покоя и тишины, но и тех, кто вынужден во внеурочное время проводить какие-то мероприятия», — заметил гость студии, имея ввиду, в частности, тот факт, что под запретом для граждан окажутся фейерверки после девяти часов вечера в будни и после десяти в выходные.

«Думаю, мы найдем компромисс», — резюмировал Александр Котов.

Без объявления в подъезде ремонт не начнете. Госдума правит закон о тишине

Госдумой Принят законопроект о соблюдении тишины в ночное время. Предложено дополнить Жилищный кодекс новой статьей, по которой собственник любого помещения в многоквартирном доме обязан обеспечить соблюдение прав и законных интересов соседей любыми лицами, допущенными в принадлежащее ему помещение. 

Собственник должен «обеспечить соблюдение тишины в ночное время», требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований, установленных в законах или нормативных актах.

Не допускается нарушение тишины в многоквартирном доме в ночное время. Временной интервал, в течение которого не допускается нарушение тишины в многоквартирном доме, устанавливается законом субъекта.

Не считаются нарушением тишины звуки, источником которых является обычная жизнедеятельность человека (плач ребенка, звук воды в инженерных системах, звук шагов при обычной ходьбе и другие), а также спасательные, аварийно-восстановительные и иные неотложные работы, связанные с обеспечением личной и общественной безопасности граждан.

Собственники при необходимости выполнения работ, которые могут привести к нарушению режима тишины, должны будут уведомить об этом соседей, разместив объявления в общедоступных местах.

Систематическое (более двух раз в течение одного месяца) нарушение любого из указанных обязательств повлечет административную ответственность собственника жилого или нежилого помещения.

Сегодня депутаты Думы решили принять законопроект в первом чтении; представить поправки к до 7 июля.

Например, в Ленинградской области закон о тишине будет распространяться на период с 21 часа вечера до 8 утра, и животных это тоже касается.

 28 апреля депутаты ЗакСа Ленобласти приняли законопроект, ограничивающий период тишины. До 28 апреля он начинался в 23:00 и до 7 утра. Однако депутаты решили прислушаться к обращениям граждан, в которых они просили расширить это время. Теперь нарушать чужой покой будет нельзя с 21 часа до 8 утра в будни и с 22 часов до 10 утра в выходные. Отдельные требования в законе касаются владельцев животных. Теперь хозяева должны следить за тем, чтобы кошки и собаки не мешали людям отдыхать в это же время —  с 21:00 до 8:00 часов утра.

Чтобы первыми узнавать о главных событиях в Ленинградской области — подписывайтесь на канал 47news в Telegram

Предложенные Госдумой санкции за нарушение тишины актуальны для столицы

Депутат Мосгордумы Александр Семенников прокомментировал законопроект, предлагающий ввести штрафы для шумных соседей на федеральном уровне.

«Инициатива федеральных депутатов — это ответ законодателей на проблему шума в неурочное время, которая с каждым годом становится все острее. Особенно важна эта проблема для Москвы с ее плотностью населения и многообразием источников шума. Горожанам мешают в том числе автомобили и мотоциклы ночных гонщиков, расположенные по соседству рестораны и магазины, шум стройплощадок. Значительная часть жалоб, поступающих на шум, связана и с соседями, нарушающими требования закона. Соблюдение тишины в ночное время — это вопрос, напрямую связанный со здоровьем людей, поэтому решить его как можно скорее особенно важно. И силами одной Мосгордумы здесь не обойтись: как известно, юридическая проблема состоит в том, что нарушения, входящие в региональный Кодекс об административных правонарушениях, не администрируются федеральной полицией, если нет специальных соглашений между МВД и регионом. Федеральный законопроект, который будет обсуждаться в Госдуме осенью, призван разрешить эти противоречия», — цитирует Семенникова Агентство городских новостей «Москва».

Федеральные законодатели предложили штрафовать за такие правонарушения собственников квартир, даже если шум в неурочное время допускали не они лично, а их квартиросъемщики. Также Госдума предложила увеличить суммы штрафов за нарушение режима тишины.

Напомним, что в Москве действует закон «О соблюдении покоя граждан и тишины», согласно которому в квартирах запрещается шуметь с 23:00 по 7:00, а с 19:00 до 9:00 нельзя проводить ремонтные работы, нарушающие тишину.

Как подчеркнул депутат, механизм возложения на собственников квартир ответственности за режим тишины должен быть аналогичен административной ответственности за нарушения на дорогах, зафиксированные видеокамерами.

«Кто бы ни был за рулем, за превышение скорости или другой проступок несет ответственность владелец автомобиля. В условиях, когда невозможно, да и абсолютно неэтично, отслеживать поведение всех без исключения граждан, у правоохранителей нет способа точно установить виновника и юридически доказать состав нарушения. Поэтому ответственность собственника помещения за все, что происходит на его территории, выглядит логичным шагом», — объяснил парламентарий.

Он также считает, что в договоре аренды можно предусмотреть санкции за нарушение закона о тишине.

«Если удастся разработать механизм доказывания и наложения ответственности на арендатора, то эту ответственность можно сделать обоюдной официально — тогда съемщики будут рисковать не только расторжением аренды, но и штрафами. При таких условиях суммы штрафов не так важны, как неотвратимость наказания — очевидно, что никому, и прежде всего владельцам квартир, не нужны постоянные визиты полиции и административные протоколы. Подобные меры, как мы знаем и из российской, и из международной практики, хорошо помогают воспитывать бытовую культуру», — считает Александр Семенников.

— mos.ru

Кодекс молчания — Обзор закона Кардозо

Читать литературу о профессиональной ответственности — значит жить в мире, сосредоточенном на том, что прямо говорится о том, что значит быть юристом: устремлениях канонов, предписаниях Типовых правил профессиональной ответственности, разъяснениях суда и этические мнения и рекомендации Пересмотра. Однако он часто пренебрегает тем, о чем не сказано: пространствами, где царит тишина. В этой статье используется другой подход; он слушает молчаливых.

В этой статье рассказывается о случаях, когда коллегия адвокатов предпочитает хранить молчание перед лицом широко известных нарушений закона об адвокатуре. Примеры таких проступков разнообразны. Адвокаты по уголовным делам могут едва взглянуть на файлы, прежде чем появиться перед клиентом. Адвокаты крупных юридических фирм обычно используют отсрочки, бремя и преследование в качестве тактики против других частных противников для достижения целей клиента. Адвокатирование общественных интересов может отдавать приоритет развитию благоприятного прецедентного права и институциональных целей над целями, ориентированными на отдельных клиентов.Это не секреты — это почти банальные истины.

В ходе исследования молчания, описанного таким образом, эта статья ставит под сомнение приверженность профессии единому кодексу поведения и дополняет дискуссию о «стандартной концепции» юриста. Это расследование показывает, что юристы обладают более тонким чувством профессионализма, чем то, что можно найти в правилах профессиональной ответственности; он сдерживается контекстом, конкурирующими обязанностями, альтернативными системами регулирования, экономическими реалиями и постоянной приверженностью юристам как хранителям правосудия.

ВВЕДЕНИЕ

Молчание может быть столь же разоблачительным, как и заявления. Смысл можно найти в обоих. Изучение правовой этики часто фокусируется на том, что прямо говорится о том, что значит быть юристом: устремлениях канонов, предписаниях Типовых правил профессиональной ответственности, разъяснениях судебных и этических заключений, а также на рекомендациях по повторному утверждению. Он пренебрегает тем, о чем не сказано — пространствами, где царит тишина. В этой статье используется другой подход; он слушает молчаливых.

Это молчание происходит там, где широко распространенные нарушения закона адвокатуры очевидны и известны, и коллегия адвокатов не наказывает вовлеченных адвокатов. Молчание, описанное таким образом, не связано с необнаруживаемыми нарушениями или нечеткими правилами. Речь идет о том, когда нарушаются четкие правила, и бар не хочет ничего делать, чтобы ограничить практику. Речь идет о выборе не обеспечивать соблюдение правил поведения. Четкие, важные и бесспорные правила поведения юристов. Явные, широко распространенные нарушения этих правил.

Чтобы послушать тишину, в этой статье исследуются зоны, в которых можно было бы ожидать какофонии: места, где нормы поведения открыто и рутинно попирают правила поведения. За некоторыми исключениями, закон, регулирующий деятельность юристов в письменной форме, обычно применяется ко всем юристам, независимо от области практики или типа клиента. На самом деле есть области юридической практики, где коллегия адвокатов признает, что обычные правила не применяются в том виде, в каком они написаны (или применяются по-другому). Поведение, которое было бы осуждено в одной области практики, часто игнорируется в другой.Адвокаты по уголовным делам малоимущих часто тратят гораздо меньше времени на общение с клиентами и подготовку к ходатайствам, чем их коллеги из частного сектора. Крупные юридические фирмы обычно используют бремя и отсрочку в качестве тактики судебного разбирательства. Факты из некоторых из самых важных судебных процессов, связанных с общественными интересами, за прошедшее столетие напоминают нам, что юристы, защищающие общественные интересы, могут отдавать приоритет общим интересам государственной политики по сравнению с целями отдельных клиентов. Эти отклонения от правил профессиональной ответственности не являются секретом. И все же такое поведение в основном встречает молчанием, а не осуждением, санкциями или дополнительным регулированием.

Эта статья объясняет работу, которую делает это молчание. Что молчание бара в этих областях говорит нам о профессии, ее нормах и ценностях? Когда мы исследуем это молчание, оно раскрывает более сложную историю, чем написанные правила, о том, как юристы представляют свою профессиональную идентичность, взвешивают обязанности перед клиентами, обязанности перед законами и обязанности перед гражданским обществом. Правила могут казаться слепыми в отношении личности юриста или клиента, области практики, а также экономического и социального давления, которое окружает их отношения, но не юристы, обеспечивающие соблюдение правил практики.Молчание приводит к признанию правовых реалий, в которых четко сформулированные правила профессиональной ответственности не действуют. По сути, это замысловатый рассказ о представлении коллегией адвокатов о роли юристов в американской правовой структуре — не только как технократов или бизнесменов, но и как более широких представителей верховенства закона.

Прислушиваться к тишине позволяет по-новому взглянуть на основополагающие дебаты в области юридической этики (должны ли быть специализированы правила адвокатуры? Является ли долг прежде всего перед клиентами?) И открывает новые возможности для исследования.В Части I излагаются единые требования закона, регулирующего деятельность юристов. Это набор правил, который, на первый взгляд, обычно в равной степени применяется ко всем юристам и во всех сферах практики, независимо от их клиентской базы.

Часть II описывает три конкретных примера молчания, как было определено ранее: отказ от дисциплины перед широко известными нарушениями правил. Эти примеры противопоставляют предпосылку унитарного, этического органа и профессиональную ответственность, как это практикуется, но молчание показывает, что это зависит от контекста.В нем исследуются области юридической практики, в которых существуют пробелы между правилами и практикой: институциональные ограничения компетентности и усердия в практике защиты неимущих по уголовным делам, бремя, задержки и конфликты в крупномасштабной частной практике, а также несовершенная автономия клиента и коммуникация в общественных интересах. представление.

Часть III исследует, почему существует неправомерное поведение в этих областях, исследуя ограничения на автономию адвоката, экономическое давление и корреляцию с альтернативными регулирующими структурами.Статья завершается оценкой молчания. Он признает, что есть соблазн выступать за полное правоприменение, стремиться искоренить недосказанное. Однако тишина позволяет панели работать с нюансами и прагматизмом, которые в настоящее время ускользают от прямой кодификации. Таким образом, лучшее решение, если человек считает кодекс молчания проблематичным, — это не переписывать положительный кодекс, а развивать и дополнять общий закон юриста. Этот тип закона обладает гибкостью и градациями, необходимыми для отражения фактических обязательств профессий в отношении справедливости, равноправия и общественного блага, а также верности клиентам и их мотивам действий.

Молчание коллегии адвокатов в этих сферах показывает, что юристы практикуют не в соответствии с единым кодексом поведения, а с множеством кодексов, специфичных для практики, основанных на оценке конкретных вопросов, связанных с адвокатской деятельностью в каждой сфере. Эта специфическая для практики норма указывает на сложные отношения с клиентами и законом. Это показывает, что юристы как группа неоднозначно относятся к клиентоориентированности как к общему вопросу. Молчание указывает на то, что юристы могут — и делают — временами отдавать предпочтение благу клиентов (как группы) над клиентом (в частности) и как минимум не заинтересованы в единообразном применении правил ко всем типам клиентов (платящих или нет).Более того, не только характер поведения является основанием для наказания адвокатов; саморегулирование также зависит от полномочий юристов в структуре коллегии адвокатов. Эти нормы практики, в отличие от правил в том виде, в каком они изложены, признают юристов и клиентов реальными сторонами, которые сталкиваются с практическими, финансовыми и политическими ограничениями. Таким образом, молчание рассматривает клиентские и институциональные ресурсы, признавая при этом уникальную роль юристов в разработке и применении самого закона.

* * * * *

* Адъюнкт-профессор права, Университет Оклахомы.Спасибо коллоквиуму SEALS Junior Scholars, участникам Международной конференции по правовой этике и Конференции молодых ученых Университета Оклахомы. Особая благодарность Бену Куперу, Скотту Каммингсу, Норману Сполдингу, Роджеру Михальски и Брэду Венделу за их внимательное чтение и вдумчивое участие. Все ошибки, как всегда, полностью мои.

Допустимое молчание или недопустимый обман | Репортер по юридической этике Нью-Йорка

Архив NYPRR


Брэд Рудин и Бетси Хатчингс
[Первоначально опубликовано в NYPRR, сентябрь 2007 г.]

В недавнем деле об убийстве в округе Нассау обвинение утаило от защиты тот факт, что у него был очевидец убийства, после того, как оно, по-видимому, побудило защиту поверить в отсутствие очевидца.В этом деле возникает важный вопрос: может ли прокурор хранить молчание, когда он знает, что защитник обвиняемого полагается на дезинформацию, предоставленную ему государством. В деле Нассау адвокат защиты утверждал, что обвинение создало впечатление, что у народа не было очевидца убийства.

Проблема привлекла внимание прессы. В одной статье сообщалось, что защитник утверждал, что прокурор «месяцами не сообщал ему о существовании ключевого свидетеля по делу.… »[ См., А. Гивенс,« Окружной прокурор обвиняется в обмане », Newsday.com, 18 апреля 2007 г.] В статье, следующей после оправдания обвиняемого присяжными, адвокат защиты был перефразирован так: подразумевает, что свидетеля преступления не было. [ См., З. Дауди, «Присяжные оправдывают обвинение в убийстве Хемпстеда», Newsday.com, 19 мая 2007 г.]

Если предположить, что прокурор действительно скрыл присутствие свидетеля, что плохого — если таковое было — совершил прокурор? И какие меры были бы полезны для регулирования поведения прокурора, когда сокрытие существования свидетеля представляется прокурору полезным тактическим вариантом?

На эти вопросы нет ответа в DR 7-102 (A), который запрещает адвокату совершать восемь конкретных нечестных действий при представлении интересов клиента.Ни одно из этих требований не требует исправления прокурором ложного впечатления защиты. DR 7-102 (A) (5) запрещает адвокату сознательно делать ложное изложение закона или факта, но это на первый взгляд не требует от него исправления ложного впечатления адвокатом защиты, и при этом вопрос о его молчании не рассматривается должным образом. правилом, запрещающим юристам «не раскрывать то, что юрист обязан раскрывать по закону». [DR 7-102 (A) (3).]

DR 7-102 (A) (3) действительно применяется к таким делам, как Brady v.Maryland, 373 U.S. 83 (1964), в котором Верховный суд постановил, что подавление оправдательных доказательств было отрицанием конституционной надлежащей правовой процедуры. Но, похоже, правило не распространяется на случаи, подобные делу Нассау. Никакой закон в этом деле не требовал от прокурора раскрытия факта существования свидетеля, и факты не предполагают, что показания свидетеля оправдали бы обвиняемого.

Если мы придем к выводу, что тактически мотивированное молчание остается за рамками DR 7-102 (A), возможно, мы можем обратиться к DR 1-102 (A) (4), чтобы найти поддержку аргумента о том, что молчание представляет собой искажение.Это правило запрещает адвокату участвовать «в действиях, связанных с нечестностью, мошенничеством, обманом или введением в заблуждение».

Но правило (A) (4) — как и другие в DR 1-102, определяющее неправомерное поведение адвоката, является «в высшей степени абстрактным» и не фокусируется на молчании как «мошенничестве, обмане или искажении фактов». [ См., Р. Саймон, Нью-Йоркский кодекс профессиональной ответственности Саймона с комментариями, Вест, 2006.] В результате он дает ограниченные указания относительно того, является ли молчание прокурора обязательным обманом.

Как заметил профессор Вольфрам более двух десятилетий назад, закон, регулирующий деятельность юристов, позволяет сделать вывод о том, что «активное введение в заблуждение запрещено, в то время как пассивное введение в заблуждение проблематично». [ См., C. Wolfram, Modern Legal Ethics, West, 1986, 723]. Совсем недавно профессор Брюс Грин отметил «нечеткую» грань «между допустимым молчанием и недопустимым обманом». [ См., B. Green, Deceitful Silence, 33 No. 2 Litigation (ABA) 24, 26 Winter 2007.]

Совершенно очевидно, что прокурор Нассау не нарушил положения об уголовном судопроизводстве Нью-Йорка (CPL), которые не налагают категорических обязательств на окружного прокурора раскрывать имена народных свидетелей или раскрывать все доказательства того, что обвинение намеревается представить испытуемому факт. [ См., CPL 240.20, 240.45 — определение конкретных видов доказательств, которые должны быть раскрыты защите.]

Поскольку нераскрытый свидетель по делу округа Нассау не был свидетелем оправдания, сокрытие его существования не нарушало принципов Брэди , требующих раскрытия невиновных доказательств.Когда существует информация, отличная от Brady , сокрытие посредством тактического молчания предсказуемо и по существу не регулируется.

Стандарты уголовного правосудия ABA (1993) запрещают прокурору сознательно делать «ложные заявления или заявления» защитнику во время обсуждения заявления о признании вины [Стандарт 3-4.1 (c) ( Функция обвинения )], но это не является адекватным подтверждением обязанность опровергнуть ложные впечатления, которые могли возникнуть у защиты. Комментарий ( Искажение сведений прокурором адвокату ) в соответствии со Стандартом 3-4.1 призывает прокуроров «избегать использования обмана при работе с доказательствами», но это предупреждение также не фокусируется на «нечеткой» линии «между допустимым молчанием и недопустимым обманом», выше.

Обзор прецедентного права Нью-Йорка также бесполезен для прокурора, который ищет совета о том, как привести свое поведение в соответствие с правилами, запрещающими обман. В случае, когда ответчик признал себя виновным, не зная, что свидетель, подавший жалобу, умер, Апелляционный суд не обнаружил нарушения надлежащей правовой процедуры и предложил лишь поверхностный обзор вопросов профессиональной ответственности, имеющих отношение к делу.[ People v. Jones, 44 NY2d 76, 404 NYS2d 85 (1978).]

Конструируя проблему «лживого убеждения» в отношении молчания прокурора до заявления о смерти заявителя, суд Jones отметил, что «молчание должно иметь правовые последствия только в том случае, если можно сделать вывод, что тот, кто молчал, был обязан говорить ». [ Id. at 88.] После рассмотрения профессиональной ответственности и конституционных стандартов, требующих от обвинения раскрытия оправдательных доказательств, суд установил, что раскрытие «тактических данных» не регулировалось этими стандартами, [ Id., стр. 89], и постановил, что «со стороны прокурора не было обязательств раскрывать адвокату, что [свидетель, подающий жалобу] Роигес умер…». [ Id. ]

Суд Джонса не обсуждал, был ли прокурор обязан отозвать свое заявление о готовности к судебному разбирательству в случае смерти свидетеля [ см., CPL 30.30 (статут ускоренного судебного разбирательства)]. Если люди действительно не могли предстать перед судом без свидетелей, заявление о готовности перестало быть правдивым.[ См., People v. England, 84 NY2d 1, 613 NYS2d 854 (1994), «… готовность не определяется просто пустым заявлением о том, что Народ готов представить свое прямое дело». См. Также, People v. Cole, 73 NY2d 957 (1989) — увольнение CPL 30.30 было приказано, когда люди не опровергли утверждение защиты о том, что заявление о готовности было иллюзорным.]

Отказ суда Джонса обсудить вопрос о готовности не дает прокурорам никаких указаний относительно того, является ли молчание этически допустимой реакцией, когда адвокат обвиняемого формулирует стратегию, основанную на устаревшей или ошибочной информации, представленной обвинением.Действительно, молчание может быть оправдано основным принципом, согласно которому юрист «не обязан без приглашения выступать с информацией, которая неизвестна другой стороне». [См. Modern Legal Ethics at 639], но это предписание не должно использоваться для оправдания молчания того самого адвоката, который знает, что ему будет выгодно, потому что адвокат противной стороны неправильно истолковал ситуацию.

Чтобы помочь решить проблему молчания по сравнению с раскрытием информации, мы можем обратиться за советом к обстоятельствам, отличным от тех, которые представлены в уголовном деле.В NYCLA Eth. Соч. 731, 2003 WL 25294953, этический комитет юристов округа рассмотрел дело, в котором адвокат истца в коммерческом арбитраже узнал из другого источника, помимо адвоката ответчика, что ответчик был близок к банкротству. Истец, не зная, что у ответчика может быть страховой полис, которого будет более чем достаточно для удовлетворения иска, предложил урегулировать спор за 15% от его истинной стоимости. Обязан ли адвокат ответчика раскрыть наличие страховки или он мог воспользоваться незнанием истца?

Комитет разрешил эту этическую дилемму, проведя различие между информацией, полученной юристом от третьей стороны (адвокат не обязан исправлять), и информацией, полученной от самого адвоката противной стороны (создавая положительную обязанность по исправлению).«… [Мы] считаем, что поверенный не обязан с этической точки зрения препятствовать тому, чтобы злоумышленник полагался на неверную информацию, полученную из другого источника». [ Id. ]. Но если адвокат считает, что адвокат противной стороны «полагается на существенно вводящее в заблуждение представление, приписываемое адвокату», адвокат должен принять меры, чтобы положить конец тому, чтобы адвокат противной стороны полагался на дезинформацию. [ Id. ]

Применительно к фактам в деле Jones, этот подход (за исключением исключения, которое мы отмечаем ниже) потребовал бы предварительного уведомления прокурором о смерти заявителя.В обычном уголовном деле смерть заявителя означает, что заявление прокурора CPL 30.30 о готовности к судебному разбирательству более недействительно. В этих обстоятельствах обвинение умышленно скрывает от защиты существенный факт и несет утвердительную обязанность исправить серьезное недоразумение со стороны защитника. [NYCLA Eth. Соч. 731, выше. ]

Однако, поскольку смерть заявителя не всегда опровергает заявление обвинения, готовое к судебному разбирательству, такой подход, как правило, требует индивидуального анализа.Заявитель по делу о грабеже может умереть, но обвинение может оставаться готовым к судебному разбирательству, если оно сможет доказать свою правоту другими доказательствами, помимо заявления заявителя. Например, допустимое признание обвиняемого и видеозапись преступления, несмотря на смерть, могут служить достаточным основанием для того, чтобы обвинение приступило к судебному разбирательству.

Неспособность раскрыть смерть заявителя по делу Джонс привела к сокрытию отсутствия доказательств.В деле об убийстве в округе Нассау прокурор якобы пытался скрыть наличие доказательств. В деле Нассау адвокат обвиняемого утверждал, что прокурор создал ложное впечатление об отсутствии свидетеля преступления. В газетах приводилось обвинение адвоката в том, что детектив дал ложные показания об отсутствии свидетелей на месте преступления. Обвинение утверждало, что показания детектива были вырваны из контекста.

Если впечатление защитника о наличии или отсутствии свидетелей является просто результатом его собственного неадекватного расследования фактов, и обвинение не сделало ничего, чтобы ввести защитника в заблуждение относительно наличия свидетелей, тогда прокурор не нарушает профессиональную ответственность стандартов, оставаясь безмолвными по этому поводу.

Как заметил Комитет по этике NYCLA, «поверенный не обязан с этической точки зрения препятствовать тому, чтобы злоумышленник полагался на информацию, исходящую из другого источника». [NYCLA Eth. Соч. 731, выше. ] В этой ситуации ясно, что правило 1-102 (A) (4) о борьбе с обманом не требует от прокурора разубедить защитника в ложном представлении о доказательствах народа.

Но обман стал бы проблемой, если бы обвинение способствовало ошибочному представлению защитника об отсутствии доказательств.[ См., NYCLA Eth. Соч. 731, выше, «… поверенный обязан не вводить в заблуждение прямо или косвенно намеренно. … »]. Таким образом, если показания полиции разумно создают ложное впечатление об отсутствии свидетеля на месте преступления, прокурор — в соответствии с этическим мнением адвокатов округа — «должен предпринять такие шаги, которые могут потребоваться для того, чтобы разубедить злоумышленника. о неправильном впечатлении … » [См. Id. ]

Поскольку этические мнения просто убедительны — и, в любом случае, в значительной степени недоступны в напряженном рабочем повседневном мире государственных прокуроров, — необходимы более авторитетные и более заметные полномочия для обеспечения руководства в тех сложных ситуациях, в которых молчание прокурора может представляют собой неправомерное профессиональное поведение.Указания могут быть представлены в тексте предлагаемого Нью-Йоркского правила 8.4 [c]. Предлагаемое правило запрещает «обман» и аналогичные проступки в формулировках, которые отражают DR 1-102 (A) (4). Дополнение к тексту предложенного 8.4 поможет юристам провести грань между допустимым молчанием и недопустимым обманом.

Дополнение могло быть основано на NYCLA Eth. Op 731, выше, так же, как раскрытие страхового покрытия. Мы предлагаем следующую версию изменения:

Адвокат не имеет права:

Совершать действия, связанные с нечестностью, мошенничеством, обманом или введением в заблуждение.Молчание адвоката, в том числе прокурора по уголовному делу, или нераскрытие существенного факта, являющегося доказательством, являются доказательством prima facie обмана и неправомерного поведения адвоката, если адвокат знает или имеет достаточные основания знать, что адвокат противной стороны в этом деле разумно полагается на информацию, предоставленную адвокатом, которая является ошибочной или более не верной и точной. От юриста не требуется опровергать или опровергать любую информацию, полученную адвокатом противной стороны от третьей стороны; а также для исправления какой-либо дезинформации или недоразумений, возникших в результате неспособности адвоката противной стороны расследовать факты по делу.


Брэд Рудин и Бетси Хатчингс — юристы юридической службы заключенных Нью-Йорка, Итака. Они регулярно пишут на NYPRR.

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: В этой статье дается общий охват ее предметной области и она представлена ​​читателю только в информационных целях при том понимании, что законы, регулирующие юридическую этику и профессиональную ответственность, постоянно меняются. Информация в этой статье не заменяет юридическую консультацию и может не подходить в конкретной ситуации.Проконсультируйтесь с вашим адвокатом для получения юридической консультации. New York Legal Ethics Reporter предоставляет эту статью при том понимании, что ни New York Legal Ethics Reporter LLC, ни Frankfurt Kurnit Klein & Selz, ни Hofstra University, ни их представители, ни какие-либо из авторов не участвуют в предоставлении юридических консультаций. New York Legal Ethics Reporter LLC, Frankfurt Kurnit Klein & Selz, Университет Хофстра, их представители и авторы не несут ответственности за любой ущерб, возникший в результате какой-либо ошибки, неточности или упущения.

Бетси Хатчингс Брэд Рудин

Похожие сообщения

Об авторе: admin

«Судебная этика в штате Нью-Йорк — Часть 1 Судебная этика в штате Нью-Йорк — Часть 2»

Когда и зачем требовать соблюдения вашего права хранить молчание

Пятая поправка к U.S. Конституция включает положение, защищающее людей от принуждения к даче свидетельских показаний по уголовным делам. Аналогичным образом, решение Верховного суда 1966 года по делу Миранда против Аризоны установило так называемые «права Миранды» или «предупреждение Миранды», в соответствии с которыми арестованное лицо должно быть уведомлено об их праве хранить молчание и праве на консультации с адвокат.

В этом посте юристы компании Wolf Law из Денвера по уголовным делам подробно рассматривают меры защиты от самооговора и обсуждают, когда и почему следует ссылаться на ваше право хранить молчание.

Миранда против Аризоны

В 1963 году Эрнесто Миранда был арестован полицией Феникса на основании информации, которая связала его с похищением и изнасилованием 18-летней женщины. После нескольких часов допроса Миранда подписала признание, подтверждающее, что его заявление было сделано добровольно, без угроз или принуждения и с полным знанием своих законных прав.

В случае ареста сотрудники правоохранительных органов обязаны сообщить вам о вашем праве хранить молчание и о вашем праве на адвоката до допроса.

Однако правоохранительные органы не проинформировали Миранду о его праве на адвоката, и он не был проинформирован ни о его праве хранить молчание, ни о том, что заявления, сделанные во время его допроса, могут быть использованы против него в суде. Хотя назначенный судом защитник Миранды возражал против допустимости признания, в конечном итоге Миранда была осуждена.

Решение суда первой инстанции было подтверждено Верховным судом Аризоны после подачи апелляции в 1965 году, но дополнительные адвокаты по уголовным делам присоединились к делу Миранды и подали апелляцию в U.С. Верховный суд. Верховный суд вынес решение в пользу Миранды, частично сославшись на защиту Пятой поправкой от самооговора и установление Шестой поправкой права на адвоката, если подозреваемый в совершении уголовного преступления не был уведомлен об этом и отказался от этого права.

В постановлении Суда главный судья Эрл Уоррен написал:

«Лицо, содержащееся под стражей, до допроса должно быть четко проинформировано о том, что он имеет право хранить молчание и что все, что он скажет, будет использовано против него в суде; он должен быть четко проинформирован о том, что он имеет право консультироваться с адвокатом и иметь с ним адвоката во время допроса, и что, если он окажется бедным, будет назначен адвокат, который будет его представлять.”

Следует отметить, что Миранда была повторно рассмотрена в 1967 году после того, как первоначальное дело против него было отклонено. Вместо того чтобы полагаться на первоначальное признание Миранды, обвинение представило новые доказательства и вызвало новых свидетелей, один из которых показал, что Миранда призналась ей в совершении преступления. Миранда был приговорен к 20-30 годам тюремного заключения, хотя условно освобожден в 1972 году.

Что такое предупреждение Миранды?

После этого исторического случая правоохранительные органы по всей стране были обязаны информировать арестованных об их правах до допроса в полиции.Полицейские управления по всей стране начали распространять карточки с предупреждением Миранды, которые офицеры могли произносить во время арестов.

Предупреждение Миранды служит двум основным целям: 1) оно сохраняет допустимость заявлений, сделанных во время допросов в правоохранительных органах, и 2) защищает человека, которому еще не было предъявлено обвинение в совершении преступления, от самооговора до того, как он получит возможность проконсультироваться. с поверенным.

Если вас арестовали, вам не нужно отвечать на вопросы полиции без присутствия адвоката.

Предупреждение Миранды гарантирует, что подозреваемые осведомлены об их праве на помощь адвоката и их праве хранить молчание — все, что сказал подозреваемый после вынесения предупреждения Миранды, может быть использовано против подозреваемого в суде. Предупреждение Миранды также требует, чтобы подозреваемых подтвердили, что они понимают свои права.

Хотя формулировка предупреждения Miranda различается в зависимости от юрисдикции, обычно оно включает следующие пункты:

  • У вас есть право хранить молчание и право отказаться отвечать на вопросы.
  • Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде.
  • У вас есть право поговорить с адвокатом до разговора с полицией и право на присутствие адвоката во время допроса в полиции.
  • Если вы не можете позволить себе адвоката, он будет назначен вам до допроса, если вы того пожелаете.
  • Если вы решите отвечать на вопросы в отсутствие адвоката, вы сохраните за собой право прекратить отвечать в любое время, пока у вас не появится адвокат.
  • Понимаете ли вы эти права в том виде, в каком они были описаны, и готовы ли вы ответить на дополнительные вопросы без присутствия адвоката?

Сотрудники полиции часто уклоняются от ареста подозреваемого до тех пор, пока они не соберут компрометирующие показания — другими словами, заявления, сделанные в полицию до официального ареста или вынесения предупреждения Миранды.Однако любое заявление или признание подозреваемого не может быть использовано в качестве доказательства, если полиция арестовала и допросила человека без предварительного предупреждения Миранды. Более того, любые доказательства, собранные в результате этих заявлений, также могут быть исключены в суде.

Когда молчание — вариант?

Если у сотрудника полиции нет веской причины для ареста, обоснованных подозрений в проведении обыска или если у него нет ордера, отдельные лица не обязаны отвечать на вопросы правоохранительных органов или даже поддерживать контакт с любознательным сотрудником — человек может законно уйти с места происшествия.

И наоборот, офицер может на законных основаниях задавать вопросы или требовать проведения обыска, даже без подозрений, до тех пор, пока офицер не предполагает, что лицо юридически обязано подчиняться — он может просто отклонить эти запросы.

А как насчет остановки движения? По запросу офицера вы должны предъявить ему ваши водительские права, свидетельство о страховке и регистрацию. Кроме предоставления вышеуказанной информации, вам не нужно отвечать ни на какие вопросы.У вас есть право сказать: «Я буду молчать».

Если человек предпочитает хранить молчание во время остановки движения, офицер может предпринять или не предпринять дальнейшие действия. Офицер, например, может попросить человека выйти из автомобиля, отделив пассажиров от водителя. Офицер может задавать вопросы, но ни один человек в этом сценарии не обязан отвечать офицеру.

Независимо от того, решило ли лицо хранить молчание, другие доказательства могут подтвердить подозрения или вероятную причину.Арест по-прежнему возможен, и если подозреваемый предпочитает хранить молчание, он должен ссылаться на свое право, сделав четкое заявление.

Ваши права по пятой поправке

В двух делах (Бергьюс против Томпкинса и Салинас против Техаса) Верховный суд постановил, что молчание не дает автоматически права на получение привилегий Пятой поправки (даже если подозреваемый получает предупреждение Миранды). Прокуроры могут также использовать молчание подозреваемого, находящегося вне содержания под стражей, при допросе в полиции в качестве доказательства вины.

Если вам предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления и вы хотите хранить молчание, вы должны устно указать, что подтверждаете свое право не свидетельствовать против самого себя, указанное в Пятой поправке.Применяя эти средства защиты, подозреваемые могут прекратить допрос в полиции и обратиться за помощью к адвокату. Без четкого заявления полиция может продолжить допрос подозреваемого, получившего предупреждение Миранды.

Обычно лучше всего воспользоваться своим правом хранить молчание и проконсультироваться с адвокатом по уголовным делам как можно скорее после ареста.

Опять же, важно помнить, что подозреваемые могут ссылаться на свое право на тишина в любое время после предупреждения Миранды.

Молчание не обязательно означает вину, и оно может защитить подозреваемого от компрометирующих заявлений, которые могут усугубить ситуацию.Допросы могут быть долгими и изнурительными, и люди говорят то, чего не имеют в виду, когда они устали, напуганы или чувствуют угрозу.

Связаться с защитой по уголовным делам Юрист

Независимо от обстоятельств, как правило, рекомендуется использовать свое право хранить молчание и как можно скорее проконсультироваться с адвокатом по уголовным делам.

Адвокат может защитить ваши права, посоветовать вам возможные варианты действий и убедиться, что правоохранительные органы не выходят за рамки во время допроса.Арест — это пугающая ситуация, и даже невиновный и красноречивый человек может сказать вещи, которые могут его изобличить.

Если вам или вашему близкому предъявлено уголовное обвинение в Колорадо, вам помогут квалифицированные адвокаты по уголовным делам из Денвера. Пожалуйста, позвоните нам сегодня по телефону 720-479-8574 для получения бесплатной консультации или свяжитесь с нами онлайн , чтобы начать работу прямо сейчас.

Будьте в курсе вопросов уголовного права в Колорадо. Подпишитесь на Wolf Law на Twitter или поставьте нам лайк на Facebook .

Беннетт Л. Гершман «Обязанность прокурора хранить молчание»

Аннотация

Прокуроры имеют широкие возможности общаться с общественностью за пределами зала суда. Известное изречение судьи Холмса: «Теория нашей системы состоит в том, что выводы, которые должны быть сделаны по делу, будут основываться только на доказательствах и аргументах в открытом судебном заседании, а не под каким-либо внешним влиянием, будь то частные беседы или публичная печать» — является просто это — «теория». На самом деле все иначе.Прокуроры и адвокаты также часто и безответственно прибегают к внесудебным выступлениям. Но в отличие от других юристов, у прокуроров есть более высокая «особая» обязанность служить правосудию, чем у частного клиента. А публичные заявления прокуроров могут нанести гораздо больший вред системе правосудия и лицам, обвиняемым в преступлениях, чем заявления адвокатов. Прокуроры пользуются всеобщим вниманием и освещением в СМИ, а также личными и политическими преимуществами, которые они получают от благоприятной огласки как для дел, которые они преследуют, так и для их собственной профессиональной карьеры.Прокуроры участвуют в публичных комментариях о своей правоохранительной деятельности, конкретных делах, которые они расследуют и преследуют, о политике и приоритетах правоохранительных органов, которые влияют на их работу, а также о предупреждениях общественности о безопасности. Речь прокурора вездесуща, тщательно организована и часто бывает жесткой. В сотрудничестве со средствами массовой информации прокуроры проводят пресс-конференции и выпускают пресс-релизы, проводят брифинги и интервью с журналистами, публикуют комментарии в Интернете и Твиттере, выступают в роли телевизионных «экспертов», выступают на общественных форумах и пишут книги о своих подвигах.Они используют пресловутую «преступную прогулку» как форму общения и сливают конфиденциальную информацию.

Как сообщил судья Холмс, публичные заявления прокурора потенциально опасны. Учитывая высокий авторитет прокурора в обществе как «поборника справедливости», поклявшегося защищать закон и наказывать правонарушителей, прокурор обладает уникальной способностью формировать общественное мнение о борьбе с преступностью и конкретных лицах, которые могут находиться под следствием и судебным преследованием. А благодаря способности СМИ насыщать общественность повсеместным, повторяющимся и подстрекательским новостным освещением дела, прокуроры прекрасно понимают, что их публичные заявления могут нанести ущерб будущим присяжным по этому делу и тем самым нанести ущерб лицам, подозреваемым или обвиняемым в правонарушениях. .Действительно, публичные заявления прокурора могут подорвать репутацию человека, нанести ущерб его праву на справедливое судебное разбирательство и подорвать уважение общества к способу применения уголовного законодательства. И что самое трагичное, публичные заявления прокурора могут способствовать осуждению невиновных людей.

Рекомендуемое цитирование

Беннетт Л. Гершман, Обязанность обвинителя хранить молчание, 79 Alb. L. Rev. 1183 (2016), http://digitalcommons.pace.edu/lawfaculty/1016/.

элементов корпоративной обязанности выступать против нарушения прав человека в JSTOR

Абстрактный

Все чаще глобальный бизнес сталкивается с вопросом о соучастии в нарушениях прав человека, совершаемых недобросовестными правительствами принимающих стран.В этой статье особое внимание уделяется молчаливому соучастию и тому, как оно бросает вызов традиционным интерпретациям корпоративной ответственности. Молчаливое соучастие подразумевает, что у корпораций есть моральные обязательства, выходящие за рамки негативной области непричинения вреда. По сути, это означает, что корпорации несут моральную ответственность за помощь в защите прав человека, оказывая давление на правительства принимающих стран, причастные к нарушениям прав человека. Это спорное утверждение, которое в данной статье предлагается проанализировать с целью понимания и определения основных условий, которые должны быть соблюдены, чтобы можно было сказать, что моральные агенты имеют такие обязанности в категории обязанности защищать права человека.

Информация о журнале

Business Ethics Quarterly (BEQ) — журнал Общества деловой этики и ведущий научный журнал в своей области. Он публикует научные статьи по различным дисциплинам, которые сосредоточены на общем предмете применения этики в международном бизнес-сообществе. В журнале рассматриваются теоретические, методологические и тематические вопросы, которые могут продвинуть этические исследования и улучшить этические показатели деловых организаций.BEQ уделяет особое внимание международному бизнесу и особенно интересуется статьями, в которых обсуждается глобальный бизнес и экономические проблемы. Его также интересуют ценностные аспекты пола, расы, этнической принадлежности, национальности и культуры, а также то, как эти факторы влияют на вопросы бизнеса. Каждый том BEQ включает в себя тематические статьи, ответные статьи и обзорные статьи, а также президентское обращение, произносимое на каждом ежегодном собрании Общества деловой этики.

Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира, лауреата 81 Нобелевской премии. В соответствии со своим уставом издательство Cambridge University Press стремится максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых научных журналов по широкому спектру предметных областей в печатных и онлайн-версиях.Многие из этих журналов являются ведущими научными публикациями в своих областях, и вместе они составляют одну из самых ценных и всеобъемлющих исследовательских работ, доступных сегодня. Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Обязанность обвинителя хранить молчание

% PDF-1.7 % 1 0 объект > эндобдж 6 0 obj >> эндобдж 2 0 obj > транслировать 2016-06-06T17: 36-07: 002016-06-06T17: 36-07: 002016-06-06T17: 36-07: 00 Приложение AppendPDF Pro 5.5uuid: d0413d20-a315-11b2-0a00-782dad000000uuid: d0415baa-a315-11b2-0a00-d0bdf8c6ff7fapplication / pdf

  • Обязанность прокурора хранить молчание
  • Prince 9.0 rev 5 (www.princexml.com) AppendPDF Pro 5.5 Ядро Linux 2.6 64-битная 2 октября 2014 Библиотека 10.1.0 конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 9 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject> >> / Тип / Страница >> эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект >> эндобдж 22 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 9 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 0 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 23 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 9 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 1 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 24 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 9 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 2 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 25 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 9 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 3 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 26 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 9 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 4 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 27 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 10 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 5 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 28 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 10 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 6 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 29 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 10 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 7 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 30 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 10 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 8 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 31 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 10 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 9 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 32 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 11 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 10 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 33 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 11 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 11 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 34 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 11 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 12 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 35 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 11 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 13 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 36 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 11 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 14 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 37 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 12 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 15 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 38 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 12 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 16 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 39 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 12 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 17 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 40 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 12 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 18 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 41 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 12 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 19 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 42 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 13 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 20 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 43 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 13 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 21 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 44 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 13 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 22 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 45 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 13 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 23 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 46 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 13 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 24 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 47 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 14 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 25 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 48 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 14 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 26 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 49 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 14 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 27 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 50 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 14 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 28 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 51 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 14 0 R / Ресурсы> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] >> / StructParents 29 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 52 0 объект > эндобдж 53 0 объект > эндобдж 54 0 объект > эндобдж 55 0 объект > эндобдж 56 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 58 0 объект > эндобдж 59 0 объект > эндобдж 60 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > эндобдж 63 0 объект > эндобдж 64 0 объект > эндобдж 65 0 объект > эндобдж 66 0 объект > эндобдж 67 0 объект > эндобдж 68 0 объект > эндобдж 69 0 объект > эндобдж 70 0 объект > эндобдж 71 0 объект > эндобдж 72 0 объект > эндобдж 73 0 объект > эндобдж 74 0 объект > эндобдж 75 0 объект > эндобдж 76 0 объект > эндобдж 77 0 объект > эндобдж 78 0 объект > эндобдж 79 0 объект > эндобдж 80 0 объект > эндобдж 81 0 объект > эндобдж 82 0 объект > эндобдж 83 0 объект > эндобдж 84 0 объект > эндобдж 85 0 объект > эндобдж 86 0 объект > эндобдж 87 0 объект > эндобдж 88 0 объект > эндобдж 89 0 объект > эндобдж 90 0 объект > эндобдж 91 0 объект > эндобдж 92 0 объект > эндобдж 93 0 объект > эндобдж 94 0 объект > эндобдж 95 0 объект > эндобдж 96 0 объект > эндобдж 97 0 объект > эндобдж 98 0 объект > эндобдж 99 0 объект > эндобдж 100 0 объект > эндобдж 101 0 объект > эндобдж 102 0 объект > эндобдж 103 0 объект > эндобдж 104 0 объект > эндобдж 105 0 объект > эндобдж 106 0 объект > эндобдж 107 0 объект > эндобдж 108 0 объект > эндобдж 109 0 объект > эндобдж 110 0 объект > эндобдж 111 0 объект > эндобдж 112 0 объект > эндобдж 113 0 объект > эндобдж 114 0 объект > эндобдж 115 0 объект > эндобдж 116 0 объект > эндобдж 117 0 объект > эндобдж 118 0 объект > эндобдж 119 0 объект > эндобдж 120 0 объект > эндобдж 121 0 объект > эндобдж 122 0 объект > эндобдж 123 0 объект > эндобдж 124 0 объект > эндобдж 125 0 объект > эндобдж 126 0 объект > эндобдж 127 0 объект > эндобдж 128 0 объект > эндобдж 129 0 объект > эндобдж 130 0 объект > эндобдж 131 0 объект > эндобдж 132 0 объект > эндобдж 133 0 объект > эндобдж 134 0 объект > эндобдж 135 0 объект > эндобдж 136 0 объект > эндобдж 137 0 объект > эндобдж 138 0 объект > эндобдж 139 0 объект > эндобдж 140 0 объект > эндобдж 141 0 объект > эндобдж 142 0 объект > эндобдж 143 0 объект > эндобдж 144 0 объект > эндобдж 145 0 объект > эндобдж 146 0 объект > эндобдж 147 0 объект > эндобдж 148 0 объект > эндобдж 149 0 объект > эндобдж 150 0 объект > эндобдж 151 0 объект > эндобдж 152 0 объект > эндобдж 153 0 объект > эндобдж 154 0 объект > эндобдж 155 0 объект > эндобдж 156 0 объект > эндобдж 157 0 объект > эндобдж 158 0 объект > эндобдж 159 0 объект > эндобдж 160 0 объект > эндобдж 161 0 объект > эндобдж 162 0 объект > эндобдж 163 0 объект > эндобдж 164 0 объект > эндобдж 165 0 объект > эндобдж 166 0 объект > эндобдж 167 0 объект > эндобдж 168 0 объект > эндобдж 169 0 объект > эндобдж 170 0 объект > эндобдж 171 0 объект > эндобдж 172 0 объект > эндобдж 173 0 объект > эндобдж 174 0 объект > эндобдж 175 0 объект > эндобдж 176 0 объект > эндобдж 177 0 объект > эндобдж 178 0 объект > эндобдж 179 0 объект > эндобдж 180 0 объект > эндобдж 181 0 объект > эндобдж 182 0 объект > эндобдж 183 0 объект > эндобдж 184 0 объект > эндобдж 185 0 объект > эндобдж 186 0 объект > эндобдж 187 0 объект > эндобдж 188 0 объект > эндобдж 189 0 объект > эндобдж 190 0 объект > эндобдж 191 0 объект > эндобдж 192 0 объект > эндобдж 193 0 объект > эндобдж 194 0 объект > эндобдж 195 0 объект > эндобдж 196 0 объект > эндобдж 197 0 объект > эндобдж 198 0 объект > эндобдж 199 0 объект > эндобдж 200 0 объект > эндобдж 201 0 объект > эндобдж 202 0 объект > эндобдж 203 0 объект > эндобдж 204 0 объект > / Граница [0 0 0] / Rect [81.0 646,991 254,916 665,009] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 205 0 объект > / Граница [0 0 0] / Rect [81,0 617,094 216,372 629,106] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 206 0 объект > / Граница [0 0 0] / Rect [485.352 617.094 549.0 629.106] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 207 0 объект > / Граница [0 0 0] / Rect [243,264 244,764 441,42 256,776] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 208 0 объект > / Граница [0 0 0] / Rect [145,74 226,194 257,4 238,206] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 209 0 объект > / Граница [0 0 0] / Rect [262.128 226,194 401,136 238,206] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 210 0 объект > / Граница [0 0 0] / Rect [441.708 226.194 515.316 238.206] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 211 0 объект > / Граница [0 0 0] / Rect [81,0 211,794 253,008 223.806] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 212 0 объект > / Граница [0 0 0] / Rect [432,096 108,346 500,328 116,354] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 213 0 объект > транслировать xZˎ ߯ Ky & o` dc

    Расчеты по искоренению доказательств и адвокаты «, Джон Бауэр

    Дисциплины

    Разрешение споров и арбитраж | Юридическая этика и профессиональная ответственность

    Аннотация

    Юристы часто составляют проекты соглашений, которые препятствуют доступу других сторон к соответствующим доказательствам, посредством положений, которые запрещают истцу раскрывать информацию любому лицу, имеющему иск против ответчика, или запрещают любое обсуждение фактов, лежащих в основе спора.В этой статье утверждается, что юристы, которые ведут переговоры по этим соглашениям о несотрудничестве, нарушают Правило 3.4 (f) Типовых правил профессионального поведения, которое запрещает просить кого-либо, кроме собственного клиента адвоката, утаивать соответствующую информацию от другой стороны, и Типовое правило 8.4 (d), который запрещает поведение, наносящее ущерб отправлению правосудия. Среди практикующих практиков и исследователей правовой этики распространено мнение, что юристы могут с этической точки зрения согласовывать любые условия урегулирования, которые служат интересам их клиентов и не являются преступными или мошенническими.(Некоторые недавние критики секретности поселений утверждали, что поселения, основанные на отказе от сотрудничества, нарушают воспрепятствование законам правосудия или другим уголовным законам, но аргумент о незаконности в значительной степени неубедителен.) В этой статье утверждается, что традиционная точка зрения смотрела на проблему не с той точки зрения. В духе этических кодексов интересы третьих сторон и общества обычно отодвигаются на второй план по сравнению с обслуживанием клиентов, но определенные виды поведения, которые считаются особенно вредными для системы правосудия, уже давно запрещены для юристов из-за их особой роли в качестве должностных лиц. суда.В этой статье прослеживается история одной из таких обязанностей — принципа, согласно которому юристы не должны просить неклиентов воздерживаться от добровольного раскрытия соответствующей информации другим сторонам или их адвокатам, и демонстрирует важную функцию, которую он играет в защите целостности судебного решения по делу противников. После предоставления теоретического обоснования либерального толкования этических правил, ограничивающих защиту интересов клиентов ради эффективного функционирования противоборствующей системы, в этой статье исследуется значение этих правил для практики урегулирования споров.Заключение обращается к критике того, что запрещение юристам вести переговоры о соглашениях, которые их клиенты могут на законных основаниях заключать самостоятельно, является либо бесполезным, либо патерналистским, и показывает, что это не так.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.