Федеральная служба по надзору прав потребителей: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор)

Разное

Содержание

Брифинг Е.В. Ковалева, руководителя Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ростовской области

Брифинг Е.В. Ковалева, руководителя Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ростовской области ENG

Если Вы хотите открыть английскую версию официального портала Правительства Ростовской области, пожалуйста, подтвердите, что Вы являетесь реальным человеком, а не роботом. Спасибо.

If you want to open the English version of the official portal Of the government of the Rostov region, please confirm that you are a human and not a robot. Thanks.

Сайты органов власти Главная Видео/аудио Брифинг Е.В. Ковалева, руководителя Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ростовской области

Дата: 12 ноя.

2020

Видео

Размещено: 11 ноя. 2020 11:18

Изменено: 13 ноя. 2020 09:12

Количество просмотров: 225

Поиск по разделу производится только по той форме слова, которая задана, без учета изменения окончания.


Например, если задан поиск по словам Ростовская область, то поиск будет производиться именно по этой фразе, и страницы, где встречается фраза

Ростовской области, в результаты поиска не попадут.

Если ввести в поиск запрос Ростов, то в результаты поиска будут попадать тексты, в которых будут слова, начинающиеся с Ростов, например: Ростовская, Ростовской, Ростов.

Лучше задавать ОДНО ключевое слово для поиска и БЕЗ окончания

Для более точного поиска воспользуйтесь поисковой системой сайта

ПМЭФ-2021 состоится с соблюдением всех мер эпидемиологической безопасности

В Москве состоялось совещание по вопросам подготовки к проведению ПМЭФ-2021 с точки зрения соблюдения всех необходимых мер эпидемиологической безопасности. В мероприятии приняли участие советник Президента Российской Федерации, ответственный секретарь Оргкомитета Петербургского международного экономического форума Антон Кобяков и руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзора) Анна Попова.

«Оргкомитет Петербургского международного экономического форума прорабатывает все необходимые меры по предупреждению распространения коронавирусной инфекции. На площадке будут учтены требования Роспотребнадзора и Всемирной организации здравоохранения. Безусловно, мы будем вынуждены ввести ряд ограничений по сравнению с предыдущими годами, но соблюдение новых правил является гарантом безопасности каждого участника мероприятия, и это для нас абсолютный приоритет», — подчеркнул советник Президента Российской Федерации, ответственный секретарь Оргкомитета Петербургского международного экономического форума Антон Кобяков.

За соблюдение и разработку противоэпидемиологических мероприятий отвечает специальная рабочая группа Оргкомитета ПМЭФ, которую возглавляет руководитель Роспотребнадзора Анна Попова.

«Мы работаем в тесной связке с нашими коллегами из Всемирной организации здравоохранения, специалисты разных стран обмениваются опытом по борьбе с пандемией, лучший опыт масштабируется на глобальном уровне. Россия в этом плане является одной из лидирующих стран, мы смогли значительно ограничить распространение коронавирусной инфекции на своей территории, достаточно быстро взять ситуацию под контроль. Весь наш накопленный опыт будет использован для разработки необходимого комплекса мер и обеспечения безопасности участников ПМЭФ», — отметила глава Роспотребнадзора Анна Попова.

Комплекс мер включает в себя в том числе установку на площадке рециркуляторов воздуха и устройств обеззараживания, организацию тепловизионного контроля, создание цифровых систем учета коллективного иммунитета. С целью соблюдения мер безопасности планируется расширить инфраструктуру доступа на площадку Форума и организовать контроль за состоянием здоровья гостей мероприятия.

Личное участие в ПМЭФ ранее подтвердил директор Европейского регионального бюро ВОЗ Ханс Клюге. Совместно с Анной Поповой он проведет специальный брифинг для участников Форума по вопросам борьбы с пандемией в России и мире.

Оригинал пресс-релиза

Открытие международной конференции «Эпидемиологическое благополучие»

20 апреля в Москве в Центре международной торговли начала работу международная конференция «Эпидемиологическое благополучие».

Мероприятие проводится Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека совместно с Объединённой программой ООН по борьбе с ВИЧ/СПИД (ЮНЭЙДС). Конференции для обсуждения основных вызовов санитарно-эпидемиологическому благополучию в евразийском регионе проводятся Роспотребнадзором ежегодно с 2006 года.

Открыла конференцию руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека — Главный государственный санитарный врач Российской Федерации Анна Попова. Приветственные слова участникам и организаторам конференции направили Президент Российской Федерации Владимир Путин и Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Татьяна Голикова.

С приветственным словом по видеосвязи обратились генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус, исполнительный директор ЮНЭЙДС Вини Бьянима, директор Департамента инфекционных заболеваний Университета Копенгагена Йенс Лундгрэн, председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике Инна Святенко, директор Европейского регионального бюро ВОЗ Ханс Клюге.

С докладом на конференции выступила заместитель Исполнительного Директора ЮНЭЙДС Шеннон Хейдер.

В своем выступлении Анна Попова подчеркнула насколько значимыми являются вопросы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия, а также эффективного и оперативного межгосударственного сотрудничества. «2020 год и пандемия COVID-19 подтвердили и наглядно продемонстрировали всему мировому сообществу, насколько значимыми являются вопросы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия, а также эффективного и оперативного межстранового сотрудничества. В критической ситуации стремительного распространения новой коронавирусной инфекции страны по всему миру сплотились ради одной цели – победить общего врага, эпидемиологическую угрозу пандемии COVID-19. Мы поняли, насколько важно поддерживать постоянный диалог и оперативный обмен информацией о вспышках инфекционных заболеваний, проводить научные исследования и подтверждать лабораторные данные для диагностики инфекций», — отметила руководитель Роспотребнадзора.

В программе конференции запланировано более 20 параллельных сессий по актуальным аспектам борьбы с эпидемиями, включая противодействие природно-очаговым инфекциям, внедрение Международных медико-санитарных правил, реализацию российских программ помощи по борьбе с ВИЧ/СПИД, чумой, корью и устойчивостью к противомикробным препаратам.

В первый день конференции участники посетят пленарное заседание «Достижение эпидемиологического благополучия в борьбе с эпидемиями: опыт и перспективы 2030» и 12 параллельных сессий по различным направлениям. Второй день конференции включает 11 параллельных сессий.

В конференции принимают участие 200 экспертов из 7 стран Восточной Европы и Центральной Азии, а также партнеры из Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД и Всемирной организации здравоохранения. В онлайн режиме в конференции принимают участие около 4 тысяч специалистов из 32 стран мира.

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ОТМЕНЯЕТ СОВЕТЫ В КАФЕ И РЕСТОРАНАХ РОССИИ

Федеральная служба по защите прав потребителей и благополучия человека подготовила новые рекомендации по работе организаций общественного питания.

Соответствующий законопроект уже опубликован на федеральном портале.

Рекомендации по-прежнему содержат требования по предотвращению распространения коронавирусной инфекции.Среди мер — обязательные ежедневные замеры температуры тела для сотрудников, маскирующий режим для персонала, а также обеспечение всех рабочих антисептиками.

Отдельное внимание в отделении уделяется утилизации использованных масок, которые рекомендуется менять каждые 2-3 часа.

Маски следует собирать и утилизировать в двойных полиэтиленовых пакетах.

В частности, предлагается запретить кафе, ресторанам и всевозможным заведениям общепита включать в счет любые предметы, не имеющие прямого отношения к заказу.В частности, в «спот-лист» входят чаевые и различные комиссии. Если такие основания для оплаты указаны в счете-фактуре, клиент имеет право потребовать возврата уплаченной суммы.

Более того, в законопроекте есть нововведение, связанное с удаленным заказом. При оказании таких услуг информация, предоставляемая потребителю, должна быть расширена: помимо информации о стоимости и условиях оплаты, необходимо предоставить информацию о пищевой ценности продуктов, содержании в ней белков, жиров и углеводов. их, а также содержание витаминов.

При дистанционной продаже отдел предлагает предприятиям общепита предоставить покупателям возможность оставлять свои отзывы в электронной книге жалоб и предложений.

Для наблюдения за большими технологиями необходимо целевое федеральное агентство

Содержание

Сводка

Онлайн-сервисы стали национальным спасательным кругом во время пандемии COVID-19. Эксперты в области экономической политики обычно считают, что крупные цифровые компании «системно важны» для социальной и экономической структуры нашей страны.Тем не менее, общественные интересы практически не контролируются компаниями, которые предоставляют такие важные услуги.

Обозначенная мантрой «двигайся быстро и ломай», цифровые компании проявили беспричинную позицию, чтобы обойти правила, которые исторически защищали потребителей и конкурентный рынок. Эта реальность — продукт болезненно медленной реакции федерального правительства на переход Америки от индустриальной экономики к цифровой. В то время как лидеры цифровых компаний признали и восприняли изменения, вызванные новыми технологиями, федеральная политика по-прежнему основана на структурах и предпосылках индустриальной эпохи.

Воспользовавшись бездействием политиков, цифровые компании взяли на себя роль псевдо-правительства, чтобы навязывать свою волю цифровому рынку. В результате не удалось должным образом защитить как права потребителей, так и преимущества конкуренции.

Контроль за широким влиянием доминирующих цифровых платформ на общество невозможен в рамках существующей федеральной регулирующей структуры. Такие агентства, как Федеральная торговая комиссия (FTC) и Министерство юстиции (DOJ) заполнены хорошими и преданными своему делу профессионалами, но они ограничены в том, что они могут делать. Такие ограничения наглядно продемонстрированы недавними антимонопольными действиями, получившими широкую огласку, со стороны обоих агентств. Антимонопольное законодательство, хотя и важно, нацелено на конкретные обстоятельства и не может защитить от общих злоупотреблений со стороны потребителей. Точно так же, хотя FTC также имеет власть в отношении несправедливых и обманных действий, многие злоупотребления на цифровом рынке вредны, но не считаются обманчивыми и несправедливыми. Кроме того, ФТК сталкивается с ограниченными полномочиями по обнародованию общих правил, что ограничивает большую часть своей деятельности единовременным судебным разбирательством против отдельной компании за определенный тип злоупотреблений, а не установлением общих правил поведения в цифровой экономике, ориентированной на потребителей.

«Изменение приоритетов цифровой политики для отражения общественных интересов требует сосредоточенного внимания на широком спектре корпоративного поведения доминирующих цифровых компаний».

Изменение приоритетов цифровой политики для отражения общественных интересов требует сосредоточенного внимания на широком спектре корпоративного поведения доминирующих цифровых компаний. Лучше всего это достигается путем создания нового федерального агентства, укомплектованного специалистами в области цифровых технологий и сфокусированными на надзоре за защитой потребителей и содействием конкуренции в сфере услуг, которые имеют решающее значение для нашей жизни и средств к существованию.

Наверх ⇑


Вызов

Наша повседневная жизнь — от работы и учебы до покупок и множества других занятий — построена вокруг услуг, предоставляемых доминирующими цифровыми компаниями. Точно так же экономический рост страны связан с цифровой экономикой, которая росла более чем в четыре раза быстрее, чем экономика в целом. Эти услуги и экономический рост в значительной степени являются следствием деятельности горстки технологических компаний, которые начинали как находящиеся в затруднительном положении стартапы и превратились в корпоративных гигантов, имеющих системное значение. Эти компании в широком смысле называются «платформенными компаниями», потому что именно на платформе их компьютерных ферм находятся критически важные сервисы.

Системная значимость компаний приносила финансовое вознаграждение. В течение первых восьми месяцев пандемии рыночная стоимость Facebook выросла на 47%; Alphabet / Google на 26%; Amazon взлетел на 64%; Apple подорожала на 63%; и Microsoft — на 29%. 1 Все, кроме Facebook, были оценены более чем в 1 триллион долларов. Вместе эти компании входят в пятерку из шести самых ценных компаний в мире — китайская цифровая компания Alibaba занимает пятое место.

Множественные исследования рынка 2 , включая историческое расследование, проведенное Подкомитетом Палаты представителей по антимонопольному законодательству, продемонстрировали ряд серьезных злоупотреблений и вреда в результате неконтролируемой эксплуатации доминирующих цифровых компаний. Такое злоупотребление делится на три категории: распространение дезинформации и ненависти; искажение рынков с целью стать неконкурентоспособными; и нарушение прав потребителей.

«Дезинформация — это логический результат модели дохода, в которой объем информации вознаграждается над ее достоверностью.”

Дезинформация — это логический результат модели дохода, которая вознаграждает объем информации над ее достоверностью. Когда ложь платит так же, как правда, мало стимула говорить только правду.

Искажение рынка возникает, когда компании берут на себя роль привратников в новую экономику. Непревзойденные сетевые эффекты приводят к тому, что потребители имеют только один практический выбор услуги. 3 Такое доминирующее положение затем используется для подавления конкуренции и инноваций, которые она стимулирует.

При этом нарушаются права потребителей. Принудительное принятие условий и положений в начале отношений со многими службами продолжается на протяжении всех отношений пользователя с этой службой. Особенно оскорбительным является практически неограниченное перекачивание личных данных потребителей и их преобразование из частной информации в корпоративный актив.

Однако по мере того, как цифровая экономика и критически важные услуги этих компаний стремительно развивались, надзор за общественными интересами ослаб.Федеральное правительство, умевшее делать то же самое, что и вчера, попало в засаду цифровых технологий, которые позволили компаниям вести себя беспрецедентным образом.

На сегодняшний день эти компании призваны отвечать общественным интересам только двумя узкими способами. В редких случаях они сталкивались с судебным преследованием за свои обманные действия — например, когда Facebook не придерживался политики конфиденциальности, которую он представлял своим пользователям. Другая мера в интересах общества — это антимонопольное судебное преследование. Этот тип судебного преследования является недавним событием, которое сталкивается с неопределенным будущим в отношении преобладающих судебных толкований.Поскольку окончательный ответ о его достоверности появится только спустя годы, практика нарушения может продолжать действовать и в течение этого времени.

Хотя преследование обманных и / или антиконкурентных действий важно и достойно похвалы, этого недостаточно. Судебное преследование за несправедливые и вводящие в заблуждение действия в отношении политики конфиденциальности не улучшает защиту прав американцев на неприкосновенность частной жизни. Подача антимонопольных исков не защищает от широких социальных и экономических последствий беспроблемного поведения цифровой компании.

Масштаб проблем цифрового рынка просто превышает возможности существующих регулирующих органов. Такие проблемы, как переносимость личных данных, совместный доступ к данным, взаимосвязь и совместимость между сервисами, методы самовыражения, защита конфиденциальности, безопасность данных, открытый доступ к рынкам, жесткие условия контрактов и прозрачное описание того, что компании делают с личная информация выходит за рамки антимонопольного судебного процесса или действий, связанных с недобросовестной и вводящей в заблуждение практикой.В результате правила, относящиеся к таким действиям, были установлены не политиками, установленными для защиты общественных интересов, а самими цифровыми компаниями в своих интересах.

В следующих разделах этого документа обсуждается, почему существует необходимость в новом агентстве цифрового надзора и его исторические предикаты. Затем исследуется, как различия между цифровой экономикой и индустриальной экономикой сделали законодательные и нормативные акты индустриальной эпохи менее актуальными. Наконец, документ завершается рекомендациями по политике, в том числе для новой модели регулирования.

Почему новое агентство?

Мы живем в условиях противоречия между цифровыми компаниями, использующими новые технологии для создания инноваций и создания новых замечательных продуктов, в то время как результаты одновременно вредят потребителям и препятствуют конкуренции.

Такое отсутствие целенаправленного опыта в области цифровых технологий подвергает риску общество и экономику. На фоне огромных технологических изменений политики, законодательные акты и модели регулирования, принятые для индустриальной эпохи, отстают.

Политика con

Одна из причин, по которой защита общественных интересов не поспевает за растущей мощью доминирующих цифровых компаний, — это лоббистские образы, которые компании создали для себя. Даже когда эти цифровые предприниматели превратили свои идеи в экономические центры, они продолжали культивировать имидж лоскутных провидцев, чьим новаторским гениям будет нанесен вред из-за надзора со стороны регулирующих органов. Успех этого лоббирования позволил компаниям получить максимальную выгоду для инвесторов за счет общественных интересов.

Способность цифровых компаний сдерживать государственный надзор зависела от трех факторов. Во-первых, политики не до конца понимают действие и влияние цифровых технологий. Во-вторых, разыгрывая преобладающую ортодоксальность антирегулирования, компании успешно продали миф о том, что то, что они делают, граничит с магией, которая будет разрушена правительственным контролем. Наконец, в настоящее время недостаточно целенаправленных регулирующих органов и опыта, чтобы продемонстрировать и реализовать, как можно осуществлять надлежащий надзор.

Среди крылатых фраз, используемых для блокировки регулирования, есть утверждение, что замечательные новые разработки явились результатом «неразрешенных инноваций», которые могут быть подорваны регулированием. Такое утверждение, конечно, игнорирует тот факт, что никто не предлагал заставить компании обращаться к правительству с просьбой разрешить вводить новшества. Тем не менее, это стало мантрой, используемой крупными компаниями для сдерживания регулирования.

Недавно появился еще один громкий — но столь же ошибочный — саундбайт в противовес регулированию: карта Китая.Противники утверждают, что надзор за большими технологиями со стороны правительства США поставит под угрозу национальную безопасность и способность страны конкурировать с Китаем. Генеральный директор Google Сундар Пичаи сказал CNN: «Я беспокоюсь, что если вы регулируете ради регулирования, это будет иметь множество непредвиденных последствий… [включая] последствия для нашей национальной безопасности». Такие заявления, конечно, удобно игнорировать то, как доминирующие технологические компании уже работают в Китае и делятся деятельностью с китайскими компаниями.

Помимо предполагаемой угрозы национальной безопасности, регулирование также характеризуется как вредное для способности Соединенных Штатов конкурировать с Китаем. Шерил Сандберг, главный операционный директор Facebook, сказала CNBC: «В то время как люди обеспокоены размером и мощью технологических компаний, в Соединенных Штатах также существует обеспокоенность размером и мощью китайских компаний, а также осознанием того, что эти компании не являются собирается распасться ». Такое положение удобно упускает из виду преимущество рыночной экономики над управляемой экономикой: конкуренция стимулирует инновации.

Последний аргумент лоббирования

Big Tech состоит в том, чтобы благосклонно выступить в роли защитника более мелких компаний, которые в противном случае они стремятся победить.Big Tech утверждает, что регулирование особенно сильно ударит по этим выскочкам. Чтобы быть ясным, изложенный здесь план ограничивается надзором за компаниями, оказывающими доминирующее влияние на рынок, которые имеют системное значение в силу своего экономического и социального значения.

Наверх ⇑


Пределы исторических и существующих полисов

Новые виды экономической деятельности исторически требовали нового федерального контроля. Первое федеральное регулирующее агентство, Межгосударственная торговая комиссия (ICC), была создана в 1887 году в качестве противовеса первой высокоскоростной сети, железной дороге, и злоупотреблениям железнодорожными компаниями своей экономической власти.Конгресс часто определял, что для выполнения важной надзорной деятельности требуется специализированное агентство, укомплектованное профильными экспертами.

Создание FTC было в свое время примером необходимости в таком специализированном опыте. В 1903 году Конгресс создал Бюро корпораций при Министерстве торговли и труда. К 1914 году, однако, он увидел необходимость в агентстве, которое не входило в состав другого органа, и создал FTC с полномочиями препятствовать «лицам, товариществам или корпорациям, за исключением банков и обычных перевозчиков… использовать недобросовестные методы конкуренции в торговле. .Впоследствии эти полномочия были расширены за счет включения «несправедливых или обманных действий или практик».

Это была аналогичная потребность в специализированном агентстве, а не в привязке к существующему агентству, что привело к созданию Федеральной комиссии по связи (FCC). Еще в 1912 году, когда технология радиовещания была новой, Конгресс возложил контроль на Министерство торговли и труда. Однако по мере роста важности и сложности технологии стало ясно, что существует потребность в специализированном агентстве с конкретными надзорными ожиданиями и полномочиями.Таким образом, в 1927 году надзор за радиовещанием был передан специализированной Федеральной комиссии по радио. В конечном итоге в 1934 году была создана FCC. В качестве еще одного примера необходимости в экспертном агентстве, а не в перепрофилировании существующего агентства, надзор за общими операторами связи, такими как телефонные и телеграфные компании, был передан из его предыдущего места в ICC специализированному агентству связи, FCC.

Из-за обширного надзора за рынком FTC часто была агентством, в котором Конгресс в первую очередь искал решения.Однако вполне нормально, что Конгресс впоследствии признает необходимость в новом специализированном агентстве. Например, в 1934 году надзор FTC за рынком ценных бумаг был передан Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC). В середине 1990-х, на фоне озабоченности по поводу безопасности автомобилей, Конгресс не ограничивался Федеральной торговой комиссией, чтобы создать новое Национальное управление безопасности дорожного движения. В ответ на финансовый кризис 2008 года Конгресс переместил полномочия Федеральной торговой комиссии на потребительские финансовые рынки в недавно созданное Бюро финансовой защиты потребителей.

Предложение о создании нового digital-агентства — продолжение подобных прецедентов. Огромный объем нынешних обязанностей FTC — столь же разнообразных, как практика похоронного директора, роботизированные звонки и маркировка хоккейных шайб — означает, что надзор за регулированием цифровых платформ должен конкурировать с существующими разнообразными обязанностями агентства и ограниченными ресурсами. 4 Новое цифровое агентство также поможет гарантировать, что ресурсы не будут изъяты из традиционной деятельности FTC. 5

«Новое цифровое агентство не устранит текущую деятельность Федеральной торговой комиссии, а, скорее, дополнит ее регулирующим надзором, выходящим за рамки возможностей агентства».

Новое цифровое агентство не устранит текущую деятельность FTC, а, скорее, дополнит ее регулирующим надзором, выходящим за рамки возможностей агентства. Одним из примеров необходимости новых полномочий являются ограничения на его антимонопольный орган, который фактически ограничивает FTC до ex post принуждения к конкретной компании за конкретное нарушение, а не ex ante нормотворческого органа, который более широко применим. 6

Еще одна причина для создания нового агентства — врожденная мышечная память, которая развилась с момента создания индустриальной эры FTC. У каждого учреждения есть свои культурные обязательства: собрание мыслей, процедур, результатов формального и неформального вмешательства Конгресса и судебных решений, разработанных в аналоговую эпоху для удовлетворения требований аналоговой экономики. Цифровая экономика требует отхода от такого непреодолимого прецедента, чтобы создать полностью цифровое и постоянно действующее агентство, укомплектованное специалистами с цифровой ДНК.

Новая цифровая реальность

Обоснование того, что специализированное агентство, специализирующееся на надзоре за доминирующими цифровыми компаниями, основывается на том, чем движущие силы цифровой экономики отличаются от сил индустриальной экономики.

Активы ведут себя по-разному

Политика и практика индустриальной эпохи основывались на деловой активности, в которой использовались твердые активы, такие как уголь, железо и промышленные товары. Цифровая эра строится вокруг «мягких» активов цифровой информации.Несмотря на то, что информационные активы имеют промышленный масштаб и экономию на масштабе, они отличаются во многих других отношениях. Эти различия создают такую ​​сильную склонность к сбоям рынка, что требуется новый вид регулирующего надзора.

По сравнению с промышленными активами информационные активы становятся все более дешевыми, неисчерпаемыми, повторяющимися и неконкурентными. Компьютеры выполняют вычисления, а сети распределяют результаты с очень низкими дополнительными затратами. В индустриальной экономике тонна угля была исчерпана потреблением; в цифровой экономике файл данных может использоваться многократно.Использование этих данных, в свою очередь, создает новые данные, которые позволяют производить новые продукты. Наконец, данные не конкурируют друг с другом в том смысле, что их использование одной стороной не препятствует использованию другой стороной.

К этим основным различиям в основных активах цифровой экономики добавляются три дополнительных фактора: сетевые эффекты, распределение низких предельных затрат и «бесплатные» товары и услуги для конечных пользователей. Сетевые эффекты — это основа интернет-экономики, повышающая ценность продукта или услуги по мере того, как они связаны с большим количеством людей.Это создает склонность к «склонности» к монополии. Благодаря Интернету это явление усиливается, поскольку предельная стоимость доставки этого продукта или услуги дополнительному пользователю приближается к нулю. Вместе эти силы позволяют раздавать продукт или услугу, тем самым вызывая дальнейшие сетевые эффекты, которые создают барьеры для новых участников, одновременно позволяя устанавливать монопольные цены для тех, кто хочет получить доступ к пользователям «бесплатной» услуги.

Экономическая модель индустриальной эпохи была ограничена активами, которые в конечном итоге столкнулись с уменьшающейся предельной прибылью по мере роста затрат и насыщения рынков.Экономическая модель эпохи Интернета не знает таких ограничений, а скорее движется бесконечным потоком данных, удовлетворяющим безграничные потребности. Например, в основе машинного обучения и искусственного интеллекта лежит неутолимая потребность в дополнительных данных. Этот спрос удовлетворяется за счет постоянного цифрового движения, когда использование данных порождает информационные продукты, которые порождают больше данных, что порождает больше продуктов. Такое вечное движение еще больше подталкивает рынок к доминированию компаний, которые, контролируя данные, могут обеспечить его постоянное воспроизводство.

Разница между цифровой экономикой, ориентированной на спрос, и экономикой промышленности выражена в следующем примере профессоров бизнеса из Гарварда Марко Янсити и Карима Лакхани:

Недорогие, неисчерпаемые, повторяющиеся и неконкурентные активы, использующие преимущества низкомаржинальных цифровых возможностей, основанных на сетевых эффектах, означают, что массовое производство в информационной экономике еще больше, чем в индустриальной экономике. Это порождает следующую проблему: как непрерывный, нескончаемый процесс, в котором данные создают новые продукты, которые производят новые данные, ускоряет темпы изменений, намного превосходящие все, что происходило в индустриальной экономике — и за пределы возможностей индустриальной эпохи. нормативные концепции.

Темпы изменений стимулируют спрос на маневренность

Цифровые технологии ускорили темпы изменений, устранив временной буфер, на который политики когда-то полагались при определении потребностей в надзоре. Существующий подход к регулированию был разработан в период, когда стабильные технологии обеспечивали стабильные рынки. В результате правительство смогло подождать, пока рыночные сбои не достигнут определенного масштаба, прежде чем вмешаться. Однако сегодня, когда платформа, такая как Facebook, может вырасти с нуля до 100 миллионов пользователей менее чем за пять лет (а один миллиард пользователей только четыре лет спустя), скорость изменений оказывает беспрецедентное давление на политиков, чтобы они не отставали.

Цифровые компании отреагировали на этот темп изменений, отказавшись от жестких концепций продуктов и управления индустриальной эпохи. Цифровые продукты и цифровое управление основаны на принципе agility . Продукты разработаны с учетом изменений технологий и рынка. Каждый раз, когда ваш смартфон обновляет программное обеспечение, является примером такой гибкости. Руководство цифровой компании также стало гибким и менее иерархичным, чтобы идти в ногу с темпами изменений.

«Новое цифровое агентство с новыми гибкими процедурами необходимо для ускорения надзора за общественными интересами».

Гибкая реакция на темпы технологических изменений позволяет доминирующим цифровым компаниям сохранять доминирующее положение и отражать конкуренцию на своих рынках. Однако надзор со стороны федерального правительства, основанный на бюрократических и юридических прецедентах, по-прежнему заключен в цементные сапоги управления индустриальной эпохи. Жесткая, медленно развивающаяся бюрократия, созданная для отражения основанной на правилах бюрократии промышленных корпораций, не может сравниться с гибкостью цифровых компаний.

Как раз в то время, когда скорость изменений должна стать стимулом для создания широких, но гибких правил поведения ex ante , существующие правительственные агентства обычно вынуждены действовать через медленные и трудные процедуры на ограниченном ex post. основа. Новое цифровое агентство с новыми гибкими процедурами необходимо для ускорения надзора за общественными интересами.

Американское лидерство?

Менее очевидная проблема, которую представляет неспособность федерального правительства эффективно контролировать доминирующие цифровые компании, заключается в том, как оно оставило американские компании незащищенными в отношении политики других стран и даже отдельных американских штатов.Соединенные Штаты являются мировым лидером в области цифровых продуктов и услуг по многим причинам, но прежде всего из-за их единого рынка, насчитывающего 325 миллионов потребителей, на котором можно разрабатывать продукты, продукты, которые затем становятся широко доступными во взаимосвязанном мире. Такое преимущество оказывается под угрозой, когда отсутствие руководства федеральным правительством открывает дверь для определения политики другими.

Во взаимосвязанном мире отсутствие национального контроля и руководства оставляет У.S. компании подвержены правилам, установленным другими странами. Из-за этого американского участия мало. Точно так же отсутствие национальной политики побуждает правительства штатов разрабатывать собственные ответы на насущные вопросы цифровой экономики — ответы, которые рискуют уменьшить преимущества единого национального рынка.

штатов, таких как Калифорния и Вермонт, применяют свои собственные подходы к управлению Интернетом, в то время как иностранные государства заполняют пустоту лидерства на международном уровне.Европейский Союз предложил Закон о цифровых услугах для регулирования поведения онлайн-компаний. Соединенное Королевство предложило создать новый цифровой сторожевой таймер. Италия объявила о расследовании деятельности Google на рекламном рынке. Германия изучает отношения Amazon со сторонними продавцами. Китай зашел так далеко, что попытался продвинуть новую интернет-архитектуру через Международный союз электросвязи ООН.

Политика надзора за американским рынком традиционно была северной звездой в разработке международной технологической политики. 7 Однако там, где нет политики, не может быть и полярной звезды. Отсутствие на поле боя означает, что федеральное правительство отошло от истории американского лидерства.

Наверх ⇑


Рекомендации по политике

Слишком часто вопросы технической политики 21-го века обсуждаются в терминах 20-го века и завершаются решениями 19-го века. 8 Пора выходить из этой колеи. Модель регулирования, созданная в XIX веке для наблюдения за промышленной революцией, нуждается в обновлении.Конгрессу следует создать независимое федеральное агентство 21-го века, ориентированное на результат, которое будет отвечать за защиту благосостояния потребителей и эффективную конкуренцию в цифровой экономике.

«Слишком часто вопросы технической политики 21-го века обсуждаются в терминах 20-го века и завершаются решениями 19-го века».

Такое агентство должно быть построено на трех китах:

  • Надзор, основанный на общем праве обязанности проявлять осторожность и обязанности вести дела.
  • Управление рисками, направленное на выполнение задач по снижению рисков, а не на установление жесткого набора правил.
  • Правительство инициировало, контролировало, одобряло и соблюдало стандарты поведения, используя процесс разработки, аналогичный процессу технологических стандартов.

Подтверждение основанных на общем праве принципов

Принципы, на которых традиционно базировалось управление рынком, зародились сотни лет назад, когда Англия вышла из Средневековья. Выраженные в виде общего права, такие концепции пережили период эволюции экономической деятельности от феодализма к меркантилизму и индустриализации. Те же принципы остаются актуальными и сегодня в цифровой экономике. Однако слишком долго эти базовые стандарты игнорировались, поскольку большие технологии устанавливали правила для новой экономики.

Новому агентству не нужно изобретать новые конструкции для поведения на рынке. В основе цифрового управления должна лежать пара многовековых принципов общего права: обязанность проявлять заботу и обязанность действовать.

Обязанность проявлять осторожность в соответствии с общим правом устанавливает ожидание, что поставщик товаров и услуг несет ответственность за попытку выявить и смягчить неблагоприятные последствия этой деятельности.Из этого принципа вытекают основные меры защиты потребителей и юридические концепции, такие как халатность и фидуциарная обязанность. К сожалению, в цифровой экономике обязанность проявлять осторожность больше признается из-за ее отсутствия, чем ее применения.

Ожидания от обязанности проявлять осторожность, такие как прозрачность, предусмотрительность и смягчение последствий, не являются революционными. То, как эта концепция была применена к сетевой революции 19 века, показывает, как ее можно применить к сетевой революции 21 века. Когда в середине 1800-х годов железнодорожные линии прорезали фермерские поля, мчащиеся локомотивы изрыгали раскаленные угли, которые поджигали дома, сараи и сенокосы.Применение обязанности проявлять осторожность означало, что железным дорогам приходилось ставить сетки на дымовые трубы, чтобы улавливать золу. Поскольку цифровые сети стремительно уходят в прошлое, у нас нет экрана, который не позволял бы вредным цифровым углям нанести им вред. Цифровые платформы, например, не обязаны защищать потребителей от неблагоприятных последствий их оптового сбора и последующей монетизации частной информации пользователей.

Обязанность соблюдать осторожность, поскольку она связана с защитой конфиденциальности, может охватывать такие темы, как прозрачное раскрытие того, что собирается, и контроль потребителей над сбором и использованием этой информации.Обязанность соблюдать осторожность положит конец принудительному сбору личной информации как условию использования услуги и установит, что дизайн продукта предполагает его влияние на конфиденциальность. Точно так же обязанность проявлять осторожность защитит данные потребителей после того, как они будут собраны, и обеспечит активируемую потребителями переносимость их собственных данных.

Обязанность заключения сделок по общему праву устанавливает, что квазимонопольный поставщик основных услуг обязан предоставлять беспристрастный доступ к этой деятельности. Применительно к цифровой экономике обязанность вести дела открыла бы узкие места, которые позволили цифровым компаниям завоевать и сохранить доминирующее положение на рынке, препятствуя конкуренции и инновациям.

«Применительно к цифровой экономике обязанность заключать сделки открыла бы узкие места, которые позволили цифровым компаниям получить и сохранить доминирующее положение на рынке, препятствуя конкуренции и инновациям».

В течение 600 лет простая, но неопровержимая концепция о том, что владелец фундаментальной услуги должен сделать ее доступной для всех, выдержала испытание временем, а также изменения в технологиях. Одно из первых его применений было связано с паромами, пересекающими водные пути; перевозчик мог взимать плату за свои услуги, но должен был предоставлять их на недискриминационной основе.Эта концепция была официально применена в 1862 году к первоначальной электронной сети, телеграфу, и продолжила свое применение к телефону. Позже он был применен к Интернету с решением Федеральной комиссии по связи о сетевом нейтралитете, а теперь его следует аналогичным образом применить к системно важным службам, использующим Интернет. 9

Перевозчики цифровой эры — это платформенные компании, которые собирают, объединяют и распределяют цифровую информацию для создания критически важных услуг.Как и их аналоговые предшественники, платформы могут свободно получать прибыль от своих услуг, но нельзя допустить, чтобы услуги становились узкими местами, препятствующими конкуренции. Примеры этого могут включать неспособность платформ накапливать необходимые цифровые активы или отказать в подключении, необходимом для конкуренции других.

Отсутствие этих концепций в цифровой экономике является результатом того, что федеральное правительство слишком долго наблюдало за новой экономикой. Теперь, спустя два десятилетия XXI века, отсутствие регулирующего надзора ощущается потребителями и конкурентным рынком, в то время как основные правила поведения на цифровом рынке — обязанность проявлять осторожность и обязанность вести дела — очевидны.

Заполните пустоту, не дублируйте и не заменяйте

Новое агентство должно быть добавлено к деятельности существующих агентств, таких как Федеральная торговая комиссия и Министерство юстиции. Ограничения, с которыми сталкиваются эти агентства при работе с цифровой экономикой, зависят от дизайна агентства, а не от его желания или приверженности. Потребность 21-го века в агентстве 21-го века, а не в перепрофилировании агентства, созданного в другую эпоху, для другой цели.

Ничто, например, не должно мешать или отменять антимонопольный орган Министерства юстиции или Федеральной торговой комиссии. Скорее, деятельность нового агентства должна касаться вопросов, которые не могут быть решены этими ограниченными полномочиями.

Не только прямая защита многих прав потребителей выходит за рамки действующего антимонопольного законодательства, но также не менее важно, насколько эффективные антимонопольные средства правовой защиты могут выходить за рамки возможностей федеральных судов и прокуратуры.

Успех иска Министерства юстиции о прекращении деятельности AT&T зависел от установленных FCC правил. Например, создание правил для подключения к сети и другого поведения выходило далеко за рамки обычного антимонопольного законодательства и требовало как технических знаний, так и постоянного надзора.Если ожидающие рассмотрения антимонопольные иски против Google и Facebook окажутся успешными, возникнет вопрос: а что потом? Судам потребуются знания и возможности специализированного экспертного агентства для осмысленного исполнения судебного решения.

Помимо соблюдения антимонопольного законодательства, полномочия FTC по борьбе с несправедливыми или обманчивыми действиями или практиками оказались недостаточными для разработки широких отраслевых требований. FTC может иметь возможность наложить штраф на Facebook за обман своих потребителей относительно использования их информации, но такое целенаправленное принудительное исполнение в отношении отдельной компании только усиливает потребность в общих правилах, применимых ко всем компаниям, для смягчения такого поведения в первую очередь.В то время как, например, FTC должна продолжать преследовать компанию электронной коммерции за некачественные продукты или ложную рекламу, новое цифровое агентство может обнародовать общее правило, позволяющее потребителям контролировать свою цифровую информацию.

Новое агентство может заполнить пробел, созданный действующими законами и процедурами. Кроме того, пристальное внимание нового агентства к поведению на цифровом рынке позволило бы избежать риска потери такого надзора из-за необходимости конкурировать за внимание и ресурсы с другими надзорными мероприятиями в экономике в целом.

Управление рисками на замену микроменеджмента: задачи и инструменты

В индустриальную эпоху корпоративное управление осуществлялось через бюрократию, основанную на правилах. В классическом примере «вы похожи на своего питомца» регулирующие органы, созданные для надзора за промышленным капитализмом, переняли методы управления, используемые самими корпорациями. Результатом стал регуляторный надзор, осуществляемый через бюрократическую политику, основанную на правилах и сверху вниз.

Традиционное регулирование сосредоточено больше на инструментах, чем на задачах.Часто описываемый как «регулирование в стиле коммунальных услуг», надзор осуществлялся с помощью доступных инструментов и приводил к микроуправлению, такому как детальное участие в коммерческих решениях, часто требующее предварительного одобрения действий и способности заказывать определенные действия. По сей день такие основанные на правилах подходы остаются основной правовой структурой многих разновидностей государственного надзора.

Напротив, регулирование, основанное на оценке риска, фокусируется на задачах, которые необходимо решить. Каковы неблагоприятные эффекты, возникающие в результате определенного поведения, и что необходимо для выработки решения для устранения того вреда, при котором преимущества перевешивают вред? Такое регулирование, основанное на рисках, требует гибкости не только в разработке стратегии смягчения последствий, но и в ее постоянной реализации в условиях технологических изменений.

При таком подходе к управлению задачами и инструментами правительство не поспевает за самими компаниями. В то время как цифровые компании отказались от иерархий управления, основанного на правилах, в пользу гибкого управления, которое использует полномочия, создаваемые распределенной сетью, такая концепция противоречит правовой базе и бюрократической культуре регулирования, которые сформировались за десятилетия промышленного надзора. Однако немногие политики понимают, как избежать таких устаревших и контрпродуктивных юридических требований и перейти к новой гибкости в контексте регулирования.

В этой ситуации винят не только политиков. Сами компании с гибким управлением мало что сделали, чтобы помочь правительству улучшить свои процедуры. Вместо этого компании используют отсутствие обновленных процедур и вытекающую из этого жесткость регулирования в качестве аргумента против любого регулирования.

Компании жалуются, что текущая система регулирования слишком жесткая для стремительных изменений цифровых технологий и рынков, но попытки ввести гибкое регулирование, основанное на общем поведенческом поведении, также встречает сопротивление. Один подход слишком жесткий, а другой — «регуляторная неопределенность». Споры с обеих сторон, конечно, увековечивают желаемое отсутствие какого-либо регулирования.

Не только существует потребность в агентстве с целенаправленными обязанностями по цифровому надзору, но это новое агентство также должно принять подход к регулированию, ориентированный на конкретные задачи 21-го века. Работа нового агентства должна быть направлена ​​на выявление, борьбу и смягчение неблагоприятных последствий с использованием целенаправленного нормативного мастерства, которое фокусируется на конкретном вреде и целевых политиках для устранения такого поведения. 10

Решение проблем, связанных с поведением, а не указание действий, является ответом на необходимость защиты потребителей и конкуренции, и в то же время реагирует на озабоченность тем, что в старых правилах приоритет отдается диктовке подробных процедур, а не инновациям, расширяющим границы.

Эволюция гибкого, ориентированного на конкретные задачи регулирования требует новой модели регулирования.

Новая модель регулирования: уроки успеха технологических стандартов

Новое агентство — это, прежде всего, регулирующий орган, отвечающий за защиту потребителей и конкуренцию.В соответствии с основополагающим управлением рисками Конгрессу следует закрепить авторитет агентства вокруг соблюдения принципов ответственности и выполнения обязательств.

Реализация таких полномочий должна быть настолько общей и гибкой, насколько позволяют обстоятельства. Новое агентство должно иметь право действовать самостоятельно в соответствии с процедурами Закона об административных процедурах. Однако для максимальной эффективности агентство должно принять в качестве новой модели регулирования те виды деятельности по установлению стандартов, которые сама цифровая индустрия использует для определения технических кодексов.

Разработка стандартов и кодексов — это хорошо отлаженный процесс, который использовался промышленностью и правительством с момента принятия первого пожарного кодекса в 1895 году. На протяжении всей американской экономики отраслевые стандарты — от пожарных кодексов, электрических норм и правил строительства кодексы, стандарты для спичек безопасности — контролируются и соблюдаются правительствами. Отличие новой модели регулирования цифровой эры заключается в том, что она выходит за рамки отраслевых разработок и включает в себя государственный надзор и участие общественности для достижения поведения, основанного на принципах общего права.

В цифровой экономике процесс стандартизации принес столь же разнообразный успех, как язык TCP / IP, лежащий в основе Интернета, до Wi-Fi, 5G и Интернета. Одним из отличительных признаков процесса, который привнесет гибкость в процесс регулирования, является способность идти в ногу с технологическим прогрессом. Примером такой гибкости является развитие мобильных технологий по мере перехода стандартов от 3G к 4G и 5G, чтобы воспользоваться преимуществами новых возможностей.

Однако обычно процесс отраслевых стандартов не охватывает нетехнических вопросов, таких как влияние итогового стандарта на потребителей и конкуренцию. Использование новым цифровым агентством процесса стандартизации исправит этот недостаток путем создания поведенческих стандартов для устранения выявленных рыночных рисков.

Для достижения этой цели новое агентство возьмет на себя надзор и окончательный анализ процесса стандартов поведения. В качестве опоры и для обеспечения сосредоточения внимания на значимых результатах в процессе стандартизации цифровое агентство сохранит традиционные полномочия по нормотворчеству и правоприменению. Если по истечении определенного периода для совместной разработки стандартов, установленных агентством, отраслевой процесс не увенчается успехом, агентство вернется к публикации стандартов самостоятельно с помощью создания правил уведомления и комментариев.

Однако первая попытка будет заключаться в разработке поведенческих стандартов. Этот процесс начнется с того, что новое агентство определит стандарт, который будет разработан, базовый набор принципов, которые необходимо включить, временные рамки для решения, а также отраслевые и общественные члены группы разработки стандартов. Агентство будет нести ответственность за надзор и вклад в процесс. После завершения работы над предложенным стандартом он будет вынесен на общественное обсуждение, и в конечном итоге члены комиссии агентства проголосуют за одобрение, отклонение или изменение предложения.После принятия, агентство будет нести ответственность за соблюдение стандарта.

Такой процесс, контролируемый государством, использовался в других сферах федеральной ответственности. Например, Закон об энергетической политике 2005 года предписал создать отраслевую организацию по обеспечению надежности энергоснабжения для разработки и обеспечения соблюдения обязательных стандартов для предотвращения отключений электроэнергии и обеспечения перетока электроэнергии. Регулирующий орган финансовой индустрии (FINRA) является отраслевым регулятором брокерских фирм и финансовых рынков.Комиссия по ценным бумагам и биржам контролирует применение FINRA уставов и создание правил, включая полномочия отклонять правило или возбуждать разбирательство по поводу нового правила.

Процесс стандартизации был эффективным управляющим механизмом более века. Благодаря целям надзора, определяемым концепциями, основанными на общем праве, подходу к управлению рисками, ориентированному на задачи, а не инструментам, и внедрению в общественных интересах успешного процесса отраслевых стандартов, регулирование может выйти из ограничений индустриальной эпохи, чтобы иметь дело с новая цифровая экономика.

Наверх ⇑


Заключение

В американской экономической истории существует «старый образец», — заметил историк Джон Стил Гордон:

«Всякий раз, когда новая крупная сила — будь то продукт, технология или организационная форма — выходит на экономическую арену, происходят две вещи. Во-первых, огромные состояния создаются предпринимателями, которые успешно используют открывшиеся новые, в значительной степени нерегулируемые экономические ниши. Во-вторых, влияние новой силы противоречит общественным интересам и правам других.

Успехи доминирующих цифровых компаний действительно ущемили общественные интересы и права личности. К сожалению, федеральное правительство не смогло адекватно отреагировать.

Рыночные реалии 21-го века требуют новой регулирующей структуры с гибкими инструментами надзора, которыми сегодня не обладают агентства. Этот недостаток может быть решен путем создания специального федерального агентства по цифровому надзору.

Наверх ⇑

Целевая группа

CFPB по федеральному закону о финансах потребителей опубликовала отчет | ТОО «Баллард Спар»

Целевая группа CFPB по федеральному закону о финансах потребителей опубликовала отчет, в котором содержатся рекомендации по улучшению защиты потребителей на финансовом рынке.

CFPB создал Целевую группу в октябре 2019 года для изучения способов гармонизации и модернизации федеральных законов о потребительских финансах. Целевой группе было поручено изучить существующую нормативно-правовую среду для потребителей и поставщиков финансовых услуг и дать руководству Бюро рекомендации по совершенствованию законов и нормативных положений о потребительских финансах.

Отчет состоит из двух томов. Том I (798 страниц) содержит исторический и экономический обзор потребительского финансирования, охватывает ключевые принципы, определяющие федеральное законодательство и политику в области потребительского финансирования, а также обсуждает конкретные темы, которые Рабочая группа считает важными для работы Бюро. Том II (100 страниц) содержит конкретные рекомендации Целевой группы (их число 102) по совершенствованию и усилению применения финансовых законов и положений. Отчет рабочей группы отражает единодушное мнение пяти ее членов.

Целевая группа определила следующие три «всеобъемлющих принципа», которые вдохновили ее составление отчета:

  • Политика защиты потребителей должна быть особенно внимательной к последствиям для включения и доступа ранее недостаточно обслуживаемых сообществ.С этой целью содействие конкуренции, инновациям и потребительскому выбору на рынке должно быть важным элементом политики защиты прав потребителей.
  • В центре внимания политики защиты прав потребителей должно быть предотвращение причинения вреда потребителям, а не попытки указать, как поставщики должны разрабатывать и продавать свою продукцию.
  • Необходима модернизация существующей нормативно-правовой базы, чтобы она могла более гибко адаптироваться к изменениям в технологиях и предпочтениях потребителей, реагировать на новые возможности и угрозы потребителей и решать будущие кризисы (такие как финансовый кризис 2008 года и пандемия COVID-19) .

Ключевые рекомендации рабочей группы включают следующее:

  • Альтернативные данные . Бюро, Конгресс и другие регулирующие органы на федеральном уровне и уровне штата должны (1) выявить и устранить ненужные и необоснованные ограничения на способность агентств по отчетности потребителей сообщать определенные типы альтернативных данных (данные о платежах и движении денежных средств), в том числе через разъяснение Бюро применение FCRA к агрегаторам данных и использование альтернативных данных, и (2) проявлять осторожность при ограничении использования нефинансовых альтернативных данных.
  • Бюро реорганизации . Бюро должно реорганизовать свою внутреннюю структуру так, чтобы она была в первую очередь организована вокруг рынков, а не инструментов (например, обеспечения соблюдения, нормотворчества и надзора). Например, в Бюро могут быть подразделения, посвященные кредитным картам, ипотеке, мелким долларовым займам, финансовым технологиям и сторонним поставщикам услуг (например, сборщикам долгов и обслуживающим ипотечным кредитам), причем каждое подразделение несет ответственность за обеспечение соблюдения, нормотворчество и надзор. Такие инструменты, как исследования, просвещение потребителей и жалобы потребителей, могут оставаться в рамках всего Бюро, но ожидается, что сотрудники в каждой из этих областей накопят опыт работы с каждым из рыночных подразделений.
  • Кредитная отчетность . Бюро должно участвовать в разработке правил, чтобы (1) прояснить обязательства CRA и поставщиков в отношении споров в рамках FCRA, (2) кодифицировать интерпретации FTC FCRA (и оценить, требуют ли какие-либо интерпретации обновления или исправления) и (3) обновить и пересматривать краткое изложение прав потребителей FCRA, уведомление для поставщиков информации CRA и уведомление для пользователей отчетов потребителей. Конгресс должен принять ограничения FCRA на возмещение убытков по групповым искам, чтобы привести положение о гражданской ответственности FCRA в соответствие с другими законами о защите прав потребителей, такими как TILA и ECOA.
  • Депозитные счета . Чтобы расширить доступ к платежным системам для потребителей, не охваченных банковскими услугами и не имеющих доступа к банковским услугам, и обеспечить единообразный подход к аналогичным продуктам, Бюро должно применять одни и те же правила Положения E к картам предоплаты и дебетовым картам, требуя, чтобы эмитенты обоих типов карт предоставляли одинаковый овердрафт Положения E. — раскрытие информации о платежеспособности и своевременности и позволяет эмитентам в первую очередь использовать новые средства для выплаты комиссий за овердрафт и отрицательных остатков.
  • Раскрытие информации .Раскрытие информации, санкционированное Конгрессом и Бюро, должно состоять только из минимума информации, необходимой потребителям для принятия информированного решения и подтверждения того, что они получили обещанные условия продукта. Бюро должно выпускать только правила, связанные с раскрытием информации, руководствуясь исследованиями того, какая информация важна для потребителей, и должно использовать это исследование, чтобы переосмыслить свой общий подход к раскрытию информации. При необходимости, на основе исследования Бюро должно дать Конгрессу рекомендации по реформе раскрытия информации, а также должно реформировать раскрытие информации, которое Бюро может потребовать по своему усмотрению.Бюро должно разработать схему раскрытия информации на иностранном языке, которая позволит финансовым учреждениям выйти на небанковские / небанковские сообщества потребителей, не заставляя финансовые учреждения поддерживать базовую инфраструктуру на иностранных языках. (В своих замечаниях, сделанных во время мероприятия CFPB, на котором было объявлено о выпуске отчета, директор Кренингер указала, что новая разработка CFPB неизбежна в отношении потребителей с ограниченным знанием английского языка.)
  • Электронные подписи и требования к документам .Конгрессу следует (1) отменить устаревшие требования Закона об электронной подписи, в том числе обязательное раскрытие информации о необходимом аппаратном и программном обеспечении и требование о том, чтобы согласие потребителя происходило таким образом, который разумно демонстрирует, что потребитель может получить доступ к информации в электронных записях, и (2) в более общем плане рассмотрите возможность пересмотра процесса получения согласия, чтобы разрешить согласие либо путем простого заявления о согласии на проведение транзакции в электронном виде, либо исходя из обстоятельств транзакции.В ожидании решения Конгресса Бюро должно (1) предоставить руководство относительно того, что составляет «разумную демонстрацию» того, что потребитель может получить доступ к информации в электронных записях, и (2) разрешить раскрытие информации потребителям в электронном виде, пересмотрев свои правила, которые требуют, чтобы информация была предоставляется «в письменной форме» и рассмотреть возможность внесения поправок в такие правила, если это возможно в соответствии с применимым законодательством, чтобы обеспечить раскрытие информации в электронном виде.
  • Правоприменение . Бюро должно (1) выпустить политическое заявление о концепции причинения вреда потребителю, (2) принять публичное заявление о том, как оно будет определять надлежащую реституцию потребителя и гражданско-правовые санкции по вопросам, при этом цели Бюро в основном связаны с размером потребителя. (3) выпустить «Основные моменты правоприменения», чтобы дать рекомендации по факторам, которые Бюро могло бы учесть при принятии решения не возбуждать правоприменительные меры, (3) принять Межведомственную политику FFIEC 1998 г. в отношении оценки Гражданские денежные штрафы, в которых изложены 13 соответствующих факторов, которые федеральные банковские агентства должны учитывать при оценке гражданских штрафов, и (4) принять и опубликовать матрицу гражданских штрафов, основанную на факторах Межведомственной политики FFIEC 1998 года и согласующуюся с матрицами федеральных банковские регуляторы, а также публичные инструкции для сотрудников правоохранительных органов о том, как применять матричные факторы.Конгрессу следует согласовать гражданско-правовые санкции и органы возмещения федеральных банковских регуляторов, Бюро и FTC, включая наделение FTC установленными законом полномочиями добиваться реституции потребителей за любую нечестную или мошенническую практику, которая является нечестной или мошеннической, и дает Бюро и федеральным банковским учреждениям право на возмещение ущерба. регулирующие органы орган по гражданским наказаниям за несправедливые или обманчивые действия и действия, которые также являются нечестными или мошенническими или нарушают другой закон или постановление.
  • Равный доступ к кредиту .Бюро должно (1) провести исследование относительно того, следует ли внести поправки в ОЭСР для включения инвалидности в качестве запрещенной основы, (2) модернизировать Правило B в различных областях, таких как отмена запрета на вопросы о планах деторождения, запрет на рассмотрение вопроса о том, имеет список телефонов на имя заявителя и требование к кредитору учитывать кредитную историю счетов на имя супруга, по которым заявитель не несет договорных обязательств, но имеет право использовать, (3) издать правило, которое устанавливает стандарт, который он будет применять к разрозненным последствиям, и как он будет применять этот стандарт, (4) (a) устранение любых будущих опасений по поводу кредитной дискриминации в ценообразовании со стороны автодилеров посредством своих правоприменительных полномочий ECOA с автосалонами, находящимися под его юрисдикцией, а не посредством принудительного применения против банков и других кредиторов, которые принимают на себя уступку финансовых контрактов, и (b) при оценке соответствия автодилера ECOA, принимать во внимание законные Недискриминационные причины, по которым дилер может варьировать годовую процентную ставку по сравнению с оптовой ставкой цессионария, требованиями к рекламным ставкам производителя, дополнительным временем и усилиями, необходимыми для поиска финансирования для некоторых заявителей, и аналогичными недискриминационными коммерческими причинами.
  • Постановление о финансовых технологиях . Конгрессу следует уполномочить Бюро выдавать лицензии недепозитарным учреждениям, которые предоставляют ссуды, переводы денег или платежные услуги. Лицензии должны предусматривать, что эти учреждения регулируются правилами своих стран, даже при предоставлении услуг потребителям в других штатах. Бюро должно учитывать преимущества и издержки отмены закона штата в некоторых конкретных случаях, когда возможность конфликта может помешать предоставлению ценных продуктов и услуг.В качестве альтернативы Конгрессу следует пояснить, что ОКК имеет право выдавать уставы таким недепозитным учреждениям.
  • Надзор . Бюро должно (1) рассмотреть возможность проведения автоматизированных или основанных на данных проверок, когда это возможно, (2) сосредоточить свою надзорную деятельность на соблюдении учреждением законов о защите прав потребителей и основывать и рейтинг учреждения на результатах своей системы управления соответствием (CMS) чем качество его CMS, (3) если иное не требуется по законам, которые требуют наличия CMS, ограничить рассмотрение CMS оценками риска при определении объема и фокуса экзамена, (4) изменить процесс надзорной апелляции для повышения справедливости и согласованности, (5) пересмотреть свои правила для более широкого круга участников, чтобы оценить затраты и преимущества правил при проведении эффективного надзора и содействия защите потребителей.Конгресс должен предоставить Бюро явные полномочия проверять соответствие учреждений Закону о военном кредитовании.
  • Малый долларовый кредит . Государствам следует проявлять осторожность при установлении пределов процентных ставок при регулировании небольших долларовых займов и тщательно учитывать негативное влияние на доступность кредитов при рассмотрении дальнейших правил. Желательно полностью отменить ограничение процентных ставок. В более общем плане, штаты должны пересмотреть, обновить или отменить законы о ростовщичестве в зависимости от ситуации, признавая высокие издержки, которые такие законы накладывают на отказ в предоставлении ценных услуг потребителям, которые в них нуждаются.
  • Нормативные принципы . Бюро должно полагаться на правила, основанные на принципах, которые защищают потребителей от вреда, способствуя доступу, вовлечению, инновациям и конкуренции, а не на подробные и конкретные правила, которые могут быстро устареть, налагать больше затрат, чем необходимо, и исключать инновационные новые подходы к защите потребители.
  • Конкурс . Что касается лицензирования, (1) Бюро должно исследовать влияние законов штата о лицензировании для субъектов, на которые распространяется действие лицензии, а также вопрос о том, создают ли бремя и время для утверждения лицензии неоправданные барьеры для входа, и (2) штаты должны рассмотреть вопрос об устранении или оптимизации требований лицензирования для финансовых организаций. поставщиков услуг, чтобы избежать антиконкурентных барьеров для входа.Что касается пакета расчетных услуг RESPA, Бюро должно устранить нормативные барьеры, чтобы обеспечить гарантированные цены на пакеты расчетных услуг

После выпуска отчета Целевой группы исполняющий обязанности финансового контролера Брайан Брукс выпустил заявление , в котором он, по-видимому, не согласен с рекомендацией Целевой группы о том, что Бюро должно быть предоставлено право выдавать лицензии недепозитным учреждениям, которые предоставляют кредитование, перевод денег или платежные услуги.Г-н Брукс заявил:

Согласно закону, агентством, которое предоставляет национальные чартеры компаниям, занимающимся кредитованием, выплатами или приемом депозитов, является Управление валютного контролера (OCC), которое несет ответственность за пруденциальный надзор для обеспечения того, чтобы эти чартерные учреждения работали в безопасным, здоровым и справедливым образом. В своей мудрости Конгресс в Законе Додда-Франка отделил фрахтование и пруденциальный надзор от правоприменения по защите прав потребителей, передав полномочия по фрахтованию на OCC, а конкретные органы по защите прав потребителей — на CFPB.Дополнительные меры защиты, введенные после последнего финансового кризиса, заставили двух полицейских сосредоточиться и разделили эти обязанности, чтобы ни один из них не был поставлен под угрозу в обслуживании другого. Эту динамику следует сохранить, чтобы CFPB продолжал обеспечивать соблюдение перечисленных законов о защите потребителей финансовых услуг для финансовых компаний, определенных Законом Додда-Франка, и в то же время избегать создания пробелов в пруденциальном надзоре, которые могут привести к серьезной безопасности. и риски для устойчивости.

Создание Целевой группы CFPB было оспорено в иске, поданном в июне 2020 года в федеральный окружной суд штата Массачусетс Национальной ассоциацией защиты прав потребителей, Группой исследований общественных интересов США и профессором Кэтлин Энгель. В дополнение к заявлению о том, что создание и учреждение Целевой группы является незаконным, средство правовой защиты, испрашиваемое жалобой, включает судебный запрет, запрещающий Бюро полагаться или использовать какие-либо рекомендации или советы Целевой группы.CFPB подал ходатайство о частичном отклонении жалобы .

Через несколько минут после публикации отчет Целевой группы встретил критику со стороны групп защиты прав потребителей, включая истцов в иске, , которые опубликовали заявление , в котором они назвали Целевую группу «незаконной консультативной группой» и утверждали, что отчет «рекомендует изменения в защите прав потребителей, которые окажутся вредными для американцев, пытающихся пережить экономические последствия продолжающейся пандемии.”

Учитывая неизбежную смену администраций, существует значительная неопределенность в отношении того, каковы будут окончательные последствия рекомендаций Целевой группы.

Федеральных новостей по защите прав потребителей и других интересных материалов: март 2021 г.

Бюро финансовой защиты потребителей

Бюро финансовой защиты потребителей (CFPB или Bureau) подало в суд на платежную систему BrightSpeed ​​Solutions Inc. и ее бывшего генерального директора Кевина Ховарда за поддержку мошенничества с технической поддержкой через Интернет.CFPB утверждает, что ответчики сознательно обработали платежи на сумму более 71 миллиона долларов для клиентов, которые обманом заставляли потребителей, часто пожилых американцев, покупать дорогое и ненужное антивирусное программное обеспечение или услуги.

CFPB отменяет ряд заявлений о политике, чтобы гарантировать соблюдение промышленностью законов о защите прав потребителей. Бюро объявило об отмене семи заявлений о политике, опубликованных в прошлом году, которые предоставляли финансовым учреждениям временные возможности гибкости на потребительских финансовых рынках, включая ипотечные кредиты, кредитную отчетность, кредитные карты и карты предоплаты.Эти семь аннулирований, вступившие в силу 1 апреля, служат руководством для финансовых учреждений по соблюдению их юридических и нормативных обязательств. В связи с аннулированием CFPB уведомляет о том, что он намеревается осуществлять в полном объеме надзорные и исполнительные полномочия, предусмотренные Законом Додда-Франка.

CFPB подала в суд на компанию по облегчению бремени задолженности студентов Student Loan Pro и ее владельцев за якобы взимание с потребителей незаконных авансовых платежей на сумму более 3,5 миллионов долларов, некоторые из которых достигают 795 долларов.Бюро заявило, что ответчики нарушили запрет на внесение авансовых платежей, установленный Правилом телемаркетинга, и добиваются судебного запрета, возмещения ущерба потребителям и гражданских санкций.

CFPB опубликовал свой годовой отчет о жалобах, в котором выделено более полумиллиона жалоб, полученных в 2020 году. 542 000 жалоб — это почти 54% -ное увеличение по сравнению с 2019 годом. На жалобы по кредитным и потребительским жалобам приходилось более 58% полученных жалоб, за которыми следовали долги. инкассация (15%), кредитная карта (7%), проверка или сбережения (6%) и жалобы на ипотеку (5%).

CFPB вместе с четырьмя другими федеральными агентствами собирает информацию об использовании финансовыми учреждениями искусственного интеллекта (AI). Агентства запрашивают у общественности информацию о том, как финансовые учреждения используют ИИ в своей деятельности, включая предотвращение мошенничества, персонализацию обслуживания клиентов, кредитное андеррайтинг и другие операции.

Федеральная комиссия связи

Исполняющая обязанности председателя Федеральной комиссии по связи (FCC) Джессика Розенворсель объявила о своем первом наборе действий по борьбе с роботизированными вызовами, чтобы начать усилия по борьбе с нежелательными вызовами роботов.

FCC оштрафовала продавца по страхованию здоровья на рекордные 225 миллионов долларов за поддельные звонки роботов. Джон С. Спиллер и Якоб А. Мирс, работающие под названиями компаний, включая Rising Eagle и JSquared Telecom, якобы передали около 1 миллиарда поддельных роботов-звонков, ложно утверждая, что предлагают планы медицинского страхования по всей стране в течение первых четырех с половиной месяцев. 2019.

FCC разослала письма о прекращении телефонных разговоров шести поставщикам услуг голосовой связи, которые, как утверждается, постоянно нарушали руководящие принципы FCC по использованию вызовов с автоматическим набором и предварительно записанными голосовыми сообщениями.Это три канадские компании: RSCom, Stratics Networks и Third Rock Telecom, испытатель из Флориды — Yodel Technologies, британская компания Icon Global и компания из Нью-Джерси — IDT Corporation.

Федеральная торговая комиссия

Федеральная торговая комиссия (FTC) объявила, что направляет почти 50 миллионов долларов в качестве возмещения студентам Университета Феникса (UOP). Возврат средств связан с иском, который FTC подала против UOP, утверждая, что она использовала ложную рекламу, в которой ложно рекламировались ее отношения и возможности трудоустройства с такими компаниями, как AT&T, Yahoo !, Microsoft, Twitter и Американский Красный Крест.Федеральная торговая комиссия также утверждала, что реклама UOP создала ложное впечатление, будто онлайн-школа работала с этими компаниями над созданием возможностей трудоустройства для своих учеников и адаптации своей учебной программы для таких рабочих мест. В дополнение к почти 50 миллионам долларов прямых выплат некоторым учащимся, компенсация в размере 191 миллиона долларов включает 141 миллион долларов на аннулирование невыплаченных остатков, причитающихся непосредственно школе соответствующими учащимися.

Исполняющая обязанности председателя FTC Слотер и исполняющая обязанности директора CFPB Уэджио выступили с совместным заявлением относительно национального моратория на выселения во время пандемии, который недавно был продлен Центрами по контролю и профилактике заболеваний еще на три месяца.Кроме того, FTC предоставила рекомендации для потребителей и предприятий по предотвращению выселений. В связи с этим Белый дом опубликовал информационный бюллетень о межведомственных усилиях администрации Байдена-Харриса по поддержке арендаторов и домовладельцев.

FTC запускает новую инициативу, направленную на установление партнерских отношений с общественными организациями по оказанию юридической помощи с целью расширения охвата сообществ с низкими доходами, чтобы побудить их сообщать о мошенничестве и давать им советы, чтобы помочь в восстановлении. Инициатива Community Advocate Center предоставит организациям, предоставляющим бесплатные и недорогие юридические услуги, новый способ сообщить в FTC от имени своих клиентов о мошенничестве и других незаконных методах ведения бизнеса, с которыми столкнулись их клиенты.

FTC урегулировала обвинения в отношении приложения мобильного банкинга Beam Financial Inc. и его основателя и генерального директора Иинан Ду (a / k / a Aaron Du) по обвинениям в том, что компания ложно пообещала пользователям, что они будут иметь доступ к своим приложениям «24/7» средств и зарабатывайте на своих счетах высокие процентные ставки. Ответчикам запрещено предлагать такие услуги, и они должны полностью возместить пользователям средства в рамках урегулирования спора.

FTC заключила соглашение с владельцами мошенничества, нацеленного на потребителей из Латинской Америки с обещаниями богатства и финансовой безопасности.В жалобе, поданной в рамках проверки иллюзий доходов от операций FTC, агентство утверждало, что Moda Latina BZ Inc., Эстер Вирджиния Фернандес Агирре и Марко Сезар Сарате Кирос специально нацелены на латиноамериканских потребителей в испаноязычной рекламе на телевидении с ложными обещаниями доходов. дома.

FTC объявила, что она выдала заказы пяти производителям электронных сигарет, запрашивая информацию о продажах, рекламе и методах продвижения в 2019 и 2020 годах. FTC отправила заказы в JUUL Labs, Inc.; Р.Дж. Reynolds Vapor Company; Fontem US, LLC; ООО «Логик Технологии Девелопмент»; и NJOY, LLC.

FTC получила постановление суда, запрещающее предполагаемому мошеннику, работающему на дому, продавать возможности для бизнеса и использовать роботизированные звонки в соглашении с Randon Morris, National Web Design, LLC, B2B Website Design, LLC, Amazon Affiliate Program, LLC и R&C Консультация, ООО. Урегулирование включает судебное решение на сумму 2 миллиона долларов, действие которого частично приостановлено в связи с платежеспособностью ответчиков.

Ответчикам по двум делам FTC будет навсегда запрещено заниматься взысканием долгов в рамках урегулирования споров по обвинениям FTC, которые они угрожали потребителям судебным иском о взыскании несуществующих долгов. В жалобах, поданных в рамках принудительной проверки Operation Corrupt Collector, FTC обвинила National Landmark Logistics и Absolute Financial Services в использовании незаконных роботизированных звонков для отправки потребителям сообщений, которые угрожали исходом от судебных исков до арестов.

FTC заключила соглашение с компанией, которая обманчиво рекламировала свои телевизионные антенны SkyLink, что было эффективным способом для потребителей отказаться от подписки на кабельное или спутниковое телевидение и по-прежнему получать свои любимые каналы и премиальный контент. Предложенный заказ с Wellco, Inc. налагает судебное решение на 31,82 миллиона долларов против ответчиков. Вынесение судебного решения будет приостановлено после выплаты обвиняемыми 650 000 долларов Комиссии на основании их неспособности полностью оплатить судебное решение.

FTC отправляет платежи на общую сумму более 6 долларов.5 миллионов более чем 500 000 потребителей, которые пострадали в результате нарушения Интернет-магазином Fashion Nova Правил Федеральной торговой комиссии США по почте, Интернету или телефону. По данным FTC, Fashion Nova обещала потребителям быструю доставку их заказов, но регулярно не выполняла эти обещания, должным образом не уведомляла потребителей о задержках доставки и не давала им возможности отменить свои заказы и получить своевременный возврат средств. Компания также незаконно использовала подарочные карты для компенсации потребителям за неотправленные товары вместо возврата денег.Подарочные карты не считаются возмещением в соответствии с требованиями Правил почтовых переводов.

Комиссия по ценным бумагам и биржам

Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) подала иск о гражданском мошенничестве против человека из Калифорнии, который ложно утверждал, что владеет инсайдерской информацией, которую он продавал на сайтах инсайдерской торговли в темной сети. На самом деле, по данным SEC, Джеймс Роланд Джонс солгал о владении такой информацией, но продал ее нескольким пользователям, которые платили биткойны за чаевые и в конечном итоге торговали на основе информации, предоставленной Джонс.

Комиссия по ценным бумагам и биржам обвинила соучредителей uBiome Inc., частной компании по медицинским испытаниям, в вымогательстве у инвесторов 60 миллионов долларов, ложно изображая uBiome как успешный стартап с проверенной бизнес-моделью и сильными перспективами будущего роста. Успех компании из Сан-Франциско в получении дохода на самом деле зависел от того, что врачей обманом заставляли заказывать ненужные анализы и другие ненадлежащие методы. Схема окончательно раскрылась, и компания объявила о банкротстве.

Комиссия по ценным бумагам и биржам добилась экстренного замораживания активов и обвинила трейдера из Калифорнии в публикации ложных сообщений об акциях о несуществующей компании, при этом тайно получая прибыль, продавая свои собственные пакеты акций компании.Эндрю Л. Фассари использовал псевдоним @OCMillionaire в Твиттере, чтобы опубликовать в Твиттере ложные заявления о Arcis Resources Corporation (ARCS), несуществующей каннабисной компании в Неваде с публично торгуемыми ценными бумагами, в декабре 2020 года. Акции взлетели на 4000 процентов, и Фассари продал свои акции с прибылью более 929 000 долларов США.

Другие федеральные новости

Министерство образования США объявило о мерах по рационализации процесса принятия решений о предоставлении помощи заемщикам. Он отменяет формулу для расчета частичной компенсации и применяет оптимизированный подход к предоставлению полной компенсации в соответствии с положениями для требований защиты заемщиков, утвержденных на сегодняшний день.Департамент ожидает, что это изменение в конечном итоге поможет примерно 72 000 заемщиков получить 1 миллиард долларов в счет погашения кредита.

Центр жалоб на преступления в Интернете (IC3) Федерального бюро расследований опубликовал свой годовой отчет. В отчете о преступлениях в Интернете за 2020 год сообщается о 791 790 жалобах, что на 300 000 больше, чем в 2019 году, и об убытках, превышающих 4,2 миллиарда долларов, при этом наиболее часто регистрируемыми преступлениями являются фишинговое мошенничество, мошенничество с неплатежами / недоставкой и вымогательство.Жертвы потеряли большую часть денег из-за мошенничества, связанного с деловой электронной почтой, схем романтических отношений и доверия, а также мошенничества с инвестициями.

Федеральная корпорация по страхованию депозитов выпустила в марте 2021 г. «Основные положения по надзору за соблюдением требований потребителей». Цель данной публикации — повысить прозрачность деятельности FDIC по надзору за соблюдением требований потребителей и предоставить общий обзор проблем соблюдения требований потребителей, выявленных в 2020 году в результате надзора FDIC над государственными банками и сберегательными учреждениями.Это издание включает краткое изложение надзорного подхода FDIC в ответ на COVID-19, надзорные наблюдения, связанные с законами о защите прав потребителей, примеры методов, которые могут быть полезны для снижения рисков, нормативные изменения и ресурсы по соблюдению требований потребителей.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США направило письма с предупреждением двум компаниям о продаже продуктов, содержащих каннабидиол (CBD), в нарушение Федерального закона о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах. В частности, предупреждающие письма касаются предполагаемого незаконного сбыта неутвержденных лекарств, содержащих КБД.FDA не одобрило никаких безрецептурных лекарств, содержащих CBD, и, как утверждается, ни один из рассматриваемых продуктов не отвечал требованиям для законного сбыта без одобренной заявки на новое лекарство.

Налоговая служба предупредила о мошенничестве с подделкой под IRS, которое, как представляется, в первую очередь нацелено на образовательные учреждения, включая студентов и сотрудников, имеющих адреса электронной почты «.edu», и запрашивает такую ​​информацию, как номер социального страхования и PIN-код для электронной подачи. В подозрительных электронных письмах отображается логотип IRS и используются различные темы, такие как «Возврат налога» или «Перерасчет вашего платежа по возмещению налога».”Он просит людей щелкнуть ссылку и отправить форму, чтобы потребовать возмещение.

Прокуратура Восточного округа штата Вирджиния объявила об аресте семи веб-сайтов, связанных с пандемией COVID-19. Согласно судебным протоколам, США получили разрешение суда на арест четырех доменов, которые якобы являлись законными веб-сайтами Pfizer, Inc. («Pfizer»), в частности, «pfizermx.com», «pfizer-vaccines.com», «pfizerstockrate». .com »и« pfizerksa.com ». Кроме того, правительство захватило три веб-сайта, утверждающих, что они связаны с Международным чрезвычайным детским фондом Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) — в частности, unicefcovid19relief.com, unicefeverychild.com и unicefinternship.com. Хотя каждый из захваченных доменов претендовал на то, чтобы быть законными веб-сайтами Pfizer или ЮНИСЕФ, вместо этого казалось, что эти сайты были созданы для получения личной информации посетителей веб-сайтов в гнусных целях, таких как мошенничество или фишинговые атаки.

Другие статьи в этом выпуске:

Юрисдикция CFPB: дальнейшее расширение посредством своего мандата по защите прав потребителей

CFPB обладает исключительными полномочиями по надзору над депозитными учреждениями, активы которых составляют более 10 миллиардов долларов.Для этих депозитных учреждений CFPB является основным органом, устанавливающим правила и обеспечивающим соблюдение законов о защите потребителей, применимых к этим учреждениям. Для депозитарных учреждений с совокупными активами не более 10 миллиардов долларов их основными являются Совет Федерального резерва (FRB), Федеральная корпорация страхования депозитов (FDIC), Национальная администрация кредитных союзов (NCUA) или Валютное управление (OCC). регулятор.

Что не так хорошо известно, так это то, что, хотя эти федеральные агентства сохраняют надзорные и правоприменительные полномочия в отношении более мелких учреждений, раздел 1026 Закона Додда-Франка о реформе Уолл-стрит и защите прав потребителей (Закон Додда-Франка) разрешает CFPB направлять своих экспертов. на выборочной основе для проверок этими другими федеральными агентствами с целью оценки соответствия требованиям Федерального закона о потребительских финансах.CFPB также уполномочен требовать от небольших депозитных учреждений предоставлять отчеты непосредственно в CFPB, и если CFPB определяет, что имеет место несоблюдение, CFPB может передать правоприменительные меры в эти другие федеральные агентства. Недавно OCC объявил, что у него есть протоколы для планирования экзаменов и координации надзорной деятельности с CFPB. Результатом этого является то, что эти более мелкие депозитные учреждения, местные банки и региональные банки с совокупными активами менее 10 миллиардов долларов фактически подлежат дополнительному надзору со стороны CFPB.

Более мелкие депозитные учреждения — не единственные организации, которые подлежат надзору со стороны CFPB. Благодаря своему широкому мандату CFPB может регулировать широкий круг финансовых транзакций, которые ранее либо слабо регулировались, либо не регулировались вообще.

Расширенный мандат
Закон Додда-Франка предоставил CFPB широкие полномочия по принятию регулирующих и нормотворческих полномочий в соответствии с многочисленными существующими законами о защите прав потребителей и по принятию новых нормативных актов.В частности, CFPB имеет право регулировать любое «лицо, на которое распространяется действие страховки», то есть «любое лицо, которое занимается предложением или предоставлением потребительских финансовых продуктов или услуг». Определение «потребительский финансовый продукт или услуга» обширно и охватывает различные операции, в том числе:

  • Осуществление депозитной деятельности
  • Предоставление кредитов (например, кредитных карт) и обслуживание кредитов, включая ипотеку
  • Обналичивание чеков, инкассация чеков или услуги по гарантии чеков
  • Выступление в качестве хранителя средств или любого финансового инструмента для использования клиентом или от имени клиента
  • Перевод или обмен денежных средств
  • Оказание услуг по расчету с недвижимостью
  • Сбор, анализ, поддержка или предоставление информации из отчетов потребителей или другой информации об учетной записи
  • Предоставление потребителям определенных финансовых консультационных услуг по отдельным финансовым вопросам или связанным с собственными финансовыми продуктами или услугами
  • Продление или посредничество в аренде личного или недвижимого имущества
  • Продажа, предоставление или выпуск хранимых ценностей или платежных инструментов (например,грамм. подарочные карты)
  • Взыскание долга, в том числе обращение взыскания на имущество

Это определение ставит под наблюдение CFPB многих юридических и физических лиц, транзакции которых исторически не подлежали всестороннему регулированию. Недепозитные финансовые компании, студенческие кредиторы, службы денежных переводов, эмитенты предоплаченных карт, поставщики услуг по облегчению долгового бремени и обналичивающие чекы — это организации, которые либо слабо регулировались, либо не регулировались вообще до принятия закона Додда-Франка.CFPB не только регулирует эти организации, но CFPB имеет возможность распространить свой надзор на другие компании, если они участвуют в предоставлении кредита или продают финансовый продукт или услугу. Автомобильные дилеры, брокеры по недвижимости, бухгалтеры, составители подоходного налога, агенты по недвижимости, а также различные розничные торговцы и продавцы нефинансовых товаров — это другие субъекты, которые могут соответствовать определению «застрахованного лица». Даже некоторые поверенные попали в сферу компетенции CFPB. В январе 2013 года CFPB издал правило, согласно которому любое юридическое лицо с годовой выручкой от деятельности по взысканию потребительского долга более 10 миллионов долларов считается «более крупным участником» и подчиняется надзорному органу CFPB.Этот шаг привел к юрисдикции CFPB многих компаний по взысканию долгов, в том числе юристов по взысканию долгов, которые взыскивают долги в судебном порядке.

Регулируются более крупные участники и поставщики услуг
CFPB также имеет право контролировать определенных небанковских «крупных участников», которые предоставляют потребительские финансовые продукты или услуги. На сегодняшний день CFPB использовал это право 5 раз для расширения своей юрисдикции на небанковские компании на рынке.Помимо компаний по взысканию долгов, CFPB также имеет юрисдикцию или предлагает юрисдикцию в отношении «более крупных участников», которые являются обслуживающими студенческие ссуды, агентствами кредитной отчетности, небанковскими автомобильными финансовыми компаниями и операторами денежных переводов, участвующими на рынке международных денежных переводов.

Поставщики услуг для крупных депозитных учреждений и «защищенных лиц» также подлежат надзору со стороны CFPB, что удивило многих из этих организаций. В соответствии с разделом 1026 «поставщик услуг» — это любое лицо, которое «предоставляет материальные услуги покрываемому лицу в связи с предложением или предоставлением таким покрываемым лицом потребительского финансового продукта или услуги.«Это включает в себя лицо, которое« (i) участвует в разработке, эксплуатации или обслуживании потребительского финансового продукта или услуги; или (ii) обрабатывает транзакции, относящиеся к потребительскому финансовому продукту или услуге ». По мере того как все больше и больше банковских услуг становится автоматизированным и технологичным, банки передают на аутсорсинг различные платежные функции и услуги, связанные с кредитными картами, ссудами и другими банковскими услугами, третьим сторонам. Например, банки, предлагающие кредитные карты, часто используют сторонних процессоров, которые разделяют ответственность за прием и обработку платежей по кредитным картам.Такие сторонние фирмы могут также участвовать в транзакциях по кредитным картам, открывая счета по кредитным картам, направляя транзакции по кредитным картам в сети или управляя отношениями между различными предприятиями, которые участвуют в транзакции по кредитным картам. Недавно появились предположения, что Apple подлежит регулированию как «поставщик услуг», предлагая Apple Pay. CFPB дал понять, что будет контролировать пространство мобильных платежей, и начал расследование использования мобильных финансовых услуг потребителями.

Что ждет CFPB дальше?
Директор CFPB Ричард Кордрей назвал себя «полицейским в ритме» в вопросах, касающихся потребителей, и уже предпринял принудительные меры против широкого круга компаний, предлагающих потребительские финансовые продукты и услуги. Недавно компания Cordray «обнаружила дискриминацию при автокредитовании» в банках и предпринимает правоприменительные меры в отношении более крупных банков и небанковских организаций, занимающихся автокредитованием. CFPB предложил правило надзора за небанковскими автомобильными финансовыми компаниями, которые выдают, приобретают или рефинансируют 10 000 или более кредитов или договоров аренды в год.Это приведет к тому, что под юрисдикцию CFPB будет подпадать около 38 компаний по финансированию автомобилей, на которые приходится примерно 90% всех небанковских автокредитов и лизинга. CFPB также недавно принял меры против агентств по страхованию титулов за незаконные реферальные соглашения quid pro quo, ипотечных услуг за нарушение новых правил обслуживания ипотеки, и опубликовал отчет, в котором говорится, что владельцы промышленных домов платят более высокие процентные ставки по своим кредитам, чем заемщики, построить свой дом на месте. По мере расширения сферы действия CFPB компании, подпадающие под юрисдикцию CFPB, могут ожидать увеличения обязательств по отчетности наряду с усилением проверки и правоприменения.

Министерство торговли и по делам потребителей

BREG отвечает за обработку и обслуживание для публичного доступа, регистрации корпораций, полных и ограниченных товариществ, товариществ с ограниченной ответственностью, компаний с ограниченной ответственностью, торговых наименований, товарных знаков, знаков обслуживания и прав на публичные названия.

CATV выдает франшизы компаниям кабельного телевидения на Гавайях. CATV регулирует тарифы на базовый уровень обслуживания и сопутствующее оборудование, а также затраты на установку, контролирует качество обслуживания и обрабатывает жалобы абонентов по вопросам кабельного телевидения.Директор DCCA издает условия франшизы и требования к компаниям кабельного телевидения посредством Решений и Распоряжений. Директор также, по своему усмотрению, получает консультации по вопросам политики Кабельным консультативным комитетом, пять (5) членов которого назначаются губернатором. Время от времени CATV также заключает контракты с внешними консультантами, и их отчеты представляются Директору и становятся доступными для общественности через веб-сайт CATV. Наконец, CATV заключает договорные соглашения с частными некоммерческими организациями для управления государственными, образовательными и государственными каналами (PEG), предоставляемыми операторами кабельного телевидения, и их эксплуатации.

DCA — агентство штата, созданное для защиты и представления интересов потребителей перед Комиссией по коммунальным предприятиям Гавайев, Федеральной комиссией по связи и другими местными и федеральными агентствами. Эти организации обладают регулирующей юрисдикцией в отношении коммунальных услуг, включая производство электроэнергии, телекоммуникационные услуги, синтетический природный газ, воду и сточные воды, транспорт и другие аналогичные коммунальные услуги. Подразделение оказывает помощь и представляет потребителей коммунальных услуг в целом, а не отдельного клиента или выбранную группу людей.

Отдел финансовых институтов (DFI)

DFI обеспечивает безопасность и надежность финансовых учреждений, учрежденных государством и лицензированных государством, и обеспечивает соблюдение нормативных требований лицензированными государством финансовыми учреждениями, депозитариями условного депонирования, службами денежных переводов, обслуживающими ипотечными кредитами, организациями, предоставляющими ипотечные кредиты, и компаниями, предоставляющими ипотечные кредиты, путем справедливого администрирования применимые законы и правила для защиты прав и средств вкладчиков, заемщиков, потребителей и других представителей общественности.

Страховой отдел (INS)

INS отвечает за надзор за страховой отраслью в штате Гавайи, которая включает страховые компании, страховых агентов, самостраховщиков и пленных. Подразделение обеспечивает предоставление потребителям страховых услуг, отвечающих приемлемым стандартам качества, справедливости и надежности, по справедливым ценам, путем установления и обеспечения соблюдения соответствующих стандартов обслуживания. Подразделение обеспечивает лицензирование, надзор и регулирование всех страховых операций в государстве.Предоплаченные юридические услуги также входят в обязанности подразделения.

Офис административных слушаний (OAH)

OAH отвечает за проведение административных слушаний и вынесение рекомендуемых или окончательных решений для всех подразделений Министерства торговли и по делам потребителей, которые обязаны проводить слушания оспариваемых дел в соответствии с положениями глав 91 и 92 пересмотренного устава Гавайев.

Управление защиты прав потребителей (OCP)

OCP была создана в 1969 году для защиты интересов потребителей и законного бизнеса.Основная цель офиса — продвижение справедливой и честной деловой практики путем расследования предполагаемых нарушений законов о защите прав потребителей, принятия юридических мер, направленных на прекращение недобросовестной или вводящей в заблуждение практики на рынке, а также путем просвещения потребителей и бизнеса относительно их соответствующих прав и обязательства.

Отдел профессионального и профессионального лицензирования (PVL)

PVL отвечает за выполнение положений о лицензировании 52 различных профессий и специальностей.Двадцать пять (25) советов и комиссий по лицензированию административно прикреплены к DCCA / PVL, а также двадцать семь (27) программ лицензирования (без совета или комиссии). Подразделение оказывает кадровую поддержку советам по лицензированию, обрабатывает заявки, лицензии, рассматривает и обрабатывает обновления, а также ведет лицензионный учет. Подразделение обеспечивает руководство по надлежащему применению лицензионных законов и административных правил для 52 лицензионных участков.

Бюро жалоб регулируемых отраслей (RICO)

RICO — это правоохранительный орган более чем сорока пяти профессиональных советов, комиссий и программ, административно прикрепленных к департаменту.RICO получает, расследует и преследует возможные нарушения лицензий, включая нелицензионную деятельность. RICO также администрирует Государственную сертифицированную арбитражную программу (SCAP) — программу «Лимонные автомобили» для рассмотрения претензий по «лимонным» транспортным средствам. У RICO есть офисы в Гонолулу, Хило, Кона, Вайлуку и Лихуэ, а в его штат входят следователи, адвокаты и канцелярские помощники.

Правительство защищает нашу еду и автомобили. Почему не наши данные?

В этом трактате профессор Уоррен утверждал, что новые финансовые продукты намного превзошли защиту потребителей, что позволило недобросовестным кредиторам охотиться на уязвимых американцев.Четыре года спустя Конгресс учредил Бюро финансовой защиты потребителей. (Администрация Трампа недавно ограничила роль агентства.)

Мощные компании, которые собирают и монетизируют личные данные американцев, теперь сталкиваются с аналогичной расплатой.

«Масштабы и масштабы использования, а также злоупотреблений и неправомерного использования ошеломляют», — сказал мне сенатор Ричард Блюменталь, демократ от Коннектикута. В качестве средства правовой защиты он хочет, чтобы Конгресс учредил либо новое агентство, либо новое бюро по защите данных в рамках F.T.C. «Нужен какой-то правоохранительный орган», — сказал он. «Так или иначе, это должен быть настоящий сторожевой пес».

Ранее в этом году более дюжины групп потребителей обратились в Конгресс с просьбой ввести базовые меры защиты конфиденциальности для потребителей и создать новое агентство по защите данных, чтобы обеспечить их соблюдение. Эксперты по гражданским правам говорят, что автономный регулятор данных необходим для защиты потребителей от алгоритмов, которые могут автоматически перенаправить их в пагубное русло — например, подтолкнуть их к хищническим займам или к отказу от вакансий.

Рашад Робинсон, президент группы гражданских прав Color of Change, сказал, что его организация в течение последних нескольких лет изо всех сил пыталась убедить Facebook и Google прекратить позволять хищным кредиторам использовать свои платформы для нацеливания на малообеспеченных афроамериканцев. В августе Google запретил кредиторам с высокими процентами открывать свой магазин приложений Google Play. «Они сделали это из-за давления, а не потому, что их привлекают к ответственности», — сказал Робинсон. «Без такого рода агентства, которое должно было бы обеспечивать подотчетность отрасли, мы все расплачиваемся за это.

Но даже если Конгресс учредит новое агентство, фундаментальные вопросы о подходах страны к защите данных останутся. Следует ли разрешить регулирующим органам вмешиваться только после того, как американцы понесли конкретный ущерб от неправомерного использования данных, например, кражи личных данных или финансовых средств? Или же нарушение права человека контролировать свои личные данные должно рассматриваться как ущерб само по себе, независимо от того, может ли быть продемонстрирован более конкретный ущерб?

Руководители Кремниевой долины часто и справедливо утверждают, что стандарт конкретного вреда помог американской технологической индустрии создавать онлайн-сервисы, которым теперь позавидует весь мир, в то время как модель, основанная на правах, является основной причиной, по которой европейские компании в основном не имею.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *