Клещи возбудители заболеваний: Инфекции, передающиеся при укусах клещей — ГБУЗ «Городская поликлиника № 9 г. Краснодар»

Разное

Содержание

Инфекции. Передающиеся иксодовыми клещами

В последнее время при оценке роли и места иксодовых клещей как воз- можных переносчиков возбудителей некоторых инфекционных болезней стали чаще говорить не об отдельных трансмиссивных инфекциях, передаю- щихся этими переносчиками, а о группе инфекций, источником и переносчиком которых являются клещи рода Ixodidea. Эпидемиологическая уникальность иксодовых клещей заключается в том, что один переносчик может содержать в себе и передавать не один, а несколько патогенов разных видов (вирусной или бактериальной природы) с однотипными или схожими эпидемическими закономерностями функционирования экосистемы «переносчик – возбудитель – человек». В настоящее время клещевые инфекции (инфекции, передающиеся иксодовыми клещами) представляют важную медико- социальную проблему, значение которой всё больше возрастает по мере выявления новых, ранее неизвестных природноочаговых болезней, переносчиками которых служат иксодовые клещи. Наибольшую актуальность на территории России имеют иксодовые клещевые боррелиозы и клещевой энцефалит. Среди группы клещевых инфекций по уровню заболеваемости первое место занимают иксодовые клещевые боррелиозы, на долю которых приходится до 70% всех случаев заболеваний, передающихся иксодовыми клещами. В последнее время описаны новые болезни и их возбудители, которые также передаются человеку иксодовыми клещами: гранулоцитарный анаплазмоз и моноцитарный эрлихиоз человека. Основное значение в качестве переносчиков возбудителей перечисленных инфекций на территории России, имеют клещи Ixodes persulcatus и I.ricinus. В центральных, восточных районах и на отдельных территориях лесной зоны европейской части России обитают клещи I.persulcatus, а в западных регионах страны – I.ricinus. Природные очаги инфекций, передающихся иксодовыми клещами, приурочены преимущественно к лесным ландшафтам умеренного климатического пояса. Наиболее активные из них связаны с широколиственными, смешанно-широколиственными или южно-таёжными формациями растительности. Природные очаги клещевого энцефалита и иксодовых клещевых боррелиозов, вероятно, и других инфекций, в России, как правило, являются сочетанными.

Спонтанная инфицированность клещей боррелиями в природных очагах может составлять от 10 до 70% и более, вирусом клещевого энцефалита – несколько ниже и составляет от 0,1 до 12%. В разных очагах клещи от 5-10 до 25-50% инфицированы одновременно вирусами клещевого энцефалита и боррелиями, инфицированность возбудителями гранулоцитарного анаплазмоза и моноцитарного эрлихиоза может достигать 5-15%. Чаще всего клещи прикрепляются к одежде человека в лесу, когда он перемещается, касаясь ветвей деревьев, раздвигая кустарники и травостой, или садится на траву. Клещи присасываются не только в условиях открытой природы. Вместе с одеждой и другими вещами они могут попасть в жилое помещение и там напасть на человека. Кроме того, они могут быть занесены в жилище (палатки, строения) с букетом цветов, вениками, свежим сеном, дровами, а также собаками и другими животными. У человека клещ присасывается чаще всего в области шеи, груди, подмышечных впадин, паховых складок, то есть в местах с тонкой кожей и обильным кровоснабжением. У детей относительно частым местом прикрепления клеща является волосистая часть головы. Прикрепление и присасывание клеща к телу в большинстве случаев остаются незамеченными. Ощущение человеком саднения и зуда на месте присасывания клеща возникает лишь спустя 6-12 ч и позже. Возможна передача боррелий и вируса клещевого энцефалита через фекалии

Инфекции, передающиеся иксодовыми клещами

клеща при попадании их на кожу и последующем втирании при расчёсах. Зафиксированы заражения при случайном раздавливании клещей во время их снятия с животных (собаки) и попадания содержимого кишечника клеща в микротравмы кожи или на конъюнктиву глаз. В случаях клещевого энцефалита алиментарное заражение с инфицированным молоком (преимущественно козьим) может иметь большее эпидемическое значение, чем трансмиссивный путь передачи.

Клещевой энцефалит (синонимы: весенне-летний, таёжный, русский, дальневосточный; Encephalitis аcarina) – природно-очаговая трансмиссивная вирусная инфекция, характеризующаяся преимущественным поражением центральной нервной системы. Первое клиническое описание болезни дали в 1936-1940 гг. отечественные учёные А.Панов, А.Шаповал, М.Кроль, И.Глазунов. Возбудитель клещевого энцефалита –фильтрующийся вирус – был открыт в 1937 г. группой учёных под руководством Л.Зильбера (Е.Лёвкович, А.Шубладзе, М.Чумаков, В.Соловьёв и А.Шеболдаева). Клинически клещевой энцефалит, как правило, развивается в острой циклической форме с выздоровлением, однако в ряде случаев он может протекать в виде хронической инфекции. Тяжёлые осложнения острой инфекции (чаще регистрируются в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России) могут завершиться развитием стойких параличей, а иногда и привести к гибели больного. Хроническая инфекция клещевого энцефалита с поражениями мозга протекает многие годы, иногда на протяжении всей жизни человека. Выделяют следующие клинические формы болезни:

– лихорадочную;

– менингеальную;

– менингоэнцефалитическую;

– полиомиелитическую;

– полирадикулоневритическую.

При менингеальной, менингоэнцефалитической, полиомиелитической, полирадикулоневритической формах клещевого энцефалита и в случаях с двухволновым течением болезни могут наблюдаться гиперкинетический и эпилептиформный синдромы. Независимо от клинической формы у больных наблюдаются общие инфекционные проявления болезни, характеризующиеся лихорадкой и другими признаками синдрома общей инфекционной интоксикации. Инкубационный период клещевого энцефалита длится в среднем 7-14 суток с колебаниями от одних суток до 30 дней.

Лихорадочная форма характеризуется благоприятным течением без видимых поражений нервной системы и быстрым выздоровлением. Начальные проявления заболевания при менингеальной форме почти ничем не отличаются от лихорадочной. Однако значительно более выражены признаки общей инфекционной интоксикации. Определяются ригидность мышц затылка, симптомы Кернига и Брудзинского. Иногда наблюдается двухволновое течение данной формы клещевого энцефалита. Исход всегда благоприятный.

Менингоэнцефалитическая форма наблюдается реже, чем менингеальная, в среднем по стране в 15% случаев (на Дальнем Востоке – до 20-40%). Отличается более тяжёлым течением. Нередко наблюдаются бред, галлюцинации, психомоторное возбуждение с утратой ориентировки в месте и во времени. Могут развиваться эпилептические припадки. Позднее, возможно, – кожевниковская эпилепсия, когда на фоне постоянного гиперкинеза появляются общеэпилептические припадки с потерей сознания.

Полиомиелитическая форма характеризуется продромальным периодом (1-2 дня), в течение которого отмечаются общая слабость и повышенная утомляемость. Затем выявляются периодически возникающие подёргивания мышц фибриллярного или фасцикулярного характера, отражающие раздражение клеток передних рогов продолговатого и спинного

мозга. Внезапно может развиться слабость в какой-либо конечности или появление чувства онемения в ней (в дальнейшем в этих конечностях нередко развиваются выраженные двигательные нарушения). В последующем на фоне фебрильной лихорадки (1-4-й день первой лихорадочной волны или 1-3-й день второй лихорадочной волны) и общемозговых симптомов развиваются вялые парезы шейно-плечевой (шейно-грудной) локализации, которые могут нарастать в течение нескольких дней, а иногда до 2 недель. Наблюдаются симптомы, описанные А.Пановым: «свисающая на грудь голова», «горделивая осанка», «согбенная сутуловатая поза», приёмы «туловищного забрасывания рук и запрокидывания головы». Полиомиелитические нарушения могут сочетаться с проводниковыми, обычно пирамидными: вялые парезы рук и спастические – ног, комбинации амиотрофий и гиперфлексии в пределах одной паретической конечности. В первые дни болезни у больных этой формой клещевого энцефалита часто резко выражен болевой синдром. Наиболее характерная локализация болей – в области мышц шеи, особенно по задней поверхности, в области надплечий и рук. Нарастание двигательных нарушений продолжается до 7-12 дней. В конце 2–3-й недели болезни развивается атрофия поражённых мышц.

Полирадикулоневритическая форма характеризуется поражением периферических нервов и корешков. У больных возникают боли по ходу нервных стволов, парестезии (чувство «ползания мурашек», покалывание). Появляются расстройства чувствительности в дистальных отделах конечностей по полиневральному типу. Как и другие нейроинфекции, клещевой энцефалит может протекать по типу восходящего спинального паралича Ландри. Вялые параличи в этих случаях начинаются с ног и распространяются на мускулатуру туловища и рук. Восхождение может начинаться и с мышц плечевого пояса, захватывать шейные мышцы и каудальную группу ядер продолговатого мозга. При всех вышеописанных клинических формах клещевого энцефалита могут наблюдаться эпилептиформный, гиперкинетический синдромы и некоторые другие признаки поражения нервной системы. Клещевой энцефалит относится к группе острых циклических инфекций, наделённых выраженной способностью к полному освобождению от возбудителя при выздоровлении, с преимущественным формированием пожизненного иммунитета у перенёсших не только манифестную, но и бессимптомную форму инфекции. У некоторых больных с момента инфицирования и в последующем, даже после острого периода, вирус клещевого энцефалита может сохраняться в ЦНС в активной форме. В этих случаях инфекционный процесс не завершается, а переходит в фазу хронической (прогредиентной) инфекции. Хроническая инфекция при клещевом энцефалите может протекать в латентной форме и проявляться через несколько месяцев и лет под действием провоцирующих факторов (физические и психические травмы, раннее курортное и физиотерапевтическое лечение, аборт и др.).

Иксодовые клещевые боррелиозы –(синонимы: Лайм-боррелиоз, иксодовый клещевой боррелиоз, боррелиоз Лайма, болезнь Лайма) – группа инфекционных трансмиссивных природноочаговых за болеваний, вызываемых боррелиями группы B.burgdorferi s.l. и передающихся иксодовыми клещами. Доказана патогенность для человека 3 геновидов боррелий: B.burgdorferi sensu stricto, B.garinii, B.afzelii. Все эти геновиды имеют распространение на территории России (преимущественно B.garinii и B.afzelii).Заболевание протекает с преимущественным поражением кожи, нервной системы, опорно-двигательного аппарата, сердца и характеризуется склонностью к хроническому, а также латентному течению. В 1992 г. заболевание включено в официальный перечень нозологических форм, имеющихся в России под названием «клещевой боррелиоз (болезнь Лайма)». По уровню заболеваемости и тяжести течения иксодовые клещевые боррелиозы представляет собой одну из актуальных проблем современной инфекционной патологии. Заболевания к настоящему времени зарегистрированы в 68 административно-географических субъектах Российской Федерации. Начиная с 2000 г. ежегодно число лиц, переболевших боррелиозом, значительно превышает число больных клещевым энцефалитом. Высокий уровень заболеваемости этими инфекциями в России устойчиво регистрируется в Сибирском, Уральском, Приволжском и Северо-Западном федеральных округах. Общепринятой клинической классификации в настоящее время не существует как в России, так и в других странах. Предложенные в разное время классификации отражают состояние и уровень представлений о заболевании на тот момент. Многолетний опыт изучения проблемы клещевых боррелиозов на кафедре инфекционных болезней Военно-медицинской академии им. С.М.Кирова позволил разработать и предложить классификацию (Ю.Лобзин, В.Антонов, С.Козлов, 1996), которая прошла апробацию во многих инфекционных стационарах и в настоящее время широко используется в практике. Манифестная форма характеризуется клиническими симптомами боррелиоза и наличием персистенции возбудителя, латентная инфекция – лишь персистенцией боррелий. Манифестная форма по течению может быть: острой – продолжительность болезни до 3 месяцев, подострой – от 3 до 6, хронической – сохранение симптомов более 6 месяцев. По клиническим признакам при остром и подостром течении выделяют эритемную форму (при наличии мигрирующей эритемы) и безэритемную (при наличии лихорадки, интоксикации, но без эритемы). Каждая из этих форм может протекать с симптомами поражения нервной системы, сердца, суставов, кожи и других органов. При остром и подостром течении по выраженности симптомов выделяют степень тяжести: лёгкую, среднетяжёлую, тяжёлую. Отмечается чёткая зависимость степени тяжести боррелиоза от длительности заболевания. Хроническая инфекция может характеризоваться как непрерывным, так и рецидивирующим течением. В ряде случаев хронизация инфекции наблюдается после наличия клинической стадии острого и подострого боррелиоза. Однако впервые манифестировать заболевание может спустя несколько месяцев и даже лет после инфицирования, когда наблюдаются клинические проявления и закономерности, характерные уже для хронической инфекции. Особенностью боррелиоза является наличие латентной инфекции, когда клинические проявления отсутствуют или не обнаруживаются доступными диагностическими методами при сохраняющейся персистенции возбудителей. В дальнейшем может происходить клиническая манифестация этой латентной инфекции. Инкубационный период составляет от 2 до 30 дней, в среднем – 2 недели. Наиболее частым симптомом в начальном периоде заболевания является

ПРАКТИКА появление мигрирующей эритемы вокруг первичного аффекта – места бывшего присасывания иксодового клеща. Пятно гиперемии кожи постепенно увеличивается по периферии, достигая размеров 5-15 см, иногда до 50 см и более. Форма эритемы округлая или овальная, очень редко неопределённая. Характерный вид эритемы, её форма и локализация, частота этого симптома, а также особенности клинических проявлений инфекций у больных с эритемой и без таковой позволяет обоснованно выделять эритемную и безэритемную формы заболевания. Заболевание может начинаться с появления мигрирующей эритемы или симптомов общей инфекционной интоксикации. Во втором случае синдром интоксикации впоследствии может либо дополняться эритемой, либо в случаях безэритемных форм оставаться ведущим синдромом начального периода. Приблизительно у каждого седьмого пациента заболевание впервые манифестирует симптомами или синдромами поражения внутренних органов, без предшествующей эритемы и заметного лихорадочного периода. Клинические признаки с преимущественным поражением какого-либо органа или систем органов обычно развиваются на 4-6-й неделе болезни при эритемной форме, когда синдром интоксикации, лихорадка и эритема угасают или исчезают вовсе. Симптомы органного поражения могут появляться и в более ранние сроки на фоне выраженных признаков интоксикации, лихорадки и эритемы. При безэритемной форме –признаки поражения различных органов зачастую являются первыми клинически заметными симптомами боррелиозной инфекции. Чаще всего наблюдаются поражения нервной системы: менингит (редко менин-гоэнцефалит), неврит черепных нервов, радикулоневрит. Поражения сердца появляются обычно на 5-6-й неделе от начала заболевания. В России частота артритов боррелиозной этиологии находится в пределах 2-10% в зависимости от географического региона регистрации случаев. Артрит развивается обычно через несколько недель (4-6) от начала болезни или после мигрирующей эритемы, которая наблюдается только у 40% больных с поражением опорно-двигательного аппарата. Реже признаки суставного синдрома выявляются тогда, когда ещё сохраняется эритема и синдром инфекционной интоксикации. Без этиотропного лечения артрит принимает хроническое непрерывное или рецидивирующее течение. При хроническом боррелиозе наблюдаются варианты непрерывного течения, когда признаки болезни в динамике прогрессируют без ремиссий, или рецидивирующего – с периодами ремиссии разной продолжительности. Обычно на первый план выступает какойлибо ведущий синдром, обусловленный поражением нервной системы, кожи, суставов или сердца, реже – других органов и систем.

Моноцитарный эрлихиоз и гранулоцитарный анаплазмоз. В конце XX века к группе инфекций, передающихся клещами рода Ixodes, добавились эрли хиозы – болезни животных и человека, возбудителями которых являются эрлихии и анаплазмы. Возбудители моноцитарного эрлихиоза – грамотрицательные микроорганизмы, относящиеся к семейству Anaplasmataceae, роду Erlichia. До 1986 г. эрлихии, передаваемые клещами, были известны только как возбудители ветеринарной патологии. Способность их вызывать заболевания у людей не отмечалась. Начало изучению моноцитарного эрлихиоза человека положил случай в 1986 г. В настоящее время известны два вида патогенных для человека эрлихий – E.chaffensis и E.muris. Гранулоцитарный анаплазмоз человека (до 2004 г. носивший название «гранулоцитарный эрлихиоз человека») – острое инфекционное заболевание, возбудитель которого передаётся иксодовыми клещами, а клиническая картина характеризуется полиморфной симптоматикой. До настоящего времени в России регистрируются единичные случаи эрлихиоза и анаплазмоза у людей, что связано с отсутствием широкого использования методов лабораторной диагностики этих инфекций. По расчётным данным, частота регистрации этих инфекций должна превышать число случаев клещевого энцефалита и быть несколько ниже уровня заболеваемости боррелиозом. Клиническая симптоматика гранулоцитарного анаплазмоза и моноцитарного эрлихиоза в настоящее время изучена недостаточно. Инкубационный период при гранулоцитарном анаплазмозе длится от 3 до 23 дней, в среднем 2 недели. Как правило, характерно острое начало. Клинические проявления моноинфекции гранулоцитарного анаплазмоза человека характеризуются развитием общеинфекционного синдрома у всех больных (лихорадка, озноб, головная боль, миалгии, артралгии), частым поражением печени в виде острого безжелтушного гепатита с максимальной активностью трансаминаз (АлАТ и АсАТ) на 10-12-й день заболевания, изменениями в общем анализе мочи (гипоизостенурия, эритроцитурия, лейкоцитурия), которые могут сопровождаться повышением уровня мочевины и креатинина в крови. Другие проявления (наблюдаются менее чем у половины больных) – тошнота, рвота, боли в брюшной области, анорексия, диарея. Заболевание может проявляться синдромом длительной лихорадки неясного генеза, сопровождающейся пятнисто-папулезной сыпью, гепатоспленомегалией. Возможно субклиническое течение заболевания. Для гранулоцитарного анаплазмоза не характерны рецидивы и хронизация инфекции. Продолжительность инкубационного периода при моноцитарном эрлихиозе составляет в среднем 8 дней (от 1 до 30 дней). Клинические проявления характеризуются системным воспалительным процессом, не имеющим характерных специфических проявлений. Течение варьирует от бессимптомного до тяжёлого с возможным летальным исходом. Характерным является то, что клинически выраженные формы возникают внезапно. Проявляются обычно как острые лихорадочные гриппоподобные заболевания с неспецифическими симптомами. Наиболее типичный вариант – лихорадка, головная и мышечная боль, артралгия, озноб, слабость. У большинства больных отмечаются гиперемия лица, инъекция сосудов склер и конъюнктив, гиперемия слизистых оболочек ротоглотки. Частые катаральные явления со стороны верхних дыхательных путей сопровождаются першением в горле, заложенностью носа, сухим малопродуктивным кашлем. У части больных наблюдаются угрожающие жизни формы заболевания, близкие по клиническому проявлению синдрому токсического шока. Нередко на фоне второй волны развивается серозный менингит, картина которого в целом не отличается от аналогичных менингитов другой этиологии. Возможно развитие менингоэнцефалита, синдрома лёгочной недостаточности, острой почечной недостаточности.

Бабезиоз – редко встречающаяся у человека космополитная инфекция домашних и диких животных с трансмиссивным путём передачи; характеризуется приступами лихорадки, развитием гемолитической анемии и почечной недостаточности. Возбудители болезни – одноклеточные паразиты, которые относятся к типу Sporozoa (Leuckart, 1879), классу Coccidea (Leuckart, 1879), подклассу Piroplasma, отряду Piroplasmida, семейству Babesiidea (Poche, 1913). Всего известно около 20 видов бабезий – паразитов диких и домашних животных, некоторые из них патогенны для человека (например, Babesia microti, Babesia divergens). Переносчиком бабезий служат иксодовые клещи (Ixodes scapularis в США, Ixodes ricinus в Европе и также, возможно, в Восточной Европе –Ixodes persulcatus). Достоверная заболеваемость бабезиозом людей неизвестна. До настоящего времени бабезиоз людей остаётся относительно редким заболеванием, передающимся иксодовыми клещами. В России, как и в странах Европы, вероятно, исчисляется несколькими десятками случаев. Инкубационный период длится от 3 дней до 12 месяцев (обычно 2-4 недели). Заболевание начинается остро. У больных появляются слабость, озноб, ломота в суставах. Затем температура тела повышается до 39-400C. В этот период головная боль усиливается, может возникать тошнота и рвота. Нередко наблюдаются боли в животе спастического характера. С 3-4-го дня болезни на фоне нарастания интоксикации появляются профузные поты, бледность кожных покровов и признаки нарушения пигментного обмена. Нарастает гемолитическая анемия, появляется желтушность кожи и склер. Моча становится тёмной, отмечаются симптомы почечной недостаточности. При усилении лихорадки, желтухи и гемоглобинурии болезнь может приобрести тяжёлое течение и привести к летальному исходу вследствие развития уремической комы. Клиническое течение бабезиоза во многом может напоминать тропическую малярию. В настоящее время доказанным является возможность развития инфекционного процесса, обусловленного инфицированием человека (одновременное инфицирование или последовательное в пределах инкубационных периодов для нескольких инфекций) несколькими разными патогенными этиологическими агентами, переносчиками которых являются иксодовые клещи. Смешанные инфекции, передающиеся иксодовыми клещами, – это инфекции, развивающиеся после одновременного инфицирования несколькими возбудителями и часто ассоциированные с боррелиозом в силу относительно более частого инфицирования переносчиков боррелиями. Наличие этих инфекций обусловлено возможностью одновременного заражения человека не только боррелиями, но и вирусами клещевого энцефалита, возбудителями моноцитарного эрлихиоза, гранулоцитарного анаплазмоза и другими патогенными микроорганизмами, переносчиками кототрых являются инфицированные иксодовые клещи с разнообразным сочетанием патогенных агентов. Клиническая картина заболевания в подобных случаях не является простой суммой клинических симптомов этих заболеваний в отдельности, это совсем новая, своеобразная, со своими закономерностями развития инфекция.

Диагностика

Заподозрить инфекции, передающиеся иксодовыми клещами, можно на основании эпиданамнеза и клинических проявлений. Особое внимание уделяется фактам пребывания пациента в эндемичных районах, указаниям на посещение леса, случаям присасывания клеща, употреблению в пищу сырого козьего молока. Появление лихорадки после присасывания иксодовых клещей всегда требует исключения иксодового боррелиоза и клещевого энцефалита как наиболее часто встречающихся инфекций. В случаях, если клиническая картина заболевания не является характерной для боррелиоза или энцефалита, целесообразно провести комплекс клинико-лабораторных исследований для исключения других инфекций, передающихся иксодовыми клещами. Ранними диагностическими признаками клещевого энцефалита являются головная боль, нарастающая по своей интенсивности по мере повышения температуры тела, тошнота, рвота, бессонница, реже – сонливость. Нередко головная боль сопровождается головокружением. В клинической картине обращают на себя внимание резко выраженная вялость больных и адинамия. При осмотре отмечаются гиперемия кожи лица, зева, инъекция сосудов склер и конъюнктивы. Иногда на коже в месте присасывания клеща отмечается воспалительная эритема до 3 мм (первичный аффект). Как правило, оболочечные и энцефалические симптомы развиваются после появления вышеперечисленных признаков. При иксодовом боррелиозе мигрирующая эритема является патогномоничным клиническим признаком, достаточным для установления диагноза острой боррелиозной инфекции. Для этиологической верификации клещевых инфекций используется широкий круг лабораторных (микробиологических) тестов, как прямых, так и непрямых (косвенных). В настоящее время широкое распространение получили серологические методы диагностики на основе иммуноферментного анализа (ИФА). Они используются для диагностики клещевого энцефалита, боррелиоза, эрлихиоза и анаплазмоза. Реже используется иммунный блоттинг (вестерн-блот). Другие методы (микроскопические, иммуногистохимические, культуральные, молекулярно-биологические, исследования бактерицидных антител в сыворотке крови и др.) остаются пока недоступными для практической медицины.

Лабораторная диагностика клещевого энцефалита. Лабораторным подтверждением диагноза клещевого энцефалита служит нарастание титра антител, выявляемое с помощью традиционных серологических тестов. Диагностическим является четырёхкратное нарастание титров антител в парных сыворотках, взятых с интервалом не менее 14 дней. Обычно кровь исследуют трижды: в первые дни болезни, через 2-4 недели и через 2–3 месяца от начала болезни. Третье обследование значительно повышает число серологических подтверждений диагноза клещевого энцефалита. В последние годы широко используется иммуноферментный метод диагностики клещевого энцефалита. С помощью ИФА можно выявлять специфические антитела разных классов (IgM и IgG) к вирусу клещевого энцефалита. Метод ИФА также используется для прямого определения антигена вируса в крови. Он позволяет обнаружить вирусные частицы в крови, ликворе и тканях больного, а также определить наличие вируса в клеще.

Лабораторная диагностика иксодовых клещевых боррелиозов. Для диагностики ИКБ используются микроскопические методы, которые позволяют обнаружить боррелий в различных биологических материалах: спинномозговой и синовиальной жидкостях, крови, биоптатах тканей. При микроскопии мазки окрашивают азур-эозином, при исследовании биоптатов тканей используется метод импрегнации серебром (окраска по Левадити). Реже используется темнопольная микроскопия. Однако обнаружить боррелии этими методами затруднительно вследствие их низкой концентрации в исследуемом материале. В последние годы для диагностики иксодовых клещевых боррелиозов разрабатываются тест-системы на основе полимеразной цепной реакции (ПЦР), которые позволяют установить присутствие нескольких единичных молекул ДНК боррелий в анализируемом биологическом образце. Совершенствование серологического метода для диагностики ИКБ позволило в последнее время в большинстве стран мира перейти на двухшаговое лабораторное подтверждение диагноза: ИФА и иммуноблот (вестерн-блот). Для исключения возможных ложноположительных результатов первого этапа исследования применяется метод вестерн-блот, позволяющий обнаружить специфические антитела против определённых антигенов боррелий. Если на первом этапе получен отрицательный результат, то проведение вестернблота не требуется.

Диагностика гранулоцитарного анаплазмоза, моноцитарного эрлихиоза и бабезиоза. Для этиологической лабораторной диагностики моноцитарного эрлихиоза и гранулоцитарного анаплазмоза наиболее часто применяется серологическая диагностика (ИФА, иммуноблотинг). Методы высокочувствительны и достаточно специфичны. Случаи заболевания подтверждаются 4-кратным нарастанием титров специфических антител или однократным высоким титром специфических антител класса IgM. Определённые проблемы могут быть при диагностике больных с другими эрлихиозами (прежде всего – дифференциация анаплазмоза и эрлихиоза), у больных с аутоиммунными заболеваниями, больных с активной инфекцией вирусом Эпстайна – Барр. У представителей семейства Anaplasmataceae имеются общие антигенные детерминанты, обусловливающие наибольшую перекрёстную реактивность внутри видов (геногрупп). Для диагностики возможно использование метода полимеразной цепной реакции. Эрлихиоз необходимо дифференцировать с мононуклеозом, энтеровирусной и цитомегаловирусной инфекциями, респираторными заболеваниями, бактериальными менингоэнцефалитами, эндокардитом, вирусными гепатитами, тифоидными лихорадками, лейкемией, иксодовыми клещевыми боррелиозами, лептоспирозом, туляремией, а также с другими заболеваниями риккетсиозной этиологии. Лабораторная диагностика бабезиоза осуществляется методом микроскопии окрашенных мазков крови по Романовскому – Гимзе (аналогично диагностике малярии).

(Александр УСКОВ,

руководитель отдела организации

медицинской помощи,

доктор медицинских наук.

НИИ детских инфекций ФМБА России.

С.-Петербург.__

Укусы клещей и их потенциальная опасность | Клещевой энцефалит

Укусы клещей и их потенциальная опасность

В мире существует более 5000 видов клещей, но только небольшая часть из них представляет опасность для человека. Тем не менее ею нельзя пренебрегать, ведь они способны переносить различные заболевания, некоторые из которых опасны тяжелыми осложнениями и летальным исходом. Наиболее серьезными с точки зрения последствий для человеческого организма являются клещевой энцефалит и болезнь Лайма или боррелиоз.

Клещевой энцефалит

Энцефалит – заболевание вирусной природы, при котором поражается центральная нервная система и спинной мозг, и частое следствие укуса клеща в наших широтах. Наиболее опасный с точки зрения инфицирования период с конца весны и начало лета.

В числе первых симптомов, возникающих при клещевом энцефалите:

  • повышение температуры тела;
  • тошнота и рвота;
  • дискомфорт и боль в мышцах;
  • слабость;
  • сильная головная боль.

Но инкубационный период, т. е. период до появления первых симптомов, может длиться 14 дней. Поэтому при укусе клеща рекомендуется доставить извлеченного клеща в лабораторию для проведения его исследования на предмет заражения инфекциями и сдать специфический анализ крови на клещевой энцефалит, в рамках которого определяется наличие в ней IgM и IgG.

Болезнь Лайма или боррелиоз

Причиной развития боррелиоза является проникновение в организм человека в момент укуса клещом спирохеты Borrelia. Изначально они поражают лимфатические узлы, где размножаются, и уже оттуда вместе с кровью разносятся по организму, вызывая тяжелые нарушения работы внутренних органов.

Первым клиническим признаком развития болезни Лайма считается развитие кольцевидной эритемы. Она представляет собой концентрические красные круги, расходящиеся от места укуса клеща, а между ними присутствует круг бледной кожи. Впоследствии возникают:

  • головные боли;
  • повышение температуры тела и озноб;
  • тошнота и рвота;
  • дискомфорт в суставах и мышцах;
  • общая слабость;
  • увеличение лимфатических узлов;
  • скованность мышц шеи.

Таким образом проявляется первая стадия развития боррелиоза. При отсутствии грамотного лечения, предпринятого в этот период, заболевание прогрессирует, поскольку возбудители заболевания распространяются по организму. В результате со временем наблюдаются:

  • нарушения сна;
  • снижение внимание и памяти;
  • психологическая лабильность;
  • головные боли;
  • повышенная чувствительность к внешним раздражителям, светобоязнь;
  • нарушения речи;
  • боли в суставах, мышцах;
  • косоглазие и другие признаки.

При этом симптомы 2-й стадии боррелиоза во многом зависят от того, какая часть нервной системы будет поражена. При отсутствии лечения и на этом этапе заболевание переходит в хроническую форму. В результате на других участках тела появляются кольцевые эритемы, тяжело поражаются суставы и появляются хронические неврологические симптомы.

Инкубационный период может составлять от 3 до 30 дней. Поэтому лучше сдать клеща в лабораторию или же провести анализ крови. Ведь так же, как и в случае с клещевым энцефалитом, существует специфический анализ крови на Лайм-боррелиоз IgM и IgG.

Также клещи могут выступать переносчиками чесотки, туляремии, возвратного клещевого тифа. Поэтому не стоит относиться халатно к этим мелким паукообразным. Лучше избегать их укусов и посещения лесов, парков, пребывания на траве или под деревьями в периоды их наибольшей активности или же защищать открытые части тела одеждой.

Если же все же укуса клеща избежать не удалось, рекомендуется обратиться к травматологу, который правильно извлечет его из тела, не оставив внутри мягких тканей головки и тем самым снизит риск развития воспалительного процесса. Также каждого вынутого клеща стоит отправлять на исследование. Это поможет как можно раньше определить вероятность инфицирования опасными заболеваниями и начать лечение, а значит и резко снизить риск развития тяжелых осложнений. В противном случае потребуется сдать анализ крови на наиболее распространенные инфекции, переносимые клещами и уже отталкиваться от их результатов.

Обращайтесь в медицинский центр «Юнимед», и вам окажут квалифицированную врачебную помощь при диагностике и лечении таких заболеваний.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВАС УКУСИЛ КЛЕЩ.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВАС УКУСИЛ КЛЕЩ.

С наступлением весны в лесах, садах, полях , в т.ч. на приусадебных участках появляется большое количество клещей. Некоторые их разновидности могут быть переносчиками возбудителей тяжелых инфекционных заболеваний, таких как клещевой энцефалит, бореллиоз (болезнь Лайма), геморрагические лихорадки.

Для предотвращения заражения инфекциями, передающимися при укусе клеща необходимо придерживаться определенных правил:

  • Бороться с заклещевленностью приусадебных участков, домашнего скота.
  • При посещении леса необходимо одевать светлую одежду, закрывающую открытые участки, использовать средства, отпугивающие клещей.
  • Во время и после посещения леса тщательно осматривать себя и одежду на наличие клещей, при посещении леса отдыхать и останавливаться на ночлег только на оборудованных площадках.

В случае обнаружения присосавшегося клеща к коже — его необходимо удалить, и целесообразно это доверить врачу или медицинскому работнику. Следует иметь ввиду, что вероятность заболевания клещевым энцефалитом, клещевым боррелиозом и другими инфекциями, передаваемыми клещами, зависит от количества инфекции, проникшей при «укусе» клеща (то есть времени, в течение которого клещ находился в присосавшемся состоянии) – чем раньше вы удалите впившегося паразита, тем лучше.

Клещей удобно удалять изогнутым пинцетом или хирургическим зажимом, в принципе подойдет и любой другой пинцет. При этом клеща нужно захватить как можно ближе к хоботку, затем его аккуратно подтягивают, при этом вращая вокруг своей оси в удобную сторону. Обычно через 1-3 оборота клещ извлекается целиком вместе с хоботком. Если же клеща попытаться выдернуть, то велика вероятность его разрыва.

Если под рукой нет ни пинцета, ни специальных приспособлений для удаления клещей, то клеща можно удалить при помощи нитки.

Прочную нитку завязывают в узел, как можно ближе к хоботку клеща, затем клеща извлекают, медленно раскачивая и подтягивая его вверх. Резкие движения недопустимы — клещ разорвется.

Если при извлечении клеща оторвалась его головка, которая обычно остается в коже и имеет вид черной точки, место присасывания протирают ватой или бинтом, смоченными спиртом, а затем удаляют головку стерильной иглой (предварительно прокаленной на огне). Так, как Вы удаляете обычную занозу.

Удаление клеща необходимо производить с осторожностью( по возможности в перчатках), не сдавливая руками его тело, поскольку при этом возможно выдавливание содержимого клеща вместе с возбудителями болезней в ранку. Важно не разорвать клеща при удалении — оставшаяся в коже часть может вызвать воспаление и нагноение.

После удаления клеща, кожу в месте его присасывания обрабатывают настойкой йода или спиртом. Наложение повязки, как правило, не требуется.

Нельзя удалять клеща зубами, в этом случае не исключается заражение возбудителями инфекций через рот.

Человеку, который извлек клеща, необходимо тщательно вымыть руки с мылом, так как через ранки и микротрещины на руках возбудители инфекций могут проникнуть в организм.

Клеща желательно исследовать на инфицированность боррелиями и вирусами клещевого энцефалита. Для того чтобы сохранить клеща, его следует поместить в стеклянный флакон (например, пенициллиновый) и положить внутрь ватку смоченую водой. Флакон закупорить крышкой и хранить при температуре +4 С. Клеща следует доставить в лабораторию не позднее 2-х суток.

Чем грозит укус клеща?

Даже если укус клеща был кратковременным, риск заражения клещевыми инфекциями не исключается. Нужно понимать, что наличие инфекции у клеща еще не значит, что заболеет человек.

Самый верный способ определить наличие заболевания – сдать анализ крови.

Сдавать кровь сразу после укуса клеща не надо — анализы ничего не покажут. Не ранее, чем через 10 дней, можно исследовать кровь на клещевой энцефалит и боррелиоз методом ПЦР. Через две недели после укуса клеща на антитела (IgM) к вирусу клещевого энцефалита. На антитела (IgM) к боррелиям (клещевой боррелиоз) — через месяц.

Клещевой энцефалит — природно-очаговая трансмиссивная (передающаяся клещами) вирусная инфекция, характеризующаяся преимущественным поражением центральной нервной системы. Заболевание отличается разнообразием клинических проявлений и тяжестью течения (от легких стертых форм до тяжелых).

Клещевой боррелиоз – опасное заболевание, часто протекающее скрытно, но в случае перехода в хроническую форму, приводящее к инвалидности. Распространено практически по всей территории , передается клещами.  В независимости от того, проводилась экстренная профилактика клещевого боррелиоза или нет, следует сдать кровь на антитела к клещевому боррелиозу (IgM). Анализ лучше сдавать через 3 недели после укуса клеща, ранее не имеет смысла – будет отрицательным. Если результат окажется положительный, или на месте укуса клеща через несколько дней после укуса появилось покраснение – нужно обратиться к инфекционисту. Клещевой боррелиоз на ранних стадиях лечится очень быстро.

Геморрагические лихорадки, группа передающихся от животных человеку природноочаговых вирусных заболеваний, объединённых общими клиническими признаками — повышением температуры (лихорадка), подкожными и внутренними кровоизлияниями. По возбудителю, а также по способу распространения инфекции различают несколько видов.

С целью повышения осведомленности в данном вопросе жителей и гостей Крыма на базе Межрегионального управления Роспотребнадзора по Республике Крым и г. Севастополю на период с 01.05.2021 по 15.05.2021  открыт телефон  «горячей линии» + 7(978) 9191123. По данному телефону жители и гости Крыма могут получить информацию по актуальным вопросам профилактики инфекций, передаваемых клещами.

Райинфекционист Пода Л. П.

Исследование иксодового клеща методом ПЦР на наличие возбудителей боррелиоза (болезни Лайма), вирусного клещевого энцефалита, моноцитарного эрлихиоза, гранулоцитарного анаплазмоза

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Напоминаем вам, что самостоятельная интерпретация результатов недопустима, приведенная ниже информация носит исключительно справочный характер.

Исследование иксодового клеща: показания к назначению, правила подготовки к сдаче анализа, расшифровка результатов и показатели нормы.

Показание к назначению исследования


Показанием для выполнения исследование является присасывание клеща к телу человека.

Для Российской Федерации наибольшее эпидемиологическое значение имеют иксодовые клещи (относящиеся семейству Ixodidae).

Для инфекций, передающихся иксодовыми клещами, характерна весенне-осенняя сезонность с апреля по октябрь, однако в регионах с теплым климатом отмечается круглогодичная активность иксодовых клещей. Группами риска по заболеваемости инфекциями, передающимися иксодовыми клещами, являются жители городской и сельской местности, посещающие очаги обитания клещей. Передача возбудителей инфекций происходит при присасывании зараженных клещей к телу человека.

К инфекциям, передающимся иксодовыми клещами, относятся клещевой вирусный энцефалит, иксодовые клещевые боррелиозы, клещевой гранулоцитарный анаплазмоз человека, моноцитарный эрлихиоз человека и другие (лихорадка Ку, крымская геморрагическая лихорадка, туляремия, риккетсиозы).

Возбудитель клещевого энцефалита — РНК-содержащий вирус рода Flavivirus. Инкубационный период заболевания составляет, как правило, 7–14 дней от момента присасывания клеща, но может длиться до 25 дней. Инфекция поражает клетки головного и спинного мозга с последующим развитием парезов и параличей.

Выявление возбудителя клещевого вирусного энцефалита в клеще позволяет своевременно провести экстренную профилактику инфекции. В случае получения положительного результата показано экстренное введение специфического иммуноглобулина — не позднее 72 часов от момента укуса. Максимальная эффективность препарата наблюдается при его введении в течение первых суток после укуса.

Возбудитель болезни Лайма — спиралевидная бактерия рода Borrelia. Заболевание развивается в 20% случаев после присасывания клеща, инфицированного боррелиями. У 50-80% больных отмечается местное кожное воспаление – клещевая мигрирующая эритема (покраснение), диаметр которой не превышает 5 см. При распространении по крови боррелии поражают внутренние органы, клетки нервной системы, в результате чего могут развиться менингит, менингоэнцефалит, радикулоневрит, неврит черепных нервов.

Возбудитель гранулоцитарного анаплазмоза человека — бактерия Anaplasma phagocytophilum, которая поражает гранулоциты – белые клетки крови, содержащие гранулы (нейтрофилы, эозинофилы, базофилы). Заражение происходит при укусе клеща, инфицированного бактериями — анаплазмами.

Среди симптомов заболевания отмечают длительную лихорадку, слабость, головную боль, потливость, кашель, тошноту, рвоту, диарею, боль в мышцах и суставах. Увеличиваются лимфатические узлы, могут наблюдаться поражения почек, печени, селезенки. Реже диагностируется воспаление оболочек головного и спинного мозга. Инкубационный период в среднем составляет 14 дней.

Возбудителями моноцитарного эрлихиоза являются бактерии, относящиеся к роду Ehrlichia. Они попадают в организм человека со слюной клеща, по лимфатическим путям проникают в кровь и начинают размножаться в клетках внутренней поверхности сосудов, в белых клетках крови — моноцитах. После разрушения клетки микроорганизмы выходят из нее и инфицируют другие. Поражаются внутренние органы (печень, центральная нервная система, костный мозг, кожа) с развитием инфекционных гранулем. Клиническая картина эрлихиоза схожа с гранулоцитарным анаплазмозом.

Гранулоцитарный анаплазмоз человека, моноцитарный эрлихиоз и боррелиоз являются показанием к назначению антибактериальной терапии. При своевременном выявления заболевания и лечении прогноз благоприятный.

Подготовка к процедуре


При обнаружении присосавшегося клеща для его удаления из тела необходимо обратиться в травматологический пункт. Если такой возможности нет, клеща следует удалить самостоятельно. Для этого нужно перехватить тело клеща обернутыми марлей пальцами или пинцетом строго перпендикулярно поверхности тела, как можно ближе к его ротовому аппарату. Затем, поворачивая тело клеща вокруг оси, извлечь его. Не рекомендуется смазывать место укуса и самого клеща маслом. Клеща с кусочком влажной ваты необходимо поместить в плотно закрываемую емкость (специальный контейнер с крышкой для исследования биоматериала, банку, пробирку или др.). Нельзя помещать в одну емкость клещей, снятых с разных людей.

Ранку на коже продезинфицировать антисептиком (спиртом, йодом, зеленкой), руки после извлечения клеща тщательно вымыть с мылом. Контейнер с клещом доставить в ближайший медицинский офис в день снятия. В настоящее время можно приобрести специальные устройства для удаления клеща, которые продаются в аптеке.

Живого клеща до исследования допускается хранить в холодильнике при +2 +8оС до 1 мес. Исследование мертвого клеща допускается при условии хранения его после снятия в холодильнике при температуре +2 +8оС не более 5 суток. С учетом риска развития клещевого энцефалита и продолжительности исследования (до 3 рабочих дней) лучше отдать клеща на исследование в день снятия с тела.

Срок исполнения


Качественные тесты («обнаружено — не обнаружено»)  исследования клеща для выявления РНК/ДНК возбудителей инфекций, передаваемых иксодовыми клещами: клещевого энцефалита, боррелиоза (болезни Лайма), анаплазмоза, эрлихиоза выполняются до 3 рабочих дней.

Что может повлиять на результат


Сроки выполнения ПЦР-исследований могут быть увеличены при проведении подтверждающих тестов.

Лабораторное исследование клеща для выявления РНК/ДНК возбудителей инфекций, передаваемых иксодовыми клещами: клещевого энцефалита, боррелиоза (болезни Лайма), анаплазмоза, эрлихиоза

ПРОФИЛАКТИКА КЛЕЩЕВОГО ЭНЦЕФАЛИТА — ГБУЗ «Тюльганская РБ»


Клещевой энцефалит — актуальная тема в весенний и летний периоды для любителей активного отдыха на природе. Однако в последнее время укусы иксодовых клещей отмечаются в массовом порядке в населенных пунктах. Эти кровососущие насекомые прекрасно себя чувствуют в полосах озеленения, городских парках, скверах и аллеях.

Маленький и с виду безобидный клещ может вызвать опасное заболевание — клещевой вирусный энцефалит.

Клещи (Acari) относятся к классу паукообразных (Arachnida), подклассу Acari и включают в себя три отряда: клещи-сенокосцы (Opilioacariformes), акариформные клещи (Acariformes), паразитиформные клещи (Parasitiformes). Для Российской Федерации наибольшее эпидемиологическое значение имеют клещи, относящиеся к отряду Parasitiformes, подотряду Metastigmata, надсемейству Ixodoidea, семейству Ixodidae.

К инфекциям, передающимся иксодовыми клещами, относятся клещевой вирусный энцефалит, Крымская геморрагическая лихорадка, иксодовые клещевые боррелиозы, туляремия, клещевые риккетсиозы, в частности, североазиатский клещевой риккетсиоз (сибирский клещевой тиф) и другие риккетсиозы группы клещевой пятнистой лихорадки, гранулоцитарный анаплазмоз человека, моноцитарный эрлихиоз человека, лихорадка Ку и другие инфекции. Ведущим механизмом передачи возбудителей инфекций, передающихся иксодовыми клещами, является трансмиссивный с реализацией инокуляционного (при присасывании зараженных клещей) пути передачи возбудителя

В Тюльганском районе за 2016 год в ГБУЗ «Тюльганская РБ» обратилось 73 человека, из них 25 дети до 17 лет, в 2017 году за 4 месяца обратилось уже 4, из них детей 0.

Выявление больных инфекциями, передающимися иксодовыми клещами, и лиц с подозрением на эти заболевания осуществляется специалистами медицинских организаций при оказании всех видов медицинской помощи на основании клинико-эпидемиологических и лабораторных данных.

Диагностика клещевых инфекций осуществляется клиническими и лабораторными методами. Клиническая диагностика проводится на основании анамнеза заболевания, эпидемиологического анамнеза, жалоб, симптомов, данных осмотра с учетом возможности стертых, атипичных форм заболевания.

С целью своевременного и эффективного проведения специфических профилактических мероприятий большое значение имеет экспресс-диагностика различных патогенов в снятом переносчике (в течение 3 суток с момента присасывания).

В комплекс профилактических мероприятий против инфекций, передающихся иксодовыми клещами, входят мероприятия по специфической профилактике (вакцинопрофилактика, туляремии или экстренная профилактика иммуноглобулином), экстренной антибиотикопрофилактике и неспецифической профилактике.

Охота обратить внимание, чтобы жители Тюльганского района были внимательны и осматривали себя во время похода или работы на природе, ведь лучше всего предотвратить укус клеща!

Врач-эпидемиолог

ГБУЗ «Тюльганская РБ»

А.Ж. Сейфетов


Как уберечь себя от нападения клещей

Как уберечь себя от нападения клещей

При присасывании иксодовых клещей, обитающих в нашей климатической зоне, с их слюной в организм человека могут попасть патогенные микроорганизмы, вызывающие заболевания:

  • Иксодовый клещевой боррелиоз;
  • Гранулоцитарный анаплазмоз человека;
  • Моноцитарный эрлихиоз человека.

Любое присасывание клеща должно вызывать настороженность и стремление вовремя начать лечение.

 Лучшим способом профилактики всех этих заболеваний является предотвращение присасывания клещей!

Клещи часто встречаются в лесопарковых зонах городов и на дачных участках. Самки и самцы нападают на человека с ранней весны, как только сходит снег. Особенно много их бывает в мае – июне. В июле клещей становится постепенно все меньше, а в августе они встречаются редко. Несмотря на то, что в августе-сентябре клещей относительно мало, случаев нападения их на людей бывает достаточно много, поскольку в этот период люди чаще выходят в лес для сбора ягод и грибов.

Клещи поджидают своих жертв на травяной растительности, реже на кустарниках, но никогда не заползают на деревья, не падают и не прыгают с них. Стоит рядом с клещом оказаться животному или человеку, как клещ прицепляется к коже, шерсти, одежде и ползет вверх, пока не найдет укромное место, обычно под одеждой, чтобы присосаться к телу. У человека это чаще спина, подмышки, пах, у животных — голова, шея, пах. Ползёт клещ всегда вверх, поэтому обнаруживают их часто на шее и голове.

В организм жертвы попадает слюна клеща, в которой находятся возбудители болезней. Клещи вводят внутрь тела только центральную часть гипостома, но отцепить их, особенно самку, бывает весьма трудно.

Помещения надо оберегать от случайного заноса клещей: не вносить свежесорванные цветы и ветки, верхнюю одежду и другие предметы, на которых могут оказаться клещи. Необходимо осматривать домашних животных и пинцетом снимать присосавшихся клещей.

При нахождении на опасной в отношении клещей территории надо обеспечивать себе и своим близким личную защиту от нападения клещей.

 Ниже приведены различные способы этой защиты в порядке увеличения их эффективности:

 Выходя в лес, парк или на любую территорию, где встречаются клещи, необходимо одеться таким образом, чтобы предотвратить заползание клещей под одежду и облегчить быстрый осмотр для обнаружения прицепившихся клещей. Брюки должны быть заправлены в сапоги, гольфы или носки с плотной резинкой. Верхняя часть одежды (рубашка, куртка) должна быть заправлена в брюки, а манжеты рукавов плотно прилегать к руке. Ворот рубашки и брюки не должны застегиваться на пуговицы, лучше иметь застежки типа «молния» или «липучка», через которую клещ не может заползти под одежду. На голову предпочтительно надеть капюшон, плотно пришитый к куртке, в крайнем случае, волосы должны быть заправлены под косынку. Лучше, чтобы одежда была однотонной и светлой, так как на ней клещи более заметны. Само и взаимоосмотры на предмет обнаружения клещей (в том числе ползущих сзади) необходимо проводить каждые 15 – 20 минут. Этот способ может существенно снизить риск присасывания клеща к телу, но полной гарантии он не дает.
Необходимо соблюдать особую осторожность, садясь или ложась на траву, поскольку в этой ситуации клещ может прицепиться сразу к верхней части одежды или к голове и заметить его будет трудно.

 Степень защиты от нападения иксодовых клещей можно многократно увеличить, применив для обработки одежды специальные химические средства в виде аэрозолей (репеллентные или акарицидные).

 Репеллентными средствами надо обработать верхнюю одежду согласно способу применения, указанному на этикетке. Правильное применение специальных репеллентных средств обеспечивает уровень защиты около 95%. В этикетках на эти средства указано «Средство обеспечивает неполную защиту от клещей. Будьте внимательны!».

 Акарицидные средства способны быстро вызывать у клещей паралич конечностей. Правильное применение специальных акарицидных или акарицидно-репеллентных средств, содержащих акарицид и репеллент одновременно, обеспечивает наиболее высокий уровень защиты (эффективность около 100%). Клещи, прицепившиеся к этой одежде, уже через 3 минуты будут не способны присосаться к телу, через 5 минут они упадут с одежды. В этикетках на эти средства указано «Нарушение правил поведения и способа применения средства может привести к присасыванию клещей. Будьте внимательны!»

 Таким образом, акарицидные и акарицидно-репеллентные средства обладают более высокими защитными свойствами по сравнению с репеллентными.

  Правильное применение этих средств не нанесет вред здоровью, но одежду детей должны обрабатывать взрослые.

 Следует знать, что в настоящее время нельзя защититься от нападения и присасывания клещей, нанося какое-либо химическое средство непосредственно на кожу: репеллентные средства не обеспечивают защиту при их нанесении на кожу, а акарицидные средства нельзя наносить на кожу из–за их токсичности.

 Таким образом, в настоящее время нет возможности надёжно защититься от опасных клещей, не надевая правильно на опасной территории одежду, включающую брюки и рубашку с длинными рукавами.

  Наиболее надежную защиту от нападения клещей обеспечит специальная одежда. В такой одежде, обработанной специальными аэрозолями, можно смело ходить по лесу, только нельзя ложиться и садиться на траву, так как в этом случае клещи, минуя обработанную одежду, могут сразу попасть на тело и присосаться.

 После возвращения из леса следует провести полный осмотр тела и одежды. Следует помнить, что если клещи попадают на открытые части тела человека (кисти или предплечья рук, ноги), они редко присасываются на видимых местах, чаще клещи заползают под одежду и присасываются под ней. При этом клещи достаточно долго (в среднем 30 минут) выбирают место для присасывания.

 Можно успеть обнаружить клеща до того, как он начнет кровососание! Период времени между попаданием зараженного клеща на тело человека и моментом присасывания является той «форой», которая позволяет человеку обнаружить клеща и снять его с тела.

 Присосавшихся к телу клещей следует немедленно удалить, стараясь не оторвать погруженный в кожу гипостом, ранку продезинфицировать (раствором йода, спиртом и т.д.). Чем быстрее Вы это сделаете, тем меньше вероятность того, что в кровь попадут опасные возбудители.

 Снимать клещей лучше используя специальные приспособления: ручка-лассо, клещеверт, пинцет для снятия клещей, при их отсутствии можно удалять клещей при помощи нитки (завязать ее вокруг гипостома и, вращая или покачивая, тянуть вверх), использовать пинцет с тонкими кончиками или захватить клеща ногтями как можно ближе к коже за хоботок.

 Нет смысла что-либо капать на клеща и ждать когда он сам отпадет. Клещ не отпадет, а пока Вы будете ждать, он может вводить в кровь возбудителей болезней.

 Чтобы предотвратить развитие заболевания, необходимо как можно раньше применить меры профилактики болезней. Такая профилактика должна проводиться по результатам паразитологического обследования клеща (диагностика наличия опасных возбудителей в клеще). Для этого надо сохранить клеща в максимально неповрежденном состоянии, лучше живым. Поэтому снятых присосавшихся клещей следует поместить в плотно закрывающуюся емкость (например, стеклянный флакон) и создать в этой емкости повышенную влажность, поместив туда кусочек влажной ваты или свежую травинку. Мертвых клещей следует также поместить в емкость и до доставки в лабораторию на анализ хранить в холодном месте (холодильник, термос со льдом и т. п.).

 Если клещи присосались к нескольким людям, то клещей с каждого человека надо поместить в отдельную емкость, подписав фамилию пострадавшего.

 Клещей необходимо доставить в лабораторию как можно скорее для выполнения исследования.

 Анализ клещей на наличие возбудителей проводят во всех регионах, где они нападают на людей.

 В городе Курске и Курской области такое исследование так же проводится. Адрес лаборатории можно уточнить в территориальном лечебном учреждении.

 В случае обнаружения в клещах возбудителей одной или нескольких инфекций необходимо с результатами анализа обратиться к врачу- инфекционисту, терапевту в поликлинике, или в специализированные медицинские учреждения, где будет назначена соответствующая профилактика развития заболеваний.

 Если Вам не удалось сдать клещей для обнаружения в них возбудителей или при отрицательных результатах анализа в течение месяца после присасывания клещей Вы почувствовали изменения в самочувствии, отметили повышение температуры, увеличивающееся красное пятно на месте присасывания, то необходимо обратиться к врачу, сообщив ему о факте присасывания клеща.

Клещи – переносчики возбудителей серьезных заболеваний

Клещи — отряд членистоногих, класса паукообразных. Длина от 0,2 мм. До 3 см. Многие из них могут стать переносчиками возбудителей ряда непростых заболеваний. Если не принять меры предосторожности при посещении подмосковных лесов, вероятность укуса клеща велика.

Чтобы присосаться к телу человека, эти насекомые своим чувствительным хоботком выбирают самые мягкие места, чаще всего их обнаруживают в подмышечных впадинах, в паху или на шее. При укусе, клещи вводят в кровь анестезирующее вещество, так что человек несколько часов после укуса ничего не чувствует.

Если при снимании присосавшегося клеща будет оборвана его головка и хоботок останется в коже, то возникает местное воспаление, поэтому снимать клеща нужно очень осторожно. Если все же хоботок остался в коже, удалить его следует иглой, прокаленной на пламени или обработанной в спирте. После извлечения клеща это место нужно смазать настойкой йода или протереть спиртом. Если клеща случайно раздавили пальцами, то нельзя прикасаться к глазам, рту и носу, пока не вымыты руки с мылом.

Симптомы болезни могут проявиться не сразу, а через несколько дней, поэтому необходимо в обязательном порядке пройти обследование в медучреждении. Для сведения, например есть такое заболевание, которое сначала поражает кожу. На ней появляются покраснения в виде колец, потом может подняться температура, появиться ломота в костях, а если болезнь запустить, это скажется на сердечно-сосудистой и нервной системах. Энцефалит поражает нервную систему. Его симптомы — очень сильная головная боль, рвота, головокружение, высокая температура.

МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ

Самыми опасными в плане инфекций, считаются районы Подмосковья как Талдом, Раменский район, Орехово-Зуево. А особенно те, что граничат с Тверской и Ярославской областями. Это не значит, что укус клеща можно не получить в парковой зоне г. Москвы.

При посещении лесопарковой зоны необходимо брать с собой подстилку, для отдыха выбирать лысые полянки на самом солнышке — без кустов и деревьев. Желательно одеть сапожки, заправить в них брюки, кофты с длинными рукавами, капюшон. Лицо и руки намазать специальными кремами.
Для личной защиты от клещей во время работы в природных условиях применяют отпугивающие препараты, которые наносят на одежду поперечными полосами (через 5–7 см.), воротнички и манжеты обрабатывают полностью.


Управление по ВАО ГУ МЧС России по г. Москве и Агентство гражданской защиты ВАО Москвы

Распространенность патогенов в клещах, полученных от людей с помощью гражданской науки в Бельгии | Паразиты и переносчики

  • 1.

    Станек Г., Рейтер М. Расширяющийся Lyme Borrelia комплексно-клиническое значение геномных видов? Clin Microbiol Infect. 2011; 17: 487–93.

    Артикул CAS Google ученый

  • 2.

    Франке Дж., Хильдебрандт А., Дорн В. Изучение пробелов в наших знаниях о спирохетах боррелиоза Лайма — обновленная информация о сложной гетерогенности, экологии и патогенности.Клещи Tick Borne Dis. 2013; 4: 11–25.

    Артикул Google ученый

  • 3.

    Станек Г., Вормсер Г.П., Грей Дж., Стрле Ф. Боррелиоз Лайма. Ланцет. 2012; 379: 461–73.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Coipan EC, Jahfari S, Fonville M, Oei GA, Spanjaard L, Takumi K, et al. Несбалансированное присутствие Borrelia burgdorferi s.l. типов мультилокусной последовательности в клинических проявлениях боррелиоза Лайма.Заразить Genet Evol. 2016; 42: 66–76.

    Артикул CAS Google ученый

  • 5.

    Geebelen L, Van Cauteren D, Devleesschauwer B, Moreels S, Tersago K, Van Oyen H, et al. Сочетание эпиднадзора за первичной медико-санитарной помощью и метаанализа для оценки частоты клинических проявлений боррелиоза Лайма в Бельгии, 2015–2017 гг. Клещи Tick Borne Dis. 2019; 10: 598–605.

    Артикул Google ученый

  • 6.

    Парола П., Рауль Д. Клещи и клещевые бактериальные заболевания у людей: возникающая инфекционная угроза. Clin Infect Dis. 2001; 32: 897–928.

    Артикул CAS Google ученый

  • 7.

    Michelet L, Delannoy S, Devillers E, Umhang G, Aspan A, Juremalm M, et al. Высокопроизводительный скрининг на клещевые патогены в Европе. Front Cell Infect Microbiol. 2014; 4: 103.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8.

    Всемирная организация здравоохранения. Вакцины против клещевого энцефалита: документ с изложением позиции ВОЗ. Wkly Epidemiol Rec. 2011; 24: 241–56.

    Google ученый

  • 9.

    Roelandt S, Suin V, Van Gucht S, Van der Stede Y, Roels S. Сравнительный эпиднадзор за клещевым энцефалитом (вирусом) в Бельгии в 2009–2015 гг .: опыт диагностических тестов, дозорные виды и схемы эпиднадзора. J Zoonotic Dis Public Health. 2017; 1: 4.

    Google ученый

  • 10.

    Sciensano. Flash Maladies Infectieuses. Encéphalite à tiques — Premiers cas (вероятные) автохтоны в Бельгии. № 11 — ноябрь 2018 г. https://epidemio.wiv-isp.be/ID/Report/Novembre_2018.pdf. По состоянию на 3 декабря 2018 г.

  • 11.

    Hing M, Van Den Bossche D, Lernout T, Cochez C, Pirnay JP, Heuninckx W. Распространенность Anaplasma phagocytophilum у людей в Бельгии в период 2013–2016 гг. Acta Clin Belg. 2018; 20: 1–6.

    Google ученый

  • 12.

    Cutler S, Vayssier-Taussat M, Estrada-Peña A, Potkonjak A, Mihalca AD, Zeller H. Новый Borrelia на блоке: Borrelia miyamotoi — опасность для здоровья человека? Euro Surveill. 2019; 24: 1800170.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Wagemakers A, Staarink PJ, Sprong H, Hovius JW. Borrelia miyamotoi : широко распространенная спирохета клещевого возвратного тифа. Trends Parasitol.2015; 31: 260–9.

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Portillo A, Santibáñez P, Palomar AM, Santibáñez S, Oteo JA. Candidatus Neoehrlichia mikurensis, Европа. Новые микробы. Новый зараз. 2018; 22: 30–6.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 15.

    Krause PJ. Бабезиоз человека. Int J Parasitol. 2019; 49: 165–74.

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Lempereur L, Shiels B, Heyman P, Moreau E, Saegerman C, Losson B и др. Ретроспективное серологическое исследование бабезиоза человека в Бельгии. Clin Microbiol Infect. 2015; 21: 96–7.

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Parola P, Paddock CD, Socolovschi C, Labruna MB, Mediannikov O, Kernif T, et al. Обновленная информация о клещевом риккетсиозе в мире: географический подход. Clin Microbiol Rev.2013; 26: 657–702.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Реболледо Дж., Литцрот А., Терсаго К., Ван Бекховен Д., Лерноут Т. Зоонозы и болезни векторной передачи. Эпидемиологический надзор в Бельгии, 2015–2016 гг. 2017. https://epidemio.wiv-isp.be/ID/reports/Zoonoses%20et%20maladies%20à%20transmission%20vectorielle.%20Rapport%20annuel%202015%20et%202016.pdf. По состоянию на 7 ноября 2018 г.

  • 19.

    Claerebout E, Losson B, Cochez C, Casaert S, Dalemans AC, De CA, et al. Клещи и связанные с ними патогены, полученные от собак и кошек в Бельгии.Векторы паразитов. 2013; 6: 183.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Кочез С., Хейман П., Хейлен Д., Фонвилл М., Хенгевельд П., Таккен В. и др. Присутствие Borrelia miyamotoi , спирохеты, возникающей при летней лихорадке, в поисках Ixodes ricinus в Бельгии и Нидерландах. Зоонозы в области общественного здравоохранения. 2015; 62: 331–3.

    Артикул CAS Google ученый

  • 21.

    Heylen D, Fonville M, van Leeuwen AD, Sprong H. Сопутствующие инфекции и динамика передачи в сообществе клещевых бактерий, контактирующих с певчими птицами. Environ Microbiol. 2016; 18: 988–96.

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Ruyts SC, Ampoorter E, Coipan EC, Baeten L, Heylen D, Sprong H, et al. Диверсификация лесных сообществ может изменить риск болезни Лайма: дополнительное измерение к эффекту разбавления в Европе. Паразитология. 2016; 143: 1310–9.

    Артикул CAS Google ученый

  • 23.

    Lempereur L, Wirtgen M, Nahayo A, Caron Y, Shiels B, Saegerman C, et al. Дикие шейки матки являются хозяевами клещей-переносчиков видов бабезий с зоонозной способностью в Бельгии. Vector Borne Zoonotic Dis. 2012; 12: 275–80.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24.

    Кестеман Т., Росси К., Бастьен П., Бруйяр Дж., Авесани В., Олив Н. и др.Распространенность и генетическая гетерогенность Borrelia burgdorferi sensu lato среди клещей Ixodes в Бельгии. Acta Clin Belg. 2010; 65: 319–22.

    Артикул CAS Google ученый

  • 25.

    Deblauwe I, Van Loo T, Jansen L, Demeulemeester J, De Witte K, De Goeyse I et al. Borrelia burgdorferi s.l. Заражение среди клещей Ixodes ricinus (Ixodidae) в трех бельгийских заповедниках: тенденция к росту? 2016 г.https://www.zorg-en-gezondheid.be/sites/default/files/atoms/files/1%20studiedag%20Deblauwe%20et%20al.pdf. По состоянию на 7 ноября 2018 г.

  • 26.

    Jahfari S, Ruyts SC, Frazer-Mendelewska E, Jaarsma R, Verheyen K, Sprong H. Плавильный котел клещевых зоонозов: европейский еж вносит свой вклад в поддержание различных видов клещей. переносимые заболевания в природных циклах городских и пригородных территорий. Векторы паразитов. 2017; 10: 134.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 27.

    Sciensano. Пресс-релиз. 30 марта 2017 г. https://www.sciensano.be/fr/coin-presse/surveillance-des-morsures-de-tiques-en-belgique-tiquesnet-bilan-des-resultats-en-2016-et. Доступ 19 июня 19.

  • 28.

    Sciensano. TiquesNet. https://tiquesnet.wiv-isp.be/. По состоянию на 7 ноября 2018 г.

  • 29.

    Hillyard PD. Клещи Северо-Западной Европы. Лондон: Backhuys Publishers; 1996.

    Google ученый

  • 30.

    Jahfari S, Hofhuis A, Fonville M, van der Giessen J, Van PW, Sprong H.Молекулярное обнаружение клещевых патогенов у людей с укусами клещей и мигрирующей эритемой, Нидерланды. PLoS Negl Trop Dis. 2016; 10: e0005042.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 31.

    Казимирова М., Хамсикова З., Спитальская Е., Миничова Л., Махрикова Л., Кабан Р. и др. Разнообразные клещевые микроорганизмы обнаружены у свободноживущих копытных в Словакии. Векторы паразитов. 2018; 3 (11): 495.

    Артикул CAS Google ученый

  • 32.

    Coipan EC, Fonville M, Tijsse-Klasen E, van der Giessen JW, Takken W, Sprong H, et al. Геодемографический анализ Borrelia burgdorferi sensu lato с использованием спейсерной области 5S-23S рДНК. Заразить Genet Evol. 2013; 17: 216–22.

    Артикул CAS Google ученый

  • 33.

    Бриггс Б.Дж., Аткинсон Б., Чеховски Д.М., Ларсен П.А., Микс Х.Н., Каррера Дж. П. и др. Вирус клещевого энцефалита, Кыргызстан. Emerg Infect Dis. 2011; 17: 876–9.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 34.

    Tijsse-Klasen E, Jacobs JJ, Swart A, Fonville M, Reimerink JH, Brandenburg AH, et al. Небольшой риск развития симптоматических клещевых заболеваний после укуса клеща в Нидерландах. Векторы паразитов. 2011; 4:17.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 35.

    Лааксонен М., Саджанти Э, Сормунен Дж. Дж., Пенттинен Р., Ханнинен Дж., Руохомаки К. и др.Общенациональный сбор клещей на основе краудсорсинга выявил распространение Ixodes ricinus и I. persulcatus и связанных с ними патогенов в Финляндии. Emerg Microbes Infect. 2017; 6: e31.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 36.

    Обри С., Соколовски С., Рауль Д., Парола П. Бактериальные агенты в 248 клещах, удаленных от людей с 2002 по 2013 годы. Клещи Tick Borne Dis. 2016; 7: 475–81.

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Galeziowska E, Rzymowska J, Najda N, Kolodziej P, Domzal-Drzewicka R, Rzaca M, et al. Распространенность Borrelia burgdorferi в клещах, удаленных с кожи людей, и обстоятельства укусов — исследования на территории Польши, 2012–2014 гг. Энн Агрик Энвайрон Мед. 2018; 25: 31–5.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Отранто Д., Дантас-Торрес Ф., Джаннелли А., Латрофа М.С., Кашио А., Каззин С. и др. Клещи, поражающие людей в Италии, и связанные с ними патогены. Векторы паразитов. 2014; 7: 328.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 39.

    Waindok P, Schicht S, Fingerle V, Strube C. Распространенность Lyme borreliae и распределение геновидов у клещей, удаленных от людей. Клещи Tick Borne Dis. 2017; 8: 709–14.

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Lindblom P, Wilhelmsson P, Fryland L, Sjowall J, Haglund M, Matussek A, et al. Вирус клещевого энцефалита у клещей, отделенных от людей, и последующее наблюдение серологического и клинического ответа. Клещи Tick Borne Dis. 2014; 5: 21–8.

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Nieto NC, Porter WT, Wachara JC, Lowrey TJ, Martin L, Motyka PJ, et al. Использование гражданской науки для описания распространенности и распространения укусов клещей и подверженности клещевым заболеваниям в Соединенных Штатах.PLoS ONE. 2018; 13: e0199644.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 42.

    Obsomer V, Wirtgen M, Linden A, Claerebout E, Heyman P, Heylen D, et al. Пространственная дезагрегация встречаемости клещей и экологии в местном масштабе как предварительный шаг к пространственному надзору за клещевыми болезнями: общие рамки и последствия для здоровья в Бельгии. Векторы паразитов. 2013; 6: 190.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 43.

    Jongejan F, Ringenier M, Putting M, Berger L, Burgers S, Kortekaas R и др. Новые очаги Dermacentor reticulatus клещей, инфицированных Babesia canis и Babesia caballi в Нидерландах и Бельгии. Векторы паразитов. 2015; 8: 232.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 44.

    Cull B, Pietzsch ME, Hansford KM, Gillingham EL, Medlock JM. Наблюдение за британскими клещами: обзор описаний видов, ассоциаций хозяев и новых сведений о распределении Ixodes ricinus .Клещи Tick Borne Dis. 2018; 9: 605–14.

    Артикул Google ученый

  • 45.

    Gray JS, Kahl O, Lane RS, Levin ML, Tsao JI. Диапауза у клещей комплекса видов Ixodes ricinus , важных с медицинской точки зрения. Клещи Tick Borne Dis. 2016; 7: 992–1003.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46.

    Кон М., Крукен Дж., Маккей-Демелер Дж., Пачнике С., Кригер К., фон Самсон-Химмельстьерна Г. Dermacentor reticulatus в Берлине / Бранденбурге (Германия): характер активности и связанные с ней патогены. Клещи Tick Borne Dis. 2019; 10: 191–206.

    Артикул Google ученый

  • 47.

    Даниэль М., Малый М., Даниелова В., Криз Б., Наттолл П. Абиотические предикторы и годовая сезонная динамика Ixodes ricinus , основного переносчика болезней в Центральной Европе. Векторы паразитов. 2015; 8: 478.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 48.

    Rizzoli A, Hauffe H, Carpi G, Vourc HG, Neteler M, Rosa R. Lyme боррелиоз в Европе. Euro Surveill. 2011; 16: 19906.

    PubMed Google ученый

  • 49.

    Estrada-Pena A, Ortega C, Sanchez N, Desimone L, Sudre B, Suk JE, et al. Корреляция распространенности Borrelia burgdorferi sensu lato в поисках клещей Ixodes ricinus со специфическими абиотическими признаками в западной палеарктике. Appl Environ Microbiol. 2011; 77: 3838–45.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 50.

    Strnad M, Honig V, Ruzek D, Grubhoffer L, Rego ROM. Общеевропейский мета-анализ распространенности Borrelia burgdorferi sensu lato в поисках клещей Ixodes ricinus . Appl Environ Microbiol. 2017; 83: e00609–17.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 51.

    Ruyts SC, Landuyt D, Ampoorter E, Heylen D, Ehrmann S, Coipan EC, et al. Низкая вероятность эффекта разведения от боррелиоза Лайма в бельгийских лесах. Клещи Tick Borne Dis. 2018; 9: 1143–52.

    Артикул Google ученый

  • 52.

    Takken W., van Vliet AJ, Verhulst NO, Jacobs FH, Gassner F, Hartemink N, et al. Акарологический риск заражения Borrelia burgdorferi sensu lato в пространстве и времени в Нидерландах.Vector Borne Zoonotic Dis. 2017; 17: 99–107.

    Артикул Google ученый

  • 53.

    Quessada T, Martial-Convert F, Arnaud S, De La Vallee HL, Gilot B, Pichot J. Распространенность видов Borrelia burgdorferi и идентификация Borrelia valaisiana в поисках Ixodes ric. Лионский регион во Франции, как определено полиморфизмом длины рестрикционного фрагмента полимеразной цепной реакции. Eur J Clin Microbiol Infect Dis.2003. 22: 165–73.

    CAS PubMed Google ученый

  • 54.

    Estrada-Pena A, Cutler S, Potkonjak A, Vassier-Tussaut M, Van BW, Zeller H, et al. Обновленный метаанализ распространения и распространенности Borrelia burgdorferi s.l. в клещах в Европе. Int J Health Geogr. 2018; 17:41.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 55.

    Lempereur L, Lebrun M, Cuvelier P, Sepult G, Caron Y, Saegerman C и др. Продольное полевое исследование крупного рогатого скота Babesia spp. и инфекций Anaplasma phagocytophilum во время пастбищного сезона в Бельгии. Parasitol Res. 2012; 110: 1525–30.

    Артикул Google ученый

  • 56.

    Lempereur L, De CA, Caron Y, Madder M, Claerebout E, Saegerman C, et al. Первые молекулярные доказательства потенциально зоонозных Babesia microti и Babesia sp.EU1 среди клещей Ixodes ricinus в Бельгии. Vector Borne Zoonotic Dis. 2011; 11: 125–30.

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Quarsten H, Skarpaas T, Fajs L, Noraas S, Kjelland V. Клещевые бактерии Ixodes ricinus , собранные в южной Норвегии, оценены с помощью коммерческого набора и установлены протоколы ПЦР в реальном времени. Клещи Tick Borne Dis. 2015; 6: 538–44.

    Артикул CAS Google ученый

  • 58.

    Heylen D, Fonville M, Van Leeuwen AD, Stroo A, Duisterwinkel M, van Wieren S, et al. Сообщества патогенов клещей, происходящих от певчих птиц, в низинных странах Европы. Векторы паразитов. 2017; 10: 497.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 59.

    Стефанофф П., Пфеффер М., Хелленбранд В., Рогальска Дж., Рухе Ф., Маковка А. и др. Обнаружение вирусов у ищущих клещей не является чувствительным индикатором для оценки риска клещевого энцефалита у людей.Зоонозы в области общественного здравоохранения. 2013; 60: 215–26.

    Артикул CAS Google ученый

  • 60.

    Raileanu C, Moutailler S, Pavel I, Porea D, Mihalca AD, Savuta G, et al. Разнообразие Borrelia и коинфекция клещей другими возбудителями, передающимися клещами. Front Cell Infect Microbiol. 2017; 7: 36.

    Артикул CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 61.

    Swanson SJ, Neitzel D, Reed KD, Belongia EA. Коинфекции получены от Ixodes клещей. Clin Microbiol Rev.2006; 19: 708–27.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 62.

    Бханот П., Парвин Н. Исследование тяжести заболевания на животной модели сопутствующего бабезиоза и болезни Лайма. Int J Parasitol. 2019; 49: 145–51.

    Артикул Google ученый

  • Клещевые и клещевые патогены: молекулярные и иммунные мишени для стратегий контроля

    Клещи — это членистоногие, известные своим негативным воздействием на здоровье животных и человека в результате заражения.Они способны передавать широкий спектр патогенов, включая простейшие, вирусы и бактерии, включая спирохеты и риккетсии. Кормление клещами кровью требует длительного контакта с тканями хозяина …

    Клещи — это членистоногие, известные своим негативным воздействием на здоровье животных и человека в результате заражения. Они способны передавать широкий спектр патогенов, включая простейшие, вирусы и бактерии, включая спирохеты и риккетсии.Кормление клещами кровью требует длительного контакта с тканями и кровью хозяина, и было высказано предположение, что совместная эволюция клещей с их естественными хозяевами привела к выбору соответствующего набора компонентов слюны, позволяющих клещам избегать как специфического, так и неспецифического хозяина. иммунитет для успешного получения крови. В поисках кровяной муки клещи и другие кровососущие членистоногие-переносчики переносят патогены и вводят коктейль из биоактивных молекул в своих позвоночных-хозяев.Клещевые патогены разработали механизмы выживания в векторе членистоногих, манипулируя экспрессией генов на основе среды средней кишки или слюны.

    Возникающие в результате болезни могут потенциально вызвать серьезные производственные потери в животноводстве, тем самым снижая доходы фермерских хозяйств, увеличивая затраты для потребителей и ставя под угрозу торговлю между регионами и / или мировыми рынками. Было подсчитано, что 80% поголовья крупного рогатого скота в мире подвержены риску заражения клещами и клещевыми болезнями (TBD), что приводит к ежегодным потерям в размере 22-30 миллиардов долларов США.

    Акарициды являются основными компонентами комплексных стратегий борьбы с клещами, несмотря на их ограниченный успех и связанные с ними опасности, вызванные неправильной практикой утилизации. Устойчивость клещей к акарицидам и риск заражения остатками лекарств в молочных и мясных продуктах вызывают обеспокоенность общественности. Именно в соответствии с этим сценарием вакцины против клещей стали альтернативным средством борьбы с клещами.

    Потенциальные преимущества стратегий контроля на основе вакцин включают: экономическую эффективность, предотвращение загрязнения окружающей среды, предотвращение лекарственной устойчивости, возможное предотвращение передачи патогенов и их потенциальную применимость к широкому кругу хозяев.При разработке вакцины против клещей первым шагом является идентификация эффективных антигенов. Всестороннее понимание клещевых белков и их физиологической роли может помочь пролить свет на то, как эти паразиты преодолевают защитные силы хозяина, и выявить новые молекулы, которые могут быть использованы для борьбы с клещами и в терапевтических целях.

    С учетом этого были разработаны различные подходы к получению эффективной вакцины против R. microplus и других клещей. Гликопротеин BM86, белок эпителиальных клеток кишечника клеща, стал первым антигенным кандидатом, используемым в коммерческой вакцине против заражения клещами.Эта вакцина демонстрирует весьма непостоянную эффективность и не обеспечивает достаточной защиты от нескольких штаммов R. microplus и других популяций клещей. Таким образом, признание этого продукта не является широко распространенным. Разработка вакцины против клещей, состоящей из одного или нескольких распространенных клещевых антигенов, способных запускать защитные иммунные ответы против гетерологичных клещей, была бы экономически и технически привлекательной. Кроме того, выяснение роли молекул клещей может быть многообещающим направлением для новых подходов в разработке терапевтических приложений.

    Мы призываем исследователей вносить свой вклад в эту тему исследования с помощью оригинальных исследований, а также обзорных статей, которые будут стимулировать постоянные усилия по изучению биологии клещевых и переносимых клещами патогенов. Нас особенно интересуют статьи, описывающие идентификацию и / или характеристику новых мишеней для стратегий контроля и взаимодействия между паразитами и иммунной системой хозяина.

    Потенциальные темы включают, но не ограничиваются:
    • Обзор клещевых и переносимых клещами патогенов.
    • Современные методы контроля и их ограничения.
    • Иммунитет против клещей и клещевых патогенов.
    • Геномный, транскриптомный и протеомный подходы к идентификации мишеней для борьбы с клещами и клещевыми болезнями.
    • Выявление новых мишеней иммунного ответа на паразитов.
    • Выявление механизмов модуляции иммунитета к паразитам.
    • Разработка новых методов контроля.

    Ключевые слова : Клещ, передача возбудителя клещевых болезней, вакцина, борьба, передача возбудителя, макулярные системы

    Важное примечание : Все материалы по данной теме исследования должны находиться в рамках того раздела и журнала, в который они были отправлены, как это определено в их заявлениях о миссии.Frontiers оставляет за собой право направить рукопись за пределами области охвата в более подходящий раздел или журнал на любом этапе рецензирования.

    Молекулярное исследование клещевых патогенов у клещей, удаленных от укушенных клещами людей в юго-западном регионе Республики Корея

    Abstract

    В этом исследовании мы исследовали наличие клещевых патогенов у клещей, удаленных от укушенных клещами людей в юго-западных провинциях Республики Корея (РК).Мы идентифицировали 33 клеща от трех видов клещей, а именно Amblyomma testudinarium (60,6%), Haemaphysalis longicornis (27,3%) и Ixodes nipponensis (12,1%) в порядке появления по морфологии и цепи полимеразы, нацеленной на 16S рДНК. реакция (ПЦР). Клещевые патогены были обнаружены у 16 ​​клещей с помощью ПЦР, специфичной для возбудителя. По результатам 12 клещей (36,4%) дали положительный результат на группу пятнистой лихорадки (SFG) Rickettsia : Rickettsia monacensis (1/12), R . tamurae (8/12) и Candidatus Rickettsia jingxinensis (3/12). Три клеща (9,1%) были положительными на Anaplasma phagocytophilum . Кроме того, три клеща (9,1%) дали положительный результат на Babesia gibsoni (1/3) и B . микроти (2/3). В заключение мы идентифицировали три вида клещей; наиболее распространенным видом был A . testudinarium , за которым следует H . longicornis и I . nipponensis . SFG Rickettsia , A . phagocytophilum и Babesia spp. были наиболее часто обнаруживаемыми патогенами у клещей, удаленных от укушенных клещами людей. Насколько нам известно, это первый отчет для R . tamurae и Ca . Обнаружение R. jingxinensis в Корее. Настоящие результаты будут способствовать пониманию клещевых инфекций животных и людей в РК.

    Образец цитирования: Bang MS, Kim C-M, Pyun S-H, Kim D-M, Yun NR (2021) Молекулярное исследование клещевых патогенов у клещей, удаленных от укушенных клещами людей в юго-западном регионе Республики Корея.PLoS ONE 16 (6): e0252992. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0252992

    Редактор: Мартин Читолонго Симуунза, Университет Замбии, ЗАМБИЯ

    Поступила: 4 ноября 2020 г .; Одобрена: 26 мая 2021 г .; Опубликован: 15 июня 2021 г.

    Авторские права: © 2021 Bang et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Мы поделились нашими данными с DOI https://doi.org/10.6084/m9.figshare.14716458.v1. Кроме того, информацию о последовательности на рис. 1 можно обозначить как регистрационный номер NCBI GenBank, представленный в нашей рукописи.

    Финансирование: Автор (ы) не получил специального финансирования для этой работы.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Клещи являются основными переносчиками патогенов, таких как бактерии, вирусы и простейшие.Эти членистоногие и простейшие могут передавать различные заболевания людям и животным [1]. Клещевые заболевания вызываются вирусными или бактериальными патогенами, передающимися через укусы клещей. Некоторые клещевые заболевания, такие как болезнь Лайма (вызываемая Borrelia spp.), Риккетсиоз группы пятнистой лихорадки (вызываемый Rickettsia spp.), Анаплазмоз (вызываемый Anaplasma phagocytophilum ), бартонеллез spp.), Ку-лихорадка (вызывается Coxiella burnetii ) и бабезиозом (вызывается Babesia spp.) были зарегистрированы в Республике Корея (РК) [2].

    Заболеваемость клещевыми болезнями в РК увеличивается из-за глобального потепления, увеличения активности на свежем воздухе и увеличения количества поездок за границу. Растущее число укусов клещей с каждым годом увеличивает риск клещевых заболеваний [2]. Обследование клещей, проведенное Корейскими центрами по контролю и профилактике заболеваний (KCDC) с 2013 по 2015 год, показало, что из 29 992 клещей, собранных на 29 участках, клеща Haemaphysalis longicornis и H . flava были распространены по всей стране, а Amblyomma testudinarium преимущественно располагались в юго-западной части РК [2]. Географическое распространение клещей-чиггеров в основном распространено в районах распространения кустарникового тифа [3]. Однако в нескольких исследованиях изучалась распространенность клещевых патогенов у клещей, удаленных от укушенных клещами людей в РК. Следовательно, необходимо определить масштабы распространения клещевых патогенов в РК и охарактеризовать их.

    Настоящее исследование направлено на изучение наличия клещевых патогенов у клещей, изъятых от людей в юго-западных провинциях РК. Наше исследование обнаружило ДНК клещевых патогенов у клещей с помощью патоген-специфичной вложенной ПЦР. Результаты этого исследования будут способствовать пониманию взаимодействия между клещами и патогенами, вызывающими заболевания у людей. Кроме того, это исследование могло бы помочь практикующим специалистам в области общественного здравоохранения Республики Казахстан описать возможность прикрепления клещей у человека.

    Материалы и методы

    Заявление об этике

    Это исследование было одобрено Комитетом по этике в исследованиях человека больницы Университета Чосун при институциональном наблюдательном совете (IRB), который одобрил все эксперименты, в которых использовались клещи, удаленные от укушенных клещами людей (номер разрешения CHOSUN NON2019-001). IRB утвердил протокол с устным согласием на использование клещей, а не людей. Мы прочитали и объяснили устную версию формы согласия на использование образцов в исследовательских целях и получили индивидуальное согласие.

    Образцы клещей

    клещей было удалено отдельными лицами или врачами в столичном городе Кванджу и провинции Чолланам, которые находятся в юго-западных провинциях РК, в период с марта 2014 г. по сентябрь 2017 г. (S1 рис.). Клещи были собраны у пациентов, посещавших университетскую больницу Чосун, расположенную в этом районе. Все клещи были морфологически идентифицированы в соответствии с видами и стадиями жизни с использованием микроскопа и стандартных таксономических ключей [4]. Клещей промывали 70% этанолом, дважды промывали стерильным фосфатно-солевым буфером (PBS), добавляли в пробирку MK28 для измельчения твердых тканей (Bertin Technology, Rockville, MD, USA), содержащую 800 мкл PBS с 1 × PC / SM. (пенициллин и стрептомицин), измельченные с использованием прибора FastPrep ® -24 Classic (MP Biomedicals, Солон, Огайо, США), и хранили при -80 ° C до использования для экстракции ДНК.

    Экстракция ДНК

    Мы смешали 150 мкл размолотого клеща с 150 мкл буфера ATL (раствор для лизиса тканей животных) и 20 мкл протеиназы K, инкубировали при 56 ° C в течение ночи для лизиса, и геномную ДНК экстрагировали с использованием набора QIAamp Tissue & Blood Mini Kit (Qiagen , Hilden, Германия) в соответствии с инструкциями производителя. ДНК элюировали 50 мкл буфера TE и хранили при -20 ° C до амплификации с помощью ПЦР.

    Полимеразная цепная реакция (ПЦР)

    Для обнаружения присутствия ДНК Rickettsia , гена белка А внешней мембраны ( ompA ), гена цитратсинтазы ( gltA ) и гена белка 17 кДа ( 17 кДа ) группы пятнистой лихорадки Целевым объектом стали вида риккетсий.Ген белка теплового шока ( groEL ) и ген анкиринового белка ( ankA ) были использованы для обнаружения A . фагоцитофилум . Для обнаружения присутствия ДНК Borrelia был выбран ген CTP-синтазы ( pyrG ). Внутреннюю транскрибируемую спейсерную область 16S-23S ( ITS ) использовали для обнаружения видов Bartonella . Повторяющийся элемент, связанный с htpAB IS1111 , был использован для обнаружения видов Coxiella .Чтобы обнаружить присутствие видов Babesia , была нацелена последовательность ее 18S рДНК. Для идентификации видов клещей была проведена обычная ПЦР-нацеленная на митохондриальный ген 16S рРНК (16S рДНК). Все праймеры для ПЦР, используемые для обнаружения клещевых патогенов, условий ПЦР и соответствующих размеров продуктов, перечислены в таблице 1. Обычную ПЦР (C-PCR) проводили в реакционных объемах 20 мкл с использованием AccuPowerR PCR PreMix (Bioneer Corp., Корея). ). Каждая смесь ПЦР состояла из 16 мкл дистиллированной воды, 1 мкл каждого праймера (10 пмоль / мкл) и 2 мкл геномной ДНК в качестве матрицы.Для 16S рДНК C-PCR и 18S rDNA nested PCR (N-PCR) мы провели PCR с использованием AmpliTaq Gold 360 Master Mix (Applied Biosystems, CA, USA) вместо AccuPowerR PCR PreMix.

    Реакционная смесь для N-PCR была идентична реакционной смеси, используемой в C-PCR, за исключением того, что первый продукт PCR использовался в качестве ДНК-матрицы и были включены праймеры N-PCR. Для каждого прогона ПЦР были включены положительный и отрицательный контроль (вода молекулярной чистоты). Предел обнаружения ПЦР, использованной в этом исследовании, составлял> 5 × 10 2 копий / мкл.

    Все амплификации были выполнены в термоциклере AB (Applied Biosystems, Foster City, CA, USA). Амплифицированные продукты разделяли электрофорезом на 1,2% агарозном геле и окрашивали бромидом этидия для визуализации.

    Секвенирование и филогенетический анализ

    Амплифицированные продукты ПЦР очищали с использованием наборов для очистки ПЦР QIAquick (QIAGEN, Hilden, Германия) и секвенировали с использованием праймеров для ПЦР в Solgent Inc. (Тэджон, Корея). Последовательности, полученные в этом исследовании, сравнивали с последовательностями GenBank с помощью BLAST.Последовательности генов, за исключением праймерных областей, выравнивали с помощью программы выравнивания множественных последовательностей в Lasergene версии 8 (DNASTAR, США). Нуклеотидные последовательности, полученные в результате ПЦР-амплификаций, выполненных в этом исследовании, были зарегистрированы и присвоены следующие номера доступа в GenBank: Tick1 (MW481245) и Tick29 (MW481246) для гена ankA ; Tick29 (MW481247), Tick2 (MW481248), Tick17-1 (MW481249), Tick17-2 (MW481250), Tick15 (MW481251), Tick5 (MW481252), Tick6 (MW481253), Tick7 (MW481254), Tick18 (MW481255), Tick30 (MW481256), Tick19 (MW481257), Tick21 (MW481258) и Tick24 (MW481259) для гена gltA ; Tick25 (MW475155), Tick12 (MW475156) и Tick19 (MW475157) для рДНК 18S.

    Филогенетических деревьев были построены с использованием ClustalW программы MegAlign (DNASTAR, США) на основе выравнивания положительных последовательностей генов с использованием метода объединения соседей. Bootstrap-анализ (1000 повторов) выполнялся согласно 2-параметрическому методу Кимуры. Попарное выравнивание было выполнено со штрафом за открытый зазор 10 и штраф за удлинение зазора 0,5.

    Результаты

    Идентификация клеща

    Мы получили 33 клеща от 30 укушенных клещами людей.Из них 15 клещей (45,5%) были взрослыми особями, а именно 12 самок и 3 самца, а 18 клещей (54,5%) были нимфами. На основании морфологического исследования под микроскопом клещи были идентифицированы как Amblyomma testudinarium (20, 60,6%; 7 взрослых особей и 13 нимф), Haemaphysalis longicornis (9, 27,3%; пять взрослых особей и четыре нимфы) и Ixodes. nipponensis (4, 12,1%; три взрослых и одна нимфа), как описано в таблице 2. Идентификация клещей с использованием 16S рДНК C-PCR и секвенирования ДНК дала те же результаты, что и микроскопическое исследование, за исключением четырех образцов без ДНК клещей (таблица 3).Не хватало лизатов клещей для извлечения ДНК, потому что мы пытались изолировать патогены с использованием клеточных линий и мышей.

    Молекулярное обнаружение клещевых патогенов у клещей, удаленных от людей.

    Мы исследовали 33 клеща на предмет выявления клещевых патогенов с помощью патоген-специфичной вложенной ПЦР. Клещевые возбудители выявлены у 16 ​​клещей. По результатам 12 клещей (36,4%) оказались положительными на пятнистую лихорадку Rickettsia видов, а именно R . monacensis (1 из 33, 3.0%), R . tamurae (8 из 33, 24,2%) и Candidatus Rickettsia jingxinensis (3 из 33, 9,1%). Три тика (9,1%) были положительными для A . phagocytophilum , тогда как три других клеща (9,1%) были положительными либо на B . gibsoni (1 из 33, 3,0%) или B . microti (2 из 33, 6,0%) (Таблица 4). Все клещи были отрицательными по Borrelia spp., Bartonella spp. И C . бурнетии .

    Из трех А . phagocytophilum -положительных клещей, один клещ идентифицирован как A . testudinarium , а два клеща были идентифицированы как I . nipponensis . Из 12 клещей, положительных по SFG Rickettsia , девять клещей были идентифицированы как A . testudinarium , два клеща были идентифицированы как H . longicornis , а один клещ был идентифицирован как I . nipponensis . R . tamurae идентифицировано только в A . тестудинариум . Из трех клещей, обнаруженных с помощью Babesia spp., Два были A . testudinarium и один был H . longicornis . Среди 33 тиков один I . nipponensis (взрослая самка) был коинфицирован с A . phagocytophilum и R . monacensis .Кроме того, сопутствующие инфекции R . tamurae и Babesia spp. были идентифицированы в A . testudinarium (взрослые самцы), как представлено в таблице 3.

    Секвенирование и филогенетический анализ

    Амплифицированные продукты ПЦР секвенировали, и результаты секвенирования сравнивали с последовательностями, полученными из базы данных GenBank, для идентификации известных последовательностей с высокой степенью сходства с помощью ClustalW. Дерево соединения соседей было построено с использованием 2-параметрической модели Кимуры (1000 повторений начальной загрузки).

    Частичные последовательности ankA , полученные из A . phagocytophilum -положительные клещи продемонстрировали 99% сходство с A . phagocytophilum (инвентарный номер KJ677106 и KT986059, поддержка бутстрапа 98%; фиг. 1A). Частичные последовательности ankA сформировали кластер с A . phagocytophilum , выделенных от человека в РК. Частичные последовательности groEL , полученные из A . phagocytophilum -положительные клещи продемонстрировали 99% сходство с A . phagocytophilum , выделенный от людей и собак в РК (номер доступа KU519286, 66% бутстреп-поддержка; рис. 1B).

    Рис. 1. Филогенетические деревья на основе частичных нуклеотидных последовательностей, полученных из A . phagocytophilum- , группа пятнистой лихорадки Rickettsia- и Babesia — положительные клещи в этом исследовании и из GenBank.

    (A) часть 560 п.н. гена ankA , (B) часть последовательности гена groEL длиной 330 п.н. для A . phagocytophilum , (C) 420 п.н. последовательности гена gltA для SFG Rickettsia и (D) 370 п.н. последовательности гена 18S рРНК для видов Babesia .

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0252992.g001

    Частичные последовательности 17 кДа , ompA и gltA , полученные из SFG Rickettsia- положительных клещей показали 99% –100% сходство с R . тамура , R . monacensis и Ca . R. jingxinensis. Филогенетический анализ сгруппировал частичные последовательности gltA с R . tamurae (инвентарный номер KT753273, поддержка бутстрапа 86%; рис. 1C) и R . monacensis (номер доступа NZ LN794217, поддержка бутстрапа 92%; рис. 1C) и Ca . R. jingxinensis (номер доступа KT899089; 76% поддержка бутстрапа; рис. 1C).

    Частичные последовательности 18S рДНК, полученные от двух клещей Babesia с положительным видом (Tick 12 и Tick 25), показали 99% сходство с B .Штамм microti , выделенный от человека в США и клеща в Китае (инвентарный номер KU204794 и LC314655, со 100% бутстреп-поддержкой, рис. 1D). Другая частичная последовательность 18S рДНК, полученная от Tick19, имела 99% сходство с B . gibsoni и 100% сходство с Babesia spp., Которые были сгруппированы с B . Штамм gibsoni , выделенный от хряка в Китае (инвентарный номер JX962780, 100% поддержка бутстрапа, рис. 1D) и Babesia spp.от клеща в Японии (инвентарный номер LC169083, поддержка начальной загрузки 96%; рис. 1D).

    Обсуждение

    Предыдущие исследования, в которых изучалась распространенность инфекционных агентов у клещей, собранных путем перетаскивания и разметки травяной растительности в РК, показали, что A . phagocytophilum обнаружен в 1,9% из H . longicornis клещей [16] и 0,1% от I . persulcatus клещей, Rickettsia spp. был обнаружен в 1.7% от H . longicornis клещей [17]. Одно исследование сообщило, что пул H . longicornis , H . flava и I . nipponensis клеща, собранные перетаскиванием растительности в РК, оказались положительными на Rickettsia spp. Антиген 17 кДа (60/311, 19,3%) и ompA (53/311, 17,04%) [18]. В настоящем исследовании распространенность инфекции Rickettsia видов ( R . monacensis , R . tamurae и Ca . R. jingxinensis) и А . phagocytophilum у клещей, собранных у людей, были выше, чем у клещей, собранных с растительности. Таким образом, мы предлагаем провести дальнейшие исследования для сравнения распространенности инфекций, вызываемых клещевыми патогенами, включая Rickettsia spp., A . phagocytophilum и Babesia , между клещами, изолированными от людей, и клещами, собранными с травяной растительности.

    А . phagocytophilum Инфекция была впервые зарегистрирована с использованием серологических данных, полученных от людей в 2002 году, и в настоящее время она является наиболее часто регистрируемой клещевой бактериальной инфекцией в РК [19]. Обнаружение Anaplasma spp. в клещах от пастбищного крупного рогатого скота, собранных во всех провинциях РК [20]. Другое исследование подтвердило наличие гранулоцитарного анаплазмоза человека (HGA), вызванного A . phagocytophilum у пациента из РК, у которого в анамнезе были укусы клещей, клинические симптомы и положительные лабораторные данные [21].Настоящие результаты показали, что A . phagocytophilum был обнаружен в A . testudinarium и I . nipponensis клещей. Последовательности ампликонов частичного гена ankA в A . testudinarium (Отметка 1) и I . nipponensis (Tick 29 и Tick 30) показал сходство> 99%. В филогенетическом анализе последовательности гена ankA из разных типов клещей, сгруппированные вместе, показали> 99% сходства с A . phagocytophilum , выделенных от человека в РК (рис. 1А). В этом исследовании из 30 пациентов, укушенных клещами, у 8 наблюдались системные симптомы (26,7%), включая лихорадку, диарею, головную боль, общую слабость и озноб. В частности, мы обнаружили тот же патоген с A . phagocytophilum в Tick30 и крови пациентов, укушенных клещами. Он был идентифицирован с помощью ПЦР и повышенных уровней антител (IgG / IgM) с использованием непрямого иммунофлуоресцентного анализа в соответствии с датой сбора образцов у этих пациентов [22].Необходимо будет провести дальнейшие исследования для анализа характеристик пациентов на основе клинических данных о большем количестве клещей и этих укушенных клещами пациентах.

    Первая изоляция R . monacensis от клещей в РК было зарегистрировано в 2013 г. [23]. Предыдущее исследование, проведенное в РК, показало, что I . nipponensis был инфицирован патогеном человека R . monacensis и H . longicornis и H . flava были инфицированы неизвестными возбудителями SFG Rickettsia [18]. Наши результаты подтвердили наличие R . monacensis в I . nipponensis клещей удалены от человека. Кроме того, наши результаты показали, что I . nipponensis клещей, скорее всего, являются векторами, ответственными за передачу R . monacensis случаев заражения в РК. Следовательно, необходимы дальнейшие исследования для определения роли I . nipponensis в трансмиссии R . monacensis, возбудителей болезней человека, и кровь пациентов, укушенных I . nipponensis клещей и самих клещей следует исследовать на наличие R . monacensis .

    Р . tamurae впервые был выделен из A . testudinarium клещей собрано в Японии в 1993 г. R . tamurae был официально идентифицирован как новый вид посредством генетического и филогенетического анализа в 2006 г. [24].В 2011 году в Японии был подтвержден первый случай заражения человека путем молекулярных и серологических анализов [25]. Наличие SFG Rickettsia , в том числе R . tamurae , было обнаружено у клещей Amblyomma и Dermacentor в Таиланде [26] и у клещей Haemaphysalis на полуострове Малайзия [27]. Кроме того, R . tamurae было обнаружено у клещей Amblyomma из района, эндемичного по бразильской пятнистой лихорадке в Бразилии [28].Подтверждая эти предыдущие исследования, наши результаты показали присутствие R . тамура в A . тестудинария клещей.

    Наличие потенциально новых видов Ca . R. jingxinensis был предложен в H . longicornis нимфы из Цзинсинь в Северо-Восточном Китае в 2016 г. [29] и было обнаружено в H . longicornis клещей в Сиане, Китай, в 2017 г. [30]. Однако в РК патогенность Ca .R. jingxinensis до сих пор не выяснен. Следовательно, необходима дальнейшая оценка его потенциальной патогенности для людей и животных.

    Предыдущих отчетов по R не было. тамура или Ca . R. jingxinensis от клещей в РК. Здесь мы сообщаем о первой идентификации R . tamurae и Ca . R. jingxinensis от клещей, полученных от укушенных клещами людей. Обнаружение новых патогенов у клещей, удаленных от людей, предполагает, что риск вспышек болезней может возрасти в будущем.

    Бабезия была впервые обнаружена у животных Бэбисом в 1988 году, и на сегодняшний день идентифицировано более 100 видов. В РК Babesia spp. были изолированы от крупного рогатого скота и других млекопитающих (енотов, оленей и барсуков) с 2000-х годов [31–33]. Babesia spp. переносятся в основном клещами Ixodes . Предыдущие исследования с использованием клещей, собранных с травы и растительности в РК, показали, что H . longicornis был наиболее распространенным видом клещей, инфицированных Babesia [17, 20].Наши результаты показали, что B . microti было обнаружено как в H . longicornis и A . тестудинариум . В США первичный вектор передачи B . microti для человека — это клещ Ixodes scapularis на стадии нимфы [34]. Настоящие результаты предполагают, что необходимы дальнейшие исследования для определения типа клещей, которые являются переносчиками B . microti для человека в РК.

    Б . gibsoni впервые был идентифицирован у нимф клещей Rhipicephalus sanguineus от инфицированных собак в Азии [35]. В этом исследовании B . gibsoni было обнаружено в A . тестудинария клещей. Первый случай бабезиоза человека (KO1) был зарегистрирован в 2007 году в Республике Корея и был тесно связан с китайскими овцами Babesia spp. [14]. На основании филогенетического анализа гена 18S рДНК в нашем исследовании патоген сгруппирован с группой из Babesia spp.изолирован от клеща в Японии, который отделился от штамма КО1 (рис. 1D). Настоящие результаты показывают, что Babesia spp. могут отличаться в зависимости от их географического распространения.

    Это исследование было ограниченным, потому что только несколько образцов были взяты из юго-западной части Республики Казахстан. Университетская больница Чосун расположена в столичном городе Кванджу, провинции на юго-западе Республики Корея, и пациенты, которые посещают эту больницу, в основном жители столичного города Кванджу и провинции Чолланамдо, которые расположены поблизости (S1 Рис).Поэтому место отбора проб клещей, взятых у укушенных клещами людей, ограничено юго-западным регионом Республики Корея. Необходимо провести дальнейшие исследования для изучения распространенности патогенов в клещах, удаленных от укушенных клещами людей в большем количестве районов. Такие исследования могут позволить идентифицировать географические регионы с высоким риском клещевых заболеваний. Кроме того, необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить разницу между патогенами, обнаруженными в клещах, выделенных от человека, и клещах, собранных с травяной растительности.Кроме того, необходимо провести исследования передачи, чтобы определить, являются ли возбудители, обнаруженные у клещей, такими же, как у людей, укушенных клещами. Серологические исследования крови пациентов, укушенных клещами, и клещей необходимы для подтверждения передачи патогенов от клещей человеку. В исследовании сообщается о распространенности A . phagocytophilum в человеческих популяциях, проанализированных на основе глобальных данных, опубликованных с 1994 по 2018 год. Его серологическая распространенность была самой высокой в ​​популяции высокого риска (13.8%) и самый низкий среди здорового населения (5,0%). Предполагаемая серологическая распространенность A . phagocytophilum у пациентов с лихорадкой, укушенными клещами и клещевыми заболеваниями составляли 6,4%, 8,0% и 9,0% соответственно [36]. Серологическое исследование R . japonica показал 19,88% серопозитивность у 3401 пациента с острым фебрильным заболеванием, а другой сообщил о 8% R . sibirica серопозитивный и 14,34% R . coronii серопозитивны у 3362 пациентов с таким же заболеванием [37, 38].Дальнейшие эксперименты и корреляционный анализ с использованием образцов крови от укушенных клещами людей и выделенных от них клещей могут помочь предсказать передачу клещевых заболеваний.

    В заключение мы подтвердили наличие трех видов клещей, переносящих клещевые патогены, наиболее распространенным из которых был A . testudinarium , за которым следует H . longicornis и I . nipponensis . Эти клещи были положительными на SFG, Rickettsia , A . phagocytophilum и Babesia . Насколько нам известно, это первое сообщение о наличии R . tamurae и Ca . R. jingxinensis у клещей, удаленных от укушенных клещами людей в юго-западной части РК.

    Вспомогательная информация

    S1 Рис. Местонахождение клещей от укушенных клещами пациентов в юго-западных провинциях РК.

    Темно-красный цвет, столичный город Кванджу и университетская больница Чосун, расположенные в этом районе; светло-красный цвет, Провинция Чолланам.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0252992.s001

    (PDF)

    Благодарности

    Мы искренне ценим щедрую помощь в сборе клещей со стороны субъектов и врачей университетской больницы Чосун.

    Список литературы

    1. 1. де ла Фуэнте Дж., Антунес С., Боннет С., Кабесас-Крус А., Домингос А.Г., Эстрада-Пенья А. и др. Взаимодействие клещ-патоген и компетентность переносчиков: определение молекулярных драйверов клещевых заболеваний.Front Cell Infect Microbiol. 2017; 7: 1–13.
    2. 2. Им Дж. Х., Пэк Дж. Х., Дурей А., Квон Х.Й., Чунг М. Х., Ли Дж. С.. Текущее состояние клещевых заболеваний в Южной Корее. Переносимые переносчиками зоонозы. 2019; 19: 225–233. pmid: 30328790
    3. 3. Roh JY, Song BG, Park W Il, Shin EH, Park C, Park M-Y и др. Совпадение географического распространения Leptotrombidium scutellare и заболеваемости кустарным тифом в Южной Корее. 2014. pmid: 25500568
    4. 4. Уокер А.Р., Буаттур А, Горак И.Клещи домашних животных в Африке: Руководство по определению видов. 2003.
    5. 5. Регнери Р.Л., Спруилл ЦЛ, Пликайтис2 Б.Д., Филиал Р.З. Генотипическая идентификация риккетсий и оценка внутривидового расхождения последовательностей для частей двух генов риккетсий. J Bacteriol. 1991. Доступно: http://jb.asm.org/ pmid: 1671856
    6. 6. Roux V, Fournier P-E, Raoult D. Дифференциация риккетсий из группы пятнистой лихорадки путем секвенирования и анализа полиморфизма длины рестрикционного фрагмента ПЦР-амплифицированной ДНК гена, кодирующего белок rOmpA, загруженный с.J Clin Microbiol. 1996. Доступно: http://jcm.asm.org/
    7. 7. Jahfari S, Hofhuis A, Fonville M, van der Giessen J, van Pelt W., Sprong H. Молекулярное обнаружение клещевых патогенов у людей с укусами клещей и мигрантной эритемой в Нидерландах. PLoS Negl Trop Dis. 2016; 10: 1–15. pmid: 27706159
    8. 8. Ямагути Н., Типтон В.Дж., Киган Х.Л., Тошиока С. Клещи из Японии, Кореи и островов Рюкю. Brigham Young Univ Sci Bull. 1971.
    9. 9. Притт Б.С., Слоан Л.М., Хоанг Джонсон Д.К., Мундерлох Ю.Г., Паскевиц С.М., МакЭлрой К.М. и др.Появление нового патогенного вида Ehrlichia, Висконсин и Миннесота, 2009. Общественное здравоохранение; 2011.
    10. 10. Massung RF, Levin ML, Munderloh UG, Silverman DJ, Lynch MJ, Gaywee JK и др. Выделение и размножение Ap-варианта 1 штамма Anaplasma phagocytophilum в линии клещевых клеток. J Clin Microbiol. 2007. 45: 2138–2143. pmid: 17475757
    11. 11. Сапи Э, Паббати Н., Датар А., Дэвис Э.М., Раттелле А., Куо Б.А. Улучшенные условия культивирования для роста и обнаружения боррелий в сыворотке крови человека.Int J Med Sci. 2013; 10: 362–376. pmid: 23470960
    12. 12. Ко С., Кан Дж. Г., Ким Х. С., Кляйн Т. А., Чой К. С., Сонг Дж. В. и др. Распространенность, изоляция и молекулярная характеристика видов Bartonella в Республике Корея. Transbound Emerg Dis. 2016; 63: 56–67. pmid: 24661833
    13. 13. Fenollar F, Fournier PE, Raoult D. Молекулярное обнаружение Coxiella burnetii в сыворотках пациентов с эндокардитом Q-лихорадки или сосудистой инфекцией. J Clin Microbiol. 2004. 42: 4919–4924.pmid: 15528674
    14. 14. Ким Джи, Чо Син Хён, Джу Х Н, Цуджи М., Чо С. Р., Пак Ай Дж и др. Первый случай бабезиоза человека в Корее: обнаружение и характеристика нового типа Babesia sp. (KO1) Похоже на Овечью Бабезию. J Clin Microbiol. 2007. 45: 2084–2087. pmid: 17392446
    15. 15. Тянь З, Лю Дж., Се Дж., Инь Х, Ло Дж., Чжан Л. и др. Различие между Haemaphysalis longicornis и H. qinghaiensis на основе частичной 16S рДНК и второго внутреннего транскрибируемого спейсера (ITS-2).Exp Appl Acarol. 2011; 54: 165–172. pmid: 21225446
    16. 16. Oh JY, Moon BC, Bae BK, Shin EH, Ko YH, Kim YJ и др. Генетическая идентификация и филогенетический анализ видов Anaplasma и Ehrlichia у Haemaphysalis longicornis, собранных на острове Чеджу, Корея. J Bacteriol Virol. 2009. 39: 257–267.
    17. 17. Kim CM, Yi YH, Yu DH, Lee MJ, Cho MR, Desai AR, et al. Клещевые риккетсиозные патогены у клещей и мелких млекопитающих в Корее. Appl Environ Microbiol. 2006. 72: 5766–5776.pmid: 16957192
    18. 18. Но И, Ли Ю.С., Ким Х.С., Чонг С.Т., Кляйн Т.А., Цзян Дж. И др. Молекулярное обнаружение видов Rickettsia у клещей, собранных в юго-западных провинциях Республики Корея. Паразиты и переносчики. 2017; 10: 1–10.
    19. 19. Хео Е-Дж, Пак Дж-Х, Ку Дж-Р, Парк М-С, Парк М-И, Стивен Дамлер Дж и др. Серологическое и молекулярное обнаружение Ehrlichia chaffeensis и Anaplasma phagocytophila (агента гранулоцитарного эрлихиоза человека) у корейских пациентов.J Clin Microbiol. 2002; 40: 3082–3085. pmid: 12149387
    20. 20. Кан С.В., Доан ХТТ, Чхве С.Е., Но Дж.Х., Ю М.С., Редди К.Э. и др. Молекулярное исследование клещевых патогенов у клещей пастбищного скота в Корее. Parasitol Int. 2013; 62: 276–282. pmid: 23501057
    21. 21. Ким К.Х., Йи Дж., О В.С., Ким Н.Х., Чой С.Дж., Чхве П.Г. и др. Гранулоцитарный анаплазмоз человека, Южная Корея, 2013. Emerg Infect Dis. 2014; 20: 1708–1711. pmid: 25271737
    22. 22. Ли Ш., Шин Н. Р., Ким С. М., Пак С., Юн Н. Р., Ким Д. М. и др.Первое выявление Anaplasma phagocytophilum как у кусающего клеща Ixodes nipponensis, так и у пациента в Корее: отчет о случае. BMC Infect Dis. 2020; 20: 826. pmid: 33176719
    23. 23. Ли К.М., Цой Й.Дж., Шин Ш., Чой М.К., Сон Х.Д., Ким Х.С. и др. Группа пятнистой лихорадки риккетсии, тесно связанная с Rickettsia monacensis, выделенная от клещей в провинции Южная Чолла, Корея. Microbiol Immunol. 2013; 57: 487–495. pmid: 23621111
    24. 24. Fournier PE, Takada N, Fujita H, Raoult D.Rickettsia tamurae sp. nov., выделенный из клещей Amblyomma testudinarium. Int J Syst Evol Microbiol. 2006; 56: 1673–1675. pmid: 16825648
    25. 25. Имаока К., Канеко С., Табара К., Кусатаке К., Морита Е. Первый случай заражения человека риккетсией тамураэ в Японии. Case Rep Dermatol. 2011; 3: 68–73. pmid: 21503163
    26. 26. Nooroong P, Trinachartvanit W., Baimai V, Ahantarig A. Филогенетические исследования бактерий (Rickettsia, Coxiella и Anaplasma) у клещей Amblyomma и Dermacentor в Таиланде и их сочетанной инфекции.Клещи Tick Borne Dis. 2018; 9: 963–971. pmid: 29610046
    27. 27. Kho KL, Koh FX, Hasan LIM, Wong LP, Kisomi MG, Bulgiba A, et al. Риккетсиозная серопозитивность среди коренного населения и рабочих животноводческих ферм, а также эпиднадзор за переносчиками инфекции на полуострове Малайзия. Emerg Microbes Infect. 2017; 6: e18–9. pmid: 28400593
    28. 28. Guedes E, Leite RC, Pacheco RC, Silveira I, Labruna MB. Виды Rickettsia, заражающие клещей Amblyomma из района, эндемичного по бразильской пятнистой лихорадке в Бразилии.Rev Bras Parasitol Vet. 2011; 20: 308–311. pmid: 22166385
    29. 29. Лю Х, Ли Кью, Чжан Х, Ли З, Ван З, Сонг М. и др. Характеристика риккетсий у клещей Северо-Восточного Китая. Паразиты и переносчики. 2016; 9: 1–9.
    30. 30. Гуо В.П., Хуан Б., Чжао Ц., Сюй Г., Лю Б., Ван YH и др. Патогенные для человека виды Anaplasma spp. И Rickettsia spp. у животных в Сиане, Китай. PLoS Negl Trop Dis. 2018; 12: 1–12. pmid: 30419024
    31. 31. Чо Ш, Ким Т.С., Ли Х.В., Цуджи М., Исихара С., Ким Дж. Т. и др.Идентификация недавно выделенных паразитов Babesia от крупного рогатого скота в Корее с использованием мышей Bo-RBC-SCID. Корейский J Parasitol. 2002; 40: 33–40. pmid: 11949211
    32. 32. Хан Джи, Ли СДж, Чан ХД, На КДж. Бессимптомная инфекция, вызванная Babesia microti-like паразитом у диких енотовидных собак (Nyctereutes procyonoides) в Южной Корее. J Wildl Dis. 2010. 46: 632–635. pmid: 20688664
    33. 33. Хонг Ш., Ким Х. Дж., Чон И Ир, Чо Ш, Ли У. Дж., Ким Дж. Т. и др. Серологическое и молекулярное определение toxoplasma gondii и babesia microti в крови спасенных диких животных в Канвондо (провинция), Корея.Корейский J Parasitol. 2017; 55: 207–212. pmid: 28506045
    34. 34. Ванье Э., Краузе П.Дж. Бабезиоз человека. n engl j med. 2012. pmid: 22716978
    35. 35. Чао Л.Л., Ляо Х.Т., Хо Т.Й., Ши СМ. Первое обнаружение и молекулярная идентификация Babesia gibsoni из клещей Rhipicephalus sanguineus. Acta Trop. 2017; 166: 356–362. pmid: 27686959
    36. 36. Ван Ф, Ян М., Лю А., Чен Т., Ло Л, Ли Л. и др. Распространенность Anaplasma phagocytophilum в глобальных популяциях человека: систематический обзор и метаанализ.Transbound Emerg Dis. 2020; 67: 2050–2064. pmid: 32180352
    37. 37. Чан В-Дж, Ким Дж-Х, Чой Й-Дж, Юнг К-Д, Ким Й-Дж, Ли С. Х и др. Первое серологическое свидетельство группового риккетсиоза пятнистой лихорадки человека в Корее. J Clin Microbiol. 2004. 42: 2310–2313. pmid: 15131221
    38. 38. Чан У.Дж., Чой Й.Дж., Ким Дж.Х., Юнг К.Д., Рю Дж.С., Ли Ш. и др. Сероэпидемиология группы сыпного тифа и риккетсиоза группы сыпного тифа у человека, Южная Корея. Microbiol Immunol. 2005; 49: 17–24. pmid: 15665449

    Картирование клещей и клещевых патогенов в Китае

    Распространение видов клещей в материковом Китае

    Мы составили базу данных, содержащую 7344 уникальных записей о географическом распределении 124 известных видов клещей, включая 113 видов твердых клещей семи родов и 11 видов мягких клещей видов двух родов вместе со 103 агентами, связанными с клещами, обнаруженными либо у клещей, либо у людей, которые были зарегистрированы в 1134 округах (39% всех округов на материковой части Китая) (дополнительный рис.1 и дополнительное примечание 1). Наиболее широко распространен род клещей Dermacentor (в 574 округах), за ним следуют Heamaphysalis (570), Ixodes (432), Rhipicephalus (431), Hyalomma (298), 90), Ornithodoros (38), Amblyomma (37) и Anomalohimalaya (5) (дополнительные данные 1 и дополнительные рисунки 2-10). На уровне вида D . nuttalli , га.longicornis , D . silvarum , Hy . scupense и R . sanguineus были обнаружены в> 200 округах, за ними следовали R. microplus , I. persulcatus , I. sinensis , I. granulatus, и Hy. asiaticum , каждый из которых был обнаружен в 100-200 округах (дополнительные данные 1). Мы идентифицировали 19 преобладающих клещей, которые были обнаружены в более чем 40 округах, в том числе пять видов Ixodes, четыре вида Heamaphysalis, четыре Dermacentor, три Rhipicephalus, два вида Hyalomma и один вид клещей Arga s .Лесные и луговые угодья являются основными типами растительности для этих 19 видов клещей, составляя в среднем 46,4% (IQR: 40,0–68,9%) их местообитаний (дополнительные данные 1).

    Численность видов клещей существенно варьируется в семи биогеографических зонах, которые определяются климатическими и экологическими характеристиками (рис. 1) 18,19 . Виды клещей наиболее многочисленны в районах Центрального Китая, Южного Китая и Внутренней Монголии – Синьцзян, где обитают 61, 57 и 50 видов клещей соответственно (дополнительные данные 2).В восьми префектурах зарегистрировано ≥20 видов клещей, три в Синьцзянском автономном районе на северо-западе Китая, два в провинции Юньнань на юго-западе Китая и по одному в провинциях Ганьсу, Хубэй и Фуцзянь в северо-западном, центральном и юго-восточном Китае соответственно (рис. 1). Большинство родов, за исключением Amblyomma , были обнаружены на северо-западе Китая, особенно в Синьцзянском автономном районе. Напротив, меньшее разнообразие клещей наблюдалось в северо-восточном Китае, где обитают только Ixodes , Heamaphysalis, и Dermacentor (дополнительные рис.2‒10).

    Рис. 1: Видовое разнообразие клещей (кружки) на уровне префектур в семи биогеографических зонах материкового Китая с 1950 по 2018 год.

    I = Северо-Восточный округ (NE), II = Северный район Китая (N), III = Внутренний Монголия – Синьцзян (IMX), IV = Цинхай – Тибетский район (QT), V = Юго-Западный округ (SW), VI = Центральный Китайский район (C) и VII = Южно-Китайский район (S). Исходные данные представлены в виде файла исходных данных.

    Картирование риска и факторы риска для 19 преобладающих видов клещей

    Результаты экологического моделирования для 19 преобладающих видов клещей показали высокоточные прогнозы со средней площадью под кривой (AUC) в диапазоне от 0.От 83 до 0,97 (таблица 1) и частичное отношение AUC при тестировании в диапазоне от 1,30 до 1,78 (дополнительные таблицы 1–5), что указывает на приличную предсказательную силу. Экоклиматические и экологические переменные, которые предсказывали географическое распространение клещей, различались у разных видов, даже у тех, кто принадлежит к одному роду (рис. 2f, дополнительные таблицы 1-5). Сезонность температуры и средняя температура в наиболее засушливом квартале были двумя наиболее важными факторами, составляющими ≥5% в ансамбле моделей для 14 и 12 видов клещей, соответственно, за которыми следовало повышение, вносящее ≥5% в модели для семи видов клещей. (Инжир.2f, дополнительные таблицы 1–5). Однако один и тот же предиктор может управлять риском в разных направлениях для разных видов клещей (дополнительные рисунки 11-29). Например, высокая температура в самом засушливом квартале была связана с высокой вероятностью присутствия для I. granulatus и R. haemaphysaloide , но с низкой вероятностью для I. persulcatus и га. longicornis (дополнительные рисунки 11, 13, 16, 22).

    Таблица 1 Средние тестовые площади под кривой (AUC) моделей BRT на уровне округа и прогнозируемые с помощью модели числа, площади и размеры популяций пораженных округов для 19 наиболее распространенных видов клещей в Китае. Рис. 2: Кластеризация видов клещей на основе их экологических характеристик и пространственного распределения на уровне округа.

    Панели a e показывают пространственное распределение пяти кластеров (кластеры I ‒ V). Границы семи биогеографических зон показаны черными сплошными линиями. Дендрограмма на панели f отображает кластеры I ‒ V видов клещей. Функции, используемые для кластеризации, — это три величины, связанные с каждым предсказателем в моделях BRT.Две из трех величин были отображены на панели f для обозначения возможного уровня экологической пригодности: относительные вклады (цвета в возрастающем порядке от желтого к красному) и стандартизованное медианное значение предиктора (числа на тепловой карте) среди округов с количество отметок (числа 1-4 указывают положение этой медианы по отношению к квартилям этого предиктора среди всех округов). Исходные данные представлены в виде файла исходных данных.

    Прогнозируемые моделью районы высокого риска для 19 видов клещей были намного более обширными, чем наблюдалось, на 31-520% больше по количеству пострадавших округов, на 14-476% больше по размеру затронутой географической области, и На 25-556% больше пораженной популяции (таблица 1, дополнительные рис.30‒34). га. Согласно прогнозам, longicornis будет иметь самое широкое распространение, потенциально затронувшее 588 миллионов человек в 1140 округах, за которым следуют I. sinensis и R. microplus , от которых пострадали 363 и 350 миллионов человек в 630 и 678 округах, соответственно (Таблица 1) . Районы высокого риска, связанные с этими тремя видами клещей, в совокупности охватывают почти все густонаселенные районы Китая, в основном провинции в центральном, восточном, южном и юго-западном Китае (дополнительные рис.30 (б), 31 (а) и 32 (б)). От R. sanguineus и R. haemaphysaloides от каждого пострадало более 200 миллионов человек. Д . nuttalli , I. crenulatus , Hy. asiaticum , Ar. persicus, и D. daghestanicus входят в пятерку основных видов клещей, поражающих самые большие площади в масштабе 2,0–3,8 млн км 2 (Таблица 1).

    Экологическая кластеризация видов клещей

    На основании экологического сходства, представленного экологическими и экологическими предикторами, 19 видов клещей были сгруппированы в пять кластеров с четкими моделями пространственной агрегации (рис.2). D. nuttalli и D. silvarum составляют кластер I, охватывающий обширный регион в северном (включая северо-восток и северо-запад) Китая. Этот кластер простирается над биогеографическими зонами I — IV, характеризующимися высотами от среднего до высокого, кустарниковыми пастбищами, сильной сезонностью температуры, относительно низкой температурой в наиболее влажном квартале (часто также в самом теплом) и малым количеством осадков в самый засушливый месяц (рис. 2). и дополнительные рисунки 23, 24). га. longicornis , Hy.scupense и R. sanguineus были сгруппированы в кластер II, который в основном находился в биогеографических зонах II, III и VI, с ландшафтом кустарниковых пастбищ и орошаемых или богарных пахотных земель на низких-средних высотах (<1600 м) в центральный, восточный и северо-западный Китай (рис. 2 и дополнительные рис. 16, 20, 27). R. microplus , R. haemaphysaloides , I. granulatus и га. hystricis были сгруппированы в кластер III, который в основном был распределен в биогеографических зонах V – VII, покрытых хвойными или широколиственными лесами, на низких высотах в южном и центральном Китае, где погода теплая и влажная с низкой сезонностью температур (рис.2 и дополнительные рис. 13, 19, 21, 22). Кластер IV, состоящий из I. persulcatus , га. concinna и га. japonica , экологически соответствует биогеографическим зонам I и III в северо-западном и северо-восточном Китае, покрытых хвойными или широколиственными лесами, а также пахотными землями, с сильной сезонностью температуры и низкими температурами в самое засушливое время года (рис. 2 и дополнительные рис. 17, 18). Кластер V состоит из Hy. asiaticum , Д.marginatus , D. daghestanicus и Ar. persicus , естественными средами обитания которых являются луга, пустынные пастбища и пахотные земли в биогеографической зоне III, а также часть зоны IV на севере и северо-западе Китая, с малым количеством осадков в самый влажный / самый теплый квартал или месяц (рис. 2 и дополнительные рис. 25, 26, 28). Три вида клещей, I. ovatus , I. sinensis и I. crenulatus , имеют свои собственные уникальные экологические ниши и, таким образом, не группируются с другими.Однако с точки зрения географического распространения I. crenulatus аналогичен кластеру V, а I. ovatus и I. sinensis аналогичны кластеру III (рис. 2 и дополнительный рис. 2).

    Распространение возбудителей клещевых инфекций

    Среди 103 возбудителей клещевых инфекций, обнаруженных в Китае, 65 были впервые выявлены за последние два десятилетия (рис. 3). га. longicornis — вид клещей, являющихся носителями самого большого разнообразия возбудителей клещевых инфекций, а именно 44 известных видов, включая семь видов Rickettsia , семь видов Babesia , 12 Anaplasmataceae , четыре Theileria , четыре Borrelia , девять вирусы и Francisella tularensis ( F.tularensis ) (рис.3). Другими компетентными видами клещей, несущими 20 или более возбудителей, являются I. persulcatus (36 возбудителей), D. nutalli (32 возбудителя), R. microplus (31), D . silvarum (30), га. concinna (24) и Hy. asiaticum (23). Агентами, паразитирующими более чем на десяти видах клещей, являются R. raoultii (у 15 видов клещей), R. heilongjiangensis (14), Anaplasma ( A .) phagocytophilum (22), Ehrlichia ( E .) chaffeensis (16), A. bovis (десять), B . burgdorferi sensu stricto (20), B. garinii (18), B. afzelii (11) , Coxiella (C .) burnetii (14), вирус клеща Jingmen (12) и Theileria ( T .) annulata (11) (рис.3).

    Рис. 3. Виды клещей и соответствующие им возбудители клещей в Китае с 1950 по 2018 год.

    Клещевые агенты, отмеченные синим цветом, указывают на агентов, впервые выявленных за последние два десятилетия. Исходные данные представлены в виде файла исходных данных.

    К концу 2018 г. в общей сложности было подтверждено 2786, 415, 215 и 129 случаев заражения людей Borrelia (пять видов и не охарактеризованные виды), Anaplasmataceae (четыре вида), Babesia spp. (пять видов и не охарактеризованные виды) и риккетсии пятнистой лихорадки (шесть конкретных видов и не охарактеризованные виды), соответственно.Еще 216 человек были инфицированы другими бактериями (три вида), в том числе 120 — Francisella tularesis , 95 — Coxiella burnetii и один — Colpodella spp. (Рис.4). В группе пятнистой лихорадки rickettsiae наиболее широко распространены R. heilongjiangensis и R. raoultii , охватывающие запад, север и северо-восток Китая (рис. 4a; дополнительный рис. 35; дополнительное примечание 2). R. heilongjiangensis также был спорадически обнаружен на юге Китая.С 1996 по 2007 год случаи заражения людей R. heilongjiangensis были зарегистрированы в провинциях Хэйлунцзян (1‒10) и Цзилинь (11‒12) на северо-востоке и в провинции Хайнань (11‒16) на юге. Несколько случаев заражения людей R. raoultii (1‒10) были зарегистрированы в провинциях Синьцзян (1‒5), Внутренняя Монголия (6) и Хэйлунцзян (1‒5) на севере Китая. Провинция Хэнань сообщила о пяти случаях R. sibirica spp XY-99, а Аньхой сообщил об одном пациенте с R. sibirica spp BJ-90.Случаи заболевания людей не охарактеризованными видами Rickettsia в основном зарегистрированы в провинциях Хэйлунцзян и Хайнань.

    Рис. 4. Распределение случаев заболевания людей по видам возбудителей клещей в Китае в 1950–2018 гг.

    Случаи заболевания людей расположены в центре провинции (треугольники) или префектур / округов (кружки) в зависимости от наличия данных. a пятнистая лихорадка группы риккетсий; b Anaplasmataceae ; c Borrelia ; d Babesia spp.; и бактерий; f вирусов. Случаи SFTSV и TBEV у людей не показаны, поскольку они описаны на других рисунках. Еще пять клещевых вирусов, включая вирус клещей Хуанпи, вирус клещей Лихан, вирус клещей Вэньчжоу, вирус клещей Ухань и вирус клещей Юнцзя, не были отображены на карте из-за отсутствия информации о местоположении. Исходные данные представлены в виде файла исходных данных.

    Как наиболее часто регистрируемый агент среди Anaplasmataceae , A. phagocytophilum был разбросан по всей стране, за исключением юго-запада (рис.4b; Дополнительный рис. 36; Дополнительное примечание 2). Большинство случаев заболевания людей зарегистрировано в центральном и центрально-восточном Китае, прежде всего в провинциях Хубэй и Шаньдун. Случаи также наблюдались на северо-востоке и юго-востоке. E. chaffeensis имел сравнительно широкий географический охват, за исключением того, что он также был обнаружен на юго-западе (провинция Юньнань), а единичные случаи заболевания людей были зарегистрированы во Внутренней Монголии, Пекине, Тяньцзине, Шаньдуне и провинциях Гуандун. A. capra был третьим наиболее часто обнаруживаемым агентом у людей в семье: всего было зарегистрировано около 29 случаев на северо-востоке, хотя он также был обнаружен у клещей в центре и на западе.Другим широко распространенным возбудителем был E. canis , обнаруженный на востоке, юге и северо-западе.

    Что касается комплексов Borrelia burgdorferi sensu lato из рода Borrelia , которые являются этиологическим агентом болезни Лайма, клещи-носители B. garinii , B. afzelii и B. схожее распределение по северо-западу, северу, северо-востоку и югу Китая, хотя B. garinii чаще обнаруживалось у клещей (рис.4c; Дополнительный рис. 37; Дополнительное примечание 2). B. garinii , B. afzelii и B. burgdorferi sensu stricto являются основными возбудителями болезни Лайма у человека 20 . Горный район Чанбайшань на границе провинций Хэйлунцзян и Цзилинь на северо-востоке Китая был очагом заражения людей, где были обнаружены все четыре основных агента, а также B. valaisiana . Кроме того, случаи заражения B. garinii были зарегистрированы в провинциях Синьцзян, Внутренняя Монголия и Хайнань, B.afzelii случаев было зарегистрировано в провинциях Синьцзян, Чунцин и Шаньдун и случаев инфицирования B. burgdorferi sensu stricto в Шаньдуне и Гуандуне. Однако большинство патогенов болезни Лайма, обнаруженных у людей, не охарактеризованы. B. miyamotoi является возбудителем возвратного тифа у человека, пациенты наблюдались в провинциях Хэйлунцзян и Цзилинь на северо-востоке Китая 21 .

    Распространение Babesia spp. виды были в основном очаговыми, но Ba.microti был обнаружен на севере, северо-востоке, востоке, юго-востоке и юго-западе страны (рис. 4d; дополнительный рис. 38; дополнительное примечание 2). Инфицирование человека Ba. microti произошел на востоке недалеко от Шанхая и в провинции Юньнань на юго-западе. Ba. divergens был обнаружен у людей в провинциях Синьцзян, Ганьсу и Шаньдун, простирающихся с северо-запада на центральную и восточную части страны, но обнаружен у клещей только на северо-востоке.Клещи с Ba. venatorum были обнаружены только на северо-востоке, но случаи заражения людей были зарегистрированы как на северо-востоке, так и на северо-западе. Ba. crassa -подобные агенты паразитировали на клещах и инфицировали людей на северо-востоке, в основном в провинции Хэйлунцзян. Заражение человека Ba . виды XXB / Ханчжоу был зарегистрирован в провинции Чжэцзян, но об обнаружении этого возбудителя у клещей пока не сообщалось. Инфицирование человека не охарактеризованными Babesia spp.в основном были зарегистрированы во Внутренней Монголии на севере, в провинции Чжэцзян на востоке и в провинции Юньнань на юго-западе.

    T. annulata был наиболее широко распространенным возбудителем в роду Theileria , за ним следовали T. sergenti и T. luwenshuni . Все три возбудителя были зарегистрированы в западной, северной, северо-восточной и центральной частях Китая, при этом T. annulata также были обнаружены на юге (дополнительный рис. 39; дополнительное примечание 2).Остальные агентов Theileria , включая T. sinensis , T. ovis , T. equi и T. uilenbergi , были обнаружены только в Синьцзяне на северо-западе или в Ганьсу на центральном западе. На сегодняшний день возбудителей Theileria не были связаны с инфицированием человека в Китае.

    Из семи известных клещевых бактерий в Китае, C. bumetii , возбудитель Ку-лихорадки, был наиболее распространен, обнаружен у клещей или людей по всей стране, за исключением центральных и южных провинций (рис. .4e; Дополнительный рис. 40; Дополнительное примечание 2). Распространение F. tularensis было сопоставимо с распределением C. bumetii , за исключением того, что оно не было обнаружено в провинциях Синьцзян и Юньнань. Тибет имел относительно высокое бремя болезней для обоих патогенов, около 46 случаев C. bumetii и 31 случаев F. tularensis . Большинство оставшихся пациентов были зарегистрированы в провинции Шаньдун для F. tularensis и в провинции Юньнань для C. bumetii . Bartonella spp. и Alcaligenes faecalis были обнаружены у клещей на северо-востоке Китая, особенно в районе гор Дасинъань. Клещи, переносящие виды Colpodella , были обнаружены только в северной части Цинхай-Тибетского плато, но в 2013 г. в провинции Хэйлунцзян был зарегистрирован случай заболевания человека. 22 . Brucella melitensis и Brucella abortus были обнаружены у клещей D. marginatus на северо-западе Синьцзяна. Бруцеллез — распространенное зоонозное заболевание в Китае, в основном вызываемое Brucella melitensis 23 .Однако, поскольку передача бруцеллеза клещами происходит редко, мы не показываем случаи заболевания людей на карте.

    Всего в Китае было идентифицировано 19 клещевых вирусов, шесть из которых были связаны с пациентами-людьми (Рис. 4f и Рис. 5; Дополнительный Рис. 41; Дополнительное примечание 2). Среди них SFTSV и вирус клещевого энцефалита (TBEV) несут ответственность за огромное бремя болезней, не имеющее себе равных с любыми другими клещевыми патогенами (рис. 5). Сотни случаев заражения людей вирусом Крымско-Конго геморрагической лихорадки (CCHFV) были зарегистрированы в Синьцзяне, а некоторые из них были зарегистрированы в провинции Юньнань (рис.4е). Вирус клеща Цзинмэнь был впервые обнаружен в 2010 году и был распространен в центральном, восточном и северо-восточном Китае (дополнительный рис. 41), 12 случаев заболевания людей зарегистрированы в провинции Хэйлунцзян (рис. 4f). Другой недавно обнаруженный агент, вирус Алоншань (ALSV), был обнаружен у клещей на северных оконечностях Внутренней Монголии и Хэйлунцзяна, а также у людей в двух провинциях.

    Рис. 5: Распределение SFTSV и TBEV, представленное и прогнозируемое моделью, на уровне округов Китая.

    a Сообщенный ежегодный уровень заболеваемости SFTS у человека и места обнаружения SFTSV от клещей. b Пространственное распределение прогнозируемых моделью вероятностей присутствия SFTSV. c Сообщенный ежегодный уровень заболеваемости клещевым клещом у людей и места обнаружения клещей. d Пространственное распределение вероятностей присутствия ВКЭ, прогнозируемых моделью. Исходные данные представлены в виде файла исходных данных.

    Картирование рисков и факторы риска для патогенов, связанных с основными TBD

    Большинство случаев SFTS среди людей в 2010–2018 годах было диагностировано в провинции Ляонин на северо-востоке, в провинциях Шаньдун, Цзянсу и Чжэцзян на восточном побережье, а также в провинции Хэнань, Хубэй и провинции Аньхой в центральном Китае (рис.5а). Этиологический вирус SFTSV был обнаружен в основном на га. longicornis , но также в D. nuttalli в северном Синьцзяне. Области риска, спрогнозированные с помощью модели, напоминали регионы, представляющие текущую отчетность (рис. 5b). Приблизительно 251,5 миллиона человек проживают в зонах повышенного риска, где прогнозируемая моделью вероятность наличия SFTSV превышает 50%. Сезонность температуры, средние температуры во время самого влажного квартала, высота над уровнем моря, годовой диапазон температур, закрытые леса, средние температуры во время самого засушливого квартала 24 были ведущими детерминантами риска для наличия SFTSV с RC> 7% (Таблица 2).SFTSV экологически предпочитает регионы на высоте от низких до умеренных (<1000 м), с сильной сезонностью и широким диапазоном годовых колебаний температуры, низкой средней температурой зимой (самый сухой квартал) и высокой средней температурой и осадками летом (самые влажные квартал или месяц) (дополнительный рис. 42).

    Таблица 2 Среднее (стандартное отклонение) относительное влияние основных экоклиматических факторов и факторов окружающей среды (RC ≥ 4%) на пространственное распределение SFTSV и TBEV, рассчитанное по модели BRT.

    Случаи ВКЭ у людей в основном сгруппированы в северо-восточном Китае, что совпадает с прогнозируемыми моделью зонами высокого риска (рис. 5c). Северо-западный регион, где вирус был обнаружен только у клещей, был отнесен к категории умеренно-умеренного риска (рис. 5d). Всего в зонах повышенного риска проживает около 94,5 млн жителей. Сезонность температуры была наиболее влиятельным предиктором с RC = 54,0% (таблица 2), который также был ведущим предиктором присутствия I. persulcatus , основного переносчика ВКЭ (дополнительная таблица 1).Дополнительные важные факторы включали среднюю температуру в самом засушливом квартале, на возвышенности и в закрытых лесах (RC> 7%). Высокий риск ВКЭ отмечен низкой и средней высотой (<1000 м), сильной сезонностью как температуры, так и осадков, а также низкой температурой как зимой (самый засушливый квартал), так и летом (самый теплый месяц) (дополнительный рис. 43).

    Клещи и клещевые патогены у животных и людей в островных государствах Юго-Восточной Азии: обзор

    https://doi.org/10.1016 / j.actatropica.2020.105527Права на получение и контент

    Основные моменты

    Рассмотрены клещи и клещевые патогены у людей и животных в шести островных государствах Юго-Восточной Азии.

    В Брунее-Даруссаламе нет зарегистрированных случаев заражения клещами и клещевых патогенов на людях и животных.

    Литература по клещевой фауне, полученная из Восточного Тимора, чрезвычайно скудна.

    Клещевые болезни в Юго-Восточной Азии в основном вызываются анаплазмой , Бабезией, Эрлихией, Риккетсией .

    В этом обзоре мы подчеркнули пробел в знаниях, возникающий в островных государствах этого региона, и стремимся стимулировать дальнейшие исследования клещей и переносимых клещами патогенов на благо местного населения.

    Реферат

    Клещи являются кровососущими эктопаразитами и основными переносчиками патогенов, вызывающих инфекционные заболевания у людей и животных во всем мире, включая млекопитающих, птиц и рептилий. Несмотря на растущие научные усилия в 20-м веке, все еще имеется ограниченная информация о клещах и клещевых возбудителях в Юго-Восточной Азии, особенно в отношении медицинских, ветеринарных, социально-экономических и сельскохозяйственных аспектов в островных государствах.В этом обзоре представлен обзор современного состояния знаний о клещах и их возбудителях в островных государствах Юго-Восточной Азии и полуостровной Малайзии. Мы стремимся стимулировать дальнейшие исследования клещей и клещевых патогенов, имеющих значение для человека и ветеринарии в этом географическом регионе.

    Ключевые слова

    Клещи

    Клещевые патогены

    Юго-Восточная Азия

    Островные народы

    Распространение

    Риккетсия

    Риккетсиоз

    Babesapios6 статьиЦитирующие статьи (0)

    Полный текст

    © 2020 Elsevier B.V. Все права защищены.

    Рекомендуемые статьи

    Ссылки на статьи

    Специальный выпуск: Клещи и клещевые болезни ― Патогены, паразиты и люди

    Клещи являются переносчиками многих болезней, в том числе болезни Лайма (Ld). Болезнь Лайма — это развивающееся заболевание в Канаде, вызываемое инфекцией, вызываемой боррелиозом Лайма (Lb) из рода Borrelia бактерий спирохет, из которых Borrelia burgdorferi являются наиболее распространенными в регионе.Первичный переносчик клещей в центральной и восточной Канаде, Ixodes scapularis , увеличивается в численности и географической распространенности укоренившихся популяций. В этом исследовании задокументировано распределение клещей, выявленных в результате пассивного надзора, и распространенность среди них B. burgdorferi в трех приморских провинциях Канады в 2012–2020 годах. Эти регионы представляют собой районы, в которых популяции клещей широко прижились, приживаются и считаются неустановившимися.Используя научный подход, сотрудничая с ветеринарами и представителями общественности, мы собрали более 7000 клещей из 3 провинций. Три вида, наиболее часто встречающиеся на животных-компаньонах и людях, — это I. scapularis (76,9%), Ixodes cookei (10,4%) и Dermacentor variabilis (8,9%). Наиболее частыми хозяевами были собаки (60,5%), кошки (16,8%) и люди (17,6%). Как типично для пассивных сборов клещей, большинство выловленных клещей составляли взрослые самки; для I.scapularis 90,2%, 5,3%, 3,9% и 0,6% от общего числа 5630 клещей, обнаруженных для этого вида, составляли взрослые самки, взрослые самцы, нимфы и личинки, соответственно. Как и ожидалось, большинство из клещей, инфицированных B. burgdorferi , были I. scapularis . Borrelia Распространенность инфекции в I scapularis была выше в Новой Шотландии (20,9%), провинции с наиболее эндемичными регионами, чем в провинциях Нью-Брансуик (14,1%) и Остров Принца Эдуарда (9,1%), которые, как считалось, основали и неустановившиеся популяции клещей соответственно.Распространенность инфекции Borrelia в масштабах всей провинции в целом увеличилась в этих последних двух провинциях в ходе исследования. Хозяин не оказал значительного влияния на распространенность инфекции B. burgdorferi
    ; I. scapularis клещей от собак, кошек, людей составили 13,3% (n = 3622), 15,6% (n = 817), 17,9% (n = 730) соответственно. Не было обнаружено личинок I. scapularis (n = 33), но личинок B. burgdorferi было обнаружено у 14,8% взрослых особей (n = 5140) и нимф (n = 215).Частота инфицирования B. burgdorferi также не различалась по статусу нагрубания 15,0% (n = 367), 15,1% (n = 3101) и 14,4% (n = 1958) не налившихся, налившихся и сильно налившихся клещей. соответственно, были инфицированы. В Нью-Брансуике, на переднем крае становления популяции клещей, процент заражения по всей провинции в целом увеличился за девятилетний период исследования, и во всех медицинских округах отмечалось повышение выздоровления клещей и тенденция к увеличению процента клещей, инфицированных Borrelia , на в ходе исследования.В пределах Нью-Брансуика выздоровление клещей, но не распространенность инфекции Borrelia , значительно отличалась от эндемичных и неэндемичных регионов, что позволяет предположить, что загадочные эндемичные регионы существовали до того, как они были обозначены как районы риска. За 9 лет исследования выздоровление клещей увеличилось в Нью-Брансуике, основном районе исследования, и изловов I. scapularis распространились на север и вдоль побережья, большинство, но не все новые места восстановления были предсказаны с помощью климатических моделей. указывает на необходимость постоянного наблюдения за клещами для точного выявления всех зон риска.Сравнение количества выздоровевших клещей и зон риска для здоровья населения указывает на отставание в выявлении зон риска. Точная и своевременная информация о распространении клещей и заболеваемости Borrelia и другими инфекциями имеет важное значение для информирования населения о рисках и поддержки поведения по профилактике заболеваний. Полная статья

    Специальный выпуск: региональное воздействие клещей и клещевых болезней

    MSc. Серхио Э. Бермудес
    Электронная почта Сайт1 Сайт2
    Гостевой редактор

    Отделение медицинской энтомологии, Институт медицинских исследований им. Горгаса, Панама, Панама
    Интересы: экология и систематика клещей; клещевые патогены

    Доктор.Виктор Монтенегро Х.
    Электронная почта Веб-сайт
    Гостевой редактор

    Laboratorio de Parasitología, Escuela de Medicina Veterinaria, Национальный университет, Эредиа, Коста-Рика
    Интересы: трансмиссивных болезней; зооноз; клещи; паразиты

    Д-р Хосе Рек
    Электронная почта Веб-сайт
    Гостевой редактор

    Instituto de Pesquisas Veterinarias Desiderio Finamor (IPVDF), Эльдорадо-ду-Сул, Риу-Гранди-ду-Сул, Бразилия
    Интересы: клещей; клещевые заболевания; Риккетсия; простейшие паразиты; дикая природа; зооноз

    Уважаемые коллеги,

    Клещи — гематофаги-членистоногие, паразитирующие на наземных позвоночных и причиняющие значительный ущерб из-за потери крови, раздражения или аллергии, а также передачи патогенов своим хозяевам, включая диких животных, сельскохозяйственных животных, домашних животных и людей.Клещи считаются наиболее важной группой эктопаразитарных членистоногих в ветеринарии и второй группой, представляющей интерес после комаров, для общественного здравоохранения. Распространение клещей охватывает широкий спектр экосистем в умеренных, субтропических и тропических регионах. Клещи встречаются в различных естественных средах обитания, включая леса, луга, пустыни, пещеры и прибрежные районы, а также в антропогенных ландшафтах. Присутствие, распространение, а также медицинское и ветеринарное значение клещей различаются в разных экозонах, но текущие знания о влиянии клещей на здоровье и продуктивность животных и здоровье человека не охватывают все страны.Различия в исследовательском потенциале между странами могут отражаться в несоответствии информации, доступной для отдельных участков, регионов или континентов. В этом специальном выпуске мы стремимся опубликовать сборник статей о достижениях в области биономики клещей, экоэпидемиологии и борьбе с клещевыми болезнями в различных масштабах: местности, стране, экозоне и континенте.

    MSc. Серхио Э. Бермудес
    Доктор Виктор Монтенегро Х.
    Доктор Хосе Рек
    Доктор Абдул Гафар
    Приглашенные редакторы

    Информация для подачи рукописей

    Рукописи должны быть представлены в Интернете по адресу www.mdpi.com, зарегистрировавшись и войдя на этот сайт. После регистрации щелкните здесь, чтобы перейти к форме отправки. Рукописи можно подавать до установленного срока. Все статьи будут рецензироваться. Принятые статьи будут постоянно публиковаться в журнале (как только они будут приняты) и будут перечислены вместе на веб-сайте специального выпуска. Приглашаются исследовательские статьи, обзорные статьи, а также короткие сообщения. Для запланированных статей название и краткое резюме (около 100 слов) можно отправить в редакцию для объявления на этом сайте.

    Представленные рукописи не должны были публиковаться ранее или рассматриваться для публикации в другом месте (за исключением трудов конференции). Все рукописи тщательно рецензируются в рамках процесса одинарного слепого рецензирования. Руководство для авторов и другая важная информация для подачи рукописей доступна на странице Инструкции для авторов. Pathogens — это международный рецензируемый ежемесячный журнал с открытым доступом, публикуемый MDPI.

    Пожалуйста, посетите страницу Инструкции для авторов перед отправкой рукописи.Плата за обработку статьи (APC) для публикации в этом журнале с открытым доступом составляет 1800 швейцарских франков. Представленные документы должны быть хорошо отформатированы и написаны на хорошем английском языке. Авторы могут использовать MDPI Услуги редактирования на английском языке перед публикацией или во время редактирования автора.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.