Санитарный врач рф: Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 02.07.2021 № 17 ∙ Официальное опубликование правовых актов ∙ Официальный интернет-портал правовой информации

Разное

Содержание

Чем особенно опасно смешение гриппа и COVID-19, главный санитарный врач России рассказала в интервью Первому каналу

Переболевших COVID-19 Роспотребнадзор внес в дополнительную группу риска по сезонному гриппу. Об этом в интервью Первому каналу заявила главный санитарный врач России. Коронавирус наносит большой ущерб иммунитету, а у ослабленного организма больше шансов заболеть, подчеркнула Анна Попова. 

Сделал прививку — живи спокойно. В стране объявили о начале осенней прививочной кампании. В прошлом году защиту от гриппа получили 60% населения страны. Эпидемиологи надеются, что этой осенью на прививку будут идти не меньше. В противном случае смешение двух инфекций, сезонного гриппа и коронавируса, может привести к очень тяжелым последствиям. Об этом сегодня мы говорили с главой Роспотребнадзора Анной Поповой.

По словам главного санитарного врача страны, лучшая защита — вакцинация от обоих вирусов. При этом важно между двумя вакцинами выдержать паузу в месяц. В России обе прививки — и от гриппа, и от коронавируса — можно сделать бесплатно в любом пункте вакцинации.

«Никто в мире не знает, как эти оба вируса будут действовать в человеческой популяции. Мы знаем, как они действуют в модельной среде, на животных, в лабораториях. Плохо совместно действуют, сразу говорю. И такой риск есть. Единственный способ избежать этого — это привиться», — сказала Анна Попова.

А значит, и не заразиться дельта-штаммом — одним из вариаций коронавируса. Именно «дельта» из всех остальных мутаций этой инфекции преобладает сейчас в мире. Россия не исключение. Этот штамм выявляют у основного количества заболевших.

«Развивается очень быстро. Сегодня он проходит через огромное количество организмов людей в мире. Естественно, у него возможности меняться много. И поэтому формируется штамм, который является доминирующим. Если он стал доминирующим, то есть победил всех, кто был до него, конечно, он становится главным. В Российской Федерации сегодня больше 95% всех выявляемых вирусов новой коронавирусной инфекции — это дельта-штамм, так же, как в значительной части стран мира», — сообщила Анна Попова.

Чтобы четвертая волна пандемии не накрыла нас с головой, решение о вакцинации, подчеркнула глава Роспотребнадзора, откладывать не стоит. А тем, кто уже раз привился, спустя полгода следует повторить.

«Нужно ревакцинироваться, нужно вакцинироваться. Другого выхода у нас сегодня нет. Но и это не выход. Это просто правило жизни сегодняшнее. Оно совершенно разумно. Мы теперь вакцинозависимая популяция на всей планете. И все, что есть в справочниках еще до 1950 года, этого нет сегодня ровно потому, что мы умеем работать в очаге, проводить противоэпидемические мероприятия. В первую очередь потому, что мы умеем разрабатывать вакцины и прививать», — говорит Анна Попова.

Сейчас у нас много идет матчей, фестивалей, куда пускают только привитых, либо переболевших. Это свободные от COVID-19 мероприятия. Как показали себя эти мероприятия и нам действительно теперь придется жить по такой схеме?

«Цифровизация в стране настолько успешно реализуется, что каждый, кто прививку сделал, имеет QR-код. Это свидетельство того, что человек может посетить то или иное мероприятие. Мы очень внимательно наблюдаем. Такие мероприятия сегодня, мы видим, они безопасны. И если у нас еще какое-то время пройдет, мы достаточное количество материала наберем, не будет осложнений, значит, мы можем говорить о том, что и дальше такие мероприятия можно будет проводить. Может быть, с увеличением количества посетителей. Совершенно очевидно, что вирус с нами долго, он, скорее всего, он будет искать свою нишу и останется с нами навсегда. Мы говорили об этом год назад, мы видим это сейчас. Но мы четко понимаем, что у нас есть два способа защиты — это вакцинация, как первый, базовый, главный, и определенный набор правил, которые нужно соблюдать. И мы говорим о том, что сегодня в России и в других странах есть достаточно большой удельный вес людей, которые иммунитет имеют. И при встрече с вирусом может быть легкое течение, но не будет критического состояния организма, вирус не нанесет большого урона и ущерба организму», — сказала Анна Попова.

От оспы, холеры, и полиомиелита когда-то тоже умирали. Смертельными многие болезни были до тех пор, пока ученые не разработали вакцины и препараты, позволяющие противостоять этим болезням. Этим всегда занимались микробиологи, эпидемиологи, специалисты санитарно-эпидемиологической службы, которой сегодня исполнилось 99 лет. 

В честь этого в Ростове-на-Дону установили мемориальную табличку, посвященную выдающейся женщине, донскому ученому-микробиологу Зинаиде Ермольевой. Это она открыла миру пенициллин. Она, не боясь последствий, ставила на себе опыты в поисках лекарства от холеры. И как итог этих исследований — тысячи спасенных солдатских жизней под Сталинградом. Наши холерой не болели, а немцев болезнь буквально истребляла. Ермольева — боец невидимого фронта, вирусологического. Ее победы с годами лишь ценнее. 

Главный санитарный врач России Анна Попова предложила организовать родительский контроль по примеру Казани в других школах страны — Новости

Фото: Денис Гордийко

(Город Казань KZN.RU, 20 января). Сегодня руководитель федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Анна Попова ознакомилась с организацией школьного питания в Казани. Вместе с Мэром Казани Ильсуром Метшиным и руководителем Управления Роспотребнадзора по РТ Мариной Патяшиной она посетила Департамент продовольствия и социального питания, а также побывала в лицее №186. Главный санитарный врач России предложила тиражировать опыт столицы Татарстана по внедрению родительского контроля в школьных столовых на всю страну.

В ходе посещения Департамента продовольствия и социального питания Казани, А.Поповой рассказали, что здесь ежедневно готовят 270 тыс. горячих обедов. Школьному питанию в столице Татарстана уделяется особое внимание, благодаря чему охват учащихся горячим питанием в городе растет. Так, в 2006 году, когда в городе только была разработана программа «Здоровое питание – детям», в школьных столовых питались 37% детей. Теперь охват питанием в некоторых школах города достигает 92%. Департамент продовольствия и социального питания обслуживает не только школы и детские сады, но и 9 крупнейших больниц республики, ряд предприятий.

А.Попова оценила качество работы сотрудников департамента и поинтересовалась у специалистов о вкусовых предпочтениях учащихся. Оказалось, что пока хуже всего школьники едят рыбу. Главный санитарный врач России отметила, что казанским специалистам еще нужно поработать над формированием вкусовых привычек учеников.

После департамента А.Попова, И.Метшин и М.Патяшина посетили лицей №186, где смогли более подробно изучить организацию школьного питания и ознакомиться с новым механизмом для оценки качества блюд – родительским контролем.

Глава Роспотребнадзора РФ отметила, что в казанских школах полностью выполнены задачи, поставленные Президентом страны, а система питания соответствует всем нормам и требованиям. Так, обеды сбалансированы по количеству белков, жиров и углеводов. Она рекомендовала обратить внимание на организацию полноценного питания в малокомплектных школах, а также отметила, что опыт Казани по внедрению родительского контроля необходимо распространить на всю страну.

Напомним, с начала прошлой недели в казанских школах стартовал родительский контроль, участие в котором уже приняли свыше 780 родителей в 154 учебных заведениях. Каждый день в школьных столовых организовано дежурство одного из родителей, чтобы лично оценить качество блюд и организацию питания.

такого вызова еще не было

«За всю мою профессиональную карьеру не было равного вызова, тому, что происходит сейчас. В этих условиях моя задача сделать так, чтобы всем гражданам было не страшно», — сказала в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» руководитель Роспотребнадзора, главный санитарный врач России Анна Попова.

Она рассказала, что тест-система новосибирского государственного научного центра «Вектор», которая определяет антитела к новому коронавирусу и которую так ждут медики, будет зарегистрирована уже на этой неделе.

Стоит отметить, что в подчинении главы Роспотребнадзора сейчас в общей сложности находятся 65 тысяч человек, которые обеспечивают безопасность страны. В службе 16 тысяч специалистов, сюда же относятся и эпидемиологи, и профессионалы, которые обеспечивают санитарно-карантинный контроль на границах Российской Федерации.

«Выходных у нас нет, мы перешли на круглосуточный режим еще в январе, учитывая первую китайскую волну. Это большой очаг, нам удалось его практически полностью сдержать. Мы справились с волной после 23 февраля, когда были первые вернувшиеся. Мы справляемся с ситуацией после 8 марта. К сожалению, длинные каникулы показали, что значительная часть наших граждан проигнорировала все возможные рекомендации. Мы не были должным образом услышаны, и сегодня мы получаем то, что происходит. Это в основном завозные случаи», — подчеркнула Попова.

Глава Роспотребнадзора пояснила, что тестирование на COVID-19 будут проходить все прибывающие в нашу страну граждане, но не сразу после прилета, а в режиме изоляции: «Исследования показывают: у человека после перелета сильно меняется состояние слизистой, поэтому в тот момент, когда человек выходит из самолета, труднее всего найти возбудитель. Прилетевшего нужно поместить в изоляцию и только после этого обследовать».

По словам Анны Поповой, Россия оказалась в лучшем положении по сравнению с рядом других стран. Она подчеркнула, что этому способствовало, прежде всего, поэтапное закрытие границ с Китаем. И здесь важно, что Китай нас понял и из-за этого не испортились с ним отношения. К тому же очень быстро в России начали тестировать людей на коронавирус.

Глава Роспотребнадзора обратила особое внимание на наличие в стране плана по противодействию распространения гриппа. «Это — закрытие школ, детских садов, разобщение действий населения, контроль температуры на рабочих местах», — уточнила она.

Между тем Попова отметила, что коронавирусом в России, в отличие от Европы, болеют преимущественно люди от 18 до 60 лет. «Это происходит потому, что их удельный вес составляет 80% от всего населения страны. Они подвержены заболеванию не больше пожилых и детей, просто они самые мигрирующие. Среди них самое большое количеству вернувшихся из-за границы», — добавила она.

Глава Роспотребнадзора коснулась и печальной ситуации с коронавирусом в итальянском Бергамо, где сейчас работают наши военные вирусологи. Там отмечается огромная концентрация пожилых людей, насчитывается 69 специальных организаций для пожилых. «И на одно такое учреждение – всего один врач. При этом в 60-е годы прошлого века, когда появились антибиотики, Европа закрыла инфекционные стационары. И теперь наши специалисты учат итальянцев работать в условиях биологической опасности», — сказала она.

Попова также затронула вопрос о масках. Она рассказала, когда и какие маски необходимы: «Людям с разным профессиональным риском нужны разные маски, все зависит от степени контакта и риска инфицирования. Врачам-инфекционистам нужны респираторы и противочумные костюмы, которые полностью изолируют от опасности. Продавцам в магазинах — другие маски. Дома нам маски не нужны вовсе, но, когда мы выходим на улицу, ими лучше воспользоваться».

В заключение глава Роспотребнадзора сообщила о свежих публикациях исследования на тестирование эффективности маски к гриппу, риновирусу и новому коронавирусу. «Оказалось, что от коронавируса защищает обычное закрытие лица, так как он тяжелый. К тому же маска защищает человека от нежелательного прикосновения к лицу – это уже хорошо. Надо беречь себя, самому заботиться о себе и быть социально ответственным», — подытожила Попова.

Главный санитарный врач РФ Анна Попова назвала три правила защиты от гриппа

Соблюдение правил гигиены, здорового образа жизни и этикета помогут защититься от гриппа. Об этом сказала руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, главный государственный санитарный врач РФ Анна Попова

Она отметила, что самой эффективной мерой профилактики гриппа является вакцинация, но есть еще три правила, которые помогут уберечься от болезни.

«Первое правило — все держать в чистоте», — сказала Попова. Необходимо правильно мыть руки и лицо, регулярно протирать клавиатуру, мышку, гаджеты, которые человек постоянно держит в руках, и «все, что находится в руках и в зоне дыхания». Попова также рекомендовала чаще мыть детские игрушки, а если дома есть заболевшие люди, для них должна быть выделена отдельная посуда, или всю посуду надо кипятить. «Это все делается в организованных коллективах обязательно», — добавила она.

Второе правило, по словам Поповой, держаться на расстоянии от людей с признаками болезни и носить маску. Так, если находиться на расстоянии одного метра от человека с признаками заболевания, риск заболеть очень высок. В этой ситуации поможет медицинская одноразовая маска. Она также напомнила, что когда человек кашляет или чихает, вирус может передаваться на расстоянии до 6 метров. «Соблюдайте расстояние и этикет», — добавила Попова.

Третье правило — соблюдение здорового образа жизни, так как в этом случае человек имеет более устойчивую к инфекционным заболеваниям иммунную систему.

Грипп в новом сезоне

«В этом году уже привиты 24% от совокупного населения Российской Федерации, у нас есть еще месяц для того, чтобы завершить иммунизацию населения», — уточнила Попова.

Она отметила также, что чаще всего в группе риска находятся люди с хронической патологией органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, и, в первую очередь, эндокринной системы, беременные женщины, маленькие дети и пожилые.

По данным Всемирной организации здравоохранения, в сезоне 2018-2019 годов ожидаются в основном грипп В, а также грипп А — h4N2 и h2N1. Ежегодно подъем заболеваемости ОРВИ негриппозного характера происходит в сентябре, когда все возвращаются из отпусков в коллективы. Заболеваемость гриппом начинается позднее. Вакцинация от гриппа стартует ежегодно в конце августа — начале сентября и заканчивается в декабре. Пики заболеваемости гриппом обычно приходятся на январь-март.


Рустам Минниханов принял участие в открытии Международных учений команд быстрого реагирования на чрезвычайные ситуации санитарно-эпидемиологического характера — Единый Портал органов государственной власти и местного самоуправления «Официальный Татарстан»

11.10.2021

В церемонии открытия Международных учений команд быстрого реагирования на чрезвычайные ситуации санитарно-эпидемиологического характера с использованием мобильных лабораторий принял сегодня участие Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов. 

Для участия в мероприятии в Казань прибыла руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека- Главный санитарный врач РФ Анна Попова. 

Мероприятие проходит на территории Казань-Экспо.

В мероприятии также участвует представитель ВОЗ в РФ Мелита Вуйнович.

Анна Попова зачитала участникам Международных учений приветствие Президента России Владимира Путина. 

С видеообращением к участникам также обратилась заместитель Председателя Правительства РФ Татьяна Голикова. 

Президент Татарстана Рустам Минниханов в свою очередь отметил, что проведение учений особенно актуально сегодня,  когда мир продолжает борьбу с коронавирусной инфекцией. 

Он сообщил, что Татарстан имеет опыт организации крупных международных мероприятий,  в ходе которых самое серьёзное внимание уделяют обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия. 

Мобильные лаборатории принимали участие в обеспечении биологической безопасности всех крупных мероприятий  подчеркнул Рустам Минниханов. 

Напомним, что в международных учениях принимают участие команды из ближнего и дальнего зарубежья- Бельгии, Германии,  Франции,  Азербайджана,  Армении,  Белоруссии,  Казахстана,  Кыргызстана, Таджикистана,  Узбекистана. 

В ходе открытия было подчеркнуто, что противостоять угрозе инфекций можно только совместными усилиями.

Анна Попова сообщила в ходе выступления,  что в учениях принимают участие 120 специалистов из 20 стран мира. Ход мероприятия транслируется в сеть интернет. 

Напомним  что международные учения организованы Роспотребнадзором при поддержке Правительства России.

Глава Роспотребнадзора подчеркнула, что  подготовка и проведение учений соответствуют всем требованиям санитарно-эпидемиологической безопасности. 

Более 90 процентов участников учений привиты. Все 100 процентов персонала Казань-Экспо  обследованы на ковид.


Пресс-служба Президента РТ, Елена Бритвина

В Челябинской области Главный санитарный врач настаивает на вакцинации

12+

Статистика по Челябинской области, которая подтверждена и в Красноармейском районе, более красноречива скучных убеждений в адрес антипрививочников.

94% госпитализированных с тяжелым ковидом – непривитые в возрастных группах 50-64 и 30-49 лет. После очевидно победного шествия COVID по просторам надежного и опорного края державы факт очевиден: на убеждения ковидных диссидентов нет времени. Они и себя не берегут, и земляков не ценят. Уже доказано: удовлетворяющее только зловредный вирус мнение противников важной профилактической процедуры в корне ошибочно. Именно потому самый осведомленный в ближайших последствиях вирусного влияния на здоровье южноуральцев чиновник принял категоричное решение.

Сегодня опубликовано Постановления Главного государственного санитарного врача по Челябинской области Анатолия Семенова, которое в полном контексте можно прочесть на сайте 74.rospotrebnadzor.ru.

 «Проанализировав эпидемиологическую ситуацию по заболеваемости новой коронавирусной инфекцией и эффективность проводимых профилактических мероприятий, ситуация в Челябинской области расценивается как неблагополучная. Интенсивность прироста заболеваемости значительно возрастает месяц от месяца. И в регионе сохраняется очень высокий риск распространения COVID. При анализе заболеваемости установлено, что чаще болеют люди трудоспособного возраста в группах 50-64, 30-49 лет. В то же время отмечается рост посещения заболевшими лицами общественных мест, пользование общественным транспортом. Так, среди 83% пациентов с неустановленным контактом посещали магазины, 61% ездили на автобусах, в такси, поездах. Исходя из вышеизложенного, оценивая параметры по заболеваемости, постановляю с 11 октября обеспечить вакцинацию от новой вирусной инфекции граждан в возрасте от 18 лет и старше», – сказано в Постановлении, подписанном руководителем Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Челябинской области Анатолием Семеновым.  

Категории населения, в обязательном порядке подлежащие вакцинации, четко прописаны в Постановлении. Если сопротивление антипрививочников в перечисленных группах продолжится, то до локдауна – рукой подать. Снова все вынуждены будут сидеть взаперти по квартирам, а со школьниками будем заниматься по варианту «удаленки». А пока еще есть возможность работать и учиться, но при этом без риска для своей жизни и ради здоровья родных людей. Вакцинация отдельных видов граждан введена уже во многих регионах России. Дожили до этого нововведения и южноуральцы. Конечно, жители Красноармейского района, к сожалению, не вакцинированы на 60%, и каждый для себя определяет причину откладывания важной процедуры. Но частные смертельные исходы от COVID давно знакомых земляков заставляют задуматься.

«Я не была в числе первых вакцинированных. Наблюдала, спрашивала о самочувствии знакомых, педагогов, работников культуры, здравоохранения, поставивших первую, затем вторую прививку. Состояния у всех были разные: кто-то легко перенес вакцину, другие пару дней вынуждены были отлежаться с невысокой температурой. В то же время, очевидно, подхватывали вирусную инфекцию привитые, очень тщательно выбиравшие время вакцинации: период без любого ослабления здоровья. Но они и переболели достаточно легко, во всяком случае, обошлось без лечения в стационаре. Тогда, наконец, оценив все «за» и «против», я отправилась прививаться. Без особых убеждений за мной последовали дочь и зять. Вы знаете, и сегодня не считаю, что умно избегать профилактики. Вирус новый, и мы, недооценивая его коварные особенности, не защищаемся и подставляем под удар жизненно важные органы, осложняем нажитый букет болезней отягощающим грузом. Ни к чему это», – поделилась своим мнением Надежда Кириченко, режиссер Красноармейского народного театра, Заслуженный работник культуры РФ.

Без колебаний и предвзятости при появлении в районе в достаточном для населения количестве доз вакцины прививку поставил руководитель муниципалитета Сергей Сергеев.

«Я понимал тогда и утверждаю сегодня, что профилактика лучше тягостного ожидания прямого попадания в организм ковидного вируса. А он, очевидно, настигает каждого, как бы он верил или не верил в этот факт. Это мой выбор. Лучше защитить себя и окружающих, чем заболеть и, возможно, не поправиться. Если честно, не хочу, чтобы прошлогодний сценарий локдауна повторился. Необходимо скорее вернуться к прежней жизни, когда коронавируса не было», –  сказал глава Красноармейского района Сергей Сергеев.

FAO — Nouvelles: Генеральный директор ФАО встретился с главным государственным санитарным врачом России


Генеральный директор ФАО Жозе Грациану да Силва сегодня встретился с главным государственным санитарным врачом Российской Федерации и главой Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и человека Благополучие

19 ноября 2014 г., Рим — Сегодня Генеральный директор ФАО Жозе Грациану да Силва встретился с главным государственным санитарным врачом Российской Федерации и главой Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) Анна Попова на Второй Международной конференции по питанию (ICN2) в Риме.

Генеральный директор поблагодарил Российскую Федерацию за ее решительную политическую поддержку ICN2, а также за ее щедрый взнос в размере 300 000 долларов США для поддержки организации конференции.

Во время встречи Генеральный директор подчеркнул важность последующих действий, включая национальные обязательства на страновом уровне по выполнению Римской декларации по питанию и Рамочной программы действий, одобренных сегодня более чем 170 странами. Оба документа содержат рекомендации по политике и программам, направленным на решение проблем питания во многих секторах.

В этом контексте Генеральный директор представил недавно созданный Целевой фонд ФАО по питанию и пригласил Россию участвовать в нем в качестве донора в том, что касается ее конкретной области интересов.

Попова подчеркнула ведущую роль ФАО в организации конференции и ее «жизненно важную координирующую роль» по глобальным вопросам питания. Она также высоко оценила недавно начатый Коммуникационный диалог БРИКС по вопросам питания и пригласила ФАО принять участие в тематических мероприятиях БРИКС во время следующего председательства России в БРИКС в 2015 году.

Ссылаясь на предстоящее открытие офиса по связям с ФАО в Москве, Попова заручилась мощной экспертной поддержкой своего агентства, «Роспотребнадзора», новому офису.

Выступая в кулуарах ICN2, Попова подчеркнула, что Россия решительно поддерживает принятие Декларации и Рамок действий. «Теперь мы сосредоточим наши усилия на выполнении согласованных обязательств в партнерстве с международными организациями, такими как ФАО и ВОЗ, для достижения наилучших результатов».

Она также подчеркнула интерес России к участию в международных программах по безопасности пищевых продуктов и отметила, что за последние пять лет страна пожертвовала более 210 миллионов долларов на инициативы, связанные с пищевыми продуктами, включая программы школьного питания в Северной Африке, Азии и других странах.

Российская Федерация • Военная медицина в мире

Основная задача Военно-медицинской службы

Главное военно-медицинское управление Министерства обороны Российской Федерации (MMMD) Министерства обороны России является органом военного контроля, который осуществляет мероприятия, направленные на:
по охране здоровья военнослужащих, гражданского персонала ВС РФ в отставке и членов их семей; реализация государственной политики по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия личного состава Вооруженных Сил; организовать деятельность по поддержанию боевой и мобилизационной готовности медицинской службы; обеспечение Вооруженных Сил медицинским оборудованием и техникой, организация и контроль подготовки военно-медицинских кадров для медицинской службы Вооруженных Сил.

Структура

Медицинская служба Вооруженных Сил Российской Федерации включает военно-медицинские средства всех видов (армия, флот, авиация и ракетные войска стратегического назначения).

Военно-медицинская служба включает 13 военных госпиталей, а также ряд клиник Военно-медицинской академии (Санкт-Петербург) и других учреждений с общей вместимостью около 50 000 коек.

Начато строительство Многопрофильного диспансера на территории Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова в Санкт-Петербурге.
Это первый подобный центр в Вооруженных силах России, не уступающий европейским. Он состоит из модуля анестезии, модуля полевой хирургии, педиатрического модуля, модуля хирургии, модуля фельдшера, модуля лапароскопии, модуля обучения основным навыкам хирургии и модуля травматологии. Центр оснащен более 60 уникальными тренажерами, на которых одновременно могут заниматься 130 специалистов. Тренажеры запрограммированы для обучения военнослужащих проведению медицинских операций любой сложности: от наложения швов и внутривенных инъекций до лапароскопических и реанимационных операций.

Полевое развертывание

Военно-медицинские силы России постоянно участвуют в различных международных кампаниях, таких как миссии ООН, НАТО (SFOR, KFOR), операции по ликвидации последствий стихийных бедствий (ликвидация последствий цунами в Индонезии).
В настоящее время они развернуты в Судане и Чаде в составе миссий ООН в этих странах.

Санитарный щит. Как предотвратить новые пандемии — Информационно-аналитическая система Росконгресс

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

России удалось разработать эффективную систему борьбы с пандемией, так называемый санитарный щит также возводится за пределами страны

«Сегодня мы говорим о строительстве санитарного щита, который не означает, что мы строим его только вокруг нашей границы.Инфекции не признают границ, это очевидно », — Анна Попова, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека — главный государственный санитарный врач Российской Федерации.

«Мы видим, что вы можете положиться на хорошо организованную систему здравоохранения и безопасности», — Дорит Ницан, региональный директор по чрезвычайным ситуациям в Европейском регионе, Программа по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения, Всемирная организация здравоохранения.

«В этом году я побывала за границей и обнаружила, что многие люди знают и завидуют тому, что вакцинация здесь доступна бесплатно, чего нет, скажем, в Италии», — Лилия Овчарова, проректор по национальным исследованиям. Университет Высшая школа экономики.

Спорт и туризм с пониманием восприняли ограничения и сумели сотрудничать с Роспотребнадзором

«Поскольку мы закрывали федеральные спортивные базы, спортсменов это не устраивало, многие тренеры говорили:« Да ведь Олимпиада — это так! приходящий!» Было непросто объяснить, что если кто-то заболеет, и если мы не соблюдаем требования, если мы не сделаем временный перерыв в обучении, возобновить его будет невозможно, карьера может быть разрушена и даже жизнь может быть разрушена. потерянный.Мы нашли понимание со спортивным сообществом. Очень важно, чтобы каждый за всех отвечал. Если мы хотим и дальше работать и жить эффективно, общаться, мы должны понимать, что каждый из нас несет ответственность », — Олег Матыцин, министр спорта Российской Федерации.

«Следуя рекомендациям Роспотребнадзора, мы постепенно движемся к снятию ограничений. Мы возобновили полеты в Турцию, которая является одним из самых популярных направлений у наших людей.Египет постепенно набирает обороты — это тоже результат нашего тесного сотрудничества. <…> Это наш первый опыт тесного сотрудничества. Для меня это был положительный опыт. Конечно, мы хотим большего, и мы разговариваем по телефону с госпожой Поповой (Анна Попова, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека — главный государственный санитарный врач Российской Федерации), чтобы поделиться информацией, я Скажите ей, что у нас есть определенные направления и обязательства перед нашими гражданами.Мы хотим, чтобы туроператоры максимально выполняли взятые на себя обязательства, чтобы люди могли уехать в отпуск. Хорошо, что есть тесный профессиональный диалог, — Зарина Догузова, руководитель Федерального агентства по туризму России.

ПРОБЛЕМЫ

Смешанный ответ на информацию о пандемии, необходимость в превентивных действиях при возникновении подобных ситуаций и в разработке новых инструментов, помимо ограничительных мер

«Это, конечно, новая проблема, которая мы определенно оцениваем и должны оценить, поработав с ним еще немного, я имею в виду инфодемию.Ситуация, которая складывается и развивалась с самого начала в совершенно новой информационной среде. Коммуникационные возможности огромны, а доверие к информации, исходящей от чиновника или ученого, или соседа, оказалось другим », — руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека — главный государственный санитарный врач Российской Федерации. .

«Во-первых, мы видим растущий спрос на достоверную информацию.<…> Сейчас все являются эпидемиологами, особенно в социальных сетях, и люди прошли этот этап, они усвоили непроверенную информацию, и мы проводим исследование социальной устойчивости, и мы видим спрос на достоверную информацию », — Лилия Овчарова , Проректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

«Одним из важнейших компонентов этой глобальной проблемы, которой будут заниматься научные учреждения Роспотребнадзора, является система превентивных мер для возникающих угроз», — сказал Сергей Балахонов, директор Иркутского научно-исследовательского противочумного института Сибири. Дальний Восток.

«Страны все менее и менее готовы к введению мер социального дистанцирования. Их нет в доступных вариантах. Сообщества и целые жизни были отрезаны от нормальной жизни. Теперь, чтобы подготовиться к новым пандемиям, нам нужны инновации, быстрое предоставление услуг людям в других секторах. Мы должны использовать появляющиеся инновации как можно раньше для принятия профилактических мер », — говорит Дорит Ницан, региональный директор по чрезвычайным ситуациям в Европейском регионе, Программа по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения, Всемирная организация здравоохранения.

РЕШЕНИЯ

Распространение инфекции можно остановить только совместными усилиями

«Мы можем эффективно бороться с возникающими эпидемическими угрозами только через честное межправительственное сотрудничество, как это было сделано с Монголией, как это делается с Китаем в отношении естественно-очаговых заболеваний. , и COVID-19 », — Сергей Балахонов, директор Иркутского научно-исследовательского противочумного института Сибири и Дальнего Востока.

«Мы должны работать вместе. Мы сотрудничаем с самого начала, я и мои коллеги из стран СНГ, из стран ближнего и дальнего зарубежья », — Анна Попова, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека — главный государственный санитарный врач Российская Федерация.

«Пандемия подчеркнула важность обеспечения санитарии и безопасности в мире. Это потребует значительных усилий от всех стран. Сообщества должны участвовать в разработке этих мер », — сказала Дорит Ницан, региональный директор по чрезвычайным ситуациям в Европейском регионе, Программа по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения, Всемирная организация здравоохранения.

Вакцинация должна быть ускорена и доступна как можно большему количеству людей, информация о вакцинации должна доставляться в более понятной форме

«Информация должна доставляться по-разному даже в разных регионах России и тем более в разных социальных и возрастных группах.Для передачи информации… нам необходимо отточить новые формы коммуникации, чтобы эта информация распространялась и принималась быстро », — руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека — главный государственный санитарный врач Российской Федерации. Федерация.

«Мы должны как можно быстрее расширить вакцинацию до наступления зимы, мы должны разделить дозы и устранить неравенство между странами и регионами. Мы должны пересмотреть стратегии вакцинации, чтобы обеспечить вакцинами наиболее уязвимые группы людей », — сказала Дорит Ницан, региональный директор по чрезвычайным ситуациям в Европейском регионе, Программа по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения, Всемирная организация здравоохранения.

«Очень важно иметь ресурсы для предоставления познавательной информации о том, как защитить себя», — Лилия Овчарова, проректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Для получения дополнительной информации посетите Информационно-аналитическую систему Фонда Росконгресс по адресу www.roscongress.org

Чечня — Ингушетия: Свидетельства и санитарные данные — Российская Федерация


Содержание
Лагеря беженцев и вынужденных переселенцев |
Лагеря в Чечне
Лагеря в Ингушетии
Наблюдения за здоровьем
Трудности доступа к медицинской помощи
Основные болезни
Нарушения международного гуманитарного права
Свидетели очевидцев
Трудности доступа к населению
Выжившие из Грозного
Защита медицинского персонала
Защита мирных жителей
Сумасшедшие казни и фильтрационный лагерь
Позиция «Врачи мира»
«Врачи мира» в Чечне

Лагеря для беженцев и перемещенных лиц

  • От 180 000 до 200 000 беженцев в Ингушетии
  • 78% беженцев — женщины и дети
  • 100 000 перемещенных лиц в Чечне
  • От 20 до 40 тысяч человек по-прежнему в Грозном
  • От 35 000 до 70 000 беженцев вернулись бы в Чечню (источник УВКБ ООН)
Лагеря в Чечне

Серноводск, Аргун, Гудермес

Ответственность за пострадавшее население возложена на МЧС России, задачей которого является обеспечение перемещения перемещенных лиц и оказание помощи населению в лагерях.

Наша практика размещения этих лагерей (зданий, палаток, поездов) в городах Аргун, Гудермес и Серноводск позволяет нам указать на недостаточный уровень материальных средств для оказания продовольственной помощи (очень нерегулярное распределение продуктов питания), санитарии и медицинских услуг. помогать.

Опасаясь репрессий, большая часть истерзанного войной населения предпочитает избегать мест, контролируемых российскими властями. Раненые и больные не имеют доступа к медицинской помощи. Это перемещенное население, которое оценивается в 100 000 человек, не имеет доступа в Ингушетию и живет в крайне тяжелом состоянии (40 000 в Грозном, от 60 000 до 100 000 в лагерях или в различных разрушенных городах).

Серноводск Лагерь

Лагерь в Серноводске, состоящий из товарных вагонов, находится недалеко от границы между Ингушетией и Чечней. Утром 17 декабря власти Ингушетии организовали выезд первых тридцати шести автомобилей лагеря в Северном (Ингушетия) в сторону Чечни. Первые машины, выехавшие в Серноводск (в Чечне), припаркованы у небольшого разрушенного вокзала в 2 км от центра села. Перед поездкой о выезде были проинформированы только пассажиры первых семнадцати машин, и им был выдан трехдневный запас продуктов.Девятнадцать следующих машин остались без провизии, и у них хватило времени только на то, чтобы забрать детей. В начале января в Северный увезли еще десять машин. Сегодня в Серноводске в 47 товарных вагонах проживают 2400 человек, из них 800 детей.

Гигиенические условия минимальные: нет ни стирального порошка, ни отбеливателя, только мыло, которое пришло три месяца назад. МЧС (МЧС России) изучает возможность ввоза мыла.Источники воды существуют, но вода не пригодна для питья, и ее перебои случаются часто и могут длиться два или три дня. Водовоз подает воду в машины (три дня), но очень нерегулярно. Это позволяет нагревать автомобили и готовить чай. Начальник каждой машины отвечает за сбор угля, привозимого МТЧС г. Слепцовска. Тем не менее, не все одинаково выигрывают от прибытий: самые сильные забирают их в первую очередь. Одна женщина с ироничным юмором заявляет: «Если мы останемся здесь, Серноводск превратится в настоящую пустыню.Мы срубили почти все деревья ». Душа нет, но ведутся работы по установке ванны / душевой палатки. Женщины стирают одежду в горячем источнике.

Снабжение продовольствием не определено. Практически каждые десять дней беженцы получают: 200 г консервов, 30 г чая, 250 г сахара, 130 г макарон, 400 г гречки, 350 г капусты и 400 г хлеба. Только детям на Новый год подарили два мандарина и яблоко.

Лагеря в Аргуне и Гудермесе:

Аргун находится в 10 км к востоку от Грозного; Гудермес, 25км.В каждом из этих городов есть два лагеря, размещенные в двух больших многоквартирных домах. Они были оккупированы уже во время первой войны (1994–1996). Эти многоквартирные дома разорваны снарядами: дырявые лестницы, разбитые окна, снесенные стены «без воды (один водопровод, в центре площади), без электричества и отопления. Эти квартиры стоят, несмотря ни на что: все Вокруг полностью разрушены кирпичные дома, семьи по максимуму размещаются в квартирах.Дети слоняются по лестницам, сделанным из мусора и дыр, на ступенях, которые все еще существуют, «они ждут. Дороги под грязью, разрушенные бомбардировками, труднопроходимы. В лагерях в Аргуне и Аргуне находятся 1500 перемещенных чеченцев. 2000 г. в Гудермесе. Многие люди приезжают отовсюду за медицинской помощью и едой.

Médecins du Monde имеет в этих квартирах консультационный зал, кладовую и классную комнату. В чеченских лагерях организация оказывает бездомным медицинскую и психологическую помощь.В каждом городке два эрготерапевта и две медсестры (около пятидесяти консультаций в день: комната всегда занята). Médecins du Monde пытается обеспечить психологическое благополучие детей на терапевтических семинарах. Цель состоит в том, чтобы создать пространство для игр и поработать над проблемами и травмами, используя различные действия: ролевые игры, рисование, конструирование моделей. Аргун и очутитесь в «классе»: цвета, гирлянды, рисунки »

Лагеря Ингушетии

Спутник, Карабулак, Северный

В Ингушетии есть три основных лагеря беженцев: Спутник (9000 человек) и Северный (7000 человек), недалеко от чеченской границы, в Слепцовске, и Карабулак (9000 человек), в 20 км, по дороге в Назрань, столицу.Около 260 000 чеченцев в настоящее время являются беженцами в Ингушетии. 75% из них живут с ингушскими семьями, которые принимают и размещают беженцев или сдают им дома.

25 000 из них получают бесплатное базовое медицинское обслуживание поблизости. Médecins du Monde присутствует в трех медицинских центрах (по одному в каждом лагере) и двух палатках, посвященных программам «психического здоровья»: в Спутнике и Карабулаке.

  • Лагерь на Карабулаке состоит из палаток и товарных вагонов. Ниже насыпи дорога отделяет палаточный лагерь от длинного поезда товарных вагонов.9000 беженцев размещены в этих двух районах. Однако население часто намного больше, поскольку в лагерь также приезжают беженцы, проживающие в местных семьях или в близлежащих сараях. Слишком много людей живет в палатках, где многие одинокие женщины вынуждены делить жилое пространство с незнакомыми мужчинами. В свете культурных традиций это ежедневное унижение, обремененное и без того слишком тяжелыми страданиями. Многие семьи попадают в беду. Дети остаются в палатках без обуви и теплой одежды.
  • Лагерь в Северном состоит из длинного поезда, состоящего из 160 товарных вагонов (длиной 2 км), расположенных по дуге на вершине холма.Внизу, на другой стороне грязной аллеи, общая зона: питьевая вода (привозят водовозами), душевые, раз в день раздают школьный суп. Расположение поезда высоко (не менее метра над землей) затрудняет передвижение 7000 беженцев: трудный и опасный спуск, подъем по деревянным лестницам.
  • Спутник — это огромный палаточный лагерь, расположенный на открытой местности у подножия сухих холмов. Эти военные палатки выстроены вдоль грязных переулков. В каждом приютили от 20 до 50 человек.Семьи расходятся, чтобы легче найти место. Беженцы согреваются благодаря печке, расположенной в центре палатки. У входа в лагерь, в полуразрушенном здании, общие душевые и центральная кухня. Ежедневно готовится один прием пищи. В лагере единственный источник воды находится рядом с уборными, в которых нет дверей: их сожгли для тепла. Проданы последние личные вещи и драгоценности. Покупается много вещей, например дрова для печи.

Наблюдения за санитарией

ТРУДНОСТИ С ДОСТУПОМ К МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

В Грозном:

С ноября в столице снесли лечебные корпуса.

Также есть здания для оказания помощи, подвалы, используемые в качестве хирургических центров, и периферийные здания. С 1 февраля нам отказали в доступе в единственный хирургический корпус, который заняли «Врачи мира», на окраине Грозного в Старой Сунье.

В Грозном и других близлежащих городах, подвергшихся бомбардировке, в хирургических центрах могут быть размещены только раненые, которых можно перемещать и перевозить индивидуально.

Тяжело раненым ничего не остается, как умереть на месте.По текущим оценкам, менее 50% раненых имеют доступ в больницу.

В Грозном все сходятся во мнении, что в целом люди не могут покинуть свои подвалы, чтобы лечиться.

В близлежащих городах:

С начала нашей оценки восьми зданий, используемых Médecins du Monde, мы увидели:

  • риск, связанный с приемом пациентов, отсутствие отделения неотложной помощи, возможность перевозки только 50% раненых в больницу в другом городе от 30 до 50 км;
  • отсутствие ответственности за предметы медицинского назначения (капельницы, медикаменты) и питание для семей;
  • неспособность больниц приспособиться к требованиям ситуации: многие раненые и больные боятся опознания и возможного преследования или задержания.

Тем не менее, медицинский персонал проявляет замечательную мотивацию и, несмотря на отсутствие зарплаты в течение двух лет, продолжает свою работу в больницах.

Все люди, которых обследовали группы Médecins du Monde и которые были ранены в результате интенсивной бомбардировки, имели серьезные травмы, часто требовавшие ампутации. В используемых зданиях обычно не более сотни коек, и они быстро заполняются. Медперсонала недостаточно, но он обеспечивает минимум ухода, используя минимум материалов.

Самые тяжелые из раненых и с неврологическими повреждениями умирают из-за невозможности эвакуации в Ингушетию.

За четыре месяца в Назраньский госпиталь поступил только 251 раненый.

Уровень психиатрической помощи в Чечне сегодня практически отсутствует. До начала взрывов в Чечне действовали две психиатрические больницы. Больница в Какан-Юрте была полностью разрушена, а психиатр-стационар был убит в ноябре. Больница в Дарбанки была разрушена на 80%, и из 150 пациентов, которые там жили, не более двадцати выжили в ужасных условиях.В ноябре от голода умерли пять человек.

В Ингушетии,

Помимо 350 000 жителей Ингушетии, пользующихся лишь минимальной системой здравоохранения, добавляется население от 180 000 до 200 000 беженцев, что приводит к переполнению существующих структур (пять больниц, всего на 1040 коек).

Доступ к этим зданиям для беженцев без финансовых средств затруднен из-за оплаты лекарств, обследований, а иногда и врачей.

Таким образом, единственно возможный доступ к первичной медицинской помощи находится в лагерях, что исключает население беженцев в деревнях или в зданиях, мечетях, школах и т. Д.

В роддоме Назрани с октября родилось 1200 новых чеченцев, еще больше родились в палатках и товарных вагонах.

Основные патологии

Состояние физического здоровья

Среднее состояние населения Ингушетии и Чечни вызывает тревогу (статистика на январь 2000 г.):

  • Более половины обследованного населения имели респираторные заболевания (пневмония, бронхит ОРЛ): 58,6% детей, 54,7% взрослых. Жизнь в холодных палатках при тесном личном контакте привела к широко распространенной эпидемии простуды и гриппа.
  • 11,9% детей и 15,1% взрослых страдают кишечными заболеваниями (гастритом, диареей) из-за плохого питания, недоедания и низкого качества воды.
  • 35% детей страдают от недоедания. Все пациенты страдают обезвоживанием и похуданием от 5 до 10 кг.
  • 4,6% детей и 8,4% взрослых страдают сердечными заболеваниями (артериальная гипертензия, сердечная болезнь) из-за влажности, холода или ухудшения других заболеваний и плохого медицинского обслуживания.

В целом по общему состоянию здоровья населения:
  • От 30 до 40% страдают дерматозом, и все они живут в крайне нечистых условиях, без возможности получения гигиенической помощи в течение нескольких месяцев, с чесоткой, вшами, экземой и обморожениями.
  • 90% страдают физическим и психологическим истощением.
  • 70% страдают анемией.

Посредственное состояние санитарии, отсутствие прививок для детей и перенаселенность учреждений только ухудшают состояние здоровья населения и повышают риск эпидемии.

Состояние психического здоровья

Психологическое лечение считается задачей, выходящей за рамки чрезвычайной миссии, и предполагает условия символического восстановления, которые, возможно, никогда не будут возможны с учетом безнаказанности российской агрессии.Тем не менее, немедленная реакция на различные проявления травмированной жизни (психосоматические проблемы, раздражительность, бессонница, серьезная депрессия, беспокойство, нарушение психических симптомов) позволяет частично исцелить страдания и способствует предотвращению посттравматического расстройства. .

Сегодня все население стало жертвой психологической травмы, и 25% людей получили серьезную психологическую травму. Зимние климатические условия, плохая окружающая среда (плохие условия жизни), недостаточное питание и неуверенность в будущем — все это отягчающие факторы.Они оборачиваются агрессивностью, нестабильностью, тревогой и бессонницей для всех беженцев.

Травма связана:

  • к прямым последствиям крайне жестокой войны против гражданского населения.
  • к условиям проживания беженцев и вынужденных переселенцев вне зон боевых действий.
  • к пересмотру недавних психологических травм, связанных со смертельной войной 1994-96 годов, особенно у детей.

Большинство беженцев прибыли в Ингушетию до октября, спасаясь от боевых действий и насилия в отношении мирных жителей.Все испытывают глубокое чувство беспомощности. Самостоятельные женщины, которых много, находятся в особенно уязвимом состоянии, что не имеет последствий для детей, особенно для самых маленьких. К тяжелым жизненным трудностям добавляются отсутствие перспектив на будущее и явный страх возвращения в Чечню. Этот страх усилился с возвращением в Ингушетию семей, которые безуспешно пытались вернуться в так называемые «освобожденные» районы. Для выживших после бомбардировки Грозного, которые видели, как раненые умирают вокруг себя, которые были свидетелями убийств и массовых убийств, которые были жертвами насилия и унижений, психологическая травма глубока и, вероятно, приведет к необратимым психологическим последствиям.

Нарушения международных гуманитарных прав

Женевская конвенция в Дополнительном протоколе II, касающемся немеждународных вооруженных конфликтов, представляет два принципа: «Каждый раненый, больной или раненый, независимо от того, принимал ли он / она участие в конфликте, будет уважаться. и защищен »; «Санитарный и религиозный персонал будет уважаться и защищаться» «Санитарный персонал будет получать всю доступную помощь; на этот персонал не будут накладываться никакие ограничения в попытке заставить его действовать вопреки этике своей профессии.«

Свидетельские показания, содержащиеся в этом заявлении, без возможности двусмысленности раскрывают нарушение этих основных прав.

СБОР СВИДЕТЕЛЬСТВ

В течение 20 лет работа организации «Врачи мира» заключалась в исцелении наиболее уязвимых слоев населения, а также в осуждении нарушений прав человека и особенно препятствования доступу к медицинской помощи, выступая в качестве свидетеля.

В случае с Чечней в декабре к чеченским беженцам был направлен человек, отвечающий за сбор свидетельств очевидцев: его работа заключалась в том, чтобы проследить путь пациентов от начала их болезни до их прибытия в центр, управляемый Médecins. дю Монд.Эти путешествия прекратились из-за войны. Такое прекращение доступности медицинских услуг напрямую связано с неуважением к международному праву.

Сбор свидетельств требует определенной деликатности: он требует много времени, выслушивая людей, прежде чем приводить их к рассказу их истории. Многие страдают от стресса, усталости и болезней. Были опрошены два типа людей:

  • медицинские бригады организации «Врачи мира» подтверждают последствия войны и отсутствие у их пациентов доступа к медицинской помощи;
  • сами пациенты, иногда во время медицинского осмотра, рассказывают о событиях, через которые они прошли, и своей истории болезни с самого начала болезни.Для раненых: обстоятельства их ранения, условия обращения за помощью, история их перемещения и т. Д.

СЛОЖНОСТИ ДОСТУПА К НАСЕЛЕНИЯМ

Médecins du Monde — единственная гуманитарная организация, вторгшаяся в Чечню. Это присутствие сохраняется из-за того, что «Врачи мира» с 1995 года никогда не покидали Чечню и осуществляли все свои программы благодаря высокому местному персоналу. За пределами Médecins du Monde — гуманитарная пустыня, и мы опечалены этим.

ТРУДНОСТИ С ДОСТУПОМ К ПОМОЩИ

После падения Грозного (31 января — 2 февраля) на территории Чечни находилось от 80 000 до 100 000 перемещенных лиц. Это население бродит в беде без медицинской помощи и питания. В принципе, они находятся под защитой и помощью Министерства по чрезвычайным ситуациям и кризисам России, которое должно доставлять их в лагеря беженцев из разрушенных городов и периодически обеспечивать их основными продуктами питания. Это самое бедное население, часто пожилое и не имеющее возможности уехать в Ингушетию.Этим объясняется их шаткое положение и ухудшенное психологическое состояние более 25% людей. Полностью обнищавшее состояние медпунктов и больниц оставляет мало возможностей для оказания медицинской помощи.

Назрань, 8 января 2000 г. Сотрудник организации «Врачи мира» сообщает:

Вчера, отметив Аид, обязательный (и долгожданный!) Отдых, мы решили поехать в Чечню в Гудермес и Аргун, в лагеря беженцев и больницу. «Дикая поездка», которая остановилась на Первомаской, перед мостом через реку Сунджа, у въезда в Гудермес.Салман Радуев только что отбил город двумя часами ранее. Были взрывы снарядов и выстрелы. Иногда судьба работает в нашу пользу. Фактически, мы уехали с опозданием на два часа из-за прибытия лекарств, первоначально запланированных на понедельник.

Госпиталь в г. Слепцовске, 13 января 2000 г. в травмпункте (40 коек, 51 больной, 46 из них — раненые). Первая комната: три кровати в комнате, две женщины, прикованные к постели с травмами. Всего пять женщин. Леана, пять лет; говорит ее тетя.Ребенок смотрит на нас, не открывая рта: «Мы приехали из Грозного. Мы выехали 27 ноября в Мартан-Чу. Пробыли там месяц, потом поехали в Урус-Мартан. Она была ранена 4 января. Ее сестра, ее брат, ее мать. и ее тетя умерла той ночью. Ее отец находится на Украине, в разводе. Мы пробыли в подвале три дня, потому что все время были взрывы. Ее голова, бедра и нога были повреждены. У нее началась гангрена. но теперь все в порядке Мы не могли сразу попасть в больницу, но врач сумел добраться до нас и дать нам базовую медицинскую помощь.7 января я отвез ее в больницу Урус-Мартана, но лечить там было сложно. Условия были совсем не благоприятные. Я привез ее в Гойхи. Здесь я могу купить лекарства: анальгин, демодрол, пеломекол. Я уже потратил 1000 рублей. Мы должны остаться здесь еще на месяц ». ​​

Мадина, 22 года; Мать и тетя Мадины объясняют: «Мы из Самачок, здесь уже три месяца, днем ​​и ночью. Ей уже сделали две операции на правой ноге (теперь ей на ногу иголки).Ждем третьего, на следующей неделе. У нее также болит правое бедро. Во время первой войны у нее было ранено левое бедро, 28 июля 1995 года. Около 9 часов утра она выходила из подвала на поиски воды и была ранена. Мы смогли вытащить ее только через два дня, потому что нам пришлось ждать прохода. Мой дом был разрушен, она все, что у меня осталось. Мы приехали автобусом в Урус-Мартан, минуя посты спустя много времени после того, как они были закрыты. Поскольку она была ранена, нас пропустили после десяти часов ожидания.На посту в очереди беженцев было много раненых, по нам кто-то стрелял. Было убито пятьдесят семь человек. Мы были в пяти-семи метрах от выстрелов. Не знаю, как мы живы «.

Во второй комнате два дня назад приехал Асламбек, 28 лет, из Грозного. На правой ноге гангрена. За исключением своего имени, Асламбек не может отвечать на вопросы. Он начинает предложение, слезы нахлынули. Он смотрит на нас. Мусаев, его сосед: «Мне 41 год. Жду перевода в другую больницу или домой.Я получил травму локтя 15 ноября в Гоити, в «освобожденном» районе. До 1997 года я был государственным служащим в Министерстве миграции; Я хотел бы поработать. Они выпустили ракету, в результате которой погибло двадцать человек и не менее ста было ранено. Мне была оказана первая медицинская помощь в Старом Атагуе, затем я проехал через Чери Юрт, Чали и через пять дней приехал в Слепцовск ».

В коридоре, Саид, 30 лет. Его простыни грязные и в пятнах крови. В углу за ним наблюдает старуха, его мать.Его левое бедро повреждено. Он показывает нам рентгеновские снимки. Он говорит нам: «Мы из Грозного, из текстильного квартала. Я был ранен 7 января в результате взрыва ракеты. Мой друг погиб рядом со мной. Через два дня мне удалось добраться до военного госпиталя в белом. flag. На следующий день я приехала в Слепцовск. Мне еще не делали операцию, потому что там нет нужного оборудования. Мне нужно ехать в травмпункт в Кургане. Но у нас нет денег. возможность в Назрани, знаю только, что потеряю ногу, если не сделаю операцию.«

Усман, 25 лет, его мать зовет меня, пока ее сына несут ко входу, чтобы он выкурил сигарету. Он был ранен в Гоити 15 ноября осколком ракетного снаряда: «Чтобы добраться сюда, потребовалось десять дней. Его пальцы ног гнили. Мы здесь два месяца. Мой первый сын погиб в первую войну. У меня есть только он [Усман ] ушел. Врачи не сказали мне, нужна ли операция. Они мне ничего не сказали. Я купила мазь, но не знаю, что ему нужно ».

4 января 2000 г. Лагерь Спутник (Ингушетия).Историю 12-летнего Валита рассказал его старший брат.

«Около четырех часов утра 18 октября я проснулся. Дом наполнил огромный шум. На нас только что упал снаряд. Моя мать плакала. Она пыталась вытащить мою сестру из-под завалов. Не знаю, как долго мы пытались их вытащить, казалось, часы. Мы добрались до подвала. Моя мама импровизировала повязку для руки Валита. Стрельба не утихала. Нам пришлось ждать. Мы выходили несколько раз, но нам пришлось вернуться в подвал, потому что все время бомбили.Когда мы вышли, было уже время суток. Наш сосед привез моих родителей и Валита в больницу в Урус-Мартане ». В Урус-Мартане Валита сделали анестезию. Хирурги отрезали ему большой палец. Он говорит, что не грустил, но кричал, чтобы кто-нибудь помог его сестре. был эвакуирован в больницу в Слепцовске из-за взрыва бомбы в Урус-Мартане. Две недели спустя рана открылась, он потерял кровь, и его большой палец был инфицирован. Остались еще два осколка. Ему сделали еще одну операцию без анестезии.До 1 ноября его семья жила у жителей Слепцовска, затем приехала на спутник. «Теперь Валит просто ходит в амбулаторию за новыми бинтами. Но он изменился. До того, как потерял палец, он все время шутил. Все хотели с ним поиграть. Он был своего рода лидером детей Гики. он не играет с детьми своего возраста и всегда ищет защиты у старших детей или взрослых. Когда он рассказывает о том, что произошло, он всегда говорит, что если бы он не прижал мою сестру к стене, крыша убила бы ее .Он очень счастлив, что сделал это. В палатке я часто вижу, как он пытается что-то делать. Он хочет помочь моей маме, но не справляется с чайником. Мы не знаем, когда ему удастся сделать пластическую операцию. Хирург сказал, что это нужно сделать как можно скорее ». Роза, психолог для детей из организации« Врачи мира »встретила его 6 января 1999 года. Он постоянно улыбался, что-то вроде гримасы, но его глаза были грустными, вспоминает она. У него всегда одинокие игры, вроде нормально себя ведет, хорошо спит, аппетит хороший.Его родители думают, что с ним все в порядке. С другой стороны, Роза считает, что ему нужна психологическая поддержка, хотя он может легко рассказать о событиях: Валит видел, как умер его дедушка и убиты его соседи.

Выжившие из Грозного

После различных стратегических фаз: бомбардировки, зачистка окрестностей и уличные бои, охрана секторов, часть выжившего населения может выйти из подвалов. Мы встречали их в районе Грозного и в чеченских лагерях (Серноводск: товарные вагоны и старый сельскохозяйственный техникум, Гудермес и Аргун).Все они рассказали о своем драматическом побеге: жестокости, изнасилованиях, суммарных казнях чеченских мужчин. Улицы усеяны трупами. Психологическая травма серьезна на 100%; худоба на 80%, из которых 20% мучительно худые; анемия 70%; проблемы с желудочно-кишечным трактом 40%; дерматозы 30%.

Один из последних хирургов, оставшихся в Грозном, рассказал нам о своем бегстве из города с больными. Арестован вместе со своей медицинской бригадой в Алхан-Кале 2 февраля при эвакуации последних раненых из Грозного. Через неделю он был освобожден в Гудермесе.Они были единственными людьми, работавшими в подвалах Грозного после взрывов и разрушений или закрытия всех больниц в столице в октябре и ноябре прошлого года.

Я не всегда соглашался с тем, что происходило вокруг меня, но как врач я никогда не сомневался в своих действиях: остаться лечить больных, тем более что большинство из них были гражданскими лицами. Даже когда русские солдаты прибывали в госпиталь, я не ложился спать, чтобы убедиться, что они вылечились правильно, как и другие. Во всяком случае, я, как правило, отправляла наших врачей-женщин лечить их в первую очередь.Как только они почувствовали себя в безопасности, их взяла на себя мужская команда. Мой принцип всегда заключался в том, что однажды человек проходит через дверь родильного отделения №2. 2, у них нет ни национальности, ни цвета кожи.

Я проработал в Грозном до 6 января. В ночь на 1 января, когда я работал, были разрушены стены вместе с крышей, и я закончил операцию под открытым небом. Никто не пострадал. Упала очень большая бомба. Подвал был разрушен, пришлось его очистить. Соседи нам помогли, в результате взрывов погибли три человека.На следующий день мы удалились в бункере в центр города. Так или иначе, 8 января очередная большая бомба полностью прикончила родильный дом. Мы думали, что в бункере в безопасности, но однажды ночью больницу взорвали. К счастью, в операционной никого не было.

Команда состояла из двенадцати врачей: трех хирургов, двух специалистов-травматологов, трех анестезиологов и четырех врачей общей практики. В Грозном у нас было три больницы: подвал родильного отделения №1. 2, где мы прооперировали раненых, еще одно место для послеоперационного лечения и восстановления, и третье в Старой Сунже для тех, кто не так серьезно болен.За четыре месяца мы провели 6000 операций на 4000 раненых.

Что касается бойцов, в каждой группе был свой хирург. В каждом разделе врач решал, куда направить пациента. В наших трех поликлиниках было два врача, чтобы больной мог как можно быстрее получить доступ к необходимому лечению. У каждой группы был свой способ передвижения, и эвакуация никогда не занимала более двух часов. Водители знали дороги, защищенные от снайперов. Ни одно из этих «такси» не было обстреляно.Мы отдыхали по три-четыре часа в день. Наш номер, важный для травматологов и хирургов, — вот что нас спасло. Прибывшие были в основном пожилые люди и русские, раненые. Думаю, в подвалах еще много людей, около 40 тысяч. Фактически мы действовали в основном по гражданскому населению. Многие пациенты из больницы в Гудермесе прошли через наши больницы. Мы позаботились об их эвакуации, но часто пожилые люди не знали, куда идти. Что касается хирургического оборудования, то в 1995 году я позаботился о своих резервах.Я обратилась в Красный Крест, Врачам мира и получила все инструменты для сосудистой хирургии и весь материал для наложения швов.

30 января мы забрали нашего последнего раненого, потому что 31-го должен был быть безопасный коридор. Я уехал с восемнадцатью врачами в сторону Алхан-Калы. Раненых (судя по всему, командиры) перевезла другая бригада (полагаю, участники боевых действий), 105 человек, из которых 73 ранены. Был сильный пожар, и было очень сложно просто добраться до реки Сунджа.Мы прошли 35 км, но напрямую до Алхан Калы добраться не удалось. Таким образом, мы остановились в Завадском (часть Грозного). КПП было невозможно пройти. Был час ночи. «Коридор» был фактически заминирован, и только узкая тропинка, вроде тротуара, была безопасной. Мы были всего в пятидесяти метрах от реки. Там я услышал крик солдата: «Не проходите, а то стреляем». Поэтому я отдал приказ своей команде отступить, но быстро понял, что мы не можем отступать. Если мы шли по коридору без мин, они стреляли, а все поле вокруг было заминировано.В свете этого мы прошли несколько метров вперед и оказались в канаве. Мы пробыли там минут десять, не двигаясь. Появились несколько комбатантов и заявили: «Мы собираемся освободить проход». Пятеро или шестеро погибли: они наступили на мины. На земле осталась только их одежда. Повсюду были выстрелы. Несмотря на все это, мы вышли. Когда мы подошли к реке, в нескольких метрах от меня взорвалась ракета. Когда я пришел в сознание, кто-то из группы тащил меня.

Когда мы добрались до Алхан Калы, там уже было много раненых. Никогда раньше я не чувствовал такого сильного запаха крови. Всей экстренной помощи, которую они там имели, по-прежнему было недостаточно. Мы остановили кровотечения и провели несколько манипуляций, чтобы спасти несколько жизней. Мы работали в этом месте двенадцать часов с разбитыми окнами и дверями. Падали ракеты. Пострадали еще шестеро. Я попросил представителя населения сделать что-нибудь, либо найти лекарства, либо перевезти раненых.Он ушел, чтобы найти автобусы. Он сказал, что поможет нам, и таким образом мы сможем доставить людей в больницу в Урус-Мартане. Мы ему поверили. Итак, мы сели в автобус. Излишне говорить, что я сомневался в чести наших врагов. Мы оказались в совершенно другом месте с нашими пациентами. Все, что было дальше, я не могу вам рассказать. После этого примерно на третий день мной заинтересовались сотрудники ФСБ (бывшего КГБ). Они хотели, чтобы я сказал им, что мы помогли боевикам. Они даже обвинили меня в том, что я один из них.Изучив мои пальцы, они решили, что я использовал пистолет, потому что кожа была тверже, хотя на самом деле это было из-за натягивания нитей швов!

ЗАЩИТА МЕДИЦИНСКОГО ПЕРСОНАЛА

С начала войны чеченские лечебные корпуса систематически и систематически подвергаются бомбардировкам. С начала февраля бригады медиков находятся в заключении. Примерно 7 февраля российские солдаты перебрались в больницу в Алхан-Кале и увезли медицинскую бригаду.Пятнадцать врачей и три медсестры, а также их пациенты, всего 114 человек были доставлены в фильтрационный лагерь НГДУ в Толстой Юрт. Через два дня медицинскую бригаду перевели в другой лагерь в Чернокозе. Был назначен новый директор, но медицинская бригада не заменена. У нас нет информации о том, что стало с пациентами.

ЗАЩИТА ГРАЖДАН

За одну неделю было снесено пять городов на юге и западе Грозного (Алхан-Юрт, Чами-Юрт [Фев.2], Катир-Юрт [февр. 3], Гуехи Чу [фев. 4], Чаладжи [фев. 5]) с высокой ценой человеческой жизни. В больницу в Ачкой-Мартане за четыре дня приняли 73 тяжелораненых мирных жителя, из которых десять были детьми с тяжелыми военными травмами: травмы головы, грудной клетки, брюшной полости, конечности, нуждающиеся в ампутации. Десять раненых погибли из-за невозможности эвакуации в Ингушетию. Граница фактически закрыта, и с момента закрытия в больницу в Назрани поступил только один выздоравливающий пациент. К сожалению, мы не можем подсчитать количество серьезно раненых, у которых нет другого выбора, кроме как умереть в разбомбленных городах, потому что их нельзя перевезти.

Серноводск, товарный вагон 18, 8 февраля. Встреча с несколькими беглецами из Грозного, слепыми, пожилыми, парализованными, прибывшими 2 февраля. Тамичка, 57 лет, почти слепая: Когда мы вышли из подвала, нас начали обыскивать. . Был молодой человек со своей матерью. Его заставили раздеться и обыскали. Обыскали и моего внука, двадцати лет. Затем они попросили нас подождать, пока они пошли искать еду и воду. Обещали отвезти нас в больницу. Пока мы жили в подвале, мы пошли искать воду в серном источнике возле старого клуба.Затем мы его сварили. В противном случае боевики принесли нам воду. Иногда покупали. У нас были небольшие запасы еды. Мы не голодали. МТЧС эвакуировал самых слабых. Но они солгали нам, когда пообещали, что о нас позаботятся в больнице. Выехали в 8:30 утра и доехали до Знаменского. В Грозном дым был гнетущим; было много сильных запахов. Говорили, что где-то взорвался аммиак, какие-то бомбы. Когда федеральные войска атакуют дом, они бросают гранаты во двор.Они всегда так поступают. Мы написали большими буквами, что там живут слепые. У нас тоже был белый флаг. Я не могу сесть, и мне приходится оставаться там, лежа. У меня проблемы с желчным пузырем. Я плохо видел до войны, но после пяти месяцев, проведенных в подвале, мое зрение сильно ухудшилось. В подвале было очень сыро и сквозняк. От болезни я должен был пить минеральную воду, но ее не было. Однажды мы не ели двадцать дней. Мое тело устало лежать, но если я сижу, у меня кружится голова.Я не могу заснуть. Когда федеральные войска узнали, что подвал полон слепых, они нас не трогали, но я слышал, что они пытали русских и чеченцев, которые оставались в своих подвалах. Они обвинили их в том, что они ваххабиты.

Пиатимат, 50 лет, ее тетя: «Когда они стреляли по нам, русские украли все, что могли, ковер, телевизор. Контракники были хуже всех. Бедным молодым солдатам нечего есть. Это мы им что-то давали. Чтобы остаться в живых, они дерутся, а иногда и их убивают контракники.Гуйхи-Чу еще не безопасный район. Раз в день падают две-три бомбы, и уборка продолжается. Это еще один способ продолжить грабежи. Бассаев не убил ни одного молодого солдата. Он даже одел и накормил их. Их убивают контракники. Когда я был в подвале, я думал, что мы умрем, но Аллах спас нас, единственной моей мыслью было то, что нужно будет спасти детей. Солдат поставили в шестидесяти метрах от нашего подвала. Я был уверен, что нас убьют.Мы пытались успокоить друг друга. Раньше мы не думали, что это такой риск, потому что лес был совсем рядом, и если бы у них были счеты с боевиками, это случалось бы в лесу. Но, видимо, они были озабочены мирным населением.

Интервью в Назрани 3 февраля с Тамарой, 43 года. В индивидуальном доме тридцать три человека (только один мужчина) делят две комнаты площадью около двадцати квадратных метров. Две кровати и несколько одеял, стол и телевизор. Половина дома жилая, потому что строительство еще не закончено.Хозяин просит 800 рублей в месяц. Тамара приехала 27 января из Грозного: С ноября по 13 января я жила в подвале без воды и электричества в микрорайоне Березка в Грозном. Нас было десять человек. До 5 января боевики приносили нам еду. Во время серьезной бомбардировки с вертолетов у нас было четверо раненых и четверо убитых, старики и дети. Когда я выходил из подвала 13 января, я увидел молодую девушку, которая была обожжена, ей отрубили пальцы.Переходить улицу было невозможно из-за стрельбы снайперов. В подвалы бросали гранаты. Я видел на улице трупы с отрубленными головами. Теперь контракники (русские наемники) делают это, чтобы люди думали, что это дело рук боевиков. Несколько раз моя сестра Рейсса ехала в Назрань и обратно, чтобы принести нам чаю и немного еды. Во время первой войны солдаты не были такими свирепыми. Женщин не брали, а детям давали шоколад. Во всяком случае, они не солдаты, когда они такие молодые и милые.Контракники грабят, воруют и насилуют. У меня болят зубы, и я больше не могу спать. Вы знаете, где мне помочь с зубами? Я плюю желчью. 28 января я пешком выехал из Грозного. Дом был полностью разрушен. Я не знала, что взять с собой. Солдаты дали нам пять минут на выход и показали маршрут. Нас заверили, что это безопасно. Но были люди, стреляющие в нас, и некоторые люди наступали на мины. Я столкнулся с федеральными войсками и попросил их сделать что-нибудь для раненых, отвезти их во Владикавказ на лечение.Чтобы спасти свою жизнь, я сказал им, что в нас стреляли какие-то боевики. Я продолжил свой путь пешком. Я проехал пять постов: Тачкала, Катайма, Иваново, Электро Прибор, а также новая остоновка и Собачевка, потом сел в автобус. Я сказал водителю, что гуляю уже три дня и у меня нет денег. Он позволил мне продолжить.

Цоцин-Юрт, 5 февраля. С ноября больница размещена в здании старой школы. В нем нет водопровода, а электричество вырабатывается от генератора.Самир рассказывает, как несколько дней назад российские солдаты арестовали девять больных, всех мирных жителей и даже одного больного туберкулезом. Через двадцать четыре часа они вернулись, раненые, избитые, в синяках.

Серноводск, сельскохозяйственная школа, 7 февраля. Владимир, 67 лет: «Я живу на улице Ленина, 130, в микрорайоне Минутка. 14 января я был на улице перед своим домом, когда приземлилась наземная ракета. потерял сознание, от этого у меня синяки, меня притащили к себе на квартиру.Самые сильные спустились в подвал; мы остались на первом этаже. Моя жена заботилась обо мне. Я никогда не сочувствовал вооруженному человеку, будь то боевики (чеченский боец) или русский солдат. Но мы ждали федеральных войск не потому, что они нам нравились, а потому, что думали, что все это наконец-то закончится. Поблизости не было больниц, поэтому я остался на месте. 25 января был ад. Шел дождь из бомб, непрерывная стрельба, всю ночь », хотя боевиков не было. 31 января федеральные войска вошли в наш дом с оружием наготове и дали нам пятнадцать секунд на то, чтобы выбраться.Нам пришлось лечь в снег, и их командир заявил: «Мне приказано убить всех, кто останется в Грозном. Почему вы все еще здесь?» Мы ответили, что у нас нет денег на выезд. Поэтому он поставил мужчин по одну сторону, а женщин — по другую. Он сказал, что оставит женщин в живых. Они заперли нас в холодной и мрачной комнате. Они застрелили четырех человек. Когда наступила ночь, нас посадили в БТР и увезли в Мичурину. Там, в безлюдном месте, недалеко от Грозинской Сельской больницы, нас бросили. Ночевали на улице, и 1 февраля приехал грузовик МТЧС.Это был грузовик, в котором даже скот не перевозили. Нам сказали, что привезут на Знаменскую, но я не хотел уезжать. Командир ответил, что я могу остаться, но не может гарантировать мою безопасность. Таким образом, я остался в грузовике, и вот я здесь.

Курчалоевская больница, 14 февраля. Усман, 33 года.

Я родом из села Петропавловская. 26 октября, когда я выходил из дома, в трех метрах от меня приземлился миномет, выпущенный из танка. Я был оглушен, и когда я подошел, все, что я мог видеть, это мои колени.Я понял, что у меня нет ног. Бомбардировка произошла в 3 часа дня. Вокруг меня было пятнадцать раненых. Рядом со мной я увидел изорванное тело мужчины. Двумя днями ранее еще один миномет попал в село, и два человека погибли во дворе своего дома. До того, как в село пошли минометы, федеральные войска вели огонь по полям, ранив людей, работающих там, но по селу не стреляли. Вот почему мы не жили в подвалах.

Люди из села нашли меня на улице и отвезли в военный госпиталь в родильном отделении №2.2. Перед приездом в Грозный я потерял много крови. Я два дня лечился. Меня привезли сюда из-за взрывов. Полтора месяца мне оказывали бесплатную медицинскую помощь, но вот уже два месяца мне пришлось покупать все, от бинтов до лекарств. Считают каждый рубль.

Одна из моих ног плохо заживает. Мне нужна инвалидная коляска. Один человек из Батчи Ирт предложил за 5000 рублей. Я не купила его, потому что мне нужно сначала заплатить за лекарства.

На прошлой неделе хирурги сделали пересадку кожи, но она не работает.Мне дают димедрол, чтобы уснуть, но этого недостаточно. Последнее время принимаю реланиум.

Боль будит меня по ночам, хотя сейчас уже не так плохо. Часто я не сплю всю ночь. О чем вы можете думать, когда теряете ноги?

У меня нет надежды и не на кого положиться. Врачи ничего не могут сделать, кроме как наложить мне повязки и нанести на раны крем. У них нет протезов.

Месяц назад в госпиталь приехали солдаты проверить наши документы. Они были там с русскими врачами, которые задавали нам вопросы.Один из федеральных войск натянул одеяло на мои ноги и направил на меня пистолет. Потом уехали, пообещав присылать зарплату местным врачам.

ОБЩИЕ ВЫПОЛНЕНИЯ И ФИЛЬТРАЦИОННЫЕ УСТАНОВКИ

Чтобы убедиться, что каждый чеченец не террорист, был проведен ряд облав. Например, в селе Старый Атагуи 28 января: шестьдесят восемь молодых людей были взяты в плен посреди ночи и отправлены в фильтрационный лагерь близ Наура. С тех пор о них не было никаких известий.То же самое происходит с колоннами беженцев, из которых отбирают мужчин и привозят в неизвестные места, возле Катир-Юрта. То же самое происходит и на других участках по той же схеме (фильтрационный лагерь в Горячеводске, у Толстого Юрта). Достоверная информация о лагере в Гарьятчеводске описывает состояние унижения, пыток с унизительным сексуальным подтекстом и бесчеловечные условия содержания.

Sputnik, 17 февраля, интервью с беглецами из Гуэхи Чу.Усман, 42 года: «3 000 человек Басаева покинули село 6 февраля. Повсюду были блок-посты. Русские пропустили их. Может, боевики продали им проезд в сторону гор, я не знаю. В любом случае. , федеральные войска начали бомбардировку 7 февраля в 9:00, которая продолжалась до 10 февраля. Ночью они не стреляли, а днем ​​это был поток ракет, выпущенных с самолетов, с вертолетов, пушки, танки и т. д. снайперы окружили село «Вся южная часть села была разрушена.Люди бежали в подвал своих или соседей. Я видел одиннадцать человек, убитых пулями, дюжину раненых и шестнадцать мужчин в возрасте от 20 до 26 лет, арестованных под предлогом проверки личности, но также для того, чтобы узнать, были ли они комбатантами [осмотр плеч и пальцев на предмет наличия у них был отмечен пистолетом. Но в деревнях с сельскохозяйственными работами все мужчины несут свою ношу на плечах]. 8 февраля мы попытались выбраться, но это не удалось. Мы уехали в одиннадцать, а уборка началась в два.Сделали белый флаг. Они заставляли нас вынимать руки за шею, одну за другой, отделяя молодых от старых, мужчин от женщин. У моих соседей они застрелили четырех мужчин, посмотрев им на плечи и руки. Их бумаги не интересовали. Другой мой сосед, 70 лет, был убит снайпером. Из домов забрали все ценное: золото, ковры, телевизоры, были пьяны. Мы выехали 11 февраля из Гуэхи Чу в восемь утра и на следующий день прибыли в Слепцовск.Мы проехали через Чами-Юрт, но там дорога была перекрыта. Итак, мы изменили наш маршрут и направились в сторону Катыр-Юрт. Там пропускали только женщин и детей. Мы ждали часа два, и нас пропустили. В Гуехи Чу они не установили командный пункт, а только проверяли посты по всей деревне. Не было ни рынка, ни гуманитарной помощи, так как все дороги были закрыты. Пока большинство людей жили на зимовках.

Руслан, 22 года, из фильтрационного лагеря в Чернокозе 5 февраля 2000 г.Этот отчет был отправлен в газету Le Monde, которая опубликовала его в номере от вторника, 15 февраля 2000 года: российские солдаты били нас молотками по позвоночнику. У меня была кровать без пружин и одеял. Они забрали мою кожаную куртку, документы, часы. За восемь дней я ел всего три раза. Еда была маленькой тарелкой сырого кускуса с небольшим количеством воды. В комнате (холле) были дырочки, заткнутые ватой. Мне не давали лечь.

Ночью невозможно было заснуть из-за криков, которые слышали из других камер.48 часов не спишь, а потом тебя так сильно бьют, что ты теряешь сознание. Меня привезли сюда на носилках. Я похудела на восемь килограммов. Мне не разрешали пользоваться туалетом 19 дней.

Пока доктор слушал его грудь, я пошел поговорить с его сестрой. Беженка из Гудермеса, мать решила привезти двух сыновей в лагерь на спутнике; она думала, что так безопаснее. Руслана задержали на десятом пограничном посту в Снаменке. Паспорта у него не было, только листок с надписью «разрешение сдать девятый класс» со знаком волка с командного пункта в Гудермесе.На этом посту федеральные войска (россияне) задержали десятилетнего мальчика и тринадцатилетнюю девочку: «4 февраля меня в последний раз избили и сделали подарок». Было четверо, которые ударили меня прикладами своих автоматов. Когда они привели меня к инспектору, чтобы я мог подписать документы, подтверждающие, что я был комбатантом или что я им помогал, они угрожали мне, показывая электрические провода. Слава богу, я потерял сознание, и меня вернули в камеру. Некоторым из моих товарищей отрезали уши, отпилили зубы, порезали губы, лопнули барабанные перепонки.Били по подошве, часто ребята теряли сознание. Я никогда не видел лиц солдат, так как они были в масках, и было запрещено смотреть им в глаза.

Однажды я посмотрел одному из них прямо в глаза и получил за это суровое наказание. Ночью, во сне, я видела своих сокамерников как на фото. Они попросили меня отправить новости о них их семьям. Перед отъездом они все дали мне свой адрес. До прошлой ночи мне постоянно снились сны. Я не спал больше двух часов в сутки.Но вчера я пошел к доктору Кури, и он дал мне таблетку. Сейчас чувствую себя лучше. За эти 21 день я трижды менял камеры. Была специальная камера, где федеральные войска заставили вас отрастить бороду, чтобы обменять вас на свою. Это зависело от камеры, но их было от 30 до 40 в каждой. Охранники наблюдали за нами 24 часа в сутки, меняясь каждые восемь часов. Они жестоко обращались и с женщинами. Они избили беременную женщину и изнасиловали молодых женщин. 14-летнюю девушку поместили в комнату с мужчинами и насиловали четыре дня.После этого из тюрьмы приехала какая-то комиссия, и они ее забрали.

Между собой мы могли негромко разговаривать, только в камере. Они также применили слезоточивый газ. Каждый вечер солдаты спрашивали «лидера ячейки», сколько их было, и когда он говорил им, они били его газом в лицо. 14-летняя девочка приехала навестить заключенную мать. В противном случае все посещения были строго запрещены. Но с этой женщиной солдаты договорились, за плату: 5000 рублей за пять минут, и она сможет увидеть своих двух дочерей.Когда вошли две молодые девушки, они вывели 14-летнюю девочку в коридор и поместили ее в комнату, полную мужчин. Мать сидела в тюрьме, потому что у нее в сумке была фотография мужчины, и ее привезли сюда в Чернокоз, чтобы объясниться. 10-летний мальчик и 13-летняя девочка были арестованы в лагере под тем предлогом, что у них не было соответствующих документов. Теперь все мужчины от 10 до 60 лет должны иметь паспорт или справку, подтверждающую место жительства. Когда я вышел из Чернокоза, там было 310 человек, но еще девять выручили вместе со мной, а шестнадцать только что прибыли.Потом меня привезли на Знаменку, на блокпост, где меня повезли. Они сняли мои отпечатки пальцев и мою фотографию. На следующий день, 5 февраля, меня отпустили.

Когда я спросил его возраст, он, казалось, расслабился и продолжил рассказывать свою историю, не отвечая на простой вопрос: солдаты принимали наркотики и таблетки. Ночью они включают музыку, пьют алкоголь и начинают веселиться всю ночь напролет. Берут людей из камер и подвергают пыткам. На рассвете осталось всего четыре или пять камер, в которые они не вошли.Всего около 25 ячеек. Еще есть холодильник и «закрытая» комната. Это первое место, куда ставят новоприбывших. Очень холодно; вы можете видеть свое дыхание. Я пробыл там три дня. К первому часу меня избили. Они бьют тебя до тех пор, пока не устанут, чтобы продолжать. Когда их руки устают, они используют ноги. Весь день нужно держать руки на шее. Они говорят вам, как действовать. Вам никогда не разрешается поднимать голову. Всегда спрашивают, где боевики. Я сказал им, что видел их только по телевизору.Затем они заставляют вас подписывать бумаги о том, что вы боец. Когда я должен был вернуться на допрос, приехала моя семья, чтобы купить мою свободу. Поезд должен был отправиться в Моздок 6 или 7 февраля. Если бы моя семья не приехала, я бы тоже был там. На третий день моего заключения один молодой человек признался, что участвовал в Первой войне. Он сделал это, чтобы спасти остальных в своей камере. Били его долго. Он был застрелен первым. Остальные, кто признался, просто исчезли.Никто раньше не слышал о расстреле. Потом я увидел его тело во дворе. Труп, лежащий на земле. Солдаты забросали его окурками. Они выставили его на улицу, потому что думали, что кто-то попросит его вернуться. И если кто-то хочет его вернуть, в их глазах это делает его бойцом. По сравнению с сокамерниками мне было не так плохо. У них сломаны ребра, некоторые даже забыли собственное имя от ударов по ногам. Становится так плохо, что бьет по голове. Теперь у меня нет документов, как мне вернуться в больницу? В лагерях беженцев нам доказывают, что мы там живем, а на блокпостах говорят, что это никуда не годится.Теперь мой переход к Чернокозу записан в моей документации. За 300 долларов можно получить паспорт.

Конец осмотра: внутренних синяков нет, но спина сломана. Серьезные синяки по всему телу, животу и позвоночнику. Брюшные боли. Никаких признаков сексуального насилия. Серьезная травма головы. Руслана избивали не менее получаса в день, в основном палкой. Врач сказал ему сделать рентген позвоночника. Для этого он написал небольшую записку врачу центральной больницы в надежде, что выполнит свою работу бесплатно.

Старая Сюня, восточнее Грозного. Молодой человек, 28 лет, в комнате, лежит на земле между жизнью и смертью.

Прилетел вчера из Ханкалы (поселился у местного жителя), где провел три ночи. Федеральные войска заключили сделку с боевиками и обменяли меня на капитана десантников. Через два дня они узнали, что он мертв. Где-то нашли тело капитана. Они сказали, что, поскольку им не на кого торговать, они собирались убить меня.

Когда солдат был убит, они действительно начали работать надо мной.Они накинули мне на голову подушку и избили.

Вначале дали куриный бульон, но потом перестали. Я был голоден. Иногда мне давали сигареты.

Они заставили меня лечь со связанными руками и ногами. Они тушили мне руки сигаретами и тыкали палками.

Все мои документы были в порядке, и я никогда не был бойцом. До травмы я с сестрой жила в Старой Сунже. Две недели назад, когда моя сестра искала машину, чтобы отвезти меня (из Ханкалы) к себе домой, кто-то донес на нас, и меня забрали федеральные войска.

Каждую ночь в комнату заходили солдаты. Пока один задавал вопросы, другие били меня по лицу и по телу. Я не принимаю никаких лекарств с тех пор, как меня прооперировали два месяца назад. Это было в Грозненском военном госпитале (родильный дом №2). После операции мне пришлось ехать домой, потому что не было даже места для боевиков. Они отвезли меня туда, и я провел неделю в подвале. Женщина принесла мне лекарство, и однажды она сделала мне капельницу. Она заботилась обо мне и мыла меня. Машину найти было сложно, поэтому я столько времени проводил в подвале.

Это была дивизия с многочисленными корпусами: омон, Собор, добровольцы, солдаты, во главе с генералом Булгаковым. Я попросил освободить мне руки, и Валера, один из солдат, развязал меня. Когда мы ушли оттуда, федеральные войска сказали мне, что я должен пойти в штаб, чтобы забрать свой паспорт. Но я слышал, как офицеры разговаривают между собой. Они задавались вопросом, что они будут со мной делать. Они хотели отправить меня куда-нибудь. Благодаря этому солдату Валере я не умер; он высадил меня на улице.

Серноводск, сельскохозяйственное училище, 7 февраля. Зарема, 32 года: «Я жила в Минутке с мужем. В сентябре 1999 года, когда началась война, мы решили остаться, чтобы защитить свое имущество и свою квартиру. Мы надеялись, что боевые действия не продержится долго или будет предусмотрен коридор для мирных жителей. У нас не было времени уехать из Грозного в декабре. Поэтому мы пробыли три месяца в подвале с другими соседями. 27 января 2000 г., мой муж Руслан и двух других соседей из подвала вывели российские солдаты.Убили их рядом с домом ».

По словам Заремы, ее паспорт и другие документы в порядке. Руслан никогда не участвовал в боевых действиях: «его убили без суда, по любой причине». Я умоляла солдат разрешить мне похоронить мужа. Я лежал на земле, плакал, целовал их руки и ноги, но они отказались. 31 января, покидая Грозный с другими жителями города, она снова попросила солдат увидеть тело ее мужа, чтобы попрощаться, но тщетно; «Меня увезли из Грозного на БТР, а потом на МТЗС в Серноводск.»Зарема пережила психологическую травму с другими симптомами: агрессивность, раздражительность, суицидальные наклонности, синдром повторения травм, проблемы со слухом, проблемы с памятью, кошмары.

Встреча с четырьмя другими женщинами. Все они очень грязные и не могут или не хотят стирать из-за страха простудиться. Они русские. Одна из них — чеченка (чеченские женщины составляют только двоих из двадцати или около того беглецов, привезенных МТЧС), и злится, когда я прошу ее рассказать мне об условиях ее прибытия: «Что вы хотите, чтобы я сказал? Это здесь не так уж и страшно.Нет ничего, чтобы поесть, и нет места или средств для мытья после того, как мы месяцами жили, как собаки в подвалах ». Оттуда подхватывает бабушка, история, полная слез: 15 секунд! Нам дали 15 секунд, чтобы выбраться из подвала или бросали гранату. Я ничего не мог взять, даже шарф. Я приехал сюда в тапочках. Когда мы вышли, они (федеральные войска) отделили русских от чеченцев. Они стали смотреть наши паспорта и Вдруг солдат выстрелил в старого чеченца, хотя его документы были в порядке.Затем они повели мужчин в холл. Они заставили их сделать шаг вперед, другой назад и еще один в сторону; все это время они развлекались, стреляя по ним. Были русские, у которых не было паспорта, но которые выжили. Почему они хотят разделить нас, когда мы едим из одной тарелки? Они также застрелили кричащего старика, а затем сказали нам, что если мы заговорим, они сожгут нам мозги.

Карабулак, 19 февраля. Ассан, водитель автобуса. «Я приехал из Кулари, но живу в лагере с начала ноября.Когда в автобусе сидят мужчины, возникают проблемы. Чтобы пройти каждый пункт пропуска, нужно заплатить не менее 100 рублей. Если вы носите золото, кольцо или даже если в ваших зубах золото, они могут решить оставить вас и забрать их, ударив вас по рту.

В Кулари никогда не было боевиков. Село дважды бомбили: 26 или 28 ноября я видел, как двое мужчин убиты и четверо ранены, а второй раз несколько дней спустя: женщина убита и шестеро ранены. Их командир прибыл в село, чтобы извиниться: «Это была ошибка», — сказал он.

Командный пункт располагался в Алхан-Юрте и работал также на Кулари и Ермолова.

Я также видел, как 4 февраля падали ракеты на Чами-Юрт. Тридцать восемь человек погибли.

Сейчас по дороге они пополнили войска. Омон и воины там в большем количестве. Говорят, скоро закроют дорогу. В трех деревнях нет больниц, поэтому, если вы заболели, вам нужно ехать 30 км до Урус-Мартана и пройти пять контрольно-пропускных пунктов.

25 января вертолет обстрелял автобус и две машины передо мной.Они загорелись. После двух дней ожидания я привез троих обгоревших в Назрань. Две недели назад я привел в Кулари человека, чья рука была ранена осколками. Там жизнь продолжается, люди поддерживают друг друга, но двенадцать домов полностью разрушены.

В Алди (под Грозным) расстреляно 106 человек. (Список из тридцати шести погибших распространяется по лагерю.) Зачистка началась 5 февраля. Их интересовали не документы, удостоверяющие личность, а деньги и золото. Контракники грабят и стреляют в мирных жителей.Все они носят повязки на головах с открытыми лицами и носят черный флаг пиратов. Они берут диваны, ковры, золото, телевизоры, а затем сжигают дома. Людей расстреливали на улицах Наташа Мазаева, Цемлянская, переулок 2, Ворожнейка. Официально Алди с 5 января является безопасной зоной для беженцев. Все снимали два журналиста. Русский и казах, но они забрали свое оборудование и избили россиянина. Сегодня село официально закрыто, но женщинам удается дойти пешком.Тела в мечети до сих пор не захоронены. Они там две недели.

В Алди остаются в основном пожилые люди; их около 200.

В Черноречье около 100 тел. Зачистка началась и там 5 января. То же самое и в Катаяме. Тела доставлены в Salionaiai banka к братской могиле. Они арестовали около ста человек и отправили в фильтрационные лагеря в Моздок, Правобережную и Чернакозово. Чернокоз — старая тюрьма, вмещающая 2000 человек.

Позиция «Врачи мира»

В случае немеждународного вооруженного конфликта, как в случае с Чечней, серьезные нарушения Женевской конвенции, в частности статьи 3, также являющейся частью четырех конвенций от 12 августа 1949 года, представляют собой военные преступления, рассматриваемые как преступления против человечности. по их масштабам, признанным любым из перечисленных ниже действий, совершенных в отношении лиц, не принимающих непосредственного участия в боевых действиях:

  • Страдания, причиняемые против жизни и физического благополучия, особенно убийства во всех их формах, нанесение увечий, жестокое обращение и пытки;
  • Страдания, ущемляющие достоинство человека, особенно бесчеловечное и унижающее достоинство обращение;
  • Захват заложников;
  • Оглашение приговора и исполнение приговора без предварительного судебного решения, вынесенного официальным судом, в сочетании с правовыми гарантиями, которые, как правило, считаются необходимыми.

К серьезным нарушениям также относятся:
  • Умышленные нападения, направленные против гражданского населения в целом или против гражданских лиц, которые не принимают непосредственного участия в боевых действиях;
  • Умышленное нападение на здания, посвященные религии, обучению, искусству, науке или благотворительности, исторические памятники, больницы и места, где собираются больные и раненые, при условии, что эти здания не будут использоваться в военных целях;
  • Разграбление города или местности, даже при нападении;
  • Декларация об отсутствии четверти.

Сборник отчетов, собранных организацией Médecins du Monde, а также другими неправительственными организациями (Human Rights Watch, FIDH, Memorial):
  • сообщение о серьезных нарушениях прав человека и международного гуманитарного права,
  • , включая отчеты о фильтрационных лагерях и массовых казнях (резня в Алхан-Юрте в декабре) и суммарных казнях (Грозный сейчас),
  • визуальное подтверждение нашими чеченскими командами и экспатриантами разрушения общественных зданий (особенно больниц) и разрушения городов и сел,
  • Разрушение Грозного,
  • отчеты и отчеты о состоянии грабежей и насилия в так называемых безопасных районах, находящихся под контролем России,
  • текущий взрыв бомбы в горных деревнях, в результате которого пострадали в основном мирные жители (HRW, фев.18),
  • российский ультиматум, предъявленный 5 декабря населению и защитникам Грозного о том, что «11 декабря все лица, оставшиеся в городе, будут считаться террористами и будут уничтожены артиллерией и бомбардировками с воздуха»
  • , допускающий бесспорный ярлык «серьезных нарушений и военных преступлений»

Médecins du Monde спрашивает у российских властей:
  • немедленное прекращение нарушений основных прав человека,
  • свободный доступ гуманитарной помощи на территорию, в том числе Грозный,
  • возможность независимой оценки,
  • — гарантия того, что персоналу, оказывающему гуманитарную помощь, созданы безопасные условия для работы.

Médecins du Monde просит международное сообщество и французское правительство использовать все имеющиеся в их распоряжении средства, политические, экономические и правовые, чтобы гарантировать защиту гражданского населения на территориях Чечни и Ингушетии.

Médecins du Monde в Чечне

ИСТОРИЯ

11 декабря 1994 г .: российские войска входят в Чечню

1995: Médecins du Monde берет на себя медицинскую ответственность в Чечне и Ингушетии в шести лагерях чеченских беженцев, обеспечивая лекарства, первичную медико-санитарную помощь и хирургические программы.

1996: Médecins du Monde добавляет к своей медицинской программе программу «Психическое здоровье». Организация прилагает усилия для облегчения травм взрослых и детей благодаря присутствию психологов, педагогов и психиатров.

1997: Увеличение количества захватов заложников в Чечне, где эта практика стала стандартной после войны 1994-1996 годов.

, февраль 1998 года: отбытие по соображениям безопасности эмигрантов из организации «Врачи мира». Уже существующие миссии поддерживаются благодаря местной медицинской бригаде, с которой «Врачи мира» работали с самого начала своего вмешательства в Чечню.

1 октября 1999 г .: российские войска входят в Чечню. Médecins du Monde — единственная НПО, представленная в Чечне, в Гудермесе, Аргуне и Грозном.

27 октября 1999 г .: Бригады организации вынуждены эвакуироваться из Грозного из-за усиленных бомбардировок города.

СЕГОДНЯ

Médecins du Monde реализует программы первичной медико-санитарной помощи и психического здоровья в Чечне и Ингушетии. Команды работают в тесном сотрудничестве. Врачи, педиатры, а также учителя были обучены обнаруживать проблемы, чтобы иметь возможность реагировать на необходимость и направлять худшие случаи специалистам, психиатрам и психологам.

Последние работают путем формирования терапевтических групп, индивидуальных занятий, рецептов симптомов, которые позволяют вербализацию и разрядку различных проявлений психологической травмы.

  • В Чечне местная команда состоит из одиннадцати чеченских волонтеров, которые осуществляют программы психологической поддержки и предоставления лекарств в лагерях беженцев: предоставление лекарств в лагере в Серноводске (чечено-ингушская граница) или в местах важных консультаций. активность: эпидемии гриппа, анемия и др.Поддержка в четырех лагерях беженцев в Аргуне и Гудермесе: обеспечение медикаментами и материалами для лечения. В Чечне некоторые больницы обеспечены лекарствами и хирургическим материалом: Гудермес, Кучатой, Цоцин-Юрт, Новый Атагуй, Страй-Атагуй, Грозный, обеспечение медпунктом в Старой Сунджи до эмбарго на город в начале февраля.
  • В Ингушетии 35 местных волонтеров вторгаются в три лагеря беженцев: «Спутник», «Карабулак» и «Северный», где размещаются 25 000 беженцев в палатках и товарных вагонах.Médecins du Monde осуществляет программы первичной медико-санитарной помощи (три амбулатории для шестидесяти ежедневных медицинских осмотров) и психического здоровья. В «Спутнике» палатка «Психическое здоровье» принимает более сотни детей в день: для них выделено пространство, оторванное от окружающей запустения. Через развлекательную и коллективную деятельность потребности детей могут выражаться, при этом лечение продолжается через индивидуальные занятия и поддержку со стороны матерей. В Карабулаке в коллективных мероприятиях принимают участие в основном подростки.

С октября 1999 года команда «Врачи мира» провела 40 000 медицинских осмотров и 14 000 обследований психического здоровья в трех ингушских лагерях.

МЕСТНЫЙ ЧЕЧЕНСКИЙ ПЕРСОНАЛ

Гуманитарная деятельность основывается на нескольких основных принципах, один из которых — свободный доступ к жертвам и беспрепятственная оценка их потребностей. В охваченной войной Чечне это сложно, а иногда невозможно (риск похищения, бомбардировки). В отсутствие постоянных экспатриантов Médecins du Monde с 1998 года полагалась на местный персонал и ввела «дистанционное управление»: связанное с организацией с начала ее вмешательства в Чечню (1995 г.), координатором или администраторами, врачи, психологи, логистический персонал и медсестры, все чеченцы, разделяют ценности и методы Médecins du Monde.Благодаря им Médecins du Monde — единственная медицинская НПО, действующая в настоящее время в Чечне. Тем не менее, экспатрианты регулярно выезжают для поддержки своих действий оценочными миссиями.

В Приморье введут обязательную вакцинацию категории граждан

В Приморском крае введена обязательная вакцинация от коронавируса для некоторых категорий граждан. Соответствующее решение сообщило руководство райотдела Роспотребнадзора в понедельник, 11 октября.

Главный санитарный врач Приморья Татьяна Детковская отметила, что в регионе сохраняется напряженная ситуация: ежедневно выявляется более 200 новых случаев заражения. При этом показатели вакцинации в регионе остаются низкими, что не позволяет формировать коллективный иммунитет.

«Подписано постановление об обязательной вакцинации по эпидемиологическим показаниям отдельных категорий граждан», — сообщила она на официальном сайте правительства Приморского края.

Среди этих категорий — работники сферы образования, здравоохранения, транспорта, культуры, физического воспитания и другие. Всего санитарный врач перечислил около 30 направлений деятельности.

Первый компонент нужно вакцинировать до 15 ноября, второй — до 15 декабря 2021 года. Постановление не распространяется на граждан, имеющих противопоказания к вакцинации.

Руководители обязаны вакцинировать не менее 80% своих сотрудников. Все, кто не получил ни одного компонента вакцины, должны быть переведены на дистанционный режим с 11 ноября.

8 октября Челябинская область объявила обязательную вакцинацию от коронавируса для нескольких категорий граждан. Ранее в этот день, с 11 октября, в Саратовской области введена обязательная вакцинация ряда граждан. В этот же день власти Ямало-Ненецкого автономного округа (Ямало-Ненецкий автономный округ) ввели обязательную вакцинацию от коронавируса для отдельных категорий граждан.

6 октября пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отметил, что введение карантина в связи с распространением коронавируса — нежелательный сценарий для любого из регионов России.Он также обратил внимание на то, что региональные власти принимают решения раздельно, в зависимости от конкретной ситуации и «в соответствии со своими чрезвычайными полномочиями».

С января в России проводится широкомасштабная вакцинация. Граждане проходят бесплатную и добровольную вакцинацию. В стране зарегистрировано пять вакцин против коронавируса: Sputnik V, ставшая первой вакциной против COVID-19 в Российской Федерации и мире, а также Sputnik Light, EpiVacCorona, EpiVacCorona-N и KoviVak.

Вся актуальная информация о ситуации с коронавирусом доступна на сайтах stopcoronavirus.rf и в доступе vsem.rf, а также по хештегу #WeVotte. Горячая линия по коронавирусу: 8 (800) 2000-112.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.